//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Скалы

Сообщений 51 страница 84 из 84

1

http://sa.uploads.ru/oSD18.png

Единственное место, где нет льда на всех поверхностях. Скалы напоминают обломки костей какого-то гигантского создания. Дикая и опасная земля приютила ледяных драконов, но прочие обитатели Империи стараются не появляться здесь без веской причины.

0

51

- Твоя стая... она не придёт сюда искать тебя? - в лоб спросил Эйш, немало обеспокоенный этим вопросом. Впрочем, на его грустном лице это по-прежнему никак не отражалось, и скорости он не сбавил.
Ледник раскрывался перед драконами, как огромное полотно, белоснежное, нетронутое чьими-либо следами, и Иней весьма хотел, чтобы безмолвная красота его родной земли таковой навсегда и оставалась. Нравы стайных драконов всегда казались ему дикими - если кто-то придёт за Спайро, попробуй объясни, что никто его не похищал и всё такое.
Снег становился всё глубже, и доходил Эйшу уже до брюха. Ещё несколько метров он пропрыгал, чиркая животом по насту, а после, толкнув лапами снежный покров, взлетел, заскользив над равниной - будто сам был отколовшейся льдинкой. Нос его был повёрнут по-прежнему на север.

0

52

Опасения Эйша были непонятны Спайро. Дракону вообще казалось, что даже если бы он ушёл молча, без причины, просто так взял бы и ушёл, никому ничего не сказав, никто не стал бы его искать. Не то, чтобы Спай был таким незаметным или никто о нём не помнил, нет. Напротив - он был одной из первых тем для злых языком и любителей ими почесать. Но у самого воина складывалось несколько иное впечатление.
- Нет. Об этом не стоит беспокоиться, - этаким образом успокоил он Ледяного, придав морде совершенно невозмутимое выражение и снова коротко взмахнув крыльями.
Глубина снега не беспокоила дракона ни ранее, ни сейчас. Хотя, наверное, если бы сейчас он опустился вниз, то провалился бы в снег совсем. Воин был ниже Инея. Но так или иначе снег пурпурного не прельщал, как и местный пейзаж. Дракон не мог проникнуться красотой окружения, даже если она в нём и была. Единственное, что он мог точно сказать обо всём этом - холодно! Святой Огонь, холодно!
По телу иногда бежали мурашки, заставляя передёрнуться, и тогда Спайро делал лишние взмахи крыльями, поднимаясь немного выше - просто чтобы разогреться. Он бы побегал, но бегать по снегу, дабы согреться... нет, не очень продуктивное дело. Да и занятие уже это можно было отметить галочкой в списке под названием "Что я должен сделать перед смертью". К слову об этом списке. В голову к дракону пришла ну совершенно сумасшедшая идея: "А если его лизнуть, язык примёрзнет?" - и юношу уставилась испепеляющим взглядом, полным интереса, на Инея.

0

53

Эйш взмахнул крыльями, слегка изогнув их вверх и, встретив поток восходящего воздуха, взлетел выше, коротко оглянувшись на Спайро. Полупрозрачный хвостовой плавник затрепетал, обтекаемый встречным ветром.
- Почему? - в лоб спросил он у пурпурного. - Некому? Или у стайных не принято искать пропавших?
Иней встречал ведь драконов, принадлежащих к стаям, и раньше. Некоторые из них были употреблены на исследовательские цели и в качестве аргумента "почему-ты-не-должен-это-делать" говорили, что их придут искать. И убьют Эйша, например.
Правда, никто в итоге так и не пришёл, но предварительно поинтересоваться Иней был попросту обязан. Слова Спайро взбодрили его и вперёд он полетел куда бодрее и веселее - по крайней мере темп взмахов крыльями усилился. Кроме того, они подтверждали чужую ложь - в стаях, похоже, действительно не интересуются судьбами своих драконов. Это не казалось Эйшу странным, но тогда и смысл в разделении на стаи он не находил.

0

54

Спайро, заметив, что Эйш решил подняться в воздух, поравнялся с ним, но всё ещё находясь чуточку ниже и всё так же сбоку. Вряд ли Инею было бы удобно лететь у самой-самой земли так, как это мог воин со своим телосложением и острыми крыльями.
- Некому? Или у стайных не принято искать пропавших? - почему это прозвучало так же, как "мальчик, ты что без родителей? Чего ты тут один гуляешь?", и от своей этой ассоциации дракон немного нахмурился, уставившись перед собой. Теперь он делал взмахи реже, но они были более широкими. Но высоту пурпурный держал одну, как и скорость. Вообще у него крайне неплохо получалось управляться с воздухом. Его телосложение позволяло ему делать такие вещи, на которые, пожалуй, временами только Воздушные драконы и способны.
- Я не пропавший. Стая знает, что я ушёл, - под стаей он, конечно, подразумевал Старшего Мага. Всё остальное было юноше до фени. У него и особых знакомых не было. Рглору же было привычно, что его друг где-то пропадает. Да маг и сам промышлял подобным, так что в этом не было ничего такого странного.
Эйш несколько торопливо и опрометчиво решил, что в стае всем друг на друга плевать. Главе, например, не плевать. По крайней мере Спайро свято верил в это. А всё остальное... это уже зависит от личностного отношения. Если ты плюёшь на других, то и они плюют на тебя. Не то, чтобы Спай плевался... он просто не проявлял особого интереса к своим сверстникам и другим членам стаи. Но мог, если появится повод.

0

55

Иней пробормотал что-то под нос и слова его унёс встречный ветер - возможно, дракон вновь прошёлся по нравам "стайных". При желании Эйш мог цепляться к словам похуже, чем репей к гриве. В любом случае, на некоторое время он снова примолк, а после резко забрал вправо, поворачиваясь и летя теперь практически перпендикулярно своей прежней траектории.
Фронт со снежной бурей остался теперь слева, а перед летящими драконами расстилалось безоблачное небо, выглядящее холодным и чистым, как снежная равнина внизу. Следопыт плавно, но заметно набирал высоту, опустив глаза и явно что-то высматривая где-то внизу, по одному ему известным приметам и признакам, хотя снежный покров везде казался абсолютно одинаковым.
И, после пары десятков минут безмолвного полёта он снова заговорил, повернув голову так, чтобы Спайро мог его услышать.
- Раз уж ты теперь со мной, то поможешь мне в одном небольшом занятии, - молвил Эйш тоном, который, пожалуй, можно было охарактеризовать как "не терпящий возражений".
- Некоторое время назад я нашёл на краю Голубой равнины нечто... нечто вмороженное в лёд. Ты, как лицо, незаинтересованное, вполне подходишь.
Выразив сию мысль, он снова отвернулся и забил крыльями, вырываясь вперёд.
Скал под драконами становилось всё меньше и меньше, а снега - всё больше и он, отражая небо, действительно приобрёл синий оттенок. Это и была местность, известная драконам Империи, как Голубая равнина.

>>> Голубая равнина

0

56

Привыкший много болтать, Спайро сейчас летел молча. Он не говорил, если сам Эйш не заводил с ним разговор. Разводить болтологию особо не было желания. Оно было, можно сказать, отморожено местным окружением и погодой, которая с каждой минутой наводила на воина всё большую тоску. Тоску простую и тоску по дому, пылающему рыжими цветами и жаром.
Да, в Спайро была своя доля патриотизма. А с ним точно не приходилось сомневаться в принадлежности дракона к Огненной стае, пускай внешне он сошёл бы за какую-нибудь помесь как минимум четырёх разных драконов.
Юный дракон глядел перед собой. Он перестал пытаться что-то высмотреть - что-то такое, за что можно зацепиться взглядом и поймать какую-нибудь мысль, тему для разговора или рассуждения. Местность вокруг была пустой и скучной. Можно было бы начать играть в "я вижу".
"Я вижу что-то белое. Снег? Да. А я вижу что-то... холодное. Снег. Верно. Я вижу что-то белое и холодное. Снег? Нет, это лёд. Бееее..."
- Раз уж ты теперь со мной, то поможешь мне в одном небольшом занятии - Спай очнулся от игры с самим с собой. Он мог бы возразить что-то по типу: "Я здесь для учёба, так давай учи". Но юноша не смог предоставить Инею ничего взамен на обучение. Кроме самого себя. Так что вполне можно и помочь в каком-нибудь деле. Особого порыва воин не испытывал - желание действовать тоже немного подмёрзло, но там, авось, в движении и тяга к жизни проснётся. А так в драконе была лишь тяга вернуться домой. Но упёртость и целеустремлённость крепко держали его тут.
- Ты, как лицо, незаинтересованное, вполне подходишь. - эта фраза даже вызвала... интерес? Огненный вскинул брови, повернув голову в сторону Ледяного. Тот уже устремился вперёд, и Спайро не стал отставать. Усмехнувшись, он ускорился, чуть сложив крылья и иногда взмахивая ими.
Острый наконечник на хвосте и общая худощавость и вытянутость дракона сейчас придавали ему вид пущенной вперёд стрелы.

