//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Пещеры

Сообщений 51 страница 77 из 77

1

Целая сеть пещер раскинулась под землёй. Здесь себя очень комфортно чувствуют земляные драконы, любящие полумрак и тишину. Стены гладкие, обтёсанные чешуёй драконов, снующих по ним. Некоторые пещеры приводят к подземным водам.

0

51

Ярея смущенно повела ушками. Ой, смущаете ребенка, нехорошо! Хотя что правда - то правда, и вежливости в Ярее было чуть ли не за троих. Естественно, когда она не лезла с вопросами под нос, или с помощью своей под лапы. А ведь не со злым умыслом это делала, а по доброте душевной!
"Перышки!"
Как у мамы. Только по-меньше. Ну и не такие цветастые, таки мама у нас целая радуга. На шелестения пустынного Ярея поизвивалась телом, заставляя шерсть двигаться. Правда, особых звуков при этом не было, да что поделаешь.
Лапка всё же потрогала нос взрослого, как-будто сиё действие могло сказать Садже о состоянии пустынного. Его же речь была странной, но имела смысл. Действительно, сколько это "давно", если драконы и по пять тысяч лет живут? Чара нахмурилась, двигая своим хвостом словно змеёй. Время вообще придумали они. Все эти часы и минуты, и дни, и даже названия дали месяцам. Для чего? Кто придумал эту несусветную глупость, что отсчитывает нашу жизнь, давая неясные разделения? Есть ли это призрачное и непонятное завтра? А существовало ли то дурацкое вчера?
- Поэтому мы и живем настоящим, да? - Ярея улыбнулась. Сама фраза была сказана шепотом, доверительный момент между ней и новым знакомым, как-будто она действительно понимала его.
- Ну... Я рада, что у вас все хорошо, если это действительно так, - птенец улыбнулся снова и сел. Конечно, взрослым быть проще, захотят и пойдут куда им хочется. Нет никакой привязки к пещерам и нянькам. И хорошо бы никому никогда не знать, что вот этот фиолетовый меховой комок довольно часто отсутствует дома.
- Вам бы так лежать на солнышке. А тут - прохладно, вы не простынете? - теплой пещеру не назовешь, однозначно. Может, соседнюю, где нету воды под боком. Так бы на солнышке лежать, только не скоро сезон сменится.
А ещё взрослый не спешил шевелится, что хоть немного, но волновало Ярею. Ну не ведут себя так взрослые. Нет, есть такие, которые лежат, но они не улыбаются, в большинстве своём отгоняя от себя птенцов, дескать, заняты, думают. Философствуют. Маги, одним словом. Зануды ещё те, скучнее могут быть разве что ученые, которые предпочитают высиживать над свитками никуда не выползая. А как же солнце? А как же бег или полет? Нет, ну, те, кто делают опыты молодцы. Вот с ними порой интересно. Разве что - ничего не трогай!
- А вы сказитель, да? - птенец отпрыгнул назад, а затем снова вперед, спрятал голову в крыльях, а потом резко их раскрыл, - Бу! - Чара хихикнула, и показала синий язычок новому знакомому.

+1

52

Табаки сощурился подобно большому коту, который нежился на солнце, когда лапа Яреи коснулась его носа. Сказитель коротко и быстро облизнулся. И на мгновение могло показаться, что он действительно собирался откусить птенцу лапку. Или по крайней мере обладал такими мыслями. Но с Яркой ничего не случилось. И хотя вид у Шакала был странный, сумбурный, вносил какой-то раздал в окружение, вводил в смятение и переворачивал всё с ног на голову, Табаки был безобидным. Да-да, совершенно безобидным! Ровно до тех пор, пока вам не взбредёт в вашу сумасшедшую, самоубийственную голову самоуничтожающая мысль о том, что надо, например, поговорить с Табачком о времени или начать его передразнивать - вот уж чего шаманья голова не выносила! Так что… постерегитесь! Иначе мало не покажется.
О, Бездна! Воскликните вы в тот момент, когда драконы мудрые и пожившие свой долгий срок будут предостерегать вас от некорректного общения с этим представителем пустынной расы. О, так это всего лишь маленький дракончик-инвалид, что, ну что он сможет мне сделать?! Никогда! Слышите, никогда не стоит недооценивать инвалидов! Особенно тех, которые могу пробраться к вам в сон и устроить вам круиз в самые страшные уголки вашего сознания в течение ночи, которая покажется вам вечностью! И с вами в этом сне произойдёт столько всего и столько такого, что вы не только захотите побыстрее проснуться, но и, проснувшись, поспешите в кратчайшие сроки наложить на себя лапы, рога, хвост, крылья и что-нибудь ещё сверху. Чтобы уж наверняка.
Мда.
Но Ярея — умничка. Ей ничего страшного не грозило. Ведь она молодец и вообще не при чём. Так что может не беспокоиться за свои лапы и другие конечности.
- Поэтому мы и живем настоящим, да? - Табаки быстро замахал лапой, отвернув голову и закрыв глаза. Очень резво, будто старался как можно скорее отвязаться от этой темы.
- Да-да. Именно так. В настоящем. Которого тоже нет. Конечно. В нигде. Не важно.
- Ну... Я рада, что у вас все хорошо, если это действительно так, - приоткрыв один глаза, Шакал покосился на Ярею с таким изумлённым видом. Он хотел было промолчать на этот счёт, но таки не сдержался. И ливанул самым обычным, стандартным словесным потоком.
- Ты что-о-о-о-о? Считаешь, что я могу тебя обманывать? Считаешь, что я вообще могу обманывать? Посмотри в мои честные глаза! Честнее их нет никаких глаз во всей вселенной! Или нет. Лучше не смотри! Честность — проклятие. Заразишься ещё, а потом будешь винить во всём старого доброго Шакала, который никому зла не желал, но вот просто так получилось. Так часто получается, что как будто и невзначай, и не специально, но всё равно, понимаешь ли, обернулось! Ну, может, и не всегда я на все сто процентов честен, но уж почестнее всех остальных! И в этом ты можешь быть наверняка уверена! Клянусь пером Гарцук и своим сломанным зубом! Вот так, - и тут же продолжил ответом на вопрос.
- Для того, чтобы я простыл, нужно что-то покрепче. Нужно в сугробе конкретно полежать, например. И желательно им же всё это дело зажевать. Или под дождём посидеть. Но так, наверняка, качественно! Понимаешь? Не выбежать там что-то, не попрыгать по лужам, а целью задаться и к этой цели пойти — простыть, стало быть, под дождём. Иначе вряд ли получится. Тут, конечно, ещё от дождя и от снега зависит. Но возьмём, к примеру, самые обычные, какие чаще всего случаются. Для средней, так сказать, статистики, - дракон тараторил и жестикулировал одной лапой, другую прижав под грудь. Так он и лежал на животе, а вот лапы были в бок вытянуты. И верхняя часть тела дракона была очень живой и бодрой, а вторая нет. Хотя там, кажется, хвост шевелился, но сейчас он притих.
- А вы сказитель, да?
- Да. Что-то типа того. Сказитель — они же говорят. Я ещё и Советник. Советчик. Советун. Советователь. Но тут видишь как — они тоже говорят. Если бы я мог, я был бы ещё танцором, но там особо не поболтаешь. Так что как-то не сложилось. Много сказать не успеваешь, да и танец сбивается. Так что я решил довольствоваться этим. Но иногда всё же танцую. Только… - резко вскинув голову, дракон оттопырил уши и стал казаться ещё более лохматым. Огляделся по сторонам, а после, опустив голову ближе к Ярее, сообщил доверительным шёпотом.
- … я тебе это случайно сказал. А ты никому не говори. Но если скажешь случайно, как я тебе, то я прощу, ага.
Птенец отпрыгнул назад и «букнулся», а потом и язык показал. На что Табаки выразительно вскинул бровь, как будто не совсем понял, почему Яра ему язык показывает. Пригляделся к малышке и, вытянув лапу вперёд, аккуратно сжал когтем крохотный волосок в гриве драконочки. И выдернул его, быстро подавшись назад с каким-то очень важным и деловым видом. Начал этот волосок крутить и в узлы завязывать.
- Не дразни Шакала. А то я на тебя порчу наведу, так и знай, - предупредил мрачно Табаки и продолжил творить какие-то таинства с добытым волоском.

+2

53

Ой-ой-ой, как нехорошо получилось! Обидела она взрослого, точно-точно! Стыдно, и, самую малость, непонятно. Ничего плохого вроде и не сказала, но вот так получилось. Птенец сделал шаг назад и прижал ушки к голове, испуганно таращась на пустынного. Много слов, и с таким повышенным тоном, что ух! Страшно! И противно от самой себя. Ну не умеешь ты чувствовать, так молчи! Но нет же! Ну не хотелось вызвать такую реакцию, хотя прямо злобы от дракона не исходило.
- П-п-простисе, я не хотела вас обидеть... - выдавила из себя Чара, когда, наконец-то, поток слов закончился, - И я бы точно не стала винить во всём... Шакала? - земляная причмокнула и нахмурилась, оценивая слово. Отчасти, это прозвище "Это же прозвище, правда?!" подходило новому знакомому, однако казалось... Оскорбительным. Неправильным. - Я не хотела обижать вас, правда. А сломанный зуб вы заработали в драке? - у нас-то все на месте. Зубки. И вполне могут поменяться ещё, зубы эти. Клычки. Маленькие, острые. Белые.
"Советник?!"
Ярея так и села на пятую точку, округлив глаза и разглядывая Шакала. Обычно ждешь кого-то такого... Большого. Сильного. Ну, как самые "правильные" представители стаи Земли. Значится, это Табаки. Мама говорила, упоминала это имя. Когда-то давно. Или недавно, ха?.. Ой-ой-ой! Как неловко выходит!
А ты никому не говори.
Птенец согласно кивнул.
- Никому-никому не скажу, правда! - а говорить-то и некому. Ну кому расскажешь такое? А если и поделишься этой изюминкой Советника, не каждый поверит. Советун должен быть серьезным! Какие танцы?
Как много должен и обязан всплывает при упоминании этой должности. Фу. А как же личная жизнь? Как же своё истинное Я? Вот и мама вечно в делах и заботах, совсем (Почти!) дома не появляется. Эх.
- Я не дразню, я пугаю! - воскликнула Яра, подпрыгнув и распушившись. - А порчу наводить будет очень нехорошо с вашей стороны, потому что тогда меня выгонят из стаи за неумение что-либо делать, или за то, что у меня всё из лап валится! И это будет очень-очень плохо! Кто тогда будет кормить остальных? Я не смогу! И... Умру! Там, где-нибудь, где холодно и голодно! И мой трупик проглотит оголодавший ярук, но даже ему будет мало проку, ибо он большой, а я... Я маленькая и слабая... - птенец снова сел и насупился, кажется, даже хлюпнул носом, принимаясь копошиться лапкой в земле.

