//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Огненная земля » Вулкан Шагриар


Вулкан Шагриар

Сообщений 101 страница 118 из 118

1

http://i68.fastpic.ru/big/2014/1108/fe/a7987a7841b36939c9785bb41e93b6fe.jpg

Огромный вулкан, возведённый Духом Огня и ставший его обителью.
Время от времени он извергается, подчиняясь настроениям своего владельца, и потоки лавы стекают по склонам, впадая в Лавовое озеро. В расселинах можно найти гнёзда дракониц стаи Огня, которые предпочитают высиживать яйца, находясь под присмотром Духа. Ни один хищник не рискнёт подойти к надёжно охраняемым гнёздам.
Логово самого Фламментайна находится в кратере вулкана. В него можно попасть сверху, влетев, или можно войти, поднявшись по склону, с одной из четырёх сторон. Широкие площадки у входов удобны для приземления и взлёта, и с каждой из них открывается великолепный вид на Пламенные земли.
В те недели, когда Шагриар спит, здесь не так уж и жарко.
Внутри кратера нет ничего интересного, кроме нескольких пустых пещер, в которых Дух Огня ночует время от времени.

0

101

Плохая мысль. Нет, даже суицидальная. Ни на земле, ни в небе - нигде и никто в здравом уме не стал бы говорить Алой простое "нет", особенно когда самка в таком состоянии. Гортхаур не вложил в свои слова эмоции, но оленерогую раздражал сам факт того, что Дух пренебрежительно отделался вопросами. И не предлагал ничего взамен. Да потому что ничего не знал, видимо! И предложить было нечего. Кайра искала пути, обдумывала даже самые бредовые и сумасбродные идеи, устраивая в своей голова целый мозговой штурм. Да, чёрт возьми, она готова была развязать новую войну в дополнение ко всему, перебить всех светлых прямо на их землях и задушить их птенцов прямо в гнёздах, лишь бы это дало шанс заболевшим огненным пережить эпидемию. А то особо суеверные и набожные уже списывали это на кару Праматери. Мол, вначале она забрала Дочерей, а теперь наказывает смертных за непослушание. Всё это бред. Бред и чушь собачья. Звёздной уж тысячелетия как плевать на них с Звёздного Собора. И это было взаимно. С Кайриной стороны уж точно.
Могущественные Духи резко стали казаться не такими могущественными. Надрать костлявую задницу драколича в северных землях - это запросто. Только когти наточим. А вот если враг нематериальный, как эта болезнь, но все жопу рвут, но бесполезно. И говорить теперь просто так "нет" - это было... тоже слабостью. "Я не могу придумать что-то более путное, но вот так не будет," - примерно так восприняла услышанное горячая голова огненной. Обычно Алая отличалась строгостью в субординации, дисциплинированностью и сдержанностью в работе. Бушевала лишь в постели и на поле боя. Но сейчас Фламментайнов щенок вывел её из себя.
Обернувшись на Гортхаура и недобро щурясь, боевая магесса внезапно прыгнула на замеревшего и словно бы застывшего в оцепенении Духа, намереваясь своим весом опрокинуть на твердь и придавить, а затем хорошенько встряхнуть или покромсать когтями, если сразу смысл происходящего не дойдёт. Из пасти драконицы донеслось хриплое рычание, а затем и ядовитые слова.
- Много ли толку с гордости будет, Кровяной, если ты сдохнешь? - риторический вопрос повис в воздухе, - Честь нужно хранить всегда и везде. Но желать спасти свой народ и искать варианты, даже самые безумные и отчаянные если придётся, - это не бесчестье.

+1

102

Это было зря. Очень и очень зря. Гортхаур мог вести себя сдержанно и достойно. Но у него, как и у крови, было несколько состояний. Она могла быть спокойна и равномерна, а могла бурлить и лить из всех щелей, заливая землю и разукрашивая небо брызгами, с каждым из которых в воздух вырывается новый крик боли неприятеля.
И именно на это сейчас нарывалась Кайравамори.
Наследник не терпел, чтобы смертные драконы так обращались с ним. Это было непозволительно! Он был горд и самолюбив, но помимо этого он понимал, что несёт ответственность за свою стаю. Только эта самая ответственность и его обязанности не позволяли Советнице так себя вести. И в здоровом состоянии она уступала бы Духу в силе, а в больном и подавно. Чем руководствовалась Кайра? Уж явно не целесообразность. Скорее поддалась эмоциям, которые так часто захватывали буйные головы огненных.
Кровавый не сразу заметил, что на него собираются нападать, так как был слишком погружён в свои ощущения. Так что Дух почти повалился, пошатнувшись от прыжка Советницы. Но не более того. Дракон упёрся правыми лапами в землю и выпустил когти, завалившись на бок, но не упав окончательно. Крылья инстинктивно распахнулись и сделали пару коротких и резких взмахов для удержания равновесия. Самец изогнул голову в сторону самки и оскалился, предупреждающе зарычав. Но даже если бы Кайравамори в ту же секунду остановилась, признав, что это было лишнее, Горт бы уже не успокоился.
- Ах ты паскуда…- прошипел дракон так, что слышно было, как язык касается нёба, а зубы соприкасаются друг с другом, постепенно раскрываясь в пасти, как у змеи, готовой в один прыжок заглотить тебя целиком.
- Ты думаешь, я их не искал?! - в воздух, вместе с гремящим как гром голосом, плеснула магия. Она была невидима, но ощутима. Она сковывала тело оленерогой жгучей агонией, словно длинные, чёрные когти пробирались прямо во внутренности, минуя чешую и плоть, вырывая их из тела. Медленно. Поочерёдно. Словно множество острых шипов впились в кровеносные сосуды, не пропуская кровь дальше — заставляя её, панические пульсируя, собираться в одном месте, образуя многочисленные тромбы, готовые вот-вот лопнуть и разорвать тело изнутри в каждом месте, где только есть кровь. А она есть везде.
Наследник, не ослабляя воздействие на магическом уровне, щёлкнул зубами у шеи Советницы, глухо зарычав в разгорячённую от болезни плоть. В шею, в которую хотелось впиться зубами и вырвать кусок, наслаждаясь стоном, криком или мычанием, сдержанным хрипом или рыком, наблюдая, как содрогается от боли тело.
Передние лапы повалили самку на спину, а сам Дух уже уверенно стоял на своих четырёх, возвышаясь сверху. Задняя лапа, выпустив когти до предела, грубо упёрлась в низ живота огненной, вдавливая когти в Кайру, а Кайру в землю.
- Ты думаешь, что я на ледниках вместе с братом гонял ледяных ящериц на счёт?! Или любовался местными «красотами», отмораживая себе все конечности?! Что я просто так застрял там, потеряв всякий ориентир и надежду увидеть Пламенные земли?! И слонялся там всё чёртово время, чтобы вернуться ни с чем, так ты полагаешь?! Наглая мерзавка… - мутные, жёлтые глаза Кровавого блеснули золотом, засветившись. Оскаленная пасть зависла прямо напротив морды Советницы.
- Как смеешь ты упрекать меня подобным образом? Или болезнь напрочь выжгла твои мозги? - почти прошептал Дух Крови. Откровенно говоря, его шёпот с тихим рыком звучал куда более пугающе, чем повышенный голос.
Гортхаур не мог спустить такого оскорбления. Он не для того прилагал свои усилия, чтобы потом слышать нечто подобное. От Советницы! Которая предлагает ему стащить у светлых целителя. Может не тащить, а даже просто так попросить? Может, Эльсирин выгодную сделку предложит по такому поводу или ещё что поинтереснее? Может, вообще лапы друг другу пожмём.
От таких мыслей хотелось проблеваться — настолько сами по себе они были мерзкими.