Голубая равнина

Отредактировано Спайро (8 Янв 2013 11:23:37)

0

57

Голубая равнина

Судя по всему, горе-учителю придётся знатно обломиться. Потому что Спайро целенаправленно направлялся домой. Он шёл тем же путём, каким и пришёл, не отклоняясь от курса. Дорога предстояла неблизкая. Но Огненный был полон сил и намерения вернуться.
Скудный пейзаж медленно сменился скалистой местностью. Может, если хорошо приглядеться, то можно найти место, где Спай с Эйшем ночевали. Но воин не вглядывался в однообразную и уже знакомую картину.  Нельзя сказать, будто дракон уже чувствовал себя здесь как дома. Но определённо можно было утверждать, что за время, проведённое здесь, он успел сродниться с окружением какой-то своей частью. Скорее всего, ледяной.
А болезнь... а что болезнь? По Спайро нельзя было сказать, будто он болен. Дракон был энергичен и стремителен. Он передвигался по воздуху довольно быстро. Спустившись к земле, он подхватил в пасть снег и подкинул в воздух, этаким образом умываясь. Помотав головой, дракон снова начал набирать высоту и иногда уходить в небольшие полосы и пируэты. Дабы скучно не было.
"Нужно будет обязательно рассказать Рглору о том, какие они, ледяные маги" - подумалось дракону и он усмехнулся. Рглор очень интересуется подобным, так что ему определённо будет интересно послушать. Да и увидеться было бы здорово.

Мелководье

Отредактировано Спайро (17 Май 2013 20:12:42)

0

58

<<< Голубая равнина

Шипя сквозь плотно стиснутые зубы, ледяной дракон следовал за Спайро. Пурпурный дракон не оглядывался, то ли не представляя, что Эйш захочет последовать за ним, то ли и вовсе забыл про существование следопыта. Тому, впрочем, это было только на руку: дольше останется незамеченным.
Следя немигающим взглядом за фиолетовым пятном, выписывающим в воздухе петли и другие фигуры, Эйш продолжал гнаться за Спайро, выбирая места преимущественно тёмные и заснеженные. Он собирался использовать преимущества своего окраса как можно дольше, едко думая о том, что из Спайро следопыт не вышел бы никогда в жизни. Слишком непоседливая особь, слишком шустрая, да и земель пурпурного цвета Эйш не мог себе представить – перед глазами упорно вставала бесконечная чешуйчатая равнина. И, стремясь стряхнуть бесполезное видение, Эйш злорадно мыслил о том, что сила льда не подчинится этому дракону надлежащим образом.
Так, перелетая с места на место, но продолжая перемещаться исключительно на своих четырёх, Иней продолжал погоню. Увидеть, как болезнь разъедает его прекрасное юное тело – вот чего хотел сейчас ледяной.

>>> Мелководье

Отредактировано Эйшлеойгхир (24 Май 2013 14:21:58)

0

59

-- Западный берег Элтена --

Устал. Дик очень устал. Летать туда-сюда, что-то выискивать, узнавать и - что самое ужасное - много общаться. Очень много общаться с разными драконами, пытаться что-то узнать и попеременно доказать. Это достаточно выматывает. И наступает такой момент, когда уже не хочется никого видеть. Поэтому Духа потянуло обратно на ледники. Где можно, окунувшись в белый мрак ледяной пустоши, долго парить над землёй, погрузившись в собственное молчание.
Никого нет. Никто не говорит. Не рассуждает. Не приводит доводы. Не пытается чего-то добиться от тебя.
Даже он сам... даже он ни о чём не думал, когда с час или два летал над родными и холодными просторами. Долетел, не заметив, до скалистой местности, и завис над острыми верхушками гор.
Пора бы спуститься. А то так можно забыть, как ходить. Хотя он и без этого временами забывал о том, как двигаться. Хорошо, что у ледяного не было возможности существовать, полностью, навсегда и бесповоротно покрывшись толстой ледяной коркой. Потому что если бы такая возможность была, он бы ей не побрезговал.
И на этом всё бы закончилось.
Ведь иногда ему всё же нравятся все эти штуки - прогулки, общение, куда-то идти, что-то делать. Но это отнимает силы. И потом их надо восстанавливать. Для чего и оказался здесь.
Головоломка, мучившая Духа очень долгое время для этого, временно отпустила разум. И получилось забыть о ней, что тоже поспособствовало умственному и душевному отдыху.
Удовлетворённо и тихо вздохнув, Дик принялся опускаться вниз - к одной из скал, на которой вполне можно было устроиться, величаво усевшись и вздёрнув нос. Любил он так иногда посидеть. Гордо и важно. Покрасоваться перед ледяной пустотой. Ведь это всё его. Вся она принадлежит ему! Ведь он Дух. И временами было очень приятно ощутить прилив величия. Хотя и не часто. Ненадолго. Он не любил зазнаваться. Но всё же был в некоторой степени горделив и эгоистичен.
Большая и кажущаяся издали хрустальной туша опустилась на один из выступов скалы и расправила острые крылья. Один единственный изумрудно-зелёный глаз оглядел местность, как будто сканируя каждый сантиметр.

+1

60

Как же приятно было вернутся на ледники. Ведь как никак это его родная земля и приятная температура. Ледяной очень притомился и не мудрено, ведь он держал путь от озера Элтена. Одиночка посмотрел не скалы впереди и решил там остановиться и передохнуть. Так же ему очень хотелось есть и он очень надеялся найти там какой то еды, если конечно она там водится. Вот Виагейро и приземлился на твердую землю. ''Как же приятно наконец то очутиться в этой прохладе среди родной земли. Интересно куда направилась моя мама после того как она покинула нас с братом. И кто мой отец?- задал себе вопрос одиночка. Ведь действительно интересно узнать что случилось с его родней. Хотя пожалуй его не интересовало что же произошло с его братом после их драки.
Какой же красивый пейзаж открывается с этих скал. Нет ему определено нравятся ледники, ведь они такие красивые, белые и снежные. Приятный для него ледяного дракона холод и при этом злой спутник других драконов расслабил его. Одиночка осмотрел округу на наличие мест где бы можно было передохнуть, а еще лучше поспать, как вдруг увидел фигуру какого то дракона сидящего немного дальше от него. Эта фигура была Виа знакома и он пытался понять что же за дракон там сидит. ''Так вроде это ледяной дракон. Так он покрыт ледяными иглами и ледышками. Так кто же это? Одиночка некоторое время пытался вспомнить кто же тот дракон как тут до него дошло: ''Точно это же Дик. Ледяной дух. Может стоит поздороваться? Точно так и сделаю.'' После этих мыслей ледяной направился к духу.