+2

54

- П-п-простисе, я не хотела вас обидеть... - Шакал смерил птенца внимательным и испытывающим взглядом, как будто хотел убедиться в искренности извинений Яреи. Да-да, на полном серьёзе. А вы что считаете? Что раз дети, то и взять с них нечего? Ещё как есть чего! И возраст - не отговорка. Только в случае каких-то вещей, с которыми иначе никак не поладить. Такие сейчас есть? Таких сейчас нет.
- Я не хотела обижать вас, правда. А сломанный зуб вы заработали в драке - прослушав по началу вопрос про зуб, дракон замахал лапой и с деловым видом покивал.
- Ладно-ладно. Хорошо. Я тебя прощаю, - на полном серьёзе ответил он. И могло даже сначала показаться, что Шакал собирался самоустраниться от дальнейшего разговора и переползти в сторонку, но вопрос про зуб таки дошёл до его сознания. И Табаки первое время, задумавшись, косил взглядом в сторону Яреи, как бы не совсем понимая, о чём она говорит. Какой сломанный зуб? У него так вроде все зубы на месте. Он ничего себе не ломал. Даже языком проверил. А вот на шее - там да - висели зубы. Даже несколько было вставлено в ухо. Оно было ими проткнуто. Аксессуар такой.
- Ох, малышка, - сказитель покачал головой и прицокнул языком.
- Если бы я мог, я сложил бы песню о том, как достался мне каждый из этих зубов, но я получил их не в драке. А если и в драке, то драка была не моя и явился я туда позже. Либо участвовал в качестве зрителя, о котором драчующиеся либо знали сразу, либо не подозревали. Но тут, тем не менее, всё же, несмотря даже на это, есть о чём рассказать, - уверенно кивнув, самец самодовольно усмехнулся и даже нос вздёрнул, чтобы выше казаться. Хотя он итак по-любому был выше Яреи. Но разве это значит, что нельзя погордиться? Вот и нет!
- Никому-никому не скажу, правда! - ага, ещё бы ты кому-то сказала. Никто ещё не осмелился говорить что-то, о чём Табаки запрещал говорить! А если и осмелился, то поди найди этого мерзавца-негодяя. Нет его уже давно. Так что мы вам, юная леди, несомненно верим, да и это ведь, в конце концов, в ваших интересах. Надеемся, что вы, несмотря на свой юный возраст, это понимаете. Ведь мы хотим быть друг о друге хорошего мнения, хотим же?
- Я не дразню, я пугаю!
- У тебя получилось бы, если бы ты пыталась напугать кого-то другого. Но не бесстрашного Табаки! - заговорил Советник о себе от третьего лица. - Знаешь, сколько всякого повидал этот отважный дракон? О-о-о-о, тут надо что-то значительно весомее! Нужно подготовиться основательно, так я тебе скажу, - короткий и резкий кивок, так что удивительно, что с ним ничего не щёлкнуло в шее.
- А порчу наводить будет очень нехорошо с вашей стороны, потому что тогда меня выгонят из стаи за неумение что-либо делать, или за то, что у меня всё из лап валится! И это будет очень-очень плохо! Кто тогда будет кормить остальных? Я не смогу! И... Умру! Там, где-нибудь, где холодно и голодно! И мой трупик проглотит оголодавший ярук, но даже ему будет мало проку, ибо он большой, а я... Я маленькая и слабая...
"Что ж... это верно. Да-да, очень верно," - сказитель посерьёзнел и нахмурился, очень задумавшись. Впрочем, он думал не долго и довольно быстро согласился с заявлением Яреи со всем пониманием, показывая, насколько он действительно проникся этой проблемой и что она, в общем-то, ни капельки не шуточная.
- Да... ты права. Это будет не очень хорошо. Для тебя. Именно поэтому не надо злить Шакала, чтобы он не навёл на тебя порчу! Раз и навсегда запомни это! - почти сразу же грозность сменилась милостью. И маг расплылся в тёплой, но всё ещё отдающей ехидством и хитростью улыбке. В особенности потому что клыки выпирали в этой улыбке и делали её похожей на оскал.
- Но не волнуйся. Ты могла не знать, не понимать, ты ещё маленькая, ярук не съест тебя. И из стаи тебя тоже не выгонят. Я вижу - ты хорошая, так что незаслуженного правосудия над тобой не свершится - можешь быть уверена! Я позабочусь о том, чтобы маленькую Ярею не обидели без причины. А если обидят, то можешь сказать мне и мы обязательно разберёмся с этой причиной, верь мне - я с ними на "ты" - с этими самыми причинами, у нас очень тонкое и тесное общение, не вру ни капли, можешь даже в глаза мне посмотреть, ежели не веришь вдруг. Но я думаю, что ты мне веришь. Я ведь верю тебе... - осёкшись, Табаки заметил, что малышка немного приуныла. И решил отвлечь её. Хмыкнув, дракон улыбнулся шире и легонько пихнул птенца пальцем в плечо.
- Хей, смотри, что у меня есть. Я тебе кое что подарю. В знак нашей с тобой новой дружбы! Если будешь беречь и никому не передаришь. Не люблю, когда мои подарки в знак дружбы дарят кому-то ещё. Это всё равно что предать или бросить. Или скрытно разорвать узы дружбы, ну так что? - заискивающий наклон головы на бок. Сказитель игриво смотрит на Ярею.

Отредактировано Табаки (9 Ноя 2016 16:58:53)

+2

55

Если бы я мог, я сложил бы песню о том, как достался мне каждый из этих зубов, но я получил их не в драке. А если и в драке, то драка была не моя и явился я туда позже. Либо участвовал в качестве зрителя, о котором драчующиеся либо знали сразу, либо не подозревали. Но тут, тем не менее, всё же, несмотря даже на это, есть о чём рассказать.
Даже целую песню! Ярея вся будто засветилась, представляя эту балладу. Но увы, взрослый не торопился петь, или рассказывать, лишь вздернул нос, показывая превосходство. Чего Яра, естественно, не заметила, то есть, она обратила внимание на то, что Табаки стал ещё чуть больше, однако это не стало поводом для обид, хотя могло бы. Птенец просто не обратил на это должного внимания. Может, пылинка какая в глаз попала, вот сказитель и дернулся.
- Может, вы расскажите хотя бы ма-а-а-аленькую историю? – попросила земляная, с надеждой заглядывая в глаза советника, - если, конечно, у вас есть на это время. Мне не хотелось бы отвлекать вас от ванных дел! – добавила Чара, понимая, что советник, даже не смотря на свою сказительную натуру, морда довольно занятая, и сидеть с птенцами, а уж тем более одним, ему некогда.
О-о-о-о, тут надо что-то значительно весомее! Нужно подготовиться основательно, так я тебе скажу.
- Я учту это на будущее, и может, когда-нибудь, напугаю вас, господин Табаки! – малышка подпрыгнула, на лету стукнув лапками друг о дружку, издавая тем самым хлопок. Будто некий ритуал, как клятва.
Да... ты права. Это будет не очень хорошо. Для тебя. Именно поэтому не надо злить Шакала, чтобы он не навёл на тебя порчу!Раз и навсегда запомни это!
Малая всё ещё копошилась своими пальчиками в земле. И хотя она кивнула, дескать, запомнила, на деле всё обстояло гораздо сложнее. Ведь не злить взрослых очень и очень трудно! Они могут злиться и без веской на то причины, так считала Ярея. Не все, но есть и те, кто вспыхивает, хуже огненного народа, по всяким глупостям и пустякам. А птенец она ещё небольшой, и глупостей делает много. Ярея погрустнела ещё больше, шумно выдыхая, настолько печально, что без улыбки на неё сейчас вряд ли взглянешь.
Но последующие слова вселили чуть больше надежды в маленькую дракону, она даже легонько улыбнулась. Только вот, не знает она, где искать Табаки, и… как-то неловко просить его о помощи, если вдруг что. А обиды… Да что обиды! Махнуть лапой и забыть, так обычно поступает юная Чара!
Но не успела она ничего сказать. Палец взрослого, пускай не сильно, но всё ещё ощутимо толкнул драконочку в плечо, отчего та резко вскинула голову, и глазами, полными удивления, уставилась на Табаки. Но сказать что-то она вновь не успела – сказитель снова заговорил, а перебивать – нехорошо. Вот и получилась, что Садже молчала довольно долгое время, лишь шевеля хвостом по земляному полу, да двигая ушами. На мордашке постепенно появилась улыбка, да и сама малышка стала чуточку больше. Скорее всего, загордилась новой дружбой с, на минуточку так, советником стаи!
- Конечно, я вам верю, господин Табаки! – наконец подала голос охотница. Разве можно иначе, когда к тебе уже относятся доверительно? Нет-нет, нельзя по-другому. Что скажет мама и новый друг?
- И подарок я буду хранить очень бережно,  – птенец кивнул, давая понять, что настроен решительно, - Разве можно дарить уже однажды подаренное? Марк* говорил, что это навлечет беду и на того, кто подарил, и на того, кто взял! – Ярея поморщилась, подумав о порче и болезни, но быстро вернула своей мордашке радостное выражение, - Но даже если это неправда, я всё равно храню каждый подарок. Это же знак особого отношения, доверия. А ещё память о друзьях. Нельзя такое отдавать!

