Империя драконов. Возрождение

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Барханы

Сообщений 51 страница 100 из 119

1

http://sa.uploads.ru/JrtqO.png

Белая пустыня расположена на северо-востоке материка. Зажатая между Пустошами, Восточным берегом озера Элтен, Ледниками и Океаном, она совсем не оправдывает ожиданий северного края.
Несмотря на расположение между озером и океаном, источники воды в ней - редкость. Так же, как и природные осадки. Конечно, закопавшись поглубже в песок, можно найти влагу, именно влагу и не более. Но это не главная загадка этих мест.
Климат. А точнее - жара, на которую совершенно не влияют ни северное расположение, ни погода вокруг. Вечное солнце, сухие ветра - словно место расположено в другом мире. Что с запада, что с востока влажные ветра словно прижимает к земле на границе, иссушая и выпивая влагу. Они порождают кольцо растительности, обрамляющее песчаное море, и дальше вглубь они несут лишь жажду. При этом никто еще не нашел разгадку этого явления - магический фон в норме, аномалий или спрятанных могучих амулетов никто не нашел, песок тоже вполне обычный. Иногда появляются маги или ученые, решившие разгадать загадку, но довольно скоро сдаются. Лишь Пустынные драконы чувствуют себя тут прекрасно, да те, кто имеет часть Огненной крови, не обращают внимание на жару.

0

51

Чего? Я наверное ослышался!? Это паразит решил-таки изменить правила. Причем в угоду себе... Да, на первый взгляд это предложение выгодно, да только цена-то за вопрос не установлена... Мало того что солнце печет так, что я того гляди зажарюсь в собственной чешуе, там не еще эту сволочь уговорить надо. И почему я черным уродился?
- Чтоб тебя... - Лучшеб я не открывал глаза, что бы снова взглянуть на собеседника... Вот тебе и артефакт. Обглодает так, что можно будет после детишек анатомии обучать. После увиденного мне уже не жарко, а холодно. Я себя трусом не считаю, но сейчас меня начал охватывать тихий ужас. Я даже смерти не очень-то боюсь, хотя возможно я уже на грани, но тут, даже не страх - ужас. И всего лишь из-за одной "улыбки". Все гадают: для чего сфинксу все это? Кажется я подобрался к ответу ближе всех.
- Слушай... Сейчас я тут откинусь, и придется тебе терпеть до следующего гостя, еще пять сотен лет, а то и больше. Есть ли смысл так упираться, если в итоге ты можешь ничего "Не Получить"! Мне-то уже будет все-равно, а тебе не очень. Так что подумай, что тебе важнее... Да и поторопись, у тебя в распоряжении вечность, а мое время уже кончается.

0

52

- Я никуда не тороплюсь. Закон есть закон, - просвистел Сфинкс. Языка за игловидными зубами не было, как и чего-то, хотя бы близко напоминающего привычную всем анатомию. Нёбо, глотка - отсутствовали полностью, точно зев существа был входом во враждебную космическую пустоту. Из чернеющего провала слова вылетали с воем, болезненно свербившим уши.
Вокруг Сфинкса и дракона образовалась, кажется, некая зона отчуждения. Белая Пустыня никогда не была особенно популярным местом, здесь жарко, нет воды, а встречные животные норовят сожрать заплутавшего дракона раньше, чем даже он успеет их заметить. И всё же какая-никакая жизнь обычно наблюдалась, вроде песчаных змеек или криосфинксов, бесшумными тенями сновавших среди нагромождений далёких камней. Здесь же не было ни единой живой души, за исключением, пожалуй, Элана. Назвать Сфинкса живым можно было с очень большой натяжкой - как любую тварь, которая только притворяется живой, но забывает о некоторых важных вещах вроде необходимости дышать. Казалось, на всём свете не осталось ничего, кроме бесконечно расстилающегося во все стороны песка, поблёскивавшего вкраплениями кварца, да беспощадно палившего солнца. Шагри, похоже, не собиралась покидать зенит.

0

53

Снова провал. Мы можем так вечность проспорить, до вот только, из нас твоих, лишь один обременен ею... Такое ощущение, будто я уже целую вечность лежу в этой пустыне. Я уже перестал понимать что явь, а что сон. Кажется будто проходят целые столетия каждый раз как я отключаюсь. И с каждым разом вернуться обратно становится все сложнее. Проклятье! Я все тут лежу и пытаюсь спорить с этой тварью, хотя не зависимо от того как закончится наша встреча, я наврятли смогу выбраться от сюда. А ведь спорим по сути из-за мелочи. Мне просто надо чтобы он дал полный ответ, ведь всего из-за одного не сказанное слово может сделать бессмысленным любой ответ. Но похоже мне не отвертеться...
- Ответь мне... Каким способом, даже такой как я: не обладающий ни силой ни возможностями, с может объединить все стаи, успев сделать это за свою жизнь, не надеясь ни на кого, и ни на что?
Да... Хуже вопроса я еще не задавал: кривой, косой, но надо было все задать одним вопросом, а не несколькими. Теперь момент истины, все решится сейчас.

0

54

Сфинкс медленно закрыл утыканную иглами пасть, которая тут же растянулась в самодовольной и, чего скрывать, жуткой улыбке. Шея его вытянулась и голова приблизилась к голове Эвана, к самому уху, будто кто-то мог подслушать этот ответ, а глаза артефакта пустыни, до сей поры закрытые, распахнулись - огромные и круглые. В них не было ничего, только клубилась серая пустота, будто Сфинкс был наполнен туманом или дымом.
- Две стаи - можно. Все шесть - только на короткий срок. Навечно - никогда. - вкрадчиво заговорил Сфинкс, но теперь он говорил вслух, прекратив буравить измученный мозг дракона пронзительными звуками. 
- Для тебя такого способа нет. Есть другой. Вот только не по плечу он тебе придётся, Элан - всей твоей смертной жизни не хватит, чтобы достичь могущества даже слабейшего из Звёздной расы, достаточного, чтобы оборвать Нити Духов, одну за другой, Великих и Младших, погубить их и всех их наследников, всё потомство каждой расы, всех, кто старше тебя, пока ты не останешься последним и самым старшим из всех живущих.  В тебе много крови намешано, дракон, сделай это - и вся сила перешла бы к тебе, все выжившие - под твоё начало, но тебе и за двадцать жизней не справиться и не успеть.
В голосе Сфинкса появляется тень сочувствия, весьма неожиданная при ставшем привычным его насмешливо-равнодушном тоне. Мол, друг сердечный, дурак ты тот ещё, что согласился на эту сделку, вот только и я против правил попереть не могу - сам подневольный.
Туман в круглых глазах Сфинкса начал медленно расступаться, и стала проявляться картинка - белое поле, чёрная точка на нём, как зрачок.
- И тем более - не успеть за эту. Тебе был отведён куда больший срок, чем осталось прожить, плата за знание - твоё время. Ты умрёшь на тысячу лет раньше срока, дракон.
Тёмные пятна в глазах Сфинкса стремительно росли, стали проявляться детали - чёрный дракон, стоящий на белом песке пустыни, в котором Элан без труда узнаёт самого себя. Будто смотрит на себя же откуда-то с высоты в несколько сот метров. Сфинкс склонил голову и умолк, с равнодушной миной наблюдая за реакцией чешуйчатого. Крохотная копия дракона в глазах Сфинкса медленно брела куда-то сквозь пустыню, пока лапы не начали не заплетаться и дракон не рухнул на песок. Теперь он был однозначно мертвее мёртвого.
Распростёртый чёрный силуэтик вновь заволокло непроглядным туманом.

0

55

Пришлось еще раз пересилить себя и взять себя в руки, чтобы выслушать ответ от начала да конца, в более-менее вменяемом состоянии. Хотя на то чтоб обратить внимание на представление, что устроил Сфинкс, ни сил не внимания не хватило. Мозг уже занялся перевариванием информации. Хотя цену которую пришлось заплатить я все-таки услышал.
- Стой Сфинкс. Неужели ты собрался обмануть меня и нарушить свой закон, что так чтишь!? - А встать оказалась не так легко как я думал. Лапы подкашивали, да и вообще он совершенно не чувствовались. - Ты четыре раза нарушил условие моего вопроса, и даже сам согласился что это не тот ответ что мне нужен. Ты сам сказал, что я слаб для того что бы соперничать с высшими. - Жутко пошатываясь я сделал не очень твердый шаг в сторону Сфинкса. - Я настолько ничтожен, что любой мой сородич постесняется сражаться с таким слабаком. Это первый раз! Нарушено условие силы...
Еще один шаг. Никогда не думал что до такого смогу довести себя. Каждое движение отдавало натянутой болью. Хвост и крылья обессилено тащились по песку следом, даже уши обвисли как две тряпочки.
- Второй! Снова условие силы. Раз ты вместилище всех знаний, то должен знать, что у меня и силы воли не хватит чтобы, ради достижения своей цели, перенести в жертву даже жизнь врага. А ты предлагаешь мне отнять кучу ни в чем неповинных жизней!
Теперь-то я смог наконец занять правильную позицию на против Сфинкса. Правда силы покидали меня гораздо быстрее чем я рассчитывал. Укладываться опять на песок я не собирался, а силы надо было экономить. Ничего умнее чем сесть я не придумал.
- Третье! Условие возможностей, а точнее - ограничение времени. Ты сам сказал, что мне не справиться с этим и за двадцать жизней, а о моей сокращенной и говорить нечего. Но ведь я ясно сказал: "Успеть сделать это за свою жизнь!" И четвертое... - Я попытался ухмыльнуться, но с растрескавшимися губами и тяжелым дыханием, она была больше похожа на оскал. - Хотя можно считать это всего лишь придиркой по сравнению с остальным, но все-таки я скажу... Ты сам знаешь, что я скорее всего не выберусь из этой пустыни, а значит у меня не ту "возможности" последовать любому из твоих советов.
Теперь пора переходить к финальному заключению. Сомневаюсь что у Сфинкса есть совесть, остается надеяться, что его закон не понятный закон не даст ему сбежать и оставить все как есть. Но если он все-таки действует по принципу: ответ-плата, то он на моей стороне.
- Ты четыре раза нарушил условие моего вопроса, тем самым не дав ответа на него. Даже одного раза достаточно, чтобы обвинить тебя в обмане, а значит нарушении твоего собственного закона. И что еще хуже: Ты взял плату, не выполнив свою часть сделки! Что же ты скажешь, всезнающий сфинкс? Не ужели тысячелетний закон, которому ты заставляешь следовать остальных, для тебя самого ничего не значит? Ты либо дашь мне ответ, либо - наша сделка не состоится и придется тебе вернуть не только плату, но и самому заплатить за свою ошибку.

0

56

- Я не отнимал у тебя дара слушать и слышать, - ощерился Сфинкс, едва дракон завершил свою гневную тираду. - Такого способа нет для тебя - и ни для кого в этом мире. Это известно. Есть другой, и я назвал его тебе на понятном для тебя языке, дракон. Бесплатно.
В голосе артефакта звякнула недобрая усмешка. Наличие или отсутствие у крылатого силы воли, амбиций и иных качеств, которые позволили бы достичь желаемого, Сфинкса не волновало. Мир делился для него на ответы, понятные и простые, и сейчас он высказал очередной из них.
- Не стремись нарушить баланс, слив всё воедино. Это не твоя забота, смертный - оставь наведение порядка Великим Звёздным. А сам живи своей жизнью и спокойно знай: никому не разрушить природу вещей, ибо это невозможно, и ты понимаешь, почему. Живи без тревог.
Сфинкс склонил голову набок, уставившись на сомлевшего в жаре дракона глазами, в которых лениво клубилась пустота.
- Тебе ведь не так много осталось, - лениво подытожил он, растворяясь в воздухе.
И следом за исчезновением артефакта время, казалось, ускорило свой бег. Неподвижно висевшее в зените солнце ухнуло ближе к западу, показывая, что день перевалил за половину. Подул ветер, стерший следы сидевшей на песке твари. Оцепенение, навалившееся на дракона, медленно проходило, и позади выступили горы, отмечавшие границу стаи Земли - Элан был не так глубоко в пустыне, как казалось поначалу.