+1

61

Дик не сразу заметил, что тут, помимо него, ещё кто-то есть. И это было, в принципе, не удивительно. Все, кто жили на ледниках, очень здорово умели сливаться с местностью. Так здорово вливаться в окружение, пожалуй, удаётся ещё некоторым земляным, тёмным и огненным. Но всё равно не так, как ледяным драконам. Вот уж кто точно всем своим видом похожи на ледники вокруг. А Дух Льда — в особенности. На то он и Дух, чтобы олицетворять всем своим естеством родную для него и сородичей стихию.
Дик так любил мёртвое безмолвие и холод ледников, что никогда не смог бы представить свою жизнь в стае. И не пошёл бы на это. Только если бы совсем вариантов не оставалось.
Да этому не бывать.
Но магическая аура родной стихии в появившемся неподалёку драконе выдала Виагейро — мага и одиночку. Дик не сказал бы, что хорошо его знал. Но знал. Для Духа все просторы ледников были его собственной «стаей». В какому-то роде. А он — как и положено Духу — был здесь Главой. Оберегал и стерёг территорию, беспокоился о благополучии ледников и жизни на них. Потому вовсе неудивительно, что одиночки, обитавшие тут — в преимуществе ледяные — были для него своего рода семьёй.
Дракон медленно приподнял голову повыше, глядя на Виа сверху вниз. А после наклонил голову чуть на бок, чтобы было удобнее видеть. Глаз-то был всего один. Приходилось временами вертеть головой, чтобы что-то разглядеть.
- Виагейро, - ровно произнёс Дух, поприветствовав таким образом своего сородича.
- Морозного вечера.

0

62

Виагейро медленно приближался к ледяному Духу. Было бы интересно узнать как Дик поживает, ведь не так то много ледяных он встречал в последнее время. Так же хотелось узнать какие нибудь новости, ибо одиночка не знал о многом что происходит в империи на данный момент. Видимо Дух почувствовал приближение Виа и посмотрел на него, а потом склонил голову смотря на него одним глазом. Виагейро, морозного вечера- поприветствовал его Дик. Виа осмотрел дракона которого не видел уже давно. Морозного вечера- поздоровался ледяной. Как поживаешь? И тут одиночка начал соображать как бы по нормальнее спросить про то что происходит в этом мире. Ну точнее о том чего он не знает, ибо неизвестно где находился одиночка. Какого сейчас на ледниках? Где бывал после нашей встречи?- спросил Виа и вопросительно посмотрел на Духа Льда.

0

63

- На ледниках, что мне известно, спокойно. Но я могу вполне о чём-то не знать, так как меня почти здесь не было, - честно признался Дух. Вокруг него как будто виднелась слабая дымка, еле-еле отдающая тем зелёным, который бывает у морского льда. Как будто воздух вокруг Дика был ещё холоднее, чем сами ледники. Было ли это возможно? Вполне. Впрочем, ледяной дракон едва ли заметит много разницы. Зато посади Духа в умеренном климате рядом с кем-нибудь из стайных драконов, так те наверняка почувствуют морозный порыв, исходящий от Духа.
Прикосновения к другим драконам и других драконов к тебе становятся очень затруднительными. Но Дика это не печалило. Наоборот — очень радовало. Он ужасно не любил, когда его касаются.
- Я путешествовал, мой ледяной собрат, - холодно отозвался Дух и, неожиданно расправив стеклянные крылья, слетел со скалы вниз — ближе к собеседнику. Дракон не любил говорить громко. И пытаться докричаться до Виагейро тоже не собирался. Он любил рассказывать размеренно, тихо и спокойно. А так его могут не услышать.
- И видел много забавного, странного и загадочного. Настолько загадочного, что это до сих пор не даёт моим мыслям покоя.

+1

64

На ледниках, что мне известно, спокойно. Но я могу вполне о чём-то не знать, так как меня почти здесь не было- дал ответ Дик. Вот и хорошо. Спокойнее будет знать то ,что все скорее всего хорошо.- подумал Виа и поглядел на ледяного Духа. Показалось ему или нет, но было такое чувство, что вокруг Дика была зеленоватая дымка. Хотя нет наверное показалось- подумал Виа. Вдруг Дух сказал: Я путешествовал, мой ледяной собрат,- после чего расправив крылья слетел к Виа. Впрочем тот от неожиданности немного подскочил на месте. Не ну жутковато когда Духи что то неожиданное творят. И видел много забавного, странного и загадочного. Настолько загадочного, что это до сих пор не даёт моим мыслям покоя.- произнес Дик. Вот тут вот Виа и начал говорить. Впрочем хорошо то, что на ледниках вроде как спокойно. Загадочное? Может если не секрет скажешь что это?

0

65

Ледяной Дух ненадолго призадумался, как будто мог сейчас передумать и ничего не рассказывать Виагейро. Как будто в сознание Дика закрались какие-то сомнения, способные заставить его резко поменять своё расположение на абсолютный холод и равнодушие. Для Духа Льда это не было бы удивительно. Но только для его сущности Духа. Не для личности.
Такие походы и полёты, как те, через которые пришлось пройти Дику и те, которые ещё предстоят, несколько раскрепощали. Язык становился более подвижным. Говорилось больше. А Дику было непривычно много говорить. Он предпочитал записывать. И особо не общаться с другими драконами. А говорить он не любил потому, что мыслил образами. Подобрать словесное описание образам было сложно. Язык, на котором говорили драконы, сразу начинал казаться скупым и мелочным. Слова не описывали в полной степени то, что хотел сказать ледяной. Или описывали, но искажали смысл сказанного, что очень раздражало Духа. Как в себе, так и в окружающих. Хотя бы потому, что они привык многое, сказанное собеседником, воспринимать буквально. Сам же был прямолинейным.
- Я чувствую затухающее беспокойство, царящее где-то на Ледниках, - дракон поднял голову, ловя запахи и магические потоки, которые разносил холодный ветер.
- И запах крови. Но мы слишком далеко, чтобы знать, насколько это важно и стоит ли вообще беспокоиться на этот счёт. Ледники суровы и жестоки. Кровь на снегу — не чудо света, - заключил Дик и более к этой теме не вернулся. А перешёл к повествованию о своих путешествиях.
- С чего бы начать, малый собрат… - дракон отвёл взгляд единственного глаза в сторону и опустил веки. Глаз заволокло мутной защитной плёнкой.
- Мне было видение. Я получил его, разгадав данную мне загадку и пустившись на поиске места, которое было там указано. Когда я нашёл спрятанное, взору моему явился странный то ли камень, то ли яйцо, взмывающий в небо в столпе дыма. А из него мне пришло видение. Я увидел других Младших Духов. Они были кто с кем — в разных местах. И все были как-то связаны. И что-то искали. Чтобы понять, что это значит, я отправился на поиски Духов. Мне удалось найти Духа Пустынь и выяснить, что это значит. Ей тоже быловидение. Но о другом месте. Похожем на подземные руины. Возможно… звёздных предков, - последние два слова ледяной произнёс тише. Будто эти слова нужно было говорить с осторожностью.
Ледники всё слышат. Ледники помнят лучше и крепче всех. Но очень не любят вспоминать. Потому замораживают…
- Там же — в не менее странном месте — она нашла свиток. Кусок свитка. Лишь его часть. Он содержит в себе летописи, которые, может быть, были сделаны самой Звёздной. Записи о создании мира. Это должно что-то значить для всех нас. Духов в особенности. Я вернулся, чтобы отдохнуть, а после найти других, пришедших мне в видении, собрать все части летописи и объединить Младших Духов в общей мысли, которую мы должны понять. Иначе зачем нам пришло видение.
Всё это очень странно.
Хотел сказать Дик. Но не сказал. Итак ясно, что странно. Записи, летописи, видения, существование Звёздной и погибшей расы... сплошные загадки.

