//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Огненная земля » Вулкан Шагриар


Вулкан Шагриар

Сообщений 51 страница 100 из 118

1

http://s0.uploads.ru/D3H2N.png

"Я нигде не чувствовала себя в большей безопасности".
- Катла, металлическая драконица.


"Просто отвратительное место: жара, духота, воняет серой. Если вы не видели Шагриар, считайте, что ничего не потеряли, это всего лишь  огромная дрожащая гора. Впрочем, когда по нему стекает лава, он начинает выглядеть довольно живописно... нет, я пойду, пожалуй, не могу тут больше находиться".
- Дракон-путешественник, оставшийся неизвестным.

Огромный вулкан, возведённый Духом Огня и ставший его обителью. Плотный смог, затянувший почти всю территорию стаи, исходит именно из жерла Шагриара, поэтому здесь концентрация испарений наиболее высока.
Время от времени он извергается, подчиняясь настроениям своего владельца, и потоки лавы стекают по склонам, впадая в Лавовое озеро. В расселинах можно найти гнёзда дракониц стаи Огня, которые предпочитают высиживать яйца, находясь под присмотром Духа. Ни один хищник не рискнёт подойти к надёжно охраняемым гнёздам.
Логово самого Фламментайна находится в кратере вулкана. В него можно попасть сверху, влетев, или можно войти, поднявшись по склону, с одной из четырёх сторон. Широкие площадки у входов удобны для приземления и взлёта, и с каждой из них открывается великолепный вид на Пламенные земли, а в ясную погоду можно разглядеть блеск Серого моря и белеющие вершины Сеарива.
В те недели, когда Шагриар спит, здесь не так уж и жарко.
Внутри кратера нет ничего особенного или ценного, только несколько пещер, в которых Духи Огня и Лавы, а также их дети ночуют время от времени.

[h1]Дополнительная информация[/h1]

Звуковой фон территории

0

51

Дух извлёк ещё один чешуйный обломок, отложил его в сторону, хмуро воззрившись на потомка.
- С тобой позже разберусь, - процедил он, - сиди тут и попробуй придумать хоть сколько-нибудь достойную причину столь длительного отсутствия.
Раздражало всё. От болезненного зуда раны, протянувшейся по боку от лопатки и почти до бедра, до отголосков плача снаружи, и дрожь вулкана от ворочавшихся внутри него сил, и нависшая необходимость присутствовать на скучнейшем из мероприятий – Совете. Выдув из ноздрей едкое дымное облако, Фламментайн уставился на Ядриго – мысли у того были вполне толковые.
- А ты? Втереться в доверие сумеешь? – спросил дракон, маскируя возникший интерес за мрачным и ровным тоном, - меня-то она знает, мать наверняка ей рассказала всё… что было и чего не было. Ты – фигура, которая маячила перед глазами Аллинэи на порядок реже.
Фламментайн задумчиво поскрёб подбородок, не сводя с заместителя глаз.
- Может, она даже видела что-то, чего не заметил я, и поделится этим? Не мог же Фауст подстроить гибель собственной матери.
Дух печально покачал головой и снова начал самозабвенно расчёсывать рану.

0

52

Ядриго, кроме ведения основной беседы, слушал попутно и разговор с наследником. Похоже было, что отец решил воспитать сына и проконтролировать его, хотя и такая долгая пропажа не могла не остаться или не отразиться. Однако, и Гротхаур чего-то недоговаривал, скорей всего. Даже не рассказал, что он там делал. Очевидно было, что выдумал, но Риго пока молчал по этому поводу и слушал. Делал выводы.
Другое дело, что нынче актуальна стала поговорка "инициатива наказуема". Поскольку сейчас Риго самого едва ли не отправляли на свидание с дочкой, а формально, это можно было бы расценить как сватовство. Хотя это ещё как посмотреть, Риго не против обоих вариантов. И его задумчивость быстро пропала, когда он услышал об этом фразу. С выражением молчаливого спокойствия он посмотрел на Фламма, потом на Гортхаура, оценил теоретически их возможности в этом деле и пришёл к выводу.
- Да, смогу. Со временем, не сразу. Здесь будет зависеть всё не только от меня, но и от неё.
И тем не менее, ответ был дан уверенный, хотя сам Риго колебался, была лишь вероятность. насколько велика вероятность тоже не известно, потому и сказать заранее было сложно, но требовался чёткий и точный ответ. И этим ответом он подписал себе командировку на земли стаи тьмы. Потом дух изрёк ещё фразу, касательно предполагаемого убийцы, и тут снова нашлось что сказать.
- Согласен с вами. Но представители той стаи не отличаются большой честностью, потому всё может быть. Это политика и борьба за власть. Если Фауст был прямым наследником, то вполне мог. Если знал, что ему что-то хорошее от этого будет. Если же нет, то он как вариант уходит в сторону, но как подозреваемый не отпадает.

0

53

- С тобой позже разберусь. Сиди тут и попробуй придумать хоть сколько-нибудь достойную причину столь длительного отсутствия. - Гортхаур только немного удивленно приподнял бровь. Ему показалось или Фламментайн решил заняться его воспитанием? Он не думает, что для этого уже немного поздновато? Где-то на три с половиной тысячи лет опоздал. И, если отец будет думать, что Горт будет выслушивать его нотации и укоры спокойно, то он глубоко заблуждается. Но с другой стороны, устраивать семейные разборки в присутствии Заместителя Главы тоже не очень-то и хотелось. В особенности если и он тоже будет влезать со своими советами.
Нахмурился, принимаясь раздраженно постукивать хвостом по каменному полу пещеры. Гортхаур явно не собирался выдумывать никаких достойных причин по его отсутствию. У него была одна и довольно веская. Да и отсутствовал он не так уж и долго. Может около семи дней или чуть побольше... Или меньше. Ему было тогда не до слежения за временем.
Слушая планы Главы и Зама по привлечению дочери Аллинэи в число их союзников, Дух невольно задумался. А на сколько велики шансы втереться в доверие ему? Ведь он никогда не попадался ей на глаза. Ну... Кроме Руин. Но и там вряд ли она обратила бы на него внимание, убитая горем из-за смерти матери. Но, если подумать, то и подступиться к ней сейчас будет сложно. Наверняка её будут сейчас опекать все, кому не лень. Выбросив из головы все мысли по поводу дочери Аллинэи, Гортхаур шумно выдохнул и уставился на выход из пещеры, дожидаясь, когда все-таки его соблаговолят отпустить.

0

54

- Естественно, он прямой наследник, - фыркнул самец, обдав собеседников очередным дымным облаком, - наследник силы Арамэльминдиз и её поста. Кто, как не первенцы Духов занимают место своих родителей у вершины стаи. Все мотивы у него… ему пять тысяч лет, среди потомков Духов он самый старший.
Фламментайн коротко взглянул на примолкшего Гортхаура и вновь уставился на Пепла. Возможно, Иррлуа скажет что-то важное на первом завтрашнем Совете, но скорее всего она будет настолько испугана, что и слова не вымолвит. Но позже, при приватной беседе, наверняка выложит всё, что знает.
Дух тяжело поднялся, похромав по направлению к Ядриго, и остановился почти вплотную к нему.
- Встреться с Иррлуассой. Изобрази участие… сожаление об утрате. Как можно скорее, пока рана, - Фламментайн коснулся собственной груди, - не затянулась и её рассудок не стал твёрже.
Думать было сложно. Сказывалась усталость, ночь, проведённая на корнях – ноющую боль в костях Фламментайн приписывал именно неудобному ложу. И безумное сражение под конец.
- Эта тварь из Руин, лич, он что-то говорил, - припомнил вдруг Дух, оглянувшись на сына, – Что-то про кровь и покой. Горт, эти твои штучки с кровью… Я полагаю, твоё отсутствие никак не связано с потерей умений? На Элтене было много крови, в Руинах – ещё больше. Хочу, чтобы ты вернулся туда. Может, пролитая кровь тебе что-нибудь подскажет. Посмотрим, на что ты годишься.
Причина отсутствия Фауста возле Темнейшей в момент её гибели занимала Фламментайна всё больше, и уверенность в том, что он мог подставить Арамэльминдиз, росла с каждой минутой. Пять тысячелетий он просидел под крылом у матушки, неудивительно, что в конце-концов ему захотелось самостоятельности. А вот огненной стае стоило на время притихнуть. Элтенская битва унесла слишком много драконов, а дичи становилось всё меньше и меньше. Того и гляди, придётся ползать на брюхе, как Ксора, выпрашивая у светлой стаи помощь.

0

55

Догадки оказались верны, что, впрочем, было не сложно, даже из той не большой информации, что рассказал Фламментайн. А значит, это было просто очевидно, если переварить информацию должным образом. И тем не менее, это уже давало ключ к подсказке об истинном убийце. Это.... Дворецкий! Стоп, там нет дворецкого. В любом случае, это тогда может быть тот, кто имеет связи с Наследниками, установленные до гибели Дочерей. Чтобы потом уже использовать Наследников как инструменты в своих руках, но даже это слишком легко. Или слишком невозможно. Тогда идёт целая цепочка, которую трудно вывести на чистую воду и которая может прерваться в любой момент. Сложно сказать, кто умрёт завтра и почему. Не исключено, что это может быть какой-то властолюбивый одиночка, потому как их сложнее всего вычислить, их мало кто знает в морду. Другой вопрос, что теперь будет дальше.... Просто сейчас неуместен. Нужно жить сегодняшним днём.
Твёрдая и хромая походка Фламментайна выглядела очень гордо и внушающе, было видно сразу, где настоящий ветеран войн. Пепел смотрел на всё спокойно не слишком и скрывая своё удивление под ещё большим вниманием к словам Главы. И учитывая срочность такой вести, такого задания, Риго поклонился с одной единственной фразой.
- В таком случае, вылетаю немедленно.
Всегда оставалась вероятность успеха. Будь на то не много смекалки или везения, все шансы в лапах того, кто их хочет использовать. В любом случае, убеждение всегда было хорошим оружием в любой ситуации. Еслиб ещё и спонтанные видения помогли тут, но они никогда не приходят заранее. Всегда только тогда, когда надо. Когда нить судьбы соприкасается напрямую с разумом, как временами обосновывал это Риго. И в таких мыслях уже приподнял крылья и плавно зашевелил хвостом, будучи в полной готовности действительно отправиться прямо сейчас.

Отредактировано Ядриго (25 Мар 2013 18:41:52)

0

56

Выслушав Главу, Гортхаур сначала не смог сдержать удивленного взгляда. Это его отец так шутит? Или, может быть, он в битве получил какую-нибудь черепно-мозговую травму? Но поняв, что тот не шутит и вполне серьезен, Дух нахмурился, не скрывая своего раздражения и недовольства.
- То есть, вместо того, чтобы сказать мне об этом, когда мы еще были непосредственно в самих Руинах, Вы мне сейчас, на ночь глядя, при чем в явную непогоду, предлагаете отправиться черт знает куда, за тысячи миль отсюда? - Духом постепенно овладевала злость. И дело было даже не в подобном приказе, а в последней фразе, произнесенной Фламментайном. Посмотрим, на что Горт сгодится? То есть, они тут все думают, что Дух для них бесполезен? Его способности после битвы на Элтене только возросли! При чем неоднократно! Так что сомневаться в этом, Горт считал оскорбительным. Или подобное отношение он заработал, когда исчез на несколько дней, не дожидаясь окончания битвы? Ну, тогда извините, что Горт чуть было не сошел с ума от боли. Ох, не было бы тут Ядриго, он бы затеял ссору со своим отцом. Уж это дело Дух любил еще больше, чем пользоваться магией Крови.

0

57

- Попутного ветра, - пожелал Фламментайн в сторону Риго, отходя в сторону и собираясь улечься. Ему стоило поторопиться: до Совета осталось совсем немного времени.
И в этот самый момент Горт высказал своё фи по поводу отданного приказа. Дух вскипел моментально, сорвавшись с места и крепко ударив лбом в его собственный лоб. Багровые глаза замерли напротив жёлтых.
- После Элтена ты провалился в какую-то бездну, явился только под конец битвы в Руинах, не в состоянии объясниться, - захрипел дракон, роняя с каждым произнесённым словом язычки пламени, - ты где мозги полоскал? Я открою портал, ты отправишься в проклятые Руины и сделаешь то, что сказано!
Повисев над Гортом ещё мгновение для острастки, Фламментайн выпрямился, вставая на задние лапы и не сводя с сына злобно пламенеющего взгляда.