0

57

Нет... Не верю! Этого просто не может быть... Все рухнуло в один момент: мечты, амбиции, надежды... Все! Растворилось в воздухе как и сам Сфинкс. Я остановить его, не дать исчезнуть, забрав с собой все, но первый же шаг стал последним. Обессилившие лапы, больше не могли держать меня, и в следующее мгновение, я обнаружил себя зарывшимся мордой в песок. Хотелось кричать, выть, но шок от случившегося сковал так, что даже заставлять себя дышать, забирало последние силы как физические, так и внутренние. Правда об произошедшем была слишком жестокой. Все вокруг помутнело от слез, я не мок их сдержать, как и не смог сдержать Сфинкса. В одно мгновение, всего в одно! Все было потеряно... Рассыпалось и обратилось в песок, пополнив своим прахом и без того большую пустыню. Нет, это не песок окружает меня. Это то что осталось от моих предшественников, тех кто так же встретил Сфинкса, и умер внутри. Хотя скорее всего, и снаружи тоже. Я тоже вскоре присоединюсь к ним. Стану такой же пылью...
Не знаю, сколько бы я еще выдержал, прежде чем сошел бы с ума, но смилостивившаяся тьма окутала разум, забрав в себя все печали и переживания, надежно отгородив от меня от окружающего мира, пусть и на время...

Офф

Описание того что случилось дальше в следующем посте на другой локации. (Будет...)

--->>> Пустоши ---->>> Прогалина

0

58

Квест завершён.
Итог: 200 империалов. +2 к любой магической способности (укажи, к какой).
Смерть персонажа наступит раньше срока на 1000 лет, однако точный день и время неизвестны.

0

59

Начало игры.
23 день Морозного месяца.
Утро.

Первые лучи солнца озарили волнообразные барханы, создавая полосатый узор света и тени. На солнечной стороне песок сиял золотым с переливами белого, а на темной был иссиня черным, в котором сливались все неровности. Раннее утро – самое прохладное время суток, идеально подходящее для охоты. Редкая живность, состоящая в основном из пресмыкающихся, еще не прогрелась и была весьма вялой, а потому уязвимой. Среди бесчисленного множества скатов и подъемов спали, прижавшись друг к другу, двое друзей, если их можно так назвать: дракон и виверна. Оба примерно одного возраста и размера, разве что виверна немного больше.
Первым  сна пробудился дракон, а точнее – драконница. Тинэквалон – именно так звали драконницу – подняла голову, огляделась по сторонам, повертела ушами, и, убедившись, что все в порядке, лениво поднялась. Потянувшись, крылатая подпихнула своего черного друга и получила ответ в виде злобного – и крайне недовольного – шипения.  День начинался как обычно. Теперь, пока драконница не спеша взберется на песчаный холм, виверн со всевозможными злобными рыками поднимется и шумно последует за ней. И потом они, слегка повздорив, поднимутся в воздух, направившись в более заселенное мелкой живностью место.  Так оно и случилось, за исключением одного маленького момента: прежде, чем драконница успела взлететь, виверн с необыкновенной злобой вдруг цапнул ее за крыло, выдрав пару перьев. Потом он, правда, успокоился, но все-таки белогривая насторожилась и старалась держаться подальше, что бы снова не попасть под горячую лапу.
Летели они совсем недолго, и приземлились  между двумя песчаными холмами.  Создалось ощущение, что они и не перелетали в другое место, настолько дюны были похожи одна на другую. Но не для двоих молодых охотников. Они точно знали, где они и  чем это место ценно. Здесь обитала стайка небольших пустынных ящериц. Осталось только найти их, пока солнце не поднялось достаточно высоко. Драконница и виверна разбрелись, выискивая сонных и холодных рептилий. Сегодня им голодать не придется: прошлым вечером они обнаружили это место и решили отдохнуть неподалеку, что бы утром утолить свой голод.  Пустыня – суровое место, и  что бы выживать здесь, нужно очень постараться. У этих двоих это пока получалось неплохо. Каждый сейчас ловил ящерок и жадно их сжирал, не оставляя и чешуйки.
Когда солнце уже поднялось настолько, что ловить прогревшихся рептилий стало крайне проблематично, и виверна, и драконница сожрали не меньше десятка рептилий. Частично утолив свой голод и нполнив желудки, они укрылись в медленно исчезающей тени от дюны. Тин легла подальше от виверны,  стараясь не терять бдительности и следить за ним. С самого утра ее не покидало ощущение, что тот сегодня слишком озлоблен по отношению к ней. Но пока оба сыты, бояться атаки нечего, так что крылатая, свернувшись калачиком, чутко задремала.

0

60

Матери птенца не было поблизости. Она улетела ловить тушу покрупнее, оставив малышей вместе. Юная драконочка не нравилась взрослой виверне. Но, отшельничая, та стала относиться к другим существам более равнодушно. Через какое-то время самка просто наплевала на птенца дракона, оставив её как компанию для своего малыша. Мать не собиралась особо что-то растолковывать своему ребёнку. Он сам бы всё понял через время. И сегодня это время пришло.
Все драконы от природы умеют колдовать. Но каждый дракон имеет ограниченный запас магической энергии, которую можно использовать. Когда Тинэквалон вынудила вивернёныша с ней подружиться, она применила к нему магию разума, сама того не зная. И время от времени эту иллюзию приходилось поддерживать. Но вот магический запас иссяк. И заклинание перестало действовать…
Разум вивернёныша постепенно прояснялся. День за днём. Вот почему время от времени он нападал на Тин, грыз её и кусал. А потом переставал, так как магия снова начинала действовать. Теперь эта магия не спасёт драконицу. Ведь магических сил у неё больше не осталось.
Что-то проурчав, вивернёныш поднял голову с песка и огляделся. Особым умом эти существа не отличались. Так что многое до этого, кроме естественных инстинктов, будто выбилось из головы. И малыш не узнавал Тин. Поднявшись на задние лапы и уперевшись передними, служившими крыльями, в песок, вивернёныш наклонил голову на бок и снова уркнул, щёлкнув зубами. Он разглядывал Тинэквалон, не понимая, кто она и что здесь делает.
Но выглядела она аппетитно — это уж точно. Вот так обрадуется мама, когда птенец её завалит. А где же мама? Как же так? Получается, что он тут один? А здесь чужак? Надо защищаться!
Распахнув пасть и вытянув шею, вивернёныш и бывший друг детства Тин вдруг зашипел на драконицу и замахал хвостом, разбрасывая в стороны песок. Это вовсе не выглядело, как приглашение поиграть.

[NIC]Птенец виверны[/NIC][STA]Ар-вяр-яр[/STA][AVA]http://savepic.su/6899055.jpg[/AVA]

0

61

И все-таки сегодня с другом Тин было явно что-то не так, вот только причины ей были неизвестны. Даже несмотря на почтительное расстояние, Тин продолжала чувствовать струящуюся в ее сторону агрессию со стороны вивернёныша.  Из-за этого попытка отдохнуть в тенечке не увенчалась особым успехом. А услышав грубоватое урчание виверны, Тин и вовсе отбросила попытки вздремнуть  и расслабиться. Она навострила длинные уши и подняла голову, уставившись на своего дикого друга. Тот в это время тоже смотрел на нее. И взгляд у него был такой, который бывает у охотника, заметившего добычу. Таким взглядом на нее смотрели пару раз встречавшиеся виверны, такие же одинокие и голодные, как и Тин с  вивернёнышем. Драконница трусливо опустила уши и приподнялась, ведь лапокрылый все продолжал смотреть на нее хищным взглядом и даже не собирался успокаиваться. И даже матери-самки не было, что бы хоть как-то избежать этого столкновения. Пусть та и относилась  к Тин с прохладцей, но когда рядом с ней завязывалась драка, она тут же громким шипением разгоняла драчунов, чтобы они ей не мешали отдыхать.
Вивернёныш, тем временем, зашипел на драконниу, явно собираясь напасть. Тин испуганно вскочила на ноги, заметно растерявшись и струхнув.  Инстинкты говорили ей, что сейчас будет драка не на жизнь, а на смерть, и первым желанием драконницы был побег. Вот только куда бежать малолетнему дракончику, который толком за себя постоять не может? Ведь даже в лесочке на краю пустыни встречаются такие существа, от которых она драпала так, что подушечки лап сверкали. Да и мира другого, кроме пустыни, она и не знала, и потому боялась его. Так что убегать ей было даже еще страшнее, чем оставаться наедине  с озлобленным вивернёнышем – неизвестность пугала ее, а друга своего она давно знает. Так что оставалось ей только одно.
Сосредоточившись на виверне, она почувствовала его злобу и переняла ее. Она всегда так делала, когда дело доходило до боя. Помогает убрать страх.  Расставив передние лапы пошире, белогривая оскалилась и злобно прорычала, распушив мех и прираскрыв крылья, что бы казаться больше. Она принимала вызов, но напасть первая все-таки не решилась – что-то сдерживало, а что, ей было непонятно.

0

62

Птенец сам боялся Тин и не понимал, что происходит. Магия разума больше не действовала на его рассудок. А инстинкты подсказывали, что перед ним враг. Дракон. Детёныш дракона. Но ведь он и сам детёныш. А матери рядом нет.
Вивернёнышу хотелось обернуться, начать звать свою маму. Чтобы она помогла ему. Спасла его. Но та улетела за едой. И некому было помочь птенцу. Точно так же, как некому было помочь Тинэквалон. У каждого из них сейчас была своя правда и истина.
Это было горько. Пусть птенец и не был разумным существом. Пусть так. Но они вместе росли. А теперь он просто был не способен узнать ту, с которой всё время играл, ходил охотиться и спал, согреваясь холодными ночами пустыни.
Это не первое разочарование и боль, которые настигли Тин в её жизни. Не первое... и не последнее.
Вивернёныш, зарычав тонким, но довольно грозным голосом, предупреждающе затрещал хвостом. И больше не стал медлить и ждать. Он не хотел позволить драконочке напасть на него первым. Теперь им руководило только желание выжить. Выстоять. Шагнуть на ещё одну ступень в пищевой цепи и цепи естественного отбора.
Выживет сильнейший.
Когти на крыльях, упирающихся в землю, вонзились в песок. Птенец оттолкнулся, придавая своим действиям резкости и ускорения. И бросился на Тинэквалон, разинув пасть. Он метил ей в шею, собираясь вгрызться в неё зубами, ежели дотянется. Крылья растопырились. На них вивернёныш собирался опереться, чтобы не рухнуть на Тин полностью и не оказаться беспомощным в непосредственной близости от своего противника.

