//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Склоны Сеарива


Склоны Сеарива

Сообщений 51 страница 100 из 350

1

http://sa.uploads.ru/UX8hV.png

Мало кто решается путешествовать по отрогам хребта, но такие храбрецы могут найти не только неприятности, но и что-нибудь ценное.

0

51

Циан подхватил хороший ветерок, который нес его к облакам. Пока Ден устраивал разборки с четырьмя вивернами Циан решил последних троих загнать в воздух, где ему было намного естественнее. Сыграть больного и усталого дракоху было не сложно, такие мелкие царапины от виверн Циан стерпел без лишних звуков. Сценка которую он разыгрался для своего нового друга Дена была очень трогательной. Поделиться весельем с товарищем, что может быть лучше? Ему определенно нравится сражаться. Циан не мешкал, уворачивался от ударов когтей и клыков быстрее ветра. Каждая из виверн носилась за ним как бешеная. Приходилось опускаться до уровня земли и маневрировать среди деревьев, обжигая их ветки.
Циан не думал о том, что с ним случится. Некоторый эксперимент горячил в нем кровь и грел душу. Давно с ним такого не бывало: этот азарт будоражил все тело.
Многие драконы сочтут такое проявление веселья дурачеством и глупостью. Однако внутри Циана находилась семя безумия, которое прорастало с каждым годом. Постепенно перестали казаться привычным безмятежность и спокойствие. Заменялось все неутолимой жаждой адреналина.
Вот и сейчас все казавшееся раньше привычным гасло пред вселенским безумием. Это опасно, всяко может перерасти в привычку и стать психом Циан мог вполне легко. Однако, эти перепады в настроение были очень редки, чему Ци, откровенно говоря, рад.
Ден выпускал свою ярость на слабаков так интенсивно, стоит подметить, что использовать его ради такого очень выгодно. Можно не марать руки самому, да и Циан никогда бы сам такую работу делать не стал. Даже сейчас он хотел трех оставшихся виверн сбросить на плечи Дену. Проверить на что способен этот шерстяной является приоритетом для Старшего мага. Может в ученики определит к себе.
Ци спикировал вниз ближе к Дену, хватая огненной плетью двух ближайших виверн за горло. Он откинул их выше в небо. Такая небольшая фора для соратника является крайне полезной в нынешнем положении. Вроде бы внимания всех виверн заострилось на Райане, значит Ци может отдохнуть чуток. Он отлетел подальше и прилег на каменный выступ, наблюдая за происходящем.

0

52

Чем там занимается Старший Дену было откровенно неинтересно. Его в большинстве случаев беспокоил лишь он сам. Манера выживания. Позаботься о себе, ибо не позаботится никто. А другими голову не забивай, больше проблемы от них только. Потому виверны, потревожившие покой Мага, сейчас были в его внимании. Одну прибило огненным шаром. Другая пронзительно верещала, пытаясь смахнуть лапами огонь с морды, но только сильнее обжигаясь. Заклинание было не настолько сильным, чтобы морда сгорела сразу. Оно было рассчитано так, чтобы тварь мучилась. Мучалась и извивалась. Это доставляло Райану садистской удовольствие.
Огонь повлиял на двух оставшихся виверн как красная тряпка на быка. Они бросились на дракона, а он в свою очередь бросился в ответ. Буквально в объятия той виверны, что оказалась ближе. Разумеется, обнять дракона, который во всю полыхает пламенем, затея глупая. И стоило виверне столкнуться с Деном, как она в мгновение получила несколько ожогов. Пламя от этого разбушевалось лишь сильнее. Жар лез в глаза твари, мешая видеть, запах подожжённой кожи начал пропитывать пространство. Охваченный ненавистью, сквозь порождаемое им же самим пламя, Ден начал разрывать когтями морду виверны, превращая её в месиво. Кровь мгновенно запекалась чёрной коркой, не успев толком выступить. Виверна извивалась и начала в агонии биться о деревья, когда уже подскочила и вторая.
Оставив одну, Ден переключился ко второй. Спрыгнув на землю, он змеёй проскользнул меж деревьев, поджигая за собой траву. Это мешало двум подожжённым приземлиться, а третьей опуститься ниже, чтобы не влететь в кроны деревьев. Разгневанная виверна начала ломать стволы, пытаясь добраться до обидчика своих собратьев. Ну что ж... если она так жаждет встречи...
Рысь развернулся обратно. Ему собственный огонь был сейчас не страшен. Без проблем пересекая местность, он поднялся на задние лапы, собирая со своего тела огонь в шар. Скатав его, отправил в полёт до виверны.
- Подавись, мразь... - зашипел себе под нос Маг.
Осталась одна. Та, чью морду Ден поджёг испепеляющим взглядом, иначе не скажешь. Она всё ещё верещала и её визг начинал откровенно бесить. Скалясь и рыча, Ден зашагал к последней виверне. Языки пламени на теле дрожали и колыхались, точно желая скорее переброситься на противника, но не могли сделать это, пока не велел хозяин. Однако они трепетали от желания.
Хаос. Боль. Гнев. Жар. Разрушение. Кровь.
- Заткнись уже, сука! - Огненный напрыгнул на виверну, повалив её на землю, и стал вжимать горящие лапы её в грудь, постепенно прожигая. Визг стал ещё более невыносимым. Тварь пыталась отбиваться - но несколько царапин - это ничего. Тем более, что чем сильнее она дёргалась, тем больше ожогов получала. Захлёбываясь своими воплями и кровью, она наконец-таки смолкла.

0

53

Вот это картина. Он воистину впечатлил меня, своим мастерством. Я чую в нем великий потенциал. Однако что он будет делать с оставшимися тремя? Посмотрим. Для начала открою портал в свои покои, потом уже попрощаюсь с ним.
Циан встал на свои лапы и начал выписывать в воздухе движения. Сосредоточенность и сдержанность окружали его тело, душу и разум. Несколькими мгновениями позже появился портал, ведущий в родные земли. Как бы не хотелось, но Циану придется вернуться. По крайней мере рассказать Фламму он обязан об этом непростом драконе. За такое короткое время с ним приключилось масса проблем, а ему хоть бы хны. Берсерк во плоти, нечего больше добавить. Да и не хотелось бы больше шутить про такого опасного парня, но для Циана он всего лишь муха. Как не крути, делать было нечего. Скучно стоять и смотреть, когда другой так активно борется за свою жизнь, а ты такой высокомерный сидишь на камне да разглядываешь этого бедолагу, не возлагая сил помочь ему. Циану стало не по себе. Ну и ладно. Теперь это забота Дена, а Ци пока тем временем подготовит речь.

Отредактировано Циан (14 Апр 2013 14:51:26)

0

54

- Куда, бл**ть, собралась?! - зарычал дракон на одну из виверн, которая решила благоразумно удрать. Один неосторожный взгляд и хвост противника подожжён. Один прицельный взмах хвостом и в спину несчастной летит залп огня, прожигая дыру.
- Свалить решила, тварь е**чая, - ругательств у Дена всегда хватало. На всех. Пожалуй, и на Циана была нашлись, если бы Райан знал, чья была эта идея с таким весельем. Но он был слишком погружён в свою деятельность, чтобы обращать на это внимание.
Две.
"Что с вами сделать такого" - раздражённо размахивая хвостом, подумал дракон. Его это бесило. Бесили тупые звери, которым надо обязательно лезть. За всё время своего проживания и эволюции до них не дошло, насколько опасно приставать к драконам.
- Безмозглые твари, -  шипел, точно дикая кошка, Маг, приближаясь к противникам. Те благоразумно взлетели в воздух, надумав, вероятно атаковать оттуда. Но Райану было глубоко плевать, на земле находится противник или в воздухе. Ему не нужно было уметь летать для того, чтобы достать того, кто его бесит. У виверн, как известно, никакой устойчивости к магии. Это с воинами они ещё могут разобраться. А о магах лучше даже и не думать.
Хвост Рыси метал по земле, поднимая пыль. Шерсть горела, а пламя неистово бушевало, рвалось вперёд. Сжечь. Сжечь. Всё сжечь. К чертям.
Пламя выгнулось и рвануло вперёд стеной. Голубые глаза, кажется, сверкали от злости. Они единственные сейчас выделялись в общей пляске рыжего и красного. Безумствующий огонь захватил с собой всё, до чего дотянулся, поджигая землю и кроны некоторых деревьев. Обугленный тела противников, источающие горелый запах, рухнули на землю.
Дракон скалился. Грудь шумно вздымалась и опускалась. Взгляд заскользил по местности, выискивая ещё того, на ком можно сорвать гнев. Но виверн не осталось.
Берсерк. Воин, которого бестолку ранить. От ран он становится ещё более неистовым и злым. Злость питает его и даёт силы. Чужая и своя кровь заставляют больше и больше возбуждаться и рваться вперёд. Крушить. Ломать. Убивать. Сжигать. Уничтожать.
Взгляд зацепился за Циана. Ден сощурился, сжимая пальцы на лапах и царапая землю. Пламя ещё не угомонилось и продолжало полыхать. Хотя Райан не двигалось, напряжение повисло тяжёлой пеленой в воздухе вместе с дымом и пеплом.

0

55

- Поздравляю, мой юный друг. Это было весьма прелестно, такого эпического сражения я не видел давно. Ты посмотри, сколько кругом огня. Весь лес полыхает от твоих нападок. - Ци приземлился недалеко от Дена и осматривал местность. - А лучше давай перейду сразу к делу. Ты продемонстрировал мне ярко умение сражаться за жизнь. Я такого не видел раньше, ни один дракон ныне живущий в стае на такое не способен, конечно же кроме Фламментайна. Но увы, я не видел его в действии часто, лишь одним глазком. Что же касается виверн, то это была моя затея. Ты справился на отлично, извини конечно что так получилось, но ты же не будешь в обиде на старика Ци? Расслабься, бой уже закончился.
Картина воистину завораживала взор Циана. Сколько потраченного времени ради этого и оно того стоило. Точно, теперь Ци запишет Дена в свои рекруты. Даже если тот до последнего будет сопротивляться.
- А теперь, друг мой, мы покинем это место. Идем. - Ци сделал жест крылом в сторону портала. Он повернулся спиной к Дену, надеялся не получить от него удар сзади, хотя мало ли что взбредет тому, кто кромсал своих врагов до мяса. Даже морду поджег, вот ведь изверг.

0

56

- Поздравляю, мой юный друг. Это было весьма прелестно, такого эпического сражения я не видел давно. Ты посмотри, сколько кругом огня. Весь лес полыхает от твоих нападок. - Райан местность не оглядывал. Он привык к такому пейзажу после своего переменчивого настроения, так что он особого восторга у источника сие разрушений не вызывал. Сейчас всё внимание было сконцентрировано на Циане.
Огонь не хотел успокаиваться. Он плясал на шерсти, иногда делая резкие и короткие выпады чуть вперёд, точно желая накинуться на Старшего. Наверняка языки пламени едко шептали Рыси на ухо что-то по типу: "Ну Хозяин, пусти. Пусти, дай сжечь!". Но Рысь понимал, что это было бы неблагоразумно. Первые день в стае и сразу всех изничтожить, а кого не изничтожить, так настроить против себя.
Разумеется, Циан ни капельки не нравился Дену. Но дракон не был глупцом. А посему понимал, что иногда стоит держать себя в руках. Хоть немного. Что он, собственно, сейчас и демонстрировал.
- Что же касается виверн, то это была моя затея. Ты справился на отлично, извини конечно что так получилось, но ты же не будешь в обиде на старика Ци? Расслабься, бой уже закончился. - веко дёрнулось. Пускай Маг не двигался, но хвост его позади собирал с земли всё, что только можно. Взгляд голубых глаз сверлил Старшего. Вероятно, если бы не здравый смысл, Ден вполне бы уже накинулся на Циана с намерением выковырнуть ему глаза.
Старший позвал за собой. Райан выпрямился, сменив свою позу, готовую к атаке, но более менее нейтральную. Пламя на его шерсти начало понемногу успокаиваться, но пока не исчезло.
- Зачем мне идти с тобой? - даже без ругательства. Хотя надо бы.

Отредактировано Ден Райан (14 Апр 2013 15:30:48)

0

57

- Зачем? Да потому что ты устал, ранен и тебе нужно немного отдохнуть. Я настроил портал на мое логово, там тебя уже встретят врачеватели, и специально для тебя я позвал двух самок, готовых помочь тебе расслабиться. - Ци подмигнул Дену, аккуратно чтобы не вызвать лишних эмоций. Огонь разрастался вокруг, пожирая все живое и неживое. Его росту не было конца, нужно было как-то утихомирить этот шквал. Циан начал впитывать энергию огня в себя, усмиряя вокруг все языки пламени. Огонь исчез, но на его месте осталась чернота и смерть. Пепел подхватил ветер и развеял по воздуху. Эдакий пост-апокалиптический вид.
- Знаешь, если не контролировать огонь, то он может сожрать тебя и все вокруг. Смотри, пример того, когда пламя овладевает тобой. Ты уничтожил тварей отлично, без сомнений, но скольких невинных существ ты убил, сколько растений загубил. Тебе нужно учится контролировать огонь в пределах своих лап, так чтобы он не расползался вокруг как змея. Запомни это на будущее, хотя можешь меня не слушать. Кто я такой чтобы тебя учить? Правильно, всего лишь стайный сожитель. - Ци грустно оглядел весь лес, трагедия поедала сердце. Хотелось заплакать, но нельзя показывать слабость перед другим драконом, иначе он подумает что ты слаб.
Пока дракон шел лапы чувствовали горячую землю, мертвую землю. Все живое кричало и рыдало в агонии, которую обратил против них Ден. Не намеренно конечно, просто не сумел себя сдержать.
-Ладно, заходи в портал, еще много нужно сделать тут. - Циан проводил Дена добрым взглядом.