+1

66

Я чувствую затухающее беспокойство, царящее где-то на Ледниках. И запах крови. Но мы слишком далеко, чтобы знать, насколько это важно и стоит ли вообще беспокоиться на этот счёт. Ледники суровы и жестоки. Кровь на снегу — не чудо света,- сказал Дик в ответ на вопрос Виа. Одиночка решил не продолжать эту тему, ибо Дух был прав и ледники очень жестоки. Потом Младший Дух проговорил- с чего бы начать, малый собрат… Виагейро приготовился слушать. - Мне было видение. Я получил его, разгадав данную мне загадку и пустившись на поиске места, которое было там указано. Когда я нашёл спрятанное, взору моему явился странный то ли камень, то ли яйцо, взмывающий в небо в столпе дыма. А из него мне пришло видение. Я увидел других Младших Духов. Они были кто с кем — в разных местах. И все были как-то связаны. И что-то искали. Чтобы понять, что это значит, я отправился на поиски Духов. Мне удалось найти Духа Пустынь и выяснить, что это значит. Ей тоже было видение. Но о другом месте. Похожем на подземные руины. Возможно… звёздных предков,- начал говорить Дик. Звездные предки? Видения? Почему со мной ничего такого не происходит? А может оно и к лучшему...- промелькнули мысли у Ледяного. Тем времен Дух продолжал вещать- ам же — в не менее странном месте — она нашла свиток. Кусок свитка. Лишь его часть. Он содержит в себе летописи, которые, может быть, были сделаны самой Звёздной. Записи о создании мира. Это должно что-то значить для всех нас. Духов в особенности. Я вернулся, чтобы отдохнуть, а после найти других, пришедших мне в видении, собрать все части летописи и объединить Младших Духов в общей мысли, которую мы должны понять. Иначе зачем нам пришло видение. Свитки Звездной? Записи о создании мира? Что же это может значить. Интересно было бы узнать что будет известно, когда они соберут все части летописи,- решил Виа, после чего начал говорить- Так значит ты думаешь что эти руины были чем то у звездных предков? И да. Мне кажется что свитки о создании мира, могут быть написаны Звездной, но интересно было бы узнать что написано в этих частях летописи.

0

67

- Я не до конца уверен в их подлинности. Я не был в этом подземелье. Может, если бы побывал там, то смог бы сказать больше. Но нет. И приходится оперировать тем, что имеется... - но с другой стороны. Всё то же. Видения... всем Младшим Духам. Это точно не могло быть чьей-то шуткой. Просто... кем тогда надо быть на самом деле?
- Может и так. Может... всё это правда.. - Дух чуть вскинул голову и уставился мутным взглядом в небо. И замолчал ненадолго, точно повторяя мысленно свои слова, смакуя их и пытаясь понять. Найти в них какую-то подсказку. Ответ. Что-то, что он мог не понять. Или упустить.
- Я могу зачитать тебе, - вдруг предложил Дик и, не двигая головой, будто бы застыв в этом положении, только скосил взгляд одного глаза в сторону Виагейо. С одним глазом и общей мрачностью физиономии Духа выглядело это несколько жутко.
- А ты можешь сказать, что думаешь обо всём этом, - ну а что ж. Может у Виагейро будет своё интересное мнение об этом, которое поможет в дальнейшем. Или нет. Хмх.

0

68

Послушать или нет? Думаю стоит. Но он хочет услышать мое мнение. Эх думаю стоит послушать что он зачитает.- Виагейро поднял голову и посмотрел на Духа. Он сюда прилетел так же как и я. Он хочет отдохнуть. А вообще случайность ли то, что мы встретились тут? Может я могу ему помочь с решением загадки. Что же все. Я должен выслушать его.- решил одиночка.
Давай. Может я смогу чем то помочь. Надеюсь.- вздохнул ледяной и посмотрел на небо, а потом вокруг. Слушай, а в каких краях ты бывал? Стоит ли мне их посетить?- неожиданно для себя ледяной спросил у Дика. А ведь верно. Он же еще не везде побывал. Вдруг есть красивое место где бывал ледяной Дух. Что если он скажет ему о каком то загадочном месте. Ну кроме тех о которых он ему уже сказал естественно.

0

69

Дух хмыкнул и неторопливо подался назад, садясь на задние лапы. Так было легче достать свиток с текстом, который был спрятан в ледяной колбе. Колбу Дик вырастил изо льда, ему подвластного. А к боку она удобно этим же льдом приросла. Удобно.
Отсоединив её от себя, Дух подцепил когтем верхушку, легко и ровно срезав её. Свиток был восстановлен благодаря Духу Пустынь, но Дик всё равно предпочитал обращаться с ним бережно и аккуратно. Он перевернул колбу вверх дном, чтобы свиток аккуратно съехал ему в лапу. А после отложил ёмкость для хранения чуть в сторону, чтобы после спрятать свиток обратно.
- Кхмх, - Дик собрался читать, но Виагейро прервал его. Дух строго взглянул на ледяного исподлобья, но ничего не сказал на это. Просто ответил на вопрос.
- Многие места слишком неприятны для ледяных, но земли близ стаи Света показались мне уютными, - и дракон внимательно взглянул на собрата, изогнув боль, мол, ну что? Ты мне позволишь зачесть или как?

0

70

Виагейро следил за тем как Дух доставал свиток. После того как он прервал Дика, когда тот начинал читать, одиночке стало даже стыдно. Ну похожее чувство. Чёрт. Ну зачем я спросил это сейчас? Вдруг он передумает читать мне содержимое свитка.- начал думать о плохом ледяной одиночка. И ведь верно. Что если он никогда не узнает содержимого. Ну что же раз он дал ответ на вопрос. При чем вопрос был глупым и не у месту. Ну что же надо поскорее завершить этот разговор про, то где он находился.- решил Виа.
Что же. Я там много где не бывал. Так ты зачитаешь что в свитке написано?- спросил одиночка с надеждой на то что его вопрос не слышался как что то не терпеливое. Вдруг Дику покажется то, что он хочет поскорее разговор закончить. Буду надеяться что нет,- решил Виа.

0

71

- Жизнь дракона продолжительна, - как будто в утешение произнёс Дик, мол ещё много чего успеется. Драконы живут много. И это действительно звучало бы как ободрение, если бы не последовавшая дальше ворчливая фраза, которую Дух произнёс больше себе под нос, нахмурив брови. В зелёному глазу блеснуло что-то холодное, похожее на злость. Но быстро померкло и скрылось за мутной плёнкой.
- Продолжительна и равно пропорционально никчёмна, - у подавляющего большинства особей, как по мнению Дика.
Хмыкнув себе под нос, дракон придержал свиток когтем и начал читать, делая смысловые паузы и ни разу не взглянув на Виагейро. Дух читал сухо. Исторические факты. Просто обозначал их. Скупо на эмоции и строго.
- День второй, месяц Жаркий, год 3001. Стаи фактически сформированы. Шесть очагов по числу Стихий, взятых за основу. Интересная система. Надо посмотреть, как она будет развиваться. День двадцать седьмой, месяц Жаркий, год 3001. Духи пытаются договориться между собой и разделить территорию. Дочери собрали вокруг себя свои творения, сформировали Альянсы. День двадцать четвёртый, месяц Сонный, год 3001. Основные договорённости выведены. Духи готовы защищать свои стаи до последнего, но и хвостом не шевельнут ради посторонних. Печально, хотя и ожидаемо. День 16, месяц Морозный, год 3001. Не все драконы пожелали жить под крыльями Духов. И новые Главы больше заняты своими делами, нежели предназначением. Моя ошибка. Попробую повлиять, - и тут чтение резко оборвалось. Ледяной Дух помолчал, потом свернул свиток с невозмутимой миной на морде и, прикрыв глаз, снова привычно воззрился сверху вниз с несколько скептическим тоном.
- Вот и всё. Тут летопись обрывается.

+1

72

Виагейро решил не подавать виду о том, что ему интересно почему Дик считает большинство жизней драконов никчемными. А прочтение свитка очень сильно его заинтересовало. После того как Дух прочел, то что было написано, Виа задумался, о том что можно сказать полезного Дику. Как назло ничего не шло ему в голову. Даже не знаю.- вздохнув произнес одиночка. Даже если этот свиток написан Звёздной, то мало чего можно понять, о том что это может значить для всех нас. Думаю надо попытаться найти еще куски летописи, ели конечно они сохранились до наших времен. Куда ты хочешь отправится дальше?- спросил Виагейро и вопросительно посмотрел на ледяного Духа, а потом на небо.

