//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Болота

Сообщений 101 страница 136 из 136

1

http://sa.uploads.ru/MuFJp.jpg

Обширная сеть болот, протянувшаяся от запада к востоку равнины, созданная Болотным Духом Дульхатрином. От воды и земли рвутся странные газы, чудные создания живут во мраке береговых лесов. Коварные топи и обманчивые островки суши здесь встречаются на каждом шагу, а безопасную тропу найти практически невозможно, так что любом путнику стоит быть аккуратнее.
Всё эту территорию условно можно поделить на три части: Малые Болота к югу, Срединная Топь, занимающая центральное положение, и Большое Болото к северу и северо-западу. Примечательно, что сам Дульхат обосновался ближе к западной границе, где есть несколько гротов - его прибежище, а так же дивный (по сравнению с остальными весьма устрашающими местами) сад с болотными травами.

Отредактировано Дульхатрин (20 Окт 2013 19:33:57)

0

101

22 день Морозного месяца.
Утро.
Сама по себе погода к неприятностям не располагает.

Болото обманчиво тихо этим днём. Возможно, чуть слегка подрагивает от напряжения... и от страха. Такое с ним редко бывает, это событие совершенно из ряда вон выходящее и удивительное для него. Болото обычно никогда никого не боится, как бы это не звучало странно и абсурдно. Даже огонь его не пугает. По крайней мере не так сильно, как мог бы, только тс-с. И даже здешний хозяин - так, скорее добрый сосед, живущий здесь лишь с милостивого разрешения и даже что-то полезное делающий временами. Но не господин и повелитель. Болото слушается только тогда, когда ему хочется. И гнева Духа не страшится ничуть, уж своим обожаемым топям он вредить не станет.
Но сегодня Болотник не в гневе даже. Это состояние одним словом не опишешь. Но если представить, что Дух - это Шагриар, вот-вот готовый рвануть, заткнули большим таким валуном, отчего злоба-лава, раскалённая и готовая сжигать всё, что попадётся на дальнейшем пути, бурлит всё сильнее и сильнее, всё больше и больше, грозя извержением куда более масштабным и опасным, чем было бы в противном случае... То, в общем и целом, это примерно даст понятие о том, насколько неблагоприятно сейчас беспокоить Мрачного.
События последних дней отразились на нём не лучшим образом. Слишком много проблем разом для того, кто обычно счастливо их избегал или игнорировал, потому что они были попросту "не свои". А сейчас-то всё, что свалилось на многострадальную голову Духа, было именно что его. Затрагивало, разумеется, почти все морды на этом дурацком континенте, однако решать придётся одному, похоже.
"Подлиз шикаяра, удавлю первого встречного к херам собачьим," - от мирно лежавшего в воде Дульхатрина разбежалось всё зверьё. Шикаяры в первую очередь. Он особенного ничего не делал, но, похоже, слишком громко думал. Вот живность и торопилась убраться, не желая попасть под горячую лапу. А они у Духа сейчас невероятно горячи на расправу.
И, наверное, ледяному собрату сильно повезло: светлобрюхий на фоне почти белого неба был заметен меньше, чем выскочившая в небольшом отдалении от Мрачного зверушка. Уж кто её там гнал, что она так неосторожно решила сократить путь через Болотника, то история умалчивает, но цветастое копытное, отдалённо похожее на детёныша абака, было в момент придавлено мощной лапой и утащено под воду. Ибо нефиг.
Примерно в этот же момент Дульхат почувствовал носителя Сути где-то рядышком. Хрустя тонкими ножками абака (или кто там был), Дух слегка высунулся из болота, озираясь. Голову поднял, заметил ледяного. Пока тот летел себе своим курсом - ладно, и звёзды бы с ним. Но если хоть что-то ледяной сделает не так, то у Хата готов и предупредительный грязевой выстрел по товарищу, вон как вода рядом с ним вспучилась, формируя где-то в её толще приличных размеров пузырь. Ну а что тот в голову угодит, например, так это бывает, прицел сбился, что уж.

0

102

24 день Морозного месяца.
Большое болото, утро.

[продолжение]

Ривингвур на всю эту сцену отреагировал как-то отстранённо, лишь кончиком крыла коснулся Яреи, взирая на взрослых большими, слегка удивлёнными глазами. В большей степени, разумеется, на мать, от которой он не ожидал подобного срыва. Маменька ведь всегда была холодна да уверена в себе, не так ли? И, конечно же, Сонный не дурак, он совершенно не исключал того, что Раиша живое существо, которое не может застыть в одном положении и состоянии навечно, но это... Это было чем-то неправильным. Она не должна быть такой, что бы не происходило. "Правда ведь?" - Ривингвур свято верил в это даже тогда, когда в опасной близости из-под земли возник острый шип, даже тогда, когда Садже с совершенно безумным видом сыпала оправданиями. Наивно, но это так. Глубоко поражённый, Риви сидел, не имея возможности пошевелиться. Ему казалось, что только он сделает шаг, и обманчивое "перемирие" рухнет, как будто его и не было. И только Дульхатрин, смелый и мудрый отец, мог быть спасением здесь.
А он и был. Появился из ниоткуда, сильный, смелый, знающий, что делать и как всё исправить. Ривингвур хотел было кинуться к нему, вопрошая только одно - "Что с мамой?" - однако лапки не слушались, и он плюхнулся мордочкой и прекрасной шевелюрой прямо в снег. Обидно.
Зато освежило. Голову, ум. Ривингвур словно бы на краткий миг прозрел, открыл для себя маленькую истину, которую кроме него, пожалуй, никто и не видит. В снегу остался чёткий отпечаток: скривлённая презрением мордашка. Она же, отмеченная не обидой, но величайшим отвращением, уткнулась в отцовское плечо - Дульхатрин помог подняться сыну, ласково потёрся носом о его светловолосую макушку и легко вскинул птенца на свою спину. Ривингвур, укрывшись крыльями, ненадолго затих. В детской голове бушевала злоба, так ему несвойственная - наследие от отца. Он старался усмирить себя самого, как всегда учил Дульхатрин, однако мысленно постоянно он обращался к Раише. Все слова Мрачного о воспитании, о сдержанности и мудрости проецировались на драгоценную маменьку, и малыш всё увереннее подходил к выводу о том, что всего этого Садже не достаёт. Это раздражало. Это бесило. Доверие к той, которую он считал родной, своей, близкой, медленно таяло. А последние слова... Прошение о прощении. Смешно! Глупо! Ривингвуру хотелось поверить и простить, ах, маменька, как же хотелось! Но он прекрасно слышал эти вопросы, это непонимание... Он было хотел посмотреть на Раишу, взглянуть ей в глаза, но не сумел и отвернулся, выискивая взглядом хоть что-то, за что можно было бы зацепиться. Он не хочет взглянуть в глаза предательницы, даже не отдающей отчёт себе в том, что она только что сотворила. Она слаба. Не может и не хочет признать свои ошибки... Вот кем виделась Раиша Ривингвуру.
- Ярея... - а это Дульхатрин с тихим смехом лезет в кусты, аккуратно вытаскивая фиолетового птенца, - отставить слёзы. Всё хорошо, веришь мне?
Мрачный, старательно абстрагируясь от возникшего между ними всеми напряжения, затащил и Ярею себе на спину, усаживая её подле Ривингвура. Сонный тут же уцепился за неё взглядом, старательно игнорируя Раишу. Он мягко накрыл фиолетовую крылом, как сделал бы отец, желая поговорить с кем-то наедине, присел поближе, чуть вытягиваясь на лапках, и зашептал ей на ухо:
- Зачем ты бежишь? Не проявляй слабость. Это - твоё наследие? Сбегать от возникших проблем...
"Как твой отец, как твоя мать," - чуть было не сказал Ривингвур, но вовремя остановился. Она чужая ему в большей степени, но малыш не хотел сделать ей больно.
- Мы не можем. Не имеем права. Ты признаёшь свою слабость и бежишь? И будешь бежать всю свою жизнь? Или же найдёшь в себе всё, чем не располагает наша мать, соберёшь всю смелость и упорство, и встретишь беду лицом к лицу?
Дульхатрин, слыша всё это, лишь всхрапнул предупреждающе. Стремление сына помочь он видел, но что-то подсказывало, что в этом могут быть не только предостерегающие нотки, но и желание обратить дочь против своей матери. Возможно, Дух драматизировал, применяя опыт взрослых драконов к тому, чьё сердце ещё пока чисто. Но такими темпами... Дульхат боялся за своего сына, но не знал, стоит ли сейчас что-то делать. Определённое потрясение сделает его менее наивным и доверчивым, это поможет ему в жизни потом. Только вот как бы его всё это не испортило...
А ведь ещё следовало разобраться с Раишей. "За что мне это?" - Дульхатрин устал сильнее, чем думал. Посему Садже получила небольшое ментальное сообщение, мини-фильм, краткую вырезку последних произошедших событий и пожелание не грузить себя этим. Ему не хотелось разбираться с женской истерикой, когда есть свои проблемы. По крайней мере, не сейчас.
- Ах да... Что ты хотела сказать?

позволил себе отписать и за Рива

+1

103

Дульхатрин

Вечная зима с родных ледников была здесь грязной и далеко не такой белоснежной. Не радовала глаз...  Холод почти не ощущался в сравнении с тем, как было дома. Но это не было столь критично или опасно для Духа. Он не растает здесь. Даже если очень захочет… Тем не менее, отпечаток на настроении оставляло.
Дух Льда неторопливо и широко взмахнул крыльями, расправляя их и продолжая медленно парить, стараясь удерживать одну высоту, покуда выискивал взглядом Духа Болот. Опускаться на землю Дик не стал. Для начала… это болото. Оно грязное, вязкое, неприятное. И никогда не знаешь, куда ты можешь ступить так, что после не вытащишь лапу. Даже пустыня в этом плане была чуть более миролюбива. Хотя явно не нравилось ледяному больше. Ну а потом… Духу, живущему здесь, вторжение на его территорию может не понравиться. В конце концов, Дик прилетел именно к нему. Пусть и не было никакого желания располагать собеседника к себе, всё же элементарные правила приличия соблюсти стоило. К своим ледникам Дик сам испытывал чувство ревности и собственничества.
Наверное это всё должно быть в интересах Младших Духов. Эти свитки. В конце-то концов.
Но будем честными - с каждым днём Дик всё меньше и меньше верил в это. И всё больше убеждался, что никто особо ничего делать не хочет. И наследие Звёздной мало кому по-настоящему сдалось.
Почувствовав рядом с собой своего, в некотором роде, собрата, Дух не мог не обратить внимание на некоторый… негатив, исходящий от Болотного, расположившегося внизу. Первой зверюшке уже знатно досталось по этому поводу. Ледяной лишь тихо хмыкнул и затормозил в воздухе, начиная махать крыльями чаще, чтобы удержаться на одном месте в вертикальном положении. Отсутствием у кого-то настроения одноглазого не напугать. Он сам чуть ли не круглосуточно был не в настроении.
Дракон всё ещё не опускался. Убедившись в том, что Болотный заметил его, Дик заговорил. Ментально. Потому что кричать он не любил. Говорил в принципе тихо, так что услышать его оттуда не получится. А так можно было ясно донести свои мысли. Если их вообще захотят услышать.
«Здравствуй, Дух Болот, моё почтение тебе и твоему дому», - простите, даже в мыслях не поворачивалось при обращении назвать его братом.
«Я Дик — Дух Льда. И прибыл к тебе, направленный Звёздной праматерью. Готов ли ты говорить со мной?»
Глупое ощущение, на самом деле. Как будто навязываешь что-то, что нужно только тебе одному. Дик уже пообещал себе, что после беседы с Болотным — если она вообще состоится — сделает себе мощнейший перерыв от других Духов. Потому что в рассудке уже мутить начинает… от такого скопления братьев, сестёр и связи с ними. Никогда ледяной не хотел себе большую семью. А она вот какая… приплелась другим боком.

Отредактировано Дик (29 Фев 2016 13:58:19)

+1

104

Холодный ветер. Холодный снег, который соприкасаясь с кожей Раи, тут же таял. Прохлада, навеявшая драконессе о нынешних событиях, приводила в чувство. Легко. Расторопно. Неспешно. Ветер немного трепал ее гриву, как она оглядывалась по сторонам, не поворачивая головы. Шорохи. Шелест веток деревьев и прочие болотные звуки. Уши дергались вполне непроизвольно, радужная ничего не могла с собой поделать. Это рефлексы. Пернатой ни во что не хотелось верить. Ничего не хотелось говорить. Даже спроси у нее про события, дела, самочувствия, она просто промолчит и будет продолжать смотреть в одну точку, как зомби. Она задумалась о своих поступках, которые она судорожно пыталась вспомнить. Некоторые участки вспоминались частями, мелкими кратковременными вспышками. Огромные белые или черные пробелы в памяти. В тот раз, как Хат ударил ее по щеке, затаскивая в жестокую реальность из небытия, в котором она затерялась и считала, что везде одни враги и никому нельзя доверять, перед дипломатом пронеслась вся ее жизнь. Вся жалкая жизнь перед ее глазами.
- И правда. Для кого я стараюсь? Для кого я провожу все чертовы часы на своей работе, которая что и дает одни потери? Зачем я это все делаю? У меня нет никакой мотивации и стимула для этого. Я трачу свои нервы. Я теряю доверие детей. Я потеряла саму себя. Одни утраты из-за этой работы, хотя должно быть наоборот. Одно только «я» в этом мире. Этой темной буквы, которая только и делает, что пародирует самого жалкого эгоиста, в сторону которого даже не хочется смотреть. Этой жалкой буквы нет в словах «команда», «поддержка». А как же слово «семья»? Там этой буквы в самом переносном смысле целых семь штук. Почему же? А все просто. Потому что в слове семья большинство думает только о себе. О своем тепле, безопасности. И чисто для галочки говорят, что у него есть семья. Семья - это как самозащита и самоутверждение. А смысл тогда заводить семью? Дети? Поддержка? Бред, - тихо шептала она сама себе. Она так быстро это шептала и так горячо, что с последним словом она зажмурилась и пришла в норму. Надо держать себя в лапах, крыльях, в шипах. Ежовые рукавицы. Надо держать самого себя в ежовых рукавицах и не допускать больше подобных оплошностей. Последний образ, который промелькнул в памяти, перед глазами пернатой, это был острый шип, торчащий из-под земли. Это недавно прошедшие события, которые пыталась вспомнить дипломат. Это события, который ментально отослал ей Дульхатрин, когда она вопросила про случаи что здесь произошли. Никогда еще. Никогда еще Раиша не чувствовала себя так паршиво. Ей хотелось провалиться сквозь землю. Ей хотелось, чтобы ее больше не стало в этом жестоком и несправедливом мире. Но если не станет ее, то не станет и детей. Несколькими несчастными жизнями меньше. Их и без того достаточно. - Надо бросать это дело. Надо с этим покончить раз и навсегда. Даже нужно. Это необходимо. Без этого никак. Никуда, - под этим многозначным «это» пернатая подразумевала все, отчего страдают другие и она сама: работа, из-за которой она пропадает целыми неделями, блуд и поиск того самого, превращая себя в развратницу и ночную бабочку - только без оплаты, а также самое главное - блуждание по этому миру и в своих уголках разума, выискивая свой жизненный путь и хождение по своим интересам, чтобы найти саму себя, которая безнадежно потерялась. Раиша отлично осознавала, что работа - это просто заглушка. Глушитель всех страданий и мучений. Это облегчение того морального вреда, который Рая наносит сама себе. Она на нее ходит, чтобы хоть чем-то себя занять и не думать о том, что все ужасно. Дети - лишнее напоминание о том, что она совратила самцов, чтобы в очередной раз заглушить моральную боль. Способ сразиться со своим сокровенным страхом - остаться с ним наедине. - Нельзя вечно прятаться... - ухо в очередной раз дернулось. Шепот. Дети о чем-то шептались между собой. Точнее, Ингвур что-то внушал Яре. Если они решили отречься от своей матери - это их выбор. Мать не станет настаивать на том, чтобы они передумали. Она не станет плясать под дудку, чтобы исправить это положение. Само как-то выправиться. Об этом Саша предпочитала не думать в принципе, чтобы в лишний раз не нагружать себя моральными нагрузками и впасть в депрессию. Осень выпрямилась и посмотрела на небо. Первый раз за все это время она подняла голову. Захотелось летать. Крылья рефлекторно вздрогнули, давая знать о своем желании снова зачерпнуть воздух и ловить дуновения ветра, чтобы пролетать над реками и горами, дразня птиц. Тяжело вздохнув, драконесса выдохнула изо рта густой пар. - Стресс, - мерцающая слезинка скатилась по щеке и заблудилась где-то в районе подбородка среди шерсти.