0

58

- ...и специально для тебя я позвал двух самок, готовых помочь тебе расслабиться, - только не это. Только не самки. Ден поморщился, не скрывая своего отвращения. Он вообще не воспринимал самок. И самцов. Никого. И половых связей тоже. Это вызывало у него самое настоящее откровенное отвращение.
- Знаешь, если не контролировать огонь, то он может сожрать тебя и все вокруг. - Райан знал это. Знал, как никто другой. Когда Рысь выходил из себя окончательно и бесповоротно, когда он был в неописуемом бешенстве, огонь вредил ему. И доказательством этому были ожоги на лапах, которые он сам себе и нанёс в порыве гнева, оставшись наедине с собой. Ден знал это. Знал, но эмоции оказывались сильнее. Тут уже нужно учиться не контролю над огнём, а контролю над собой.
- Ты уничтожил тварей отлично, без сомнений, но скольких невинных существ ты убил, сколько растений загубил. - честно говоря, с этим ситуация была несколько иной. Дену было в радость уничтожать вокруг себя то, на что он, вроде, и не был нацелен. Чем больше ущерба, тем лучше. И, главное, тем быстрее он сам успокаивался. Так что это было намеренно. Ой, ещё как намеренно!
-Ладно, заходи в портал, еще много нужно сделать тут. - Райан не доверял этому дракону. И определённо не питал тёплых чувств. Рысь заставил себя угомониться и огонь на теле погаснуть, но следом не пошёл.
- Мне есть, чем заняться, вместо отлёживания в сомнительных пещерах.

0

59

Циан был в ступоре. Ах ему еще и самки не нравятся. Ну просто замечательно, точно странный. Но в этом есть доля иронии: ему проще быть одиноким, потому что не нужно заботиться о ком-то. Циан понимал Дена и не осуждал. Что ж, это его выбор.
Портал все еще держался, но скоро он закроется. Циану не хочется открывать их каждый раз, когда Ден захочет остановится и подумать о том, идти или нет. Хотелось взять его да запихать туда, но это будет крайне не учтиво и не вежливо. Ци в кой-то мере был интеллигентом, хотя и жил в стае Огня. Огнежители они такие сумбурные, неконтролируемые, агрессивные, взбалмошные и дикие, а этого вылепили каким-то спокойным.
- Мне есть, чем заняться, вместо отлёживания в сомнительных пещерах.
Ну конечно же, пещеры Циана настолько сомнительны, что порой там слышен вопль живых существ, подвергшихся удалению какой-нибудь из конечностей. Оскорбить покои Старшего мага, просто верх безрассудства. Циан попытался закрыть на это глаза, все-таки этому досталось из-за него и он в полном праве имеет опускать жилье мага.
- Господи, хорошо, занимайся чем хочешь, но дать отчет об этом перед Главой все равно придется. Так что заползай. - Циан мотнул головой в сторону портала.

0

60

Главой... главой... главой...
Веко начало предательски дёргаться усерднее. Морда исказилась гримасой злобы. Воспоминания поплыли рекой. Огонь, только-только угаснувший, вспыхнул на теле Дена вновь. Дракон оскалился, постепенно раздражаясь всё больше и больше.
Отчёт. Перед главой. Нужда слушаться. Идти куда-то. Подчиняться. Эти чёртовы виверны, спровоцированный Цианом. И вся прочая херня. Бесило. Неимоверно бесило и выводило из себя, стоило только немного успокоиться.
Дыхание стало сбиваться, пламя разрасталось, возобновив свои подёргивания и жаркие всплески.
- Засунь себе... свой отчёт... в жопу! И катись к ебе**м! - выкрикнул Маг под новой порцией окативших эмоций.
Если Райан не хочет никуда идти - он не пойдёт. Как бы важно это не было и кем бы ни был тот, кто стоит сейчас перед ним. Разумеется, Рысь не знал о том, что Ци - Старший Маг стаи. Но и то, что Фламм - Глава, не особо останавливало Райана, когда он обсыпал Духа Огня своими фирменными "ласковыми" словечками. Так что даже если бы и знал - это ни на что ровным счётом бы не повлияло.

0

61

Циану осточертел нрав Дена. Хватит уже с ним возиться. Пора думать о своих делах, может вскоре они вернутся к этому разговору, но пока Ден опять начал кипеть было глупо продолжать беседу. Циан оставил Дена со своими мыслями, хорошими или злыми, все равно. Пусть остынет или выплеснет с новой силой свою злобу.
- Засунь себе... свой отчёт... в жопу! И катись к ебе**м! - выкрикнул Маг под новой порцией окативших эмоций.
- Ты опять за старое? Хватит уже меня посылать, это боком выйдет тебе же. Я тебе даже не грубил, не провоцировал, а ты так выражаешь доброту. Если не умеешь контролировать эмоции, тогда обратись к врачам, они выбьют тебе это камнем вместе с мозгами. - Циан впервые разозлился по-настоящему. Хватит терпеть неуважение и наглость, пресекать он это не собирался, но ответить вежливостью на вежливость вполне мог.
Дракон зашел в портал и закрыл за собой его.

0

62

Пока Циан не скрылся в портале, Ден испепелял его взглядом, хотя и не предпринимая попыток навредить Старшему. Как только Ци окончательно ушёл, Райан громко фыркнул себе под нос, размахивая хвостом. Пламя начало неторопливо угасать, иногда нервно и коротко вспыхивая снова, но притихая обратно. И когда Огненному удалось более менее взять контроль над своими эмоциями, он погасил огонь окончательно.
- Зае**л, - довольно спокойно произнёс Рысь, коротко оглядевшись. Теперь пейзаж ему нравился больше. Милее на глаз. А главное - мертвенно тихо. Приметив наполовину обгоревшее дерево у самого подножия скалы, дракон прошагал к нему и улёгся на камнях. Немногочисленными и нестрашными ранами можно заняться позже. Сейчас не стоило что-то предпринимать, ибо любое действие может обернуться против самого дракона.
Подумать только... взвалить на Мага стаю виверн, чтобы проверить, что он там может, а что нет.
"Ну не пид***с ли..." - краешек губ дрогнул в мимолётном порыве оскалиться, но не более. Гнев отпускал. Злобы отступала. Ден всё больше начинал походить на кота, которому было совершенно плевать на всё, что происходит вокруг. Вскоре и во взгляде его появилось это безразличие. Из под полуприкрытых век Маг наблюдал за тем, как догорают последние веточки и травинки, которые Циану не удалось потушить, впитав в себя. Как тлеют стволы деревьев и как клубья дыма застилают пространство, неторопливо и лениво поднимаясь вверх.

0

63

Начало игры
Ксантерлан тихо сидела и смотрела в даль. Она думала о чем-то своем. Ветер обдувал драконицу. Ее крылья немного подергивались от тихого, мерного ветра. Ксанте раскрыла крылья чтоб сполна ощутить ветер каждой чешуйкой.
Драконица легла, разложив крылья по земле. Послышался тихий вздох. Это Ксантерлан вздохнула... Сейчас, ее ничто не волновало. Сейчас, она полностью свободна. Сейчас, мысли уносили ее в даль, в неизведанные миры, к невиданным зверям. Сейчас, Ксанте беззаботна и вольна, как ветер. Все, что захочет сделать эта драконица, она сделает без колебаний. Никто за это ее не накажет, не запретит делать это.
Однако эта свобода наскучила Ксантерлан. У нее нет ответственности низачто.

0

64

Ден лежал недолго. Его мысли крутились вокруг Циана, который устроил ему этакое утро. И с каждой секундой мысли о Старшем Маге Райан бесился всё больше и больше. Шерсть неторопливо начинал полыхать огнём, хотя сначала дракон просто гневно смотрел в землю перед собой. Но злоба и ненависть внутри разгорались из крохотной искры в огромное, могучее и крайне опасное пламя. И вот, под воздействием скопившегося негатива, дракон резко вскочил на лапы и с яростным громким рыком встал на задние лапы, с силой ударив передними по земле. Пламя, которое охватывало его тело, вырвалось наружу, устремившись вверх огромным столбом. Этот столб возвышался над склонами, освещая местность в кроваво-оранжевый. Послышался треск несчастных деревьев, которые были охвачены пламенем. Местность и без того пострадала после схватки с вивернами. А теперь окружение выглядело и более того ужасно и уныло.
Столб огня можно было заметить с любой части склона. Как и услышать яростное рычание, эхом отскочившее от склонов и бросившееся во все стороны, словно не зная, куда ему деться. Глаза дракона блеснули голубым. Стиснув зубы и скалясь, он шумно дышал через нос, сминая пальцами когтями под лапами, где на этом же месте оставались чёрные следы от соприкосновения горячих ступней с землёй.

0

65

Ксантерлан провела ухом и поднялась. Оглянувшись она увидела дракона, горевшего от злости. Драконица сложила крылья и приблизилась к незнакомому ей дракону. Ксанте села перед ним и добрым взглядом посмотрела прямо в ярко-голубые глаза.
- Я не знаю как тебя зовут, но ты, как вижу, достаточно вспыльчив.- мягко произнесла драконица. - Успокойся...
Ксантерлан говорила тихо и нежно так, как не хотела еще больше злить того, с кем она не знакома.
- Меня зовут Ксантерлан - продолжала драконица. Она уже знала, что тот, к кому обращается, груб. Ксанте уже полностью проанализировала дракона. Она знает, что незнакомец может быть опасен, поэтому, была готова ко всему, что видно не было так, как все мышцы огненной драконицы расслаблены. Тихо и бесшумно Ксанте скользнула еще ближе. Дракон был выше ее ростом, поэтому, при внезапной атаке драконица могла увернуться. Взгляд Ксантерлан был все такой-же добрый. С виду могло показаться что она очень хрупкая...

0

66

- Я не знаю как тебя зовут, но ты, как вижу, достаточно вспыльчив. Успокойся... - Ден резко повернул голову в ту сторону, откуда достался незнакомый голос. Дракон протяжно и шумно выдохнул носом пар, пронзая незнакомку взглядом. Она была Огненной, да. Но Райан не знал её. Как и никого в стае, так как официально был принят очень недавно. И то получается, что из за своей же оплошности, попавшись патрульному на глаза. Эх, не чиста была та яма с едой. Не чиста.
Маг продолжал хмуро смотреть на самку, не намереваясь пока что ничего ей отвечать. Деревья вокруг жалобно потрескивали, тлея. В некоторых местах земля и трава всё ещё горели. А ярко-красная грива дракон стояла дыбом и колыхалась точно сами языки пламени.
- Меня зовут Ксантерлан, - Рысь сощурился и тихо фыркнул.
"Ну и имечко" - буркнул он мысленно и принял более менее спокойную позицию, перестав стоять в позе, готовой к прыжку и атаке.
- Ден, - сухо представился дракон в ответ.
- Чего тебе надо? - да, дружелюбностью маг не отличался. Да и представлялся неохотно - так, для галочки. А в основном, что было, то было. И этого не отнять. Несмотря на то, что позу дракон сменил и встал более менее спокойно, огонь на его теле продолжал раздражённо дёргаться и полыхать, бровь были зло сдвинуты, а глаза светились раздражением. В этом плане нежно-голубой цвет слишком выделялся на фоне общей ненависти. Можно только диву даваться - как такими нежными глазами может обладать некто столь злой и грубый.

0

67

- Ден? Маг... Хм... Мне собственно от тебя ничего не нужно. - с улыбкой произнесла драконица.
Ксантерлан спокойно отвернулась от дракона и побрела на место, на котором лежала 5 минут назад. Это место было прям перед обрывом. Драконица подпалила траву, которая росла прям на камнях и легла на нее, свернувшись калачиком и укрывшись крыльями. Ксанте ужасно устала, ведь не спала 3 дня. Теперь самка была не огненного цвета, а черного так, как крылья накрыли все тело. Дул ветер. Огонь под драконицей все-еще горел.
Потихоньку Ксантерлан начала засыпать, но внезапно открыла глаза. Заснуть было невозможно. Все тело будто горело. Это холодный ветер стал дуть не на шутку. Огонь под самкой потух, а холод уже пробрался под тонкие чешуйки. Ксанте пришлось встать и ходить вдоль обрыва чтоб согреть тело. Сейчас драконица жалела, что не нашла пещерку, где можно спокойно поспать... Хотя...
- Ден... А ты не знаешь, есть ли тут поблизости какие-то пещеры? - спросила Ксанте подойдя к дракону.

Отредактировано Ксантерлан (24 Май 2013 16:30:06)

0

68

- Ден? Маг... Хм... Мне собственно от тебя ничего не нужно, - дракон в ответ чуть сощурился. Не надо Не надо, так идите с миром. Ну, в случае Дена с подпалённым хвостом.
- Скатертью дорога, - коротко рыкнул маг и развернулся, зашагав в сторону от Сеарива. Честно говоря, он ему уже как-то поднадоел. Да и пейзаж теперь стал крайне уныл. Почти все деревья вокруг были обуглены, как и земля. Дым поднимался вверх и больно бил по глазам. Куда не ткнись - везде найдётся кто-нибудь, кому нужно будет узнать какую-то совершенную херню. Например абсолютно неадекватный Старший Маг. Давай я натравлю на тебя тварей и посмотрим, как справишься.
"Да чтоб он сдох!" - выругался мысленно дракон, когда самка окликнула его. Остановившись, он нехотя покосился через плечо недружелюбным и раздражённым взглядом.
- Ден... А ты не знаешь, есть ли тут поблизости какие-то пещеры?
"Охренеть!" - мысленно возопил дракон, просто поражаясь тупости окружающих. Рысь кивнул себе за спину. Туда, где возвышался Сеарив.
- У тебя, бл**ь, за спиной, огромная горень, в которой до х** пещер, внимательная ты наша, - грубо отозвался маг.
- Просто мордой развернись и не поленись пройтись, - развернувшись, маг быстро удалился, исчезая в плотном дыму.

Выжженные равнины

Отредактировано Ден Райан (31 Май 2013 13:22:49)

+1

69

Начало игры.

Прогулки. Свежий воздух. Небо. Простор. Приключения. Черта с два и Водного лысого! Трудовая повинность и, увы, обязательная операция, заставляющая покинуть уютную пещеру, оставив записи и исследования. Что поделать, если в этом мирке отнюдь не везде можно найти достаточно богатую никелевую руду. Казалось бы, уж на территории стаи Огня-то точно должно было быть… Однако предыдущий опыт работы с «домашней» рудой заставил серого дракона лишь презрительно скривиться и сплюнуть. Потом, открыв портал на хребет Сеарив, сплюнуть еще раз. И, для проформы, сплюнуть еще раз уже по прибытии. После чего оценивающим взглядом проследить за параболической траекторией плевка вниз со склона.
Дракон уже успел вздохнуть и развернуться, а, по его расчетам, плевок все еще летел вниз.
"Да, вот ровно с такой высоты можно наплевать на никелевую руду Огненных. Хотя что с них взять, солдафончики, не более. Ладно. Осмотримся по сторонам.  Во-о-о-от там, метрах в стапятидесяти отсюда, виднеется неплохой выход руды на поверхность  и…"
- Хвостом чую, что именно здесь содержание достаточно хорошее. Пожалуй, можно набрать материала на полгода вперед. Стоит запомнить это место… - вслух проговорил сам себе дракон ровным монотонным голосом, как будто читая вслух неинтересную пьеску.
С этими, несомненно, полными радости жизни словами, серый приступил к крайне захватывающему и интересному.... Ладно, "крайне захватывающему и интересному" делу - сортировке руды и выделению наиболее чистых компонентов.