0

58

Ядриго поклонился и спешно направился к выходу из пещеры, чувствуя, как накалялась обстановка. Прямо как вулкан, который собирался взорваться уже и агрессивно курил. И момент настал, когда Гортхаур не выдержал и высказал всё, что накипело. Риго в этот момент оставалось только не попадаться под лапу, ведь его уже послали куда подальше. Фламментайн тоже совсем не стал сдерживаться, а пепел, наблюдая за тем, как отец и сын так горячо любят друг друга, молча усмехнулся и вышел из пещеры. Оказалось, уже солнце ушло за горизонт и настала ночь, когда Земли Огня казались особенно прекрасны. Взлетая прямо в прыжке с площадки, Риго расправил крылья и поймал крыльями горячие потоки воздуха. Ещё пара взмахов и набрал высоту, которая была нужна для хорошего полёта. Потом в голове представил карту, которую сам придумал, куда направляется и куда ему надо и выбрал нужный курс. Почти безошибочно, не первый год летает. И сверху ему представилась возможность увидеть происходящее внизу. Лавовове озеро отлично виднелось вдалеке, вулкан ещё лучше и вблизи, и все они своим ярким красным светом спорили с ночью, устанавливая свои правила в этом мире. Эта борьба навевала ощущение большого великолепия, которое можно только увидеть. Особенно учитывая большую вулканическую активность Шагриара. И тем не менее, ветер действительно оказался попутным и с ним спорить не пришлось. Лишь быстрее дракон полетел к границе стай.

----------------> Глушь

0

59

На выпад своего отца, грозно нависавшего над Гортхауром, Дух никак не отреагировал. Нет, то есть отреагировал, но морда оставалась спокойной и хмурой. Невозмутимо посмотрев в злые глаза Главы, Горт покосился на выходящего из пещеры Ядриго. Как только хвост Заместителя скрылся, тогда уж дал себе волю.
- Хотите знать, что случилось на Элтене? Хорошо, я Вам скажу, что случилось. – дракон продолжил сидеть как ни в чем не бывало, однако злости в его голосе было предостаточно. – Я сражался получше многих воинов или магов из нашей стаи. И что я получил взамен? Вместо наград, благодарностей и восхищенных взглядов самок, мне досталась такая  всесжигающая агония от Светлого мага Разума, что самое раскаленное пламя покажется еле теплым. И никто в тот момент даже не обратил на меня, сходящего с ума от боли, никакого внимания. Даже Вы пролетели мимо. Мне пришлось покинуть битву, чтобы попытаться выжить, но, как только я пришел в себя и вернулся в стаю, то узнал, что ваш отряд уже отправился в Руины. Разумеется, используя порталы, можно в момент оказаться в любом месте, но мне пришлось лететь туда на своих крыльях! Уж извините, что я прибыл под самый конец сражения!
Гортхаур сам не заметил, как голос приобрел рычащие нотки. Как его вообще смеют обвинять в чем-либо? Да радоваться надо, что Наследник остался жив! А он снова получает одно порицание. Или Глава вообще не рад, что его сын вернулся, пусть и психически травмированный? Глубоко уязвленный, Горт поднялся на лапы.
- Можете открывать Ваш портал… У меня больше нет никакого желания тут находиться.

0

60

Фламментайн медленно опустился на все четыре конечности. Только что распахнутые, крылья его сложились на боках, слегка подрагивая, и на Горта он смотрел теперь не сказать, чтобы с жалостью, но без прежней злости уж точно. Огненных драконов было теперь не так много, как прежде, и стая переживала не лучшие свои дни. Рад ли он был возвращению сына? Безусловно. Рассказывать ему сейчас, что в той битве он сам едва держался на крыле, чувствуя, что силы, высосанные амулетом Темнейшей, покидают его тело, и, слитые воедино с её собственной магией и энергией Верраяла, превращаются в тёмный вихрь, опустошающий территорию Водных? Попытаться объяснить, что не всякая боль, насланная рядовым магом, сравнится с чувством, будто Нить, соединяющая его с Источником, вот-вот оборвётся?
Это показалось Фламментайну бессмысленным. Только птенцы спорят в подобном ключе, пытаясь доказать друг другу, кому тяжелее пришлось во время занятий с учителем.
В Руинах сейчас было безопасно, как никогда раньше. Лич издох, а хищники Севера были слишком напуганы, чтобы вернуться туда в ближайшее время. Дух поискал в памяти координаты, к которым можно было бы привязать портал, и вспомнил огромный камень в развалинах,  на который опирался лапами, стоя, перед самым началом битвы.
За спиной Гортхаура вновь разгорелся портал, дохнувший ночным холодом и вонью сотен трупов.
- Иди, - кивнул он на огненное кольцо. – Вернёшься, как только сможешь.
Отвернувшись, Фламментайн похромал вглубь пещеры, намереваясь свалиться там у самого магмового кратера и проспать ближайшие лет двести.

0

61

Высказавшись, Гортхаур чуть ли не с открытой ненавистью смотрел на своего отца, представляя как красиво будет смотреться Глава, если применить к нему магию Крови и Дезинтеграцию. Уж сил и умения у дракона хватит, чтобы кровь Фламментайна равномерно покрыла периметр пещеры. А вот на то, чтобы заполучить эту самую кровь, увы нет. Поэтому Духу и оставалось только мечтать об этом. Он и не жаждал того, что его будут жалеть, ведь отчасти Горт сам виноват, что подставился под тот удар светлого мага. Да и если Глава начнет проявлять к нему подобные чувства, то Наследник первым же делом постарается упечь своего папашку в пещеру, оббитую мягкой кожей, для его же безопасности .
Стоило только порталу открыться, как Гортхаур развернулся к Фламментайну хвостовой областью и молча направился обратно в Руины. Хотя на самом деле, он бы с радостью полетел отсюда к какой-нибудь самочке, чтобы более приятно провести эту ночь, чем вдыхать дивные ароматы разлагающихся тварей. От этого запашка он явно потом будет долго отмываться.
- Вернёшься, как только сможешь. - услышал он за своей спиной голос Главы. Чуть повернув в его сторону голову, презрительно фыркнул в ответ.
- Вернусь, когда посчитаю нужным... - И больше не желая тратить время на подобные разговоры, нырнул в портал.

----------> Руины

0

62

Фламментайн захлопнул портал за спиногрызом так стремительно, что едва не откроил тому хвост. Раздражение от происходящего кругом не проходило, набухая где-то под рёбрами, накапливаясь и расплываясь так, будто было чем-то материальным, вроде опухоли или кровоподтёка. Дракон гневно вдарил хвостом по стене пещеры, оставив там выбоину, и поковылял вглубь, к кратеру, наконец-то позволив себе действительно хромать – а не слегка подволакивать лапу, демонстрируя силу собственного тела, и духа, и Звёзды там знают, чего ещё.
Взбираться на потолок, по своему обыкновению, не было никакого желания и возможности. Марш-бросок до Руин и побоище, последовавшее за этим, действительно отбирали энергию, особенно в таком отдалении от родной земли.
Но сейчас всё изменится. Магма медленно курсировала где-то глубоко, невероятно глубоко в гигантском вертикальном тоннеле, именуемом кратером. Где-то там оканчивалась мудрёно запутанная Нить Фламментайна, оттуда неодушевлённая стихия пополняла силой ту, что была оживлена магией творения.
Самец рухнул на краю кратера, медленно закрыв глаза. Пасть кривилась вслед за горькими мыслями. Он отчётливо ощущал собственную ничтожность по сравнению со Звёздной расой – и в размерах, и в запасе сил, и в способностях. Один трухлявый драколич разом наворотил столько дел – а что могла одна живая Звёздная? А целая стая таких, как она? Сотни миров, которые могли быть созданы, но не появились; тысячи существ, которые населили бы эти реальности, проносились перед внутренним взором Фламментайна – и он, один из сильнейших созданий, населяющих эту планету, чувствовал себя жалким и бесполезным, насмешкой над силами, которые были подвластны потом только Великим Дочерям – и теперь уже мёртвыми.
Духу казалось, что само основание мира пошатнулось с их смертью. Он ещё будет стоять, но эпоха великих творцов ушла, и с этим ничего нельзя было сделать.
Мысли были слишком тревожными, однако Фламментайн в конце-концов умудрился уснуть. Усталость взяла своё.

0

63

======Начало игры======
Пожалуй, только такие трудоголики, как Кайра, не спали сейчас, ранним утром. Строптивая самка уже успела пнуть патрульных, чтоб пошевеливали задницами и топали границы охранять, а не самкам постельки греть и заниматься чревоугодием. Если драконы ленились - лучшего "салдофона" и "главного по пинка", чем Алая, вряд ли вы найдёте - хвостом отлюбит по всем местам и глазом не моргнёт. Там, где царит раздрай, её мощная женская хватка заставляла поджимать хвост и идти работать, иначе есть риск оплучить по яйцам святому.
Вот и сейчас, направляясь в сторону Шагриара, где уже был замечен вернувшийся с экспедиции Глава, Айри своим знаменитым командирским тоном раздавала каждой сонной мухе ударную дозу децибелов для встряски, ну, либо досрочного обретения глухоты - тоже вариант. Некоторые шарахались, кто-то тут же становился в строевую позицию и топал исполнять свои обязанности. Встретив по дороге парочку охотников, тащивших хрен знает где отловленного рептилопарда с прилично поданными брюхом и мехом, Кайравамори одобрительно рыкнула, мол, вот это хорошо. А затем тут же - "Тащите в лагерь, бездельники, пошевеливайтесь!" - чтоб не расслаблялись.
Вот так Айри таки добралась до логова Фламментайна. Близость магмы была приятна теплолюбивой самке, её вообще очень радовал вид Шагриара - вулканы она любила. Алая остановилась перед входом в пещеру, оттуда не раздавалось ни звука... Нет, всё же кое-что было - еле слышное сопение, доносившееся из дальней части пещеры. Похоже, Глава изволил почивать. Ничего, информирование подчинённых тоже имеет место быть. Но нельзя же вот так запросто вваливаться к Главе, некультурно как-то, даже для Кайры... Поэтому драконесса сочла за благое "постучаться", да только так вдарила лапой по стене, что только мёртвый не проснулся бы... Ничего, за стук сойдёт.
- Не лютуйте, Глава, это Кайравамори. Войти разрешается? - без особой поспешности, не боясь гнева самца, сказала советница, всё ещё загораживая своей тушей проход.

0

64

Фламментайн проснулся мгновенно, вскочив на лапы и свирепо изрыгнув поток огня в коридор, направленный к основному входу в его пещеру.  Привычка, выработанная за пять тысячелетий довольно беспокойной жизни, дала о себе знать – дракон спал крепко, но чутко, и снов не видел. Сновидения, по мнению самца, были свидетельством недостаточно хорошего и глубокого сна, когда сознание блуждает где-то по поверхности, прокручивая невнятные образы и не давая себе отдохнуть. Снов Дух не любил и мечтателем не был.
Однако быстрое пробуждение не сдержало мгновенно накатившей злости. Он собирался спать. Спать, Бездна вас всех забери. Сколько времени? Несколько воздуховодных отверстий над кратером Шагриара были темны и сливались с закопченным потолком, свет не проникал сквозь пепельные тучи – а значит, солнца ещё не было. Следовательно, поспать и как следует заживить рану не дали.
Не ответив визитеру, Дух сплюнул комок золы в кратер и вывернул шею, пытаясь рассмотреть рану. За несколько часов сна та затянулась тонкой кожицей, и все равно продолжала выделяться тёмной полосой на ярко-красной шкуре дракона.

0

65

Кайравамори никак не отреагировала на всполох пламени. За годы службы стала привычной к дурному расположению духа Главы и его заместителя. А злость остальных обычно оборачивалась против них же в присутствии красной. Приказа войти не поступило, поэтому самка осталась на месте. И невдомёк было Алой, что Глава ранен - она не телепат, да и читать мысли Духа - себе дороже.
Прикинув на глаз, Кайра решила, что до восхода уже немного осталось, а работы - непочатый край. одни раненные драконы чего стоят, а ведь ещё наверняка есть куча необсуждённых вопросов. Они слухи, что витали меж участниками экспедиции, о "Великой трагедии", произошедшей в Руинах, вызывали массу вопросов и любопытство. Чего опять на этом треклятом севере стряслось? Неужто светлые так хреново охраняли доселе свои северные границы, что пришлось пробиваться через легионы северных тварей к пункту назначения? Айри даже не подозревала, как была недалека от истины.
Сложив крылья на спине, чтобы они не заслоняли проход, красная отошла от входа, думая, что вряд ли Фламментайн будет с ней беседовать в своём же логове, если он вообще будет это делать. Она бы, разумеется, его не беспокоила, да только вот его заместителя нигде не было. К кому тогда идти, как не к Главе?
Драконица уселась справа от входа и стала молча ждать, пока либо не попрут пинками с Шагриара, либо не скажу что-то дельное касательно планов на дальнейшее существования стаи. Ведь, если, к примеру, запасы дичи подойдут к концу - кто виноват? Кайра. Ну, допустим, может она снарядить отряд охотников, а вдруг они где нужнее, и у Главы есть вообще левые планы касательно применения "гражданских" на сегодня? Кто будет виноват в таком случае? Правильно, опять Кайра.