* - рандомный сказитель, сидевший как-то с птенцами. Сокращение от очень длинного имени.

+1

56

- Может, вы расскажите хотя бы ма-а-а-аленькую историю? - эту просьбу Табаки проигнорировал. Но не потому, что был негодяем или подлецом, жутким и двуличным существом, которого пойми или не пойми раз и навсегда, а потом обломись ещё сотню раз, нет. И уж точно не потому, что игнорировать птенцов проще и безнаказаннее, чем взрослых драконов. Просто это же Табаки! Как он мог не рассказать какую-нибудь историю? Его самого по себе не заткнёшь, а тут, понимаете ли, даже просят! Нельзя просто так взять и оставить это без внимания, историю не рассказать, вы можете себе это представить? Табаки не мог. Возмутительно! Удушиться, как бы он сказал, мне на первом дереве в таком случае, если не рассказать!
Так что для начала сказитель, и Советник по совместительству, сделал вид, что не услышал, но он уже готовился… о да, готовился к тому, чтобы продемонстрировать Ярее одну из своих непесенных баллад!
Всему своё время, всё к своему месту должно быть.
Время рождаться и время умирать. Время разрушать и время строить.
Шакал расплылся в какой-то мечтательной и широкой улыбке, возвёл глаза к потолку пещеры и будто на время ушёл душой из этого мира куда-то в свои мысли. Или в свой собственный, далёкий-далёкий и непостижимый, мир, где он — быстрый и дикий пёс. Тот самый Шакал с пушистым хвостом в кольцах и лентах. Он мчит на всех своих четырёх лапах через гущу лесов или пересечённую местность, легко скачет по облакам и кусает их за бока, оставляя на небесных клочках хаотичные следы собачьих лап.
Но настоящая оболочка Табаки была здесь, она была другой, а задние лапы не слушались своего хозяина. Возвращение обратно ознаменовалось больнючим ментальным ударом. Как будто сознание ударилось о каменный пол пещеры, упав с тех самых небес. Снаружи это выразилось резкой сменой выражения морды дракона. Самец вдруг дёрнулся, нахмурился, скривился, как-будто прикусил язык, и помотал головой. А, отыскав взглядом Ярею, быстренько упомнил, о чём была речь.
«Нельзя так уходить в себя, Табаки, когда беседуешь, некрасиво это, нельзя, ух, стыд и срам тебе!» - мысленно отругал себя Советник.
- Разве можно дарить уже однажды подаренное? Марк говорил, что это навлечет беду и на того, кто подарил, и на того, кто взял! - Шакал вытянул губы трубочкой, считая, что это заставляет его выглядеть серьёзнее. На деле только комичнее в сочетании с тем, как самец хмурил брови. И был сам похож в этот момент на ребёнка. Да и морда у Советника была довольно молодая. Так что ему наверняка было не так, чтобы очень уж много лет. Тем не менее, знал он гораздо больше своих веков. Потому что настоящий его возраст был совсем-совсем иным! Так, по крайней мере, считал сам Табаки. Не без своих причин, о которых он не распространялся, а считал, что все должны просто почтительно замолкнуть на это моменте, а возраст, как и время, не упоминать рядом с драконом.
- Я-то с порчей справлюсь, если ты передаришь и это проклятие вдруг цепочкой дойдёт до меня. А вот что будет с тобой, я даже не знаю, - протянул он, но быстро решил оставить запугивания. Честно говоря, для Шакала это были не запугивания, а суровая правда жизни, которую никак нельзя скрывать.
- Хорошо, что ты это уже знаешь! Этому обязательно должны учить, потому что это очень важно, я думаю, ты понимаешь. Некоторые — даже взрослые — нет, особенно взрослые! Они этого не знают! А потом удивляются своим неудачам и бедам, которые сами к себе притягивают. Не только таким способом, способов много. Но это один из них… ну так вот! О чём бишь я! Отвернись пока, не смотри! Хочу, чтобы было как сюрприз! - и, не дожидаясь, пока Ярея отвернётся, но надеясь на это, Табаки сел, закрылся крыльями, запахнулся ими и начал копошиться что-то там в чём-то таком, поглядывая на Ярку время от времени. Ну, всё, ты там отвернулась? Не смотришь? А-то я достаю подарок. Ты не должна видеть.

+3

57

Ярея замерла в ожидании ответа. Да, нет, потом, отстань, ты ещё маленькая. Взрослые так любят отмахиваться от птенцов. Так всегда заняты, так всегда (ладно, почти!) устали, что просто нету сил передать, как обидно слышать подобное вновь и вновь. Это печально, разве нет? Эта невидимая граница, что отделяет взрослых и птенцов, такая... Мерзкая. Отвратительная. Она мшает жить нормально. И даже не смотря на свою невидимость она ощутим. Очень и очень ощутима. Вся эта вежливость, выполнение того, что говорят старшие сородичи. И только попробуй хоть слово вставить, так сразу - плохой птенец, куда мать смотрит. Нет, не все, конечно, есть и другие, но таких мало. И естественно они нарасхват в мире малышей.
И столько надежды было в глазах мелкой, столько просьбы. Крылышки подрагивали от нетерпения, и, казалось бы, раз сказитель улыбнулся, значит сейчас что-то будет. Но увы. Шакал молчал. Шакал будто был не тут, а где-то там, в вышине небосвода. Но внизу-то не было ничего похожего на небо, даже гладь озера отбрасывала серость, как и камни вокруг. Какое небо? До него далеко! Чтобы до него добраться, нужно выйти на поверхность. тут же... Нет неба. Нет даже намека на него.
Садже облизнулась, словно история от Табаки была не историей, а каким-нибудь кусочком редкого мяса, что ей сейчас подсунут. Поэтому птенец ждал. Молча. Только хвост медленно скользил по полу пещеры, из одной стороны, в другую, собирая мелкие камушки и пыль, издавая тихий шуршащий звук.
Но тишина ждала Чару.
Жаль. Очень жаль.
Чудной этот советник, всё же. Ведет себя странно. Вот и сейчас, хмурился, сложив губы трубочкой. Яра наклонила голову на бок, растопырив уши, приподняв одну переднюю лапку, словно хотела поднять её, и задать вопрос. Словно на уроке. Взгляд выражал при этом крайнюю степень удивления. Это что такое, и как это понимать? Как реагировать? Мама не учила. Да и наставник тоже. Уф, сложно-то как!
А вот что будет с тобой, я даже не знаю.
«Он это серьезно? Прямо вот так, из-за подарка может случиться беда? Жуть! Как же драконы живут. Некоторые. А если они не знают обо всем этом? Бедняги! Надо учиться. Какая школа спасет от проклятья? Разум? Исцеление? Но мне нужно учиться по другому направлению…»
Ушки задергались.
- Я постараюсь не притягивать к себе проклятья. А если даже такое случиться, думаю, смогу найти того, кто отведет от меня порчу! – проговорила Ярея, отворачиваясь от Табаки, пряча мордочку в лапы. Чтобы было честно!

Отредактировано Ярея (16 Янв 2017 19:43:43)

0

58

Нет-нет, Табаки держит свои слова! И просто так не игнорирует чужих слов, если так вышло, что они были произнесены вслух и Шакал их услышал. Ну а ежели вы являетесь неприятелем, то игнорировать вас можно, но крайне нежелательно. Куда лучше бросаться едкостями и опускать своего враже до той точки, такой позиции, откуда он начнёт глубоко сожалеть о том, что стал вашим врагом на всю его проклятую жизнь!
Итак, история близилась.
Шаман ещё раз покосился на Ярею из-за крыла, проверяя, подсматривает она или нет. Вроде нет, всё по-честному сделала. Но Табаки всё равно закрылся крыльями так, что даже ушей, обычно стоящих торчком, не было видно. И копошился там, копошился, даже поругался себе немного под нос, чем-то за что-то зацепившись в своём коконе и провозившись немножечко дольше, чем ожидалось. Но когда Советник показался обратно — с сияющей на морде улыбкой, полной воодушевления — в лапе у него что-то было зажато.
- Ну всё, можешь поворачиваться! - сказитель протянул Ярее то, что было в лапе… зуб. Точнее говоря, клык. Он был небольшой, но всё равно выглядел грозно. Ясно, что он был настоящим и принадлежал какому-то хищнику, да прямо таки источал собой какое-то происшествие, какое-то случай, таившийся в нём. Последняя история для обладателя зуба, которая была заточена в клыке и в устах Шакала. Но сам он не спешил раскрывать все карты и говорить, какому именно зверю принадлежит сия находка. Секрет истории нехорошо раскрывать в самом начале, это Табаки как сказитель знал. Ведь тогда история теряет свои волшебные нотки, которые придают ей загадочности и дополнительного интереса. А в наш шумный век так сложно удержать слушателя! Так что приходится дорожить всем, что есть в истории, и просто так этим не разбрасываться, даже если раньше это был пустяк, ничего такого.
- Это зуб, да-да! И я тебе его дарю! Совсем навсегда. Так что бери, а я расскажу тебе, откуда он взялся. Так вот, садись и готовься слушать - это будет история о птенце, возможно, такого же возраст и роста как ты, но живущего где-то в другом месте. Я всё таки думаю, что вы приблизительно ровесники, считаю, что это очень важно, особенно когда мы растём — очень важно, кто с нами находится в этот момент, с кем мы дружим, а с кем нет, как общаемся и в какие игры играем, не забываем ли мечтать и к чему стремимся, потом это должно определить нас в будущем... ну так вот! История! — пустынный так обрадовался, когда воскликнул это, как будто это он был птенцом, которому собирались рассказать что-то занимательное, и он сам уже не мог терпеть и хотел услышать всё-всё об этом зубе.