Отредактировано Фаррагарт (9 Июл 2013 17:12:27)

0

70

Пещера под скалой

Портал открылся где-то среди скал. Не в них самих, разумеется. Таких ошибок Финитевус не допускал. А те, кто не дружили с пространственной магией, могли. Какая ирония - открыть портал прямиком в камнях. И быть мгновенно ими расплющенным, хаха. Жаль, что взглянуть на эту картины было нельзя. Но богатое воображение альбиноса само рисовало сие потрясающее происшествие во всех красках и анатомических подробностях слияния скал с незадачливым магом. Определённо, такое бывало. Но вряд ли кто об этом знает. Чтобы найти тело нужно будет постараться. Да и оно, скорее всего, дольше пролежит так и совсем станет неузнаваемым, сливаясь с горной породой.
На морде выступила кровожадная усмешка от подобных мыслей.
Но тут всё злодейство как волной смыло. Ну, не то, чтобы волной... кое чем значительно меньше её. Плевком. Прилетело это нечто, от которого уголки губ мгновенно поползли вниз, сверху. Подняв лапу, Учёный медленно провёл ею по носу, вытираясь и отряхивая пальцы. Веки несколько скептически опустились, а взгляд устремился вверх. Сейчас там никого не было видно, но покорный ветер быстро донёс до дракона информацию о том, что там был кто-то. И о том, где конкретно этот кто-то находился.
Прикинув координаты, Фин растворился в пространстве, исчезнув с места, чтобы через секунду появится из ниоткуда - точнее не скажешь - прямо за спиной того, кому эта посылка принадлежала.
Без приветствий, без чего-либо ещё.
- Какой невоспитанный юноша, - послышался сухой и леденящий голос.
- Не знает о том, как невежливо плеваться, - взгляд неестественных рыжих глаз с узором на чёрном фоне буравил спину незнакомца, аура которого говорила о принадлежности к металлической расе. Впрочем, как и внешность. Особого магического фона вокруг серого не наблюдалось. Как бы не сказать, что его не было вообще.

0

71

... Это направо – в пустую породу. Это налево – в короб. Это – направо… Механизм движений поражал и захватывал. Вплоть до того, что голова у дракона покачивалась влево-вправо, аки метроном. Остановилась она в среднем положении.
Леденящий пронизывающий голос. Разъяренный. Кто-то очень недоволен и жаждет крови. Кто-то явно не настроен на плодотворный день. Наверняка какой-то очередной олух. Шипит, как юнец в период созревания, которого внаглую и с особым цинизмом сорвали с самки. Мда, печальная картина. - мысли Фара после первой половины фразы "гостя" были дополнены еще одной дозой информации. Дозой про плевок. - Один шанс на несколько миллионов. Можно бы порадоваться тому, что сегодня у меня все так хорошо с теорией вероятности...
Ученый позволил себе не делать резких движений, а спокойно наклонить голову до щелчка в шее, после чего мотнуть головой и обернуться. Спокойно. Уткнув свой ничего-не-выражающий взор в источник шума дракон придал ему небольшой флер надменности, чуть-чуть приподняв бровь. И, спокойно выдал менторским тоном (несмотря на то, что белый был заметно старше), который даже академично "поскрипывал":
- Уважаемый господин, вероятно, не совсем в ладах с математикой, а также физикой. Если бы господин знал хоть что-то из данных сфер, он бы имел возможность знать, что под действием притяжения все, включая плевки, стремится вниз, к земле. Он бы также знал, что шанс того, что чей-то случайный плевок попадет в случайного дракона на случайной территории при весьма невеликой численности драконьей популяции в целом, стремится к нулю. Также, даже каждый невежда знает, что плевок физически безвреден и несет исключительно переносный смысл, а потому кипятиться и строить из себя оскорбленную невинность, не имеет смысла.

+1

72

Дракон спокойно выслушал длинный монолог, в котором, если перевести на язык более простой и бытовой, говорилось нечто по типу: "Да Вы, сударь, идиот". Стоит ли обидеться или обозлиться? Может и стоит, ведь это оскорбление, пускай и завуалированное, но оно дошло до альбиноса. Правда, ничего из того, что можно было ожидать - гнев или злобу - не последовало. Как до этого, так и теперь.
Финитевус вздёрнул голову вверх, чуть откидывая её назад, и, закрыв глаза, негромко и немного хрипло рассмеялся. В смехе его не слышалось чего-то конкретного. В нём была какая-то сумасшедшая смесь. Даже когда альбинос смеялся тихо, это толика безумия всё равно проскальзывала. В смехе этом было снисхождение, пренебрежение, высокомерие и откровенная насмешка.
Приоткрыв глаза и взглянув на серого свысока, не только благодаря росту, Воздушный парировал словесно.
- У молодого и самоуверенного юноши, судя по всему, проблемы со зрением, слухом и общим восприятием мира, если он видит в моём замечании подобные чувства за их полным отсутствием, полагая, что я не осведомлён базовыми законами физики и теории вероятности. Но самоубеждение маленького зазнайки вынуждает его верить, что замечание о норме морали и неэтичности его поведения как-то связано с течением вещей в природе. Вера в собственные глубокие познания и возвышенность над остальными неучёными драконами переворачивает его сознания, превращая фразу о невоспитанности в вещь совершенно другой нормы, никак не связанную с изначальным смыслом сказанного, - был ли Финитевус зол? Боже, что вы. Если бы это было так, ни один из драконов сейчас бы не рассуждал. А один из них, вероятно, потерял бы способность рассуждать вообще. Раз и навсегда.
Способности и познания этого альбиноса позволяли ему быстро расправляться с теми, кто мог ему быть не угоден словом или делом. Но для самого Финитевуса это было не всегда приемлимо. Да, щелчок пальцев мог решить всё. Без лишних слов и рассуждений. Но рассуждать, не важно, в обществе или наедине с собой, Воздушный любил больше, чем щёлкать пальцами и обрывать особо самоуверенным языки.
- Малыш считает, что его умение строить сложноподчинённые предложения путём складывания не всегда уместных и взаимосвязанных словосочетаний делает его неожиданно правым, - на морде проступила усмешка. А сам альбинос уже двинулся неторопливым шагом вокруг дракона. Шагал он беззвучно и совершенно неслышно. Казалось, что он идёт по воздуху, не касаясь земли.

0

73

Если бы этот монохромный (ну белый с серым же беседуют) разговор видел кто-то со стороны, то можно было бы поразиться той чопорности, которая буквально сквозила изо всех щелей. По крайней мере в словах.
А чудак-то не лыком шит, -  проговорил Фаррагарту внутренний голос, - Ну да пока враг говорит, а не пытается тебя убить он, технически, еще не является врагом. А значит с ним еще можно беседовать.
Реакции на «обход» альбиносом не последовало в принципе. Что могло бы и удивить – Фар лишь пару секунд поглядел пустым скучающим взглядом на противника, после чего пожал плечами (ну, ладно, крыльями) и совершенно спокойно уселся на камни, сцепив передние лапы перед собой.
- Нормы морали и этичности являются относительными, а не абсолютными нормами, - скучающе «парировал» Фар, - В отличие от научного и общего Знания… - это слово даже сказанное нейтральным тоном, было заметно выделено ударением, - которые являются ценностями безусловными. Мой плевок абсолютно иррелевантен с точки зрения знаний, а как его воспримет какой бы то ни было ехидный дедушка – совершенно неважный вопрос. С другой стороны, судя по тону ехидного дедушки, он представляет собой ученого, насколько это слово вообще применимо к Воздушным, а потому он уже не является «каким бы то ни было».  А потому я позволю себе извиниться перед коллегой, каким бы сварливым старпером он ни был…. Сударь-с.

+1

74

- Верно, малыш, - довольно безразлично, не уступая в этом серому, отозвался дракон, несколько скептически глядя куда-то сквозь собеседника.
- Всё в мире относительно и реальную ценность представляют только знания, - ну как тут не согласиться.
Сейчас Финитевус казался убийственно спокойным, несмотря на то, что час назад он готов был разорвать на части всех, кто посмеет лезть к нему или перечить, спорить, беспокоить.
Затишье перед бурей.
- Но даже они в совокупности со всеми тайнами мироздания, которыми только может овладеть дракон за свою долгую жизнь, могут оказаться бессильны перед величием этого самого мироздания, - что толку объяснять, если можно показать.
Финитевус не двинулся, не моргнул. Ничто не могло выдать заклинания, которое произошло в один миг и ничто не могло помочь избежать этого магического влияния. Слишком сильного, чтобы прыжки и выворачивания могли способствовать уклонению. Это вам не взмах руки, не удар кулака. Это происходит и оно неизбежно.
Пространственная магия. Её Учёный считал одной из самых мощных. Наравне с магией Разума, Созидания и Разрушения. А все эти фаер боллы и управление водой не более, чем дурацкой забавой, не имеющей смысла, как такового. Пространство же - фундамент самого мироздания. Именно в нём рождается всё, что мы можем увидеть, почувствовать, потрогать или просто познать. Оно хранит в себе всё и, если его изъять, мир рухнет как карточный домик, неспособный стоять без своей основы. Разлетится и не будет представлять из себя ничего, кроме как бесполезные клочки бумаги, быстро превращающиеся в пепел под лучами Шагри и развеянные ветром.
Под серым драконом распахнулся портал. Он был огромен, точно необъятная бездонная яма. Внутри мерно подрагивала пустота. Сам портал был обрамлён золотым кольцом, а его размеры не позволяли ни за что зацепиться, ухватиться или отскочить, ведь мгновенно не стало того, от чего можно оттолкнуться. Взлететь тоже было нельзя. Когда рифт принял тебя хоть на самую малость - он тебя уже не выпустит, пока того не пожелает открывший портал. Ну или если ты сам не умеешь открывать порталы на таком же уровне.
Пустота засосала в себя юного металлического учёного. Разумеется, второго портала не было, а значит, серый оказался в плену рифта. Рифт... давайте разъясним, что это. Это межпростанство - оно является местом, через которое проходит всё и всегда при перемещении через порталы. Оно есть в пространстве везде, где бы вы не находились. Но в нём нет ничего. Не времени, ни законов физики, ни морали, ни теории вероятности. В нём есть пустота, сводящая с ума. Тишина, сворачивающая сознание в трубочку и вытягивающая в безумие. Застрять в таком месте... врагу не пожелаешь. А впрочем, Фин мог пожелать.
Минута в рифте и даже того, кто обладает очень крепкой психикой, начнёт охватывать волнение. Нельзя двинуться, нельзя ничего сделать. Тело неощутимо. Вокруг ничего нет. Ещё две минуты и мозг начинает отказываться логически мыслить. Пятая минута и тобой охватывает лёгкая паника. Шестая минута и ты начинаешь отчаиваться. Седьмая - и жизнь теряет смысл. Восьмая - всё, чего ты добился, не более, чем звёздная пыль, как и ты сам. Девятая - безумие дёргает за ниточки твоего сознания мерно и тактично, больно, больно?! Десятая, виски прошивает сумасшедшей и острой болью. Одиннадцатая - твой разум рвётся на части, но деться ему некуда. Тринадцатая - надрывы души кровоточат мыслями, мечтами, стремлениями. Они растекаются по пустоте, покидая тебя и опустошая. Но ты слышишь своё дыхание, смотришь на лапы... лап нет.
Спокойствие - говоришь ты себе. Главное успокоиться - сделать вдох. Пятнадцатая - ты пробуешь взять себя в руки, но очередная стрела безумства и обречённости пронизывает твою сущность. Дёрнулась ещё одна нить, кажется, они оплетают тебя со всех сторон. Они вплетены изнутри, крепкими узлами, причудливыми узорами. Шестнадцатая - хочется сбежать, но вокруг ничего нет. Семнадцатая - хочется умереть, но душа не умирает. Восемнадцатая - звать бесполезно. Сознание надрывается в очередном месте, пускай новый поток из раны. Что-то ещё треснуло, потянулось по швам, точно некачественно сшитая ткань. И вот оборванные нити сознания торчат во все стороны, точно уродские отростки. И за них тоже что-то дёргает, настойчиво и тактично, больно... больно?!

0

75

А это даже как-то интересно. Наверное что-то такое испытывают наркоманы во время шикарного прихода. Ну если конечно эти наркоманы - одиночки-софиофобы. Вокруг не было ничего. Ни времени. Ни собственного тела.
Ну. Даже если это смерть, то это лучше чем хотелось бы. Не думать ни о чем телесном. Тела все равно нет.  По крайней мере у меня есть время подумать... Времи нет, но оно есть. Вот так коленкор. Сделать-то я все равно ничего не могу... Вот, кстати, позавчерашняя теория о новом никелевом сплаве. Весьма интересная теория... А что если добавить к исходному материалу.... Кстати, да! Просто поменять процентное соотношение в сторону никеля! Шикарная идея. Жалко, что рта в рифте тоже нет - не крикнуть "Эврика! Спасибо старпер-альбинос!"...
Сколько прошло времени - сложно сказать. Но Фаррагарт четко придерживался выбранной стратегии - просто крутить в голове научные проблемы и задачи. Будь он математиком - поставил бы сам себе задачу просчитать до последнего знака число пи. Ну да будем честны, даже такой прагматичный разум нельзя было полностью закрыть - под несуществующую черепушку заползали несуществующие же когти страха. И не только страха...
А сколько же времени прошло, а?.. Минута? Двадцать? Час?..
Не понять. Может... А может все-таки он убил его? Вообще какого черта логика?! Логику в топку-в тигель. Она просто не работает... Страшно. Да. Даже в пустоте страшно. Без врагов страшно. В животе чужом не так страшно. Почему так?.. Почему не смерть? Просто из-за того что я... А что я? Я - ничто. Конечно!.. Меня нет! Я не существую! Я не мыслю и я не существую! Конечно. Засмеяться нельзя. Никак. А. Ха. Ха.
ААААААААААААААААААААХАХАХА!
ААААААААААААААААААААААААА!...