+3

103

Так уж иногда складывается в этом мире: драконы оказались в одном месте в одно время, и обоим сейчас очень нужно было спустить пар. Странно думать о драке с существом после того, как он тебя только что диагностировал, помогал то бишь. Но в Огне, как частенько говорили светлоальянсовские, всё не как у нормальных драконов. Любятся, дерутся, мирятся (при этом круг может замкнуться, есть присутствует формула примирения "мирятся = любятся"). В этом не было ничего сверхъестественного - огненные всегда были за искренность. Если ты хочешь искренне набить кому-то морду - пойди и сделай.
И Кайра сделала. Ей сейчас очень сильно хотелось с кем-нибудь подраться, а Гортхаур для этого подходил как нельзя лучше. Плевать, что наследник босса. Плевать, что Дух. На всё плевать. Плевать, что Алая сильный маг, что вся цацками увешана и, использовав лишь одну из них, могла составить Духу Крови серьёзную конкуренцию. Дело в данном случае не в победе. Выпустить всю свою злость, рвать и крушить, сдирать чешую, кусать до крови, ломать кости и вырывать внутренности. Причинить боль другому. Почему? Потому что Мори сейчас было очень больно. Болезнь выедала и сжигала её изнутри, но превращая отнюдь не в овощь, а в разъярённое животное.
- Трепись меньше.
Гаркнула это во всю силу голосовых связок, чувствуя, как магия Гортхаура начала действовать, заставляя и без того горячую кровь становиться ещё более горячей, грозясь к чертям разорвать кровеносные сосуды. Зубы наследника оказались совсем рядом, и было в этой угрозе своё очарование. Но это было всего лишь угрозой, а за ней последовали всего лишь слова.
"СДЕЛАЙ! СДЕЛАЙ УЖЕ ЧТО-НИБУДЬ!"
Сознание вопило и ревело, а из глотки рвалось рычание, децибелами явно способное если не снести Горта, то оглушить - точно. Хвост самки жгутом обвил заднюю лапу Кровяного, ту, что он поставил на живот самке, грубо стаскивая дракона с советницы. Если Дух не удержит равновесие, то рухнет прямо в жаркие объятия самки. Но даже если нет, его морда так или иначе прекратит нависать над ней, и на долю секунды губы драконицы окажутся возле уха наследника.
- Конечно, нет. Вы вдвоём куда-то слетали, что-то узнали. И прямо видно, как это продвинуло нас в поисках решения проблемы. Где же твои лавры, Горт? - однако в этот раз Алая не зубоскалила, - Может, болезнь что-то и сожгла во мне, но я сожру твой мозг, если ещё раз скажешь мне "нет", не имея при этом альтернатив. У тебя-то есть план, как спасти свою стаю, а, сын Духа Огня?
А затем собственной мордой оттолкнула Кровяного, резво поднимаясь на лапы. Раздражённо-сдержанная мина на морде Горта её раздражала куда больше, чем эти его новые эмоции. Пусть лучше злится, чем делает вид, что он сделал дохрена и больше, и этого достаточно. Этого не было достаточно!

0

104

Драки - обычное явление в стае Огня. Драконы были вспыльчивыми и временами реагировали достаточно бурно. За это никто никого не осуждал. Разве что морду могли набить. Но и это было в порядке вещей. Если уж не выходило за рамки. Коли драконам нужно было выпустить пар - пускай погрызут друг друга. Потом вполне могут заобщаться ещё лучше, чем прежде.
Словом, любитесь. Деритесь. Ебитесь.
Да, может Кайра, увешенная цацками, и могла составить Духу конкуренцию, но вряд ли превзойти его по силе. Она была опасным, достойным соперником, но определённо не тем, кого мог бы опасаться Кровавый. Да и в принципе сложно представить себе Духа, охваченного страхом. Тем более, учитывая болезненное состояние самки, не игравшее ей на лапу. Горт это не учитывал. Потому что не делал поблажек. И Кайравамори их тоже, скорее всего, не делала. Ни себе, ни другим. Потому что то, что Гортхаур является Наследником стаи и сыном Главы, не помешало огненной Советнице так себя повести. И не столь это возмущало Духа, как то, какие претензии выказывала самка в его сторону.
То, что испытывал Кровавый, нельзя было назвать обидой. Ему было неприятно, да. Но он не обижался, потому что это было глупо и совершенно ему не свойственно. Он злился, был возмущён, негодовал и бесился. Потому что он делал...! Он, Бездна вас раздери, делал то, что мог, но это не значит, что он будет бросаться во все тяжкие, подбирая возмутительные и унизительные варианты того, как можно разобраться с этой проблемой.
Может, в идее Кайры и было что-то, что можно было, перефразировав или усовершенствовав, применить на практике. Но не в таком виде и настроении, в котором она это подала. Словом, сейчас всё было против мирной беседы. Время, место, настроение... всё как-то не заладилось. И позитивного итога здесь не ожидалось.
- Трепись меньше, - дракон зарычал, оскалившись. Самка попыталась стянуть его с себя. Дух не потерял равновесие, но был вынужден податься назад, чтобы не столкнуться лоб в лоб с Кайрой. Воспользовавшись этим, Советница поднялась. Но снова заговорила, что было не к месту. Не потому, что будто всё, что говорила огненная, было неправильно. А потому что теперь, разозлившись, Гортхаур не мог трезво это воспринимать и хоть сколь-нибудь взвешивать сказанное и услышанное, как и анализировать.
Очередная фраза - точно выстрел, точно спусковой курок - послужила поводов для бзика.
Сорвавшись с места, Гортхаур, широко взмахнув крыльями, бросился на Советницу. Теперь у него не было намерения как-то красиво или запланированно повалить её. Как упадут, так упадут. В первую очередь Наследник был намерен дотянуться до шеи самки и впиться в неё зубами, уперевшись передними лапами в плечи. Неощутимая угроза превратилась в нечто, которое вполне можно было прочувствовать.