0

66

Вдоволь насмотревшись на новое ранение и немного его почесав, Дух выпрямился и поцокал к выходу, где стоял визитер. Знал ли он, что это Кайра? Безусловно. И должна быть какая-то достаточно веская причина, чтобы она стала его будить.
Фламментайн миновал широкий вход и втянул пахнущий серой воздух. Советница сидела у края пещеры, и только она. Все остальные либо спали, либо были заняты ранеными, либо оплакивали погибших.
Хуже всего было то, что темпераментным огненным драконам некому было отомстить. Виновными в гибели родных были не какие-то другие, вполне материальные драконы, а мертвечина, будто вылезшая прямиком из страшных сказок, какие рассказывают птенцам у костра поздно ночью. Впрочем, Фламментайн был твердо намерен выяснить причину, заставившую взбесившиеся кости подняться из земли.
Он сел напротив Алой и, вытянув переднюю лапу, принялся массировать плечо, сжимая и вновь разжимая кулак.
- Чем обрадовать собираешься? – хмуро поприветствовал он самку.

0

67

Наконец-то Глава соизволил покинуть логово, для этого Кайре даже не надо было оглядываться - от шагов Духа твердь ощутимо вздрагивала под лапами. Алая бросила спокойный, но какой-то малость отчуждённый взгляд на Духа. Самец выглядел неважно, видать, в Руинах и вправду пришлось несладко, даже Духам. Айри не привыкла срываться с места в карьер при общении с высокопоставленными личностями, поэтому сразу в лоб не стала расспрашивать Фламментайна об успешности прошедшей операции.
После разминания плеча, Дух Огня таки соизволил обратить своё внимание на советницу. От слов Главы на морде Кайры появилась будничная мина. Порадовать она его могла лишь новостями о раненных, которых уже несколько раз проведывала в отделении целителей, ну, и тем, что в стае во время отсутствия Главы происшествий не было, запасы добычи не велики, но жить можно, в крайнем случае, - всех можно пнуть лететь харч добывать. Собственно, это и решила сообщить, раз спросили.
- Навестила часа два назад целителей и раненных. Все, кто получил раны малой и средней тяжести, активно идут на поправку, вскоре смогут вернуться в строй. Из троих тяжело раненных один может не дожить до рассвета. Охотники доложились о ночном улове, добыча не богатая, но пришедшем с экспедиции хватит. С восходом отправлю ещё группу на поимку чего-нибудь более существенного, чем худосочные рептилопарды. В ваше отсутствие происшествий, дисциплинарных нарушений, прочего из ряда вон выходящего не было. Доклад окончен. - быстро, но без запинаний и "проглатывания" слов отрапортовала самка, благо, с дикцией отродясь проблем не имела.

0

68

- И ты пришла, чтобы сказать мне только это? Или что? – уточнил Фламментайн, щуря глаза. На счастье, спать он лёг в нескольких метрах от лавы, а потому силы восстановились достаточно, да и лапа с крылом болели уже меньше.
По крайней мере наглецов, способных потревожить его сон, на территории стаи вроде бы даже больше не осталось. Гортхаур вернулся в Руины. Ядриго летит на встречу с молодой Главой светлой стаи. Где шастают Циан со Старшим воином Фламментайну вообще знать не хотелось. Одна Кайра осталась – и, конечно, не преминула притащить сюда свою задницу. Аппетитную, Дух никогда этого не скрывал – как не скрывал и того, что столь раннее пробуждение ему совершенно не нравится. Другие драконы в жизни не стали бы его тревожить – если бы только речь не шла о жизни и смерти. Судя по спокойной морде самки, сейчас был другой случай.

0

69

Кайра на секунду отвлекалась - неподалёку от вулкана послышался шум. Двое драконов шли и весело переговаривались, отпуская шуточки то с чёрным юмором, то вовсе пошлые. Это были только что отнёсшие труп рептилопарда охотнички. И чего, cправшивается, веселимся? Драконы только что с экспедиции вернулись, отдыхать и прийти в себя пытаются, а им тут весело. Алая кинула в их сторону не предвещающий ничего хорошего взгляд, но орать не стала, по крайней мере, не вслух, а вот по менталу вдарила так, что оба дракона встали, как вкопанные, потирая уши и виски - голова разболелась. Кончайте дурака валять! Нечем заняться? Весело очень стало? Марш к целителям, пусть дадут вам список нужных трав и их описания - чтоб пошли и принесли. А по дороге ещё и поймайте что-нибудь покрупнее той туши, что только что пронесли в лагерь. Чтоб через две минуты духу вашего в лагере не было! - наоравшись вдоволь, при этом не потревожив ни себя, ни Главу, Алая вернула себе будничное настроение. Парочка вскоре смылась, сверкая пятками.
- Сказать - да. А спросить хочу другое. Среди раненных все, как один, говорят, мол, проклята Империя звёздными. Что какая-то там "Великая трагедия" поэтому произошла. А ещё идёт молва - не ровен час, все окажемся там же, где Прародительницы. Я так поняла, это они о Дочерях, но гадать на кофейной гуще не собираюсь. Я пришла узнать, что произошло во время экспедиции и чем это нам грозит. - как можно короче изъяснилась Айри. Её это волновало не только как личность, но и как военного деятеля и советницу. Все хором ещё говорили о внеплановом Совете - а вот это действительно попахивало жареным. Что их ждёт? Война? С кем? Со звёздными? Так они ж, вроде, все передохли добросовестно хреналион лет назад, кроме создательницы Дочерей, да и эта смылась. Чихать - пусть Глава ставит перед фактом и объясняет ситуацию.

0

70

Фламментайна окружали одни идиоты, в чём он в очередной раз убедился. Идиоты, к тому же, суеверные. Выслушав тираду Алой, он некоторое время молчал, переваривая услышанное.
Встав, он несколько раз прошёлся взад-вперёд, чуть заметно прихрамывая. К завтрашнему дню это обещало пройти, но пока что последствия схватки ещё сказывались. И в этом отношении Дух был на голову выше простых смертных – близость Источника позволяла ему восстанавливаться быстрее.
- Раненые страдают от лихорадки. Их разум помутился, - разъяснил Фламментайн, – никакого проклятия нет, и тем, кто прислушивается к лихорадочному бреду, лучше побыстрее это усвоить. Да, там был один звёздный – в лице драколича. Без понятия, кто его поднял, и в наших интересах это скорее выяснить. Он убил Великих Дочерей, а мы убили его. Непобедимых не бывает. Угроза устранена. Объясните это тем, кто ранен, когда они придут в себя, и тем, кто верит в этот бред.
Фламментайн говорил медленно и уверенно, не давая ни на секунду усомниться в своих словах. Да и к чему? Он был абсолютно уверен в том, что никакого звёздного проклятия не было, и почти уверен в том, что в деле как-то замешан Фауст. Впрочем, выяснением последнего обстоятельства уже занимался Ядриго.

0

71

Кайра со скучающем видом следила за хождением Фламментайна туда-сюда. Ей вообще было по боку на всякие проклятья. Кайра о таких вещах предпочитает вообще не думать - фатум, предзнаменования, всё предрешено... Ха и ещё раз ха, каждый сам творец своей судьбы, никто другой, даже бессмертный (!), не мог управлять чужими жизнями абсолютно во всём. Она бы вообще не заморачивалась, но остальным членам стаи надо же что-то говорить - либо соглашаться с раненными, чего самке делать не хотелось, либо говорить противоположное. А что "противоположное", когда не был свидетелем событий? Эту проблему и должен был решить Глава, вкратце поведав, как всё прошло.
Наконец-то Дух заговорил и сразу дал понять, что всякий бред стоит пресечь, а распространителей слухов приструнить/образумить - на выбор. Главное, чтобы драконы не ударялись в панику, не верили словам больных и продолжали дальше вести свою размеренную жизнь, служа родине. Это и собиралась обеспечить Айри, раз уж видимых причин для беспокойства действительно нет. Вопросы иссякли, - Алая всегда говорила преимущественно по существу - поэтому она могла уже и топать отсюда, если Глава позволит.
- Идеологический курс ясен. Разъяснительные работы проведу. Слухи пресеку. Жаль Главу Тёмного Альянса, ценный был союзник, - коротко отозвалась самка, без лишних телодвижений, эмоций и так далее. Она понимала приказы Фламментайна, даже если он не издавал их непосредственно в приказной форме. А последняя фраза так вообще была чисто для проформы. Стаи-союзницы волновали Алую лишь чуть больше, чем стаи-противницы, всё её внимание было сосредоточено лишь вокруг родной стаи, ибо тут она сконцентрировала свою основную деятельность.
- Если нет других распоряжений, готова немедленно приступить к делу, - добавила самка в заключении.

0

72

- Твои орлы все живы-целы? – спросил Дух, имея в виду, конечно, славную Девяносто Вторую Контуберию. – Руководи в полдень обрядом кремации, я буду занят. Почётный залп, слова соболезнования… всё такое.
Фламментайн демонстративно зажёг в правой лапе брызжущий искрами огонь, навроде бенгальского, только крупнее в несколько десятков раз, и погасил его, накрыв второй лапой. С этим следовало разделаться побыстрее, а Кайра долго мусолиться не станет – потеря бойцов была слишком плохим событием для стаи. Отбросьте эмоции: численность неуклонно падала, в то время как столбик имён погибших в списках Архивариуса с сухой констатацией причины смерти рядом постоянно рос.
- Приступай к выполнению, - буркнул Фламментайн и снова сел, принявшись теперь разминать крыло с пострадавшей стороны. Потому что сидеть до полудня, смиренно ожидая Совета, в своих землях, он не планировал, а вот куда-нибудь слетать, возможно даже поохотиться – это можно устроить.
Гибель Матери-Тьмы удручала его куда сильнее, чем он демонстрировал, и чем кто-то мог себе представить. В конце-концов, другой матери он не знал.

0

73

Кайравамори помедлила, ибо Глава не спешил её отпускать, видимо, были ещё поручения. Так и есть - надо будет отправить умерших в последний путь. Ну, это не впервой, это сделаем. Айри не стала спрашивать, что Фламментайн ожидает от Совета - полезешь разбираться в отношениях между Духами, так мозг вскипит. Не в её привычках было задавать вопросы, на которые она толком и не хотела знать ответы. Зато вопрос про её Контуберию порадовал - не забывают о славных воинах, воюющих под её началом.
- Орлы все целы и готовы слова проводить боевые операции, как всегда, - не без гордости за своих ответила Алая. Своячки у неё все были проверенные - готовы были хоть глухой ночью идти и исполнять приказ. В горячих точках такие ребята - на вес золота, самое оно, ибо не боятся ни яда арахнидов, ни удушающей хватки сцепионикса, ни какой-либо другой столь же страшной авантюры.
- Обряд произведу в срок. Удачи на Совете, - добавила крылатая, чуть погодя. Получив приказ исполнять назаначенное и видя мрачную мину Главы, красная поспешила удалиться, прямо с места поднявшись в воздух. Несколькими взмахами могучих крыльев она направила своё тело в сторону Красных холмов. Но до холмов она не добралась. До полудня ещё было время, а Кайре не терпелось увидеть место схватки Духов с общим врагом, поэтому прямо в полёте советница открыла портал, ведущий в Руины.
====>>>> Руины.

Отредактировано Кайравамори (30 Апр 2013 23:00:10)

0

74

Фламментайн недолго оставался в одиночестве. Он продолжал медленно растирать плечо, сумрачно глядя в сторону, на покрытый каким-то тёмным налётом камень, однако взгляд был невидящий, стеклянный. Мысли метались, как стадо вспугнутых оленей, перескакивая с одного на другое.
За этим занятием Духа и застала одна из целительниц, робко подошедшая к пещере.
- Господин Фламментайн, - окликнула его драконица и села на задние лапы, вытянувшись столбиком. – Мне доложили, что вы ранены…
Самец вскинул голову – целительница заставила его вынырнуть из бесполезных раздумий. И, увидев, что он шевельнулся, драконица опустилась на все четыре лапы, подходя ближе. Он отмахнулся лапой и встал.
- Иди займись теми, кому помощь нужнее, - посоветовал Фламментайн и, несколько раз хлопнув крыльями, тяжело взлетел в облаке пыли, оставив целительницу терзаться раздумьями: попытаться догнать строптивого Духа, или нет? В итоге драконица решила не игнорировать прямой приказ и удалилась.
Красный дракон медленно набирал высоту. Крыло болезненно тянуло при каждом взмахе, однако жизненная сила Духа восстанавливалась куда скорее, чем у простых смертных. Уже к вечеру всё должно было пройти, но шрам останется – длинная полоса, прочертившая бок от плеча до бедра. К шрамам Фламментайну было не привыкать и, убедившись, что удержаться в воздухе не проблема, он открыл портал на одну из нейтральных территорий.
До полудня, действительно, было ещё несколько часов.