0

76

Изверг? Нет, что вы, право. Мы не станем издеваться над кем-то так, как сама жизнь над нами не издевалась. Да и в конце концов, это не было попыткой запугать, принизить, изничтожить морально. Нет. Финитевус делился знаниями. Это знание, которое сейчас он предоставлял серому, было очень тяжёлым для понимания и восприятия. Но и от того несказанно ценным. Чтобы осознать его, потребуется не одно столетие. Чтобы распорядиться им правильно... не одно тысячелетие.
В среднем прошло около пятнадцати минут по, так сказать, земному времени. Что было со временем в рифте - можно только догадываться. Но Финитевусу не нужно было строить догадки. Он итак всё знал. И знал, что там это время растянулось в бесконечной пелене, нудной и мучительно долгой. Пелене без начала, без конца.
Альбинос просто сел. Он вяло и неточно считал, оглядывался по сторонам, временами погружаясь в свои, отстранённые и личные размышления, пару раз отогнал образ надоедливого синего воина, а после таки распахнул выход из рифта. Расположился он - внешне не отличаясь от входа и обычного портала - параллельно земле, роняя тело юноши на камни. Высота была небольшой, не страшно. Чай металлический - не ушибётся. Хотя такое приземление нельзя было назвать мягким.
Финитевус не взглянул на серого. Поднявшись, он зашагал вокруг, перемещаясь ему за спину, и заговорил, глядя куда-то вдаль.
- Я вижу, ты ценишь знания. Это не может не вызвать уважения. Пускай твой язык и торопится вперёд твоих познаний, словно помело, не успевая разобрать и оценить окончательно. Я предоставил тебе немного знаний. И, если ты действительно их стоишь, со временем, ты поймёшь их, освоишь и найдёшь достойное применение. Я дарю тебе нечто крайне ценное. Нечто такое, что ты вряд ли сможешь открыть сам. Можешь считать меня щедрым или зазнавшимся - мне всё равно. Правильное освоение знаний принесёт свои плоды в будущем, когда ты подрастёшь. Но если ты не способен их принять, а можешь только чесать языком, то они изничтожат тебя. Я надеюсь, ты понимаешь их силу и величественность, если, конечно, не врал мне несколько минут назад.

+1

77

В какой-то другой день удар мордой с метра об камни был бы достаточно болезненен чтобы вызвать вскрик. Да и в любом случае удар наверное еще н один день будет отзывать в голове, но с другой стороны, Фара буквально окатило волной... Чувств. Элементарных чувств - зрения (мутного), слуха (приглушенного), тактильного (сволочь, больно же!), обоняния ( осколки рудной породы под носом пахли как всегда). Чувство самого себя - сердцебиение, сознание в конце концов! Пожалуй, такого кайфа (за неимением других эпитетов) дракон не испытывал никогда. 
Всокрешение? Ну да, наверное. В какой-то мере. Жизнь? Да, но немного другая. Даже в затылке крутилось узелком, запутанным дрнельзя, круче Гордиева узла, воспоминание об Этом. Этом Несуществовании. Этом Ничто.
Рифт, да. Ключ ко всему вполне может быть там. Ведь... То что ничто на самом деле вполне можетбыть всем. Змей, великий змей, поедающий себя. Начало и конец. Ничто может быть всем...  Запомнить. Держать в голове, сохранить в голове каждыц момент того... Безумия, что было там. Кто бы сказал, что безумие может оказаться Царским Подарком?..
- Знание... Вот это знание... Сколько лет? Сколько тысячелетий ты... Вы шли к нему? Это же... Подвластно единицам. Только самым древним? - в дрожащем голосе, до этого все время бывшем монотонно-лекционным, сейчас появилась искра интереса. Настоящая неподдельная искра ученого, прикоснувшегося к Тайне. Тайне, ради которой можно и НУЖНО было кричать "Эврика!", - И... Могу ли я осведомиться, как зовут мудрого ученого, владеющего подобным знанием?

+1

78

Думал ли Финитевус о том, как отреагирует на всё это выпавший из рифта дракон? Нет. С некоторых пор, тысячелетия так четвёртого, альбинос перестал верить в то, что нынешнее поколение способно хоть на что-нибудь. Хотя бы воспринимать информацию толком, даже незамысловатую. Они все погрязли в глупых расприях и ссорах. А где мудрость, накопленная драконом векам? Где то величественное и тысячелетнее? Где оно всё? Потеряно. Растрачено.
Учёный мог бы возгордиться, но нет. Он был по жизни горд собой. А когда говорил серьёзно, умел унять в себе эту гордость. Но она всё равно выделялась - в усмешке. Вот она снова показалась на морде. Немного кривая, немного озлобленная, самодовольная и в то же время... немного горькая. Привкус её так сразу и не распробуешь. Не поймёшь.
- Знание... Вот это знание... Сколько лет? Сколько тысячелетий ты... Вы шли к нему? Это же... Подвластно единицам. Только самым древним? - нет ничего приятнее признания. Особенно от того, кто до этого был настроен совершенно противоположно. Можно даже рассмеяться. Но Учёный не стал. Остановившись позади Металлического, он сел.
- Ты ещё так молод, юн и неопытен, - без ехидства или надменности произнёс альбинос. Какое-то снисхождение в этом было. Уступка, что ли. Мол, ладно, холоп, так и быть, я тебя прощаю.
- Я не столь древен, подходит к концу только первая половина пятого тысячелетия, - может, до древнего дракона отсюда было далеко, но этот возраст был уважительным. А ещё он говорил о том, что этот дракон был в числе первых появившихся. Ведь смертные не могут быть старше шести тысяч лет или около того. Если так, то возраст альбиноса действительно можно было назвать солидным. Но по меркам дракона как существа, Финитевус вовсе не был стар. Пускай жизнь и осуществила скачок, перевернув восприятие о мире и времени в сознании Учёного.
- Но, помнится, в юности я был похож на тебя, мой маленький самоуверенный друг - дракон усмехнулся шире, чуть оскально, - Только не занудствовал так. Был беспечен и весел. Пока не допустил ошибку в расчёте одного из экспериментов. Сколь полезны бывают для нас наши же ошибки. Они позволяют нам сойти с намеченного пути, увидеть нечто новое, познать или обрести. Но мироздание справедливо. Оно тоже что-то берёт взамен. Так что если ты стремишься познать что-то - будь готов и что-то потерять.
- И... Могу ли я осведомиться, как зовут мудрого ученого, владеющего подобным знанием?
"Ах, ну хоть картины с меня пиши, да памятник из камня. Как щедр я сегодня и благосклонен, сам себе умиляюсь. Чёрт побери... слишком много дозволений. Надо быть построже. Старею, хватку теряю." - и немудрено. Столько драконов за один день, жить не пережить, никогда так много не общался.
- Финитевус. Твоё имя, малыш?

Отредактировано Финитевус (9 Июл 2013 23:04:51)

+1

79

Называй его как хочешь: закон равного обмена, закон сохранения, закон баланса... Везде он назывался по-разному, но везде его суть была одна и та же - нельзя что-то получить, не отдав взамен чего-то равного по цене. Это было применимо и к металлургии с ее сплавами, и к Финитевусу с его опытом, давшим намного большее чем тот ожидал... Да даже к минутке (или не минутке) безумия и несуществования, послужившей Фару форточкой в Куда-То.
Фаррагарт ловил каждое слово, раскладывая их все по полочкам в картотеке своей памяти, где-то рядом с Узелком информации о Рифте. Он в этом еще разберется. Когда-нибудь. Абсолютно точно. Не хуже, чем сидевший рядом с ним ученый. В десять раз старше него. В тысячу раз мудрее, а может и больше если верить тому, что разум может расти по экспоненте... Всего лишь теория, "одна из", но разве после сегодняшнего можно отрицать какую угодно теорию?
В этом мире еще есть настоящие ученые. Может быть, этот мир еще не настолько пропащ?..
- Благодарю за информацию. И за... Все, сударь. - Серый дракон уважительно склонил голову, - Мое имя - Фаррагарт. Я из стаи Огня. Ну-у-у... Как сказать Огня. Формально. Терпят, не более. Не мешают моим изысканиям. Что с них взять? Мало кому, и в стае Огня, и в любой другой сейчас интересно чистое Знание, его поиск. Они не могут понять, что только оно может спасти все будущее...
Серый вздохнул. Редко когда он кому-то высказывал свои мысли. Хотя бы потому, что и послушать было некому. Да и никто бы не понял.

Отредактировано Фаррагарт (10 Июл 2013 00:32:46)

0

80

Дракон сидел. Хвост, кончик которого был увенчан пушком, лежал рядом, предельно близко. Крылья были сложены и плотно прижаты к телу, чтобы не мешаться. Они не были особо широкими, но довольны длинными по меркам Воздушного. К слову, летал он прекрасно. Это было у него в крови, как у чистокровного Воздушного. Другое дело, что он практически не двигался. Точнее делал это крайне редко. Любые перемещения, даже какие-то мизерные и незначительные, дракон делал при помощи магии. Иной раз и тянуться не станет за чем-то. Воспользуется порталом или телекинезом. Это не было похоже на лень. Но уже так вжилось, что отучиться было невозможно. Взрослых и сформировавшихся драконов не учат.
Принадлежность юноши к стае враждебного альянса нисколь не смущала Финитевуса. Да что там, ему было глубоко плеваться на расовые различия между драконами. Все они были одной сущностью. Другое дело, во что они эту свою сущность превращают по ходу жизни.
Фар был некрупным драконом, молодым. Альбинос дал бы ему лет пятьсот, не более. Лишь половина тысячелетия, эх, сколько жизни ещё впереди.
Эти рассуждения заставили Фина кратковременно погрузиться в воспоминания. Редко когда подобная мысленная прогулка по аллее памяти доводила до чего хорошего. Посему Воздушный быстро отбросил все воспоминания в сторону, мотнув головой с нескрываемым раздражением, и коротко нервно оскалившись.
- Что с них взять?
"Действительно" - с каким-то умиротворением подумалось Учёному, пока он, прикрыв глаза и глядя поверх, слушал серого.
- Мало кому, и в стае Огня, и в любой другой сейчас интересно чистое Знание, его поиск. Они не могут понять, что только оно может спасти все будущее...
- Всё верно. Драконья раса погрязла в глупых расприях и спорах, за которыми не видит истинного назначения своего существования и сущности мироздания. Они тратят тысячелетия, подаренные им, на совершенно бестолковые занятия, разжигают межстайные конфликты, бездумно растрачивают свои таланты на абсолютно непутёвые умения. Просто кучка глупцов... сброд... - голос стал чуть более шипящим. Морда исказилось в лёгком намёке на безумство. Несколько отсутствующий взгляд уставился в пустоту, чёрные зрачки сузились, а губа дрогнула в оскале.
- Жалкие и мелочные букашки, летящие на, как им кажется, свет благословения и беспечной, прекрасной жизни. Этот свет сожжёт их заживо... - ещё немного и дракона понесёт. Резко закрыв глаза, Финитевус откинул голову назад, помотал ею, отбрасывая длинные белые волосы с плеч назад, поднял лапу и потёр висок, оскалился.
- Всё должно сгореть к чертям. Либо они сами всё исправят, либо всё это нужно смести с лица земли. И на пепле старого мира явится новый... - слышался трудно различимый и бессознательный бубнёж, пока дракон потирал висок и сидел, зажмурившись. Кажется, сознание его сейчас было вообще не в этом мире, а где-то далеко.

+1

81

Серый впитывал. Как губка. Но впитывал, конечно, не бессознательно. Слова фильтровались и воспринались. Уж что поделать, если многие из них нелюдимому дракону с нестандартной жизненной позицией были вполне близки? Под словами о том, что драконы растрачивают свои силы на глупости он готов был подписаться всеми лапами да и крыльями, если бы те могли держать писчий инструмент.
Конечно, немного настораживает последняя фраза... Но с другой стороны, разве он так уж совсем неправ? Если все будет продолжаться таким чередом, как идет сейчас, то никакого жертвенного костра устраивать и не придется - драконы сами поедят себя. Может, чтобы родилось чтото новое, а может - чтобы сгинуть навсегда. Эволюция ведь не щадит никого. Даже драконов.
Фаррагарт позволил себе приподняться и приблизиться вплотную к Финитевусу, тем более что тот пока что сидел, прикрыв глаза. Не стоило полагать, что тот не заметит движения воздуха, так что никаких резких движений. К повторному путешествию в Рифт (или просто на тот свет, если Фин воспримет это как угрозу) серый ученый был пока что не готов.
- Могу ли я... - серый пусть и в не самом церемонном, но все же уважительном жесте, легонько коснулся лапы Фина, - Могу ли я просить о снисхождении и возможности, хоть и неформально, учиться у Вас чему-то? Один я могу познавать новое, любой дракон может... Но скорость познания будет намного ниже, да и потолок доступного знания будет не известняковым, а стальным. А я, как бы это напыщенно не звучало, хочу знать все.
Ну да, в обычно никаком взгляде плясали огоньки интереса. Даже привычный презрительный прищур исчез (справедливости ради - в момент удара мордой об камни).

Отредактировано Фаррагарт (10 Июл 2013 09:34:06)

0

82

Бормотание стало ещё более тихим и неразборчивым. Можно было заметить, как едва-едва шевелились губы, выговаривая слова, но ничего не было слышно. Пальцы на лапе продолжали потирать висок. Кажется, что альбинос, погрузившись в себя и свой бубнёж, завис на этом действии. Сейчас он со всеми параметрами мог сойти за дракон, страдающего проблемами с психикой. Может, он вообще говорил с самим собой, перестав сейчас замечать Фара.
Вернулся в реальность Учёный только тогда, когда серый коснулся его. Сработало точно удар током.
Резко дёрнувшись, но не в сторону, а на месте, Финитевус распахнул глаза, которые в мгновение стали каким-то другими. Точно бездонная яма того же портала, они впились в серого дракона, готовые поглотить и изничтожить. И, может быть, если бы альбинос умел поджигать взглядом, на месте Фаррагарта сейчас была бы горстка пепла.
Плотоядный и безумный взгляд продолжал впиваться в дракон в возникшей тишине недолго паузы, после чего белый тихо, но крайне вкрадчиво произнёс.
- Никогда. Ко мне. Не подкрадывайся...
Слова Фара до этого Учёный не пропустил мимо ушей. Но уловил только их общую суть. Что-то там про обучение.
Коротко дёрнув ухом, дракон задумался.
"Ну что ж... он подаёт больше надежды, чем Сапфир, которому интересна в большей степени магия, нежели учение само по себе" - не поклонник был дракон преподавать более, чем одному дракону. Итак их получалось двое. Но если придётся от кого-то отказался, вряд ли Воздушный будет колебаться в выборе. 
- Я подумаю, - коротко и сухо ответил дракон.