0

105

Вторая стадия уже прямо ощущалась. Кайра медленно теряла над собой контроль. Не только над своим телом, но и над мыслями. Они, словно лисы в норе, прячущиеся от охотничьих собак, метались и жались по углам. Голова Алой нынче напоминала большой котёл, поставленный на огонь достаточно давно, чтобы бурлящее содержимое начало выплёскиваться через край. И температура постоянно повышалась, так что котелок мог и вовсе взорваться в любую минуту. Наверное, именно поэтому в этот раз красная не стала удерживать себя от высказывания любых своих мыслей. Говорила всё, что думает. Вероятно, кто-то бы решил, что советница делала это ещё и от отчаяния - Гортхуар не был болен, ему не нужно было беспокоиться, что он уйдёт в Серый Плен из-за Мора в любую минуту, а она - напротив. Алая, конечно, дорожила своей жизнью, ей совсем не хотелось умирать. Но и отчаяния оленерогая на самом деле не испытывала. Всё, чего она хотела, - одержать очередную победу над врагом. Нет, не над наследником Фламментайна. Этого соперника боевая магесса и так смогла бы осилить, если бы задалась такой целью. Врагом была болезнь - безжалостная и на данный момент неуязвимая. Но какой-то хвори не сломить решимость и волю Архонта Контуберии Душа Огня.
Ей удалось стащить с себя Кровавого. И, поднявшись, магесса была готова к новому этапу очень на данный момент интимных взаимоотношений с Духом Крови. Похоже, тот тоже был не против снова сцепиться с Алой Звездой. Разумеется, сыну Фламментайна школа магии Огня вряд ли причинит вред, а именно в ней советница была неоспоримым асом. Что же делать? А мы своими кипящими мыслями залезем в голову обидчика, вот так вот. Потому как только Горт взмахнул крыльями и направил себя в прыжке в сторону Мори, та не просто вторглась - долбанула по сознанию Гортхаура всеми своими мыслями. Волна была горячей и подобной девятому валу из кипятка. В ней мешались идеи, желания, чувства и эмоции. Всё это опрокинулась на Духа Крови, как если бы он был Ахиллом под стенами Трои, но вместо окликаемого Гектора ему подали чаны с лавой, которые, опрокинув, излили на него всё своё содержимое.
Вероятно, более неприятного магёвра и представить себе было нельзя. В таком круговороте можно было и самому потеряться, не отделив свою волю, свои стремления и мысли от чужих. А потеря себя, пожалуй, девуствительно одна из страшнейший вещей в мире.
"Остановись!!!"

0

106

Гортхаур набросился бы на Кайру. Бездна дери. Набросился и не подумал бы о том, что может в своём порыве просто разодрать Советницу в клочья, учитывая её состояние и неспособность полноценно сопротивляться. Но здравый ум взял вверх. Всё же... хоть Наследник и остался вспыльчивым, жестоким и грубым негодяем, на многое нассавший с вершины вулкана, как в юные годы, но благоразумия в нём прибавилось. Как ни крути. Он умнел с годами и становился всё больше похож на того, кто может править стаей. Многое из того, что случилось с ним за это время сделало его таким, какой он есть сейчас. Вынудило чаще думать над тем, что он делает и говорит. Впрочем, это не значит, что всегда контролировать себя. Некоторые черты останутся просто неискоренимыми. Потому что представляют собой всю суть Духа. А отказаться от них — значит отказаться от своей сущности.
Мысли и эмоции Кайравамори обрушились на голову Духа Крови. И он, почти достигнув её, резко затормозил.
«Остановись!!!» — до Советницы оставалось всего немного, но Кровавый, резко взмахнув крыльями, упёрся лапами в землю, поднимая пыль своим торможением. Клубы пепла взметнулись в воздух, на некоторое время скрывая Духа и его злобное выражение морды. Хвост хлестал из стороны в сторону, разрезая воздух нервными подёргиваниями. Наследник оскалился и глухо зарычал. То, как он остановился и как теперь смотрел на самку, выглядело как милость. Мол, я прекращу. Но знай, что тебе просто повезло, что сейчас я готов тебе уступить. Иначе тебе конец. Конец, оленерогая паскуда.
Всё это без слов можно было прочесть в жёлтых глазах Духа.
Гортхаур выпрямился и, гордо вскинул голову, развернулся, зашагав к краю выступа. Так, точно он вообще больше не был намерен общаться с Кайравамори и замечать драконицу.
Даже будто обидевшись.
«Вот как ты платишь мне за помощь» - говорил весь его вид.
«Огненная сука»
Но Горт ничего не сказал. Не бросил больше ни слова, ни взгляда в сторону Советницы. Сел на край, снова уставившись вдаль. На свои владения. Треклятые, побитые мором владения.
Только просидел там недолго, потому что заметил, как к Шагриару на всех порах приближается один из целителей, который ускорился, заметив Гортхаура. Кажется, целитель очень спешил что-то сообщить. И Кровавый напрягся, сощурившись.
Этого ещё не хватало.
Верно говорится — беда не приходит одна. Дракон был уверен, что новость, которую нёс посланник, была отнюдь не весёлой. С таким выражением на морде хорошие новости не приносят.

Отредактировано Гортхаур (25 Мар 2016 13:13:09)