0

73

Дух Льда коротко оскалился и наклонил голову чуть вперёд, потом набок, сощурился и зашипел подобно змее.
- Мало чего можно понять о том, что это может значить для всех нас по той простой причине, что это всего лишь часть свитка. Или летописи. Бездна её раздери, чего, - раздражение и усталость брали вверх. Дик давно нормально не спал. Только подрёмывал в полёте. И толком не ел. Казалось, будто внутренности уже покрылись толстым слоем льда, замораживая все жизненные процессы. Но это только казалось. А всё эта головоломка, которая заняла разум Духа. Он уже давно не знает ничего, кроме неё. Подумать только, сколько других Младших Духов нужно повстречать, чтобы узнать правду. Но не окончательную правду. В её доступности хранитель ледников очень сомневался.
Скривив уголок губ, дракон снова выпрямился и нахмурился.
- Не только для Младших Духов это может что-то значить. Но и для всех драконов в целом. Только я не собираюсь играть в святого гонца и вестника, который будет скакать меж всеми Духами, чтобы открыть им правду и истину, натыкаясь то на пренебрежение, то на безразличие, - а это ещё предстояло, конечно. Не все будут рады Духу Льда и его стараниям. Неблагодарная работа. Одним словом.
Дракон поднялся и развернулся боком, покосившись на собрата холодных равнин через плечо. Принялся расправлять крылья, готовясь улететь.
- Найду других Младших Духов. Узнаю, что известно им. А там решу. Сделаю так, чтобы каждый Младший узнал о том, что ему положено знать, и видения оставили меня в покое. А как поступить с этим знанием, пускай решают сами. Лично я считаю, что это всё ни к чему не приведёт. Может, кому-то откроется что-то новое в себе или своём ближнем, хех, - Дик едко усмехнулся, блеснув изумрудно-зелёным свечением единственного глаза.
- Но это не изменит нашей сущности, поймём мы её или нет. С ней надо примириться и перестать искать одну единственную истину. Её просто нет, - и Дик в неё не верил.
Взмахнув крыльями, Дух оторвался от земли, поднимаясь в воздух и теряясь среди снежинок и серо-бирюзового потолка неба.

Игра в эпизоде окончена.

0

74

-Начало игры-
24-й День Морозного Месяца.
Полдень, должно быть.


Полдень, должно быть. Но небосвод устлан серым брюхом большой снежной тучи, и Шагри, наверное, тонет где-то у оной в чреве. Пожранный севером. Холодом. Льдами...
Паря под этим гнетущим небом, Сехтегоса порою косилась вверх, лелея мысли на его счет... Весьма хищные. Вот, к примеру, этой туче не помешала бы молния. Чудесная молния, она рассекла бы ей сизый живот. Родилась бы снежная буря, прелестная, буйная, гневная. О, что может быть лучше, чем буря, в которой не мокнешь?
Ледник встретил Сехи порывами колкого ветра. Северу не свойственен теплый прием, и гостей он не слишком любит... Духу Молний порой становилось жаль, что ее участь - быть только гостем в царстве настолько же белом, сколь ее грива. Холодном, жестоком, но красивом, не скроешь. Лед... Вспыльчивой молнии далеко до него, но не отметить его величия не получится. Только если делать вид.
Однако, даже будучи гостем, Сехи знала, куда направить крыла. Лететь ей пришлось недолго, и скоро пред ней из вьюжных хвостов выступили скалы. Острые утесы, обломки и пики, словно шипы, клыки, слепо скалящиеся небу, миру. Тебе. Что забыла здесь, дикая? Иди и пляши в своих пустошах... В скалах живут ледяные драконы. А в тебе есть огонь. Он тут лишний.
Да уж, он есть. С ним не станешь сидеть... Выжидать. И не хватит спокойствия. Как сейчас не хватило. Порой говорят, нужно ждать, и придет к тебе все, что ты хочешь узнать... Сехтего, не умеючи этого, предпочла отыскать того, кто не мог не дождаться. Кто вообще это может лучше, чем ледяные?!
Едва лед под крылом стал сменяться промерзлой землей, припорошенной снегом, драконица плавно замедлилась, мягко скользнув вдоль границы скал и ища себе место. Нет, дальше, за невидимую черту приличия, залетать ей не стоит, право - не вежливо. Потому, заприметив обломок скалы поприятнее, Сех поспешила к нему. Когти задних лап гадко "шкрябнули" камень, и вскоре Дух Молний уже восседала на оном, распушив шерсть, согнув шею, как знак вопроса и немного напоминая голодного грифа. С чуть раскрытыми крыльями, мол, сейчас я найду взглядом тушку - и сразу же полечу к ней... Но глаза-звезды искали дракона, среди тех, кто мог отдыхать там, за чертой, на скалах.
Теперь ей следовало ждать. Как то любят хозяева Ледника, это будет вежливо. Сехтегоса и правда старалась обозначить присутствие ненавязчиво... Если так можно назвать свой мозолящий глаз силуэт.

+1

75

24-й День Морозного Месяца.
Полдень.

Ледники никогда не были приветливы ни к гостям, ни к своим обитателям. Но те, кто жил здесь постоянно, привыкли и знали, как нужно себя вести, чтобы не стать ещё одной застывшей фигурой. Единственный, кто мог чувствовать себя здесь в своей тарелке даже посильнее самых заядлых ледяных и снежных драконов, так это Дух Льда. Здесь он находился в своей стихии. И мрачный, неприветливый, холодный и заунывный пейзаж был скорее даже частью его самого, чем домом.
Как и ледники, Дик не очень любил гостей. Он как будто чувствовал, когда кто-то вторгался сюда. Словно если бы некто пытался проникнуть в его душу и услышать его собственные мысли. Связанный тесно с этим местом, где бы они ни был и как бы далеко не находился, Дик как будто прокидывал серебряные нити, по которым осуществлялась эта тонкая и магическая связь между ним самим и самым главным средоточием его стихии.
Дух и хозяин ледников восседал на зубастых скалах, предпочитая выбирать не самые примечательные и возвышенные места. Такие места, с которых открывался хороший обзор, но при этом сами они были достаточно затеряны среди остальных. Таких же. Острые шипы и ледяная чешуя с тёмными прожилками превращала недвижимого Дика в часть пейзажа, которую можно принять за живого дракона только при внимательном и ближайшем рассмотрении. Даже взгляд Духа не бегал по сторонам. Застывший изумрудно-зелёный глаз смотрел в одну точку и вместе с тем в никуда. Рассредоточенный, он, кажется, видел всё. И дракону не было необходимости вертеть головой. На месте второго глаза за его отсутствием неизменно зиял чёрный провал. Повёрнутый этой стороной к собеседнику, Дик превращался в жуткого мертвеца, что мог знать при жизни очень много, но теперь уже не сможет никому и ничего рассказать. Однако эта чернота в глубине - живая или мёртвая - всё равно засасывала и манила, как будто призывая погрузиться во тьму и смертельный холод, сковывающий сердце и душу, лишающий чувств и берущий в свой вечный плен.
Появление Сехтегоса Дик заметил ещё на подлёте драконицы. Но внешне он, сроднившийся с одной из скал, никак не подал признаков этого. Он дождался, пока самка приземлится. После этого ещё некоторое время выждал, очень медленно поворачивая голову в её сторону. Вряд ли Дух видела сейчас своего собрата. И у Дика было время оценить появление сестры.
Её дань уважения к чужим землям со своими порядками и правилами не могла хоть на капельку не подкупать. Но слишком обольщаться на этот счёт Ледяной не стал. Да и при всём желании вряд ли смог бы, вечно подозрительный и никогда никому до конца не верящий. Однако это позволило ему решить, что заставлять сестру долго ждать не стоит. И Дух Льда, поднявшись, хрустнул примёрзшим хвостом, крыльями, с которых посыпались крохотные ледяные сосульки, и, чуть сощурившись, наклонил голову на один бок, потом на другой.
«Сехтегоса...» - отправилось к самке ментальное послание. Сам говоривший всё ещё стоял на скале в отдалении, не спеша сближаться и делать лишние телодвижения. Неторопливость, плавность, застывшая мимика, мучительно медленное и при том завораживающе блаженное течение времени незаметно заставляли всё вокруг подчиниться и умерить самих себя.
«Приветствую тебя… » - после некоторой паузы продолжил Дух. Даже в ментальном разговоре голос его звучал тихо, но очень отточено. Как будто каждое слово, даже самое незначительное, было до этого несколько раз взвешено и обработано, прежде чем отправиться к слушателю.
«Что ты ищешь в этих землях?» - интонация не носила абсолютно никакого эмоционального окраса. И понять, что именно на этот счёт думал Дик и думал ли вообще, было просто нереально.