Отредактировано Табаки (26 Янв 2017 10:36:56)

+2

59

Яра сидела, закрыв глаза. Ну и прячась в лапках. На мордочке появилось задумчивое выражение, ушки улавливали возню Табаки. Та затянулась. На пустом месте, какой-то сумки Чара не приметила у Советника. Либо слепая, либо глупая. А, может просо невнимательная? Вероятно, всё вместе.
Что же он там делает такое? Ожидание невыносимо. Терпение не входило в раздел хороших качеств Яры. И было очень-очень любопытно, Чара зажмурилась, сдерживая порывы обернуться. Уговор есть уговор.
На самом деле пустынный не так уж долго возился, это птенцу лишь так показалось, что секунды текли едва ли не как часы.
- Вау! - взрослый чуть ли не светился от радости. Его настроение быстро передалось птенцу, на мордочке которого тоже появилась улыбка. Чара аккуратно взяла клык, и повертела его в лапках. Проверила остроту, чуть ойкнув, когда палец прошелся по острому краю. - Ох, поцарапалась. Красивый. И намного больше, чем мои. - радость на мордашке сменилась задумчивостью. Ярея уже прикидывала, куда спрятать подарок. Хотя был вариант использовать его как украшение, пока что, скорее всего, как амулет на шее.
- Спасибо, Табаки, он мне очень нравится! А вы не могли бы... Ну, - ушки прижались к голове, выдавая смущение, - всё же рассказать историю... - Садже осеклась. Этот полет мыслей и говора сказителя был слишком быстр для малышки. За ним было сложно поспевать, а уловить хоть каплю логики и того трудней. Чара улыбнулась. Ей очень понравился этот советник, он будто был из другого мира. Это притягивало. Волей случая Ярея прониклась симпатией к этому дракону, пускай и не понимала этого.
Оставалось отложить свои мысли и погрузиться в слушание. В любом случае, пока было рано что-то решать с этим подарком. Придет время, это будет совсем скоро, буквально, сегодня, когда они с Табаки разойдутся, и вот тогда можно будет придумать и сделать, что хочется с этим зубом. А пока что, Шакал снова подал голос, почему, Чара, послушно устроилась поблизости и навострила ушки. Она легла, слегка завалив свой бок, пряча передние лапки под себя. Где-то там же, под шерстью скрылся зуб. Голова же приподнялась, а ушки навострились. Чара готова была слушать рассказ. Тот обещал быть очень занимательным.

0

60

Да-да, Табаки уже начал рассказывать историю, на самом-то деле. Просто ей было необходимо небольшое вступление. И когда Ярея снова спросила об истории, Шакал очень вкрадчиво посмотрел на малышку, как бы без слов спрашивая, а не прослушала ли она это вступление? А то это очень важно.
- Знаешь что, я думал, что я напишу балладу, в общем, песню, она как бы не совсем стихи, потому что плохо читается, если не петь, но я уже придумал мелодию. Это, можно так сказать, заготовка, но я спою её тебе! Кхем… Итак! Сказание о Маленькой, но Великой! - как-будто не только воодушевлённый, но и взволнованный происходящим, Табаки сел и поёрзал на месте, быстренько откашлялся в кулак и, приготовившись петь, зашатался из стороны в сторону.
- Средь гор высоких и могучих долин жил обычный дракон — в тоске и один. Но однажды он встретил судьбу на век - у тихих и сладостных рек. Они нашли себе место и дом. И там они обитали вдвоём. Но однажды случилось «чудо из чудецов» - у них появилось яйцо. Не одно, не два, да, кажется три, детей своих растили они. С любовью и лаской, но быть и беде - им надо к другой воде, - маленькая история набирала обороты, рисуя трагедию обычной драконьей семьи, перерастающей в историю целой личности, о которой пока, правда, Ярея, слушавшая Табаки — слушала же? - ещё не знала.
- Покинуть свой дом пришлось им тогда, над местностью той разразилась гроза, бежать от потопа, чтоб не утонуть. Детей в корзинки и в путь! А путь их лежал сквозь колючий закат и в землях чужих никто им не рад. Сквозь пустыню лететь пришлось им в ту ночь… с корзинки их выпала дочь, - сказитель передавал интонацией своего голоса и темпом песни всё настроение происходящего. И это давалось ему, несомненно, очень хорошо, живо описывая и преподнося нужные нотки.
- Она совсем осталась одна, в пустыне ночь смертельно страшна, холодна и опасна, но дух силён. И крылья птенец распростёр. Навстречу тьме и жару Шагри летела родня, а с ними птенцы. Но так поспешили они от беды, что другой не заметили бы. Малышка та к вивернам пришла, и с братом — виверной — дико жила. Не знала язык, не знала себя: «Виверна и не дракон я». Но разум дан был именно нам - Праматерью, чтоб не спускались к червям. Чтоб творить колдовство. И знать как считать. Учиться и мудрыми стать. Виверны же — неразумный народ, инстинкт всегда превыше берёт. И случилась другое, случилось то - её брат укусил за крыло. За ухо, за хвост и когти пустил, обиды дух на миг охватил, но после развеял его жуткий страх: «Я пища у брата в глазах». Сцепились дети в жестоком бою и каждый за право и шкуру свою, но разумный дракон - он на то и умён, хоть брат её был и силён. Она смогла его одолеть. И как теперь её не жалеть? Печали и грусти горькой полна, в песок зарывалась она. Болели раны, болела душа, но тут с охоты вернулась страшна, ужасна и злобна за смерть птенца, Виверна-мать — вестник конца, - самец раскрыл крылья, демонстрируя размеры и размах, а крылья у него были большие и сильные, несмотря на то, что сам он был маленький и щуплый. Оскалив зубы, Табаки изобразил разгневанную виверну, надвигающуюся на малышку — в данном случае на Ярею.
- И что же теперь сулит гибель ей, она бежать — как можно скорей, но от взрослой виверны птенцу не уйти. За жизнь в дикой воле плати! Но небо пронзила как будто стрела, из золота ленты она соткана, оттуда спустился к ней взрослый дракон. Огромен и очень силён. Одним ударом большого хвоста виверну он отогнал от птенца и выбил из пасти поверженной зуб, какие не часто дают! Таинственный голос птенца утешал, от смерти укрыл и с собою забрал. А зуб из истории, что рассказал, я крошке Ярее отдал. И пусть она растёт как вон та - Дикарка Пустыни — храбра и хитра, сильна и смела, да от беды «Земля-Мать тебя сбереги», - последние слова песни прозвучали убаюкивающе и урчаще, после чего Табаки вдруг закрыл глаза и, улыбаясь, впал в какой-то транс.

+4

61

Сказители очень интересный народ. Хранители теплоты сердец, они отличаются красноречием, внимательностью или же этаким зорким глазом к мелочам, и памятью, какую порой не у каждого ученого сыщешь. Ах, а как они играют интонациями, жестами. Их мимика воодушевляет, особенно Яру, мать которой старалась, зачастую, скрыть свои эмоции где-то внутри себя. Тут же совсем иначе, все оттенки эмоций словно живут в голосе, глазах, телодвижениях. Иные пользуются для вида магией, но Табаки, как минимум в данный момент, к этим не относился. Вся история была чистой, захватывающей, чем-то новым для маленького птенца. Совершенно не нужно было играться иллюзиями - Чара итак прекрасно видела образы в своей голове, оставалось лишь слушать внимательно.
Хотя, разве могло быть иначе? Речь шла не о великом взрослом, как это обычно бывает, весь сказ был о птенце, вполне возможно, её ровеснице, и это было... Волшебно.
С корзинки их выпала дочь.
Ярея будто подалась вперед, слушая Табаки. Сердце забилось быстрее, на мордочке пробежал страх, печаль, непонимание. Разве могли заботливые родители оставить ребенка одного, не заметить его пропажу? Почему не вернулись? Почему.. .Ах, как много вопросов пронеслось в голове юной охотницы, сколько эмоций пробежало в глазах, но песня, баллада, неслась вперед, не давая возможности даже вздохнуть, не то чтобы что-то сказать.
Сцепились дети в жестоком бою и каждый за право и шкуру свою...
Чара зажмурилась. О нет, нет, нет! Как это жестоко и больно! Каков этот мир, посмотри! Никто не вернулся за чадом своим, оставив того на растерзание иным! Будь проклят весь виверны род!
«Но разве я сама не была, в подобной истории? Мир жесток, и если б не Дух Болот...»
В памяти всплыли события двух дней назад, когда Дульхатрин спас охотницу от тиры, когда в Болотном Царстве разыгралась целая семейная драма. Она была так же близка к смерти, как эта маленькая, но, несомненно, смелая маленькая дракона.
Глазки снова открылись, и едва ли Чара не покатилась кубарем назад, испугавшись так внезапно ставшего большим Табаки. Она подалась назад, и как спотыкнулась о свой хвост, или просто запуталась в конечностях… Но вот громкий выдох и птенчик сидит, продолжая слушать. Ну, она всё время слушала, лишь воспоминания закрыли на миг реальность.
«Хвала Духам, её спасли!»
Ярея села, сжимая в лапках зуб. Виверны клык. А маленькая Дикарка Пустыни... Она будет олицетворением той, на кого стоит равняться. И хотя выжила та, можно сказать, лишь благодаря случайности, мы будем её почитать всё равно. Ярея ещё слишком мала, чтобы слушать доводы логики.
И пусть она растёт как вон та - Дикарка Пустыни — храбра и хитра, сильна и смела, да от беды «Земля-Мать тебя сбереги».
Ярея удивленно посмотрела на пустынного дракона, подрагивая ушами. Она не могла! Она другая! Не такая сильная, не такая храбрая, а от хитрости там вообще маленькая травинка! Но...
- Я буду стараться! - в глазах маленькой драконы показалась влага. Не клятва, и даже не обещание, но птенец запомнит это надолго, и возможно, пойдет по подобному пути. Нужно только встать и идти.
А после Ярея молчала. Некоторое время в пещере стояла тишина. Можно было услышать даже далекие удары капель о камни. Советник, видимо, погрузился в свои мысли, Яра же - в свои. Клык-подарок вертелся в пальцах юной земляной драконессы. И хотя взрослый дракон, несомненно, усомнился бы в правдивости истории, а уж о том, что клык оттуда, так точно, но вот Ярея... Яра поверила, и даже, как ей казалось, чувствовала нечто большее, скрытое за самым обычным клыком.
- Надеюсь, у этой драконочки всё будет хорошо... - шепотом произнесла Ярея, глядя на подарок, словно посылая некую энергию специально той из рассказа, дабы эта сила прошла сквозь время и пространство, и помогла той пройти самые сложные отрезки жизненного пути. Пальцы на крыльях, те самые, что служили для помощи в лазании, смахнули остатки влаги с глаз, и последний шмыг носом унес всю горечь Чары куда-то далеко, возвращая её в своё привычное оптимистичное настроение. Птенец весь встрепенулся, возвращая внимание сказителю.
- Я раньше не слышала такой истории, господин Табаки! А то, как вы рассказываете, это вообще... Вух! Вот как! - Во время своей почти речи Садже пыталась прыгать, но как-то неловко и не шибко усешно. На трех лапках не удобно, знаете ли.
- Скажите, а у этой маленькой, у неё всё хорошо? Или хотя бы будет? Насколько это возможно! - едва ли в этих глазках могло быть больше просьбы, чем сейчас. Они очень вопрошающе глядели на Табаки. В глазах птенца сейчас он был не просто сказителем, советником или драконом. Он был вершителем судьбы маленькой Дикарки.