[NIC]Птенец виверны[/NIC][STA]Ар-вяр-яр[/STA][AVA]http://savepic.su/6899055.jpg[/AVA]

0

63

Лапы исполосованной шрамами драконницы слегка дрожали: то ли от страха, то ли от злости, то ли от возбуждения, то ли еще от чего. Она старалась отгонять от себя воспоминания, которых за полвека накопилось немало. Пусть это и были не самые радужные воспоминания, коими можно будет похвалиться  на встрече друзей, но они были, и это главное. Тин практически не помнила себя до знакомства с вивернёнышем, только так, отрывки из урывков призрачных воспоминаний. Именно он, скалящий сейчас на нее свои клыки и грозно рычащий, был тем, кто проводил с ней дни и ночи,  был примером для подражания, показывал премудрости охоты, боя и выживания. Да, он кусал, да, он царапал, да, беспричинно злился на нее, пусть она и не понимала причин. Но также и , разговаривал, пусть и не словами, но движениями, криками и рыками, и даже защищал. Было и такое. Пусть Тин и не знала, что защищает он  ее из-за её же силы, её влияния на его разум, но защищал же.
Теперь же, после всего, что она пережила и усвоила с ним, ей приходится с напускной злобой, но с болью глубоко внутри, наблюдать за тем, как ее друг готовится напасть. Нутром чувствуя, что предаваться воспоминаниям и хандрить – шаг к поражению, она встряхнула головой, словно отбрасывая все лишнее. Здесь и сейчас есть только она и виверна, готовая напасть. И ничего больше: ни прошлого, ни будущего, ни палящего солнца, ни пустыни – только он и она.
Вот, Вивернёныш расставил лапы-крылья. Тин даже видит, как напрягаются его мышцы, до того обострилось зрение. Вот, последнее напряжение и – виврненыш набросился на драконницу, подобно резко отпущенной пружине. Тин отскочила в сторону, у нее было время, что бы избежать атаки.  Она помогла себе крыльями, придавая телу дополнительный толчок и ускорение, что бы иметь больше шансов на успешное уклонение от атаки своего первого и самого настоящего Врага

Отредактировано Тинэквалон (26 Дек 2015 22:04:10)

0

64

Показатели птенца виверны

СИЛА

5

ЛОВКОСТЬ

7

Расчёт

Птенец - Сила_Ловкость
Ловкость - 7
С-Надбавка - 1
Дайс - 3
П-Дайс - 4
15

Тинэквалон - Уклонение
Ловкость - 8
Дайс - 7
П-Дайс - 3
18

Итог: Тинэквалон успешно уклоняется от атаки птенца. Тот пролетает мимо, а сама она получает удобный шанс атаковать.

Шкала:

Тинэквалон

Мана 10/40
Выносливость 55/65
ЖС 15/15  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌


Птенец виверны

Выносливость 50/60
ЖС 15/15  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌

Ход Тинэквалон.

0

65

Успешно избежав атаки и уйдя в сторону, Тин получила возможность  атаковать. Было бы грех этой возможностью не воспользоваться. Едва коснувшись лапами земли, она оттолкнулась, снова помогая себе крыльями.  Выставив передние лапы и открыв пасть, она налетела на  вивернёныша, надеясь сбить его с ног, и вцепилась зубами  в крыло. Пусть она и не была обладателем мощнейших челюстей, да и кожа у вивернёныша была гораздо толще, чем у Тин, но целым после такого укуса ему точно не остаться. Пока драконница яростно впивалась зубами  в крыло, когтями она пыталась разодрать перепонку, при чем как можно сильнее. Затея была проста: нанести как можно больше урона и заодно лишить Врага возможности взмывать в небо, что бы получить потом преимущество  в небе.

0

66

Птенец сначала не понял, куда подевалась Тин. Вот же она была — прямо перед ним. И он собирался напасть на неё. Но она куда-то пропала. Негодуя, вивернёныш вскинул голову и что-то промямлил на своём языке, непонятном для драконов, но вполне понятном для Тинэквалон. Дословно это значило что-то около: «Что за чёрт?».
Вивернёныш обернулся.  И тогда заметил драконочку, уже не просто готовящуюся атаковать, а летящую в его сторону. Виверны были гораздо более устойчиво в плане страха. Так что их напугать или заставить отступить было гораздо сложнее. Они могли идти на верную гибель, не понимая этого. С инстинктом самосохранения Матушка Звёздная немного промахнулась. Но зато это делало из них опасных и отчаянных бойцов. Ведь именно отчаянный боец может сотворить что-то такое, на что другие окажутся не способны.
Вот и сейчас — вместо того, чтобы перетрусить и попытаться убежать, что было бы вполне разумно и логично в данной ситуации, птенец распахнул пасть и угрожающе заверещал на самку, побежав её навстречу, не захлопывая пасти, чтобы столкнуться со своим новым врагом и перекусить тому шею.
[NIC]Птенец виверны[/NIC][STA]Ар-вяр-яр[/STA][AVA]http://savepic.su/6899055.jpg[/AVA]

0

67

Расчёт

Птенец - Сила_Ловкость
Ловкость - 7
С-Надбавка - 1
Дайс - 2
П-Дайс - 3
13

Тинэквалон - Ловкость х2_Сила х3
Ловкость - 8
Л-Надбавка - 2
С-Надбавка х3 - 3
Дайс - 8
П-Дайс - 6
27

27-13=14. Физ.Защита - 1. 13 ед. урона.

Итог: Тинэквалон оказывается шустрее и проворнее. Она валит противника на землю и раздирает его крылья в клочья, чуть не проделав тоже самое со всем птенцом в целом. Эмоции овладевают Тин. Удар оказывается очень сильным. Вивернёныш получает 13 ед. урона и едва остаётся жив.

Шкала:

Тинэквалон

Мана 10/40
Выносливость 30/65
ЖС 15/15  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌


Птенец виверны

Выносливость 40/60
ЖС 2/15  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌

Ход Мастера.

0

68

Боль. Жуткая боль, какой ранее птенец не испытывал, пронзила всё тело. Дитёныш виверны взвыл, зарычал и принялся извиваться. Он не помнил ни разу такой боли. Даже мать его так не била. Он — в своём ещё юном возрасте — даже не представлял, что она такая существует. Эта боль.
Визг и рёв стоял страшный. От него закладывало уши. И, возможно, кололо в груди. Сейчас твой друг превратился во врага. Напарник в жертву.
Сейчас Тин совершала своё первое убийство. Но справедливое. Во имя выживания. Если она не убьёт птенца, он убьёт её. И особо даже не задумается над этим, потому что не может думать и чувствовать, ведомый инстинктами так, как дано разумным существам — драконом. А Тин была драконом. Но виверной. Чувства и мысли — одно из главных отличий разумных и неразумных существ.
Позволять и дальше себя драть вивернёныш не собирался. Он не просто начал извиваться, пытаясь отползти от драконочки, но и принялся лупить её задними лапами, попеременно щёлкая пастью перед её носом, чтобы не подпустить к себе. Отлететь он уже не мог. Но отползти вполне. Лишь бы остановить эту боль и не дать Тинэквалон дальше цепляться в него зубами и когтями.
Крылья были безнадёжно порваны в клочья. Ими нельзя было даже хлопнуть в отместку по противнику.

[NIC]Птенец виверны[/NIC][STA]Ар-вяр-яр[/STA][AVA]http://savepic.su/6899055.jpg[/AVA]

0

69

Тин вгрызалась в плоть вивернёныша, все больше обозляясь и желая победить. Теперь ей не надо было копировать чужие негативные эмоции, что бы распалиться. Вкус крови лишь усилил напор озверевшей драконницы. Сейчас она полностью перешла на инстинкты, полностью отключив осознание происходящего. Потом она поймет, что трезвый рассудок тоже важен в бою, но сейчас она полностью доверилась своему чутью и жажде крови. Тин никогда не отличалась жестокостью, но жизнь со злобными тварями заставляет стать жестче,  причем на уровне подсознания.
Первый жалобный визг доказал успешность столь мощной атаки, и Тин поняла, что победит. Точнее не поняла, а почувствовала, понимать что-либо она сейчас не в состоянии. Вивернёныш оглашал округу громким болезненным воем и ревом, желал вырваться от, казалось, обезумевшей драконницы, однако она не собиралась выпускать его.  Сейчас ей владело только одно желание – победить. А победу в виверновском мире можно получить только одним способом. Убить противника. Тин  доводилось наблюдать, как их мамаша насмерть дралась с какими-то врагами. И она всегда, всегда целилась в шею. Если тогда драконочка  была напугана кровавым зрелищем, то теперь она пользовалась им, как наглядным пособием. С победным ревом Тин вцепилась в горло своему врагу и сжала его мертвой хваткой. Ее желтые глаза светились от переполнявшей ее злобы. Адреналин перебивал любую боль, и пусть вивернёнок хоть закусается, пусть зацарпает своими изуродованными крыльями, она ничего не почувствует. Морда и лапы Тин были полностью красные от крови, но не своей, как это было обычно, а чужой, но она продолжала яростно разрывать когтями всех четырех лап плоть Врага, совершенно не соображая, что это уже не нужно.
Тин  в запале даже не замечала, что убивает своего противника, она не слышала ни громких ревов, ни отчаянных попыток вырваться и отползти, ее разум полностью затмила пелена, состоящая из желания выиграть и ажиотажа от близкой победы.

+2

70

Расчёт

Птенец - Сила х2_Ловкость
Ловкость - 7
С-Надбавка х2 - 2
Дайс - 9
П-Дайс - 2
20

Тинэквалон - Сила
Сила - 5
Дайс - 5
П-Дайс - 3
13

20-13=7. Физ.Защита - 1. 6 ед. урона.

Итог: Адреналин позволяет птенцу виверны атаковать лучше. Он умудряется выползти из под Тинэквалон, попурно разодрав ей когтями на задних лапах живот. Тин получает 6 ед. урона.

Шкала:

Тинэквалон

Мана 10/40
Выносливость 25/65
ЖС 9/15  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌


Птенец виверны

Выносливость 25/60
ЖС 2/15  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌

Ход Тинэквалон.

0

71

Вивернёнышу удалось вырваться и даже заметно расцрапать живот драконочке. Вот только это не изменило ее тактики. Боль не остудила ее пыл, не вернула ей хоть немного здравомыслия, она просто осталась незамеченной. только резко промокший низ и говорил Тин о том, что оказалась ранена. Если нары окажутся слишком глубокими, Драконница рискует потерять много крови, особенно если не поутихнет, а оной у нее и так немного. В любом случае это приведет к последующей потере сил, что в бою никак не способствует победе. До сознания Тин это сложное, но важное умозаключение так и не дошло, но инстинкт подсказывал ей, что надо поторопиться.
Даже не смотря на то, что виверёныш отполз, желтоглазая продолжала рьяно кидаться на него, стараясь ухватить зубами горло. Перед собой она видела только одну цель – шею противника, и она самым простым способом старалась достичь ее. Простыми прямыми атаками пыталась схватиться за шею вивернёныша, совершенно пренебрегая возможными препятствиями и контратаками.  Ярость одновременно придавала сил для таких действий, но лишала возможности для альтернатив, а последние в данном случае были бы весьма кстати. Увы, захваченный эмоциями драконенок менее всего склонен забивать свою голову сложными материями, он предпочитал доверяться тому, что знал. Тинэквалон именно так и поступала: атаковала так, как она лучше всего умела.