+1

105

22 день Морозного месяца.
Утро.

[продолжение]

Осторожничает. В какой-то степени поведение ледышки пришлось Дульхатрину по душе: надрать кому-то зад хотелось, но совершенно не было желания получить ответно по роже. Вообще собрат поступал довольно умно, что ему играло на лапу: Болотник успел чуток остыть. Ровно настолько, чтобы сразу же не послать белобрюхого в пешее эротическое к Матери-Тьме, когда в голове зашелестела чужая речь. Дульхатрин поморщился, уползая обратно в болото. Готовившийся для ледяного грязевой ком спал, втянулся обратно в мутную воду и более не появлялся. В общем и целом в этом можно было увидеть нежелание Дульхатрина отвечать и продолжать разговор, можно было даже оказаться правым, поскольку Мрачный действительно в первые секунды хотел попросту уплыть и сделать вид, что ничего не было, никого он не видел.
"Звёздная послала... Тоже мне, избранный. Как остальных посылать за бумажонками дрянными... Звёздная! Ха! Почему бы ей самой тогда не побегать, например? Или что, не хочется на бренную землю возвращаться? Статус не позволяет? Легендой быть удобнее?.. Что вообще за цирк?! То пропасть, то явить себя во сне, дав надежду, отмахнуться какой-то дрянной бумагой... Потаскуха моральная," - Дух крайне негодовал, но все его наговоры на Праматерь были скорее вызваны грузом свалившихся бед, чем реальным недовольством своего Творца. И посему, как только первый приступ ярости прошёл, в голову Дульхатрину пришла умная мысль: "Хотя, может, всё это связано... И это не такая уж дурость, какой мне кажется... И досталось же, гр, на свою голову! Хрен с тобой, ледышина, вещай, хренов избранный!"
"Не ходи кругами, Дик. Меня звать Хат, но это не важно. Зачем ты пришёл? Желаешь узнать, зачем позвала Праматерь меня? Или ещё что тебя интересует?" - тон Болотника даже в мыслях был холоден, пожалуй, в этом он мог сравниться с Духом Льда, однако  неприязни или же какой-то враждебности в голосе не было.
Дульхат снова поднялся из болота, выполз на берег, в пушистый мягкий снег. Удобнее говорить, когда видишь собеседника, даже если это лишь телепатическое общение. Прямо приглашать опуститься вниз Дух не стал, только неясно кивнул в сторону, не прекращая глазеть на собрата. Если вдруг белобрюхий решит приземлиться, он будет не против. Даже подскажет место, где Дик не утонет.

0

106

Дульхатрин
Раиша

Сбежать дальше не дал Дух. Конечно, он большой и сильный!
Огромная лап сомкнулась на мелко и подняла в воздух. от неожиданности Яра сделала еще пару шагов по воздуху, пока все конечности в итоге не повисли. Безвольно. Совсем безвольно. Но лапа Дух аккуратна, не оставляет никаких следов на шубке.
- Верю... - тихо шепчет меховой комочек. Верит ли? Вроде да. Разве можно не поверить этой большой зеленоватой морде, с носом картошкой? Он же рядом. Один из немногих взрослых, который рядом. Который действительно защищает, наставляет. Беседует с ними. Рассказывает интересности. "Верю!"
Яра грустно улыбнулась. Лишь уголками губ, совсем немного изменив страдальческое выражение мордочки.
Оказавшись на спине взрослого, Чара зарывается мордой в свой лапки, вытирает слезы. Успокаивается. Возможно. Вот Ривингвур подсаживается ближе, и накрывает её крылом.
"Зачем я бегу?"
Яра слушает, внимательно, и качает головой. А после разводит лапами, как бы намекая, ты же сам знаешь, кто мои родители. Другого примера и нету у меня. А на кого смотрит птенец, как не на родителей? Остается смотреть на Дульхатрина, но стать таким как он Садже не дано. И она это понимает. Даже когда ей стукнет более четырех тысяч лет, разве сравниться он с Духом? Конечно, нет.
"Но можно попытаться быть похожей. В чем-то..."
Местами, кусочками, осколками души.
... встретишь беду лицом к лицу?...
- Это сложно... - шепчет в ответ Ярея. Рив был прав. Отчасти. Стоит быть сильнее. Но это в разы сложнее, когда ты один. Одна в данном случае. Когда ты такая маленькая точка в этом мире. Когда ты ничего толком не значишь. Разве не правда? Кто она? птенец. Будущее стаи? Смешно. В ней нету особенных талантов, или же она просто их не замечала. Так и что? За что бороться? Зачем собирать силу воли, смелость, или что там еще? Ради чего? Ради какой цели?..
- Из-за меня случилась ссора, Ривингвур! Если бы меня не было... Если б я исчезла.... - слова застревают в горле. Это больно. Почему он помогает ей? Пару минут назад он рычала, кричала, скалилась на него. Но он не понимает. Все не так, все совсем не так, как должно быть!
Виновата.
Чара обнимает себя, и снова слезы текут из глаз. Она не своя мать и сдерживать их не умеет.
- Ты бы не допустил такой ошибки. И Деймос тоже. - и возможно куча других птенцов не сделали бы такого. А она ухитрилась.
Вдох, выдох. Лапка снова вытирает слезы.
Может, все не так плохо? Они живы. Все живы. Мама рядом. Нужно радоваться. И Дуль тут. Семья в сборе. Разве не повод для радости? Лучик света посреди неба, что заволокли темные тучи.
- Прости, Ривингвур. Ты прав, мне... Стоит быть сильнее.

0

107

Дульхатрин

Дух остался в воздухе. Летал он хорошо, хотя казалось бы — лёд тяжёлый. Но в полёте Дик был как снежинка на ветру. Будто изо льда у него была только наружность, а внутри лёгкая и беспечная пустота, хрупкая и острая. По-своему обманчиво и по-своему… правдиво. На фоне неба дракон смотрелся как призрак. Даже создавалась зрительная иллюзия, будто он просвечивается насквозь. Этакая обманка.
Дик чуть изогнул бровь и выразительно опустил уголки губ, наблюдая за тем, как Хат уползал обратно в своё болото. Несколько секунд дракон был уверен, что Хат проигнорирует его и вообще не будет говорить. И тогда Дик, в принципе, просто улетел бы. Не хотите — как хотите. Ваше дело… Хотя, по сути, общее. Но насильно мил не будешь.
''Даром только пузыри, бурча, не пускает'', - отметил он и едва сдержал усмешку. Впрочем, оттуда — снизу - её всё равно нельзя было бы разглядеть.
''Желаю узнать, что удалось тебе отыскать в Соборе. Это должен быть свиток с летописями'', - сообщил Дух Льда, не спеша сразу вываливать на Дульхатрина всё, что ему известно. По крайней мере даже если и пытаясь донести всё, что нужно, то максимально лаконично и ёмко. Очевидно, на милую беседу болотный не был настроен. Ледышка тоже. Тут скорее дело делом, общение потом. А лучше вообще без него.
''Мне было видение. Предположительно от Звёздной. Я знаю, какие Духи куда отправились, получив послание. Я уже говорил с Пустынной, спускавшейся в подземелье. Она отдала мне ту часть свитка, что сама нашла. Должно быть ещё две. Ты был там с Духом Лавы,'' — ох, знал бы, как мысленно Дульхатрин эту самую Звёздную покрывал.
Будет ужасно весело, если окажется, что свиток у Духа Лавы и остался. Вот уж с кем не очень хотелось бы контачить. Лава и Лёд — какой союз может быть ужаснее?
Дик аналогично не проявлял эмоций, когда передавал мысленную речь. Он докладывал, будто зачитывал монотонно то, что ему, всего навсего, было положено сказать. Навязываться со всем этим он не стал бы. Те Духи, что желали собрать всё воедино, пускай соглашаются. Ничего, что удалось узнать, Дик не утаит. Может, тогда в голове станет спокойнее от выполненного задания, которое выражало, определённо, какую-то часть его предназначения. И видения перестанут преследовать во сне и наяву.

Отредактировано Дик (9 Мар 2016 13:44:54)

+1

108

24 день Морозного месяца.
Большое болото, утро.

[продолжение]

Самым кончиком пера Ривингвур снимает одну из слезинок, катящихся по щеке Яреи. Не говоря ни слова, всматривается в неё пронзительно и требовательно, будто это шар предсказаний и сейчас он откроет юному Духу всю правду этого мира. Однако слеза "молчит", птенец тут же встряхивает крылом, избавляясь от неё и от наваждения.
- На ошибках учатся. Отец всегда говорит это мне, а я - тебе. Ты можешь их избежать, если будешь следовать гласу разума. Сердце важно, но оно чаще всего ведёт нас к ошибкам. Умей его себе подчинить, - Сонный старается говорить спокойно и важно, прячет усталость, зеркально повторяющую состояние отца. Ингвур тоже устал и хочет совсем чуть-чуть отдохнуть, но обстоятельства вынуждают его быть не просто серьёзным, а быть взрослым. Крайне тяжело. Однако хотелось порадовать Дульхатрина, который столько сил и времени вложил в его воспитание, да и показать, что он такой маленький, а уже такой мудрый и сильный духом.
- Будь сильнее. Учись на ошибках. Не стремись за ложным, - шептал он Ярее, придерживая её крылом, будто в любой момент она могла упасть, - помни, что у тебя есть семья... Настоящая семья, которая тебе поможет, если ты сама не сдашься.
Ривингвур мягко склонил голову, лбом касаясь щеки Яреи. Он будет очень рад, если его слова, его истина, не уйдут впустую. А пока можно и отдохнуть, чем Рив и занялся: вытянулся, заложил крылья тёмной аккуратной "мантией" и принялся озираться по сторонам, гордо и по-хозяйски. Небольшой поклон его собственному самолюбию.
А вскоре показался и тот самый дуб. Дульхатрин, перешедший на лёгкий бег, не доходит до него метров пятьдесят и резко притормаживает, отчего птенцов по инерции относит немного вперёд. Разлетается во все стороны снег, осыпается с ближайших кустов, в которые зелёный Дух ложится почти сразу без каких-либо видимых на то причин. Ривингвур, несколько мрачно наблюдавший за этим, не выказывает никакого удивления и даже зевает, прикрыв острозубую пасть лапкой.
Сильный Дульхатов хвост ударяет несколько раз по соседней сосне, заставляя её жалобно заскрипеть и опасно накрениться. Глухой гул разносится по округе, но быстро затихает. Однако этого оказалось достаточно, чтобы в корнях дуба зашевелилось живое и выглянуло на свет белый мордочкой Деймоса. Длинные уши-локаторы чутко дёргаются на малейший звук, подозрительный или нет, а зоркие глазки цепляются за любую неровность в сугробах. Духа и его спутников он замечает не сразу, но, разглядев, не спешит выйти. Машет в ответ хвостом с длинной метёлкой-кисточкой и выбегает только тогда, когда получает ответ. Деймос хочет стать шпионом и Дульхат с удовольствием играет с ним в разведчиков в любой удобный момент. Вот такая вот встреча - дело привычное.
Допрыгав до семейства, птенец хищно скалится брату и сводной сестре, кивает Мрачному и с беспокойством вглядывается в мать. Забавно. Хитрый, уже почти всамделишно коварный и немного подлый Деймос более всего любит свою мать, а не так похожего на него отца. И потому он вьётся сейчас рядом с ней, пытается понять и выспросить, что же случилось.
Дульхатрин улыбается, но как-то вяло. Счастливая семья... Он представлял её немного иначе. Да и как-то раньше он вообще не воображал у себя появление целой семьи. Зачем она ему? Одному и так хорошо ведь. А вот когда семья появилась, то по какой-то причине, сейчас-то вполне очевидной, её наличие счастливым его не сделало. Радовали только сыновья, пожалуй. Два крепких и прекрасных птенца... Дульхат с удовольствием бы остался с ними. Но только с ними. А так...
- Можете отправиться в гроты, там сейчас сухо и есть все запасы на зимнее время. Раиша, в большой склянке на верхнем уступе... Тебе понравится, я старался. Обязательно попробуй отвар.
"Потому что он успокоительный. А у меня нет времени."
- А мне нужно ещё успеть в пару мест... Так что вынужден буду проститься.
Дух с отеческой улыбкой и почти смертельной усталостью в глазах потрепал по голове Деймоса, приобнял крылом скатившегося с зелёного бока Ривингвура, подмигнул Ярее и немного неуклюже поклонился Раише. Негусто, но это едва ли не лучшее, что мог сейчас сделать Дульхат.
- До встречи, - это было сказано уже на бегу, Дух стремительно удалялся от дуба, будто спасался бегством. Последнее послание едва не ушло в никуда, но всё-таки достигло Садже: "Не грызи себя. Это не поможет. Возьми себя в лапы и борись."

Выход Дульхатрина из временного эпизода.

+2

109

22 день Морозного месяца.
Утро.

[продолжение]

Приглашение, пусть и такое невнятное, отвергли. Не велика потеря, но почему-то пришлось не по душе. Возможно, будь Дик послушнее, мнение о нём Дульхата слегка покачнулось в сторону положительную. Ан-нет. Завис себе в воздухе. Не желает спускаться вообще, даже по своей воле. От этого Хату становится немного обидно. К нему, гаду такому, с душой, а он! И не друг, и не враг... А так...
Возможно, это Дульхату стоит быть гостеприимнее. Вполне вероятно, что, рассыпься он в словах радости да благодарности неизвестно за что, было бы лучше. Ну, хотя бы мог бы быть не таким ворчливым и агрессивно настроенным по отношению к ледяному, а ещё конкретно выражать свои мысли, чтобы не путать других. Но он устал. Очень-очень устал, причём душой: вымотался эмоционально так, что хотел накрыться меховом подушкой и сделать вид, что его нет, мира вокруг нет и вообще ничего нет. Кажется, нервы у него начинали сдавать.
"Уходи, противный." Вот что сказал бы Дульхатрин в другом случае. Но последние дни и всё, что произошло, уместившись в них, показали, что следует быть внимательным и пользоваться шансами.
"Белый, мерзкий, чужой." Вот что думал Дух, глядя на Дика. Он видел эту холодную красоту, чистую и чуть ли не стерильную, сливающуюся с небом, похожим на неё в точности.
"Ты мне не брат." Вот что уяснил для себя Мрачный. В других Духах он чувствовал связь. Здесь - тоже, однако не желал её принимать. Несмотря на то, что этот ледяной был ему "роднее" многих, что-то упорно отказывалось его таковым видеть. Да, Бездна всё поглоти, Лавовая ему была милее, чем это ледовое рыло!
Дульхатрин едва не сотрясался мелко от сдерживаемого раздражения. Он привык терпеть, однако это вовсе не означало, что ему приятно. Болотник никогда не обязан был что-то любить. Так же, как не обязан любить этого Духа. И терпит он, уже терпит, его потому, что тот, видимо, обладает особенным знанием, ему, Дульхату, пока не доступным. Как же будет обидно, если Дик разочарует. Хат любит знания, даже если они не всегда полезны. Он как большой-пребольшой зелёный хомяк, собирающий их за "щёки". Старательно и бережно хранит у себя, делится неохотно. Это важно. Ведь Дик явно чего-то хочет. И вряд ли это будут каки-нибудь травки, за которые Дульхатрин вечно гоняет с болот светлых драконов, или что-нибудь такое. Нечто... Особенное! Хат в нетерпении ждал.
Покуда Дик говорил, Болотник понял, что у него очень затекла шея. Ещё очень хотелось сделать ехидную морду и вопросить в нос: "Да ладна?!" Умом-то Дух понимал, для чего ему об этом говорят. Во-первых, чтобы понял всю ситуацию. Или же почти всю. А, во-вторых, чтобы поверил.
"Приятно знать, что не одного меня Матушка-Звезда решила разыграть," - всё, что сказал бы Дульхат, не будь он всё же заинтересован. Хотелось докопаться до истины. Может быть, это всё действительно мозаика? И, собрав все части воедино, они, Духи, получат нечто фундаментально важное! "Да ну не, бред какой-то," - скепсис так и прёт. Памятуя прекрасно о прочтённом в Соборе, Хат всерьёз полагал, что это насмешка. Только не от какого-то там проходимца, а от Праматери. Звёздным тоже может быть скучно.
- Позволь узнать, а что же было в первом послании? - первым отвечать на вопросы Дульхат не станет.