>>> Вересковая пустошь

0

75

<<< Глушь
Один сильный мужчина, исчезая в лаве, сказал "I'll be back". Вильварин не была мужчиной, но она тоже исчезала в лаве и тоже была сильной. И она тоже вернулась. Вяло выйдя из портала, дождалась, пока его не закроют. До этого момента держалась молодцом. А вот после - вновь держалась молодцом. Ей нельзя было показывать слабость. Совсем. Тут дело не в том, что "Хо, я же женщина вашего главаря, я должна быть великолепной и обожаемой". Это Виль считала редкостным бредом, бредом первосортным и ничтожным. Ей больше нравилось пугать. Не правитель? Да. Править страхом нельзя - возненавидят. Но она - воин. И пугать для неё - рокочущая норма, обещающая быть не только нормой, но и вхарактерным распорядком дня. Впрочем, обещание уже исполнено. А вот клятва перед собственной честью посмертная. Именно из-за неё нельзя ударить в грязь лицом. Уважение к себе. Его нельзя терять. Ведь потом сам себя заешь. То не сделал, это не так. И начинается лавовый запой. Скатиться в такое уныние Виль не хотела. Поэтому шла более или менее бодренько.
Ярость, доселе хлеставшая нещадно разум, сошла на нет. Вулкан был, кажется, в трауре. Тих и безмолвен. Изредка он вздрагивал. Бедный мальчик. Ему снятся кошмары, видимо. Прошедшие события обязывали. Дух Лавы пригладила склон, после прижавшись к нему лбом. -Да, родной. Тише. Я все понимаю, - общаться с Шагриаром было для неё...пожалуй, нормально. Драконесса видела в вулкане живое существо. Да и может ли быть с ней, рожденной в вулкане, иначе? Это самое живое существо заворчало, вновь вздрогнув. Да опять затихло, словно успокоившись да снова задремав. Старый друг волновался. С ним всегда так. Дряхлый старик, ему свойственно похрапывать во сне. Всегда о нем думалось с нежностью. Даже в таком полузабытье, когда уставшие мышцы надрывно делали рывок, дескать, последний. Но ведь двигались! Ведь со всей её крепостью - Дух Лавы не железная. Она выглядит устрашающе, действует под девизом "Слабоумие и отвага". Слабоумие заключалось в резких приступах ярости. Их лавовая едва могла контролировать. Моменты слабоумия не пугали. Просто они раздражали. Чести тоже не нравился такой сосед. Но ведь уживались.
В итоге она дошла таки до лавового потока. Да улеглась в него. Радовалась своей стихии - аки щенок воде. Любой другой за сравнение с щенком получит по самые рога. Лава приятно обхватывала, грея. Появилось стойкое ощущение какой-то всесильности и могущества. Даже показалось, что будь здесь Драколич - она бы одна его сокрушила. Пока рядом старина Шагриар и хлесткая лава. Только вот нужно было вернуться с небес на грешную землю. Вздохнув, Вильварин окинула взглядом свои бедовые крылья. Уже начали срастаться. Скверно. Кости явно были не на своих местах. Теперь, в окружении лавовых потоков, Варри могла вполне заняться собственными ранами и ссадинами. Их было весьма и весьма много.Так что около получаса кости на крыльях, заново переломанные с каким-то болезненным "так надо", срастались, восстанавливаемые лавой. Да и сами потоки положительно влияли на потрепанное в бою и долгом перелете тело.
С лавового озера поначалу чувствовалось лишь размеренное тепло да теплая аура собственного сына. Просто чувствовалось, что там Дух. Но вот когда там появился второй. Являющий собой сочетание Мерзкого Света и Вялой Земли. Температура Лавовой Владычицы повышалась пропорционально ярости. Пришел на территорию. Расхаживает. Членом стаи не является. Это бесит. Что он рядом с сыном. Еще и попахивало с Озера недовольством и обидой. Уж слишком реагировала на чувства драконесса. С рыком, подхваченным негодующим Вулканом, лавовая начала спуск по лавовому потоку. Да только шипастый гребень с огромными пиками из лавы и виднелся - дорожка была весьма глубокой. Нарушителю не сулило ничего хорошего.
>>>Лавовое Озеро

Отредактировано Вильварин (8 Фев 2014 18:31:09)

0

76

Начало игры

«Дом, милый дом. Вулкан Шагриар – место, где я родился. Что б ему провалиться» - Думал про себя Гелио, возвращаясь с патруля. Сейчас, когда львиная доля стаи переболела, ко всем, кто мог стоять на ногах, предъявляли повышенные требования. Так, например, маг-ученый вынужден был участвовать в обходах по территориям стаи Огня, и сейчас он чувствовал себя изможденным и озлобленным на весь мир. И не он один - все работали на износ. Собственно, сейчас Гелио пришел сюда для того, чтобы хоть немного отдохнуть.
Некогда кишащие жизнью склоны действующего вулкана, теперь выглядели абсолютно неживыми. Монотонно стекающие потоки лавы навевали тоску на Гелио, но это было одно из немногих мест, где можно было не опасаться заразиться, ведь здесь проживают птенцы, и за ними следят особенно тщательно, ведь если и они заразятся, то огненные драконы рискуют потерять целое поколение.
«Как любопытно разворачивается ситуация,» - Размышлял про себя дракон. Он прыгал с камня  на камень, ища место, где можно пристроиться. – «Вся стая великих и ужасных огненных драконов в панике. А наш лидер, кажется, не просил помощи у светлых. Хотя, он скорее сожрет свой хвост чем сделает это.»  Наконец, он нашел подходящее место – расщелина с вулканическим песком, мягким и удобным для отдыха. Пару раз ему виднелись головы птенцов. Наверняка, он вылазили из укрытий нелегально, но, увидев взрослого, тут же спешили спрятаться. Маленьких дракончиков огненный жалел – им приходится расплачиваться вместе с остальными, хотя они явно ни в чем не виноваты.
Гелио устроился в расщелине.
«Как же мне все  это надоело! Я каждый год по десять раз подумываю перебежать в другую стаю, но каждый раз мешает одна и та же мысль – наверняка, в других стаях найдутся такие же твердолобые, которые тут же запротестуют, мол, как можно, я же из стаи Огня, а они все поголовно плохие! Другое дело, их может оказаться меньше, чем здесь…»
Такие измышления посещали Гелио каждый раз, когда его трогали и не давали спокойно заниматься своими делами, куда более важными. Хотя мор и важная вещь, но вот патруль – это полная ерунда. Не очень-то огненный и расстроится, если его родная стая проиграет и перейдет в какое-нибудь там рабство. Смерти своим сородичам Гелио не желал, а вот участь псов на цепи более, чем большинству из них вполне подойдет – они все равно не видят дальше своего самомнения и природной ярости, а таким место только в рядах каких-нибудь пограничных отрядах или потешных боях, но никак не среди других, нормальных драконов, и уж тем более им нельзя давать власть.
На этих весьма позитивных мыслях Гелио задремал.

0

77

Была тишина.
Вымершие Пламенные земли тихо тлели, сонно ворочалась вечно жидкая магма в колыбели Шагриара. Драконицы, гнёзда которых располагались здесь же, среди русел, проложенных периодически стекающими со склонов потоками, сторожили своё потомство. Но иногда не успевали углядеть и птенцы выбирались наружу время от времени, устав от однообразных стен родной пещерки и тёплого материнского бока.
Обычно это было самое безопасное место на всей территории огненной стаи. Но Фламментайн давно не появлялся в своём логове, занятый несомненно высокими делами, Вильварин тоже отсутствовала - а ярость лавовой Королевы была пожалуй и похуже. Неудивительно, что агрессивная фауна Пламенной земли принялась точить зубы на беззащитных птенцов и дракониц-наседок, пока наконец не осмелилась выйти наружу.
Хищники порой ели драконов, это было суровой прозой жизни. Драконы, впрочем, время от времени ели и хищников - не всех, лишь некоторых. Так, кербер в пищевую цепь разумных обитателей Пламенной земли не входил, зато драконятами питался так, что за ушами трещало - при условии, что последних удастся отловить.
Два птенца-погодка пятнадцати и шестнадцати лет от роду, покинули гнездо, когда мать улетела поохотиться, приметив и уснувшего поодаль Гелио.
- Он спит, - прошептал один из птенцов второму, и оба они довольно ловко принялись перебираться с одного чёрного зуба Шагриара на другой, планируя спуститься пониже и...
А вот что дальше - пока не решили, но там однозначно было что-то интересненькое.
Скажем, кербер.
Поиск кербера среди окружающего ландшафта всегда был занятием для самых зорких, ведь эта тварь нарочно уродилась с чёрно-серой шкурой, которая хорошо сливалась с камнями и пеплом. Он лежал, притаившись в ложбине, и обе головы волкоподобного существа обозревали пространство вокруг в поисках потенциальной добычи, которая сейчас сама так удачно спускалась прямо к нему в лапы.
Ноздри кербера тихо раздувались, улавливая нежный молочный запах птенцов, которые с радостным писком продолжали свой спуск. В предвкушении нежного обеда, из пасти закапала едкая слюна, на лету превращаясь в огненные капли.
Их-то и приметил один из птенцов - тот, что постарше.
- Стой, - неуверенно окликнул он брата. - Там кто-то есть.
Оба дракончика замерли, уставившись на ложбину и устроившегося в ней кербера. Тот смотреть не стал - прыгнул стремительной чёрной молнией, но птенцы порскнули в стороны, махая неуклюжими и пока ещё слишком коротенькими крылышками.
- Шикаярово семя! - выругался один из них фразой, подслушанной у кого-то из взрослых.
Кербер не сдавался. Первый промах ещё ничего не значит, особенно когда ты весишь в сто раз больше, чем твой нежный обед. Обе головы повернулись в сторону птенца и тварь вновь подобралась для совершения прыжка.
- Помогите! - заверещал птенец, со всей возможной поспешностью карабкаясь обратно в гнездо.

+1

78

Когда долго не спишь, ко всему оказываешься безразличным, а когда проваливаешься в сон, то обретаешь способность игнорировать даже самые назойливые вещи. Пламя свистело то тут, то там, яростный рев изрыгающейся магмы раскатывался по склонам вулкана, усталые за тысячелетия мучений камни недовольно трещали, но все это не тревожило сон Гелио. Он уснул совсем как ребенок, свернувшись калачиком. В его голове не было ни одной мысли – лишь блаженная пустота, заполнившая сознание и не пропускающая ничего, что могло бы нарушить покой красного дракона. Он не видел снов, не видел и не слышал ничего, он просто наслаждался возможностью отдохнуть, столь редкой в последнее время.
Непонятно сколько времени прошло, может минута, может час перед тем, как Гелио что-то вырвало из «анабиоза». Этим «что-то» был посторонний звук, выбивающийся из окружающей какофонии. Собственно, именно из-за того, что появившийся «шум» был не похож на все остальное, Гелио и проснулся, а не из-за громкости оного.
Неохотно Гелио заставил себя подняться, потирая глаза лапой. Когда, наконец, темные круги разлиплись, а на их месте появились оранжевые радужки и зрачки, дракон стал искать источник непонятного звука, глядя сквозь завесу из слез, и быстро нашел. Совсем еще маленькие и неокрепшие птенцы, которые едва и на драконов-то походили, спасались от кербера – частого гостя здешних мест. Эти тупые и надоедливые псины сновали то тут, то там по Огненным землям, выделывая различные пакости. Они не были даже пригодны в пищу, зато сами способны есть все, что угодно и поймать птенца для них – это особый деликатес, не зря даже гнев Фламментайна способен лишь держать их на расстоянии. Страх перед огненным духом – это не природный страх, он быстро выветривается, если его периодически не подогревать. Как не кстати, глава стаи куда-то по-видимому ушел.
Думать времени особо не было. Маленькие дракончики, неспособные пока еще летать, неуклюже карабкались по камням, а вот кербер ловко прыгал на мощных лапах, привыкших к неудобному ландшафту здешних суровых мест. Гелио не стал взлетать, так как на это требовались драгоценные секунды, вместо этого он начал двигаться прыжками, минуя выступы и помогая крыльями ускориться, бросаясь наперерез хищнику. Красный издал рев, который не был впечатляющим – уж точно далеко до глоток воинов, извлекающих звук, способный перекрыть любой шум на поле боя, но так наш герой надеялся привлечь к себе внимание. Сосредоточившись, Гелио начал проникать в разум кербера, пытаясь вызвать в нем панический страх.
Если бы магия красного дракона не требовала концентрации, то он бы трижды выругался на то, что у его соперника две головы – это нехило усложняло задачу. Да и усталость мага сказывалась – ему было куда сложнее собраться с мыслями.
Птенцы, завидев взрослого дракона, тут же бросились ему навстречу с дикими криками, которых сам Гелио не слышал, ибо все остатки уставшего разума были брошены на заклинание и на то, чтобы не споткнуться, минуя препятствия.

0

79

Магия огненного дракона заставила кербера на миг остановиться, тряхнув головами, что дало время птенцам ещё больше увеличить расстояние между собой и его мощными челюстями, способными перекусить лапу и некоторых взрослых драконов. Что уж говорить о детёнышах с их куриными косточками. Но замешательство продлилось недолго. Правая голова пришла в себя быстрее, чем левая, цапнула свою соседку за ухо, чтобы привести ту в чувство, и кербер припал к земле, найдя новую цель.
У него было две головы. И два сознания. Что несколько затрудняло воздействие на него магии Разума. Что есть, то есть. Так что пугаться и впадать в панику коренной житель Пламенной земли и не подумал, только присел на крепкие задние лапы, готовясь к скачку. И прыгнул, оскалив пару воняющих серой пастей.
Обычно они старались не нападать на взрослых драконов, всё лучше унести хвост и попытаться унести птенца в другой раз, а то и вовсе за какой другой дичью сходить. Но Гелио, с точки зрения весьма голодного кербера, размерами и сам недалеко от птенца не ушёл, а что до грозного рыка - мало ли, кто рычит. Кербер вообще на два голоса умеет.
В прыжке головы сработали слаженно, одна из них наклонилась вниз и немного в сторону, метя в горло, вторая же явно была намерена ухватиться за край крыла, чтобы перекусить сустав. Истекающий кровью и потерявший способность летать дракон становится очень простой добычей.