Отредактировано Ярея (1 Май 2017 21:08:43)

+2

62

- Я буду стараться! - Табаки приоткрыл один глаз и, хитро улыбаясь, самодовольно взглянул на Ярею. Ему понравилось, что он смог произвести на малышку впечатление своей балладой. Да что там говорить, ему вообще очень нравилось производить впечатление, а когда это не удавалось, сказитель очень негодовал и сваливал всё на слушателя, мол, такой вот недотёпа, не может оценить всей красоты и высоты написанного Шакалом произведения. Но Ярея оценила. Так что пустынный удовлетворённо муркнул себе под нос и снова довольно зажмурился, как будто нежился на солнце. В пещере было холодно и темно, но дуновение жаркой пустыни, пришедшее из песни, ещё будоражило воображение сказителя и, возможно, Яреи тоже.
- Я раньше не слышала такой истории, господин Табаки! А то, как вы рассказываете, это вообще... Вух! Вот как!
- О, это чудесно-чудесно, правда, я рад и польщён, спасибо, ты молодец, что оценила, впрочем, я не сомневался, что ты оценишь, я когда тебя увидел, так сразу понял, что ты не глупышка, ага, - щуря глаза, дракон приоткрыл их, продолжая улыбаться как-то по-лисьи.
- Не знаю, как сейчас у неё дела. Знаешь, это надо узнавать отдельно. А что будет дальше, так это зависит от неё. Но, может быть, позже, со временем, я напишу ещё одну балладу про неё, когда она подрастёт, но мы там посмотрим, хм. Знаешь ли, я ведь не с земли это всё беру и не с неба, не с него уж точно, эта история настоящая, а писать неправду я не буду, так что нужно будет вснепременнейше и обязательнейше посмотреть, как что сложится. Такие вот дела, Ярчик-попугайчик, - дракон зевнул, плямкнув пастью и лёг обратно.

+2

63

- Жалко, - с печальным вздохом выдала Ярея, снова покрутив зуб в лапках, - Что не знаете. Нужно будет узнать, обязательно узнать как у неё дела! - землянка снова распушилась, а на мордочке отразилась тысяча и одно прореживание. Ещё Ярея жалела о том, что никак, вот совсем никак, не может помочь своей, уже своей, сестре по крови. Не родственнице, а как собрату, естественно. Если только продолжать посылать некие ментальные силы и энергию сквозь время и пространство, но хотелось бы выдать что-то более материальное.
Также Ярея не совсем понимала, почему её прозвали попугайчиком. Наверное, это ведомо лишь пустынному, что мог их видать в том своём краю, а Яра вот их, попугаев, видела лишь на иллюзии одного взрослого дракона, в живую совсем нет. Земли стаи на джунгли не походили совершенно. Или пустыню. Трижды ха-ха, а она не попугайчик! Хотя и была довольно странных оттенков. Впрочем, ничего оскорбительного в том не было, да и мысли Чары были далеко от какого-то там прозвища.
Она же понимала, как тяжело птенцу в огромном взрослом мире. Во всяком случае, Ярея думала, что понимает все трудности существования в подобной среде. А ещё она не представляла, как можно жить в одиночестве, да ещё и с вивернами. Она видела их пару раз, с достаточно большого расстояния, чтобы быть не съеденной, но и с достаточно близкого, чтобы понимать - грызутся они за еду. За еду, которую посто нужно было разделить между собой. А дрались они аж до глубоких ран и, соответственно, крови, если не до смерти. Брр.
Птенец вздохнул и покачал головой своим мыслям, а после всё же заметил, что советник уже лежит, улыбаясь вновь по-своему, по... Шакальи?..
И Чара тоже улыбнулась, немного грустно. Что-то было притягательное  в этой пускай хитроватой, но улыбке.
- Спасибо ещё раз за историю, господин Табаки! А можно будет ещё к вам наведаться, чтобы послушать? - в ожидании ответа малышка завернула клычок в хвост, дабы тот не мешался при беге. В голове уже была парочка образов мест, куда можно спрятать талисман, который пока нельзя было на себя повесить. Но Ярея обязательно его повесит на себя, пока она правда не знала, сделать амулет, серьгу на будущее, или же вплести его в просто браслет.
- Да будет земля тверда под вашими лапами! - и, лизнув Табаки в нос на прощание, птенец ускакал по своим делам, в надежде ещё как-нибудь пересечься с таким интересным взрослым.

0

64

- Жалко, что не знаете. Нужно будет узнать, обязательно узнать как у неё дела! - Табаки хитро сощурился в ответ, но ничего не сказал. Он итак знал, что надо было бы сделать в отношении этого, а что нет. Прямо сейчас просто, знаете ли, не было совершенно никакого смысла узнавать, так как смотреть тогда пришлось бы в будущее, а оно очень уклончивое и изменчивое, иной раз что-то одно ожидаешь, а потом вероятности меняются и происходит ну... что-то совсем-совсем неожиданное. А ты так разочаруешься, расстроишься, что, не приведи Звёздная, будешь клеветать на предсказание или ещё на что-то. А предсказание как раз таки не при чём. Оно тогда было, а сейчас жизнь другая. Всё меняется, всё меняется!
- Спасибо ещё раз за историю, господин Табаки! А можно будет ещё к вам наведаться, чтобы послушать?
- Конечно можно. Всякий раз, когда я не занят пересчётом муравьев и выпутыванием веток из гривы, тогда приходи! - когда это пустынный таким занят и занят ли вообще - загадка. Но если Ярея придёт именно в тот момент, когда Шакал будет считать муравьев, то потом не жалуйтесь, что на вас времени не нашлось! Мы предупреждали.
Усмехнувшись шире, когда Ярея лизнула дракона на прощание в нос, Советник плотоядно облизнулся, провожая малышку взглядом.

Игра завершена

Отредактировано Табаки (16 Май 2017 13:39:51)

0

65

1е Вьюжного месяца, ближе к полудню
Игра с Эмерис

Не то, чтобы день как-то не так начинался. Напротив, он был... Чудесен! Прекрасен! Во всех смыслах этого слова. Просыпаться под родным боком всегда приятно, знаете ли. А последующий завтрак и того лучше, поверьте. Последнее время мама начала чаще бывать дома. Хорошо, если в скором времени они, то бишь Яра и Раиша, наведаются в болота. Можно будет устроить гулянку со всей семьёй. И... И... Половить лягушек, например. А может, светлячков? Чара давно хотела сделать фонарик из этих насекомых. Он такой умиротворяющий.
Впрочем, всё это было неважно. Провести весь день с родительницей Ярея всё же не могла. Не то чтобы она унывала по этому поводу. У неё были некоторые дела, тренировки и лекции, у матери - другие, не менее важные взрослые дела. Так что, ближе к полудню фиолетовый комок был свободен, но, в основном, ничем не занят. Что ещё можно было делать, как ни скитаться по пещерам, в поисках чего-то интересного? А может даже кого. Правда Яра не была уверена, что в самых обитаемых районах подземелья есть что-то интересное. Всю живность отсюда выгоняли. Конечно, на то были свои веские причины. Но это не отменяло то, что живности нет и, скорее всего, не будет.
С учетом всего этого Ярея заблудилась где-то в менее обитаемых пещерах. И вряд ли бы какой залетный гость отличил эти пещеры от других, но земляная быстро смекнула, что забрела... Скажем, далековато. Да, не будем нагнетать атмосферу!
- Тьфу ты! - громко высказалась юная охотница, споткнувшийся о какой-то корень. Чтобы вы знали, это было не первое растение, помешавшее драконочке на пути. Зашуршав крыльями и хвостом по полу, Садже встала, впивая зубки в препятствие, освобождая свою лапу. - Вот тебе, и нечего распускать свои... Корни, да! - громко высказалась Чара, погрозив пальцем местной флоре. А потом всё же подумала, что неплохо было включить виденье лапами. Ещё до того, как она пошла на разведку. Однако, ветряная головушка птенца об этом не подумала. И вот сейчас, мелькнувшая мысль не успела осесть в голове, испуганная лишним звуком. Что-то скреблось вдали туннеля. Довольно тихо, только у Яреи есть... Ушки! И они хорошо слышат, так и знайте!
Вскочив и встав в позу, Ярка поползла на звук, как охотник крадется к своей жертве.