0

110

Дульхатрин

Уголки губ Духа поползли вниз, а брови, вместо того, чтобы вскинуться выше, наоборот опустились, сдвигаясь к переносице. Тьма на месте провала за отсутствующим правым глазом буравила Духа Болот. Подозрительно и неприязненно. Но понять это по чёрной дыре было нельзя. А левый глаз ничего не выражала. Как будто в принципе не был способен на эмоции.
Дух начинал злиться. Внешне выразилось это лишь в усилившихся взмахах крыльев, что вполне могло сойти за необходимость. Дабы в воздухе лучше держаться. Но на деле вовсе не являлось таковой.
"Это... просто... возмутительное... невежество! Да кто вы все такие, уважаемые братья и сёстры?! Чтобы я перед вами распинался, летал по всевозможным уголкам Саяри, выискивал ваши задницы и объяснялся, пытаясь вас, великих и могучих, заинтересовать. О, умоляю, снизойдите, обратите на меня внимание!" - Ледяному стало так мерзко и противно, что аж захотелось сплюнуть смачно в сторону, но его эстетство не позволяло. Потому дракон лишь сильнее скривился, будто нерв лицевой защемило. И Дик ещё больше укрепился во мнении, что это будет последний Дух, которого он посетит. Потому что с него довольно... довольно!
Никто не просит вас встречать с распростёртыми объятиями. Но проявить хоть капельку уважения к чужому труду! Сначала Пустынная, которая так от него отмахнулась, теперь Болотный. А не пойти ли вам всем к чёрту?! Летай тут, понимаешь, собирай вас, уговаривай, сборище дармоедов какое-то! Концентрация хамства!
Только взгляните на него! Ох, так и быть, что там было, покажи уж. Припёрся тут - на болото моё.
У Ледяного было стойкое желание сейчас просто развернуться и улететь. Улететь к чёртовой матери - Светлой или Тёмной - не уточняется. И всё. И катитесь все в тартарары. Вместе со своими свитками.
Впрочем, свитки не виноваты. Свитки Дух бы себе оставил. А вот треклятые братья и сёстры - эти надутые, важные особы - могут идти лесом. Болотный, к слову, отлично подходил под определение надутого. Уселся там, аки лягушка, да поквакивает.
Дух Льда хмыкнул и, сощурившись, чуть дёрнул головой. На морде его застыла, подобно ледяной корке, быстро и резко маска безразличия, пофигизма и абсолютной отстранённости от всего вокруг.
Что поделать. Дик был отличный эмпат. Сам по себе. Он мог хорошо чувствовать, понимать и аналитически догадываться до чужих мыслей и чувств. Что позволяло ему делать выводы без долгих бесед с драконом. И настоящий вывод гласил, что продолжать разговор, скорее всего, не стоит.
Но так как прямо сейчас улететь Дик не мог, решил всё же показать Дульхатрину свиток.
С дико мрачной физиономией Ледяной начал спускаться вниз, не дождавшись разрешения от болотного. Хочет получить ответ? Тогда нехрен возникать.
Ждать, когда Хат услужливо подскажет место для приземления, Дик не стал тоже. И, выказывая теперь даже некоторую наглость, весьма, впрочем, обоснованную, нарастил под собой небольшую ледяную площадку. Лишь для того, чтобы приземлиться на родной лёд, а не на грязное болото.
На поясе у Духа висела колба изо льда, в которой был свиток. Вынув его, он всё с той же физиономией, не дрогнувшей ни на секунду, протянул его Хату.

Содержание свитка

День 2, месяц Жаркий, год 3001
Стаи фактически сформированы. Шесть очагов по числу Стихий, взятых за основу. Интересная система. Надо посмотреть, как она будет развиваться.
День 27, месяц Жаркий, год 3001
Духи пытаются договориться между собой и разделить территорию. Дочери собрали вокруг себя свои творения, сформировали Альянсы.
День 24, месяц Сонный, год 3001
Основные договорённости выведены. Духи готовы защищать свои стаи до последнего, но и хвостом не шевельнут ради посторонних. Печально, хотя и ожидаемо.
День 16, месяц Морозный, год 3001
Не все драконы пожелали жить под крыльями Духов. И новые Главы больше заняты своими делами, нежели предназначением. Моя ошибка. Попробую повлиять.

+1

111

24 день Морозного
Большое болото. Утро

Раиша как дипломат-профессионал не очень любила провалы в заданиях. Также она не любила провалы в личной и семейной жизни. Она терпеть не может, когда что-то срывается, идет не по плану. А еще не любит срываться сама. Психология, терпение, стрессоустойчивость. Ха, терпение. Интересная это штука. Вроде оно есть, вроде его и нет. На заданиях пернатая чувствует себя очень спокойной, сдержанной, даже малейшего желания нет, чтобы вспылить. А может дело в отварах, которые ей прописывают целители? Успокоительные, отвары от стресса и головной боли. А с детьми… Здесь немного другая история. Вроде как терпения и много, вроде его и нет вообще. Когда дети начинают переговариваться со взрослыми, то можно просто объяснить, без грубостей, резкости и повышения голоса. Раньше таких срывов у Раиши не было. А может она просто не знала о том, как тяжело со своими собственными? Она обычно сидит с чужими детьми, рассказывает им небылицы, кого и когда она видела, играет или просто наблюдает за ними. Некоторые ее сразу замечают и начинают к ней подбегать и играть с ее крыльями, хвостом. Конечно, такая яркая особа! Грех не заметить.
Я не знала… забыла… - обреченно вздохнув, драконесса покачала головой от собственной растерянности. Она совсем забыла, что дети бывают разными. Это все зависит от воспитания. Как же! Чтобы дети были хорошими и с манерами, ими надо заниматься. Раиша выросла такой. Ею занимались? Да не сказать, что слишком много проводили времени. История повторяется. За ней не смотрели, практически не играли, а она со своими детьми, после дети не будут смотреть за своими, повторяя за родителями. Круг замыкается.
Дульхатрин нес детей на своей могучей спине, которой все нипочем. Моря по локоть, горы по лодыжку, короче. Было время, когда и я каталась на этой спине. Эх, хорошее было время… Печально вздохнув, Рая задумалась и начала грезить по старым добрым временам, когда ей и Хату было весело и не очень. А ведь когда-то он спас мне жизнь. А я ему отплатила. Слабо, но отплатила. Помогла, чем могла. Пернатая плелась сзади Духа. Слышался шепот и голоса детей. Ингвур что-то ей говорил. То ли снова пытался обернуть против матери, то ли успокаивал. Иногда Сонный такой забавный. То строит из себя не знамо что, то настоящий ребенок. Эх, дети… Хат резко остановился. Навострив уши, драконесса приподняла голову (все это время она шла с опущенной головой, глядя себе под лапы) и увидела давно знакомый себе дуб. Рая давно уже успокоилась и думала, чем бы заняться. Ухо непроизвольно дернулось в сторону грохота. Посмотрев на источник шума, драконица наблюдала, как Дух бьет по деревцу хвостом. Шум очень сильно напрягал уши, отчего голова быстро начала болеть и отдавать пульсацией с каждым ударом. Опа, вот и заспанная мордочка Деймоса. Как же я, оказывается, соскучилась по деткам. Птенец вышел из логова и начал подбегать к ним. Сперва поздоровался с Ингвуром, крепко обнялся с Ярой, пожал лапу отцу, затем начал крутиться около матери, выпрашивая о ее состоянии. Раише осталось только уклончиво ответить ему, что она очень устала, но, несмотря на это, очень рада видеть их всех. Пройдя вместе с ними к дубу, драконица посмотрела на Хата. Тот начал прощаться. Потрепал детей, затем поклонился Раише. Неуклюже, но как может. Куда он торопится? Скорее всего, дела нашлись какие-то. Что ж, теперь очередь горе-мамочки посидеть с детьми. Хат отослал ей ментальное сообщение о том, чтобы она себя не грызла и боролась с этим.
- Я постараюсь, Дульхат. Я постараюсь… - слабо улыбнувшись уголками губ, прошелестела Раиша. Эти слова словно небольшой светлячок в темной комнате осветили разум дипломата, отчего та почувствовала себя увереннее и лучше. Вздохнув и посмотрев на детишек, Саша осмотрелась. – Давно меня здесь не было. Ох… - дипломатка подозвала к себе детей и направилась в грот, где, как сказал Хат, находились запасы на зимнее время. Раиша не ела пару дней. Хотя ей говорили, чтобы она ела помалу, но часто. Размечтались… Хмыкнув про себя, Рая навострила уши и нервно дернула кончиком хвоста, выдавая свое беспокойство. Иногда чувство беспокойства, тревожности и нервозности наступали очень неожиданно. Даже для нее самой. – Так... Кто голоден? – вопросила она, оглядывая детей. Останется дождаться ответа детей и накормить их. А пока она ждала, пока ребята точно поймут, голодны ли они, драконесса выискивала тот самый отвар, про который говорил Болотник.

0

112

Ярея кивнула. И еще раз. Быть сильнее и учиться. Это сложно, как она говорила, но, в общем-то, возможно. Если очень захотеть, можно справиться. Идти вперед, не останавливаться. Никто не должен тебя пинать, если ты см ничего не делаешь.
Мелкая драконёнка спародировала брата, как и он укутавшись в крылья, хотя взгляд был больше усталым, нежели хозяйским. Да и не хозяйка она, скорее гостья. Ей нравятся Болота, но все же, управлять ими она не в силах.
А вот Дух доходит до дуба, зачем-то ломает несчастное дерево (ну зачем он так, бедолагу?!), но действие вызывает нужный, а может и не очень эффект - еще один братец показывается на свет, аккуратно осматривая местность вокруг.
Деймос скалиться на земляную, отчего та вжимается в крылья, снова чувствуя себя жутко виноватой перед всеми. Ошибки. На ошибках учатся. Со вздохом мелкая спрыгивает со спины Духа куда-то в сугроб, выпрыгивает из него, отряхивается. Слушает, что говорит взрослый, наблюдает за ним. Дульхатрин, кажется, тоже устал. Но куда-то все равно уходит.
"Подмигнул мне?"
Чара не сразу понимает, что так и есть, но так и есть! Дух Болот подмигнул ей! Девчушка улыбается, немного грустно, но бывает.
- Успехов! - крикнула Ярея, помахав лапкой на прощанье. Что за дела такие, интересно?
Малышка быстро переключила внимание на мать, как только крупная зеленая тушка скрылась из глаз. И вовремя, мать подзывала к себе их всех. Прыжок, еще один. Уф, тяжело! Снега много, а мы маленькие. Еще прыжок, там снег уже утоптан. Высоко поднимаем лапки, доходим до матери. Внимательно на нее смотрим... Продолжаем не понимать, что происходит.
Носик недовольно морщиться, но молча добираемся до грота вместе с семейством. Неуверенно переступает с лапы на лапу, согревается. Тут сухо и пхнет травами и едой. Драконесса села и облизнулась, хотя сказать, что она сильно голодна не могла.
Зато в голове миллион и больше вопросов. Они прыгают, переливаются, соединяются друг с другом, снова разбиваются, и звучат уже как-то совсем по идиотски.
Садже мотнула головой и попрыгала туда, где были отвары, пододвинув одну колбочку в мамину сторону. Дескать вот он, смотри!
- Как дела, мама? - единственный вопрос, который она все же решила озвучить. Пока что. А Раишин вопрос мелкая уже упустила из внимания. В конце-концов, она может поесть и потом.

0

113

Незнание правил никогда не освобождает от ответственности.
Некоторые промахи очень легко объяснить и легко от них уйти. Но не такие, как нервный срыв на детей или дипломатические промахи на работе. Это всегда нервировало Раишу. Это ее всегда беспокоило. Никогда нельзя сдаваться и выдавать себя нервами. Всегда нужно оставаться спокойной и приветливой. Твои проблемы никому не нужны. Некоторые мысли врезаются в память и не дадут покоя до тех пор, пока они сами не вылетят из головы. Раиша чуть было не угробила своих детей. Чуть было не подралась со своим другом. И как ее можно после этого звать матерью и другом? Рая до этого считала, что дети теперь к ней и на метр не подойдут, боясь ее и остерегаясь. Разве это дело, когда дети боятся собственной матери? Пернатая всегда считала себя обреченной на подобные провалы, когда хотелось даже плакать, забиться в угол и ни с кем не разговаривать. Зачем надо было заводить детей, когда тебе просто некогда с ними сидеть и возиться? Саша покачала головой. Такие мысли ни к чему. Ни к чему хорошему точно не приведут. Надо задавать подходящие вопросы, которые точно и прямо дадут самый оптимальный ответ. Но эти вопросы еще нужно подобрать. Это полный провал.
Посмотрев куда-то в сторону, Садже глубоко задумалась об этом небытии, провалах, разочаровании в себе. Она разочаровала других. Она предстала пред ними не в лучшем свете, когда лучше молча уйти. Спокойствие. Вдох. Выдох... Раиша пыталась себя утешить. Потом она резко вспомнила, что ей ментально отослал Дульхатрин - не грызи себя. Если бы все так было просто. Сказал и сделал. И проблем больше нет! Это было бы самым простым самообманом. Самовнушение. Таких вещей Садже никогда не понимала. Зачем отрицать то, что уже произошло, случится после или происходит сейчас? Очнувшись от этих размышлений из-за какого-то скрипа, Раиша моргнула и посмотрела перед собой. Ярея пододвинула к ней ту самую склянку, про которую говорил Болотный. Обессилено опустив крылья на землю, драконесса слабо улыбнулась краями губ и потрепала по голове дочь. Глубоко вздохнув, пернатая облокотилась о стену грота и так же обессиленно опустилась по ней, словно ей стало плохо. Она медлила. Она ждала. Она надеялась. Она сомневалась. Она потупила взгляд на этой пробирке, в которой плавала серо-зеленая жидкость. Радужная моргнула раз. Моргнула два. Все не исчезает. Она и не надеялась на то, что все исчезнет. Весь мир в целом и она в частности. Дипломатка думала: стоит ли пить этот отвар из трав для твари. Выпью я его. Что будет дальше? Поможет ли он мне? Медленно крутя его в лапе, драконица переводила взгляд с бутылочки на свои когти, с когтей на детей, с детей на бутылочку и по кругу. Тяжело дыша и вздохнув, Раиша убрала ее обратно на полку, так сказать, «на всякий пожарный», обхватила голову лапами и выпустила когти, запуская их в гриву. Она ее не зачесывала. Она нервничала и переживала. Очень тяжело и глубоко. Когти задели длинный шип на шее, который тщательно скрывала грива. Таких шипов в гриве в порядке около пяти-шести. Раиша их считать не принималась и не собиралась знать об их количестве. Щекотно. Но вместе с этим и не очень приятно. Где-то рядом засуетился Деймос, пытаясь привлечь к себе внимание и завлечь в игру. Ривингвур среагировал неохотно, отчего невольно тяпнул того за лапу. Дейм же в свою очередь Ингвура за крыло. Завязалась драка, шуточное сражение. Яра же спросила что-то. Вопрос пролетел мимо ушей, но смысл остался в голове.
Спроси что-нибудь полегче, - Раиша легла на землю, подталкивая к себе дщерь, затем укрывая себя и ее своим крупным крылом. Скрестив лапы и положив на них голову, пернатая наблюдала, как мальчики играются. Вот бы вернуться в то время, когда тебе неважно: есть ли у тебя работа, какие тебе нужно миссии выполнить, что вообще в целом происходит в мире. Детство... Самое беспечное время.