[NIC]Кербер[/NIC]
[STA]А две головы - лучше[/STA]
[AVA]http://i60.fastpic.ru/big/2015/0412/17/5c1729993873c5d3963e6783fe511017.png[/AVA]

+1

80

Заклинание сорвалось, и кербер подействовал весьма разумно, укусив одной головой другую, снимая гипноз. Нетрудно было догадаться, кто стал новой добычей голодного хищника: Гелио явно не был расценен, как слишком опасный соперник, чтобы из-за него следовало бросить попытки раздобыть еду. Ярко-оранжевая слюна капала из открытых пастей, щеки напряженно подрагивали, обнажая клыки, глаза горели еще больше, полные азарта перед добычей несколько более крупной, чем какой-то птенец.
К счастью, благодаря заклинанию, Гелио знал о намерениях кербера. Не потому, что он прочел мысли зверюги, а потому что заранее почувствовал, что заклинание сорвется – дракон слишком ослаб, чтобы угомонить две взбесившиеся головы разом. Это дало огненному немного времени. Было видно, что птенцы псине уже не достанутся – те отбежали достаточно далеко, и даже если кербер попытается за ними погнаться, то тогда у нашего героя вполне хватит времени на то, чтобы взлететь и перехватить детей. Поэтому, Гелио стал боком отпрыгивать назад, увеличивая расстояние и выигрывая немного времени, а также сохраняя зрительный контакт.
- Убегайте! Забирайтесь выше! – Крикнул огненный птенцам, на всякий случай, дабы те даже не думали прятаться. Наш герой сосредоточился на одной из голов и стал использовать уже другое заклинание – тиски разума. Если ему удастся подчинить одну из голов, то бой можно считать выигранным.
Кербер сделал прыжок. Затем еще один. Расстояние между соперниками неумолимо сокращалось. Гелио, наконец, перестал отступать, понимая, что уже бесполезно – его почти догнали. Он развернулся мордой к врагу, убирая бок из-под удара, припал к земле и прижал к себе крылья. Головой огненный закрыл свою шею и как представитель рогатых копытных выставил длинные рога вперед, не разрывая зрительной связи между выбранной головой кербера.

0

81

Один из птенцов что-то пискнул в ответ и подпрыгнул, цепляясь когтишками за пористый кусок туфа, подтянулся, помогая себе крыльями. Его старший брат подпихнул птенца снизу, помогая тому взобраться и полез сам, постоянно оглядываясь на Гелио, вступившего в неравную схватку с хищником. На чьей стороне было преимущество - всё же вопрос.
Кербер тем временем продолжал покрывать метр за метром, неумолимо приближаясь к магу. Приземлился в очередном прыжке поодаль, с храпом зарычала правая голова. Левая присоединилась с небольшой задержкой, демонстрируя повисшие на зубах нитки слюны, которые мигом воспламенились от контакта с воздухом. Но прыгать на дракона, который оттопырил рога, не стал, он же не дурак какой-нибудь. Гелио смотрел на кербера, кербер в свою очередь вытаращился на Гелио двумя парами узких злобных глаз и принялся медленно обходить его кругом в поиске более слабого места для удара. Только что-то не так стало с походкой хищника - он будто подволакивал левую лапу, и левая из его голов склонилась немного набок. Слюна из пасти потекла ещё обильнее, рассыпаясь тяжёлыми горячими каплями. Храпя, вторая голова кербера ощерилась, пытаясь взять контроль над телом целиком и извергла из пасти поток горючей жидкости, метя в глаза дракона.
Левая морда свисала всё ниже на ослабевающей шее, но, подчиняясь командам головы ведущей, тоже приоткрыла пасть, поливая огнём пространство под собственными лапами.

[NIC]Кербер[/NIC]
[STA]А две головы - лучше[/STA]
[AVA]http://i60.fastpic.ru/big/2015/0412/17/5c1729993873c5d3963e6783fe511017.png[/AVA]

+1

82

До чего же тяжело было удерживать заклинание. Гелио, не привыкший воевать, да что там, он почти никогда не вступал в бой, явно не был приучен работать до последнего вздоха. Порог его возможностей неумолимо приближался, по мере того, как он требовал от себя не сдаваться хищнику. А искушение просто взять и лечь было. Да, он умрет, но эти мучения, наконец, закончатся.
Гелио украдкой бросил взгляд на птенцов. Те уже были далеко, спешно перебирая маленькими лапками, они почти добрались до гнезд. Там явно еще остались драконицы, так что можно за их жизнь можно было не беспокоиться. Что ж, наш герой свою миссию выполнил. Коряво, но выполнил. Осталось не дать похоронить себя на склонах вулкана, хотя бы этой псине.
Наконец, магия Гелио начала брать верх над разумом левой головы кербера. Сознание половины врага уже было сломлено и она лишь рефлекторно следовало за правой головой, которая явно была в бешенстве от происходящего. Маг был всецело поглощен заклинанием, думая, что теперь, когда кербер уже не может передвигаться, победа приблизилась к дракону почти вплотную. Он ошибся. Зверюга изрыгнула едкую жидкость, целясь в глаза противнику. Гелио явно слишком плохо соображал, чтобы помнить об этой способности керберов, поэтому для него это стало большой неожиданностью. Лишь в последний момент Гелио успел закрыть глаза, как через мгновение почувствовал, что на его веки попало что-то горячее и густое.
-Черт, - Обронил он непроизвольно тонким голосом. Зрительный контакт был потерян, да и теперь наш герой был открыт для атаки, но дракон не растерялся и попытался сохранить ментальный контакт, вытирая глаза тыльной стороной передней лапы. Слезы, песок и керберовская жидкость стали смешиваться. Когда Гелио понял, что это бесполезно, то решился на отчаянный шаг. Язык выскочил из пасти и быстро вытер оба глаза от мерзкого месива, но радоваться прозрению не пришлось – красного дракона едва не вырвало от этой горькой и противной штуки, вдобавок, язык облепил вулканический пепел. Он стал отчаянно отплевываться, не забывая про то, что между зубами псины и глоткой дракона находилась лишь магия последнего, зато теперь Гелио снова видел кербера неимоверно красными глазами, с которых текли слезы. Он попытался заставить левую голову вцепиться в правую, вернувшись исходную оборонную стойку. Если зверь сейчас отвлечется, то дракон просто улетит, оставив врага ни с чем.

0

83

- Господин Гелио, берегитесь! - крикнул сверху один из птенцов. Они, не умея правильно оценить степень опасности в силу юного возраста, далеко так и не  ушли, а остались наблюдать за тем, как взрослый дракон справляется с одним из ужасов Пламенной земли. Магу, можно было сказать, повезло - окажись тут, скажем, сцепионикс, не поздоровилось бы ни единой твари, которой не повезло оказаться на этом склоне. Но лавовые змеи жили где-то глубже, и иногда только выбирались на берег так называемого озера.
Пока дракон пытался проморгаться, кербер оказался ещё ближе. Крепкие лапы с толстыми и тупыми когтями помогали двухголовому псу удерживаться на неровном склоне, где всё ходило ходуном от постоянных сотрясений Шагриара, и передвигался он действительно быстро, даром что нелетающий. Ещё чего не хватало. Но к тому времени Гелио успел с горем пополам очистить глаза и восстановил зрительный контакт. Толком ещё не пришедшая в себя левая голова неуклюже мотнулась, будто получив удар от какого-то невидимки, и беззвучно оскалилась на свою... сестру ли, брата ли, или самого себя? Стоило бы задуматься, как осознаёт себя двуглавая тварь, как пару отдельных существ или единый организм.
Как бы то ни было, правая сторона игнорировала исходящие угрозы от левой. Чавкнула пастью, накапливая новую порцию едкой жидкости, запас которой ещё не был израсходован...
И игнорировала напрасно, ибо левая пасть вцепилась в ухо правой, потянула, мотыляя головой из стороны в сторону. Правая взвизгнула от боли, обдав пространство перед собой тяжёлыми вязкими каплями, которые вмиг загорелись.
[NIC]Кербер[/NIC]
[STA]А две головы - лучше[/STA]
[AVA]http://i60.fastpic.ru/big/2015/0412/17/5c1729993873c5d3963e6783fe511017.png[/AVA]

Игра окончена. Персонаж покинул игру.

0

84

Ночь с 18 на 19 Морозного

По ночам даже на Пламенной земле было тихо, но непроницаемой тьмы здесь не бывало никогда. Как, впрочем, не случалось и проблесков яркого солнечного света. Тяжёлые, наполненные сажей тучи висели низко, и ровное оранжевое свечение Лавового озера отражалось от набухших складок, возвращая свет земле. В воздухе, наполненном поднимающимися от земли потоками жара, порхали и кружились лепестки белого пепла. И запах – привычный запах горения, особый аромат раскалённых металлов и камней смешивались между собой и практически перебивали кислый запах болезни, исходящий из лазаретов и пещер.
Тишина не означала, что стая спит. В пещерах мерцали горящие огни и проходящие мимо драконы отбрасывали на землю вытянутые бесформенные тени. Целители, следуя утверждённому графику, перемещались из одного жилища в другое и изредка им требовалась помощь кого-то покрепче, чтобы перенести очередного упокоившегося и ещё не остывшего дракона на особую площадку для кремаций. С рассветом они все обратятся в золу и прах. Не спал патруль, обходивший границу земель, вдоль которой были размещены трескучие костры, горящие зелёным огнём. Это было предупреждение и знак тревоги, и зеленоватая тень огня на красной чешуе становилась багровой и бурой. Не спали драконицы в гнёздах, с виду хаотично разместившихся на склонах Шагриара – уже много дней они накрепко запрещали своим птенцам покидать склон, и чтобы пройти сюда, а значит и к логову Духа Огня, следовало выдержать короткую проверку у дежурного целителя. Ведь большая часть собственных детей Фламментайна были смертными, но и птенцы других драконов были не менее ценны. В них – будущее. Особенно на фоне интенсивно гибнущего настоящего.
Глава стаи тоже не спал. Лежал на выдающемся со склона каменном языке, положив голову на вытянутые лапы и сумрачно следил за снующими далеко внизу целителями и курьерами. Все были здоровы, или по крайней мере казались таковыми: больных драконов мгновенно закрывали и не выпускали. Либо пока те не умрут, либо… пока не будет найдено лекарство, потому что случаев выздоровления пока не было зафиксированы. Некоторые драконы сопротивлялись более стойко, на таких Фламментайн возлагал большие надежды. Вроде бы Верраял имел некоторые планы в отношении излечения, только Дух Огня в вопросах медицины был ни в зуб ногой. Если бы можно было воздействовать на источник и виновного физически…
И здесь Фламментайн возвращался мыслями к старшим сыновьям, от которых до сих пор ни весточки не пришло. Впрочем, оба однозначно живы. Смерть Духов всегда отзывалась большой болью для всех, и для тех, кто связан с ними кровью – особенно. Определённый опыт в этом вопросе дракон уже имел, и даже машинально покосился в ту сторону, где лежали земли стаи Тьмы. Даже тучи в этой части были куда темнее и гуще.
Шагриар тихо булькал и ворочался в своей колыбели, но спал – один из немногих на Пламенной земле. А к Фламментайну сон не шёл, слишком тягостные думы его одолевали. Так и лежал, изредка поднимая голову да перекладывая лапы, чтобы не затекали.