+1

107

Их замечательный диалог так предсказуемо развивался. Когти и зубы жаждали рвать плоть, язык больше годился сейчас для  пробы чужой крови на вкус, нежели для речи. Они больше и не разговаривали. За них говорили поступки. А они всегда говорят больше слов. Был ли ментальный вопль Алой панической атакой или чисто автоматическим выкриком, однако Кайра в удивлении обнаружила за тормозившего перед ней Гортхаура. И уставилась на него действительно удивлённо. Во-первых, что-то Кровяной стал больно ручным: баба на него тут крикнула, ещё и в повелительном наклонении, а он и остановился. Что за хрень? Во-вторых, что-то много наследников. Кайра реально видела перед собой трёх Гортхауров и все на неё злобно-презрительно смотрели. Мол, получи комбо, сука, тройное унижение от Кровяки. Но Алой было пофигу, её больше волновало, что за моментальное размножение противника? Этот гад против неё иллюзию применил? На кой хрен?
Мори уже было наплевать, продолжится потом бой или нет, потому она наугад махнула лапой в сторону одного из Духов. Но сопротивления не встретила, и галлюцинация тут же развеялась. Гортхауров осталось двое. Причём один обиженно и гордо свалил подальше - на край уступа. А второй остался перед ней и всё ещё сверлил взглядом.
- Ну чего уставился?
Фыркнув и чуть ощерив клыки, вопросила Советница, пялясь на оставшегося перед ней. Что-то многовато Духов для одной дислокации. И земля под лапами задрожала. Аметистовые глаза моментально уставились на верхушку вулкана, ожидая увидеть густой чёрный дым, который мог предвещать извержение. Но... оттуда била вода! Чёрт возьми, вода! Как из какого-нибудь драного гейзера. И если бы это происходило просто с землёй, то Алая бы ещё поняла. Но из вулкана, полного лавы?
"Похоже, что я медленно схожу с ума..."
Присев на задние лапы, оленерогая обхватила голову передними, аж впившись до крови когтями в виски, словно боль физическая могла вернуть реальность на место и вымести все глюки из головы. Чёртов Дух был прав: ей ставилось хуже и в совершенно безрадостных темпах. По этой причине советница проморгала прилёт ещё одного дракона, хотя в здоровом состоянии наличие постороннего заметила бы на раз.
"Что потом? Перепутаю Фламментайна с Эльсирином и стану у него из башки выдирать мнимые перья?"

+1

108

Наследник больше не обращал внимания на Советницу. В нём кипела злость и негодование. Его одолевали эмоции, которые хотелось куда-то выплеснуть. Но… одарять более огненную этой честью не хотелось.
Она его не уважала. Это било по гордости.
Горт, в свою очередь, хлестал хвостом по земле, хмуро уставившись вдаль. Просто бросил самку в игнор, не желая более её замечать. Надоела. Так что тому, что она там говорила, он тоже не придал значения. Болезнь, мор… ничего. Язык не отсох у неё, раз бросается такими словами, значит более менее нормально себя чувствует. Разум только отшибло.
Прошло то время, когда Кровавый через раз вёл себя рассудительно, а на другой творил какую-то хрень. Прошли юношеские годы. И настало время подумать о будущем престоле и стае. О своём статусе и положении. Даже если отношения с отцом были неутешительными, хранившие многолетние споры и обиды, пора давно взрослеть. И Гортхаур взрослел. Он становился строже, вдумчивее, рос более жестоким, властным, сильным и гордым. А главное — всё меньше глупил и всё больше поступал правильно. По крайне мере в каком-то своём сравнительном понимание. И сейчас его понимание говорило, что ссориться с Советницей, тем более долбанувшейся на голову… не резон. А если хочется её поставить на место, так это можно и по-другому сделать. Уважение придёт со временем. И с поступками.
Гортхаур, чёрт возьми, докажет! Вам всем, обглодыши, чего стоит быть Наследником и Духом Крови! А потом вы очень пожалеете о том, что когда-то смеялись над ним…
Кровавый тихо зашипел, точно змей. Целитель уже взлетел на вулкан и, запыхавшись, приземлился между Кайравамори и Гортом, глядя то на одного дракона, то на другого, после обратившись к Наследнику. Когда достаточно отдышался, чтобы говорить. Розовый дракон — длинный и похожий на верёвку — подал голос.  Звучал он взволнованно и немного испуганно. Не без причины.
- В-виконт Гортхаур! Спайро… он сбежал…
Спайро… предположительный источник и виновник мора. Заражённый, но не болеющий! Тот, кого Эйш отравил мясом на ледниках, после чего Спайо вернулся в Огонь. Мальчишка был ценным. И этого могло бы быть достаточно, чтобы всколыхнуть новую волну гнева. Жёлтые глаза Духа вспыхнули и он, распахнув их, с секунды три смотрел перед собой, а после медленно повернул голову в сторону целителя. Кажется, таким взглядом вполне можно испепелить. Сделать этого Дух не мог, но вполне умел заставить кровь закипеть.
- Говорят, его видели на нейтральных землях. У пещерных руин, но это не точно.
Кровавый дракон в ответ сощурился и шумно выдохнул носом облачко пара. А потом посмотрел на свою Советницу, страдавшую от мора. Что ж…
- Кайравамори. Раз ты так остра на язык и шустра, а также рьяно хочешь доказать, какая ты молодец — заботишься о благополучии стаи — тогда отправляйся за беглецом. Отыщи и верни его. Или можешь остаться здесь и повесить себе на шею звание пустозвонки, - отозвался Дух таким тоном, будто не с ней он сейчас тут по земле катался, вгрызаясь в глотку и цепляясь когтями. Будто они только-только свиделись и вообще исключительно по делу.
Если Кайра не согласится — её дело. Настаивать Кровавый не будет. Но заточены слова были пол задетую гордость и недавнюю беседу. Больше под неё, чем под то, чтобы действительно послать именно валькирию. А так — по факту — найдётся и другой кто. Но оленерогая, скорее всего, захочет доказать… да-а-а-а… что она лучше. Что она действительно что-то делает, несмотря ни на что. В отличии, мол, от Наследника. И что её идеи, конечно, могут быть полезны. Так вперёд! Вива! Флаг в лапы!

Игра завершена.

Отредактировано Гортхаур (29 Мар 2016 11:01:00)