0

72

Птенец взвизгнул. Он был, кажется, слишком мал, чтобы понять все аспекты поведения истинных виверн. Он не мог сейчас всецело принять то, что виверны не отступают. Всегда продолжают атаковать и ничего не боятся. Но птенцу было страшно. Очень страшно. Он не помнил, откуда тут взялась Тинэквалон. Почему она оказалась так рядом. И где - самое главное - его мама? Мама, которая может помочь, защитить и спасти.
Матери не было. Как и объяснений непонятной и пугающей ситуации.
Какой-то подкоркой своего сознания птенец понимал, что должен сражаться дальше. Что если он не убьёт своего противника, то тогда убьют его. Но малышу больше всего хотелось убежать. Спрятаться от этого мир. Зарыться в песок. И чтобы никто его не трогал. Пока не вернётся мама. Не приласкает его и не накормит.
Вивернёныш взвизгнул и попытался удрать. Банально отползти ещё подальше и не дать Тин его укусить. Глаза бешено метались из стороны в сторону, выискивая в небе силуэт матери. Она должна прийти и спасти его! Иначе просто быть не может.
Но в небе никого не было видно. А может не было видно из-за того, что глаза заплыли песком и кровью. Разобрать, где находится враг, тоже было сложно. Но птенец всё же попытался хотя бы увернуться.

[NIC]Птенец виверны[/NIC][STA]Ар-вяр-яр[/STA][AVA]http://savepic.su/6899055.jpg[/AVA]

0

73

Расчёт

Птенец - Ловкость
Ловкость - 7
Дайс - 9
П-Дайс - 2
18

Тинэквалон - Сила
Сила - 5
Дайс - 6
П-Дайс - 6
17

Итог: Птенец успевает увернуться от атаки Тинэквалон. Вивернёнышу просто повезло.

Шкала:

Тинэквалон

Мана 10/40
Выносливость 20/65
ЖС 9/15  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌


Птенец виверны

Выносливость 20/60
ЖС 2/15  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌

Ход Мастера.

0

74

Получилось. Зубы противницы были близко, но не задели птенца. Он мог бы обрадоваться, но для радости не было места сейчас в его душе. Только для страха и безумной агонии от дикой, жгучей боли, раздирающей всё тело. Но в особенности - разодранные в клочья крылья. От них почти ничего не осталось. Двигаться по этой причине было крайне неудобно. Вивернёныш не мог взлететь. Он не мог опираться на передние лапы, чтобы быстрее двигаться. Но задние были всё ещё целы.
Что-то щёлкнуло в мозгу птенца. Он вдруг перестал так панически бояться той, с которой сражался. Инстинкты вновь взыграли в нём. И он, развернувшись, заверещал угрожающе, став полностью мордой к Тинэквалон. Зубы щёлкнули в предупреждающей атаке, а после в настоящей. Птенец метил в морду Тин, стремясь укусить. Впиться зубами в плоть и выдрать её раньше, чем враг что-то сможет предпринять.

[NIC]Птенец виверны[/NIC][STA]Ар-вяр-яр[/STA][AVA]http://savepic.su/6899055.jpg[/AVA]

0

75

Как разъяренная драконница ни старалась ухватить горло своего противника, оно все равно умудрилось проскользнуть мимо. От этого она рассвирепела еще больше. Противник весь изранен, напуган, старается отползти, чтобы сохранить свою жизнь, но при этом все равно умудряется уворачиваться от атак! Драконница явно упустила свой шанс быстро перегрызть горло виверёнышу, ибо  он перешел от попыток отползти  в атаку. Тинэквалон ощутила перемену в сознании противника. Страх заменила ярость, такая же, что сейчас сжирала ее. И это могло значить только одно: он тоже решил сражаться до конца, до последней капли крови, как и она. Теперь  вполне возможно, что победить его, пусть и едва живого, станет еще сложнее. Он злобно зарычал и приготовился нападать. У Тин  в груди сформировался комок ненависти, который она хотела выпустить в обретшего второе дыхание виверненыша. Казалось, что ярость сейчас порвет ее изнутри, и если она сейчас не избавится от комка, вдруг  резко сдавившего сначала грудь, потом горло, то умрет раньше, чем противник вопьется зубами в ее  ничем не защищенное горло. Она вдохнула побольше воздуха и хотела выпустить  его весь вместе с  мощным ревом, однако вместо крика вылетел  белый шар, который должен был врезаться прямо в морду виврнёнышу. Это было  дыхание Тин, вот только она этого не поняла и потому опешила, инстинктивно подавшись назад. Она ожидала совсем не этого, впрочем, навряд ли этого ожидал и противник, что было бы весьма на лапу Тинэквалон.

0

76

Расчёт

Птенец - Сила
Сида - 5
Дайс - 11
П-Дайс - 5
21

Тинэквалон - Сила_Ловкость
Сила - 5
Л-Надбавка - 2
Дайс - 8
П-Дайс - 6
21

Итог: И Тин, и птенец промахиваются. Шар пролетает мимо, а вивернёныш не успевает укусить соперницу. Силы противников на исходе. Скоро они едва ли смогут двигаться. Хотя драконочка ещё может колдовать.

Шкала:

Тинэквалон

Мана 10/40
Выносливость 10/65
ЖС 9/15  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌


Птенец виверны

Выносливость 15/60
ЖС 2/15  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌

Ход Тинэквалон.

0

77

Плазменный шар  пролетел мимо  Вивернёныша, что было вполне очевидно. Ведь возник он стихийно, ни  о каком прицеливании и речи быть не может. Но, благодаря этому или чему еще, противник тоже промахнулся и его клыки прошлись в стороне от Тин. Она отшатнулась одновременно и от неожиданного шара, и от вивернёныша.  Она начала чувствовать слабость. Этот яростный бой затягивался, истощая силы обоих противников. На место заслонившей все сознание ярости стала приходить усталость, вызванная активными действиями и потерей крови. Но для Тин тут был и один плюс, ибо пелена с ее сознания спала и она вспомнила, что не впервые выпускает этот шар. А раз не впервые, значит, может и повторить. Простая истина, которая пришла к ней во время смертельного боя, может помочь победить. Она постаралась вернуться снова к тому состоянию, в котором пребывала, когда выпустила шар.  Драконница начала быстро соображать и пытаться повторить свою последнюю атаку. Она снова старалась сделать комок в горле, от которого хотелось избавиться. И, как ни странно, комок ей почувствовать удалось. Это придало Тинэквалон уверенности.  Даже не дождавшись, когда  этот самый комок в горле сам начнет вырываться, драконочка выпустила его, постаравшись попасть в морду противнику. На этот раз она понадеялась, что сможет и успеет попасть в цель до того, как противник вцепится ей в глотку.

0

78

Вивернёныш пригнулся и зашипел, застучал зубами, издавая звуки, похожие на те, что получаются у гремучей змеи, когда та трясёт хвостом. Птенец игнорировал боль, опираясь на разодранные в клочья передние конечности. Глаза его были полны безумия и жажды кровь.
Всё вокруг перемешалось. Усталость Тин и птенца виверны, их собственная кровь, в месиве которой нельзя было уже различить, где чья, их желание жить и не дать выжить противнику. Каждый из них сейчас был похож на другого, как две капли воды. И вместе с тем они были абсолютно разными. Птенец дракона и птенец виверны. Им никогда не быть настоящими друзьями. А магия - это только временный обман себя, других и всего устройства жизни в мире, полном опасностей.
Вивернёныш не знал, что собирается делать Тинэквалон. И не мог это никоим образом просчитать и предугадать. Немного пригнувшись, птенец оскалился и замахнулся когтистой лапой по морде Тин.
[NIC]Птенец виверны[/NIC][STA]Ар-вяр-яр[/STA][AVA]http://savepic.su/6899055.jpg[/AVA]

0

79

Расчёт

Птенец - Сила
Сила - 5
Дайс - 1
П-Дайс - 5
11

Тинэквалон - Сила
Сила - 5
Дайс - 6
П-Дайс - 6
17

17-11=6 ед. урона. Физ.защита - 1. 5 ед. урона.

Итог: Шар врезается в морду виверны и оказывается последней атакой, которую зверь способен вынести. Птенец получает 5 ед. урона и погибает.

Шкала:

Тинэквалон

Мана 10/40
Выносливость 5/65
ЖС 9/15  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌


Птенец виверны

Выносливость 10/60
ЖС 0/15 ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌

Бой окончен. Ход возвращается к Тинэквалон.

Итоги сражения: птенец виверны погиб. Тинэквалон с трудом может двигаться. Всё её тело покрыто многочисленными порезами и укусами. Ни один из них не смертелен. Тинэквалон рискует потерять сознание от бессилия.

0

80

Драконница ожидала удара или грозного рыка или еще чего-нибудь, способного показать, что вивернёныш вот-вот нападет. Но ничего не было. Был только жалобный вскрик и звук упавшего на песок тела. До драконочки не дошел смысл этих звуков. Она ожидала атаки. Напрягала последние силы, что бы суметь увернуться или укусить в ответ. Но ничего не было.
Стало тихо. Мир словно замер после последней атаки Тин. И словно ждал. Чего может ждать весь мир от одного маленького драконёнка, напуганного, раненого, едва стоящего на ногах?
Она напряженно прижималась к земле, не понимая, почему ничего не происходит.  Она смотрела на тело виверны, но не видела его. Потом увидела, но понимание не пришло. Драконница осторожно подошла, можно сказать, подковыляла к нему, дабы видеть поближе.  Тихо рыкнуло, хотя это больше было похоже на жалобный писк. Потом, не получая ответной реакции, она осмелилась коснуться его. Едва коснувшись пальцем и тут же пугливо отдернув лапу. Словно Вивернёныш встанет и укусит ее. Но он не встал. Она боязливо толкнула его лапой.  Реакции по-прежнему не было, да и не должно было быть. Тинэквалон начала трясти мертвое тело, испуганно-тоскливо повизгивая. И тут она заметила, что он не дышит. Совсем. Тин прижала и без того прижатые уши еще сильнее, дыхание сбилось, но уже не активной битвы, а от нахлынувшего страха  и отчаянья.
А потом пришло Осознание. Он мертв, - говорило оно, - И никогда не вернется. Твой Друг мертв. ТЫ убила его.
По окровавленной мордочке покатились слезы. Они оставляли за собой мокрый и чистый след, смывая кровь. Во время драки желание убить казалось естественней, но сейчас, когда ничего не вернуть, этот поступок казался воистину  ужасным. Тинэквалон собственными лапами убила единственного друга, с которым прожила все осмысленную жизнь. Который был одновременно и соперником, и учителем, и защитником, и примером для подражания. Теперь его не было. Теперь ничего не было. Было только тело и капающие на него слезы.
Сначала Тин плакала тихо. Только слезы лились из глаз. А потом она зарыдала в голос, оглашая своим плачем, казалось, всю пустыню и весь мир, что для Тин были почти одним и тем же. Она рыдала от всего: от потери единственного друга, от страха перед неизвестным, от боли в ранах и от усталости.  Ей хотелось выплакать все, что можно было выплакать, омыть горькими слезами необходимый, но такой жестокий поступок. И пусть Тин убивала и до этого! Но это все были неизвестные ящерицы да змеи, и убивала она их, что бы выжить. А тут был ее близкий друг, которого она знала, как облупленного и который точно так же знал ее. А теперь ей остается только рыдать над бездыханным телом.
Не в силах больше видеть мертвого вивернёныша, она сорвалась с места и побежала. Ей хотелось оказаться как можно дальше от этого места, словно и не было ее тут. Но сил ее едва хватило, что бы забраться на бархан, да кубарем скатиться с него, забивая раны и мокрую от слез морду песком. Песок тут же покраснел, впитывая в себя кровь. Драконочка, громко плача, кое-как поднялась на трясущиеся в лапы, сделала пару шагов и рухнула на песок. Сил идти дальше больше не было. Обычно отличавшаяся упорством, она на удивление быстро сдалась.
Истерика подкосила ее волю, отбила желание сражаться. Идти ей тоже было некуда. Кроме вивернёныша и самки виверны у нее никого не было. А уж дома, в который можно было вернуться, тем более.
Еще долго можно было услышать всхлипывания драконницы,  от отчаянья свернувшейся в комочек. Ее тело содрогалось при каждом вдохе. От напряжения, душевного и физического, она потеряла сознание, но даже тогда слезы какое-то время проступали из-под закрытых век и капали на песок, мгновенно впитывающий влагу.