+1

76

Колкий северный ветер трепал распушенную гриву, холодными пальцами пробираясь под мех. Сехтего встрепенулась от очередного его порыва, чуть щерясь безликой стихии. Мол, братец, мы же друзья - ну, немного? Может, хватит руки уже распускать?..
Невидящий взгляд, тем временем, бесцельно блуждал по скалистым шипам и зубьям. Да, порой даже острый глаз может быть слепым... Чуть раскрытые крылья сложились и легли по бокам Духа Молний. Тепло следовало поберечь - кто знает, не придет ли ее собрату в голову испытать терпение Сех? В том смысле, что если повод веский - посидишь, подождешь. А не подождешь - так совсем хорошо, и время зря не потратим. Ну, он не потратит. Сехи... Сехи все же намеревалась ждать. Только кончик хвоста, обвитого вокруг задних лап, метался туда-сюда, словно отсчитывая мгновения. Или боясь примерзнуть к каменной глыбе.
Но, как это не удивительно... Долго ждать не пришлось. Уши драконицы вдруг чутко приподнялись - задумавшись о своем, она толком не сообразила сразу, что голос звучит в ее собственной голове, а не в шелесте заостренного ветра. Пусть тот и не был преисполнен радушия (как, впрочем, чего-то обратного) Сехи уже обрадовалась. В знак того она поднялась на лапы и подошла к краю "своей" скалы, как бы двинувшись навстречу собеседнику... Не прекращая искать его взглядом.
"Здравствуй и ты, Дик", - голос самой Сехтегосы звучал совершенно иначе. Он был и громче, и... Ярче. С интонацией сложной, но мелодичной, и даже приятной "слуху". Ну и, само собой, Сехи метала слова, словно молнии - целясь скорее играючи... Но пряча под этим свое мастерство. - "Я ищу тебя, брат. Позволь говорить с тобой..."
Белые глаза прищурились - свой голос, пусть даже ментальный, ей нравился. В нем почти чувствовалось некое удовольствие. И все же, зная... Холодность своего собеседника, Сех не стремилась к лести. Осторожность? Конечно. Неспешность? Ну, может быть. Пока сам Дух Льда не проявляет нетерпения, значит, можно не торопиться.
В конце-концов, чтоб обозначить вопрос, что привел сюда Сехи, ей тоже требовалось время. Придать ему форму было непросто. Потому Дух помолчала немного, прежде чем снова "заговорить".
"Ветры шепчут о тайнах, Дик. Я чувствую, что-то происходит. Особенное... Кто может знать, как не ты?" - рассудила она, склонив морду набок. Стоя на самом краю обломка скалы, Ветрогривая как бы ждала разрешения. Перешагнуть "границу" из церемоний, перейти к делу. Оное уже перестало быть простым любопытством. И даже немного... Тревожило, как вопрос без ответа.

0

77

Несмотря на то, что Дик и Сехи были не так хорошо знакомы, как бывает иной раз между теми, кто общается, Духу Льда это было, для начала, не нужно. А потом были такие аспекты, которых ему хватало с лихвой, чтобы не относиться с пренебрежением к собеседнику. Например то, что Дух Молний умела уважать и понимать чужую стихию. Дик чувствовал это в ней так, как чувствовал лёд, на котором стояла драконица. Пропуская через себя и убеждаясь без лишних слов. Ей не было нужды говорить о том, что она там что-то понимает. А у Дика не было необходимости проверять её, спрашивать или говорить о том, что он… знает.
Обнаружить собеседника всё же было непросто. Это Дику колючий ветер докладывал о том, кто и где находится на его территории. Для других же сам хозяин неприветливых Ледников был скрыт среди серо-голубых скал. И только ментальная связь отдалённо напоминала о том, что он, скорее всего, здесь и видит её. Но не торопится показаться.
«Я слушаю...» - отозвался Дух на просьбу говорить. И терпеливо выжидал, пока сестра, коей были подвластны молнии, сформулирует то, что хотела сказать. Слушателем ледяной был очень терпеливым и внимательным. И самым неторопливым.
Когда Сехи высказалась, Дик хмыкнул и замолчал. Его хмык также прозвучал в сознании Духа Молний. Собрат не спешил отвечать и говорить, что знает что-то об этом. Такое ощущение, будто он размышлял о том, стоит ли вообще делиться этим. Но, конечно, стоит. В конце концов, он сам искал своих братьев и сестёр, чтобы поделиться с ними тем, что знал. И далеко не всем это оказалось необходимо. Дик очень глупо чувствовал себя из-за этого. А тут… сама пришла и спросила.
«Тебя интересуют видения, я полагаю… ты действительно хочешь знать об этом?» - лёгкое недоверие было оправдано. И здесь Дик уже счёл нужным убедиться в намерениях драконицы, прежде чем разглагольствовать на эту тему и делиться своими мыслями. В последнее время он слишком много делал чего-то для тех, кому это не было нужно.

+1

78

Застывший на самом краю скалы силуэт Ветрогривой по-прежнему щурил сияющие глаза. Гриву едва заметно колыхал подутихший ветер, хвост легко метался из стороны в сторону - Молнийная ожидала ответа на свой вопрос. Она готова была ждать долго, зная своего собеседника... Но не без доли присущей ей нетерпеливости.
Потому, когда Дик заговорил с ней снова, Сехтего торжествующие распахнула глаза и даже немного расправила крылья - что толку сдерживать свою легкую.. Радость, когда все это ей было действительно интересно?
Тем более что ликовать был еще один повод: в своем чувстве Дух Молний действительно не ошиблась, и Дик только что это сам подтвердил.
"Ну конечно, брат мой, конечно же, да! Разве стала бы я беспокоить тебя просто так, не будучи точно уверенной..." - пророкотала драконица. И добавила, чтобы разбавить, как ей показалось, излишнюю лесть: - "По чести сказать, мы же оба знаем, ты не из любителей поболтать о погоде".
"Тем более что... Тут она обычно не сахар", - уже про себя усмехнулась Сехи, переступая с лапы на лапу. Да, в ее постоянных телодвижениях был и практический смысл, а не одни лишь красивые позы - все же, это слегка согревало. Хоть как-то.
Но ледяные пальцы холодного воздуха, пробиравшиеся под мех, волновали Сех много меньше, чем реплики Дика. Он уже ей сказал нечто крайне... Интересное - огонек нетерпения в сердце Духа явно возрос.
"Что это за 'видения'?" - склонив морду набок, осторожно осведомилась Сехи - надеясь не перебить или не показаться грубой. Когда речь заходит о тайнах, здесь не помешает некая... Ритуальная мягкость. Закроем глаза, что собеседник даже не удостоил ее появлением в поле зрения - это не главное. Захочет - покажется сам. Плевать, что скала под лапами неудобна и холодна, это мелочи. Важно, что он расскажет. Похоже, что  в правду расскажет, и весь этот путь был проделан не зря.