Отредактировано Раиша (20 Мар 2016 21:07:47)

+1

114

Мама не пила. Это плохо. Нужно было выпить! Дух Болот так сказал. Но нет. Мать молча крутила бутылек в лапах, о чем-то задумавшись. А вот птенцам думать не давали. Им велели только делать. Обычно.
Мелкая вздохнула, осматривая грот, выискивая взглядом что-нибудь интересное, пока взрослая борется со своими демонами. Или не борется. Ярея не была ясновидящей. Да и не знала, что мать сейчас вся в себе, что думает, переживает. Она легла и зарылась лапами в гриву. Не ответила на вопрос, в то время как братья начали очередную драку.
Мальчишки. Мелкая подходит и тихонько тыкается носом в мамкину щеку. Вдыхает родной запах, прижимается головой. Хочу чувствовать твое тепло. Хочу почувствовать, что ты рядом.
- Встретила кого-нибудь интересного? - снова спрашивает Яра, тихонько начав копаться в той самой гриве, потихоньку расплетая всевозможные заплеты и узлы. Почему так сложно говорить? Почему так проблемно найти причину для диалога? Пальцы бегают по волосам, осторожно. Аккуратно. Едва заметно.
Забота. Порой, очень важно показать, то ты любишь. Что ты рядом. Что ты не бросишь.
- Вы наверное считаете, что я полная дура... - шепчет земляная куда-то в шею матери, перебирая прядки, дернув ушами в сторону мальчишек. Звуки потасовки. Шуточная борьба, вечная. Во что это выльется в будущем? Будут ли они и дальше, дружной семьей? Или распадутся, забудут друг о друге?
На ошибках учатся.
Бум-бум.
Стучит кровь в ушах. Хорошо, что шерсть скрывает красный оттенок щек. Ошибка могла стоить жизни. Ошибки бывают разные.
Бум.
Стукнулась мелкая лбом о материнское тело. Как же сложно. Как же обидно. Ярея отошла и присела, оттолкнулась лапами от пола, запрыгнув на спину ко взрослой. Медленно вышагивая туда-сюда, будто делая массаж, Чара сама успокаивалась, удаляя утренние проблемы чуть дальше. Хватит есть себя.
Поешь других.
- Мам... А почему вы разошлись с папой? - как-то раньше её это так сильно не интересовало, как сейчас. Хотя за такие вопросы можно и по ушам получить. Но... Вопрос прозвучал в задумчивом тоне, а шажки дочери Раиша могла все еще чувствовать на своей спине.

+1

115

22 день Морозного месяца.
Утро.

[продолжение]

Уселся. Важная птица. Дульхатрин просто созерцал то, как Дух наращивает себе "перину". Интересно, а ему лёд что пух? Или таки в жопу колется? Ну или хотя бы он её отсидит? Хат бы проверил. Ничего не подумайте, это лишь праздный интерес разгильдяя-учёного. В какой-то степени он действительно им являлся. Учёным в смысле, разгильдяем-то он всегда был. Равно как и немножечко "дурачком", имея в душе странные желания порою. Он бы действительно с интересом посадил ледяного пятой точкой и на лёд на пару часиков, и ещё куда-нибудь. На муравейник там. Или лаву. О, да. Лаву!
"Забавно, но с чёртовой Лавовой было поприятнее. Или же я слишком устал," - Хат покосился на Дика. Устал, конечно. Но и Духи, братья и сёстры названые и не совсем, его не слишком радовали. Он их тоже, судя по всему. Дика так точно. Эмпатом Мрачный был, верно, но и проницательностью от природы обладал недюжинной, чтобы без магии рассмотреть эмоцию. А тут же буквально наголо демонстрировалась неприязнь. Неудивительно. Дульхату это не мешало, ему, своего рода, нравилась взаимность. Можно продолжать не стыдиться и ненавидеть ни в чём не повинного Дика дальше.
А покуда же... Дух наблюдал за тем, как из некоей колбы, только не из стекла, а изо льда, извлекается свиток. Ещё в когтистой лапе собрата было заметно, что он такой же, какой Мрачный видел в Соборе. Морда Болотника скривилась, поскольку воспоминания о его чёртовом путешествии по летучим подвалам были не просто живы, а весьма ярки и неприятны. Хах, да, сегодня его могло что-то раздражать больше Дика.
Через силу Дульхат взял свиток когтями, будто он в любую секунду мог взорваться или хотя бы просто его укусить. Повертел перед носом, забавно щурясь, разбирая текст. А затем фыркнул, давя в себе желание смять бумажонку и выбросить. Она вроде как важная. Не хочется иметь проблемы из-за секундного порыва.
- Предназначение, - пробормотал он презрительно, передавая свиток обратно. Настроения после прочтения не прибавилось. Собственно, чего-то действительно нового Хат не узнал. Лишь подтвердил свои догадки и уладил кое-как сумбур в том ворохе мыслей, который продолжал крутиться в башке ещё с самого Собора. И ответил на пару вопросов, пусть это всё и породило пару новых идей... Ора - прекрасная шутница, пожалуй. "Заставить бедняжку носиться за своими родственничками, которым откровенно плевать. Было плевать. И будет плевать. Это такой способ развлечься? Или тонкий намёк, что, если мы не помилуемся все друг с другом в дружеской эмоциональной оргии из добра и радушия, то всем будет плохо? Ибо "предназначение", "я так на вас рассчитывала", да? Смешно! Воистину смешно! Мне тебя, шикаяр дери, жаль, Дик!"
И затем Дух рассмеялся, легко и в какой-то степени непринуждённо, что резко контрастировало с предыдущими его настроениями. На душе просветлело чуток.
- Звёзды... Прости меня, Дух, - продолжая посмеиваться, но постепенно затихая, Дульхат даже немного сочувственно поглядел на Дика, - у меня нет свитка. Он остался в Соборе, либо Лавовая захватила его с собой. Если не сожгла со злости. Она могла.
Дульхат развёл лапами, окончательно стирая с морды улыбку. Дик может обидеться. И что-нибудь сотворить. С крайне малой вероятностью, да только Мрачному в любом случае это не нужно. Проще перестраховаться, чем допустить нечто непоправимое. И морду его озарило сосредоточенное выражение, а взгляд вновь сосредоточился на ледяном Духе.
- Я могу лишь показать тебе то, что я прочёл, если это поможет тебе. Пустишь? - лапа Хата коснулась виска, а набор образов, очень точных, ибо память у него была хороша, уже была готова "утечь" в мысли Дика. Но Дульхат терпеливо, с затухающим постепенно раздражением, ждал разрешения.

Образ свитка, если Дик согласен на мыслепередачу

День 9, месяц Вьюжный, год 3405
Духам не нужны конкуренты. Каждый считает, что выполняет свои обязанности в достаточной мере.
День 17, месяц Сырой, год 3416
Решено - новыми источниками будут младшие Стихии. Второй порядок даст не слишком много энергии, но мне не нужна ещё одна группа Духов. Нужно торопиться.
День 21, месяц Ветреный, год 3497
Основа трещит по швам. Ещё год-другой, и мне придётся покинуть планету, иначе потоки взбесятся. Младшее поколение почти готово. Дочери подали неплохую идею. Они не будут птенцами. Сделаю их уже взрослыми.
День 28, месяц Туманный, год 3499
И всё-таки Духи. Но другие. Они не будут знать стай с сотворения, они будут свободны. И смогут делать то, на что не хватает сил и воображения их старшим коллегам - хранить планету.
День 3, месяц Сырой, год 3500
Пришлось ограничить свою силу. Я больше не могу вмешиваться в дела Саяри, детишкам придётся разбираться самим. Но Младшие справятся. Если их Старшие сородичи по рога заняты своими стая, то эти - только собой и миром. Надеюсь, этого хватит.

0

116

22 день Морозного месяца. Утро
... продолжение игры с Дульхатрином.

Сдерживая в себе порыв развернуться и улететь к чёртовой матери, положив на всех других Духов большой и внушительный пенис, Ледяной дожидался, пока Хат изучит свиток и вернёт его. Свиток Дик спрятал обратно в колбу. Ему, конечно, хотелось бы получить второй — нечто материальное, а не воспоминание — но и так тоже… неплохо. Тем более если других вариантов нет.
Придурки. Одна не хочет отдавать свиток, хотя он ей нахрен не сдался, второй даже не забрал его и фиг знает, где он на самом деле.
Но больше уже ничто не было важно. В том числе и то, как Болотник относится ко всей этой ситуации. У Дика сложилось стойкое впечатление, что Дульхатрину класть. Только не на одно предназначение. А на других Духов тоже, вероятно. И не то, чтобы тут можно было в чём-то его упрекнуть...
Просто это раздражало. Всё по тем же причинам. Стараешься, а потом сам у себя и спрашиваешь, мол - на кой чёрт?
Дух Льда даже не стал интересоваться, хочет ли Болотный узнать о том, что из себя представляют все свитки, собранные вместе. Не стал спрашивать, сообщать ли ему, связываться ли с ним, возвращаться ли… кажется, Хозяин Грязи уже достаточно выразил своё отношение, чтобы никаких вопросов не возникало после.
Вот их и не возникло.
Никакой благодарности даже ждать не стоит.
Тьфу!
Да катитесь вы все в Бездну.
Нет-нет… Только не надо сейчас в своём восприятии строить картину, в главной роли на которой Дух Льда — наивный и уверовавший в других драконов. Даже если глубоко в душе хотелось поверить во что-то хорошее, так-то Дик знал, что драконам всё равно. Он был готов к тому, что старания будут напрасны. Он привык, что всё хорошее и ожидание этого хорошего кровавой лепёшкой разбиваются о скалы… Он привык разочаровываться, даже напоминая себя время от времени, что и Духи — это просто кучка пустозвонов! Кретинов, которые ничего не видят дальше своего носа! Которые просто не обладают достаточными способностями ни умственными, ни духовными, чтобы как-то вылезти из всего этого дерьма и стать лучше! И всё это — все они, эти пустоголовые простофили - не стоят внимания. Нужно было просто лишний раз в этом убедиться. Лицезреть повторно собственными… собственным глазом, что все они — его братья и сёстры — и яйца выеденного не стоят. Такие же мерзкие и мелочные. Такие же… не способные стать кем-то больше.
Бесполезные. Бессмысленные. Чьё существование пустое и незначительное. Ни для чего. Вы существуете, братья и сёстры, ни для чего. Вы — пыль. Вы — хлам. Что вас есть, что вас нет. И все эти высокие заявления, высокопарность, гордость, сила, мощь — всё это ничего не значит. Как и вы сами.
Вот что думал о них Дух. Укрепился в этом мнении в процессе своих путешествий. Спасибо Дульхатрину.
Ледяного аж чуть не перекосило, но только уголок губ дрогнул и веко дёрнулось. Едва ли это можно было заметить. В груди щемила злоба, лёгкая тоска и смирение с тем, как обстоят дела в этом проклятом, прогнившем мире. А Болотный тем временем смеялся. Да, смеялся. Над ним — Диком — и над ситуацией в целом. Это было последней каплей. Каплей, после которой хотелось просто наброситься и придушить эту жабу к едрени фени! Да только лапы пачкать жалко.
- Он остался в Соборе, либо Лавовая захватила его с собой. Если не сожгла со злости. Она могла.
- Ясно, - холодно отозвался Дух, внутреннее всё ещё борясь с бурей эмоций, завывающей в душе сумасшедшей и лютой метелью. Плюс... пришлось открыть немного своё сознание и дать Дульхатрину передать информацию о свитке. А значит ещё какое-то время себя сдерживать. И чуть-чуть потерпеть.
Получив данные из второго свитка, Дик решил, что подумает над ними потом. Сейчас явно было не подходящее время, место и, Бездна раздери, настроение!
Распахнув крылья, Ледяной с мрачным видом — подобный грозовой туче — поднялся в воздух, рассеивая ледяную платформу под собой. И начал набирать высоту, ничего более не сказав.
Ужасно хотелось кого-нибудь пнуть. Очень сильно.

Игра завершена.

Отредактировано Дик (29 Мар 2016 10:00:19)

+1

117

Раиша наблюдала, как мальчики играются. Она все-таки понимала, что хотела бы вернуться в то время, когда тебе ничего не страшно, не волнует. Страшно только тогда, когда встречаешь опасность лицом к лицу, висишь на волоске от смерти, а все остальное неважно. Страшно, когда родители ругаются. Когда кто-то из близких страдает, плачет, и тебе хочется провалиться сквозь землю. Рая прикрыла глаза и думала, что не помешало бы поспать. Поесть и немного прогуляться. Не на встречу с кем-то. Не разговаривая о политике с коллегами или с кем-то. Обсуждая с кем-то предстоящие или прошлые события. А просто гулять. И наслаждаться жизнью. Хотелось смотреть на небо. На звездное ночное небо. А особенно на звезды. Хотелось мечтать. Хотелось думать о всем, кроме работы и миссий. Хотелось просто и с душой отдохнуть. Со своей семьей.
Как дочурка уткнулась в щеку Раи, пернатая тихо заурчала. Приятно и спокойно. Дети рядом. И этого было достаточно. Посмотрев краем глаза на Яру, драконица вздохнула с таким облегчением и с такой тяжестью одновременно, будто она ждала чего-то ужасного, но этот ходящий ужас обошел ее стороной. Но вот он ухмыляется за углом и смотрит своими горящими глазами в упор. От этого становится по-настоящему страшно.
- Видела, дочь. Видела, - припоминая некого Духа Льда, который спрашивал ее о Звездной Праматери, пернатая легко прошлась по спине и крыльям дочери. Прикосновения. Ее присутствие. Это так успокаивало. Все невзгоды уходили на задний план. - Я встретила Духа Льда, - произнесла она, потрепав по голове и лизнув в щеку. Как же хорошо. Раиша хотела бы сама к ней прижаться, обнять, ласкать и гладить, заботиться и ухаживать. Но вот незадача: Яра из детей Раиши не единственная: еще есть Ривингвур - весь в папашу, а также Деймос - тихий и скрытный, будущий шпион. Яра - шустрая яркая стрелка, охотница и шпион на пару с Деймосом. Дети - самое счастливое и самое лучшее, что есть у пернатой в жизни. - Твоей маме очень везет на встречи с Духами, - грустно усмехнулась радужная, мысленно гладя дочку и гуляя в облаках, в то время как та расчесывала ее гриву. Укладывала спутавшиеся пряди. Дипломатка невольно дернулась, задрожав на секунд пять. Блуждание пальцев по ее гриве привело к щекотке, отсюда появились мурашки по коже, отчего шерсть еле заметно встала дыбом, а радужная дернулась и задрожала. Щекотка. Она такая.
Дура. Полная дура. Я, конечно, понимаю, что девочка уже наполовину взрослая, но такое о себе мнение... Не этого я хотела, когда увидела вылупившуюся дочурку. Рая поморщилась и приподняла край губ, обнажая белоснежные острые клыки. Раиша не воспринимала данные грубости и оскорбления как в свой, так и в чужой адрес. Нет, Ярея не дура. Это самооценка у нее заниженная. Неужели на нее так повлияло та ругань? Это даже руганью нельзя было назвать. Инцидент. Недоразумение. И еще один пункт. Ее дочь обратилась к ней на «Вы» или она имела в виду всех, кто входит в семью? Не этого дипломатка добивалась, когда растила дщерь.
- Яра, дочь моя, милая, солнышко, - повернулась к дочери Осень и уткнулась в ее тельце носом, тяжело дыша. Непроизвольно дернулись крылья и кончик хвоста, стуча шипами о землю. Как же тяжело. Как же сложно. Как же... плохо. - Не говори так о себе. Все совершают ошибки, - прикрытые глаза блеснули огоньком. Добрым. Теплым. Огоньком. - Всем нашим ошибкам есть причина, - тихо произнесла она. Позади послышались шорохи. Пыхтения и кряхтения. Мальчики прекратили драку. Наигрались. Приоткрыв глаза и взглянув Яре в глаза, радужная спросила: - Знаешь, какая? - слабо улыбнувшись уголками губ и лизнув дочь в щеку, пернатая почувствовала, как мальчики укладываются рядом с ней. Тепло. Раиша - наполовину огненная, отсюда и тепло, исходящее из нее, почти горячее. - Мы все живем в первый раз, - проговорила та и укрыла крылом мальчиков. Ярея же забралась матери на спину и начала делать массаж. О Шагри, как приятно. Расслабляет и успокаивает. Вздохнув и уложив голову на передние лапы, которые были предварительно скрещены, пернатая повернула голову в сторону мальчиков. - Ну и. Кто победил? - заботливо спросила та. Деймос указал когтем большого пальца на Рива, тот указал на себя. Не без доли скромности. Не сказать, что Ингвур был скромен или, наоборот, горд за свою «игрушечную» победу, но не постеснялся указать на себя, мол, победителем являюсь я. Усмехнувшись такому выводу, драконесса прикрыла глаза. Что было, то было.
Но тут вопрос про отца. Ши Рай. Сапфир. Поморщившись об одном упоминании про него, Рая помотала головой и закрыла глаза, выдохнув носом. Яра маленькая. Но почти что взрослая. Уже многое понимает. Ей интересно. С этим ничего нельзя поделать. Любопытство у детей часто берет свое. Только у Раиши оно в детстве впало в спячку. Ругать и давать ей в лоб за такой вопрос пернатая не собиралась. И даже в мыслях у нее не было такой мысли. Ярея спросила то, что ей было интересно. При своих. Не при чужих. Практически один на один, не считая ее братьев. Она все равно рано или поздно спросила это. Вздохнув, пернатая припоминала все то, что было между ней и воздушным магом, который ушел. Ушел в прямом смысле этого слова. Он все еще жив. Но очень далеко от нее и своей дочери.
- Мы с ним не расходились, Яра, - задумчиво протянула радужная и думала, как бы рассказать о их расхождении. - Твой отец из стаи Воздуха. Был там, - произнесла она и вытянула шею, прижимая уши к голове. - Но когда появилась стая Равновесия, в которую уходят все драконы, которым надоели розни между альянсами, он ушел туда, - сказала пернатая и дернула ушами. - Он меня звал. И просил меня забрать тебя с собой, чтобы мы жили одной дружной семьей, - добавила она и приоткрыла глаза, опустив их и смотря на землю. - Но я отказалась, - уши разошлись в стороны. Она жалела? В какой-то степени можно сказать и так. - Ты была в это время на территории нашей стаи, а я с ним встретилась у границ, - тяжелый вздох. - Стая Равновесия находится на другом материке, то есть очень далеко от нас. Телепортом не доберешься, равно как и порталом. Крыльями не сможем, - радужная слишком хорошо знала свою дочь, хоть и не встречалась с ней довольно продолжительное время. Она чувствовала, какие вопросы задаст Ярея, поэтому опередила ее и ответила.