+4

81

Птенец виверны умер. И это было бесспорно. Он никак не реагировал на окружение. Дыхание его оборвалось, а сердце перестало биться. Он больше никогда не поднимется.
Тинэквалон потеряла своего первого друга, хотя дружба эта и была создана при помощи невольного магического вмешательства. Но не только у неё сегодня день потерь. Был ещё кое-кто…
… мать птенца, потерявшая своего ребёнка.
Когда она вернулась с охоты — часа через два - первым делом обнаружила убитое и практически растерзанное дитя. И следы, которые вели к виновнику этого происшествия.
Настоящая мать ужасна и опасна, когда что-то случается с её ребёнком. Инстинкты у них обострены в разы больше, чем у других животных. Ведомые ими, они готовы и способны на многое. И без этих инстинктов виверна была опасна для такого птенца, как Тин. А озлобленная и бушующая от гнева и горя - того хуже.
Мать-виверна опустилась на землю перед птенцом, глухо проурчала и попыталась приподнять бездыханное тело, ткнувшись носом под живот. Но птенец не вставал. Самка прекрасно понимала, что он мёрт. Но не хотела смириться с этим. Это был её единственный малыш. Первый и последний.
Взревев на всю пустыню, она начала прохаживаться из стороны в сторону, взрывая когтями на крыльях песок и раскидывая его в разные стороны. Она шумно дышала, практически задыхаясь болью и гневом. А после резко остановилась, принюхалась и взлетела, бросившись в ту сторону, куда отползла Тин. Туда, куда вёл запах драконьей крови, которую теперь виверна желала выжать из крохотного тельца до последней капли.
Крылья быстро били по воздуху, отдаваясь глухим стуком в ушах. В виски долбило, точно камнем. Хищница зарычала, заприметив Тинэквалон, и захлестала в разные стороны хвостом, взывая драконочку подняться и ответить за свой поступок.
[NIC]Мать-Виверна[/NIC][STA]Кара небесная[/STA][AVA]https://pp.vk.me/c633329/v633329484/eaef/oFdX7VcuS4A.jpg[/AVA]

0

82

Яростный крик, прошедшийся по периферии сознания Тин, пробудил инстинкт самосохранения. А тот, в свою очередь, пробудил и её саму . Возвращаться в сознание Тин ой как не хотелось. Слишком мало времени прошло с момента кошмарного события, душевная рана даже не успела затянуться зыбкой корочкой и перестать кровоточить. Драконница сопротивлялась пробуждению, как могла, пока очередной рёв, до боли знакомый, не разнесся совсем рядом. Теперь Тин поняла причину своего пробуждения. Мать виверна прилетела. И она тоже очень не рада смерти вивернёныша.  Более того, она жаждет мести.
Крики виверны послышались совсем рядом и Тин нехотя разлепила слипшиеся от слез и песка глаза. Ей сейчас не хотелось ни убегать, ни сражаться. После мощного выброса эмоций осталось только равнодушие Она бы даже с удовольствием позволила себя сожрать, лишь бы избавиться от этого ноющего ощущения пустоты внутри. Только инстинкт выживания упорно кричал, что бы Тинэквалон не сидела на месте и что-то, да предпринимала.
Драконочка почти равнодушно посмотрела на подлетевшую и желающую расправы самку виверны. Некое подобие страха появилось не сразу, настолько притупились чувства. Только благодаря ему она решилась начать потихоньку отползать от  озверевшей самки. Хотя такими темпами далеко она не уйдет. Драконочка желала исчезнуть из этого мира, что бы никто ее не видел, не слышал, никто не обращал на нее внимания. Иногда у нее это получалось. В такие моменты даже осторожные маленькие ящерицы проползали совсем рядом с ней и  не обращали на нее никакого внимания. Вот и сейчас она понадеялась, что самка виверны перестанет ее замечать и потеряет хотя бы из виду. Она при этом не забывала медленно отползать, прижимая уши и скорбно взирая на свою возможную убийцу. Драконочке так хотелось перестать сражаться, стать этакой амёбой и плыть по течению, но что-то подталкивало ее к движению, заставляло, хоть и вяло, но сражаться за жизнь в этом бессмысленном поединке, где перевес был явно у самки виверны.

0

83

Наверное, то что случилось далее, стало тем самым удачным стечением обстоятельств, который Тинэквалон не стоит никогда забывать. Мысленно птенец могла уже похоронить себя, ибо у неё не было ни малейшего шанса справиться со взрослой виверной или убежать от неё. Даже будь Тин при своих силах, что она сделала бы? Зарылась в песок? Откуда мощные задние лапы потом выкопают её и разорвут на части? Или воздействует на разум хищницы, от чего та будет в минутном замешательстве, а после убьёт малышку с ещё большим остервенением?
Расклад, как ни посмотри, был ужасным.
Но в небе над пустынными барханами что-то блеснуло. Персиково-золотая чешуя переливалась на утреннем солнце, а воздух рассекала просто громадная, длинная змея.
Это был дракон. Он был гораздо больше всех драконов, которых приходилось видеть Тин. А видеть её случалось не многих. Он был почти как Дух. Хоть и низкий, но очень широкий и длинный. Просто громадная змея с рогами, гривой, усами,четырьмя лапами и зубастой пастью.
Крыльев не было. Дракон летел без них. И хотя весь он выглядел довольно грозно и мощно, страшным он не казался. Наоборот, был похож на определённо положительного героя сказок и легенд.
Таинственным драконом, появившемся в жизни Тин в такой тяжёлый период, оказался Реншу — Заместитель Главы стаи Воздуха. Как он здесь оказался? Неужели вы правда думаете, что стайные драконы только и делают, что сидят на своей территории и хвостом не двинут без лишней надобности. У Рена надобностей было много — мелких, больших, важных и незначительных. Так что их даже и не разберёшь, какая где оказалась.
Зоркий глаз воздушного дракона сразу приметил подозрительную виверну. Подозрительную потому, что она была одна. А виверны — очень стайные животные.
Дракон пролетел бы мимо, если бы не заметил небольшое шевеление на песке. А чуть позже не распознал там крохотного птенчика.
Как… как малыш оказался один посреди пустыни?! Неужели родители бросили его на съедение виверны? Какая чушь. Вопиющий бред, такого быть не может!
Реншу был возмущён чуть ли не до посинения. Но времени на демагогии не было. Потому что виверна собиралась атаковать. Нельзя было позволить её.
Самец вытянулся носом в сторону своей цели и рухнул вниз, набирая поразительную скорость. Вся шерсть растрепалась от ветра, бьющего в морду. А когда Реншу оказался почти вплотную к виверне — достаточно скоро вышло спикировать — он извернулся, будто бы собираясь уклониться от неё. Но на самом деле придал ускорение своему хвосту и направил его на хищницу. Хвост сработал как хлыст, щёлкнув по самке. И атака это была серьёзной.
Виверну отбросило далеко назад. Она потеряла равновесие и упала в песок, стараясь быстрее подняться и прийти в себя. Но после того щелчка по лбу её знатно шатало. И это было неудивительно. Ведь Реншу был значительно больше её.
Мать, потерявшая своего ребёнка, поднялась, раздула ноздри, шумна дыша, оскалилась и завопила на самца. Крик её был полон боли и отчаяния. Но она понимала, что ничего не сделает. Противник был слишком большой. А она одна. И слишком убита горем, чтобы хоть о чём-то думать.
Виверна оттолкнулась лапами от земли и неловко поднялась в воздух, улетая прочь.
Реншу же мягко — точно облачко — опустился на песок и медленно повернулся к птенцу. Это была девочка.
- Как ты здесь оказалась, малышка? - негромко и ласково, чтобы не напугать, поинтересовался дракон.

+2

84

Она все смотрела на жаждущую расправы самку и не замечала ничего вокруг. Тин было не до того, что бы смотреть в небо и выискивать там тоненькую золотистую ниточку к спасению, сейчас ей бы отползти подальше да избежать хотя бы одну атаку. Жильцом она уже себя не считала и смирилась с этим, а уставшее израненное тело  только этому способствовало. Даже голова не хотела работать как положено. Думала драконница заторможено и устало. Эмоции доходили долго, импульсы к движению тоже. И страх перед неминуемой расправой тоже накатил не сразу, вытеснив равнодушие и податливость.
Что же случилось потом, Тин не поняла. Виверна, готовая вот-вот схватить ее, вдруг отлетела в сторону и рухнула в песок. Новое существо, ставшее спасителем, она даже не сразу заметила. Видеть, может, и увидела, но восприняла его гораздо позже, ибо все внимание было приковано к бывшей «матери». Она рычала от вынужденного бессилия, но вместо того, что бы продолжить атаковать, отступила.  До птенца не успело дойти, что опасность со стороны виверны миновала, как она разглядела новую угрозу. Большое, длинное тело. Очень длинное, змеевидное. Перепуганная Тин не могла найти ни начала ни конца этой змее цвета солнца, отчего страх только возрос. Если раньше страх не мог ее захватить, то теперь не мог отпустить, увеличиваясь в размерах, как снежный ком. Драконочка начала отползать поактивнее, напуганная теперь не скорой расправой, а невиданным существом  огромной длины. Если мать-виверну она знала, то Это видела впервые, поэтому неудивительно, что она испугалась.
Да еще это змея умеет летать! Огромное длинное существо, не имеющее никакого подобие крыльев – и летает!  К страху теперь примешалось удивление. Тин и так плохо понимала, что тут происходит,  то теперь перестала понимать что-нибудь вообще. Не зная, бояться ей или удивляться, она продолжала, отползать назад, раскрыв при этом пасть от удивления. Остановилась он только тогда, когда змей приземлился на откуда-то взявшиеся лапы и повернулся к ней, позволив различить морду, увенчанную ветвистыми рогами.
Рога эти, показавшиеся смутно знакомыми, как-то сразу успокоили драконочку. Они ассоциировались с чем-то приятным. Глядя на них, она слегка успокоилась. А потом вспомнила, что встречала нечто подобное раньше.
Похожие были у одной большой, черной и глупой ящерки, которая покормила  дикого птенца очень вкусным мясом, а потом и поиграла. Только они были заметно больше, ветвистее, темнее и краснее на концах. Именно этим они и зацепили маленькую дикарку. Раньше она такого не встречала.
Она продолжала смотреть на эти рога, напоминавшие приятный момент из прошлого.  А когда это змеевидное создание что-то пролопотало,  схожесть с тем моментом только усилилась. Ведь лопотало-то похоже. Но выглядело совершенно по-другому. Если тот зверь из прошлого был черным, крылатым и вполне себе укладывался в понимание Тин, то этот же был светлым, словно песок, длинным, а главное – без крыльев. Последнее совершенно сбивало драконочку с толку, ведь она видела, как змей летал. Туго соображая и стараясь понять, как это существо без крыльев летало, она продолжала просто пялиться на него, практически не двигаясь. Глаза ходили вдоль длинного тела, покрытого шерстью, но всегда возвращались к рогам. По крайней мере, страх почти ушел, и Тин сейчас больше напоминала не зашуганного до смерти птенца, а скорее просто ошарашенного новым видом.
Надеюсь, тут можно использовать события из еще незаконченных флешей ;D