0

109

Так же легко, как Алая разошлась, столь же быстро она и потухла. Странно как. Казалось бы, уж огненная кровь-то против огненной же крови должна взыграть - бурлить и кипеть, едва ли не пенясь прямо в кровеносных сосудах самки, однако тот же Дух Металла вызывал у неё даже больше живых и жгучих эмоций, чем сын Фламментайна. Металлик...
"Тьфу ты. Потратила время на этого мальчишку. Зря."
Воспоминания о Гремелке как будто вернули Мори из самых глубин преисподней обратно на землю. Но лучше её настроение от воспоминаний о любовнике не стало. Ведь они поссорились после того, как Кайра решила устроить ему экскурсию по Плавменным землям. Скандал вышел крупным. Она уже тогда была больна. И он повёл её к целителю, который ничего не смог сделать. Самка думала, что хотя бы Младший Дух сможет развеять её мрачное расположение духа после таких хреновых новостей. Но он бросил. Собственно, с любовниками так часто бывает. Встречались-встречались, любились, гуляли, шутили, дразнили, игрались. А потом раз - и лавочка закрыта. Наверное, ещё и это вызвало такую бурную реакцию на Гортхаура. Мужчина. Все они такие. Во всяком случае, Кайре другие не попадались. А каждый дракон, как правило, судит со своей колокольни, руководствуясь своим опытом. Алая имела неутешительный. Но пусть его, этого пустобрёха и любителя сказать "нет и точка". Уважение надо заслужить. Принц ты или не принц. Огненная земля такова - никто никому не лижет зад, любое отношение складывается исключительно заслуженно - исходя из поступков конкретного дракона. И Мори не собиралась хорошо относиться к Наследнику только потому, что Фламментйан трахнул смертную самку и та родила вот этого вот.
К ним соединились ещё один дракон. Советница его таки заметила, когда тот приземлился меж не так давно дравшимися огненными. Был ли он вызван сюда Гортхауром или сам явился - Алой было плевать по большому счёту. И она бы молча ушла заниматься тем, чем и должна была, покуда её не сняли с поста, - своими обязанностями. Но, похоже, неугомонный отпрыск Духа Огня всё же желал доказать своё право командовать ею. Ишь, чего удумал.
Откровенное желание нахамить быстро сменилось типичной Кайриной оскально-ехидной улыбкой. Зря ты лезешь в эту бочку, сосунок, очень даже зря.
- О, непременно. Я как раз только что разогрелась для погони. А вы, виконт, прилягте, отдохните. Уработались за день, небось.
Короткая ломаная усмешка. И откровенная издёвка во взгляде. Получи то, что заслужил, мразь. И пусть эти слова выставят тебя слабаком и нюней. Слушатель докладов и летун до дальних рубежей по следам крови. Шёл бы в следопыты, раз такой вынюхиватель офигенный. А в глобальные дела не лезь, кретина кусок.
Огненная поднялась на крыло. Нет, пешком она отсюда не уйдёт. Слишком гордая, слишком сильная и волевая. И хотя полёт было контролировать тяжело, Шагриар советница покинула во всём блеске своего пламенного характера.
>>> [позже добавлю ссылку]

0

110

1 день Вьюжного месяца. Утро.

Пепел, казалось, застыл в воздухе прямо перед носом. Или же это чёрные мушки в глазах скакали, выдавая внутреннее напряжение и плохое самочувствие.
Духи не болеют. Да, Духи не могут заболеть, но это не значит, что им не может быть плохо. Что они не чувствуют усталости или боли, что им всё ни по чём. Именно больным чувствовал себя Гортхаур. Апатия волнами накатывала на разум, а в голове толпились полчища сомнений. При это все они друг другу противоречили. И это было невыносимо. Гул голосов разносился в черепной коробке подобно неладному эхо, хаотично возникающему в разных углах. Хотелось схватиться за голову, вскрыть её и выпустить всё это наружу. И Кровавый принц — Наследник стаи Огня — хватался лапами, сжимал пальцами виски, царапая щёки когтями, глухо рычал, но толку во всём этом не было ни грамма. И тогда виконт сдавался до очередного наплыва.
Всё раздражало. Всё злило. Внутри того хуже — печалило. И Дух Крови явно ощущал эту гнетущую тоску и одиночество, жравшее изнутри. Ему было невыносимо и при этом непонятно. Он не мог объяснить своих чувств, описать их, дать им нужное определение, а уж тем более разобраться с одолевающими эмоциями. Оставалось надеяться на то, что если держать себя в лапах, то вся эта чушь сама со временем пройдёт.
Вот Горт и ждал. Ждал, а оно всё также лезло. Забившись в Шагриаре, молодой будущий правитель придвинулся поближе к лаве, свечение и булькание которой ещё как-то успокаивало.
Сохранять величественный вид не было ни сил, ни желания. Дракон надеялся побыть в одиночестве, посвятив себя тлену, успевшему за это время накопиться в душе.
Кровавому тоже бывало плохо. Он тоже переживал. И с этим нужно было как-то справляться.
Переждать. Мерзко, но какие другие варианты? Выплеснуть свою боль? Причинить её кому-то другому. Чтобы она вышла наружу и обрушилась на чью-то невинную и несчастную голову? Даже это не воодушевляло сейчас, хотя и приносило садистскую радость в тёмную душеньку. Значит, совсем беда.
Раскидав крылья по обе стороны от тела, топорща безжизненные, блеклые багровые перья, Дух лежал на животе, уронив голову на горячую землю. Мутные жёлтые глаза рассредоточено смотрели вперёд, сливаясь с бесформенной пустотой.
Всё надоело. Как всё надоело.

+1

111

Вьюжный, 1
Утро
I'm here, with you, beside you

Пепелинки, пепельный снег. Единственный снег, который можно найти в наших краях, даже зимой. Однако утро первого дня очередного зимнего месяца выдалось каким-то неуютным - Саян зябко поводит узкими плечами, испытывая отчаянное желание забиться куда-нибудь в тёплый угол и проспать до того момента, когда в воздухе ей не будет чудиться промозглая сырость.
Хотя нет. Со сном нужно быть осторожнее - в последнее время он подчас приносит огненной куда больше беспокойства, нежели окружающая реальность. Потаённый страх уже прочно обосновался где-то на задворках сознания золотистой и теперь гложет её - даже когда Сай не думает об этом, смутное беспокойство всё равно пульсирует где-то в мозгу. Или скручивается в животе в тугой тяжёлый узел, словно бы она позавтракала чем-то отвратительно склизким.
Ещё пара минут снаружи - и Саян, ещё раз передёрнув плечами, юркает обратно в кратер. Особой нужды куда-то выбираться сегодня у золотистой принцессы нет, да и неприветливое - на её вкус - утро к прогулкам не располагает, а потому она решает остаться дома ещё ненадолго. И, как оказывается, не она одна.
В отсветах переливающейся лавы Сай не сразу узнаёт в распластанном по полу силуэте старшего брата. Что тут скажешь, мало кто из живущих мог бы похвастаться тем, что видел Кровавого Принца безжизненно лежащим в родном доме - мало это вяжется с привычным величественным образом наследника. Настолько мало, что в какой-то момент младшенькая чувствует накатывающий волнами страх - ну то есть, казалось бы, поводов беспокоиться о состоянии, здоровье и благоденствии Гортхаура ни у неё, ни у кого другого не было, но устало, почти что обречённо раскинутые крылья и потухший взгляд заставляют закрасться в голову золотистой абсурдную, но пугающую мысль. Не может же быть такого, чтобы брат подхватил ту заразу, что становилась бичом Огненных земель. Ну только не он. Иначе какие тогда шансы у других.
Саян, рядом с Гортом кажущаяся совсем маленькой, заглядывает кровавому через плечо и осторожно, почти невесомо, касается его лапой.
- Всё в п-порядке? - дрогнувший голос её выдаёт беспокойство.