Отредактировано Раиша (31 Мар 2016 20:38:10)

+1

118

Снова Дух. Маме действительно везет на встречи с ними. А везет ли? Можно ли считать встречи с Духами благословением? Кто-то действительно жаждит их увидеть, но ведь неизвестно, чем окончится такая встреча. Ярея хмурится, прикидывая, обдумывая.
- Далеко он ушел от дома... - наконец бормочет земляная, забавно нахмурившись. Вряд ли мама была на Ледниках. Значит Дух был не там. Где-то в другом месте. Что-то искал? Пальцы остановились, на мгновение, но потом продолжили свою работу вновь. Никто не мешал путешествовать Духу. А сейчас зима, наверное самая подходящая пора для путешествий. Для Духа Льда.
"Пускай забирает зиму с собой на ледники. Сколько можно?"
Надоел холод. Для охотников самая трудная пора. Это раздражает. Хочется тепла.
Обидно. Зима будет еще долго.
Раиша уткнулась носом в дочь, отчего последняя вздрогнула. Наклонила голову, свесив уши в бок. Солнышко. Он им не была. Земляная, фиолетовая. Но дело не в облике, а в отношении. Мама не злится. Облегченный выдох. Уф! А было так страшно, так гадко, так... паршиво?..
"Теперь знаю."
Думает Чара, кивает, и прыгает. Ходит по спине, где останавливается и топчется, подобно кошке, перебирая передними лапками. Вопрос для мальчишек пропускает мимо ушей. Почему-то в голове была уверенность, что победил Рив. Он же Дух.
А ведь ей, Яре, тоже везло на Духов. В каком-то смысле. И не только в пределах семейства, но и чуть дальше, где сияет категория - знакомые. Или может, друзья? Хм.
Но больше все же темных. На них Ярее в последнее время просто несказанно везет. Причем не на одногодок-сверстников. Взрослые. Самые разные. Немного странные, местами страшные, но вместе с тем не такие плохие, или не такие безумные. Пф. Глупые слухи и стереотипы. Вызывают толику негодования.
Ярея все еще ходила, молча слушая мать. Что значит не расходились? Раз не вместе - значит разошлись! Или как это в обще называется тогда? Семья должна быть вместе, не порознь.
Малая остановилась, и нахмурилась, опустив одно ухо, в то время как другое еще дергалась на голос матери. Стая Равновесия? Что это? Откуда? Стай же шесть! По стихии на стаю. Какое еще равновесие?! Что за глупость! Или нет?..
Часть вопросов Раиша успела пресечь. Яра невольно скривила мордашку. Хотя сама она не была уверена, что рванулась бы за воздушным куда-то. Сейчас её больше заинтересовало наличие еще одной стаи, о которой она раньше не слышала. Название странное, место обитания тоже. Другой материк... На картах не было иных материков. С другой стороны Ярея больше интересовалась территорией стаи Земли, а не весь остальной мир.
- Откуда эта стая? Зачем её создали? Почему они ушли жить на другой материк? Откуда другой материк? На всех картах есть только один! -
папа? какой папа? Тут целая стая, не пойми откуда появившаяся. Ши, пф. Все потом. Она потом еще подумает, что сподвигло отца так поступить и забросить и без того, видимо, нелюбимую семью. Сейчас интересно иное.
- И какие драконы туда ушли? Из других стай? Значит, они все предатели? А кто ведет ту стаю? Обычные драконы? - это было важно. Для Яреи нормальным было то, что во главе каждой стаи стоят Духи. Это было естественно и... Правильно. Так и должно быть. За время вопросов Садже успела спрыгнуть с матери и теперь крутилась возле, подрагивая крыльями и возя хвостом по полу.

0

119

Стая Равновесия. Немного нелепое название для той стаи, в которой никто не поддерживает никакого баланса в природе. Или все-таки поддерживает? Два Альянса враждуют между собой, по три стаи в каждом. И одна стая посередине. Это та стая, в которой есть та золотая середина, в которой могут быть те самые гармонии с собой и с другими расами. Нет расизму. Нет брезгливости. Нет вражде. Первое время Раиша хотела туда пойти, когда ее позвал Ши Рай. Но верность и лояльность к своей стае не дали ей такой роскоши, отчего пернатой пришлось отказаться. Свалив все на то, что это слишком легкий способ избежания проблем от войн, Раиша махнула хвостом и молча удалилась. Обиделась? Расстроилась? Это не обида и даже не гордость. Это путь для тех, кто не стрессоустойчив. А Раиша стрессоустойчива? Если взять на заметку, что она после пары миссий закрывается от всего мира и собирается со своими мыслями и божьими коровками в голове, то она больше любит уединение, чем плохо переносит стрессы и резкие перемены. Она столкнулась со многими разными точками зрения. И их надо все осмыслить, чтобы узнать: правы ли другие драконы, а права ли сама драконесса.
Дочь спрыгнула со спины, копируя ту самую кошачью грацию, доставшуюся от ее матери. Наблюдая за детьми при помощи глаз и сейсмики: дочь - зрительный контакт, сыновья - земля, - драконесса вздохнула и закрыла глаза. Немного поморщившись, обнажая клыки, предварительно подняв уголок верхней губы, отчего острие, разделяющее челюсть, немного выделилось, но его можно было принять за торчащую слипшуюся шерсть, дипломатка помотала головой. Слишком много вопросов. За время своей работы она уже отвыкла от такого количества вопросительных фраз, которые способна вывести из своих уст Ярея. Приоткрыв глаза и посмотрев на нее, пернатая выдохнула носом и легла на бок, после чего повернула голову в сторону дочери, благо, длина шеи позволяла. А также эластичность и гибкость костей и хрящиков.
- Эту стаю создали, чтобы избежать дальнейшей вражды и войны между Альянсами, - спокойно и тихо произнесла мать. Сейсмика просигналила о частом сердцебиении со всех сторон. Страх? Нет, это распирающее со всех сторон любопытство, исходящее от детей. Любопытство - не порок, так, кажется, говорят. - Мир меняется, малышка. Новые территории открываются, и драконы узнают много нового, - слабо улыбнувшись уголками губ, дипломатка слегка раскрыла крыло, разминая его. - Туда разные драконы ушли, - задумчиво протянула драконесса. И правда. Они предатели или просто кочевники? Беженцы? Это перевод в другую стаю, переезд или все-таки предательство? Об этом надо будет подумать и с кем-нибудь поговорить, обсудить, а там уже и порешить, кем они являются на самом деле. - Эту стаю ведут Духи Рассвета и Сумрака: Иррлуа и Фауст, - произнесла драконесса. - Знаешь, Ярея... - взгляд на мальчиков, -...дети. А эти Духи могли бы быть будущими Главами стай Света и Тьмы. Но они основали свою стаю, - именно по каким причинам и что этому способствовало, Раиша понятия не имела. Интересно, конечно, но это их личное дело. Если кто-то проболтается, то будем знать. А так нет. На нет и суда нет.

+1

120

Мама часто приносила с собой что-то новое. Что-то из того большого мира, что скрывается за границей стаи Земли, и за топями Болот. Это что-то не всегда было интересным. Но довольно часто об этом стоило знать, чтобы быть в курсе хоть каких-то событий.
Вот и сейчас, пускай с запозданием, Ярея узнавала о произошедшем. Не так давно, хотя новая стая определенно успел притерпеть целую кучу невзгод. Мелкая хотела бы пообщаться с ними. Узнать, как они живут. Узнать об обрядах и традициях, ведь наверняка они должны быть какими-то особенными, несвойственными для всех остальных стай. Вопросов становилось больше, но Раиша не торопилась с ответом. Было похоже, что мать собирается с мыслями, а может попросту решила не отвечать. За время её раздумий Чара успела сделать пару кругов вокруг братьев, попрыгать на месте, а после "растечься" на полу, в ожидании чуда. Как же долго!
Но Матушка все же ответила. Неспешно, монотонно. Как обычно. Как ей свойственно. Радужная никуда не спешила, будто специально издеваясь над тремя головами своих деток. Но ничего, это можно пережить. В неудобной позе на полу. С трепещущими крыльями и хвостом, что все еще елозит по полу, собирая сухие травинки.
Ей не понравились эти изменения мира. Неправильно. Мир меняется. Не должен был! У них и так все не слишком гладко! Лучше б меняли этот мир, а не создавали еще одну стаю! И чем только думали эти Духи?! Это неправильно. Стай должно быть шесть! Шесть, как и было! Стоило работать над ними, развивать, возможно, останавливать войны и болезни, а не бежать. Да. Трусы. Предатели. Неудачники.
- Думаешь, они еще живы? - спросила земляная, подаваясь вперед, приподнимаясь на задних лапах, но не удерживая равновесия, и снова падая на все четыре. Мир меняется. Бр. Неправильно, дико, абсурдно. Сбежавшие драконы, о чем они только думали? Это баланс в мире, а они решили создать что-то... Неясно. Расплывчатое. Будто туман заволок все пред мордой. Вот так.
- Разве может быть Свет другом Тьме? Они же... Ну... Вместе? - Яра немного смутилась, прижав ушки к голове, отведя взгляд от Осени.

0

121

Новости. Узнается много нового. Вместе с этим много и ненужного. Так как Раиша в основном играет телеведущего, то от ненужной информации, которая валит из говорящего ящика, деться ей некуда. Но бывают такие новости, которые дух захватывают и даже слушать интересно. И в таких случаях пернатая предпочитала оставаться зрителем. Как обычно и бывает.
Узнавая многое от своих коллег и состайников, пернатая больше удивлялась всему миру. Она качала головой и обреченно вздыхала. Если ей что-то рассказали, то за этим обычно следует и очередное дипломатическое задание. Чаще всего партийное. Но бывает и одиночное. Радужной хотелось в такие моменты и облететь весь мир, вопрошая у многих, особенно Глав стай: «Ну, ты чего?». Про себя же она в такой же степени вопрошала то же самое, иногда чередуя с: «Ты что?». Этот вопрос не означал, что дипломатка забыла, кем она является, а про дальнейшие действия. Она удивлялась всему и самой себе в том числе. Но больше всего себе.
- Кто именно? - спросила радужная, не совсем понимая, что имела в виду дочь. Яра могла спросить и про Духов, и про сбежавших. Может, все вместе. Пернатая дернула кончиком хвоста, слегка щелкая шипами. Свет друг Тьме. Здесь больше чем просто дружба. Здесь настоящая любовь между бывшими Наследниками стай. Крепкая такая любовь между ними. Дернув ухом в сторону шорохов, Раиша почувствовала, как под крылом ерзают мальчики. Те что-то обсуждали и переговаривались друг с другом. Шелестят и дергаются. - Дочь, я открою тебе небольшую тайну, - тихо произнесла Раиша и прижала уши к голове, ожидая от Яры реакции. - Любви все покорны, - добавила она, выжидая некоторое время, чтобы дочка проснулась и ее интерес тоже. - Вот ты. Взять тебя в пример, - Рая повела крылом в ее сторону. - Ты появилась на свет при слиянии стихий как Земля и Воздух, - сказала радужная и прикрыла глаза. - Тоже противоположные, но дали жизнь такому птенцу, как ты, - слабо улыбнувшись краями губ, пернатая выдохнула и почувствовала, как кто-то из мальчиков прижался к ее боку. Замерз, похоже.

0

122

Ярея сверкнула глазами на братьев. Что молчим? Ждем, когда я все спрошу? Ах вы наглые зеленые мелкие засранцы! И не стыдно? Может, тоже поинтересуетесь? В конце-то концов, другая стая! Другой материк! Вам что, кроме этой топи (пускай и любимой) ничего не интересно?! Ну же, ну? Нет? Не родите ничего? Совсем-совсем? Ну и ладно. Больно надо. Мальчишки. Пфе.
"Тьма. Свет. Одиночки Совсем разные драконы, с самыми разными характерами и мировоззрением. И целями. И еще чем-нибудь. "
Она вроде не была против того, что сделали эти драконы. Что сделали Духи. Но это было все еще слишком противоестественно, чтобы быть принятым. У них тут войны, а эти взяли и ушли. Разве можно бросить стаю? Разве можно бросить семью? На мгновении на мордочке мелькнула злоба. Догадайтесь на кого. Нельзя.
Пальцы задумчиво провели по когтю на крыле, тому самому, что помогает драконам лазать по вертикальным поверхностям. А вдруг они там все погибли? И больше никогда не вернуться? Сколько драконов больше не увидит улыбок, смеха своих любимых? Сколько считаются просто пропавшим безвести, не утрудившись сообщить остальным о том, куда они направились?
Ушки дернулись на голос радушной драконессы, а хвост непроизвольно скрутился рогаликом. Ась?
- Хочу тайну, хочу! - синеглазая быстро очнулась от мыслей, подползла к матери, навострив ушки, выжидающе глядя на нее. Конечно, хочу секрет. Хочу тайну. Хочу-хочу! А кто не хочет? Покажите его нам, мы посмеемся вместе! Другой вопрос, умеет ли дракон хранить секрет. Но в данном случае, сиё умение не требовалось.
Она... Да. Земля и Воздух. Противоположности. Ошибка ли родителей, или что-то другое? Кто знает. Но волею судьбы победила Земля, а не Воздух. Почему так вышло? В ней от земляных то, крупицы.
Явно задумавшийся птенец мотнул головой, и в пару прышков оказался под боком матери, уверенно подвинув братьев. Иш ты, разлеглись тут! Не только вам хочется полежать в материнском тепле, знаете ли.
- А почему победила Земля? - этот вопрос касался уже только Яреи. Действительно, почему? Карты сложились невиданно гладко. Или сошлись планеты?
Мордочка уткнулась в мамину шерсть. Садже прикрыла глаза, вслушиваясь в ответ матери, постепенно проваливаясь в сон.

Отредактировано Ярея (6 Май 2016 20:39:57)

0

123

Заметив, как дочь сверкнула глазками в сторону братьев, драконица посмотрела на них краем глаза. Даймон уснул, а Ингвур только делает вид, что спит, и слушает. Дернув ухом в сторону шорохов, дипломатка посмотрела на Ярею, которая проводила пальцами по когтя крыла. Разглядывая ее небольшие перепончатые крылья, Раиша вздохнула и бросила взгляд на свои комбинированные. Почему она такой уродилась? Временами драконесса жалела, что у нее такая внешность. Она слишком вызывающая. Яркая. В теплое время еще ладно - помогает скрываться среди цветов, но вот зимой эти краски ей очень мешают. Конечно, такую внешность грех не запомнить. По отцу она такой вылупиться не должна. Тот был того же цвета, что и Хат. Значит, внешность передалась от матери? Хорошо, что ее детей эта участь не постигла. Отчасти постигла Яру, но у нее внешность не настолько вызывающая, как у ее матушки. А у парней - внешность полностью отцовская. Исключение - Рив. У того имелась грива материнская. И у Яреи грива имелась. Короткая такая.
Дочь зашла со стороны, где лежали мальчики, и улеглась около материнского живота. Укрывая детей крылом, благо, размеры давали. Крупные крылья. Тоже был свой недостаток. Хорошо при полетах. Они подхватывают максимум попутного ветра. Воздушную волну могут создать. При пешем ходе они тоже помогали: оперся о крылья и занимайся делами. Но, бывало, они мешались. Сидеть, например. Бежать. Тянутся за тобой шлейфом и деть некуда.
- А это уже сила генов, солнце, - слабо улыбнувшись краями губ, произнесла пернатая и положила голову на лапы, предварительно их вытянув, уложив около себя хвост. Прикрыв глаза, Раиша глубоко вздохнула и посмотрела на чадо. Сыновья уже уснули, а Яре недолго осталось. Та уже засыпала. Сегодня был трудный день. Для всех в целом и для меня в частности. - Почему побеждают определенные гены у драконов в зародыше, нам не понять. Только ученым или магам, - тихо проговорила она и задумалась. Ее гены выиграли битву с генами Воздуха. Гены выигрывают по материнской линии. Духу же положено подаваться. Ему гены пернатой подались и проиграли битву за внешность. Но оттяпали свою часть во внешности сына Духа. Убедившись в том, что дети уснули, Садже легко провела по ним кончиком крыла, которым она их укрывала. Слабо улыбнувшись, драконесса улеглась удобнее и погрузилась в сон. Всем нужно отдохнуть.