0

79

"Ну конечно, брат мой, конечно же, да! Разве стала бы я беспокоить тебя просто так, не будучи точно уверенной..." - Дух Льда тихо хмыкнул и скривил уголок пасти.
"Кто знает... может и стала бы..." - подумал он, но не передал эту мысль Сехи. Пошевелившись, дракон неторопливо начал расправлять крылья, постепенно готовясь двинуться. Он не любил резких и быстрых телодвижений. И в принципе передвигаться. А потому мог даже к этому основательно подготавливаться.
"По чести сказать, мы же оба знаем, ты не из любителей поболтать о погоде", - о, ну да, конечно. Только далеко не всем это известно. А те, кому известно, бывает, не проявляют должного уважения к чужой антипатии к болтовне и праву на личное пространство. Это дюже раздражало.
Ну если уж так, то Дик всё же любил поговорить. Лишь в случае, когда беседа эта была основательна, информативна и интересна. Но угодить в этом плане ледяному было непросто. И далеко не каждый собеседник интересовал дракона. А учитывая интровертность самца, круг возможностей сужался стремительнее.
Крылья, хрустнув, наконец-то расправились. С их кончиков посыпались крохотные льдинки. И дракон поднял голову, засмотревшись ненадолго в серое и морозное небо. Он пропустил последний вопрос сестры, но вскоре ответил и без этого.
"Хорошо. Я расскажу тебе всё, что знаю", - произнеся это, дракон взмыл в воздух, раскрыв своё местоположение. Поднявшись над скалами, он завис в небе вертикально, а его чешуя, покрытая льдом, поблёскивала, отражая те немного лучики света, которым удавалось протиснуться сквозь непогожую серость.
"Следуй за мной", - то, что Дик показал, где он находится, и без того было практически приглашением к беседе. В противном случае он бы даже не удосужился показаться. Но теперь, когда он решил, что разговору быть, был намерен проявить больше гостеприимства. И отвести Сехи в ближайшую пещеру, где неприветливые погодные условия родных земель Духа Льда не будут так сильно докучать.
Медлительно, но при этом как-то легко и непринуждённо развернувшись в воздухе, дракон полетел в сторону - вглубь скалистых хребтов.

Отредактировано Дик (18 Май 2017 13:46:37)

+3

80

"Хорошо. Я расскажу тебе всё, что знаю", - прозвучал в голове ответ брата, и знакомая фигура взметнулась ввысь, оторвавшись от общего хаоса пиков. Тут же заметив ее, Сехтего, словно хищная птица, бесшумно скользнула с края своей скалы, устремляясь за Ледяным. Легко поймав восходящий поток, пускай и холодный, Дух Молний парой движений огромных крыл набрала высоту и молча последовала за Диком. Все, слов достаточно...
Летя среди скалистых изломов, Сехтегоса не без интереса смотрела по сторонам, изучая их острые лабиринты; иногда ей удавалось приметить самих ледяных драконов - похожих на изваяния, но не особо скрывавших свое присутствие. Холодный мир, как он ни был жесток, во многом ей нравился... И был много разнообразнее серых пустошей.
Воздушный поток, рассекаемый носом, свистел в ушах. Лавируя в его течении, Дух Молний держалась чуть позади Дика, готовая изменить свою траекторию вслед за ним. И, не тревожа того диалогом, запоминала расположение скалистых хребтов, ища ориентиры. Все происходящее и успокаивало, и лишь усиливало ее нетерпение. Развязка была совсем рядом и будоражила ум Ветрогривой - потому отметины на ее шее светились неровными, дрожащими всполохами.
"В конце концов... Видения - это уж точно лучше, чем марать шерсть о границы стай", - подумалось вдруг. От этого стало немного легче. Беда в том, что в последнее время привычные перелеты не приносили покоя. Нечто знатно тревожило Духа Молний - даже сунувшись на восток, она ловила себя на паршивых мыслях, ища, однако, совсем не их. В Стаю Равновесия однажды ушла Дух Туманов, там же и Дух Ураганов, и были Младшие, что-то нашедшие в простых смертных сборищах... Все это раздражало. Предатели. Тех "родичей", что остались блуждать средь ничейных земель, становилось все меньше... Тех, к кому Сех могла сунуть свой нос - и вовсе не больше трех. Потому, ощутив нечто странное, Сехи всецело себя отдала этим самым "таинственным чувствам". Это не просто интересовало ее. Это могло занять ее долгорогий ум чем-то менее... Грустным. Кто знает, чем обернутся все эти "видения" по итогу. Но все же...
Чуть мотнув головой, драконица фыркнула, щерясь холодному встречному ветру, и сосредоточилась на полете меж скал. Широкий размах ее крыл мог обернуться обломанным когтем на длинной фаланге пальца, если вдруг Дух зазевается. Постоянно меняя их положение, словно огромная чайка, бог знает как оказавшаяся среди ледников, Сехтегоса неслась вслед за братом, сохраняя молчание. И было во всем этом - в безмолвном пути, в окружавших их скалах, даже в запахе самого ветра, - что-то... Таинственное.

+1

81

За время их перелёта Дик не сказал ни слова. Что-то рассказывать вот так — по пути — он очень не любил. И делал так только в случае крайней необходимости, которая, не сложно догадаться, возникала едва ли. Другое дело сесть где-нибудь и полностью отдаться беседе, не тратя силы на перемещение и лишние телодвижения. Вообще практически ни на что, кроме как на слова. В них тоже нужно вкладывать силы. И много смысла. Жаль, что многим драконам это банально неведомо.
Глупые поверхностные суждения. От таких же глупых и поверхностных существ.
Дух Льда чуть не фыркнул вслух на свои мысли, но в итоге лишь дёрнул уголком пасти. Это было едва ли заметно даже в случае, если бы дракон не летел впереди.
Дик не любовался пейзажами. И вообще не смотрел по сторонам. Он даже ни разу не повернул голову, чтобы посмотреть, следует ли за ним сестра. Просто летел, устремив взор своего единственного глаза вперёд. Крылья мягко наклонялись, плавно заворачивая в воздухе, если нужно было обогнуть скалу. Дух не поднимался высоко, так как лететь было не далеко. И вот-вот нужно было приземляться.
Вскоре — в пасти одних из хребтов, сложенных почти в круг, стала заметна чёрная дыра. Из-за расположения ледников, спуститься туда было не просто, но это и нравилось Дику в этом месте. Оно было как бы посреди земель, но при этом оставалось отстранённым и обособленным, защищённым от случайного воздействия из вне.
Дракон спустился первым, уже зная самый удобный для спуска угол. И, как только все четыре лапы коснулись холодных камней, сложил крылья и всё так же, не оборачиваясь, прошёл внутрь, освобождая место для приземления Сехи.
Теперь только, оказавшись в полумраке входа в пещеру, Дик обернулся, чтобы поймать взглядом свою спутницу.

+1

82

Молчание брата не вызывало у Сех напряжения. Его привычка не тратить себя на всё, что не стоит даже малейших усилий - это черта ледяного дракона, иначе не скажешь. А сама она этим не отличалась. Однако вертеть головой на все 360 Сехтего не особо любила тоже - встречный поток, не разрезаемый клювом надвое, сразу же принимался хлестать по морде. Потому она лишь чуть покачивала ею, словно огромная птица, и со стороны казалось, что Дух постоянно ведет некий сложный расчёт каждого своего действия в небе. Сехи же озиралась. И запоминала.
Но когда впереди показалась "берлога" Дика - иначе ум Молнийной просто не мог обозначить место, настолько... не притягательное для гостей, - мысли Сех действительно переключились на вычисления. С ее исполинским размахом и тонкими спицами такой пируэт требовал быть осторожной. Внимательно пронаблюдав, как сам Ледяной спустился в пещеру, драконица заложила круг, чтобы дать тому время на приземление. А затем, поведя крылами, соскользнула с воздушных потоков и устремилась за ним, отчасти повторяя движения Дика и стараясь не разгоняться. Снизившись, но в последний момент подтянув крылья поближе к телу, дабы не поломать себе пальцы и спицы, драконица завернула в темную пасть пещеры.
Вскоре выставленные вперед  лапы встретили землю. Сначала передние, а за ними - задние. Тут же, в заключение, Сех совершила недлинный прыжок, как бы идя на поводу у инерции, завершившийся переступанием с лапы на лапу. Теперь можно было привычно встряхнуться, сложить за спиной крылья, распушить гриву... И начать щуриться в полумрак чуть светящимися глазами: зрение Сехи не жаловало темноту, и лишь здесь, у входа, она могла различить силуэт обернувшегося к ней Ледяного, стоявшего чуть поодаль. Сех оставалось лишь ожидающе склонить морду набок ему в ответ. Напоминать Духу Льда о том, зачем тот привел сюда Духа Молний, было бы лишним делом.