+1

112

Дух Крови поморщился и шумно фыркнул в лаву. Нахмурился, мрачно сдвинув брови, и продолжил буравить цитрусовую жижу пристальным взглядом. Впрочем, ничего высокого и особенного не означавшим.
Естественно, в таком состоянии быть в обществе Гортхаур себе не позволил бы. Но он был дома. И полагал, что здесь его никто не побеспокоит. И не будет никого, перед кем можно будет стыдиться своего вида. Например, отца… отца, вечно недовольного, как казалось Наследнику, своим сыном. Мучительно было даже не то, чтобы услышать от него упрёк в свою сторону, а скорее поймать на себе многозначительный взгляд Фламментайна, который и без слов всё говорил. Противно. Не исключено, что какую-то часть вещей Горт мог сам надумать, описывая по-своему отцовский взгляд. Но всё это было не просто так, не беспочвенно. Подобные вещи не раздуваются на пустом месте, а напирают от набитых ранее шишек. И теперь, дабы не продолжить их набивать снова, Гортхаур предпочёл вовсе отдалиться от общения с отцом, исключая деловые моменты.
Кровавый настолько погрузился в мрачные и невесёлые мысли, что не заметил, как к нему подобралась младшая сестра. Непозволительно. И Дух, успевший довольно быстро разозлиться, но ещё не понявший, что это была именно Саян, вскинул голову и, изогнув шею так, чтобы увидеть стоящего позади дракона, глухо зарычал, глядя исподлобья. Уголок губ вздёрнулся вверх, оголяя острые зубы и чуть вибрируя от рыка. Но… это всего лишь Сая.
Поняв это, Принц перестаёт скалиться и рычать, но всё ещё неприветливо угрюм. В жёлтых глазах, прежде чем Наследник отворачивает голову обратно, проскальзывает нотка печали и тяжесть усталости. Отвернуться до того, как это отразится на физиономии, Гортхаур не успел. Но понадеялся, что это не было очень уж очевидно.
- Саян… - хрипло произнёс старший, вновь устремив свой взгляд на лаву. Он прикрыл глаза и шумно выдохнул носом. С каким-то даже усилием.
- Да. Всё в порядке, - сдержанно выдал он и, совсем закрыв глаза, опустил голову на грудь. Неопределённо дёрнул хвостом.
- Не важно. Просто… настроения нет, - конечно, дело было далеко не в настроении, хотя его отсутствие нельзя было оспорить. Но суть проблемы шла из глубины, а не из не задавшегося утра.
Маленькая Саян. Не такая, как все. Тоже не оправдавшая чьи-то надежды. Странная и непонятная. Тем не менее, неприязни к ней Гортхаур не ощущал. И ему казалось, что виной тому была какая-то особенность это юной леди, которую он ещё не разгадал. Какая-то скрытая в её душе магия самой её личности.

0

113

Пожалуй, всё-таки непозволительно так подкрадываться к Кровавому Принцу. Будь на месте Саян любой другой рядовой дракон, он, должно быть, уже извивался бы в агонии от крови, закипающей в жилах. А младшей сестре достаётся лишь глухой рык и оскал белоснежных зубов - впрочем, Гортхаур быстро отворачивается. Возможно, даже чересчур быстро - словно бы хочет скрыть призрак какой-то невыразимой тоски, промелькнувший в жёлтых глазах. А может, и не было ничего такого - просто золотистой всё ещё не по себе от того, что обычно полыхающие жарким пламенем глаза брата сегодня мутные, как заболоченная вода. От невольного сравнения такого Сай аж плечами передёргивает, до того ей неуютно. Словно в ответ на её мысли старший закрывает глаза.
Бывают такие дни, когда день этот не задаётся с самого утра; что-то в нём не даёт согреться даже в жерле вулкана. Кажется, сегодня у отпрысков Духа Огня именно такой день. Промозглое утро, понурый брат - как минимум, уже ничего из перечисленного определённо не добавляет золотистой разумнице настроения. Ей, по натуре ласковой и кроткой, инстинктивно хочется искать тепла у бока старшего, однако нельзя сказать, что Горт и она отличаются особо близкой дружбой, а потому лезть к брату с объятиями кажется ей неуместным; младшенькая, поразмыслив немного, просто садится с ним рядом, доверчиво глядя на алого глазами-щёлочками - отсветы лавы на шкуре Принца кажутся Саян чересчур яркими, отчего огненная щурит светло-зелёные глаза.
- Важно, - мягко обращается Сай к брату в своих мыслях. Ей не хочется навязывать Гортхауру своего общества, однако природная мягкость и довольно редкая для огненных сострадательность не позволяют младшей принцессе бросить Наследника в таком раздрае. Кто, как не она, периодически тонущая в своих кошмарах, преследуемая запутанными мыслями, знает, как порой тяжело оставаться один на один с собой. Как бы ты ни храбрился, кем бы ты ни был, всегда наступает момент, когда нужно выговориться. Когда хочется с кем-то поделиться. А иначе то, что внутри тебя, захлестнёт волной чёрной холодной воды, захлестнёт с головой и утопит в себе. Слабость Гортхаур никогда никому не покажет, а любой, кто сунется с жалостью, рискует быть сваренным в собственной крови. Но вот в чём шутка - перед тем, кто слабее, намного слабее тебя, показаться слабым самому не страшно. Сил, которыми повелевает Дух Крови, остальным детям Фламментайна не достичь никогда, хотя все и пытаются. Все, кроме Саян. Ей никогда и не хотелось. А вот поддержать того, с кем связан кровными узами - очень хочется. Не ради выслуги или личной выгоды - просто от души, что свечкой горит в темноте.
- Не хочешь поделиться? - мягко спрашивает Сай. - Я никому не скажу, - уголок рта дёргается в попытке хитро улыбнуться. Но золотистая не врёт - разумница умеет хранить секреты. Если надо будет - сохранит не хуже своих собственных.