0

83

В принципе, ему повезло. Повезло, что он еще был жив. Более того, набрал достаточно наглости на то, чтобы столкнуться непробиваемым, словно металлическая стенка, взглядом со взглядом Финитевуса. Даже несмотря на то, что они сейчас куда больше бы подошли безумному изгнаннику, нежели мудрому ученому с многовековым опытом, Фаррагарт парировал этот пронзающий черно-красно-золотой таранный выпад словно тонкой стальной рапирой.
И, кстати, сколько лет я вообще не касался другого дракона? Наверное, лет пять, никак не меньше. Судя по его реакции, впрочем, он - не меньше. Хорошо, что не порвал на кусочки.
Серый позволил себе тонко улыбнуться и отодвинуться, благодарно кивнув.
- Я и не прошу большего, чем подумать. Тем более, что и знакомы мы - без года неделю. Если я вдруг понадоблюсь с той или иной целью, хоть бы даже и с желанием воспользоваться чем-то из плодов моих изысканий, то меня всегда можно найти... - улыбка чуть скривилась в самоиронии, - Таких странных типов в Стае Огня не то чтобы очень много, чтобы с кем-то спутать...
Весьма сомнительно, конечно, что это произойдет, и альбиноса хоть в какой-то мере хоть когда-то заинтересует горная наука и металлургия вкупе с кузнечным ремеслом, но попытка - не пытка.

0

84

В принципе то... чем полезен может быть этот металлическй дракон? Знания его... что ж, их предстоит проверить на практике. По сути своей любое существо может быть чем-то полезно. Каким бы оно бесполезным не казалось. А у металлических драконов были прекрасные врождённые способности по добыче руды и её обработке. Но это всё потом, потом...
"Задать тебе задачку, что ли..." - на одном только красиво сложенном словосочетании доверие не строится.
На морде Финитевуса отразилась печаль глубокой задумчивости и усердного мыслительного процесса. Поднявшись, Воздушный стал неторопливо обходить серого по дуге, глядя куда-то перед собой. Размышлял.
И тут снизошла идея. Довольно резко, точно удар по затылку. Замерев, альбинос повернул голову в сторону Фаррагарта и заговорил.
- Я хочу, чтобы ты проверил подлинность одной информации. Если тебе удастся что-то узнать, ты получишь в своё распоряжение ещё один кусочек тайн мироздания. Если нет, что ж. Возможно, ты разрушишь ещё одну теорию. В любом случае, безрезультатными твои труды не будут, мой любознательный друг, - этот металлический дракон принял в себя часть мощи пространственной магии, впустил в себя рифт. Не сам провалился в него, а позволил ему наполнить разум. Причём именно в той форме, которая была самой неожиданной, но ближе всего к правильной.
- Отправляйся на самый север земель, пустующих от стай. И там... попытайся не гнаться за знанием, а позволь ему самому тебя найти. Не старайся найти и поймать, пусть таинства брошенных земель сами тебя найдут, - больше Финитевус не счёл нужным делиться ещё какой-то информацией по поводу того, за чем конкретно он посылает Фара. Учёный считал, что это будет лишним. Оно может только испортить всё. Ведь именно когда ты меньше всего ожидаешь столкнуться с чем-то конкретным - оно происходит. Отправиться самому? Нет, альбинос слишком много знал о том, что нужно искать, для того, чтобы действительно найти это. Тут нужен был чистый взгляд на ситуацию, девственный. Фар подходил. Он мог бы и после в точности доложить о результатах, не растеряв важных мелочей. Хотелось в это верить.

Отредактировано Финитевус (10 Июл 2013 14:09:26)

0

85

Пойди туда, незнамо куда. Принеси то, незнамо что. И цветочек аленький и яблоко невтоново. Нет, он, конечно, - Великий, в этом сомнений нет, но почему величие обязательно тянет за собой пафос и любовь к загадкам, странным формулировкам и тому подобному? Нет, я, конечно, и сам в этом отношении не сахар, но мне-то триста с хвостом лет, МНЕ можно.
Брошенные земли всегда вызывали у Фаррагарта двойственные эмоции. С одной стороны, они были брошенными (Дракон Очевидность!), а значит там было мало шансов встретить кого-то драконьего племени, кто будет его доставать. С другой стороны, они были брошенными (Дракон Очевидность Комбо!), а значит шансов повстречать там что-то неразумное, а потому опасное, куда как неслабый. Тем более - для дракона, не особо привыкшего покидать свою пещеру, тем более ради авантюры, навязанной ему кем-то безо всяких гарантий... Стоп. Гарантия была, и Фар это чувствовал. А раз сказано было ровно столько, сколько было... Значит так и должно было быть.
В конце концов, многое знание не захочет даваться в лапы, если на глаза надеты шторки другого знания...
- Хорошо... - голос серого дракона достаточно резко охладел, вернувшись к своему обычному, - Будем считать, что информация принята. Я, в принципе, готов направиться туда в любое время, благо я не успел набрать достаточно материалов, чтобы жалеть о потраченном времени. Но вопрос. Где я после этого найду Вас? Если, конечно, вернусь оттуда.
Последняя оговорка сопроводилась приподнятым в самоиронии уголком пасти.
Ставки сделаны. Ставок больше нет.

0

86

- Вернё-ё-ё-ёшься, - чуть ли не проворковал заговорчески дракон, расплывшись в оскальной усмешке. Воздушный снова двинулся с места - теперь к материалам, набранным Фаром. Бесцеремонно и не спрашивая ничего у, вроде как, их владельца, разгрёб лапой кучку, высматривая камешек и металл получше, полицеприятнее.
- Ещё как вернёшься, - звучало это как-то двойственно. С одной стороны, казалось, что в тебя верят, тебе доверяют. А с другой, что посылают на смерть и жаждут побыстрее избавиться. И не понятно совсем.
Выбрав таки небольшой кусочек, Финитевус повертел его, оглядывая, а после скосил взгляд на серого. Ничего не сказал. Вновь взглянул на руду и дёрнул со своей головы белый волосок, быстро и ловко намотав на камень.
"Слишком щедрый в последнее время" - укорил себя Учёный.
"Но с другой стороны... такие невежи, даже сориентироваться не могут"
- Нормы морали и этичности являются относительными, а не абсолютными нормами. В отличие от научного и общего Знания, которые являются ценностями безусловными, - пробормотал себе под нос Финитевус слова Фаррагата. Бубнёж дракона был практически неразличим. Как заговор какой-то.
Сжав пальцы в кулак, Воздушный замер. Он подождал секунд десять, не больше, после чего разжал лапу, где на ладони находилось сформировавшееся простенькое кольцо. Оно было маленьким, на пальце бы поместилось. Можно было сделать больше, но, право, зачем?
- Не сломай, оно очень нежное, - с этими словами Финитевус не глядя вручил серому кольцо, не удосужившись объяснить его назначения. Это и было ответом на вопрос о том, где можно было найти Мага.

0

87

Окей. Это впечатляет. Он сотворил амулет меньше чем за минуту. Обратный билет в один конец есть. Это ли - не лучший залог того, что меня ожидают назад в целости? И еще того, что, если он захочет, то сотрет меня в порошок.
Впрочем, несмотря на последнюю предельно ясную мысль, заставившую пробежать по позвоночнику легкий холодок, Фаррагарт (не особо любивший украшения - он легко их делал, но самому носить... Как-то не импонировало) спокойно нацепил кольцо на палец и не удержался от констатации факта, граничившего с маленьким уколом. Право слово, надо же было ответить хоть капельку на ехидство в свой адрес:
- Фрагмент породы можно было выбрать и лучше, в данном куске имеется весьма высокий процент вкраплений, что не способствует его прочности. Что, при общей хрупкости предмета, переводит его из категории "хрупкий" в категорию "лучше и не дышать"... - последовал достаточно громкий щелчок пальцами, - Надеюсь, если я сделаю это другой лапой, то кольцо на ней не развалится. А то будет немного печально.
Серый дракон встал и отряхнулся (зачем - непонятно, ведь на его серой чешуе все равно серая же пыль почти не была заметна), после чего расправил крылья и слегка похлопал ими по воздуху.
- Если на этом вводные закончены, то, пожалуй, мне стоит просто отбыть?

0

88

- Фрагмент породы можно было выбрать и лучше, в данном куске имеется весьма высокий процент вкраплений, что не способствует его прочности. Что, при общей хрупкости предмета, переводит его из категории "хрупкий" в категорию "лучше и не дышать"... - встав позади дракона, имея вообще особенность всех обходить и нависать, Финитевус склонился к уху серого, шепнув.
- Открою тебе один секрет. Этот артефакт будет хрупок даже при условии, что ты сделаешь его и самого прочного сплава металла, который только может существовать в природе, - подавшись назад, альбинос выпрямился. В своей надменной позе и величии он выглядел как гордая бледная статуя. Если он замрёт, а замирал он так, бывало, часто, погрузившись в особо глубокие раздумья, то можно даже усомниться в том, что он жив. Но даже тогда эта величественность не пропадала. Казалось, что этот дракон не просто знает всё. Казалось, что он знает даже больше, чем надо... и, может, сам Финитевус несколько жалел о том, что владеет некоторыми знаниями, без которых жить было бы значительно проще. Жить и не заботиться ни о чём, как раньше...
- Если на этом вводные закончены, то, пожалуй, мне стоит просто отбыть? - позволительно махнув лапой, даже с каким-то пренебрежением, слова Фар уже успел ему надоесть и начал раздражать, Учёный отвернул голову.
- Давай, иди отсюдова... - стоит начать привыкать, хотя бы как ученику, что этот Воздушный по жизни чем-то недоволен. Наверное, даже не так - он недоволен жизнью в целом. Не своей, не чьей-то конкретно, а вот просто.

0

89

Жизнь - тлен. Безысходности. Ненависть. Ну, вобщем тут диагноз понятен. Социофобия на грани социопатии. Комплекс бога. Ну и еще с десяток отклонений в психике. По крайней мере, пока что, без патологической агрессивности и шизофрении. Хотя, быть может, для проявления этих симптомов просто достаточно провести рядом еще минут десять?
Не, лучше не стоит. А то еще разочаруюсь и захочется вернуться в пещерку к своим делам. К еще сотне лет наедине с тиглем и рудой. Да и я не хочу считать, сколько он еще раз захочет добавить пафоса ситуации, зайдя со спины и шепча что-то на ухо. Некомфортно.
Пропустив мимо ушей не то ехидно-ворчливое, не то добродушное пожелание катиться отсюда, Фаррагарт, впрочем, воспринял как руководство к действию половину этого пожелания - "отсюда". Вот только "идти" было совсем неуместно. Чтобы дракон и шел, тем более на дальнее расстояние? При всем уважении, нет. Крылья расправлены, пара глубоких вдохов для концентрации сделано. Можно и взлетать. Быстро, как стрела со стальным наконечником, он прочертил серое небо и почти моментально слился с ним, оставив Финитевуса одного.
По-английски. Не прощаясь.

>>> Пепельные холмы

0

90

Серый ушёл. Точнее улетел. А, впрочем, это было неважно, хоть сквозь землю провалился.
Финитевус послал Фаррагарта гоняться за Северной аномалией. Но не для того, чтобы избавиться от новоиспечённого ученика. Если бы альбинос хотел это сделать, он бы, несомненно, придумал более изощрённый способ. В данном случае была реальная возможность проверить способности металлического. И получить информацию. Совсем не секрет, что Финитевус использует других драконов и якобы задания в первую очередь для того, чтобы извлечь собственною выгоду. Фар окажется полезен, если вернётся и сможет рассказать что-то интересное. Если же нет... что ж. Учёный не будет по нему скучать или грустить. Если серый погибнет, то смерть эта будет нелепа и пуста, ибо не преподнесёт никакого смысла. По крайней мере лично для Воздушного.
- Экая благодать свалилась мне на голову, - заворчал дракон и снова сел. Оглядев оставленные металлическим кучки, начал перебирать их при помощи телекинеза, перекладывая камешки. А вдруг что интересного попадётся. Финитевус не имел ничего общего ни с огненными, ни с металлическими, но разбирался во многом. Как и в сплавах. Потому что он был Учёный. И для того, чтобы что-то понять, ему совсем не нужно было родиться в конкретной стае и иметь конкретных родителей.
- То ли пляши, то ли плачь, - продолжал высказывать своё недовольство дракон так, словно обращался к камням, - И ведь на кой чёрт сдались они мне оба? Не многовато-ли будет, старик. Ноша не по нам. Боливар не выдержит двоих, - белый покачал головой и глубоко задумался. Обычно в таких случаях выбирают между дружбой и выгодой. И выбор делается в сторону второго. В случае Финитевуса беспрекословно. Не сдалась нам ваша дружба, а вот если вы полезны, умны и что-нибудь связать можете - милости просим.