0

85

Он знал тысячу преимуществ смерти. От отсутствия необходимости спать, есть и испражняться, и многих других очевидных достоинств такого состояния, он уже давно перешёл к куда менее очевидным и утончённым. За свою недолгую жизнь он испытал на себе все прелести этой самой жизни и счёл, что она ему вообще не сдалась и пусть идёт куда подальше, мучить других, а он… Его звали Хароном. Он был целителем-личом.
Мёртвые крылья, даже укреплённые по последнему слову личестроения, в воздухе держали не ахти, так что Харон добирался до места возлежания Фламментайна пешком. И вот тут старушка-смерть показывала все свои преимущества перед непутёвой и взбалмошной сестрицей-жизнью: лич двигался без устали в таком темпе, который его несчастные живые соплеменники назвали бы галопом. Видимо, не без причины. В зубах мертвец держал нечто продолговатое, бережно завёрнутое в кожу. Подобравшись к Духу Огня, целитель, как был, со штуковиной в зубах, поклонился, потом извлёк эту штуковину из пасти и воскликнул:
- Моё… кхе-кхе, почтение, мессир, я кажется нашёл то, что может нам пригодиться!
Ну ладно, «воскликнул» - сильно сказано. Голосовые связки мертвеца были не в лучшей форме, так что он скорее скрипел, чем восклицал, и уж в соловьи бы его не взяли точно. Но, как знать, может сейчас Фламментайну слова лича покажутся слаще птичей песни?
- Откопал её в архивах, и надо же было такому случиться, чтобы я запомнил эдакую ерундовину… – бормотал Харон, разворачивая «ерундовину», оказавшуюся, при ближайшем рассмотрении, диковинным свитком. – Это карта, мессир. В ней указано местоположение реликта наших предтечей, Звёздных. И судя по всему, там скрывается лекарство от всех болезней, кхе-кхе. То, что нужно нам сейчас. Не знаю, на кой… кхе-кхе… они поместили эту вещь туда, но если она сработает… Что скажете, мессир? Устроим экспедицию? Одна беда, лететь нам будет далековато…
И он протянул пергамент. Пергамент ли? Свиток был исполнен из чёрной, мелкочешуйчатой кожи, бликующей всеми цветами радуги, и выглядел так, будто его только что содрали со спины неведомого животного. С изнанки её украшали три буквы «ИРД», по краешку свитка тянулся выведенный витиеватым почерком стих:
«Место сие покрыто пылью веков, настоящий подземный лабиринт, в сердце которого – цветок, белее самых лютых зим. Идущий шёпота не жди, на стенах пляшет мрак, но как бы не страшился ты, знай – страх – самый лютый враг. В тенях скрывается, спасенья ты не жди, внутри цветка найдёшь маяк, ведущий к сердцу зим. Любой болезни он найдёт, причину и исток, к спасению откроет ход, коль крови изопьёт!». А с другой стороны была карта, удивительно правдоподобная карта Большого Материка со множеством пометок.
- В Виэнских горах, мессир – подсказал лич. – Он пометил вход… ээ… цветком. Крохотный такой, чёрный. Некогда это был знаток древностей, лавовый полукровка. Он с бандой таких же отщепенцев приносил нам разные диковинки. В последний раз, в году эдак… ээ… четыре тысячи пятнадцатом, он собрался проникнуть в Виэны, говорил, нашёл зацепку, ведущую к некой то ли гробнице, то ли храму Звёздных. В результате, весь его отряд так и не вернулся, а сам он явился совершенно безумный, бормотал что-то про истоки хвори, про какой-то цветок, который он не посмел разрушить, про таблички, надписи… много чего. Всё это весьма туманно, но спросить, боюсь, уже не выйдет: долго он потом не прожил, кхе-кхе.[NIC]Харон[/NIC][AVA]http://i65.fastpic.ru/big/2015/1019/7c/0b69b3974ac01f05664fce3f22de567c.jpg[/AVA]

0

86

А вот личей Дух недолюбливал – как-то нездорово это, покойников не жечь, а оживлять, заставлять делать всякие штуки… Пусть и сам Фламментайн со стаей Тьмы общался весьма тесно, а её нынешний Глава – с ним, всё же некоторые вещи он принять не мог. Но молчал, ибо в глобальном масштабе личи его никак не интересовали. Хотя Верраял добился впечатляющих результатов, многие из его творений было почти не отличить от настоящего дракона. Возможно, тяжело больного, но… Тут вам и речь вполне адекватная, и действия, не лишённые логики. Воняют, правда, несмотря на хитрые бальзамирующие составы и подзарядки через Долину Плоти – всё ж не победить пока естественного хода вещей.
Нескольких личей Хаос любезно отрядил в стаю Огня в качестве помощников. Понятный жест – вроде как и помог, а вроде как и своими удальцами не рискует, будь они хоть трижды тёмные. Фламментайн против ничего не имел, но беспокоился насчёт морального воздействия живых мертвецов на страждущих пациентов. Подносит тебе такой плошку с варевом к пасти, а у самого глаза светятся мертвенно-зелёным и рёбра неприлично торчат из-под лохмотьев шкуры. Пей, дескать, а то таким же станешь. Так что подходить к птенцам Дух Огня запретил – не хватало тут ещё и душевных болезней.
Вот и один из костлявых добровольцев, чешет по удобной и крепкой лавовой дороге, естественным путём образовавшейся из стекающих со склонов Шагриара потоков. К обители Фламментайна чешет, как есть. Дракон-часовой, курсирующий вокруг горы, вроде встрепенулся сначала, потом пропустил – тем более что приметил угловатую тушу Духа Огня, который продолжал лежать на карнизе в бесплодной попытке притянуть сон, и взгляд, следящий за движением лича.
Фламментайн особенно не стремился запомнить их имена, смотрел по ауре – блёклый сероватый отпечаток, вот и всё что осталось от яркого венца, окружавшего дракона при жизни. Мрачно темнеет метка Верраяла, а поверх примостилась отметина самого Фламментайна – чтобы снующие по территории личи лишний раз не будоражили подопечных. Все сосчитаны, значит. В зубах лич тащил что-то, и стоило ему подойти ближе, Дух различил очертания какого-то футляра.
- Слушаю… мэтр, - прогудел дракон, вроде как соблюдая все социальные реверансы, но ноздри его едва заметно раздулись, выдавая нетерпение.
Хрипя и покашливая, мертвец изложил дело, с которым явился, и хотя к нынешним своим годам Дух худо-бедно научился сдерживать эмоциональные порывы, кончик хвоста дракона задёргался, зашуршал по покрытому пылью камню. Кусок поблёскивающей шкуры предстал перед Фламментайном, который внимательно разглядывал его, одновременно прислушиваясь к речам нежити.
- Добраться – не проблема, - буркнул огненный и подтащил к себе свиток, уставившись в мелко вьющуюся надпись, сощурился, силясь разобрать. Хреново он читал, вот что. Но там что-то рифмованное, короче говоря. Дух перевернул диковинку и узрел на обороте карту. Вот с картой всё понятнее.
Скрутив вещь обратно в свиток, Фламментайн положил сверху тяжеленную лапу и покосился на лича, который обстоятельно излагал историю обретения этой карты.
- Экспедицию устроим, - молвил наконец Дух, вклинившись в суховатое покашливание лича. – Но не собрался ли ты составлять компанию?

0

87

Харон задумчиво пошамкал челюстями. Он уже давно привык к тому брезгливому пренебрежению, которое ему оказывали живые, так что и отношение Фламментайна не затронуло в омертвелой душе никаких струн. Драконы с тонкой душевной ориентацией перевоплощения не переносили, да их и не перевоплощали. Кому нужен нервный ходячий мертвяк, у которого через неделю-другую мозги потекут из всех щелей? И всё же, мёртвого целителя весьма радовал тот факт, что решение проблемы нашёл не кто-то из многочисленных живущих, а он, мёртвый, и уже морально разложившийся. Вот вам, господа живущее, лишнее подтверждение благотворного влияния смерти на живые организмы, съели?! Его даже не смущало, что решение может оказаться иллюзорным, а за артефактом, даже если он существует, ещё придётся топать и топать. Свою работу Харон выполнил и, в мыслях своих, был исполнен торжества и молчаливого ликования, так что даже забывал вставить своё традиционное «кхе-кхе».
Вот и Дух Огня проявил… как бишь, это называли живые? Воодушевление, точно. Вот он его и проявлял. Такой большой, а эмоций скрывать не научился. Харон в очередной раз порадовался своей немёртвости: будь он жив, пришлось бы кланяться и распинаться, пряча улыбку. А так, ему хватило лишь молчаливого кивка.
- Мессиру виднее. Ваше Жаркопылающее Величество куда более сведущ в делах стратегии и географии, чем ваш покорный слуга и…
- Экспедицию устроим, - молвил наконец Дух, вклинившись в суховатое покашливание лича. – Но не собрался ли ты составлять компанию?
Лич поперхнулся и поспешно замахал передними лапами, словно отгоняя стаю мух.
- Что вы, что вы мессир! У меня печёнка отваливается и вон, задняя лапа чего-то барахлит, надо поменять. Не приспособлен я для таких дел, моё дело – знания и лечение пока-что живых. Кстати. Любопытно… Не соизволит ли мессир одолжить мне заднюю лапу одного из павших драконов? На качестве конечности болезнь никак не сказалась, а я, после такой замены, смогу двигаться быстрее и стану куда оперативнее выполнять поручения Вашего Всесжигательства. И, кхе-кхе, если вы меня спросите, могу скромно посоветовать мессиру прихватить с собой кого-нибудь из магов Разума, кто посильнее. Не знаю, где в послании нашего горе-археолога кончается правда и начинается бред, но эта фраза про страх, который злейший враг, внушает беспокойство. Конечно, мессир бесстрашен, но остальной экспедиции пригодилась бы
[AVA]http://i65.fastpic.ru/big/2015/1019/7c/0b69b3974ac01f05664fce3f22de567c.jpg[/AVA]

0

88

Фламментайн поднялся на лапы, сопровождаемый скрипуче-кашляющим монологом мэтра, и сунул свиток под крыло, где тот удобнейшим образом устроился в складках мембраны. Лич, хоть и был личом, а последние всегда внушали определённые опасения насчёт сохранности интеллекта, говорил достаточно толковые вещи. Хаос успешно поработал над этими существами. Или будет этичнее продолжать называть их драконами? В вопросы этики Дух предпочитал не лезть. Но и дербанить трупы своих детей на составные части не позволял.
- Насчёт лапы поинтересуйся у Верраяла, мэтр, - сухо посоветовал Фламментайн, - всевозможных лап у него должно быть в достатке. Как и печёнок.
Но вот совет, который дал Харон, оказался очень уместным, и с этим выводом дракон не мог не согласиться.
Он умолк, мысленно перебирая всех подопечных, кто на достаточном уровне владел магией Разума и при этом был достаточно здоров, чтобы совершить небольшое путешествие под присмотром Главы. Таковых набралось немного – и те были по уши заняты в патрулях и на охоте. Следовало бы выбрать кого-то постарше и посообразительние… впрочем, болванов среди магов Разума не водилось.
Выбор пал на Морока, в сознание которого Фламментайн и постучался мысленно и деликатно. Мыслеречь – отличное явление, экономит огромную массу времени.
- Ниаразеск? – позвал Дух сквозь расстояние. – Задание есть. Ко мне в Шагриар.
Представляться не стал, конечно, всем известен голос Фламментайна в физической и ментальной вариациях, этот гулкий бас с рыкающими интонациями. Теперь оставалось лишь ждать, когда дракон появится на вулкане. И, поплотнее прижав крыло, под которым хранился переливающийся свиток, Дух вернул своё внимание личу:
- Благодарю, мэтр. Ещё что-то есть добавить?

0

89

Долина гейзеров  --->
Портал вывел дракона на плоскую площадку, что находилась на вершине Шагриара перед входом в обширную пещеру, которую Дух Огня выбрал своим прибежищем. Судя по разговору, доносившемуся изнутри, Фламментайн был не один. Голос его собеседника был негромким и больше напоминал предсмертные хрипы нежели говор здорового дракона. "Ещё одна игрушка Хаоса?" - с неприязнью подумал Морок, скривившись. Не то чтобы он испытывал острое отвращение к мертвечине, но было в этих не-мёртвых что-то противоестественное и оттого отталкивающее. Что-то? Да в общем-то все они целиком были таковыми. Верраял отправил несколько таких в подарок Огню. Прок от них был и не малый, это надо признать, но в их обществе приятного было немного.
Долго топтаться снаружи Ниаразеск не стал. Скользнув взглядом по одному из часовых и даже не удосужившись кивнуть ему в знак приветствия, он сделал шаг внутрь и застыл у входа. Да, точно. Дух Огня вёл беседу с личом. Насколько помнил маг, личом-целителем, как бы ненормально это ни звучало. Дождавшись паузы в их разговоре, он позволил себе привлечь внимание к своей персоне.
- Господин Фламментайн, - Зеск отвесил Главе стаи Огня полупоклон. Без лишних плясок и прочего. Внешне он оставался спокойным и его морда вроде бы не выражала никаких особенных эмоций.  Всё-таки четыре тысячи лет работы над собой не прошли даром. Однако в глубине души он был горд. Собой, разумеется. Не всякого дракона Фламментайн вызывал к себе и лично давал распоряжения.
- Мэтр, - уже сухо кивнул он не-мёртвому с некоторой задержкой, вроде бы и соблюдя необходимые нормы, но даже не постаравшись, чтобы в его голосе прозвучал хоть намёк на уважение.
И всё-таки, что это за дело такое ради которого Дух вызвал его среди ночи? Должно быть, это какое-то важное и не терпящее отлагательств задание, раз не может подождать до утра и передаётся напрямую без посредников. Но что бы там ни было, Ниаразеск был готов это выполнить. Приказывайте, Ваше Величество.

Отредактировано Ниаразеск (27 Окт 2015 23:15:34)

0

90

- Не… кхе-кхе, нет, Ваше Всесжигательство. Пожалуй, я вернусь к своим пациентом – отозвался лич, в душе негодуя на предрассудки, тормозящие прогресс и портящие жизнь лично ему.
Смерив новоприбывшего пристальным взглядом алых глазниц, Харон ещё раз поклонился, развернулся и принялся планировать вниз, к пещерам целителей.
«Никто не любит зомби» - мысленно посетовал он.
[AVA]http://i65.fastpic.ru/big/2015/1019/7c/0b69b3974ac01f05664fce3f22de567c.jpg[/AVA]
Офф. Усё, вы можете обсудить дело и десантироваться. Напоминаю, в Виэнах в это время идёт сильнейшая метель, не соскучитесь.
Карта недвусмысленно указывает на пещеру в форме жадно распахнутой, зубастой пасти, сокрытой под замёрзшим водопадом. Ориентиры прилагаются, не заблудитесь, если сможете сориентироваться в метели. Патруль прибудет спустя полторы минуты.