Игра во временном эпизоде завершена

Отредактировано Раиша (14 Май 2016 18:02:51)

0

124

27 Мороза. День

АПЧХИ! - гулко разнеслось над заледенелой поверхностью топи, и с некоторых ветвей весьма плохо державшийся снег посыпался на землю белым песком.
Болото. Когда Драф был здесь в прошлый раз, лет эдак пять назад, оно было мрачным, грязным, полным надоедливых мошек. А сейчас, пришед сюда вновь, Гальдрафёдр оглядывал сиё страшное место с некоторым высокомерием, как на поверженного врага, ссохшегося и жалкого, смотрел сейчас полукров на топи, закованные в не очень прочный лед. Но высокомерие и насмешка над "покоренной" природой, просто-таки ярким пятном выпирающая на морде Драфа, просуществовали не долго; они были уничтожены как только ученый своими странными когтями проломил лед и испачкал лапу и жиже, оставшейся подо льдом в жидком состоянии. И вот теперь одна лапа полукрова была испачкана и издавала зловоние.
Мерзость!
Болото мерзко в любое время года - проверено, взято на заметку.
Но если в первый раз появиться на болоте - просто долг Драфа как ботаника. Он был обязан это сделать, иначе какой из него ученый? Да, этот проклятый долг шептал на ухо, что в мире кроме кактусов полно интереснейших растений, которые никто не описал и не опишет так, как это может сделать полукров; этот самый долг тянул Гальдрафёдра в самые непролазные места, которые только можно найти на Саяри, чтобы изучить какой-нибудь цветок; именно этот долг заставлял Драфа с риском для жизни пробовать на зуб стебель до селе не виданного элемента флоры. Именно этот долг не раз подталкивал полукрова к Серому Плену; но именно без него жизнь Драфа не имела бы смысла...
Вот так. Наркотик у каждого свой и не всегда этот наркотик растительного происхождения (хотя чего греха таить, и такие наркотики валялись даже сейчас в сумке ученого), чаще - психологического.
Но сейчас мороз. Поганый, для пустынного жителя, мороз. И ни одно растение не радует глаз своим сочным цветом - белым-бело.
Дело есть всегда. Особенно в таком богатом месте, как болото...
Драф искал болотного единорога, а точнее его пот, потому что единорог должен потеть в любое время года. Искал пока безуспешно.
Не впал ли он в спячку? - думал Гальдрафёдр, чьи познания в фауне не отличались особой полнотой.

0

125

27 Мороза. День
У Ривингвура было особое место, куда он прятался на болотах. Называл его он не иначе как своей пещерой размышлений - пусть месту и было далеко до пещеры в той же бесконечной мере, в которой Звездная Прамать была далека от понятия любви к своим творениям, то есть очень сильно, но что-то проглядывается в аллюзиях и сравнениях. Не удивляйтесь, но это был пень. Он был большим, ну, уж для птенца-то точно, с уродливыми корнями, полувылезающими из воды в более теплое время года, сам он был черным, но не трухлявым. И вообще был ужасающим. Дерево это когда-то пронзила молния - и с тех пор пень был одинок, его голова лишилась листвы, а пузо проела всякая болотная живность. Змеи его не любили, что странно: внутри было сыро, пахло травой, было много мха - и никто не мог влезть. Ну, никто большой и опасный. А маленький Дух Снов мог. Он-то знал, что змеиное племя просто любезно одолжило их маленькому другу это место - так, во всяком случае, ответил на вопрос мальца здоровенный питон, то и дело устало высовывая язык. В любом случае "пещера размышлений" принимала в свои чертоги всякий раз, когда маленькому Риве нужно было полежать в тишине и подумать. Думал он преимущественно о снах, которые видел - в последнее время ему стали приходить видения. И были они довольно тревожными. Папа был занят своими духовными делами - да и пугать его Ингвур не хотел. Не дело это. Пусть папочке и доверял он безгранично, но в последнюю неделю он ходил сам не свой, периодически поминая крутым словцом и Звездную, и Саяри, и Вселенную. Да, у папы определенно были свои тревоги. Мамы как обычно не было - да и делиться с ней подобным не представлялось возможным. Особенно - после её выходки. Он еще не умел презирать так, как делают это взрослые. В маленьком сновидце просто проснулась первая горечь. Первая боль душевная. В тот момент, когда в каких-то миллиметрах от него возник шип, он задел что-то в душе, пусть и не попал по телу. Разорвал, возможно, нить, связывающую мать и дитя. Называть Садже матерью было как никогда сложно. Тетушки Бармии давно не было, что птенца печалило, ей бы он, вероятно, выговорился. Она бы его послушала и помогла советом. Конечно, она ведь такая добрая и красивая.
Но более всего сегодня в пещере размышлений Сонный думал о видении, нагрянувшем этой ночью. Ему снился большой светлый дракон - и Ривингвур его помнил. Это был дядя Рин-Рин, большое светило Света. И во сне над ним нависла огромная черная волна, а после он как-то изменился. Его шкура поблекла, его глаза стали стеклянными, а лапы передние покрылись кровью. И он хохотал. Так страшно. Так жестоко. Так холодно. Но самое ужасное - птенец ощущал его боль. В душе. Как будто он перевернулся. Мир - и он за ним. Интересно, а что происходит с духами, изменившими своему предназначению? Вопрос без ответа - Вур не видел ничего подобного. Но об этом думал весь день. Периодически из его убежища выглядывал носик его аккуратный, птенчик вбирал ноздрями воздух, прислушивался - и вновь прятался, чтобы уйти в себя.
А потом появился запах, на который среагировал юный дух сразу: навострил уши, выглянул осторожно из пня. Чужака рассматривали где-то минуту. Он был большим и необычным, но очень красивым, таких леди Сплюха еще не видел. Правда, о половой принадлежности нужно еще было подумать, но это потом. В первую очередь малец вздрогнул - очень уж громко посетитель папиных угодий чихнул. Как и полагается воспитанному мальчику, болотный сын выполз из убежища и поспешил проявить всю имеющуюся вежливость. И любопытство, которого было много больше.
- Будьте здоровы, растите большим, - Ривингвур юрко бросился меж чужих лап вперед, туда, где у всех живых существ была голова, а как очутился меж передних- задрал голову, разглядывая чужую шею и подбородок, который тут же детским сознанием был окрещен интересным и безумно красивым, - а вы кто? А зачем пришли? Вы заблудились? Если да, то вам повезло, я могу вас вывести. Вас надо вывести? Или вы что-то ищете? - бесконечный поток вопросов скороговоркой ударил по чужаку, пока болотный птенец выбежал наконец-то из-под "здоровенного дядьки-тётьки" и начал бегать вокруг, осматривая. Конечно, периодически приходилось высоко задирать голову, чтобы рассмотреть странника, но что поделать, коль скоро все драконы были большими, а их птенцы - от горшка, драконьего, разумеется, но горшка, два вершка.

Отредактировано Ривингвур (4 Июн 2016 23:50:06)

+4

126

Начало игры.
27 день Морозного месяца. День.

Шерстяной любитель "макулатуры" к середине дня выкопался из-под свитков. Он всю ночь ползал по особенно огромному. Его подкинул ему с месяц назад встреченный у южной границы болот воздушный - помощник Архивариуса, кажется. Задружились, значит. Ну как задружились... Обычно это зовётся дружбой, да. Но Дей просто коллекционировал полезных типов, вроде этого. Воздушный вот годился в плане подкидывания нового чтива.
Выбравшись из-под корней огромного дерева, Змей вдохнул воздух родных болот. Здесь было не так топко. Болотович-младший не любил мочить свои меховые лапы в болотной тине, потому ходил обычно там, где почва не столь рыхлая и влажная. А таких мест на болотах были единицы. И уж совсем одно дерево, в сложносплетении корнях которого Змеёныш облюбовал себе гнёздышко, куда таскал добытое добро, будучи тем ещё плюшкиным.
После шикарной ночи, которую он посвятил вгружению в себя особенностей культуры и быта жителей Облачных гор, Деймос понял, что успел исскучаться по Златовласке. Меховой зеленушка оправился на поиски старшего. У того были любимые места на болоте, как и у Дея, но, честно говоря, если проверять все, то только к вечеру вернёшься к родным корням. Кхм, в смысле, в любимое логово. Будь младший таким же змееустом, как Сплюхен, давно бы уже стопорнул ближейшего "чешуйчатого гада" и вытряс из него информацию. А так... пришлось решать методом ненаучного тыка. Выбор пал на старый пень, из которого Рива порой было просто нереально выковырять. Помещался там только Сонюшка, а Дей в попытках пролезть к бабуинам бы разнёс Урову обитель, на что братик бы точно обиделся.
Шлёпая лапами по мягкой земле, Змей то и дело поводил ушами, чрезвычайно чувствительными даже к самому тихому шороху листвы. При этом его кольцо начинало бесновато болтаться. Вот сунет в ухо второе - будет своей бижутерией брынчать на всё папашино царство, живность пугая.
"Эй, царица снов моих, высунь свои косоньки золотые, чтоб я тебя видел. Не хочешь прошвырнуться на юг?"
Ментальное послание было отправленно как раз в тот момент, когда Дей вырулил к выше упомянутому пню. И косоньки-то были уже самопроизвольно вытащены, точнее они развевались и скакали вместе с их обладателем вокруг какого-то незнакомца. И что Рив себе думает? А вдруг он ему сейчас уши оторвёт или сожрёт к чертям?!
Деймос ломанулся туда, сцарал братца за хвост и оттащил себе за спину, важно выпятив широкую грудную клетку и с видом грозного хозяина взирая снизу вверх на чужака.
- Вы кто такой и что делаете у нас дома? - голос Змея имел шипящие нотки и совсем не был дружелюбным - скорее настороженным и подозрительным, как и нехороший прищур светло-зелёных глаз.

+2

127

День не задался - это определенно точно. Хотя, если говорить по-честному, все не так и плохо: ну, вляпался лапой в жижу, ну не в самом приятном месте вселенной находишься - бывает. Тем более Драф частенько находится в куда более плачевном состоянии. Но чего уж точно не ожидал ученый, так это... Птенцов. Это мелкие, противные, вечно во все лезущие своими мелкими носами, эти существа, которых и драконами-то язык не поворачивался назвать. Некоторые звери ведут себя и то более благоразумно.
Какая-то мелкая бестия с длинной золотистой гривой проскочила под ногами Драфа, пожелала ему "расти большим" (не понятно - это детская наивность дает о себе знать или птенец решил поиздеваться над высоким незнакомцем?), и попутно задала кучу вопросов, один за другим, и расположилось ровно между передними лапами! Ну и наглость! Полукров так и хотел отшатнуться, но он понимал, что болото - место опасное, а если Драф, не дай Звездная, упадет, то имеет все шансы себе что-нибудь повредить.
Горло Гальдрафёдра слегка завибрировало, и от туда вот-вот должен был донестись рык, но тут появился... Кто вы думаете? Может, искомых ученым единорог? Нет! Еще один птенец! Но тот, в отличии от первого, вел себя более адекватно, видимо, понимая, что незнакомец может быть настроен и далеко не дружелюбно. Этот крепыш сгреб златовласку себе за спину, будто действительно думая, что может что-то противопоставить взрослому дракону. Наверное, у крепыша есть зубки и когти, но, увы, очень маленькие зубки и когти. И да, крепыш задал только один вопрос, но почему-то Драфу показалось, что малец на него шипит и это очень не понравилось ученому!
Аррр отстаньте от меня!
Гальдрафёдр игнорировал вопрос и просто стоял, глядя своими маленькими глазами в глаза крепыша.
Ученый хорошо знал, что действия, направленные против птенцов, даже когда те оказываются неправы, жестко пресекаются их родителями, и лучше лишний раз не связываться. Да и эти двое не выглядели беспризорниками.
Гуляю. - процедил Драф. Он и хотел бы уйти, но понимал, что понятия не имеет, как охотиться на единорога и где его искать. Но спросить что-то у младшего?! Нет!.. Хотя... Никто же не узнает.
Дилема.
И пока Драф просто стоял и никуда не шел, не двигался, и не смотрел на мелюзгу.

+1

128

Ривингвур свято считал, что уж на папиных-то болотах ему нечего бояться. Во-первых, папа если и оставит, то ненадолго - и под защитой, так что любой, кто заставит детишек бояться, очень быстро пожалеет, что родился не тварью, способной жить среди ила и костей таких же незадачливых обижателей маленьких и беззащитных. Во-вторых, Илюша. Могучий Иль Хо запросто сотрет гостю память, вышвернет с болот - и проводит детишек в тепло и уют, такая уж у них с Духом Болот договоренность. Если этот многоуважаемый дядечка - представитель Света, Ур может просто нажаловаться дядюшке Эльсирину, он добрый и замечательный, подчиненных своих держит как минимум в своем присутствии на должном уровне почтения к семье владельца местного. Потому что никто не смеет брать что-то с болот без разрешения Мрачного. Где это вообще разрешено - вот так запросто приходить в чужие земли - и воровать? Очень, очень плохое воспитание!
На телепатическое сообщение от младшей болотной фурии Ривингвур слабо поводит ушком и буквально на несколько секунд замирает. А потому пропускает тот момент, когда его хватают за хвост и утягивают, заставляя тихо и смущенно пискнуть. Конечно, когда брат так искренне тебя защищает, это трогательно, но как-то. Хм. Короче, Ур старше - и ему тут чужаков допрашивать. Папа всегда его за старшего оставляет!
- Из нас двоих я старше и монарше - и болото сожрет его, если он нас обидит. Уймись, - Ингвур изящно поглаживает брата кисточкой хвоста под подбородком, напоследок щелкнув по носу, - где твои манеры? С гостями надо вежливо, а ты сразу шипеть, - друг змей, конечно, всегда был куда нежнее и очаровательнее брата во всем, что касалось социализации, но в данный момент в любом случае представлял всяко большую опасность, будущий Хозяин Болот, все же, - вы не обижайтесь, он у нас ненавидит всех живущих, а не конкретно вас. В вас ничего особенного, - пернатое папино сокровище тихо и мягко посмеивается, мол, поэтому наш мамин разбойник-папин уголовник еще не вцепился в вашу шею.
Деймос всегда был... сложным. Любимым, коречно, брат, все же, пусть и такой черненький и зловещенький, вечно стремящийся защищать. Это мило и славно, но однажды между ними образуется слишком большая пропасть. Не в плане эмоциональном - скорее в силовом. У Ингвура магический потенциал выше - это как минимум. Даже без разглядывания духовного наследия. А если рассматривать, то уже сейчас умеет вытворять всякие шутки со снами. Но брат все равно был неотъемлемой частью жизни - как папа. Считать мать незаменимой и прекрасной Ур уже не мог, волосы, немного и почти незаметно срезанные шипом, отрастут еще длиннее прежних, недоверие вот только не утихнет. Отец говорил, что нельзя доверять чужакам, но нельзя и быть хамлом, у которого в голове - бесполезная труха потемневшего от времени и сырости пня. Не доверяй, но будь вежлив. Даже с теми из близких, кто когда-то пользовался твоим доверием, а теперь исчерпал лимит. Так, видимо, Болотный Дух усмирял его доверчивость и наивность. На болезненных уроках и горькой морали. И это правильно. Лучше обрывать сразу. Она вот, мать, не мораль, прикрывается работой - той, которая ничего не дает семье. Только вечно пропадающую маман. И бонусы к ее раздутому самомнению. Умения любит своих птенцов ведь не прибавило? Ну, так и не строй из себя мать тысячелетия. Плохие мысли. Надо их убрать. Надо думать о маме хорошо.
Или никак.
- Вы так и не назвались, это некультурно для гостя. И вы не папин друг, - Ривингвур слабо щурится, склоняя на бок светлую головушку, папины друзья все культурные, а культурный дракон всегда называет свое имя, - а папулечка очень не любит, когда чужаки приходят без разрешения и приглашения на его суре...суне...су-ве-рен-ну-ю, вот, территорию, - слово по слогам выговорив старательно, птенец очаровательно улыбается, - так что вам лучше уйти, - светловолосая папина радость не уменьшает ни улыбки, ни ласки в голосе и нежности во взгляде, но явно не радуется чужаку, еще бы, папуле не понравится, а потому надо проводить, - дорогу показать?
Это была не грубость, разумеется - искреннее желание помочь, Сплюшка вообще никогда никому не грубит. Только спасает от папочкиного гнева.