+1

83

Убедившись в том, что Дух Молний успешно приземлилась, Дик хмыкнул. Негромко, почти неразличимо. В его голосе было слышно присущее ему высокомерие, которое было скорее общим, чем личностным. И было вполне оправдано характером Дика, его принципами и стилем жизни. Зелёный глаз блеснул во мраке, прежде чем дракон отвернул голову и зашагал вглубь. Могло показаться, будто Дух ждал, что Сехи разобьётся о скалы, не справившись с задачей. Или что он даже… мог желать этого? Сказать наверняка нельзя. Взгляд, от которого веяло холодом, манера речи и такие редкие жесты со стороны ледяного были столь таинственны и при этом изящны, что подкопаться было сложно. И даже если вы очень были уверены в том, что на вас посмотрели именно так, а не иначе, доказать это будет непросто. У Дика были избирательные взгляды и слова. Он предпочитал не оставлять свидетелей для таких знаков внимания. Потому и взгляд, которым вас могли одарить, был очень личным. Подобран и подан так, чтобы он принадлежал только вам. Какой бы смысл при том — положительный, отрицательный или нейтральный — в себе не нёс.
Ледяной шёл медленно, размеренно переставляя лапы. Шаги его были неторопливыми и короткими. При этом, когда лапы двигались, всё остальное тело как будто замирало и почти не шевелилось, точно лапы были сами по себе и просто переносили эдакую драконоподобную ледяную фигуру.
- Мне явились видения. Очень странные. Возможно, я до сих пор трактовал их неправильно и буду трактовать дальше. До тех пор, пока истина не откроется мне. Но это лучше, чем не делать ничего. Я видел наших братьев и сестёр — всех Духов, отправившихся в разные места на поиски чего-то. Полагаю, их тоже направили какого-либо рода… видения, - Дик решил не вдаваться в подробности, кто где был и с кем. На этот счёт ему было, на деле, слишком лениво расписывать. Да и ничего сокровенного в этом распределении, судя по всему, не было. Только тот смысл, которые они сами — Духи — могли этому приписать.
- Я полагаю, что места были важные. Непростые. И там они нашли что-то ценное. Что-то, что должно касаться нас всех. Поэтому я решил встретиться с другими Духами и узнать об этом больше, - дракон остановился и развернулся к Духу Молний. Они оказались в небольшом, но мрачном округлом помещении, в котором едва можно было разглядеть что-то. А выражение морды собеседника только в случае, если сидеть недалеко — прямо перед ним.
Дик сделался каким-то сдержанно недовольным и уголки его пасти, кажется, скривились.
- Я собрал часть свитков. Оставшуюся часть должен будет достать Дух Деревьев. Или кто-то из тех, кто с ним был. Я планирую устроить встречу, чтобы сообщить об этом всем Духам. Возможно, это что-то, что касается нас всех. Что-то, из чего мы должны сделать выводы. Но, если быть с тобой до конца откровенным… - тут голос сделался тяжелее. В нём было что-то металлическое и даже режущее. Дик опустил чуть голову, глядя на Сехтегосу исподлобья. Отбросим мечтательность. Дорогу реализму и неприятному, на правдивому взгляду на жизнь. Дик не был романтиком. Он считал, что всё уже давно предрешено. Если ситуация не подаёт надежд, он не надеялся. Не ждал, что будет лучше.
Лучше не будет.
- … после того, как я потратил столько времени, пытаясь более менее собрать всё воедино, я очень сомневаюсь, что от этой встречи будет какой-то толк. Я не верю в наших братьев и сестёр. Да, мы все разные, но часть из них настолько глупы, что не способны понять своей сути, принять её или хотя бы попытаться толком воспользоваться возможностью, которую им предоставили свитки. Я тоже склонен сомневаться. Однако такая безалаберность поразила меня настолько, что я больше полагаю - Звёздная нас переоценила. Бесперспективная затея. И мы — потерянное поколение. Но я всё же доведу её до конца хотя бы для того, чтобы потом не беспокоиться очередными бестактными видениями.

+5

84

Ледяной отвернулся и двинулся вглубь пещеры, вновь вынуждая Сехи последовать за собой. В темноту... О, нет, не просто в темноту: для привыкших к всполохам молний глаз Сехтегосы - в кромешный мрак. Но выбора у нее не было.
Даже шла она совершено иначе, нежели Дик. Вопреки скованности последнего, Сехи являла движение от и до, абсолютно звериное, допотопное. Ее хищная, но плавная походка не допускала покоя ни одной части поджарого, но могучего тела. Мышцы волнами перекатывались под ее шерстью, с тихим шипеньем вздымались бока, змеился хвост, словно бы заметая следы. Даже пальцы на лапах не оставались без дела - старательно приподнимали когти-серпы с каждым шагом, не давая им затупиться о камень.
Чуть вытянув шею вперед, драконица навострила острые уши: слепой во мраке пещеры, ей приходится опираться на слух, преследуя Дика. И когда даже самые призрачные очертания потерялись во мгле, Сехтегоса из гостьи превратилась в охотника: шаги ее стали почти неслышны, дыхание сделалось тихим. И походка - слегка... Крадущейся... Было, должно быть, забавно видеть при этом Духа со стороны. Незрячего, осторожничающего... И, притом, столь заметного в темноте. Глаза-звезды, гирлянды отметин на собственной шее, даже шерсть гривы - хотя и едва заметно, - светились, словно бы "выдавая" преследующую Ледяного Сехи. Иной раз открывалась пасть с чуть белеющим языком - хм, да, не скроешь во мраке молнию...
Внимая словам собрата и старательно перебирая их у себя в голове, она отчего-то мрачнела. Может оно и заметно было - прежде чем оба Духа остановились, когти драконицы неприятно "шкрябнули" камень. На краткий миг в душе Сех ощутила укол... Разочарования? Она чувствовала себя, если позволите, той самой колдуньей, которую не позвали на праздник. Ежели прочим Младшим нашлось место в том, что творилось по замыслу высших сил, то ей, вечно ищущей и без видений, не выпало этой чести. Паршиво, знаете ли.
- Иной раз требуется время для осознания, - спокойно заметила Молнийная между тем, отвлекая себя. - Даже цели собственного существования. И, к тому же... Мы всегда были одни, - медленно рассудила она. - Никому ничем не обязанные. И такие... Чужие... Было бы забавно, если бы после нескольких тысяч лет каждый из нас вдруг понял, что просто обязан отдать свой долг Звездной, - скрыть в темноте усмешку не удалось - она проявилась зубастой ухмылкой белеющей пасти. Однако и очень быстро померкла.
О да, было бы забавно. Матушка ж как создала, так и бросила - без дома, опоры. Как и не было ее, даже не видели. Чем ей обязан? Тем, что сам постигал все опасности и невзгоды - на собственной шкуре? Никем нелюбимый, всегда одинокий, гонимый отовсюду... У них был лишь мир, но ничего кроме. Что же за замысел тогда был у Звездной, раз он потребовал... Хм. Кстати, - в голове сверкнул блеклый разрядик любопытной мысли, - Но ведь замысел. Может,  оно и не просто так, а? Есть в этом что-то... Особенное.
Эта мысль вдруг показалась Сехи действительно интересной. Так, что она буквально засветилась - всем, что светилось, - от желания ее думать, во что-то развить. Прищурившись и склонив морду набок, она, однако, словила себя на весьма необычном чувстве: Сехи зачем-то оправдывала своих братьев. И Звездную. Хотя это было... Совсем не в ее привычках.
- Итак. Значит, у нас скоро будет мозаика с сутью нашего существования... - надо отдать ей должное, Ветрогривая довольно быстро вернулась к сути вопроса. - И что за... Возможность, которую предоставили свитки?
При всей своей напускной сдержанности и тактичности (возможно, тоже напускной, если такое бывает) Сех не могла довольствоваться "расскажу после-...послезавтра". Хотя, задавая этот вопрос, она понимала, что подобный ответ вероятен. Это могло быть вполне в духе Дика - решить поэкономить кислород. Но рискнуть стоило.

+3