Отредактировано Мастер (27 Окт 2015 21:46:09)

0

91

Да, без предрассудков совершенно не обошлось. В частности конкретно этот лич – он был полезен, опять же принёс указание на возможное решение проблемы в целом, потому что припарки носить любой дурак может. Но вот не нравился он Фламментайну самой своей иррациональной природой, не должно мёртвое ходить на четырёх лапах и разговаривать. Впрочем, возможно Дух был по сей час несколько травмирован быльём поросшей встречей со Звёздным Личом, потому и ко всей гниющей братии относился с настороженностью.
Зеск прибыл скоро. Хлопнул пламенный портал где-то снаружи, и в помещении вскоре появился зеленоглазый дракон, чинно и по форме поприветствовавший Главу и костяного мэтра. Последний незамедлительно откланялся и слетел с вершины вулкана, возвращаясь к обязанностям. Кивнув ему вслед, Дух обернулся к шпиону и вытряхнул из-под крыла сверкающий свиток, проворно поймав его лапой в падении.
- Ознакомься, - перешёл Фламментайн к делу без лишних расшаркиваний. – По словам… мэтра, эта вещь должна привести к лекарству от этой Бездной проклятой болезни. Пока мои сыновья заняты поиском того, с кого началась болезнь, мы будем искать лечение.
Дух умолк, ожидая, пока Ниаразеск уделит внимание тексту и карте, и пока дракон вновь не поднял на него взгляд, задумчиво перебирал все известные ему координаты нужного места, а за пять с лишком тысяч лет узнал он многое. Хоть и с чтением не срослось, зато зрительная память хорошая.
- Виэнский хребет. Земля, принадлежащая стае Света. Очевидно, отдельного приглашения ждать не стоит, - сухо усмехнулся Дух. – Отправляемся прямо сейчас. Полагаю, ты готов?
Завершив полувопросом, полуутверждением, Фламментайн вновь замолчал. Последний раз он был в Виэнах очень давно, но общий пейзаж помнил: неуютное снежное место, как и всякие расположенные на севере горы. Духота Пламенной земли так мила в сравнении с этим морозильником.
Как-то среагируют псы Светлейшего, если обнаружат на своей земле нарушителя границы в лице Главы стаи Огня самолично.
Фламментайн ещё раз внимательно посмотрел на карту и разверз портал. Привычное огненное кольцо родилось из невидимой точки, распахнув в Шагриаре окно в беспросветную белизну. Отправил детей на Север, сам высаживается южнее – но по крайней мере у них там не было метели. Дракон сперва не сразу понял, что далеко не мир и тишина царит по ту сторону портала – то был беспросветный буран. Полетел снег, мгновенно превращающийся в капли воды, забрызгал на покрытую изломами алую чешую Духа Огня, где каждая капля мгновенно испарялась.
Идти следовало быстро – Светлые мигом обнаружат открывшийся на их земле несанкционированный портал, уж не совсем ведь они болваны.
- Вперёд, - скомандовал Дух.

>>> Виэнский хребет

0

92

Мэтр не стал задерживаться в Шагриаре дольше. Стоило Ниаразеску объявиться, как тот тут же откланялся и поспешил удалиться. Скатертью дорога, как говорится. Зеску находиться в одном помещении с ним было неприятно. Проводив взглядом улетающего лича, маг повернулся к карте Большого Материка, которую ему продемонстрировал Фламментайн. Карта прямо указывала на некоторую пещеру в Виэнских горах. Сбоку, на краю свитка обнаружилось выведенное замысловатым почерком стихотворение, которое в характерной для подобных вещиц манере обещало подарить лекарство от любой болезни тому, кто найдёт в неких подземных лабиринтах "цветок" и  напоит его кровью. "Любопытно, весьма любопытно." Как знать, о чём оно на самом деле. Как показывает опыт, авторы таких вот стихов иногда очень увлекались метафорами, переплетая казалось бы совершенно несвязываемые между собой образы. Особенно внимание Зеска привлекла строчка о страхе. Очевидно, именно она надоумила Духа Огня прихватить шпиона с собой. Если надпись не лжёт, маг Разума должен быть полезен. И он будет. Неслышно постукивая пальцем по свитку, Ниар ещё раз прошёлся по нему глазами, запоминая и карту и стихотворение - такая уж привычка знать и помнить всё, до чего мог добраться - а затем вернул пергамент Фламментайну и поднял на него глаза.
- Полагаю, ты готов?
- Разумеется, - кивнул Ниаразеск. Всегда готов. Благо ничего брать с собой не было необходимости. Все самое нужно Зеск всегда носил с собой - в голове.
Глава стаи Огня тем временем задумался. Либо хотел сказать что-то ещё, либо (что вероятнее) вспоминал подходящие координаты. Не своим же ходом им туда добираться в самом деле. Через мгновение по велению Духа в пещере раскрылся портал. Там, с другой стороны бушевала метель. Настоящий буран, который уж точно не способствовал желанию покидать Пламенные земли. Однако рассусоливать было бы бессмысленным занятием, да и времени на это не оставалось. Фламментайн был прав: на землях Света им будут не рады, и вряд ли у них будет много времени прежде, чем вторжение будет обнаружено. И повинуясь команде своего господина Ниаразеск последовал за нм в портал. В конце концов он был в Закатном краю всего пару раз, а на Виэнском хребте и вовсе никогда. Чем не дополнительный повод почтить тамошние места своим присутствием?
---> Виэнский хребет

Отредактировано Ниаразеск (5 Ноя 2015 00:40:15)

0

93

19 день Морозного месяца.
Полдень, сразу после встречи с Ниаразексом.

Получив от шпиона, что хотела, Алая двинулась на доклад, собственно. Слыхала советница, что Его Огненную Знатнозадость видели у Шагриара, всего такого делового и следящего за всем и вся с высоты. Открыв портал, наша героиня шагнула к подножию величественного вулкана. Путь до хорошо ей известного каменного уступа, что Фламментайн эпизодически отлёживал своими выдающимися боками и не менее знатным брюхом, она совершила по воздуху. Заложив вираж, советница пошла на снижение, но уже отсюда чуяла полное отсутствие начальства в районе ближайших десятков метров. Приземлившись, она всё же на всякий случай обследовала личное логово Главы и, не найдя там ничего интересного, включая самого Духа Огня, поспешила убраться. Остановившись на самом краю каменного "языка", драконица отстукивала когтем по камню мерный успокаивающие ритм. Или то был нервный тик? Впрочем, не особо важно. Её снова начал бить озноб. Из жара немилосердно кидало в холод и пробивало на холодный пот, что дорожками катился по нежной коже, плотно укрытой панцирем из твёрдой чешуи. Алая усадила свой зад на каменную твердь, дабы перевести дух. Однако что-то ей подсказывало, что на нескольких настоях да собственном упрямстве она долго не протянет. К целителям идти - дураков нет. Её сразу прикуют к койке, дадут сожрать какую-то гадость и велят соблюдать постельный режим, как прочие больные. Сдохнуть в зловонной пещере, чей воздух пропитан драконьим потом, мазями и снадобьями, а также смертью? Нахрен. Она боевой маг, чёрт бы вас всех побрал. И откинет копыта на поле боя, а не лёжа кверху брюхом и пуская сопли. К счастью, Кайравамори знала одного умельца, не совсем целителя, но он мог ей хоть примерно сказать, насколько ненормально высокая у неё температура и сколько примерно она ещё может протянуть.
- Гортхаур, мне нужно с тобой встретиться как можно скорее. Жду на Шагриаре.
Короткое и ёмкое послание быстро ушло по ментальному каналу, а драконица поднялась, проверяя, служит ли ей ещё вестибулярный аппарат. Увы, земля качалась так, словно она плыла посредь моря на плоту без вёсел в шторм. Само собой, в таком состоянии она никуда лететь не могла. Но усаживаться снова не собиралась. Вместо этого расставила все четыре конечности так, чтобы равномерно распределить свой вес, чуть встопорщила крылья и опустила голову, едва царапая длинными "оленьими" рогами каменный пол. И так застыла, словно ожидая, что всё само внезапно пройдёт.

0

94

19 день Морозного месяца.
Полдень.

Гортхаур не владел порталами. А поэтому его пришлось подождать. Благо, он не был особо далеко - на территории стаи Огня. На встречу не особо спешил - двигался в обычном темпе. На ментальный зов Кайры не ответил. Добираться ему до вулкана было не больше десяти минут на своих двух кроваво-красных крыльях. Хотя самому Духу показалось, что он добрался до пять. Советнице же могло показаться, будто прошло все тридцать.
Но вот в небе показался мрачный силуэт. Перья крыльев рассекали воздух, так точно брызги крови, мимолётно окрашивая его в такой же оттенок. Горт быстро приметил Советницу и начал плавно спускаться - практически стекать по небу вниз. Тяжело приземлившись перед драконицей, Дух дёрнул головой. Он был магом, да. Но всё равно выглядел достаточно мощно, словно настоящий воин. Как, впрочем, Духу и положено. Внушать страх, уважение и ужас. Даже если это уважение обусловлено только страхом.
- Что хотела? - сухо спросил Гортхаур. Он явно пребывал не в самом лучшем расположении духа. Уголки губ его были хмуро опущены, брови сдвинуты. Выражение морды было не то, чтобы скорбным, но какая-то драма в нём была. Но определённо не та драма, от которой принято сморкаться в платочек. А та, от коей положено содрогаться и начинать мысленно завещать всё ценное и нет, что у тебя осталось, ближайшим родственникам и друзьям.
Гортхаур прекрасно знал об эпидемии. Он отправил одного из огненных на земли Светлого альянса с самоубийственной миссией - разносить заразу. И посланец до сих пор не вернулся. Даже не факт, что он добрался до них. Может, издох где-то на подходе. И теперь его заражённая кровь отравляет землю вокруг. Впрочем, вред заражённой крови для земли и других организмов ещё не был доказан. Было бы интересно это разузнать... может, из неё можно сделать яд. Даже если он не будет заражать болезнью полностью, но будет способен нанести некоторый вред крови. Неплохое подспорье в сражении.

0

95

Каменная крошка посыпалась вниз - так велика был сила сжатия, когда Алая вцепилась когтями в край уступа. Наверное, будь здесь Глава, он бы быстро определил советницу в госпиталь. Всё равно от неё такой толку немного. Хотя, конечно, Алая бы ни за что с этим утверждением не согласилась. Ибо, как и любой боевой маг, считала, что пользу она может принести и хромая, и слепая, и даже с отрезанным языком. В общем, хрен угомонишь. Легче просто прибить.
Пока Гортхаур добирался до Шагриара, Кайра мысленно успела проклясть того, кто притащил в стаю болезнь, вспомнить в самых изощрённых ругательствах Пресветлую и все её порождения, а затем послать всё в Бездну, включая самого Наследника Огня. Который, впрочем, объявился не тогда, когда советница уже была бы в отключке, потому с него наговор снимается.
Вид у сына Духа Огня был недружелюбный. Впрочем, они тут все не жаловали радужных пони, полевые цветочки и страну Умиляндию. От Горта ей нужны были его умения, а не моральная поддержка.
- Заболела. У целителя была, больше не пойду, - буркнула самка, которая при сыне Фламментайна постаралась выпрямиться, дабы не светить мессионерской позой любого четвероногого млекопитающего, - Можешь сказать, насколько поднялась температура и сколько осталось до новой стадии? В долгу не останусь.
Хоть они и были из одной стаи, но Дух Крови не был обязан оказывать ей услуги, потому Кайра предпочитала отделаться взаимовыгодным обменом, чем просто просить о помощи, как о бесплатной милости. Да и гордость не позволяла. Чай, не попрошайка и не инвалид.
Реальность снова перебокерилась, и огненная была вынуждена хотя бы присесть. Прилечь не позволяли упрямство и наличие поблизости Наследника. Взгляд воспалённых глаз был направлен на Духа, но видела Алая перед собой лишь большое багровое пятно. И склянка с эликсиром, который должен был ей помочь держаться ещё какое-то время на лапах, была уже пуста. Её-то оленерогая и шваркнула о камень от всей души, не особо заботясь о том, что и в неё, и в Кровяного могут полететь осколки. Паршивое состояние делало из неё ещё более засранистое создание, чем обычно.