Отредактировано Саян (15 Сен 2016 23:17:21)

+2

114

Гортхаур не привык обижать своих младших братьев и сестёр. К кровным узам он относился по-особенному. Да, с отцом это были совершенно неповторимые и ни с чем не сравнимые «чудесные» отношения, но Горт чувствовал некоторую ответственность за свою младшую родню. Это был долг и уважение к семейным ценностям, сплочённости и узам. Хотя по Кровавому Принцу и не скажешь, чтобы он рвался проводить с братьями и сёстрами время или прямо таки уделять особенное внимание их воспитанию или общению с ними. Но и не сказать, что Гортхауру было всё равно. Это была сдержанная теплота, строгость и понимание важности семьи. Пока у Духа нет своей собственной семьи, эта, что была сейчас, является приоритетной.
Наследник косит прищуренный взгляд в сторону Саян, насильно согнав со своей морды печать тоски и заменив ей на рожу-кирпич.
"Важно… она говорит "важно"." И это звучит так странно — маняще и вместе с тем подозрительно. Ну, с чего бы, для начала, ей это может быть так важно? Но потом… хочется произнести вслух то, что гложет изнутри. Хочется выплеснуть это наружу. Да только стоит ли? Не пожалеет ли потом об этом Гортхаур? А, в принципе, даже если он расскажет, а Саян над ним посмеётся, что с того? С отцом не отношения, а чёрти что. С Советницей постоянный вздор. С остальными членами семьи тоже не особо общается в последнее время. В стае разлад. Этот треклятый мор… Уважения никакого к Наследнику нет. Зачастую страх, прикрывающий неприязнь. Разве может быть хуже? Даже если он переругается с Саян — что с того? Прямо таки много изменится.
"Вообще ничего существенно не поменяется…"
- Не хочешь поделиться? - тяжёлый вздох. Из пасти вырываются клубы дыма - так тяжко вздыхает Горт. Он снова смотрит на лаву, но теперь поверх неё, как бы скользя взглядом.
- Никому не скажешь значит, - Кровавый хмыкает и щурится сильнее. А после вдруг расплывается сам в хитрой усмешке. Но очень яркой и подлинной. Как будто невольно показывая Саян, как действительно надо усмехаться. Чтобы от твоих усмешек у собеседника мурашки по коже бежали, хвост поджимался, лапы подгибались, дыхание перехватывало, а тело немело. Чтобы твоя усмешка была почти оружием, которым можно обернуть врага в бегство. Или ввести его в такое заблуждение, что никакие собственные убеждения ему уже не помогут понять, где правда, а где ложь.
Гортхаур ещё некоторое время думает над тем, стоит ли что-то говорить. А пока его голова занята размышлениями, он не смотрит на сестру. Кончик хвоста сворачивается кольцом и разворачивается обратно. Принц воплощает своим видом полную непоколебимость и отречённость от всего мира. Как будто его самого здесь вообще нет — только тело с уставившимися в одну точку глазами.
Но потом хвост вдруг разворачивается и змеёй скользит к Саян, опутав её лапы. Быстро. Стремительно. Но безобидно. Поймав сестру, хвост подтягивает её ближе. А то мы не будем громко говорить. Даже если решимся.
- Попалась, - с намёком на вопрос мрачно прохрипел Дух.

+2

115

Следующие мгновения в молчании тянутся невообразимо долго - кажется, даже отсветы от переливов лавы теперь мечутся по стенам куда медленнее. Мучительно долгое ожидание ответа заставляет Саян подумать было о том, что напрасно она решила пристать к старшему брату. С чего вообще ему разговаривать с той, кого легче не замечать? И даже не приходится прикладывать к этому особых усилий - что неровный огонёк рядом с воплощением бушующей стихии? Мимолётный золотистый всполох - один из многих, один из тех, что пляшут по стенам обители Духа Огня. Одним взмахом алого крыла Наследник с лёгкостью погасит золотистую искорку.
Саян отводит было взгляд и думает, что лучше ей теперь молча уйти, как Гортхаур выдыхает клубы дыма - какого-то горького. Словно бы он душит Кровавого изнутри - Саян даже не нужны её слабые навыки эмпатии, чтобы это понять. Да и самой младшенькой хорошо знакомо это чувство удушья - ей, теплолюбивой огненной, порой душно становится от клубов чёрного дыма, что разъедает всё внутри. И даже когда очнёшься от очередного кошмара, реальность не приносит облегчения - дым всё ещё клубится внутри. И, по себе зная, как от этого тяжко, золотистая рада будет, если брату станет легче, когда он поделится с ней своими мыслями. А что до никому не рассказывать - да кто её слушать будет. Едва ли воспримут всерьёз. Кто принимает всерьёз сумасшедшую. Сумасшедшую. Сумасшедшую.
Снова эта мысль начинает стучать в голове, и потому Саян не замечает угрозы. Слишком поздно понимает, что действительно попалась. Успев лишь пискнуть от неожиданности, огненная оказывается в непосредственной близости от брата, которую врагам стоило бы назвать смертельно опасной. На мгновение пугается и Сай, широко распахивая бледно-зелёные глаза. Она смотрит в жёлтые омуты глаз Горта, а затем переводит взгляд ему за спину. Вертикальный зрачок её становится шире, словно бы за спиной у Кровавого Принца есть нечто такое, чего даже ему самому стоит опасаться.
- Горт... - драматичным шёпотом обращается Саян к брату, несколько мгновений выдерживает не менее драматичную паузу, а затем резко тычет его в алый бок собственным хвостом. Не то чтобы тычок этот мог доставить Гортхауру хоть какое-то неудобство - хорошо, если вообще почувствовался, но Сай надеется на элемент неожиданности.
- Почти купился, - фыркает сестричка, радуясь непонятно чему. Дурацкая шутка, которую даже шуткой-то назвать нельзя.