Отредактировано Ярея (7 Окт 2017 13:24:21)

0

66

Начало игры
1е Вьюжного месяца, ближе к полудню
Встреча с Ярой

С самого утра по всем правилам воинов Эмерис уже была на лапах и производила видимость бурной деятельности. Отлынивать от тренировок она не любила, но в этот день ей захотелось на пару часиков больше уделить своим любимым увлечениям. И в этот раз ей хотелось максимальной тишины, которая только возможна в этом мире. Поэтому местом для своего логова, а по совместительству мастерской, она выбрала в одном из дальних и почти необитаемых концов сети пещер, так давно облюбованными драконами её стаи. Почти гладкие стены, снующие по коридорам драконы – всё это навевало приятные воспоминания и мысли. Именно поэтому после утренних тренировок, опустившись в полумрак родных стен, Эмерис исчезла в извилистых коридорах, а следом за ней неумолимо следовал голем, который был оставлен на входе в логово. Нет, драконица не ждала врагов и не отгоняла других членов стаи, но порой она могла увлечься своей работой, погрузившись в свои мысли слишком глубоко, поэтому страж предупредит о любых гостях.
Занявшая место у самой дальней стены, Эмерис улеглась на скоплении из сухой травы и листьев. Уж больно зеленой нравилось, как шуршала естественная для осени подстилка. Довольная своей позой, она по привычке выудила из небольшой ямки рядом с лежанкой чью-то белеющую кость. В огромной лапе она, кость, смотрелась почти миниатюрной и очень хрупкой. Но, как и всё в этом мире, это лишь только казалось.
Успев нанести на слегка неровную поверхность кости слабый набросок, того, что будет в итоге, Эмерис что-то услышала. Хотя как тут не услышать? Такие крики. Страж, было, хотел преградить путь крохе, эти крики издававшей, но тут же застыл и обмяк, медленно осыпаясь. Магия развеялась, а коготь драконши всё продолжал скрести по кости всё в том же мерном темпе. Глаз по привычке она не открывала, но и голоса не подала, чтобы дать шанс подобраться к себе поближе. Пускай придет сама, даже если её каждый шажок отлично слышно на каменном полу.

+3

67

Ярея двигалась вперёд. Тихонько-тихонько. Ну, как, хвост то и дело создавал шорох, однако юная охотница будто бы и не замечала такой явно выдающей её с головой детали.
А может это был коварный план по испугу жертвы!
Кто знает.
Только, только, мнимый противник оказался чужим големом. Ярея нахмурилась и прыгнула в его сторону, а он... Рассыпался. Вроде сделал движение в её сторону, но увы. Правда, это значит, что дракон, призвавший его, либо далеко, либо рядом и командует.
Чара навострила ушки, ловко пробираясь между камнями. Звук всё ещё доносится со стороны туннеля, который расширялся, видимо, там была пещера, и становился отчетливей. Теперь Ярея могла сказать, что дракон пользуется когтями. То ли о дерево точит, то ли о камень. Хотя, звучит не очень похоже. Словно коготь один, а не, там, четыре или пять.
Да что гадать то, вон уже и видно состайницу. Меховая малышка, до того передвигающаяся едва ли не касаясь пухом земли, резко выпрямилась, неловко выходя вперёд.
Впереди была взрослая. Судя по внешнему виду - воин. Но это не точно. Заниматься физическими тренировками никто никому не запрещал.
Смущённо проведя крылом, Чара подошла ближе, приглядываясь к тому, что делала воительница. Вырезала что-то когтем, кажется, по кости. Ой, интересно! Ярея хотела как-то подобному научится, правда думала чаще о деревьях, которые всё же интересовали малышку на более высоком уровне.
Но кость это тоже занимательной. Правда, выглядят не очень то податливым материалом. Одна оплошность и - Пуф! - всё.
- Здравствуйте. Простите что помешала, - правила приличия следует соблюдать. Мама учила. И её стоит лезть в чужое пространство. Тоже неприлично. И грубо. Посему Садже остановилась чуть поодаль и села, дополнительно склонив голову в приветствии.
- Меня Ярея зовут, - машинально добавила кроха, не подумав о том, что, возможно, дочь дипломатки итак узнали, - а Вы? И что такое интересное делаете?
Юная охотница всё ещё думала, что кости - не лучший материал для резьбы. Однако возможно она чего то не понимает. А ежели что, остатки всегда можно отправить на иглы.
- Меня такому не учили, хотя я и думала попробовать вырезать фигурки из дерева. А потом как то не было времени... - Ярея всё таки немного жулила. Не специально, по детских. Времени то у неё было хоть отбавляй, а вот желания и нужной мотивации, или, там, учителя... Порой не хватало. Или не имелось в наличии вовсе.

+2

68

Тап-тап-тап делают маленькие лапки. Шух-шух-шух делает хвостик. Шкряб-шкряб-шкряб делает коготь зелёной.
- «Ближе-ближе-ближе» - думает Эмерис, в странном предвкушении, вслушиваясь в каждый такой шорох.
Звуки стихли совсем рядом, хотя драконица отлично слышала, как чей-то маленький носик сопит в том месте, где лапки последний раз касались пола. Неужели боится? Нет, судя по голосу, она была... Удивлена? Смущена? А смотрим куда? Пускай она и не видела, куда устремлен взгляд неожиданной гостьи, но могла предположить, что именно то, что лежит в её лапе интересует кроху. Эта мысль заставила морду Спящей слегка оскалиться в довольной улыбке, если это вообще можно назвать улыбкой в такой ситуации.
- Не Вы, а ты, пожалуйста. – изрекла эта гора из пластин, шевеля разве что своей нижней челюстью и когтем, - Я – Эмерис. – драконица склонила голову в приветственном жесте, делая это нарочито медленно, будто это было кому-то нужно. – И ты мне не помешала, пускай гостей я не особо ждала.
Драконица ненадолго задумалась, после чего приоткрыла один глаз, светящийся в полумраке жёлтым. Убрав коготь от своей работы, зеленая опустила морду ниже, рассматривая пришелицу. Это могло показаться несколько жутким со стороны, особенно от того, что огромная морда иногда сменяла своё положение, осматривая Яру с новой стороны. Напряженно фыркнув Эмерис даже встала, породив этим действием кучу шорохов от своей подстилки, и всё ещё удерживая в лапе кость, обошла кроху вокруг, давя в себе желание потыкать её лапой.
- Очень интересно. – задумчиво произнесла самка, садясь рядом с комочком меха, закончив свой осмотр. – Это будет сложно. Столько меха. – открыв уже и второй глаз, Эмерис посмотрела на птенца после чего на кость у себя в лапе. – Я не знаю, что тебя сюда привело, кроме любопытства, но ты мне поможешь. Взамен я отвечу на все-все твои вопросы. Что скажешь? – огромная туша извернулась, накрыв большим крылом Яру, под которое Эмерис засунула свою морду, сверля пушистика своим строгим взглядом. Путь к отступлению ещё был перекрыт большим хвостом, так, на всякий случай.

Отредактировано Эмерис (7 Окт 2017 17:39:49)

+3

69

«Как это "ты"? Взрослые же! Вы! Кроме совсем родных и близких! А мы тут впервые увиделись! Не порядок! А если кто-то узнает? Ох, нет, разве можно?..»
Чара смущённо кивнула, рассеяно рассматривая собеседник. Пытаясь что то увидеть, помимо слабых очертаний нагромождения пластин.
Малая поцокала языком, словно пытаясь опробовать новое имя на вкус. Красивое. Раньше такого не слышала. Значит, не виделись. Значит на "ты" как-то неправильно.
Ярея снова нахмурилась, размышляя об этом вопросе. А вот некоторые птенцы, да и не только они, легко на "ты" переходят. А то и не переходят, а сразу с этого обращения начинают. Поганцы.
- Извините ещё раз. - машинально шепчет Яра, замирая под чужим взглядом, разве что хвост суетился из стороны в сторону.
Взгляд же словно оценивал её. Но Садже не боялась, пускай морда новой знакомой и была устрашающая. Но так подобает воину, верно? Да и сложно напугать ту, что частенько летает к Духу в гости. Духу! Это вам не со сказителями сидеть! Нет, ничего против нянек Ярея не имела, но Дух то. Духище, даже.
Впрочем, всё это было не важно.
После дракона встала и обошла кругом мохнатку. Чара не крутилась, просто выжидала продолжение. К тому же, если взрослая так себя ведёт, значит так надо. Сама Яра пускай и смотрела на собеседницу, но явно не так пристально. Да и в земляной воительнице не было ничего из рамок выходящего. Это вон малая сплошная аномалия на землях Земли.
Потом Эмерис заговорила. Замечание по поводу меха драконочкаа не поняла, а вот продолжение было интересным.
Но и... Странным, что ли.
- Я - Чара приложила переднюю лапку к своей груди, - Я? - сделав страшные глаза, малая продолжила, - Я то? Помогу в.. Тебе? - Ярея начала жестикулировать, показывая размеры дракониц, а значит и разницу в возрасте. И опыте. - Я же маленькая! И... Слабая! И вообще, взрослые говорят, что я не должна мешать им в их делах! - Ярея важно покивала, глядя на собеседницу. Дескать, да-да-да, так и говорят, и я не капельки не преувеличиваю.
- Но я хочу. Если смогу. Да! - малышка кивнула и вскочила на лапки, показывая свою готовность.