0

91

Начало
С чувством, с толком. С расстановкой. Облако плыло именно так, догоняя плавно и грозно свежий ветерок, улепетывающий со всех своих призрачных ног. Облако это не вписывалось в кучево-дождевое размером. Его можно было скорее охарактеризовать мягким и уютненьким. Только вот темное "дно" угрожающе мрачнело, едва не пенясь. Изредка на своем пути оно низвергало осадки. Но, что удивительно, молний не было. Молний - нет. А вот ливни - да. Собственно, именно поэтому тучка стала меньше. Остатки былой роскоши. Однако её крутые бока и явно стервозный нрав изредка проскальзывали или в коротеньком дождике, или в мрачнеющем подоле. Конечно, облако - явление довольно частое, для гор - даже привычное и характерное. Как и дожди. Тогда какого черта нужно распираться об этом то ли кролике, то ли танке, который и в форме собственной не определился, а уже строит из себя матрону всея Небеси? Ответ прост - это облако ОСОБЕННОЕ. Есть разные облака разных типов, прекрасные перламутровые, элегантные линзовидные, перьевые. Тогда почему самая обычная туча, среди своих объемных товарок не выделяющаяся ни размером, ни тьмой подола, ни объемом осадков, кстати, вдруг стала такой уж особенной? Ответ сокрыт внутри. У каждого что-то есть внутри. Душа, печень, почки - это на выбор, кому что нравится. Однако эта туча то ли такая счастливица, то ли сделку с Сатаной отбацала, а внутри был Облачный Дух. Не в смысле Некая-субстанция-которая-у-всех. Вроде человеческой души. Нет, все гораздо круче и неожиданноповоротее. Это был Дух Облаков. Ну, короче, Сейриил. Облако это он взбил сам, управлял осадками сам. Все сам, все сам. Почти как детское питание в пакете-непроливайке "Агуша". Там в рекламе дети постоянно говорят "Я сам(а)".
Но сам самой, а благородный дом Редоран хочет продолжения банкета. Извольте. Находился Сиря внутри своего облака, возлежа на перинах - он Дух Облаков, он с этими пушистыми заразами вещи и похлеще выделывал. На подлете к Сеариву облачная карета заметно исхудала. Как следствие - стала скучнее. Да и все эти Изгибы да Завороты уже приелись. Поэтому Сей расправил крылья, потянулся - да развеял облако к прадедушке. Мы ведь в ответе за тех, кого что-то там и все прочее. В ответе. А лишняя ответственность за тучу, бесхребетную во всех смыслах, была делом нудным и отвратным, а нет тучи - нет проблем. Так вот, на одну проблему стало меньше - и черт, это не могло не радовать!
Далее по списку - Облачко огляделся. Да заприметил отличную посадочную площадку, с которой ветер доносил ворчание. Раз ворчат, значит, есть причина. Раз есть причина, значит, есть, что послушать. Конечно, сомнительно, что это будет весело, но ведь это что-то новенькое. В своем стремлении за знанием Сейриил был несколько...странным. Он хотел ВСЕ тайны. Просто копить. Их ценность для него была чем-то глупым, чем-то маловажным и ничтожным. Главное, что есть. Остальное, что называется, приложится. Так что, спикировав на камушки, дракон с самым интересующимся видом уставился мерцающими голубыми глазами на белого дракона. Интересные глаза. И узор такой. И сама шкура. Занятно ка-ак, - мысленно едва ли не облизнувшись. Такой экземплярище! Ветер сегодня явно принес ему удачу.

+1

92

Перестав под конец рассуждать сам с собой, дракон оглядел ещё один камушек, который завис перед ним в воздухе при помощи магии, и с некоторым пренебрежением отбросил обратно в кучу. Что-то не было у Финитевуса настроения копаться в руде. Просто не было, даже если потребность была всегда.
С тихим, но каким-то тяжёлым вздохом, альбинос закрыл глаза и откинул длинные прямые волосы назад, за плечи. И так и сидел.
Тишина и благодать. Одиночество и простор мысли. Никого вокруг. Даже как-то странно. Затишье перед бурей, что ли? Насчёт бури... тучи действительно сейчас бушевали над землями стаи Воздуха и постепенно плыли на север. Но, скорее всего, они себя полностью истратят на пути к ничейной территории и доберутся до неё уже пустые. Да и не водилось за Учёным страха промокнуть. Погода вообще его никогда не пугала. Можно было сказать, что Магу было на неё глубоко плевать. От неё он мог отгородиться потоками воздуха, продолжая хранить невозмутимое выражение на морде.
Фаррагарт, если он не решил идти на север пешком или пользоваться исключительно крыльями, уже должен был достигнуть места своего назначения. Вопрос заключался лишь в том, насколько у паренька хватит терпения. Ведь он мог столкнуться с неведомым сразу. А мог бы ждать неделями. Всё зависело от удачи. Тут даже Финитевус не мог бы предсказать результата. Приходилось полагаться на самый неинтересный исход - Фар ничего не найдёт и вернётся с пустыми лапами. Самый реалистичный, надо сказать исход.
Это был самый настоящий посыл за смертью. Но её вероятность колебалась на двух совершенно одинаковых чашах весов. Третья была незримой, но самой желанной. Хотелось бы, чтобы ещё не завербованный ученик таки выжил для того, чтобы рассказать, что он видел. Меньше всего хотелось бы обращаться к некромантам, чтобы вытянуть из мёртвого информацию о том, что он видел перед смертью.
Приближение другого дракона Финитевус не сразу заметил. По крайней мере зрительно. Учёный открыл глаза, почувствовав чужую ауру, довольно близко. И эта аура свидетельствовала о неком родстве расы - тоже что-то воздушное, но в то же время она была очень сильной, мощной, большой и объёмное как облако. Сомнений не оставалось. Финитевус хмуро глядел перед собой, ещё когда дракон был в небе.
"Ещё чего не хватало, очередного Духа" - ворчливо подумалось ему. Воздушный хотел было оглядеться и, может быть, ретироваться, дабы избежать нежелательного контакта с представителем такого сословия, которое он на дух не переносил. Но альбинос и моргнуть не успел. Это нечто уже сидело перед ним.
Финитевус сидел, не двигаясь. Он смотрел прямо на Духа, чуть прикрыв глаза и едва нахмурившись, выказывая всем своим видом недружелюбие. Заранее. Рыжие на чёрном глаза с узором внутри смотрели холодно. Красная подводка вокруг глаз выделяла их на мертвенно-бледной шерсти. Это не было цветом - это был альбинизм. Прямые волосы, украшенные чёрным узором, как и морда, тоже были словно выцвевшими.
Учёный молчал, тщетно полагая, что сейчас это нечто посмотрит на него и двинется своим путём. Куда-нибудь подальше. И не будет нарушать его блаженного одиночества.

0

93

Приземлившись и поудобней усевшись с чуть расправленными крыльями, как матрона какая-то, ей богу, Облачный дух смотрелся напыщенно и официально, полный какой-то неуловимой уверенности и мрака собственных туч. В тени на морде, отбрасываемой мощным крылом с занятными перышками, глаза сияли как-то холодно и презрительно. Да и казалось, что хмурится Сейриил. Тут предстал даже не дух Облаков - Юпитер, одев новую шкуру, грозно метал молнии из глаз, всем своим видом внушая нечто титаническое и могущественное, нечто недовольное, что его встречают смерды как равного, а не как божество грозное и жестокое. Короче говоря, производил впечатление, которое было ошибочно с первых слов. И до последних. Те, что в середине, тоже чушь. Только с перышками и тенью правда. Так что не удивительно, что Духи - это Духи, а не абы кто. Умеют впечатлять. Или же быть впечатлительными. Вот Сей был еще каким впечатлительным! Настолько, что уже изучал своего собрата во все глаза, обрамленные рыженькой шерсткой. Ветер, обдувающий худощавое тело явно хмурого Воздушного, донес и запах, и примерное строение тела. Настолько примерное, насколько его умение вообще позволяло. С минуту глядел в глаза, запоминая каждый блик, каждый оттенок. С какой-то манией запоминая и обесцвеченную шкуру - впервые он встретился с такой красотой. И узор черный по волосам, а они длинные. Воистину, велико все то, что обитает. И как же велики его создатели.
Будучи среди Духов самым адекватным, самым социальным, да что уж греха таить, самым-самым, дракон прекрасно понимал, что невольному собеседнику нужно было остаться одному. Он наверняка хотел тишины и покоя, в противном случае он бы заговорил, а не сидел угрюмо. Конечно, тишина - это круто. В тишине он провел первую тысячу лет, запросто провел бы и вторую. Не из своей интровертичности, какая к черту ориентированность в себя с такими замашками, просто он умел себя контролировать. Только вот контроль контролем, только немного плевать теперь. Но хоть какое-то время в тишине благородный Дух предоставил беленькому. Нарушать чужое пространство он тоже не спешил. Не сказать, что он не мог - он-то запросто. Просто образчик был настроен явно агрессивно, так и дышал недовольством. Тучи - и те более дружелюбны. А если и злятся, то демонстрируют это молниями и недовольным грозовым молчанием. А этот Штирлиц устроил немую войну. Холодную такую. Так что пусть там пока повозмущается про себя, раскипятится. Таких всегда интересно слушать. А дабы слышать лучше, возраст таки, принял на своем камушке позу более удобную, а именно улегся, подперев рыжей лапой мягкую мордашку, предварительно тряхнув оной, дабы длиннющие пакли в нос не полезли, одно крыло сложил, а второе так и оставил на страже себя любимого от света.
-Ты красивый, - мягко протянул Сейриил, несколько лукаво сощурившись и едва заметно улыбнувшись,- Может, еще и умный? Если считаешь себя таковым, я бы с радостью тебя послушал. Я, разумеется, не настаиваю, - моргал он несколько кошачьим методом, крепко смыкая, едва не до морщинок, глаза. А после снова оглядывал. Сравнивая. Запоминая. Анализируя. Развлекаясь, словом.

0

94

Судя по всему, внешний вид и напыщенность Духа нисколько не впечатлили альбиноса. Он смотрел по-прежнему холодно и невозмутимо. Более того - во взгляде его необычных глаз читалось полное безразличие и абсолютная незаинтересованность. Лишь желание, чтобы этот самый Дух поскорее убрался с этих самых глаз. Долой.
Финитевуса не впечатляли ни пышность перьев, не мрачно отброшенная тень, ни статус дракона перед ним, ни его несомненная пышность и красота. Ничего, в общем-то. И этого своего отношения Учёный совсем не скрывал, демонстрируя всем видом. Можно даже развернуться и сесть спиной. И продолжить заниматься своими делами. Правда Воздушный занимался размышлениями. А рассуждать, тем более вслух, когда рядом кто-то назойливо стоит над душой, Фин не любил. Более того... этот неизвестный ему дракон просто так вот взял, сел и начал разглядывать Учёного. Впечатление оное поведение на Финитевуса производило не самое позитивное. Впрочем, хоть кто-нибудь в этом мире производит впечатление на этого социопата?
Нет... Дух не собирался уходить. Разумеется, это не радовало альбиноса, но в то же время начинало слабо интересовать. Что этот пернатый сделает дальше? Сидеть так и смотреть в одну точку Финитевус мог долго. Пускай ему и не приходилось играть в гляделки, но у него были все шансы на победу.
Учёный не шевелился. Он сидел, точно статуя. Его неподвижность вкупе с бледностью создавали ещё большее ощущение мертвенности и окаменелости. Если бы не глаза, так живо выделяющиеся на этом фоне. Глаза просто горели всем, чем только можно. В них был не только холод, о нет. В этих глазах было столько всего, что и представить невозможно. Там было одиночество, злоба, ненависть, страх, жестокость, лёд, тишина, крик, ум и безумие. Всё это было, разумеется, глубоко. И для того, чтобы разглядеть подобную палитру, придётся смотреть далеко и долго. И очень внимательно.
Дух лёг. Финитевус не сводил с него взгляда, но теперь глядя сверху вниз. Довольно привычно для себя.
- Ты красивый, - эта фраза не могла вынудить альбиноса зазнаться или заполучить дополнительный бонус себялюбия. Дракон оценивал большинство вещей с точки зрения информации, а не эмоции. Хотя порой эмоций ему было не занимать...
Чуть вскинув голову и невольно тряхнув волосами, самец поглядел на Духа немного искоса, приподняв одну бровь в несколько вопросительной интонации. Будто спрашивая: "Да что ты? И без тебя знаю". И в то же время с уловим: "Разве? Никогда бы не подумал". Всего этого вслух Фин, разумеется, не произнёс. Не достойны, как говорится, вы часто слышать голос наш.
- Может, еще и умный?
- Ты себе и представить не можешь насколько, - ровно ответил Учёный. В глазах этого дракона все вокруг были заядлыми глупцами, не смыслящими ничего ни в мире, их окружавшем, ни жизни, ни в них самых. Тупицы обыкновенные, как говорится.

0

95

Впечатлил, не впечатлил - Сейриила не волновало. Он вообще не любил говорить, дескать, я - Дух, склонись передо мной, жалкая сопля. Он вообще не любил называть себя духом. Он вообще не любил об этом вспоминать. Он хотел быть перышком. Он хотел быть Облаком, желательно - перламутровым. Он хотел парить над землей - свободный и вольный. А вместе с этим - потрясающе зависимый, лишенный хоть чего-то, кроме своего перламутра, своих кристалликов, своей влаги, своей красоты. Имея лишь это, он хотел той доли восхищения, что выходит невольно, что является самой искренней и благоговейной, когда видишь что-то умопомрачительно светлое, легкое и кружевное, ласкающее нежно и мягко, оставляющее после себя...ничего. Собственно, Сиря был таким - но он не мог стать зависимым - никак. Никак - безвольно отдаться ветру на века. Но он был весь та изменчивость и то одиночество, что неизменно скользят за Облаками - хоть что-то в них есть неизменное. И даже будучи таким - не мог. И от того частенько, один на один с небом, кутался в облака. Чтоб хоть как-то - облако. Одно тело на двоих, один разум на двоих, на двоих же - одно ярмо покорности Ветру. Тот принимал ревностно и гордо - совсем как сидящий напротив. Такой же мертвенно ледяной, такой же холодный, гордый. И где-то там, в закутках, в карманах, угадывались завывания на фьордах тщетности и бездушия чего-то более глубокого, кричащего с яростью вихря о собственной свободе, о жажде и способности к вечному повелению, об огне в сердце, которое ими, фьордами, покрыто настолько, что уже забыло о своем существовании. Легкая нотка гарцующего безумия где-то отдавала горчинкой. Ярче своих товарок, опасней своих товарок, а от этого лишь более желанная и манящая резкими всполохами затухающих углей всепоглощающей ярости. И все это на янтарном фоне ярких глаз с узором. И легкой дымкой - марево собственной отрешенности. Только чьей - собственной?
- Ты себе и представить не можешь насколько - ровно, четко. По краю откалывающегося айсберга, по обрывая краю - крошась с убийственной уверенностью в себе. И уж не от неё ли, уверенности, крошась? Подобное приводит к саморазрушению, тут главное - не потерять себя, не растерять своего я, которое падко на побеги и шпионские игры. Интересно, как далеко потерялся он? - про себя нежно всхохотнул Дух Облаков. Он вообще весьма нежно что говорил, что смеялся. Мягкий и уютный этаким облаком. Да и думал он всегда до чертиков нежно - а зачем злиться? В каждом вопросе - самому себе, в каждом ответе - себе же - лишь всепоглощающий интерес в засасывающих на дно лазурное глазах. Интерес - а зачем интересоваться жестоко? Вот он - не понимал. Кто-то страдает? О, он готов был помочь, Целитель душ и Врачеватель судеб. Одна большая неженка, словом.
- О, у меня богатое воображение. Так что ты представить не можешь, что я могу представить, но представить это я могу в силу сил моего представления того, что я представляю, - тихо рассмеявшись, Сей тепло улыбнулся. Сказал безумную ересь? Ну, да. Есть немного. Только она вполне логична. У него было настолько огромное воображение, что он...мог представить достаточно много. Да и тип мышления у него был нестандартный, представлял он все вовсе не так, как того требуют: огромный камень в его воображении мог стать невесомым облаком, а хищная кошка - анютиными глазками, но при этом и облако, и анютины глазки оставались кошкой и камнем. Инициировались ими. Просто представлены чем-то более...абстрактным. Но какими бы далекими дебри его мыслей не были, а собеседник, видимо, стоящий, раз умный. Якобы, - так что же ты знаешь? Только без обыденности, её приторная гниль приелась. Все это я знаю, включая нормы морали, оправдания трусов и общепринятые законы. Не нужно воды. Что знаешь только ты?