+5

129

Юный защитник прекрасных дев, родной хаты и любимого Сплюхена взирал на Гальдрафёдра с непоколебимостью скалы. Он бы и дальше буравил морду дракона своим въедливым взглядом, если бы Златовласка не вмешался. Успокаивающее поглаживание и щелчок по носу заставили этот самый нос нервно задёргаться, словно мелкий еле сдерживал чих. Наморщив лоб и беспокойно поведя огромными ушами, Болотович-младший только и подумал, что этот высоченный... эээ... да кто б он там ни был - не гость ничерта, а чужак. Вторгся в их дом с неясными намерениями... Ах нет, уже "ясными" - гуляет он, знаете ли. Ещё бы сказал, что пейзажами любуется. Нет, родные болота были прекрасны - тихо, зелено и местами диковинно. Ляпота. Только знал меньшой, что края эти очень на любителя, а чужак не то чтобы напоминал ценителя повышенной влажности и топких мест.
Деймос пока решил помолчать - покуда Урочка говорит. Негоже его перебивать, хотя и хотелось смерть как. Подколка про "в вас ничего особенного" повеселила Змеёныша на славу. Ах, старший очарователен в игре слов. Этого только глухой мог не отметить.
Деймос осклабился, чуть щуря светлые глаза. Показное пренебрежение незнакомца не убавило в Ривичке вежливости. Страший вообще был образцовым сыном - папин интеллигент, мамин моралист. Порой Деймосу казалось, что из-за этого встречные драконы могут посчитать юного Ура слишком мягким, а потому слабохарактерным. И жестоко ошибутся, однако ж Дей не хотел доводить до греха. И если оказывался рядом, то тут же примерял на себя роль "плохого копа" - в противовес Златовласке.
Как только братец договорил, крепыш щелкнул звонко языком и не удержался от прибавки, тоже улыбнувшись. Не умел он это делать столь же очаровательно, как Ривингвур. Это скорее было похоже на оскал лисицы - маленькие клычки чуть виднеются, вся морждчка приобретает ещё более хищные черты. Красота.
- А надумаете тут погулять или взять что-то с болот - на то Вам нужно испросить разрешения нашего папеньки. Но, Неназвавшийся, вряд ли Ваши манеры расположат его к Вам, - огромные уши тут же поднял вертикально, внимательно на чужака поглядывая. О нет, он нисколько не намекает, что считает, будто этот дракон - потенциальный вор. Но вряд ли он пришёл просто так пачкать лапы в болотной тине. Ему что-то нужно, но что именно - вряд ли птенцы смогут смекнуть. Хотя... уж не на Илюшу ли охотник нашёлся. Папенька говаривал, что знавал таких. Только Иль Хо так просто не словить. И Болотный Хозяин его в обиду не даст. Так что коль за ним пришёл чужеземец, то ни с чем уйдёт. Или со звездюлями. Не то, на что рассчитывал, конечно, но болотное семейство не относилось с пофигизмом к вторжениям и порче имущества, а также болотных любимцев. Надо, знаете ли, совесть иметь - вот к вам домой ввалится кто-то просто даже потоптаться... А если взять чего надумает? Может, вы, конечно, и не обеднеете, но один так прошёл, второй - вот вам и не жилище, а проходной двор. Ну уж нет, если и коммуналка, то только с живностью болотной. Она уже как родная.

+3

130

Драф не любил птенцов, он прекрасно знал эту свою черту, понимал, что она не приветствуется обществом, и поэтому, дабы не нарваться на очередное "ко-ко-ко" со стороны особенно фанатичных родителей, держался от заготовок будущих драконов на расстоянии. Не являясь ни садистом, ни тем паче мазохистом, ученый прекрасно понимал, что встреча с птенцами не сулит ничего хорошего ни ему, ни им - пусть даже в моральном, а не физическом плане. Но есть такое хитрое правило жизни - сколько от чего-либо не отстраняйся, это нечто обязательно тебя само найдет. И, быть может, даже в двойном количестве... Гальдрафёдр уже плюнул на этого единорога вместе с его потом и прочими выделениями. Лапа в жиже, два отпрыска местного царька пытаются на правах собственников данной территории прогнать нарушителя спокойствия. Что за бедлам? Чего только приходил - не ясно.
Такими темпами, скоро вся земля "чья-то" будет. О Звездная, а как же свобода передвижения?
Очень хотелось послать куда подальше этих двух да и слинять с этой проклятой земли в родную пустыню. И пусть потом рассказывают про "длинного, некультурного дяденьку". Но Драф был далеко не глупцом, его мозговые полушария работали исправно, несмотря ни на что, и сейчас самое время стукнуть ими друг о друга да и высечь таки искру мысли, наконец поняв своей маленькой головкой, кто перед тобой! Рассуждаем логически: Где мы? На Болоте. Хорошо. Кто на болоте главный? Дух Болота. Как иначе? Как его зовут - не спрашивайте, ибо Драф на имена слаб и сею полезную информацию в голове не держит - места нет, все забито ботаническими справочниками. И кто же может скрываться под этим таинственным "папулечкой"? Дух Болота?.. Бинго!
А вот с Духом ссориться в планы полукрова ну никак не входило. Ни с каким Духом. Никогда. Потому что мало того, что эти Духи сильны, так они еще и власть имеют, а помимо этого семейностью страдают - одного Духа заденешь и еще от парочки можешь получить хоро-о-оший такой нагоняй. Задел мелкого птенца - тот рассказал папке - получил нагоняй от папки, побулькиваешь себе в болоте, пузырики пускаешь да лягушку, чудом не уснувшую, из себя строишь. Только вроде выбрался, а вон Духу Света уже доложили, что бегает по всем окрестностям на своих зубочистках некий ученый да дипломатические отношения, с таким трудом построенные, рушит. И что тогда? На ковер к начальству. А дальше что угодно: Эльсирин он в гневе страшен и из стаи выгнать может, и взглядом испепелить, с него станется!
В общем, вся сложившаяся ситуация несла Драфу лишь убытки и потрясения, а если подхвостье горит, то надо засунуть туда свою нелюбовь к драконообразным спиногрызам, надеть маску "милый дяденька заблудился, а вредный, потому что голодный" и построить с подрастающими начальниками как можно более приятельские отношения, тем более, что они вроде говорят, как от них отделаться - уйти куда подальше. И вот честно - с радостью! Куда подальше из этого болота в родную сухость знакомых песков.
Эх, ребятки, я ведь тоже не конкретно вас ненавижу, а всех птенцов, встретились бы мы с вами лет эдак через двести, а лучше через пятьсот и, глядишь, другими красками заиграло бы общение.
Гальдрафёдр - ученый Светлой стаи. - представился Драф, пытаясь натянуть на свою морду "милое лицо" и улыбку, но лучше бы он этого не делал, так как его обычная-то улыбка напоминала оскал маньяка, а натянутая... - "Гостю" нужно представляться, когда он говорит с хозяином, а вы, юные дарования, не представились. Откуда я знаю, может, вы проходимцы какие, м? - Драф пытался, честно пытался говорить дружелюбно, хотя получалось это не очень хорошо. И да, увы, он не мог признать перед младшим свою некультурность или невоспитанность, не мог сказать, что, мол, я такой-то такой-то каюсь, что так поступил. Нет! Как можно? Лучше все свалить на эту парочку, суверенитет - это, конечно, похвально, но чтоб его уважали, мало бегать по болоту и кричать о его наличии. Скажи хотя бы: "Я-де имярек сын имярек - Духа Болот, законный правитель этих земель" - а потом уже вопросы. И красиво, и официально, и пудрить голову незнакомцу неким "папенькой" не надо.

Отредактировано Гальдрафёдр (11 Авг 2017 17:24:36)

+2

131

Настойчивый незнакомец, похоже, не особо внушился нахождением перед ним двух маленьких болотных принцев. Конечно, пока птенцы безобидные и низенькие, каждая шавка готова лаять без страха. Деймос искренне верил, что будь всё иначе, то бишь будь он и Ривичка взрослее, этот дрыщ так не выпендривался бы. А то, знаете, не каждый хозяин готов терпеливо сносить нахождение на своей территории субъекта неприглашённого и подозрительно задержавшегося. Змей бы не стал церемониться и просто выпроводил рослого наглеца даже против его воли. Старшенький же вёл себя культурно и вежливо даже с такими кадрами.
Ответ дрыщеватого Змеёнышу совсем не понравился. Представиться тебе, светлый приблудыш? Охотно. По всей форме, даже свидетеля найдём, чтоб подтвердил истинность прав двух братьев на земли эти.
"Найди отца и заставь прийти сюда, пусть он хоть залёг на дне болота и решил там уснуть до конца мира."
Младший да крепкий снова убрал златовласку за спину, а в процессе так посмотрел, что Ривичке лучше просто сходить за папой. Ментальная связь - дело хорошее, но к ней не возможно присовокупить действия физического характера, что порой требуется. Ибо некоторые отнюдь не легки на подъём.
Подобное обращение вряд ли понравилось Сонюшке, но ссориться с братом он бы точно не стал, особенно при свидетелях. Дей не оглянулся, но по затихающему шелесту перьев понял, что братец ушёл. Что ж, его задача обеспечить травяной настой и оленя, как говорится, пока гостем не займётся лично хозяин.
- "Болотные птенцы - хозяева болот" больше похоже на правду, чем если говорить о Вас, светлом. А нежелание представляться делает Вас ещё более подозрительным. Имя своё пытаются скрыть только те, кто боится оказаться узнанным, - хмурясь, ответил папин крепыш, бессташно взирая на высокую фигуру, задирая голову и стараясь при этом не завалиться на спину. Это было бы совсем не внушительно, - Я Деймос, сын Болотного Духа. И с каждым мгновением, что Вы тут простаиваете, я всё больше сомневаюсь, что Вы тут просто прогуливаетесь. Говорите, что Вас сюда привело, или сразу разворачивайтесь и уходите.
Змей не привык церемониться, он был менее вежливым и терпимым, чем старший брат. Потому Гад... Гальвё... Тьфу. Короче, этот тип мог не рассчитывать на теплый приём.
А Сплюшенька с папой задерживались. Может, отец занят беседой с тётей Бармией? Она порой заглядывала к ним. Сла-авная земляная. Дей как всегда мог всё пропустить со своими книжками-свитками, в том числе и её прибытие. Поторопить бы батюшку... Дей даже попробовал позвать его мысленно, но после второй попытки прекратил. Отклика не было.
"Здравствуйте, тётушка Бармия," - ментальное послание звучало очень контрастно вежливо в сравнении с тем, что птенец сказал мгновением ранее Драфу, - "Папа не с Вами? У нас тут чужак на болота забрёл..." - птенец для подтвержления отправил изображения места и самого высокого нарушителя, - "Ривингвур ушёл звать батюшку, чтоб он разобрался, кто это такой и что с ним делать. Ушёл и никак не вернётся. Если папенька там рядом, то передайте ему, что он тут очень нужен... И не могли бы Вы с ним прямо сейчас прийти? Спасибо большое."

Отредактировано Деймос (23 Сен 2017 23:05:26)

+3

132

27 день Морозного месяца. День.
Начало игры с Деймосом и Гальдрафёдром.

Бармия не так уж долго была знакома с Духом Болот. И даже сказать так… поверхностно. Знакомоство это её несколько конфузило и даже смущало, потому что выглядело и чувствовалось странно. Иногда она подолгу сидела в какой-нибудь луже, меланхолично выращивая цветочки, и думала… что же всё это значит? Не понятно.
Она получила разрешение ходить на болота, хотя с одной стороны это было тоже странно. Ведь болота были нейтральной территорией. Но так было для стайных драконов. Дульхатрин не был стайным. Он был Духом Болот и, вероятно, имел право так по-собственнически относится к этим территориям. Только древесная была не уверена. С другой стороны… разве то, как стайные драконы занимают себе территории, никого не пуская — это не то же самое? Драконица задумчиво ковырнула когтями влажную землю и выдохнула. С налётом романтичной задумчивости, но на деле получилось, конечно же, тяжело и гулко. Голос самки был похож на увесистый такой шар, лениво перекатывающийся с места на места, голос был глубоким и очень вкрадчивым, но при этом сохранял какую-то мягкость, какая есть в постели из множества тёплых и густых звериных шкур.
В общем-то, вероятно, разрешение она получила потому, что уж очень полюбили её детишки. Ривингвур, которого она встретила совершенно случайно, когда ходила за травами, сразу как будто к ней проникся. Деймос тоже хорошо относился. С Ярей в стае целительница давно общалась, помогала ей учиться и частенько выступала в роли персональной няньки, потому что для Ярочки у Бармии всегда найдётся время. Ох, хотелось иметь возможность уделять время всем и каждому. Но основная работа иногда не давала на это шанса. Трудолюбивая Барм поэтому работала с особым усердием, чтобы обязательно вырваться к своим чудесным комочкам. Они не были её детьми по крови, но каждый был кем-то особенным в её жизни. Это будущее стаи, это будущее всего мира. Даже сейчас, когда они такие маленькие и, казалось бы, не оказывают на окружение никакого влияния, они уже часть великого круга жизни. Не стоит приуменьшать их весомость.
Пока ворожея вот так вот сидела, к ней вдруг прибежал Ривингвур, который ещё издали — по морде было видно — хотел что-то скорее рассказать. А добежав и чуть запыхавшись, передал слова Деймоса. Так вот прямо к этим всем странным размышлениям. Бармия сама, когда ещё не была знакома с Духом, ходила на болота, искала траву, ещё что… мало ли кто ходил. Но кое что она могла понять — здесь часто пребывали птенцы. И можно было на полном основании беспокоиться, что сюда — на земли нейтральные — забредёт кто, способный причинить им вред. Ворожее эти мысли не понравились и её немного передёрнуло. Она чуть скривилась, отчего линия пасти как будто волнами пошла. Встала грузно, проведя своим крокодило-подобным хвостом по грязи. Надо пойти. Надо посмотреть. Разобраться…
… привести Дульхатрина самка не могла. Она понятия не имела о том, где находится Дух. Собственно, получив от малышей информацию о папочкином временном отсутствии, и пришла, чтобы оказаться рядом, если что. Вот и пригодилась.
Когда древесная уже была в пути, бодро перебирая тяжёлыми лапами, к ней пришло ментальное послание от Деймоса. Самка передвигалась лёгким бегом. Ну… как сказать лёгким… как бегомот, который вышел на утреннюю пробежку. Как-то так это выглядело. Так что земля чуть подрагивала, а толстая, прочная кожа на боках вздрагивала.
«Я не видела вашего папу, Деймос. Ривингвур нашёл меня, передал твои слова и уснул. Я скоро приду, не беспокойся»
Хотя это ворожея беспокоилась больше. Голос птенца не был взволнованным, но, зная Деймоса, он вряд ли впал бы в панику при наличии настоящей опасности. Ведь малыш был горд и самоуверен. И не мог в полной мере оценить свои силы и возможности. А чужак… Бездна ведь его знает, что там за чужак. Самка ускорилась, волнительно вздыхая. Ох-хо-хох.
«Ты себе накручиваешь всякие жуткие небылицы» - попыталась она успокоить саму себя и сбавила темп, переходя на ходьбу. Место, которое описал Рив, уже виднелось впереди. Там древесная могла разглядеть Деймоса и ещё какого-то незнакомца.
- Что случилось? - сразу спросила она, сдержанная, немного строгая, но это от волнения, сейчас постаралась взять себя в лапы. Ведь вот же Деймос, цел и невредим. А дракон… вообще не ясно кто. Просто если незнакомец не является любителем поиграть с птенцами, то зависать вот так с детьми — это странно. Это подозрительно. Вряд ли вообще Деймос тогда стал бы звать Бармию.
Драконица перевела внимательный взгляд на самца. Звёздная, какой он… как будто больной весь или высушенный. Чумной. Ух, главное, чтобы не заразный.
«Надеюсь, если я дуну в его сторону, у него не поломаются все кости разом» - целительский взгляд констатировал наличие заморыша.