+1

85

Виверна улетела. Реншу не знал и не хотеть знать, по какой причине та напала на маленькую драконочку. Этим тварям, обычно, не нужно было причин для нападения. Чудо уже то, что Заместитель заметил птенца на песке. Малышка была такая грязная, что едва ли не сливалась с песком.
Как оказалось, она была не только испачкана, но и ранена. Это Реншу сразу заметил, как только обернулся к Тин. Дракон повернулся медленно и осторожно, чтобы ненароком не напугаться птенца. Возможно, она не видела ещё таких больших драконов. Но где же её родители? И как она здесь оказалась?
- Где же твои мама с папой? - осторожно спросил персиковый дракон, не приближаясь к птенцу. Он видел, что он боялась. И не хотел напугать её ещё больше. Бедняжка наверняка пережила слишком много для своего маленького сердечка. И хотя раны не выглядели смертельно, они были достаточно многочисленны.
- Не бойся, - Реншу мягко улыбнулся и пригнулся. Он лёг на землю, чтобы не касаться таким высоким, поджав лапы под себя. И ещё больше стал похож на драконоподобную змею. Он не собирался давить на Тин и надеялся, что там сама к нему подойдёт. Малышка была напугана и определённо мало понимала, что происходит. Сделать преждевременные выводы Реншу не мог. Прежде всего нужно было разузнать, что с её родителями и кто она такая. И, конечно, помочь.
Дракон положил голову на землю перед Тинэквалон и улыбнулся шире, чуть пошевелил усами и прикрыл глаза, поблёскивающие бирюзовым. Всем своим видом воздушный воплощал нечто светлое, сказочное, тёплое и доброе. Внешний облик, глаза, улыбка и цвет. Так и говорило: вся боль и беды позади. Теперь всё будет хорошо.
Доверься мне. Я помогу тебе.

+2

86

Залюбовавшись светлыми рогами змеевидного незнакомца, она пропустила все его вопросы мимо ушей. Тем более, ей это непонятное звучание совершенно ни о чем не говорило, хоть и казалось смутно знакомым. Как испанец не понимает речь француза, так и желтоглазая воспринимала слова змея как несуразный набор звуков.
Когда он начал опускать голову, Тин  вдруг переклинило. Она подумала, что это светлое и, казалось, безобидное создание с такими «добрыми» рогами собирается на нее напасть. Виверны ведь перед нападением прижимаются к земле, что бы рывок был мощнее. И снизу проще попасть в незащищенное горло. Драконочка напряглась и постаралась прикрыть самое израненное место – живот. Потом  зашипела, вяло начав хлопать хвостом об песок. Предупредительно и угрожающе гортанно зарычала, выгибая шею, говоря «Не подходи, укушу!» Но видя, что это светлое существо даже не думает нападать, Тин смешалась и ее рык, лично для нее казавшийся грозным, неуверенно прекратился. Мохнатая была в полной растерянности. Она не знала, что ей делать. Впервые она видела существо, способное так просто прогнать мать-виверну, но при этом  так унижающееся перед ней. Ни одни нормальная виверна не станет вот так просто ложиться на землю, тем более перед каким-то замухрыжным птенцом. Она скорее нападет и добьет  кого-то, нежели опустит голову в подчинении перед более слабым противником. А этот что делает? Унижается или подчиняется? Так зачем, когда он даже по размеру превосходит драконочку. Тин нервничала, и ее уши подрагивали при каждом движении лежавшей змеи. Всем своим видом эта змея цвета сока одного очень колючего пустынного растения говорила, что ей можно верить, она безобидна и нежна. Но драконочка, к доброте и заботе не привыкшая и их не знающая, боялась этого нового проявления эмоций. Откуда ей знать, что это не так же опасно, как агрессия или злость?
Когда персиковый зверь дернул усами, Тинэквалон от напряжения приняла их за змей и, зашипев, резко набросилась на них, в надежде пронзить когтями. А увидев, что эти самые змеи примыкают к морде необычного существа и  являются ничем иным, как усами, которые она видит впервые, захлебнулась собственным шипением и с визгом отпрянула назад. Она бы убежала, да сил не было, поэтому Тин, пытаясь зарыться в песке и забивая им еще свежие раны, лапами закрыла мордочку, а крыльями постаралась закрыть себя. И заскулила.
Ну вот и все. Он посчитает это за атаку и разозлится. И убьет несчастного птенца. А все потому, что она от нервов напала на его змей, торчащих из морды.

+1

87

Ну как… как можно было не начать умиляться с происходящего? Малышка была так очаровательна, но так напугана. Что же такого с ней произошло? Это явно сделала не большая виверна. Та бы давно убила птенца, даже не раздумывая. Но никого другого Реншу не видел рядом. Хотя… кто знает. Может, тот, кто это сделал, уже скрылся.
Ну и пусть. Это было не важно! Главное, что маленькая драконочка жива. Да, ранена, но  это поправимо. Её раны можно промыть и залечить. Немного времени — и всё будет хорошо. Даже заметно не будет. Кто бы это только объяснил птенцу, которому сейчас явно не было дела до своих ран. Судя по тому, как она игнорировала их наличие, слишком шокированная от происходящего.
Приняв шевелящиеся усы Реншу за угрозу, Тин напала на них, а после, сама этого и испугавшись, попыталась зарыться в песок, скуля.
Брови Заместителя сползли домиком, а сам он немного растерянно вздохнул.
- Ох, ну что ты… - мягко проговорил он, всё ещё стараясь следить за каждым своим движением и тоном, с которым произносил слова. Реншу даже не говорил своим обычным голосом. Он говорил много тише, потому что для птенца обычный голос такого большого дракона — даже большего, чем другие — мог показаться очень громким и грозным. А лишний раз пугать птенчика воздушный не хотел.
- Ну-ну, - дракон чуть улыбнулся уголками губ и бережно протянул большую лапу к Тинэквалон. Эта лапа преградила малышке путь к ещё не вырытой норе в песке.
- Не бойся, маленькая. Я не буду тебя обижать, - тёплая улыбка застыла на устах дракона. Лапой он медленно и всё так же осторожно буквально вычерпнул Тинэквалон из песка и приподнял над землёй. Теперь Тин сидела на большой лапе длинного дракона, который поднёс её к себе, чтобы бедняжка никуда не убежала, не зарылась в песок и не сделала ещё хуже себе и свои ранам.
Самец прикрыл глаза и аккуратно ткнулся носом в щёку птенца. А потом тихонько проурчал, не раскрывая пасти, демонстрируя таким образом своё дружелюбие и расслабленное, не напряжённое состояние.

+1

88

Зарыться и слиться с песчаным морем драконнице не дали – подсунули под нее лапу. Не ожидавшая такого лапоприкладства со стороны невиданного зверя, она инстинктивно вцепилась как можно сильнее когтями, а когда почувствовала, что потеряла опору, так еще и впилась зубами. Ее сердце стучало быстро и гулко, и представитель драконьего рода вполне мог почувствовать это свое лапой. Казалось, что оно от напряжения пробьет грудную клетку и выскочит наружу.  Она часто-часто задышала, рискуя получить гипервентиляцию и потерять сознание..
Теперь Тинэквалон точно потеряла понимание происходящего. Все, абсолютно все, шло не так, как она привыкла. Словно мир вместо известных ей законов решил подсунуть наисмелейшую импровизацию, где не соблюдается ни одно правило из мира Тин. Сначала она сразилась и убила своего единственного друга, потом разъяренную самку виверны отогнал этот змей, а теперь он пытается что-то с ней сделать самым безумным способом, но при этом не подает и признаков негативных чувств. Ну куда такое понять убитому горем птенцу?!  Ей бы сейчас вернуться туда, где все было предсказуемо и правильно: где сильный ест слабого, где царит строгая иерархия и вполне обоснованная жестокость к другим, где на тебя злятся, но ты знаешь, за что, где, на худой конец, есть кто-то, на кого можно положиться…  Но теперь весь этот логичный мир рухнул, уступив место хаосу, всеразрушающему и уничтожающему все рамки и правила старого мира, готовя новую площадку для возведения чего-то нового, столь же грандиозного и  проработанного до мелочей. Но это будет потом, а пока в душе и сознании птенца царила каша, в которой смешались и боль, и отчаянье, и страх, и недоумение от событий, которые принес этот длинный и не думающий кончаться день.
Когда усатый нежно ткнулся Тин в щеку, она инстинктивно дернулась назад и лапой уперлась в его морду, отталкивая ее. Но оттолкнув, вцепилась в нее когтями, словно не желая отпускать. Так новорожденный котенок пихает маму-кошку в живот и одновременно вытягивает коготки, что бы цепляться за нее и не дать отойти слишком  далеко. Может, она и делала больно этому змею своими когтями, но об этом сейчас она точно не думала. Ей сейчас как никогда нужна поддержка. Вот только кому можно доверять убийце друга? А вдруг она доверится,  а ей снова придется убивать?
Страшно. Доверять страшно, единожды обжегшись. Но одному не справиться, тем более птенцу.
Тинэквалон была в растерянности. В такой сложный и тяжелый для нее период она осталась одна. А рядом только это удивительное светлое создание, которое она боялась принять. Потому что оно иное . Выглядит не так, действует не так. Даже чувствуется не так, как остальной мир.  Он как солнышко: светлый, приятный, теплый. Теплый. Тин только сейчас ощутила, что лапа, держащая ее, теплая. Не как у холодных виверн. И голос такой успокаивающий, заставляющий расслабиться и забыть все заботы. Драконочка мелко затряслась и захныкала. По щекам снова полились крупные слезы. Она не знала, как ей дальше быть. «Смотри, что ты наделал. Ты довел меня до слез своим странным поведением», -  говорил ее заплаканный вид.

+2

89

Любил ли Реншу детей? Скажем так, он не делал уж очень много различий между драконами, опираясь на их возраст. Но дети — это отдельная тема. Не потому, что они такие маленькие и беззащитные, милые и не очень. Они такие же разные, как и взрослые. Бывают шумные и раздражительные, а бывают тихие и спокойные. Встречаются жуткие задаваки и непоседы. С такой же частотой, что и прилежные ученики. Особое отношение Заместителя к детям возникало от того, что сам он никогда ребёнком не был. Будучи созданным Духом Воздуха уже взрослым, он не знал о жизни птенцов. Не знал об их взглядах, о том, как они чувствуют и почему получается именно так. Но он старался понять их, общаться с детьми, хотя иногда это было больно — понимать, чего у тебя не было, а у остальных было.
Печаль по этому поводу была горька, но мимолётна. Реншу не позволял себе раскисать. Ежели так произошло, значит так было необходимо. Черты ребёнка, период которого воздушный так и не прошёл, иногда проглядывались в поведении воина, но сам Заместитель вряд ли их когда-нибудь поймёт до конца. Или то, откуда и почему они берутся. Самокопания всегда сложнее. Других понять легче, чем самого себя. И поэтому наедине с собой мы бываем так… одиноки.
Малышка заплакала. Реншу печально поджал уши, торчащие из-за гривы, и грустно взглянул на Тинэквалон. Усы тоже как-то трагично опустились, а сам большой дракон смотрел на птенца взглядом, говорящим: «Я не понимаю, почему ты плачешь». Но так-то Заместитель вполне понимал. Маленькая драконочка пережила стресс. Она чуть не умерла, была ранена и напугана. Не исключено, что Реншу она тоже боялась. Но боялась или нет — оставить её здесь просто так дракон не мог. Бросить птенца посреди пустыни? Вы серьёзно?
- Не плачь, - шепнул дракон и обернулся в несколько колец вокруг своей лапы, превращаясь в этакое персиково-золотистое гнездо для птенца. Никто за этими стенами из колец не тронет её и не обидит. Она в безопасности сейчас и будет после.
Пусть успокоится. А потом можно будет решить, что делать дальше. Тащить куда-то плачущего ребёнка и пугать его ещё больше воин не собирался. Детские нервы не выдержат.