+2

70

Как и ожидалось, комочек меха отреагировал очень живо, почти прыгая у драконессы под крылом. По крайней мере, за всей этой вежливостью прятался птенец, что жаждал знаний, а не искал простого подчинения у тех, кто постарше. С другой стороны, Эмерис так же радовало, что кроха не тушуется под её взглядом и продолжает быть собой. Тоже хорошая черта, которую многие теряют с возрастом. Вот собственно и всё, что успела за короткий срок подметить Спящая и уже проникнуться некоторым уважением к шумному комочку. Сосредоточив на нём взгляд и перестав витать в облаках, драконесса издала нечто похожее на смешок, а потом убрала крыло и опять куда-то поплелась, держа в лапе кость. Взгляд был обращен вообще невесть куда, но судя по движениям, Эмерис знала, что делала даже в таком полумраке.
- Возраст не определяет умений дракона. – спокойно произнесла драконесса, делая что-то рядом с оной из стен. – А рост… Говорят, чем ты больше, тем больнее падать. Так что для меня это тоже не показатель. А значит, тебе не отвертеться.
Пока воительница это говорила, в круглой пещере стало намного светлее. Дракону всё же смущало, что Яра слишком напрягается, чтобы что-то разглядеть в этой темноте, друге Тёмной стаи. Источником света были неаккуратно обработанные белые кристаллы. Но расположенные по всему периметру, они, по крайней мере, давали четко понять, что жилище состайницы очень круглое и скудно обставленное. Всё убранство устраивалось чётко по периметру, никоим образом стараясь не приближаться к центру, оставляя его свободным. В основном это было немыслимое количество полок со свитками и личными поделками драконессы, стол и подстилка, с которой недавно зеленая встала. Были ли тут какие-то тайники - неизвестно. И вряд ли Спящая о них расскажет, если Яра спросит об этом в лоб.
- Вот. Я думаю, немного света не помешает. – произнесла драконесса, зажигая последний фонарь и двигаясь к комочку. – Но перед тем, как я озвучу свою просьбу, я кое-что спрошу. Почему резьба? Что тебя так в этом заинтересовало? – спросив это, Эмерис села, пусть и в некотором отдалении от своей пыхтящей цели, снова начав скрести кость когтем, при этом частенько оглядывая пушистика, а уже потом возвращаясь к работе. Что там такого делалось, что этой горе пластин требовалось так пялиться на гостью? – И ещё кое-что важное. Всё что ты скажешь, останется только между нами, ладушки? Мало ли в какие меня дебри понесет.

Отредактировано Эмерис (11 Окт 2017 19:07:20)

+1

71

- Ну почему же, возраст - это опыт. Хотя, мой брат иногда говорит, что некоторых жизнь вообще ничему не учит. - Ярея улыбнулась новой знакомой. Точнее, её силуэту в полумраке. Та что-то делала в своем... Жилище? Правда? Так далеко... Ох. Всё таки неловко. Кажется, Эмерис любит уединение, а Яра... ну, молодец. Не в самом лучшем смысле, кончено.
Между делом, в пещере стало светлее. Не слишком ярко. Это хорошо, иначе Чаре пришлось бы щуриться излишне много. Само жилище было... простым. В центре было свободно, что птенец не мог про себя не похвалить - место для бегалок, прыгалок, и катаний-валяний обязательно должно быть.  Или так только Яра думает? В остальном ничего такого. Подстилка да стол. Впрочем, что ещё нужно воительнице, да? Или это снова только меховая так думает? Впрочем, уют тут тоже был. Пускай камушки и не были обработаны по последним ювелирным стандартам, в них чувствовалась... Душа, может, в них заботливо вложенная? Как и в куче поделок, что покоились на полках.
- Простите, я всё же не должна была так просто заходить в чужой дом. Но у... - Чара запнулась, снова пропуская через мозг сказанное ранее Эмерис, а также заодно покивав на слова взрослой о том, что свет ей всё же нужен, - у тебя тут уютно. - впрочем, Ярея так и не сдвинулась с точки, на которой стояла, не решаясь так вот просто пойти и осмотреть всё получше. Хотя вон тот камушек, закругленный более остальных, почему то вызывал куда больший интерес, чем все остальные.
- Почему резьба? - покусав губу, Ярея снова посмотрела на фигурки, склоняя голову чуть вбок, и топыря ушки. Потому что потому, вот! Но это не ответ. Правда, меховушка не особо думала над тем, почему.  Простое, может, даже женское хочу. Только и всего. Но надо быть честно, верно? Для себя уж точно.
- Между нами. Хорошо. - Яра кивнула, понимая всю ответственность, что на неё ляжет. И села поудобней, чтобы выказать своё мнение об этом вопросе. -  А резьба... Ну, мне нравится делать что-то своими лапами. Я уже учусь делать сети, ремешки и небольшие кармашки на сумки, а также капканы, но мне хочется чего-то ещё. Резьба более доступна по... Ресурсам.  И вряд ли кто-то будет ругаться из-за испорченной ветки. А я могла бы даже несколько раз попробовать - я умею растения выращивать! А вот если неправильно заточить камушек, наши ювелиры будут очень недовольны. И, ну, это же подарок своими лапами! От сердца. Если просить кого-то... Он может неправильно понять. А может ты и не расскажешь на все сто процентов о ситуации… Или попросить взамен слишком много. Вообщем, самому  проще запечатлить… - лапки коснулись груди, - эмоцию. Которую хочешь передать. Вот. Это и память, и внимание к близкому… Я так думаю. – Ярея сложила лапки на груди, в позе суриката*, смущенно прижимая к бокам крылья. Ух, сколько сказала. Наверное, взрослая её не поймет…

* - честно говоря, я не помню, есть ли в нашем мире сурикаты, но так будет банально понятней.

+2

72

При упоминании близких родственников, а именно братьев или сестер, Эмерис поддавалась странной тоске, что никоим образом старалась не пробираться к ней на морду. Ещё по глазам можно было бы что-то понять об слегка изменившемся поведении собеседницы, но зеленая надеялась, что Ярая пока этого просто не умеет. Так в чём же дело? Конечно же, в брате Спящей, что в очередной раз предпочел общество свитков, чем общество нашей подопечной. Это одна из таких вещей, которая пока не могла подвергнуться хоть каким-то изменениям. По крайней мере, до тех пор, пока драконесса не поймет, что же можно в этом случае сделать. С другой стороны, возможно, именно поэтому Эмерис не прогнала Яру из своей пещеры, а подпустила её ближе. А возможно и нет. Кто ведает, что там творится в головах этих взрослых? Могло статься и так, что даже не задумавшись о брате своем самостоятельно, она уже испытывала неприятное чувство покинутости от одного лишь упоминания.
- «Держи себя в лапах.» - одернула себя Спящая, поднимая взгляд на комочек.
Не стоило грузить маленькую голову тяжелыми думами состайницы, особенно тогда, когда одна из них пытается не сделать лишних штрихов в своей работе. Это было важно, тем более что рисунок на кости стал приобретать хоть какие-то очертания схожие с тем, чтобы хотя бы казаться законченным. Конечно, работы ещё предстояло много, но зеленая надеялась занять это время хорошим разговором.
- Я думаю, мне стоит сказать, что я тебя слышала ещё до того, как ты зашла сюда. – без какой-то тени усмешки или ехидства, оповестила воительница, пристально смотря на Яру, при этом опять отведя коготь от кости. – Так что не скажу, что это было вторжением. Назовём это неожиданным визитом, который ничуть меня не смущает.
Стоит так же отметить, что Эмерис вела себя спокойно и относилась к комочку меха перед собой, как… К равной? Да, скорее всего это будет самая точная формулировка, пусть и не полностью верная. По крайней мере, драконесса не пытается поучать или показывать своё старшинство всем своим видом.
- Вот оно как. – многозначительно сказала зеленая, выслушав мотивацию Яры на поиск возможности научиться такому сложному на вид искусству. – Желание полное… - замолкнув где-то в начале фразы, Эмерис пыталась как можно аккуратнее подобрать слова. В конце концов, от всего сердца можно пожелать не только хорошего, но и плохого. – ,благородных порывов. Но вернемся немного назад. Моя просьба будет звучать странно, но мне нужно, чтобы ты двигалась. Не важно, в каком направлении, повернуться мне будет не сложно, главное движение. Не напрягайся. Пускай место для тебя новое – это не значит, что я приковала тебя к месту магией или ещё чем страшным. Я не глава нашей стаи, чтобы ты тут себе хвост отсиживала.
Спящая была не особо уверена, получалось ли у неё выглядеть дружелюбной при её немного странной и яркой внешности, но она так же надеялась, что мотивы её будут предельно понятны. Ведь поняв, как Яра двигается, старшая драконесса сможет куда точнее выточить изображение на кости у себя в лапе.

Отредактировано Эмерис (16 Окт 2017 20:16:20)

+2

73

Ярея решила просто промолчать. Потому что она – великая и грозная охотница стаи Земли, и её уж точно не могли услышать. Нет, быть того не может. Она была тихой, как… как улиточка! Да! Но быстрой. Почти неуловимой и… Где там мои лавры?! Чара распушилась, продолжая сидеть.
Взрослая же вела себя немного иначе. Она была больше похожа на тётушку Бармию, чем на других состайников, что часто не давали птенцам и лишнего шага сделать. Сей факт располагал к дальнейшему сотрудничеству и желанию помочь в целом. Ведь когда в тебе видят равного – это приятно.
После Чара не была уверена, что может трактовать реакцию Эмерис правильно. Она склонила голову на бок. Та не поверила? Решила, что желание малышки глупость? Может, считает глупостью желать ближнему что-то хорошее? Садже напряглась, пытаясь хотя бы по интонации выловить довольство или же недовольство. Но тщетно. Впрочем, понять впервые встреченного дракона – хорошее, но вряд ли выполнимое желание, а Эмерис уже говорила дальше, так что Ярея вернулась в обычное положение сидя, внимательно слушая взрослую.
— Двигаться, значит… — на мордашке мохнато появилось задумчиво выражение, будто она не сразу поняла, что от неё хотят. В плане. Стоит ли ей полетать, или поползать? Может, забраться на стену пещеры? Она на многое способна в данном вопросе!
Повертев головой из стороны в сторону, будто что-то прикидывая, комочек выдал — Хорошо! — и поднялся, потягиваясь. После сделал робкие шаги, осматриваясь по сторонам. Для себя Чара уже решила, что выполнять эту просьбу стоит так, словно воительницы в пещере и нет. Прыжок вперед. Крылья дернулись, открываясь на половину, а после снова прижались к телу.  Ещё шаг. Значит, можно потрогать блестелки? Здорово! На секунду замерев, приподняв одну лапу, и подняв голову с навостренными ушами, Яра рысью добежала до ближайшего камушка. Потрогала его, легонько коготком постучала по нему, принюхалась. В это время хвост извивался змеёй, а ушки то и дело крутились из стороны в сторону. После Яра подпрыгнула и оттолкнулась от стены, дабы пробежаться в другую сторону, поближе к полкам. Что на и сделала, но не на прямки, а змейкой, чтобы Эмерис могла увидеть движение с разных ракурсов. Это же важно, да?