Отредактировано Сейриил (10 Авг 2013 01:48:01)

0

96

Вот эта ересь, которую сказал Дух.... нет, если вникнуть в смысл сказанных слов, что не было для Финитевуса проблемой, то можно всё понять. Фин и понял. Только предложение само по себе было построено плоховато. Криво, можно сказать. И, выражая своё к этому отношение, альбинос чуть скривился, слушая дракона. Едва-едва. Точно ему по ушам резало то, как говорит Дух. Точнее то, как он своё предложение строит. Не то, чтобы Учёный был ярым сторонником правильной и грамотной речи, но он предпочитал строить все предложения по нормам и правилам. Независимо от того, писал он их или произносил вслух. И независимо от того, насколько абстрактны и расплывчаты были эти нормы у драконов.
- О, у меня богатое воображение. Так что ты представить не можешь, что я могу представить, но представить это я могу в силу сил моего представления того, что я представляю.
- Это естественно, - коротко отозвался Маг.
Естественно и неудивительно. Несмотря на то, что, порой, угнетающий мир и его население кажутся такими однообразными и ничем друг от друга не отличающимися, воображение каждой отдельной личности непостижимо. Порой даже самыми сильными магами Разума. Хотя здесь можно поспорить. Финитевус был уверен, что если с должным усердием погрузиться в изучение структуры сознания разумных существ, то можно открыть иные, потаенные ходы и лазейки в конкретные уголки и повороты мыслей.  И воображения, соответственно.
Воздушный не менял позы. Только глаза следили за собеседником, имени которого не хотелось узнавать. И представляться самому тоже. Этот разговор был похож на одну из тех бесед, когда такие мелочи, как имя, стайная принадлежность, род деятельности и прочие социальные ярлыки не имеют никакого значения. Есть только голоса и фразы, несущие в себе что-то. Есть связь этих слов, предложений и рассказов. Звуков, наделённых нечто большим, чем физической силой, способной едва-едва задеть воздух и потревожить его.
Давайте вспомним, как часто нам встречаются драконы, которые сами просят что-то рассказать. Вероятно, в памяти не осталось ни одного подобного существа. Плюс ко всему, восприятие окружающих Финитевусом играло свою роль. В этом мире, как он считал, практически не осталось тех, кто способен реально и живо чем-то интересоваться. Хотеть получить знания. Не важно, пользоваться ими или слепо копить, но тянуться к ним. Так что подобные просьбы вызывали довольно двоякое ощущение. Возможно, этот тот редкий случай. Или... или над ним просто потешаются. Второй вариант был менее весёлым. Для Духа, разумеется.
Дух, не Дух, а подобные шутки Финитевус не ценил.
- Учёные не изучают нормы морали, законы и прочую социальную тину, - поправил собеседника альбинос. То, о чём Дух предлагал не говорить, вообще никоим образом не касалось знаний.
- Это всего лишь информация. Придуманная и навязанная. А информация и знания - вещи совершенно разные. Их нельзя путать, - вот чего Фин никогда не пытался делать, так это казаться мудрецом. Он вообще не мог понять, зачем выделять эту отдельную категорию якобы мудрецов, в которую нельзя вписать безумцев. Ах, знали бы вы, что безумцы - не те, кто сошли с ума. А те, кто поняли мир с его другой стороны, но окружающие ещё не готовы принять эти новые стороны. А посему, неспособные их понять, кричат "безумие". Так происходит всегда. Драконы отвергают то, что не способны осознать. Если им не дано или они не стараются, проще ведь возопить: "Это ересь. Это бред. Такого быть не может!", чем разобраться и понять, может ли на самом деле. И если да, то почему? А если нет, то тоже.
- Так что же, в таком случае, ты хочешь услышать? Знания, доступные только мне - мои секреты и тайны, которые я не успел кому-либо разгласить. Более в этом мире нет ничего, что было бы известно одной живой душе во Вселенной. А рассказывать тебе свои глубокие и личные домыслы я не намерен. Формулируй свой вопрос правильнее, - Финитевус неторопливо поднялся с места, встав. Даже прося рассказать что-то, нужно быть более конкретным и знать самому, что ты хочешь услышать. Любая незначительная мелочь и, в то же время, тайна мироздания, одинаково сойдут за "что-нибудь". Или за знание. От слова "знать". Не путайте снова. Знать и обладать информацией - вещи аналогично несопоставимые.

Отредактировано Финитевус (10 Авг 2013 11:11:48)

0

97

Доставлять другим удобство и говорить без нагромождений слов, которые вместе кажутся чем-то неправильным? Ну, вообще, нужно бы. Всевозможные нормы все той же морали, уважение к собеседнику и силе его ума, который, в теории, может быть не слишком подготовленным для переработки услышанного. Но ведь все умные? В идеале - да. Но это же так утопично - надеяться, что все умные и все поймут. Утопичность утопичностью, а вот Сей, внезапно, верил. Надеялся, что все умные. Надеялся и на удачу. Обычно удача была благосклонна. Если же нет - разговор быстро становился сухим и неинтересным, потому как больше говорил Дух Облаков. А потом уставал говорить, а "собеседник" - слушать. И или Облачный уходил сам, или все было интересней. Он ронял что-то о разуме Того-Кто-Напротив. И тот мог вспылить. А дальше...а дальше удача всегда помогала - сбежать, хохоча.
- Это естественно, - а что естественно, то не безобразно. Дух повел длинным ухом, прислушиваясь. Он вообще всегда был готов. Вот и прислушивался, готовый колдовать. Да только все колдовство его сведется к побегу и удалению следов - он же не боевой маг, не воинствующая амазонка, готовая запрыгнуть на своего пленителя. Впрочем, пленение тут имело место быть, потому как беленький да хорошенький захватил большую часть внимания ветреного Сейриила. Более того - он не надоедал, не ощущался пресным и скучным. Ну, это, конечно, только пока. Но и этот момент уверенности воспринимался положительно. Пока смена настроения не ударит в голову.
- Учёные не изучают нормы морали, законы и прочую социальную тину, - о! Сдвинулись с мертвой точки. Вообще, молчаливый образчик попался, думалось сперва. А теперь вот - говорит. И ведь правильно говорит, постепенно раскрывается. Не сказать, конечно, что род деятельности хоть сколько-то волновал обладателя перьевого гребня, но и знать о мертвенно белой статуе хоть что-то хотелось. Даже при всей сомнительности повторной встречи - хотелось. Может, Дух даже решится на попрание собственных принципов и с радостью переговорит второй раз - возможно, кто знает? Но будет для него это необычно - искать встречи, хотеть чего-то заново, чтоб вот как сейчас - с легким напряжением вслушиваться. Не от враждебности напрягаясь - от интереса. Не пропустить ничего. Вы что - да это же греху подобно!
Впрочем, к самому понятию принципов Сейриил относился с легкой иронией. Особенно - к понятию своих. Когда ему говорят - ты такой! Ты ветреный, ты непостоянный. В этом и суть. Непостоянство не частью характера - тогда эта часть станет абсолютной, вечной, что перечеркнет непостоянство на корню. Мысля в абсолюте, мысля радикально, стирая понятия безумия и чести, вещей слишком эфирных для Духа, он стирал и понятие непостоянства из своей характеристики. Он ведь, все в той же теории, мог бы спокойно осесть. Быть верным и преданным делу. А потом снова в непостоянство удариться - рвануть на другое место. Глядя через какие-то свои очки, не розовые, а для дальнозорких, он видел, пожалуй, все. Не упускал мелких деталей - очки на то и очки, хоть и образные. Но и смотрел на перспективу. И с его взглядом он не нашел еще ни одного безумца. Он находил лишь интересности. А ради них Сей и жил.
-Значит, ты - Ученый? Я запомнил, - мягко посмеиваясь после очередного кошачьего моргания, -конечно, это никоим образом не изменит тебя в моих глазах, будь ты кем-то другим, наш разговор продолжался бы. Ну, я  на это искренне надеюсь, - а вообще, он не исключал вероятности того, что другой он где-то там, в параллельной реальности, в существование которой он верил безоговорочно, наткнулся на воина. И сейчас тот уже рычит на него, явно агрессивно настроенный. Или же Сей вовсе ни на кого не наткнулся. Или же туча себя не исчерпала и он так и летит по небу. Короче, всякое могло случиться. Временами он даже хотел побывать там, узнать изменения. Но все это быстро проходило, стоило собеседнику его заинтересовать, что Ученый активно делал, видимо, сам того не особо-то и желая.
- Это всего лишь информация. Придуманная и навязанная. А информация и знания - вещи совершенно разные. Их нельзя путать, - от слов Сейриил даже голову с лапы приподнял, чуть поворачивая оную на бок. Да брови приподнял. Он ведь ищет только интересности? Ну, видимо, он нашел очередную. В словах этих было что-то...что-то задевающее за живое, заставляющее покрываться благоговейными мурашками. Если вначале он еще сомневался, что сегодня будет только слушать, то с каждым новым словом от нового незнакомого знакомого понимал, что да - с удовольствием. Будет слушать. Внимать. Впитывать и запоминать.
-Верное замечание. От первого до последнего слова, - разглядывая несколько удивленно. После тряхнув мордой, словно сгоняя наваждение. Так, спокойно. Просто слушать. Нельзя сбивать с мысли явно мудрого. Мудрого явно - прочие уже начинали рассуждения на тему мироздания и бытия. Рассуждения довольно смешные. Конечно, каждые из этих смешинок он запоминал. Но в том и отличие лжеучителя от знающего. Знающий не будет раскидываться без конкретики. Потому как он знает, а распинаться долго - слушать не будут. Хотя Сейрик послушал бы. Даже долго - слушал бы.
- Так что же, в таком случае, ты хочешь услышать? Знания, доступные только мне - мои секреты и тайны, которые я не успел кому-либо разгласить. Более в этом мире нет ничего, что было бы известно одной живой душе во Вселенной. А рассказывать тебе свои глубокие и личные домыслы я не намерен. Формулируй свой вопрос правильнее, - наблюдая за движениями вставшего дракона. За колыханием длинных волос, за переливами шкуры. К переливам Облачный был привычен, таков был его мир - оттенков и переливов, насыщенности и бледности. С узором. Только тут было все как-то...помертвей. Но это не отталкивало - напротив, привлекало. В небе-то такого нет.
-Надеюсь, ты говорил с достаточным количеством ученых. Потому как заявление смелое. Ни одной живой душе, - дракон тихо усмехнулся, щурясь, - расскажи мне о мире. Ты ведь о нем многое знаешь? Какую-то его особенность. Настолько поразительную, что знание это вводит в экстаз, доводит до дрожи в лапах. Знаешь что-нибудь такое? - все же, не только к знаниям стремился, да. Во время получения экземпляров особенно удивительных накрывало волной чего-то воодушевленного, чего-то живого и быстрого, потрясающе греющего и восхитительно отталкивающего. Хотя это было просто его мироощущение, пожалуй. Все ведь это потом сходило на нет, а знание становилось знанием. Ценным столь же, сколь и остальные.