+2

90

Она увидела непонимание на морде зверя,  но легче ей от этого совсем не стало. Конечно он не поймет маленькое дикое создание, ведь он другой. Ему бояться нечего, на такую громадину разве что дурак  захочет напасть. На Тин же нападать одно удовольствие: маленькая, хиленькая, особого вреда не причинит, только сбежит быстро, если получится. А уж про ответные атаки и говорить не приходится, тут лишь бы выжить. Так что о каком может идти речь, когда он с такой легкостью прогнал мать-виверну?
Зверь снова что-то сказал, изначально непонятное для драконочки, но смысл тут был настолько очевиден, что даже  она поняла это на подсознательном уровне. Повеяло чем-то далеким-далеким, что являлось лишь в снах и грело душу птенца нежными поглаживаниями и ласковыми словами, успокаивая ее.
А может, она на самом деле спит и этот чудесный зверь всего лишь порождение ее воображения? Но раз это сон, то настолько реальный, что отличить его от реальности практически невозможно.
Змей начал сворачиваться вокруг Тин в кольцо, заставив вначале ее снова забеспокоиться.  Змеи ведь так сворачиваются вокруг жертвы, что бы придушить ее и не дать вырваться. Но нет, показалось. Именно этот змей просто обернулся вокруг нее, не думая усиливать хватку. Получилось этакое гнездо, очень мягкое и приятное. Драконочка пошмыгала носом, нервно подергала папами и хвостом, словно пробуя  новоявленное убежище, и затихла, молча продолжая пускать слезы. Сейчас она решала, стоит ли ей довериться этому существу или нет. Все вокруг говорило, что стоит, но она по-прежнему сомневалась.
А вдруг она доверится, а он ее убьет? А вдруг она его убьет(хотя это вряд ли)? Или его убьют?
Драконочка снова посмотрела  на морду змея. Она продолжала источать сияющую доброту и заботу, вещи, столь непривычные для Тин. И никакой злобы или ненависти, даже намека нет. Потом оглядела импровизированное гнездо. И снова  воззрилась на чужую морду. Если она не решится сейчас, то точно сойдет с ума от страха и неизвестности. Мохнатая  зажмурилась и сжалась, усердно  и тяжело выбирая сторону, делая последнее волевое усилие над  собственной неуверенностью. И, наконец, решилась.
Довериться- таково было решение. Опасное и крайне рискованное для Тин, но с выбранной стороной жить гораздо проще, чем метаться на распутье, и не знать, что сделать.
Стоило драконочке принять решение и расслабиться, как на нее тут же накатила усталость и изнеможение, сразу захотелось спать. Если раньше  она была слишком напугана, что бы это замечать, то теперь это накатило с новой силой. Драконочка обмякла внутри  «гнезда». Несмотря на пустынную жару, ей было холодно, возможно, из-за потери крови.
Заснула она почти мгновенно, стоило ей только опустить голову и прикрыть веки. Перенапряжение и стресс без последствий не проходят. Засыпать ей было как никогда легко. Знание о том, что она доверилась  тому, кто ее защитит, позволило ей стать беззаботнее, отчего отдаваться сну стало гораздо проще. Так засыпают новорожденные, убаюканные укачиванием матери.

+5

91

Дракон терпеливо ждал, пока малышка успокоится. Не похоже, что она его понимала. Может, пока не умела говорить. Хотя выглядело достаточно крупной. То есть в её возрасте птенцы уже спокойно должны говорить. Драконы в принципе быстрообучаемы, если уж на то пошло.
Может, сказался стресс. И птенчик могла только плакать. Хотя повадки ей выдавали некоторую дикость. Если родители малышки были одиночками, то это было вполне объяснимо.
Реншу надеялся, что кто-нибудь придёт спустя час или два. Кому-то же принадлежала эта малышка. Не могла же она одна болтаться по пустыне. Да ещё и выжить. Её бы давно съели. С кем-то же она была.
Но Заместитель не знал, что той семьи, что помогала выжить ей в суровых условиях, больше нет.
Тин уснула. Воздушный ещё некоторое время ждал, что кто-то появится, но вокруг не было ни души. Изредка — на запах крови — прибегали крохотные ящерки — с коготок Реншу. Но, завидев большого зверя, быстро улепётывали.
Справедливо решив, что никого не дождётся, Реншу начал подниматься. Он взял малышку в передние лапы, сложив ладони лодочкой, чтобы птенцу было удобно и она не выпала. Прополз по земле, поднимаясь на задние лапы. Тело дракона вытянулось в небо как огромный столб, который после мягко и плавно взмыл в воздух. Будить Тинэквалон Реншу не хотел. Потому понёс бережно. Воздушные драконы, как известно, самые лучшие летуны.
Заместитель летел в сторону территории стаи. Малышке нужна была помощь целителей. И если Реншу не удастся отыскать родителей птенца, то придётся подыскать других. Тогда Заместитель не думал о том, что всё может обернуться по-другому. И он сам станет приёмным родителем Тин.

Игра во временном эпизоде закончена.

+1

92

22 морозного. Ранний вечер
Посреди огромной пустыни возвышалась отливающая стальным блеском массивная фигура Духа Металлов. Непривычно ему было ступать по податливому песку, и лапы его проваливались У него была вполне серьезная цель: Собрать песка для формовки изделий, циркониевого или хромитового. На худой конец обычного кварцевого. Проще, конечно,  внутри гор найти нужную жилу, выработать ее, сколько нужно, да измельчить. Но и пустыня несет в себе немало самого разного по составу песка, который нужно лишь найти и собрать. Да и смена обстановки, как никак. Путешествия по новым местам лишь благотворно сказываются на нестандарном мышлении, словно глоток свежего воздуха в застоявшейся комнате.
  Помимо основной цели  преследовал он и еще одну, второстепенную, но от того не менее важную: хотел он поговорить с Духом Пустынным, и испросить у нее, видела ли она то видение, Звездной посланное, и знает ли она, кто отправился в указанные места и что там нашел. Если вообще нашел. Зидвин надеялся, что поймет Рейза его интерес,  и поведает, что знает. К тому же, понимать она должна замкнутость Металлического,  ведь их нежелание надолго отлучаться от дома очень похоже.
- Уважаемая Рейза, - воззвал Зидвин мысленно, - могу ли я просить вас о встрече, пока в краях я ваших?
И, получив положительный ответ,  ему оставалось лишь ждать, пока Хозяйка Песков придет к нему. Ведь это ее территория и она ориентируется в ней как никто другой. Дух же неспешно шествовал по барханам, периодически сканируя металлы, содержащиеся в крупицах песка.  За собой он оставлял глубокие следы от шести конечностей, по которым так легко выследить путь, который Дух прошел с самого момента выхода из портала.

0

93

22 день Морозного месяца, ранний вечер.

Пустынная приметила собрата по Сути ещё издалека. Дракона вроде него трудно упустить из виду - его тёмный и грузный силуэт чётко вырисовывался на фоне бескрайнего неба и вездесущих песков, а чешуя сталью отсвечивала под лучами постепенно клонившейся к горизонту Шагри. Зов Духа застиг Рейзу на южной окраине Бархан, когда она была уже на пути в своё убежище. Его визит и просьба о встрече стали для неё неожиданностью. Она прекрасно знала о том, как редко он покидает Сеарив и как не любит это делать. И она хорошо понимала Металлического. Ей и самой такие чувства к своему дома были не чужды. Затворническая солидарность. Гостей драконица не ждала, и планы на вечер у неё были иными, но вопреки этому Зидвину она была рада и без колебаний приняла его просьбу. Друзьями не разлей вода их не назовёшь, и виделись они нечасто, но неизменно сохраняли товарищеские отношения на протяжении вот уже которого века. Постоянство присуще им обоим.
Цепь следов, обнаруженная не без помощи стихийной магии, вывела Пустынную на нужное направление, а остальное было лишь делом времени. Хождение по текучим пескам Бархан давалось Зидвину с трудом, он двигался неспешно и даже тяжело. Свою Хозяйку же пески несли исправно, и шаг её был так же лёгок, как если бы она ступала по зёмной тверди. Нагнать брата ей было нетрудно. Взойдя на вершину дюны и завидев фигуру мастера железных дел у подножия, Дух раскинула крылья и мягко спланировала, приземлившись в нескольких метрах от него. Любовью к полётам она, конечно, не славилась, но уж лучше так, чем съехать вниз и обдать гостя тучей песка и пыли.
- Рада встрече, брат, - поравнявшись с Зидвином, Рейза склонила голову в приветственном поклоне, - Что привело тебя в мой дом? О чём желаешь поговорить?

+1

94

Завидев приближение Пустынной, Зидвин не стал идти навстречу, он просто остановился в том месте, в котором ему было наименее неудобно и стал ждать. Может, немного грубо с его стороны, но что для хозяина стоит сделать  несколько лишних шагов по родному дому ради гостя, весь вид которого так и говорит о его неуклюжести. Драконница легко преодолела разделявшее их расстояние и мягко приземлилась рядом, наверное, не потревожив ни единой лишней песчинки. На приветствие Дух отвесил поклон и  поприветствовал в ответ:
— И я рад, — небольшая пауза, — сестра.
У Зидвина было не так много тех, к кому он мог бы применить слово «сестра», и потому оно имело для него гораздо более глубокий смысл. У него были собраться по Сути, но не было в них единства, совсем не было. И потому если Дух все же решился так к кому-то обратиться, то он, как минимум, этому дракону действительно рад.
—Пришел я испросить у тебя, — степенно начал отвечать он, — о событии, пять дней назад прошедшем. Видение Звездной вечером посетило меня, да три места показало. Видела ли ты его и известно ли тебе что-нибудь об этом? — Зидвин сразу перешел к делу, не растрачиваясь более на церемонии и не тратя время  на хождения вокруг да около. Он не хотел утруждать Рейзу своим неожиданным визитом слишком долго, так как вполне мог нарушить какие-либо ее планы. А когда планы нарушаются, это может начать портить настроение. Дух портить настроение Пустынной не хотел. Хотя бы потому, что уважал как ее время, так и свое, даже учитывая их нечастые встречи. Не стоит только думать, что Металлический из-за этого общению не рад или оно ему неприятно.  Просто не любил навязывать общение.