Отредактировано Ярея (25 Окт 2017 20:25:14)

+3

74

Просьба была встречена с особым энтузиазмом, по крайней мере, Эмерис надеялась, что правильно распознала язык тела этой крохи, больше похожей на один сплошной меховой поток. И пускай старшая драконесса не заняла такую позицию, чтобы видеть каждое движение, но она отлично её слышала. Конечно, ради того, чтобы удостовериться в каких-то своих личных догадках, Спящая поглядывала на этот комочек, поворачивая свою массивную голову на столько, насколько это позволяла её поза. И вся эта беготня казалась ей дюже знакомой. Может, уже в далёком прошлом, будучи неуклюжим птенцом, она скакала примерно так же. Разве что пещера была побольше, а препятствия были сложнее. Да и у неё была компания, которую можно было, так сказать, зажечь. А тут… Эмерис отругала себя за такие витания в облаках, пошевелив своим большим крылом, явно уже затекающим. Всё это уже было в далёком прошлом, так что это нужно и можно было отложить, а лучше не вспоминать вовсе.
- «Ты слишком подвержена таким «возвращениям в прошлое». Может, хватит? У тебя в пещере скачут, тебе нужно вырезать важные вещи, а ты…» - привыкшая не давать себе обычно спуску, в этот раз Эмерис просто махнула на это дело лапой. Такие вещи происходят с ней неоднократно и как-то усмирить свою память, она уже и не пытается. Единственно, когда вещи, что происходят вокруг Эмерис, требуют полной отдачи и внимательности, она всё же может держать непокорные фантазии в тисках.
Меж тем закончив с основным рисунком и придав ему какую-то глубину, драконесса делала, как ей казалось, последние штрихи на кости. А Ярая всё приближалась к забитым под завязку полкам. Воительница неспешно пересела, решив посмотреть, что же делала кроха. Ну свитки, ну обработанные кости с самыми простенькими сюжетами. Неугасимой природой, драконами в самых разных позах и возрасте, а некоторые были уже настолько старыми, что уже покрылись неприглядными трещинками. Хотя скорее всего тут виновата лапа самой Эмерис. Неудачное движение когтем, а может, слишком крепко сжалась лапа. А свитки. Свитки разные, но ничего того, что было «по работе». Такие вещи она тоже предпочитала прятать подальше от таких вот любопытных глаз. С другой стороны, какой ветер туда её несет, Спящей было совсем непонятно. Так что более или менее закончив с резьбой, она предпочла наблюдать. Заодно пытаясь предугадать следующие действия малышки.

+1

75

«Чтобы ещё такого сделать?»
Ярея определено не следила за взрослой. Она её слышала, это точно, но увы, предпочла не обратить внимание. Скорее, не осознанно, уж больно птенец увлекся занятием, что ему поручили. В змейке были и прыжки. Последний прыжок так вообще окончился раскрытием крыльев и полётом. Естественно, плохо рассчитанным, посему мелкая влетела в стену едва ли не мордой, упав и запутавшись в конечностях и хвосте.
Недовольно пискнув, именно недовольно, Чара уже планировала было начать выпутываться, но тут о шкурку ударил один из свитков. Зашуршал и прокатился немного по полу, едва раскрывшись.
— Ой-ой-ой! — выпалила Садже, как-то с трудом выползая из самой себя, восстанавливая равновесии и помещая свои же конечности туда, куда следует.  Вся возня заняла секунд тридцать от силы, но Яре казалось, что прошла целая вечность.
«Как стыдно! Пришла, ещё и.. как это? Буяню! Вот!»
Хотя были бы тут братишки, урона домашнему уюту было бы не счесть.
— Ох… — Быстро подбежав к упавшей вещи, малая сложила его, как он был, глянула на полку, покрутила ушами, что-то прикидывая, после развернулась на двух лапках туда, где была хозяйка пещеры, и запнулась. А Эмерис то там и не было! Быстро покрутив головой и осмотревшись, малышка нашла хозяйку. А после Чара медленно, осторожно, но верно, подошла  с предметом в лапах к воительнице. И протянула этот самый предмет ей.
— Прости, увлеклась. А ты закончила? — новая знакомая явно сместилась со своего места, но по кости когтем уже и не водила. Может, высматривала с другого угла? Или боялась, что Чара что-то возьмет?
— У тебя много интересного на полках. А зелья есть? Мама говорит, парочку на всякий случай стоит у себя держать. Хотя она не очень любит всё эти зельеварские штучки. — малышка неоднозначно повела хвостом. Родительница редко что-то такое пила, даже если это что-то велел пить целитель.
— Кстати, а покрасить кость можно? Если окунуть кончик когтя в краску, возможно, получится даже мелкие детальки выделить! — и много чего ещё можно. Вопрос в нужности. Будет ли держать кость краску, как долго, и стоит ли оно того. Впрочем, даже если нет, Ярея вряд ли расстроится. В конченом итоге, сама фигурка может быть аккуратной и красивой.

Отредактировано Ярея (6 Ноя 2017 22:23:04)

+2

76

Увидев, как близка Яра к тому, чтоб познакомится со стеной в своих активных играх, драконесса повернула голову в сторону и прикрылась крылом. Грохот не заставил себя долго ждать, как и последующее шуршание пергамента, скользящего с полки. Что ж, удар был хорошим. Страшный враг был, очевидно, повержен такой неожиданной атакой, раз расстался с частичкой себя так легко. Эмерис медленно сложила крыло и снова взглянула на пытающуюся распутаться девчонку. Ей явно стоило помочь, но чувство присущее разве что родителям, заставляло оставаться безучастной к такого рода проблемам. А стоило крохе, наконец, разобраться со своими конечностями, подойти и начать говорить, Спящая изогнула шею, довольно улыбнувшись. То чему зелёная улыбалась, она не говорила, но всё с такой же странной улыбкой, взяла из лап птенца свиток.
- Значит, «ты»? А куда наше «я не могу так» подевалось? – довольно проурчала воительница, глядя всё так же хитро на Яру перед собой. – Один удар о стенку и всё, выветрилась наша вежливость? – громко фыркнув носом, Эмерис уже не так злорадно глянула на свою гостью. – Но не бери это в головушку свою, ничего страшного не случилось. Но отвечая на твой вопрос. Да, зелья есть, но они благо находятся не в такой легкой доступности на полках. Иначе не избежать тебе мелких ран и осколков. Что до костей. Да, их можно красить, но мне нравится естественный цвет кости. Сама смотри, нужно ли что-то тут делать. – вручив крохе обработанную кость, дракона поплелась к полкам, возвращать свиток на место.
Первое, что бросилось Садже в глаза, так это знакомый силуэт на кости. Пушистый дракончик в момент прыжка, уже расправил крылья, чтоб поскорее очутиться в небе, а не топтать своими лапами грубый камень. Несмотря на простоту сюжета, Эмерис старалась как можно точнее передать движение птенца, но и заодно создать ощущение для смотрящего, что изображенный камень являлся именно камнем, а не какой-то глиной или травой. Относительно небольшое изображение себя любимой отлично помещалось в лапках малышки и было достаточно лёгким, чтобы не мешать своим весом придирчивому осмотру изделия. 
- Я знаю, что стоило спросить разрешения, но дракона с таким типом покрова запечатлеть мне уж очень захотелось. – сказала Спящая, как только подошла к крохе со спины и опустила свою морду пониже, будто приглядываясь к своей же работе. – В отместку мне, можем на улицу выбраться и поноситься от души. Хотя я бы полетала, если ты не против, конечно. Впрочем, я могу научить тебя резьбе, пусть сама мастером не являюсь, но какие-то навыки передать смогу.

+2

77

Эмерис улыбалась, только чему - не понятно. Чара нахмурилась, ушами дернула, уже собираясь спросить, чему так радуется взрослая, но не успела.
Почему на ты, почему на вы. Птенец снова нахмурился, задумчиво разглядывая массивную тушу перед собою. Потому что... Просили. Друзья ведь идут на встречу друг другу. Конечно, они ещё не друзья, однако ж ставить кого-либо в неловкое положение из-за таких мелочей меховушка не хотела. Посему набрала воздух в легкие, собираясь ответить. Опять же, не успела. Воительница продолжила речь свою, и Садже ничего не оставалось, как сесть и слушать.
Скорее всего, спрятать бьющиеся предметы было верным решением. Не только из-за, кхм, возможных гостей, там и самой Эмерис вряд ли понравилось бы ходить по битому стеклу. Нет, не подумайте, Яра не считала её неуклюжей или что-то подобное. Но риск что-то разбить был всегда. Порывы чувств тоже никто не отменял.
О красках что-то вставить Чара не решилась. В её лапках оказалась фигурка... её самой. Птенец удивленно уставился на "игрушку", потом перевел взгляд на воительницу. И обратно.
— Вау, — только и высказала Садже, разглядывая маленькую копию себя со всех сторон, осторожно крутя объект в ладошках. Ну, кость сама по себе действительно выглядела приятно. Но как будет с краской? Сделать бы две похожих и одну покрасить. Да и краска же тоже разная. Мама вроде рассказывала о разных способах её получения, а значит и разнообразие свойств имело место быть.
— Да, ничего, — немного грустно отозвалась юная охотница. Нет, правда, ничего. Но вот то, как её выделили на равном месте - печально. Ярее не очень нравилось подобное тыканье. Малышка считала себя не хуже остальных. Копала она вполне сносно, как и ориентировалась в пещерах... Во всяком случае, в более исследованных. — Очень похоже получилось. А ты любишь летать? — земляные же. Не особо к полетам, а тут такое предложение. Даже от своих сверстников меховая редко слышала подобные предложение. Зачастую те куда охотней бросали вызов в бегалках. Сама Яра любила подняться ввысь. Пока не особо высоко, конечно. А яркие чувства списывала на родство с воздушной стихией.
— Только я вряд ли за тобой поспею. — пройдя вперед и развернувшись, Чара вытянула лапки с фигуркой, отдавая ту Эмерис. Выйти погулять мелкая была вполне не прочь.

0