0

96

Зараза. Везе эта чёртовая зараза, именуемая эпидемией. Мором. Притащенная с ледников. Гортхаур поморщился, как будто испытал отвращение, старательно им в себе самом подавленное.
Естественно, какой смысл ходить к целителям? Они ничего не могут сделать. Только временно ослабить боль, если болезнь не перетекла в более глубокую стадию. И плохо, если из этой стадии только одна дорога — гнить в землю. Духу Крови не хотелось в это верить. Благополучие стаи, которая после перейдёт ему в лапы, беспокоила и волновала. Гортхаур не желал, чтобы ряды его стаи косил какой-то — Бездна его раздери — мор. В принципе его наличие и прогрессирующее действие были одной из причин столь мрачного настроения Наследника.
Кровушка далеко не всегда был таким хмурым и пасмурным. Он мог и шуточку какую отмочить, и разговор поддержать. Но сейчас он был просто примером недружелюбия и воплощением неблагополучия. Морального. Воплощением физического неблагополучия сейчас была Кайравамори.
Такая вот злая мысль.
Дух с некоторое время просто постоял, глядя на самку, будто у него могли быть сомнения в том, стоит ли ей помогать или нет. Но на самом деле, Горт в этом не сомневался. Это всё паршивое настроение, при котором хотелось всех и каждого послать к чёрту на рога.
Самец провёл языком по верхним клыкам и подошёл к Кайре. Не останется в долгу — так не останется. Право, это же не сложно. Встав сбоку от огненной, Дух прикрыл глаза, светящиеся мутно-жёлтым и, подняв переднюю лапу, завёл её за голову драконицы. Оттопыренный коготь коснулся шеи и спустился ниже - к ключице. А после вонзился под неё. Ровно настолько, чтобы вынуть его уже можно было окрашенным в цвет самого Гортхаура.
Флегматично поднеся лапу к морде, Наследник слизнул кровь с когтя. Он не мог заболеть, потому что был Духом. Так что подобный трюк ничем ему не грозил. Да и узнать о состоянии Кайры он никак иначе не мог. Чай не целитель и щекой ко лбу прижиматься не будет, пытаясь определить, какова температура тела огненного дракона — нормальная для него или уже считающаяся жаром.
- Не очень высокая. Для этой стадии. Но скоро следующая. Ты уже близко к ней. Она может наступить в любой момент, - сообщил Гортхаур безрадостную новость и опустил лапу.

Отредактировано Гортхаур (6 Ноя 2015 15:35:30)

0

97

Честно говоря, Алой было всё равно, отчего у Наследника настроение подобно грозовому фронту, что вечно висит над стаей Тьмы. Советница не отличалась особой чуткостью в обычное время, а сейчас, в таком хреновом состоянии, ей тем более было несколько всё равно, у кого что болит. Вряд ли Гортхаур имел проблемы с болезнью - Духи толком и не болели на самом деле, чего не скажешь о смертных. Но если выбытие из строя какого-нибудь сказителя вряд ли сильно пошатнёт стаю, то хреновое состояние советницы влияло на работу аппарата управления стаей. Само собой, Фламментайн всегда мог назначить временно исполняющего обязанности на эту должность, дабы заменить временно выбывшую единицу. Только Мори совсем не улыбалось уступать даже на время высокий пост. Станется, другому дракону он тоже приглянётся, и потому тот решит быстренько так отправить Алую на покой. Может быть, даже вечный. Это совершенно никуда не годилось, потому Кайра всеми силами крепилась и старалась работать, как обычно. Что, само собой, получалось теперь хуже. И дабы примерно знать сроки до следующей стадии болезни, Мори обратилась к дракону, который не относился к целителям, но мог примерно дать ответ.
Дух Крови не сразу отреагировал, но через какое-то время огненная почувствовала, как коготь вонзается ей под ключицу. Ну, конечно, Горт не мог никак иначе узнать, что с ней творится. Хотя неприятность ощущения это не отменяло. Оленерогая мутным взором уставилась на Кровяного, следя за тем, как тот языком поглощает отодранную кровь. Сказанное после заставило самку гневно встопорщить гребневые шипы и дыхнуть на край уступа пламенем, которое обожгло и глотку, и нёбо. Значит вот как... времени почти совсем нет. Что ж, вот и веский повод самой включиться в поиски лекарства. Если не прямо вот летать по стае и узнавать, чего добились целители, то хоть через кого-то добыть сведения.
- Спасибо, буду должна. Слышала, Глава поручал тебе узнать об этой еб#чей штуке побольше. Каков успех? Источник найден? - хрипло отозвалась Алая, выпрямляясь, ибо её всё же чуть отпустил этот приступ. Лучше не стало, но теперь она хоть отчётливее видела собеседника. И земля больше не качалась под лапами. Крылатая прошлась вдоль края уступа, вяло помахивая хвостом, а затем остановилась в профиль к Духу, - Я уж думала грешным делом, не выкрасть ли нам из Светлого Альянса целителя. И заставить сготовить для нас лекарство в обмен на сохранение жизни.
Как обычно, Алая думала действовать несколько варварскими силовыми методами. Эту её черту характера исправить мог разве что хлад могилы. Куда Мори совершенно не торопилась, несмотря на прогнозы Гортхаура.

0

98

Глава поручал. Ну да, всё правильно. Не скажет же она: "батя поручил тебе". Батя. Папа. Отец. Что за слово вообще? Это ужасно коробило. Горт, правда, не мог точно сформулировать почему. В определённый момент всё просто не заладилось. Ускользнуло и ушло из под контроля. Слетело к чертям. А Наследнику это не нравилось. Но он и не стремился наладить отношения с отцом. Даже больше того - он активно этому препятствовал. И уж тем более не занимался самокопаниями на тему "откуда всё это взялось и как с этим быть". Есть и есть. Так вот вышло. Потому не трахайте мозг.
Тем не менее, когда Кайра спросила это, Кровавый чуть поморщился - едва заметно. Как будто сказанное резануло его по ушам. Но больше никак это не проявилось.
- Узнал. Ничего полезного. Зараза пришла с ледников. Но это ничего нам не дало. Её притащил сюда Спайро. Воин. Молодняк. Подхватил, пока обучался там у одного ледяного одиночки. Он его и заразил, - коротко рассказал Дух о том, что узнал. А что тут было рассказывать? Особо нечего. Гортхаур был не из тех, кто рассыпется в подробностях, повествуя о том, какие небывалые, знаете ли, приключения он встретил на своём пути! Вовсе нет. К делу он относился серьёзно, но с некоторым своим пристрастием. Которое, впрочем, не делало из него болтуна. Да и были такие моменты в этом путешествии, о которых не стоило упоминать во имя сохранности собственной гордости.
Кровавый сел, глядя вдаль, охватив взором территорию стаи, вид на которую открылся с вулкана. Смотри, Симба! Когда ты вырастешь - всё, что объято жаром лавы, станет твоим.
А что там, где нет жара лавы, папа?
А там... там лютый ужас. Территория Светлого Альянса, сын мой.
Какой кошмар! Пойду схожу туда, когда ты отвернёшься.
- А в Тёмном Альянсе недостаточно целителей и учёных для этого дела? - вопросил Гортхаур. Резко. Достаточно громко. И раздражённо. Нарастающее раздражение отчётливо ощутилось в его голосе, так как до этого Наследник говорил очень сухо. Кончик хвоста дёрнулся, точно в подтверждение. А сам дракон немного сощурился, всё ещё глядя вперёд.
Нет, он не был против такого финта ушами. Но что это значит? Что стая не способна справиться своими силами? Или альянс? Что им приходится воровать целителей у Света?! Опуститься до этого?

Отредактировано Гортхаур (14 Ноя 2015 23:44:29)

+1

99

Разговор был прерван кашлем. Кажется, советница и впрямь была одной лапой в следующей стадии болезни. Кое-как залечив небольшую красную точку, что осталась после прокола, сделанного когтем Гортхаура, Кайра твёрдо решила перед полётом по рабочим вопросам стянуть у кого-нибудь ещё немного зелий для поддержания себя в более-менее трудоспособном состоянии. Благо, сдерживать болезнь целители научились. Не панацея, но жить можно. Сколько возможно.
Кровавый снова поморщился, точно она спросила его о том, какого размера у него половой член. Огненная всхрапнула, в совершённом молчани слушая, что сыну Фламментайнп удалось выяснить. А удалось распознать немного-немало, а целого нулевого пациента.
- Шею бы свернуть этому путешественнику во льды. Нехрен шляться хрен знает где, - рыкнула Алая, недобро скалясь. Похоже, что лучше бы Спайро нашёл кто-то другой и применил по назначению для разработки лекарства. А то самка-берсерк могла и не сдержаться - снести на месте к чертям юную буйную головушку. Тогда останется только похоронить его. Вместе с самым очевидным способом разработки вакцины.
А ещё её бесило, что её любовник всё же уволок свой хвост в личное логово, воспротивившись присоединению к стае Огня. Податься в одиночки для Алой было равносильно падению с вершины Шагриара. Для того ли она возвысилась на своём посту, имея возможность влиять на стайные дела, чтобы потом свалить в неведомые дали? И не могла она кинуть свою Контуберию. Нет уж, дудки. Не хочет жить с ней в стае - пусть катится в своё вонючее жилище и дальше болтает с металлическим шариком.
Злость красной можно было ощутить едва ли не физически - почувствовать на кончике языка, втянуть вместе с воздухом ноздрями. На крепкой броне заиграли языки пламени, огненными лентами обволакивая шкуру советницы.
Резкая смена в тоне Гортхаура заставила Кайру живо обернуться. Вот как Наследник это воспринимает? Слабость? Даже самому отсталому птенцу известно, что в Светлом Альянса целители лучшие на материке. И дело было не в умениях и компетентности их собственных кадров, а в том, сколько времени уйдёт на поиски и разработку лекарства. Лично Алая ощущала очень туго затянутый пояс в виде этого самого времени.
- В Светлом Альянсе лучшие целители на материке. Огонь специализируется на боевых искусствах. Тьма славится некромантами. Землю уже давно не приходится считать полноценным союзником. Скажешь "нет", Гортхаур? Я не собираюсь ждать, пока половина стаи склеит крылья. Или пока наши восточные соседи соизволят нам помочь.
Опуститься... Сказал же, блин. Опустятся они все, если стая понесёт ещё большие потери. Очень хотелось верить, что Фламментайна нет на месте потому, что он решает что-то с верхушкой правления Тьмы. Давно пора союзникам действительно проявить себя, как подобает, а не только использовать боевую мощь соседей.

0

100

Вот что Гортхауру сейчас захотелось сделать, так это свернуть шею Советнице. А почему? Потому что настроение у Духа было такое. Кровь кипела. Сам он, конечно, мором не болел. От него, впрочем, ещё никто не умер. Хотя ничего хорошего тоже не происходило. А ещё почему Наследник так злился на всё это, так это потому, что не желал ни принимать помощи от Светлого Альянса, если бы они таковую предложили, ни пользоваться их... умственными ресурсами.
Опуститься. Да! Для Горта это значило именно опуститься. Или что ж тогда... сила есть - ума не надо? Мало ли кто там в чём особо хорош. Это вовсе не значит, что в Тёмном Альянсе нет учёных и целителей, способных изобрести лекарство.
- Скажу "нет", - сухо отозвался Кровавый, продолжая раздражённо возить кончиком хвоста по покрытой пеплом земле.
- Что предлагаешь?  - вопросил Горт, чуть вскинув голову и не глядя на Кайру. В его словах можно было бы разглядеть насмешку и пренебрежение к словам Советницы, если бы Дух вложил в них какие-то эмоции. Но он этого не сделал. Потому стало невозможным понять, серьёзно ли он интересуется или просто издевается.
- Пробраться на территорию Света и выкрасть целителя? - чудеса-а-а-а. Ничего не скажешь. Как ни посмотри, а были всё таки определённые рамки и границы, который Гортхаур принимал и понимал. Например, что нельзя просто так без последствий пробраться на территорию стаи Света и стащить, Бездна вас раздери, целителя. Так-то Дух, может, и не против был бы. И не только целителя. Но какими бы отвязными безумцами не были огненные, всё это могло создать дополнительные проблемы. Ещё больше проблем в довесок к тем, что уже есть.
Должен. Быть. Другой. Способ. Невозможно, чтобы его не было! Такое просто невозможно!
Гордость... гордость и собственные принципы не позволяли Наследнику думать иначе. Он не желал принимать и признавать иное. Он верил в то, что этот самый другой способ где-то есть. Он... в крови. Дух это чувствовал.
Кровь... кровь течёт по жилам. Отравленная мором кровь. Бьёт жаром в мозг, раскаляет всё тело. Перегревается. Заставляет кровь закипать, пузыриться, рвать стенки сосудов. Чья-то кровь... другая. Тоже заражённая, но...
Дух закрыл глаза, пытаясь настроиться на странную волну, которую уловил. Едва-едва различимую. Где-то за пределами стаи. Слишком далеко. Нужно подобраться ближе, чтобы понять.
Ближе...
Горт оскаблился, жмурясь. Зубы застучали друг о друга, выдавая сочетания угрожающего и тихого треска. Так стучат зубами изголодавшиеся, безумные и жадные до свежего мяса хищники, почуяв раненного зверя. Готовые пойти по его следу, найти и разорвать в клочья. Кончик хвоста замер. И сам Наследник весь застыл, погрузившись в накатившие ощущения.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Огненная земля » Вулкан Шагриар