+5

133

27 день Морозного месяца. День.
игра с Деймосом и Бармией

Златовласый птенец, который вызывал у Драфа все же меньше отрицательных эмоций, чем крепыш, куда-то умчался. Вот так: взял да и оставил братца наедине с незнакомцем, как-то это неправильно. Но да ладно.
Птенцы аморальны по природе своей, а эти монаршие выкормыши и вовсе.
Куда убежал принц? Неужто звать короля? От мысли о встрече в Духом Болот становилось страшно. Нет, Драф не был трусом, он, скорее, отличался осторожностью при взаимоотношениях с драконами, которые потенциально могут причинить ему вред: непосредственно или через именитых родичей - не важно. Вот заглотить какой-нибудь ядовитый корнеплод, пытаясь ответить на единственный вопрос: "А что будет?" - это по нашей части. И даже после не однократного промывания кишечника, восстановления в родной пещерке, буквально через два месяца добавить к той же отраве еще какой-нибудь ингредиент, отвечая уже на другой вопрос: "А что... Если?" На это смелости всегда хватает. Эксперимент имеет смысл и конкретную, практическую пользу для науки.  А что даст выпячивание своего раздутого эго на всеобщее обозрение, пока кто-нибудь с еще большим эго, с здоровенными такими мускулами, да еще и магическими, быть может, возможностями, вспыпит тебе по самые гланды, что печальное эго будет просто вынужденно сжаться до размера песчинки. Что это даст? Только лишние стенания о своей никчемности и полной некомпетентности в вопросе мордобоя. А так как Драф никогда особенно мордобоем не интересовался, потому что, здраво оценивая свои возможности, понимал, если какую-то морду бить и будут, то это будет его морда.
В общем, не вмешивался полукров в конфликты, предпочитая отмалчиваться, представляя какой яд хорошо бы подсыпать обидчику, чтоб тот как можно дольше и болезненнее отходил в Серый Плен.
Крепыш меж тем подал голос.
Гальдрафёдра мало интересовало, что там о нем думает эта заготовка, но тот факт, что дракончик, как оказалось, сын болотного князька, как, собственно, и было ранее предположено Драфом, заставляло стиснуть до скрипа свои зубы, прикусить язык, и молчать, молчать, молчать... Молчать до победного конца, то бишь до того, как мелюзге надоест общество уродца и он сдрыснет куда подальше, ускачет на свои любимые болота, в самую топь и заквакает довольно от одной мысли, что справился-таки со взрослым дяденькой.
И вроде развязка была близко: "разворачивайтесь и уходите"
О да, малыш! Первая здравая мысль за сегодня! Уходить? А почему нет? Что меня тут держит? Благоприятный климат? Приятное общение? Может, гостеприимные хозяева?!
Нет! Нет! И нет!

Дракон даже повел мордой, едва заметно скалясь, собираясь развернуться и уйти...
Но тут...
Болотный единорог?! Не может быть!
Вот так вот - добыча сама нашла охотника.
Что же делать? Удирать?
Но ложная тревога, увы, живность ученый изучал не очень тщательно, особенно болотную и отличить единорога от крупной самки по звуку не смог.
Но что это была за самка! Настоящий броненосец, какие рога! Просто прекрасно! Редкий экземпляр. И лишь мысль о том, что сия прекрасная особа пришла по душу Драфа омрачала ее образ.
Гальдрафёдр учтиво поклонился.
Не мне вопрос, госпожа, ой, не мне...
Разрешите представиться: Гальдрафёдр - ученый светлой стаи, специализация - изучение растений и их влияния на организм. Госпожа, спешу вам сообщить, что я, не причиняя никакого ущерба окружающей меня местности и ее обитателям, шел через Болота. Меня остановила и задержала пара... - Драф сглотнул, перевел дух, а заодно и собрал мысли в кучку, чтоб не приписать принцам несколько нелестных эпитетов. - Пара птенцов... Причину моего задержания я, признаться, так и не уразумел.
Теперь все зависело только от самки: она могла накинуться на Драфа и молча втоптать его в зыбкую почву, могла накричать на крепыша, что тот общается с незнакомцами, могла сказать: "ой что вы, этождети, этождети могут творить, что угодно, но все же проваливайте восвояси." Или даже так: "Этождети к вам подошли, а вы даже дружелюбия не проявили?! Ах, хам!"
Много вариантов, очень много.

Отредактировано Гальдрафёдр (27 Окт 2017 00:13:15)

+2

134

27 день Морозного месяца. День.
игра с Гальдрафёдром и Бармией

Продолжая с подозрением взирать на пришельца, как оказалось, из Светлой стаи, Деймос очень быстро получил ответ от тётушки Бармии и облегчённо вздохнул, узнав, что та идёт и без Ингвура. И хотя драконица сказала, что тот уснул, Дей бы скорее поверил в то, что Бармия его усыпила заклинанием. Урочка был ласков и заботлив и не оставил бы брата одного в компании незнакомца без особой на то причины. Такой, как распоряжение батюшки, например. Что ж, во всяком случае Сплюшка в безопасности. Пусть Дух и "старше и монарше", но такой хрупкий и нежный... Они с тётушкой всё тут разрулят. Ведь Бармия была... Ух! Деймос уважал её едва ли не наравне с папочкой, но... любил больше, вот ведь ирония. Он проникся приязнью и доверием к драконице и считал её другом семьи. Они с Ривичкой как-то говорили о ней, и Златовласка оказался всецело за то, чтоб она стала даже частью болотного семейства. И вот тут... была загвоздка. Какой бы непостоянной и распущенной ни была мать Сонюшки и Змея, Раиша продолжала быть их родительницей. И Дей любил её и не был уверен, что кто-то ещё смог бы заменить её на этой роли. А личные дела папы... на то и личные дела. Дух Болот был свободным драконом - ему решать, кого вводить в семью.
- Тётушка Бармия! - бросил клич птенец, завидев хорошо знакомый силуэт крупной и массивной самки. Ситуация не позволяла ему счастливо подбежать к ней и обнять за зеленеющую лапу-колонну - Змей должен был сохранять лицо, олицетворять собой всю величественность рода болотного, покуда папенька и его Наследник отсутствуют.
Тощий тоже подал голос, да так сладко пел, что младший сын Дульхатрина аж нервно ушами лопоухими повёл, словно вблизи него скрежетнули мелом по доске. Экий ангелочек, прямо невинная овечка. Конечно, это всё тупоголовая мелочь панику наводит - зазря взрослых взбаламутила. А Драф тут мимо проходил и никого не трогал.
- О, так и есть. Он не причинил никакого вреда и даже назваться не пожелал сразу, - фыркнув, дополнил ответ светлого учёного мелкий, - Чтоб Вы знали, учёный Света, патрульные Вашей стаи точно так же останавливают чужаков и спрашивают, кто они, зачем и с чем пришли. То, что Вы вне стайных территорий и эти места как чья-то вотчина мало известны, не значит, что они ничьи. Это земли Духа Болот и его семьи. И свободно пройти по ним Вы не можете. И не можете без его разрешения что-то оставить здесь или забрать. Нарушение этих правил приведёт к неминуемому конфликту. Птенчик говорил почти деловито, со стофунтовым чувством правоты и так, словно это он на добрых пару тысячелетий старше Драфа и объясняет ему простые вещи, как тупенькому. Фамильные черты проявляются - ничего не попишешь.
- Думаю, Вам бы тоже не понравилось, если бы кто-то неизвестный с непонятными намерениями топтался в Вашем доме. И Вы бы тоже его спросили, кто такой и что ему нужно. И не факт, что были бы пришедшему рады.

+2

135

Незнакомец учтиво поклонился, на что Бармия ответила, склонив чуть свою большую и тяжёлую голову, которую венчали те самые внушительные рога, что Драф уже заприметил. Барм была вежлива, сдержана, она много чем олицетворяла ту земляную кровь, что текла по её жилам. Например, спокойствием, стабильностью, крепкой и прочной позицией, уверенностью и самообладанием. Хотя в древесной была и другая кровь, но она проявляла себя иначе.
Вообще, хоть о тех, в ком есть что-то о земли, и говорят как о драконах более спокойных и статичных, надо признать, что не все представители этих видов действительно являются такими. Может, последние столетия, полные забот и проблем, горестей и печалей, так повлияли на них? Кто знает. Бармия старалась сохранять самообладанием в любой ситуации. И главное — не терять себя и понимание того, какой ты есть.
- Здравствуйте, Гальдрафёдр, - без труда и запинки выговорила она. Ну а что? Об названия некоторых растений и веществ и не так язык поломаешь. А тут всего лишь Гальдрафёдр. Пора привыкать к тому, что у драконов бывают и страннее имена, детки.
- Я — Бармия. Отрадно, коли Вы вели себя уважительно по отношению к чужому дому, - спокойно ответила самка, но по тону её было понятно, что ни веры, ни неверия в этих словах нет. Мол, хорошо, если так, но я не знаю наверняка. Поэтому не спешу судить. Ситуация была не очень понятная. И вот так сходу и с налёту Ворожея в ней не могла разобраться. Да и ей не было свойственно кидаться вперёд своей массивной тушей с поспешными выводами.
Называть свою должность драконица не стала. Однако её метка была видна и свидетельствовала о принадлежности к стае Земли. В общем-то, стае враждебного Альянса. Могло ли это значить что-то плохое или не значить ничего? Загадка. Бармия вообще была той ещё таинственной особой. Назвалась бы ещё лёгкой, воздушной и неуловимой, если бы это не звучало так нелепо и иронично.
О причине задержки, как выразился учёный, судить было рано. В конце концов, Гальдрафёдр высказался о ситуации. Настала очередь Деймоса. И его древесная выслушала с таким же вниманием, в равной степени оказанным словам как незнакомца, так и птенца.
Рассуждения Деймоса были очень разумными и, на самом деле, правильными. Только недавно Бармия сама думала обо всех этих противоречивых мелочах, а сейчас совсем маленький и ещё не повидавший жизни ребёнок своими словами расставлял всё по полочкам в её голове. Целительница слушала, а сама ещё параллельно думала о своём отношении ко всему этому. Скрывать его она не собиралась, так что за кулисами оно не останется.
Когда Деймос закончил, самка чуть качнула головой влево и вправо, как будто рога начали перевешивать, но она быстро вернула баланс. Морда её была задумчивой и серьёзной. Самка определённо с вниманием отнеслась к ситуации и хотела, чтобы сама Барм — как та, кто тут явилась почти как клин между двумя драконами - разрешила её корректно и правильно, по справедливости.
- Как ни странно, уважаемый, Деймос совершенно прав. Я вынуждена обратить Ваше внимание на то, что эта земля хоть и является формально для нас с Вами — стайных драконов — ничейной, но всё же кому-то принадлежит, а именно была создана и поддерживается таковой Духом Болот. Посему является его домом, на который у него и его семьи есть свои права, если, конечно, Вы не хотите на них посягать, — не угроза, наблюдение. Драконица чуть выдохнул в сторону, как будто все эти слова были способны её утомить, и прикрыла отсвечивающие мутно-жёлтым глаза.
- У одиночек и всех других обитателей нашего мира есть право на свою территорию и дом, который принадлежит им до тех пор, пока не явится кто-то сильнее, чтобы отнять его. Если не вдаваться в мелкие подробности, то и мы с Вами как драконы стайные, и драконы, к стае не принадлежащие, живём по этому принципу. Поэтому претензии Деймоса считаю совершенно справедливыми, - со строгостью в голосе закончила она. В строгости этой не было какой-то склонности в сторону кого-то из присутствующих. То есть не было чего-то такого, мол, этот малыш — мой друг, так что я любую фразу выверну и ты, не знамо кто, всё равно окажешься не прав. Нет. Она произнесла это как независимый судья, не делая скидок и поблажек, не давая бонусов на знакомство.
Но после — некоторым мгновением позже — Бармия чуть смягчилась. Самка беззлобно и тепло улыбнулась лавовому одними уголками пасти, скромно и сдержанно, но всё же дружелюбно.
- Вы совсем не похожи на того, кто хочет и может посягать на право Духа Болот владеть этой территорией, - аккуратный намёк на то, что кое кто выглядит уж больно немощным. Хотя и без этого идти поперёк Духа… наверное, надо быть либо очень безбашенным и глупым, либо по-настоящему сильным.
- Поэтому Вам придётся принять эту правду и согласиться с ней. Надеюсь, сейчас Вам стало понятно, почему Вас остановили, - мягкий и густой голос самки ложился под лапы, звучал утробно, но не грубо.
Дракона шагнула ближе и прошлась вперёд, встав между самцом и птенцом. Так получалось, что чуть прикрывая Деймоса своей лапой, оставляя его позади себя. Это было больше инстинктивно, по привычке, материнская такая тяга защищать и оберегать, даже если очевидной угрозы нет. Да и в принципе — взрослые разговаривают между собой. Ребёнок должен быть чуть позади. А не так, что тётка со стороны там что-то высказывает, а Деймос прямо по линии огня. Нет… Гальдрафёдр не похож на того, кто возьмёт и причинит малышу вред. Но драконы такие разные… всегда стоит быть на стороже, но при этом оставаться культурным.

+3

136

18 морозного.
  Игра с Виткарион. Её ход следующий, соответственно.

Зима не приносила стае ничего хорошего. Пища добывалась сложнее, здоровье драконов ухудшалось, а запасы трав стремительно убывали. Найрин точно не знала, насколько всё хуже для стаи Воды в этом плане, но не прихватить свою знакомую Виткарион она просто не могла. Та заметно лучше разбиралась в растениях, чем она, плюс вдвоем банально веселее. Ну и безопасней, конечно.
В конце-концов, болота были достаточно опасным местом. Одни тиры чего стоили. Ледяная не была трусихой, однако лишний раз возвращаться в отвратном состоянии к своим целителям - не хотелось. Это и лекции, и недовольные взгляды. Что ещё хуже - умея читать чужие эмоции, Найрин часто было стыдно за свои поступки. Разочарование, гнев, тоска, обида, и прочие переживания... Столько всего могли ощущать целители к какой-то там охотнице из своей стаи. Но ничего с этим дракона поделать не могла. Она не ощущала физическую боль так, как другие, получая травм поболе других охотников.
—Надеюсь, у тебя всё хорошо, Виткарион, — приземляясь возле болот, мягко проговорила Ная. После вдохнула морозный воздух полной грудью, улыбаясь. Да, для многих зима была самым не любимым временем года. Но не для ледяных полукровок.
— Так здорово выбраться с кем-то, пускай и по делу. У меня довольно большой загруз в последнее время. — самка поправила сумку на своём боку. Там были склянки, и специальная листва для сбора ядовитых трав, пинцеты. На одном бедре также была кожаная сумка. Туда  Найрин планировала спрятать ядовитые ингредиенты.
— Вита, у тебя какой-то особый список на сбор? Мне расскажешь? Вдруг увижу, покажу. — нет, конечно, Найрин не сомневалась в своей подруге, однако четыре глаза всяко лучше двух. А не знай она, что собирает спутница, то и выискивать вряд ли будет. Или начнет тыкать во всё, что может быть полезно. Это как бы тоже не очень хорошо.
Ловко пробежав сбоку Рио и вырвавшись  вперед, охотница начала прислушиваться, принюхиваться, и тщательно проверять следы рядом с собой. Натыкаться на логово зверя Найрин не собиралась, как и встречаться с местными разумными жителями. Ну и дополнительная проверка всего на наличие искомого.

[nick]Найрин[/nick][status]Готовая и энергичная.[/status][icon]https://pp.userapi.com/c834303/v834303858/412e8/S4q92FkPCgs.jpg[/icon][sign]

Победа - это все, что имеет значение. Она должна быть достигнута любыми средствами и любой ценой.

http://se.uploads.ru/t/mH9cD.gif

[/sign][titul]Охотник, шпион, мисс обворожительная улыбка.[/titul]

0