+1

95

С последней встречи Духов немало воды утекло, но каждый остался верен свои привычкам и принципам. Приветствие Зидвина было сдержанным, и дракону постороннему могло бы показаться сугубо формальным и ничего не значащим, однако за такой незамысловатой формулировкой Пустынная сумела разглядеть истинный посыл. Ей нравилась в собрате эта черта: он умел самым обычным словам придать глубины и значимости, в одну короткую фразу вложить столько смысла, сколько иной дракон не сможет выразить и целой тирадой.
Как выяснилось, к Хозяйке Песков Металлический решил не просто со скуки заскочить на огонёк да поболтать о том, о сём, а явился со вполне серьёзной темой для беседы. Другого от него Рейза и не ждала. Вот уж кто точно не станет размениваться на пустяки и тратить время попусту.
- Видение Праматери посетило и меня, и остальных Младших, - драконица размеренно кивнула на слова Духа. Тот, по-видимому, на этот призыв не отозвался и ни одно из мест не посетил. Или же он подобно Дику желал разузнать, что известно остальным Духам. В любом случае скрывать от товарища подробности у Пустынной не было ни малейшего повода.
- Мне также явились образы трёх мест на Саяри. Я выбрала Руины и отправилась к ним. Там мне встретилась наша Туманная сестра - её тоже привело видение - и в Подземелья мы спустились вдвоём. В пути мы разделились, и я не знаю, нашла ли она что-то ценное в паутине коридоров, - Хозяйка Туманов не объявилась больше ни в самих Руинах, ни за их пределами. Однако за судьбу сестры Рейза не слишком переживала. Шин-Мару, несмотря на безобидный характер и кажущуюся хрупкость, была вполне способна за себя постоять. Мягкость и податливость тумана бывает обманчива, и многое может скрываться в серой дымке.
Свои брождения по пыльным переходам подземелий песчаная опустила:
- Мне же в конце концов удалось найти путь в просторный зал. Стены, светящиеся древними письменами, десятка два массивных надгробных плит по кругу, каждая из них придётся в пору Духу - никогда прежде подобного не видела, - то грандиозное помещение можно было бы описывать долго, Пустынная запомнила немало любопытных деталей, однако лишние подробности она пока не спешила озвучивать. Если Зидвина заинтересует что-то конкретное, он всегда сможет об этом спросить, а пока же стоило передать суть.
- Среди обломков одной из плит я нашла страницу с записями. Страница дневника. Полагаю, она была написана лапой Звёздной.

+1

96

Пустынная не стала томить Зидвина и сразу начала отвечать на вопрос. Духу большего было и не надо для его внутреннего спокойствия. Пустая болтовня претила ему, и Рейза прекрасно это знала. Потому за коротко изложенную суть дела он ей был благодарен. Он внимательно выслушал ее, не перебивая, потом немного подумал, формулируя вопросы, появления которых было все же не избежать. Видение посетило всех Младших, и то, что Металлический не отозвался, пожалуй, было его ошибкой. Но не так то просто ему было перестроить план дня ради этого нового события. Но Дух теперь решил немного исправиться,  и потому и пришел сюда, во владения Пустынного Духа.
  Разумеется, Стального больше всего заинтересовала находка Рейзы. Но и то место, даже по столько краткому рассказу, тоже казалось непростым и, может быть, важным. Не сейчас, но, вероятно, в прошлом.
— Зал гробницу напоминал, полагаю? — выразил свое предположение Дух. А после сразу перешел к самой интересной части, — Сохранился ли свиток?  Могу ли я содержание его узнать?
Дух замолчал, обдумывая последний вопрос и его логичность. Зидвин не сомневался в словах Пустынной, но все же снедало его любопытство по поводу автора сей находки. Дух не испытывал к Звездной ни любви, ни ненависти. Но он ставил ей в недостаток то, что она бросила дело незаконченным. Ее делом было создать драконов, и новый мир для них. Вот только почему тогда мир этот выглядит столь незаконченным, как Книга, в которой автор успел написать только эпилог и первые пару глав. Меньше всего Стальной верил в то, что в изначальной задумке и должно было быть именно так. Или же Звездная была слишком оптимистична.
— Откуда уверенность, что Звездной записи принадлежат? — все же решился спросить Дух. Вдруг это просто запись фанатика, возомнившего себя Создательницей всего мира и решившего, что это он творит судьбу мира? Возможно, содержимое  многое прояснит, однако Рейза была там, и потому сможет поведать о тех мелочах, которые простой свиток ни за что не передаст.

+1

97

Воцарилась короткая пауза, в ходе которой каждый был занят своими мыслями. Зидвин, вероятно, обдумывал услышанное: делал выводы и размышлял над новыми вопросами. Рейза же воскрешала в памяти увиденное, дабы не упустить какую-нибудь подробность, представляющую для брата интерес, или не исказить ненароком картину.
- Именно, - кивнула драконица, соглашаясь, - смею думать, то помещение и было своего рода усыпальницей. Под одной из расколовшихся плит покоились истлевшие останки. Слишком плохо сохранившиеся, чтобы я могла понять, кому они принадлежали, - уточнять, правда, что та плита пострадала не без её помощи, Дух не стала. Кто будет сам признаваться, что по неосторожности собственным весом крушил древние монументы? Впрочем, без этого не нашлась бы и реликвия.
- Свиток был очень древний, мне буквально пришлось собирать его из пыли. Я передала его Духу Льда. Но содержание запомнила, - Рейза не была бы собой, если бы рассталась с такой важной находкой, даже не удосужившись увековечить в памяти каждую деталь. Достаточно и того, что она переложила ответственность за находку на Ледяного, поддавшись соблазну остаться в Пустыне.
- Слушай. "День 2, месяц Жаркий, год 3001. Стаи фактически сформированы. Шесть очагов по числу Стихий, взятых за основу. Интересная система. Надо посмотреть, как она будет развиваться.
День 27, месяц Жаркий, год 3001. Духи пытаются договориться между собой и разделить территорию. Дочери собрали вокруг себя свои творения, сформировали Альянсы"
, - речь лилась неспешно и плавно, так, будто бы Пустынная видела истёртую временем страницу прямо перед собой. Хвала Звёздной за превосходную память.
- "День 24, месяц Сонный, год 3001. Основные договорённости выведены. Духи готовы защищать свои стаи до последнего, но и хвостом не шевельнут ради посторонних. Печально, хотя и ожидаемо.
День 16, месяц Морозный, год 3001. Не все драконы пожелали жить под крыльями Духов. И новые Главы больше заняты своими делами, нежели предназначением. Моя ошибка. Попробую повлиять..."
, - на том записи обрывались. Но свою речь Рейза не закончила:
- Есть, конечно, некоторая доля вероятности, что записи были сделаны кем-то другим, в них нет чёткого указания на автора. Но если взять во внимание содержание свитка, место и обстоятельства его обнаружения, то напрашиваются вполне определённые выводы, - слабо верилось, что и видение, посланное Младшим, и места, в нём явленные, и обнаруженные там находки - всё это череда совпадений или чья-то хитроумная уловка.

+1

98

Рейза подтвердила предположение Металлического насчет того, что то помещение, в котором она была, было гробницей или чем-то очень на нее похожим. Рассказала и про найденные останки. Дух не стал что-либо спрашивать, ибо все и без этого было понятно. Он только кивнул, мол, ясно.
  Потом Пустынная поведала о свитке, его состоянии а так же о том, что она отдала его Духу Льда. Неужели Ледяной информацию также собирает о событии этом? Ежели так, то к нему обратиться следует, знает больше он, вероятно, — мыслил Стальной, принимая данную информацию во внимание. Он не пересекался раньше с Духом Льда, но рано или поздно этот момент должен был наступить. В конце концов, в мире не так много Духов. Да и Сила, как известно, притягивает к себе подобную Силу.
  Слушая содержание свитка, Зидвин старался запомнить каждое слово. Он не жаловался на память, да и отрывок был совсем небольшим. Когда Дух окажется в родной пещере, он запишет у себя каждое слово, создавая рукописную копию. Может, проблем с памятью и нет, но иногда проще подглядеть, чем вспоминать , что было в каком-нибудь свитке столетней давности. А узнав содержание, Зидвин и сам убедился, что свиток и действительно мог принадлежать только Звездной. Или кому-то не менее могущественному. И мысли Рейзы его убедили. Помолчав немного, он сказал:
— Убедительны доводы, согласен я с ними. Пролить свет должны эти записи на деяния Звездной. Известно ли тебе содержание других свитков?
  Может, Дух Льда поведал Пустынной то, что знал или рассказал что-то, что поможет лучше понять и видение, и содержание свитка. Но в любом случае, Зидвину придется поискать Духа Льда, что бы поговорить с ним лично. Стальной не был уверен наверняка, но предчувствовал, что разговор будет тяжелым. Однако необходимым.

+1

99

Зидвин был слушателем внимательным. Дух была уверена, что ей не потребуется повторять всё дважды. Только не для Металлического. Казалось, собрат совсем не впечатлился услышанным. Впрочем, Песчаная и не удивить его пыталась, но дать пищу для размышлений. И с этой задачей она справилась. Зидвин замолчал, обдумывая сказанное Дюной.
На последующий вопрос Металлического Рейза отрицательно покачала головой:
- К сожалению, нет. Дух Льда пришёл ко мне первой, а я была слишком утомлена путешествием в Руины, чтобы отправиться с ним на поиски других Младших. Мне неизвестно, удалось ли им разыскать остальные страницы. Я знаю только, что на зов Собора откликнулись Дульхатрин и Вильварин, а Ураганный и Самоцветный Духи посетили руины в морских глубинах. Дик видел нас всех в своём видении.
Вполне вероятно, к этому моменту Ледяной собрат уже собрал оставшиеся записи. Или был близок к этому. Уж точно ближе прочих. В любом случае, ему было известно больше, чем любому Младшему.
Пустынная нахмурилась. Кончик хвоста качнулся из стороны в сторону.
Не могло быть так, чтобы все эти видения были нужны только для того, чтобы Духи нашли три тысячелетних свитка со смутным содержанием. Само по себе это не имело никакого смысла. Драконица была готова поклясться, что за этим должно последовать что-то ещё. Что эти записи не конец, но только начало. Что найденные рукописи - ниточки. К чему? Вот это дельный вопрос. Вопрос не из тех, ответ на которые можно найти, погрузившись в глубокие раздумья. Пазл не собрать без всех нужных эелементов, их нужно было искать. Искать за пределами привычного и уютного мирка. Чем и занимался Дик. Чем поначалу не пожелала заняться Рейза. А стоило бы. Визит Металлического был тому подтверждением, ведь даже он, отшельник сродни сестре по Земле, решил не оставаться в стороне, поняв важность происходящего.

+1

100

Увы, Рейза  не смогла более ничего поведать Зидвину того, что могло бы пролить чуть больше света на происходящее. Потому как сейчас оно было крайне таинственно и совершенно не несло никакого логического смысла. И слова Пустынной подтверждали, что  самым лучшим способом все узнать будет найти Дика и испросить все у него. И пусть Металлический теперь узнал, кто еще откликнулся на зов, навряд ли те обладали полной информацией. Не стоило надеяться, что Зидвин все сможет узнать так просто, поговорив с одной лишь Рейзой и ни с кем более. Это было бы слишком просто, а загадки, что так легко разгадываются, обычно не ценятся. И Зидвину придется пошевелиться, что бы узнать чуть больше.
— Знаешь ли ты, как Ледяного найти можно? — задал Стальной еще один вопрос, ответ на который мог бы очень помочь Духу в поисках. Потом, немного подумав, он задал еще один вопрос:
— Собираешься ли ты  разгадку искать? — Духу было интересно, испытывает ли Пустынная  такой же интерес, что вынудил и такого не слишком интересующегося внешними событиями, как Зидвин, отправиться искать ответ. Пусть не сразу, пусть он последовал зову сразу, но все-таки не слишком поздно. Не все еще раскрыто и не все еще узнано. И дух исследователя не угас еще и в Зидвине, побуждая его начать действовать вопреки им же самим установленным правилам и порядку.  А путь ему предстоит проделать немалый, он был в этом уверен. Впрочем, не только ему, но и всем, кто решится узнать конец этой истории увидеть своими глазами то, что произойдет.

0