+3

116

Поймав сестрицу, Гортхаур слабо усмехается. Его усмешка вымученная и усталая. Она не такая зубастая как обычно, не столь кроваво-кровожадная. И от неё, конечно, не бегут мурашки по коже. Такая усмешка может быть на морде измученного и неопасного хищника. Принц позволяет себе такую слабость с Саян, не представляя, мог бы он повести себя так с кем-то ещё. И почему рядом с этой малышкой хочется быть таким открытым? Не прятать свои чувства, свою боль, а напротив… поделиться ей. Это было очень непривычно Гортхауру, который уже слишком привык сам не уважать свои переживания настолько, чтобы давить их собственными лапами. И, конечно, не делиться… ничем не делиться. Ни плохим, ни хорошим. Когда-то он не поступил бы так. Но теперь всё не такое, как раньше. Как будто та жизнь, где он — юный, красивый и популярный — вовсе не он. Это какой-то другой Гортхаур. У которого где-то там совершенно иная жизнь. А эта — непонятная — началась с какого-то неясного места. И течёт так же невнятно и неразборчиво. Как грязное, бурое месиво.
Дух чуть морщится и замечает, что Саян что-то увидела. Гортхаур действительно хотел обернуться и проверить, что такого заприметила сестрица, но та сдала себя раньше времени тычком в бок. Дракон вскинул брови и немного негодующе посмотрел на сестру, но после смягчился. Уголок губ дрогнул в лёгком подобии на улыбку. Возможно, это нервное мимическое подёргивание действительно превратилось бы в улыбку, если бы не душевное состояние Наследника.
- Почти, - констатировал старший брат и оставил малышку сидеть рядом с собой, не настойчиво обвив её хвостом. В конце концов, секретами делятся в непосредственной близости, да? Если это вообще можно назвать секретом. Просто то, о чём не следует распространяться. Не то, чтобы Гортхауру что-то грозило, узнай об этом кто ещё. За себя постоять Кровавый смог бы. Это точно.
Наследник коротко вздыхает и отводит взгляд. Он как-будто готовится начать говорить, но совершенно не знает, с каких слов такое принято начинать. И как о таком вообще говорят. Вот как высказать нечто подобное в порыве злости и агрессии... он мог себе представить. Но злиться на Саян совершенно не хотелось. С ней стало самую малость спокойнее — Горт с удивлением отметил это и задумчиво поскрёб землю кончиком хвоста у лап сестры.
- Я чувствую себя ненужным, Саян. Ни семье, ни стае. Только не говори сейчас, что я тебе нужен, - сразу пресёк он высказывания, которые казались ему самыми ожидаемыми и банальными.
- Я как чужой. Отцу. Братьям. Стае. Проклятой советнице, - дракон коротко оскалился себе под нос, удержав рык.
- Никто не хочет меня ни во что ставить. Даже когда я стараюсь что-то делать, на самом деле стараюсь, это воспринимается так, будто я пытаюсь выпендриваться… кхм… знаешь, показать, что я важная шишка и деятель. А я правда хочу делать что-то важное. Мой поход на ледники закончился отвратительно, - Дух пихнул лапой камень, наблюдая, как тот падает в лавовое озеро. Бултых. Никчёмный камень. Как и твоя жизнь, Гортхаур. Горе-Принц.

+6

117

Кому, как не Саян, знать, каково это - быть не в ладах с собой. А старший брат не в ладах в первую очередь именно с собой - такой вывод делает золотистая горе-психолог. Алый Наследник храбрится, пресекая любую попытку смягчить приговор, вынесенный Принцем самому же себе - пресекает и собственный рык, рвущийся откуда-то из глубины даже не самого дракона, но его души, и даже не вскидывает гордо головы. Лишь скалится себе под нос.
А Саян слушает внимательно, стараясь не пропустить ни слова из эдакой импровизированной исповеди. Ей правда интересно - ей, которой только постоянный самоконтроль не даёт потеряться в собственном сознании, в его лабиринтах неизведанных путей. Ей, бесконечно одинокой в своих страхах и сомнениях, эгоистично приятно оказаться с кем-то, кто чувствует себя не менее одиноко. Конечно, это не означает, что теперь огненная со старшим братом станут лучшими друзьями, и мир вокруг озарится ярким пламенем, но мысль о том, что сильному Горту может помочь найти душевное равновесие маленькая Сай, греет не меньше, чем тёплый бок брата, к которому младшая, немного поразмыслив, робко жмётся.
- Ты - Наследный Принц. Ты - Дух. Ты обладаешь силами, которых никогда не достичь никому из смертных, - отведя шею чуть назад, Саян заглядывает Гортхауру в глаза. - На тебя смотрят и ждут твоей ошибки. Но даже когда ты её совершишь - не если, а когда - чужим ты всё равно не будешь, что бы ты там себе ни думал. Ошибаются все, но с чем не справишься ты, не справится никто. Это пугает. Им страшно. Мне страшно. Реакция, которую ты видишь и чувствуешь - защитный механизм. Будь снисходительнее, прости тех, кто слабее тебя.
Возможно, золотистая сейчас лукавит. Возможно, стоило бы говорить лишь за себя - быть может, это только её восприятие - болезненное, вымученное её истерзанным сознанием. Но, зная репутацию старшего брата, зная, как настороженно относится к нему добрая половина знакомых младшей огненной, Саян чувствует, что продиктовано это отношение страхом. Страх рождает недоверие. Отсюда и это гортово «никто не хочет меня ни во что ставить». Ну, всё ещё по мнению той самой золотистой горе-психолога.
- Но ты не обязан быть один. Никто не должен быть один, - кроме тебя, Сай, ты даже для самой себя опасна, ни к чему впутывать в это кого-то ещё.
Сестрица согнутым крылом заставляет Горта приподнять морду. Мол, ну же, выше голову, братец, ты ещё воспламенишь всё вокруг одним лишь взмахом алого крыла.

+2

118

Гортхаур выслушал сестру, не перебивая. Но довольно скептично. И это было видно по выражению на его морде. То ли виной тому было подавленное настроение, то ли сам по себе Кровавый одинаково отнёсся бы к таким словам независимо от настроения. Дух позволил себе лишь хмыкнуть и чуть дёрнуть головой, пока Саян говорила. А сам, продолжая слушать, устремил взгляд вперёд. Посмотрел на сестру только после того, как она закончила говорить и коснулась его крылом, чуть приподнимая голову.
Взгляд мутно-жёлтых глаз быстро метнулся к драконочке, будто её крыло могло представлять опасность или касаться так, как, пусть даже брата, было непозволительно. Но ничего страшного не последовало за этим взглядом. Напротив, Кровавый как будто немного смягчился и чуть грустно, но беззлобно усмехнулся, прикрыв веки.
- Ты наивная. И добрая. Не знаю, что из этого хуже, - это не было упрёком, если могло так показаться. Самой Саян, в конце концов, с этим жить. А жить здесь с такими чертами будет непросто. Впрочем, сама Саян, наверное, и без Горта это понимала. Её тоже жизнь уже долбила. Хотя если так посудить, она долбила каждого. Просто в разные стороны, в зависимости от того, какой путь избираешь. Но если взглянуть на это с другой стороны, к каким-то долбежам можно привыкнуть, справить с ними, победить. И обхитрить жизнь. Этим Гортхаур и собирался заняться.
К чему блюсти порядок, если жизнь останется такой же жестокой? Да, Горт, тебя кто-то не поймёт, кто-то отвергнет, та же семья или стая, но и Бездна с этим. Зато он выживет. Он станет сильным. Он научится. И тогда те, кто не захотел его принимать, очень пожалеют о том, как вели себя раньше. Правда тогда уже будет поздно. Какая жалость!
- Я не собираюсь никого из них прощать, - честно ответил Кровавый и стёр улыбку. На морде осталось только мрачная уверенность и убеждённость в своих словах. Принц медленно поднялся на лапы.
- А с тобой, так и быть, буду снисходительнее, - дракон не сдержал усмешки, когда высказал эту отчасти шутливую, но правдивую мысль.

Игра завершена.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Огненная земля » Вулкан Шагриар