0

98

Согласен ли Дух с ним или не согласен. Что ж... когда Финитевус говорил - он, по большей степени, говорил с самим собой. Да, его кто-то слушал и, может быть, даже принимал его слова к сведению. Как знание или информацию - здесь это уже не имеет значения.
Дракон чуть отвернул голову в сторону и прикрыл глаза, несильно задумавшись. Он неторопливо зашагал по дуге вокруг Облачного, держа какое-то определённое расстояние. Но на автомате. Специально его не отмеряя. Финитевус шагал беззвучно и легко. Ступал мягко, точно не касаясь лапами земли. Крылья были сложены, но прижаты к телу неплотно, потому висели по бокам чуть свободнее. Длинные прямые пряди чуть подрагивали от ветра, который шёл с земель Воздуха. Но здесь он ещё не успел должным образом разойтись и разыграться. Хотя иногда казалось, что он уже был готов к этому. Вот начинается порыв, разрастается, вздёргивает волосы и вздымает шерсть и... затихает. Неуверенный. Точно сбившись или растерявшись, начинает сначала.
- Самые поразительные вещи в этом мире - это те, о которых стоит молчать, - коротко, но ясно, отозвался альбинос.
- Слово их убивает, - сейчас Воздушный стоял уже где-то сбоку и позади от Духа, глядя вдаль. В совершенно другую сторону.
Эти вещи, от которых сознание будоражится, дрожит и переворачивается, покрываясь мурашками... об этих вещах нельзя говорить. Не потому, что где-то прописан запрет на них, или стоит вам упомянуть о них, как у вас тут же сгорит язык. Нет. Дело лишь в том, что их нельзя описать. Их можно только почувствовать.
Разумеется, можно попробовать. Можно начать рассуждать. Но в сотнях тысяч совершенно неподходящих слов истинный облик мироздания путается и теряется. Он пропадает. И ты остаешься один наедине со своими словами. Пустыми и абсолютно бессмысленными.
Даже если разглагольствовать, рассуждать, в конце концов можно будет получить лишь туманный шаблон, смутную схему, набросок. Одну тысячную от того, что пытаешься изобразить. А что ещё страшнее - ты и сам можешь потеряться в своих росчерках и утратить собственное знание и понимание. Говорить можно. Но опасно. И есть ли смысл?
Тревожить воздух звуками, сажать голос, драть горло, шептать или рычать. Мироздание не в словах. Не в звуках. И даже не во взгляде. Не в прикосновениях. К нему нет слов, нет правил и объяснений. Нет подходящих рассуждений. Есть призрачные наброски, по которым каждый рисует свою картину. Непохожую на чью либо другую и, вероятно, абсолютно отличающееся от истины.
- Их можно только почувствовать, - Финитевус сел. А не слишком ли многим он сегодня позволяет почувствовать это? И ведь далеко не каждый по достоинству оценит и поймёт.
- Я мог бы показать тебе. Но разве ты способен в полной мере оценить это? Или ты всего лишь очередной глупец, который забавляется с нового и интересного. Смеётся, а после откладывает на дальнюю полку, где полученное копит на себе пыль. Нет. Я был слишком щедр и больше не намерен разбрасываться знаниями во все стороны и наблюдать, как пренебрежительно относятся к ним остальные. Какое веселье, ах, как забавно. Разве не к этому ты стремишься? Разве способен ты принять то, что я могу тебе дать? И если то, чем я владею, столь ценно, то что хорошего в том, что оно так глупо проедается на беспечные улыбки и ветер в голове? - вопросы были риторическими. Не требовали ответа.
Финитевусу было жаль. Он давно понял, что то, что он способен дать, не нужно никому в той мере, в которой он может это преподнести от себя. Даже как-то ревностно относится к этому. Как к домашнему заданию. Знаешь, ты старался, писал, думал, вкладывал себя, изучал, а потом какая-то масляная рожа тебе: "Дай списать". Ему перенести несколько строк - никакого труда. Но сколько ты вложил себя. И как к этому относятся.
Перед альбинос встал образ. Вот он маленький, ещё совсем юный дракон. Ярко-красные волосы искрятся на солнце и трепещут на ветру. Пурпурные глаза смотрят на мир с радостью и тягой к знаниям. Шерсть переливается нежными оттенками светло-красного и розового. Того розового, каким может быть небо на закате. Едва уловимым, мягким, нежным. Маленькие лапки крепко сжимают крупный свиток и прижимают к себе. Ревностно. Собственнически.
Это я. Это моё. Вам это нужно лишь для того, чтобы посмеяться. Поиграть. Позабавиться. Но это моё. Мои труды, мои мысли, мои старания, мои ночи без сна. Мои открытия, мои маленькие радости и потрясения. Кто способен оценить их, кроме меня? Кому ещё это нужно?
Маленький подрагивающий хвост крепко охватывает свиток снизу. С той крепостью, с которой вообще на это способен ребёнок.
И это не смешно! Нет, ни капли не смешно! Почему вы улыбаетесь? А вдруг... а что, если действительно так! Только подумать! В момент изменения истории реальность расщепляется на параллельные ветви. Это же поразительно!
А что, если дракон - это лишь собственное эго, которое привязано к временному миру, где мы переживаем на своём опыте физическую реальность и время? Просветлённый осознает это самонавязанное ограничение и привязку к окружающему миру. Он может освободить своё сознание и отправиться в любое место и исторический период. Если перестать цепляться за реальность и... это не смешно!
Почему вы улыбаетесь...?
Альбинос чуть поджал губы, сощурившись. В горле встал ком. Всё тело напряглось. Кажется, даже стало тяжело дышать, а в глазах начало щипать. Это она... реальность бьёт по ним, всаживает иглы и улыбается своей беспечной дурацкой улыбкой.
Губы дрогнули в нервном оскале. Зрачки сузились, рыжие глаза блеснули безумием. Ненавистью. Жаждой причинять боль. Злостью. Всепоглощающей и безмерной. Страшной обидой. Болью. Пальцы на лапах дрогнули, царапнув землю. Сознание начало уплывать далеко к бессознательному, оставляя в голове лишь эмоции и никакого намёка на разум. Благоразумие пропало из глаз. Осталась только боль и едкая желчь злобы.
Морда медленно искривилась зубастым оскалом, веко дёрнулось, не способное стерпеть напряжения на морде. Воздушный медленно повернулся, источая собой сейчас только одно. Кажется, сейчас он двинется, и весь мир расплавится в мгновение. Истлеет. Будет изничтожен. Разрушен.

Отредактировано Финитевус (10 Авг 2013 16:19:09)

0

99

Путь Ученого отслеживался. Отслеживался довольно просто - ветром. Ветер вообще прекрасным источником информации был. Этакими глазами на затылке. Да и теперь ветер обдувал его гораздо больше, так что даже положение спиной к спине Сейриила ничуть не напрягало. Да и он, опять же, всегда был готов. Как пионер. Так что, тихо выдохнув, дракон лишь ухо длинное навострил. Так, чтоб точно насторожиться. Да и сделал это он его не от страха нападения со спины. Пожалуй, этого он боялся меньше всего. Воспринять нормально любое перемещение он еще был в состоянии. Конечно, дяденька он старый, но не маразматик пока. Но это только пока! Вот будет старым - будет всех поучать! И вечно будет ворчать, клацая челюстью. И бороду отпустит. Длинную, белую. Чтоб как Саруман - но дракон.
- Самые поразительные вещи в этом мире - это те, о которых стоит молчать
Ну, разумно, чтож. Молчание - золото. И Сей мог молчать, умел молчать. С тем одним отличием, что в молчании ему быстро надоедало. Дабы приготовиться, он осторожно пропустил тоненькой ниточкой эмпатическую связь. Чтоб понимать, ощущать на собственной шкуре. Правда, ниточка на то и ниточка - ползла медленно и слабо, дабы быть как можно более незаметной. Просто чувствовать партнера, кхм, собеседника, вернее, хотелось. Ведь он знал стандартную реакцию. А вдруг этот - особенный? Вдруг он реагирует иначе, прервав одиночество нестандартного мышления? Это было бы приятно.
- Слово их убивает, - а слово убивает не только их. Слово вообще вещь убийственная. Это Дух познал на собственном опыте. Это выработало в нем позицию несколько трусливую. Именно из-за своей трусости он и уходил. В страхе причинить словом боль. В страхе применить это великое оружие слишком хорошо. Ведь он, в сущности, мог. Запросто. Поэтому-то и предпочитал звонкое отчаянье одиночества, которое нельзя обидеть. Да ведь можно даже время обидеть. Вот Безумный Шляпник убивал время. И оно обиделось, развернулось и ушло. В этом отношении одиночество было более благородным. И с этим - более странным, несколько безумным. Оно само не знало, когда закончится. Менялось резко и без какого-либо повода. Или же по поводу, но первый вариант куда интереснее.
- Их можно только почувствовать, - почувствовать, говоришь? Ну, эмпатическая ниточка ползла, так что скоро, милый брат, почувствуем. Будучи в вопросах чувств непригодным без магии, только так и мог прочувствовать собеседника Сиря - через узы эмпата. А там уже и посочувствовать, и под крылом пригреть. Хотя этот умник не дастся - гордый слишком. Все вы такие. Гордые. Немного огорчало. Ну, ведь Облачный подзаряжался с положительных эмоций. А тут - тонны звенящей стали. Поэтому дракон постепенно затухал, теряя запас жизнелюбия и любви к ближнему.
- Я мог бы показать тебе. Но разве ты способен в полной мере оценить это? Или ты всего лишь очередной глупец, который забавляется с нового и интересного. Смеётся, а после откладывает на дальнюю полку, где полученное копит на себе пыль. Нет. Я был слишком щедр и больше не намерен разбрасываться знаниями во все стороны и наблюдать, как пренебрежительно относятся к ним остальные. Какое веселье, ах, как забавно. Разве не к этому ты стремишься? Разве способен ты принять то, что я могу тебе дать? И если то, чем я владею, столь ценно, то что хорошего в том, что оно так глупо проедается на беспечные улыбки и ветер в голове?, - к концу тирады нить была выстроена. Поэтому Сейриил всё ощутил.
Он ощутил собственное, вернее, воспринимаемое таковым в аспекте, характерном для себя, с типичным радикальным удушением слезами - от горькой жалости, вопящей о несправедливости. Молящей заступиться за свое попранное достоинство. Затравленным зверем глядела милость. Скалилась, забиваясь дальше, в темнейшие закутки. С озлобленным рыком отказывалась от собственного существования, надевая маски и меняя наряды. Уж лучше другого чувства пусть будет больше.
Дальше - больше. Нет, Сейриил не видел образов, не видел ничего из этой серии. Но эмпатически чувствовал и обиду, и ярость, и желание убить. И желание укрыться - от чего-то ли, от кого-то ли. Он не знал сути проблемы, не знал детства своего собеседника, не знал ничего того, что хоть как-то могло упростить ему задачу. Но ощущал боль - своей болью. Ему хотелось рыдать, собирая перья своих крыльев в охапку, ему хотелось кричать. Но таков удел эмпата: решил проникнуться - терпи. И Дух терпел. С трудом, нахмурившись и чуть прослезившись - терпел. Он не умел чувствовать гнев, не умел ощущать жажду причинить боль. Да вот Ученый, сам того не зная, боль уже причинил. Не по своей воле, а по воле самого истца. Которому захотелось помочь - лишь бы не чувствовать этой боли. Желательно - обоим. Поэтому ниточку эмпатическую он начал постепенно разрушать. В этом деле для него была важна не скорость, а качество. Дабы к концу "Целительства" нить распалась. Именно к концу - в процессе важно все ощущать.
Слабо выдохнув, дракон встал, усаживаясь рядом с альбиносом. И с очередным слабым, несколько болезненным выдохом коснулся чужой груди лапой, отчего белые длинные локоны, красующиеся чуть выше лап этакими рукавами, заструились по чужой груди следом. Сам Облако что-то мурлыкал под нос. На деле - применял свое разлюбезное Исцеление Души. Применял вслепую. Так что закончил быстро, успокаивая душевную боль. Только успокаивая, а не уничтожая. О, если бы он знал всю ситуацию - он бы попробовал помочь. Хотя жить так долго с подобной раной в душе - это нужны уровни повыше имеющегося у Облачного "хорошо". Он мог постараться, дух ведь. Но боялся он навредить, поэтому пока - лишь подтолкнул к душевному равновесию.
-Прости, пожалуйста. Я...не могу исцелить душу быстро. Так что я просто убрал гной с раны. Но зная сути проблемы, я помочь не смогу. А я её не знаю, так что будь спокоен - ни один из твоих секретов не отдался мне. Конечно, если ты не расскажешь,- тут Сей усмехнулся, слабенько так,- а ты ведь не расскажешь.
-Я...понимаю, да. Я способен понять все - такой уж я создан был,- тихо вздыхая и несколько смущенно переминаясь с лапы на лапу, -просто ты...ты живешь, понимаешь? А я - не знаю. Тебе показали, что знания - это сила. А я просто хотел знать. Со знанием ведь понимаешь все. И я хотел понять. Все понять. Меня не воспитывали, меня не учили. Веселье? Да. Веселье. Знать - это весело. Понимать - это забавно. Меня не учили принимать так, как принимаете вы. Не учили думать так, как думаете вы. Поэтому я воспринимаю все иначе. Но прости. Моя вина.

0

100

Может, Сейриилу повезло. Повезло в том, плане, что он не могу чувствовать злобы и прочих подобных чувств. Сейчас они начали играть больше и быстрее, чем обида с давящими слезами, чем горечь утраты и боль одиночества в непонимании и улыбках. Улыбки. Финитевус начинал их ненавидеть.
Ниточка, связывающая сознания двух драконов, держалась ровно до тех пор, пока слезливость не сменилась рыком. Разумеется, глаза альбиноса были сухими, а губы лишь чуть скалились, но я думаю, итак понятно, в какой момент эта нить дрогнула. Не по воле Духа, а из за Финитевуса. Разумеется, он почувствовал эту магическую связь. Не обратил на неё внимания лишь тогда, когда был погружён в свои образы и утраченные воспоминания, что с некоторых пор возвращались рваными и непонятными кусками, по коим было нельзя точно восстановить все события, предшествующему тому страшному эксперименту и понять - что... что же тогда Фин сделал не так? Почему всё пошло наперекосяк? Он же мог бы попытаться вспомнить, вернуться и попробовать всё исправить. Может, завершить величайший в своей жизни эксперимент! Но память не пускала. Вероятно, на то были причины. Она берегла от чего-то. Может, и не стоило вспоминать и пытаться повторить утерянное прошлое.
Нить дрогнула и разорвалась. Не так неторопливо, как ожидал Дух. Она порвалась из за вмешательства альбиноса. Это была магическая защита. Причём крайне мощная. Даже мощнее, чем того позволяли магические способности Финитевуса.
Этот Учёный был не так просто. За его рассудительной натурой незавершённого мудреца скрывалась вторая натура - безумный, сумасшедший и очень сильный маг.
Так что стоил ли говорить, что магический барьер, незримый, но ощутимый для того, кто пытается воздействовать на сознание или душу, не пускай Духа. И не позволял целительным лучам приблизиться к Воздушному. Барьер всё блокировал. Не сам - так хотел Финитевус. Защита спасала его от воздействия негативной магии. Но и от положительной, при желании. Не из за упёртости носителя. Не из за гордости.
Бестолку было растрачивать энергию и пытаться что-то залечить. Это не было простой раной или рубцом на теле, не просто язва, развивающаяся где-то внутри. Это был взрыв, вспышка. Голову снесло - её обратно не пришьёшь. Такого рода была эта рана.
Это было безумие. Настолько абсолютное, что оно не поддалось бы и спустя тысячелетия сеансов у добротных магов разума. Потому что в безумстве разум отступал. Это было нечто совершенно другого характера, непостижимое для магии и сознания. Нечто выше, а от того непонятнее и загадочнее, таинственное и неразгаданное, неописуемое и вместе с тем страшное - потому что неизвестное.
В голове альбиноса была пустота. Сейчас, уже после разорванной нити и выставленного невидимого магического барьера, там не было ни единой мысли. Абсолютный вакуум. Там были только эмоции, для которых нет словесных форм. Там был абсолютный хаос примеси всего, чего только можно. Всего плохого, которое вообще можно встретить в одном существе. Они все сталкивались между собой, метались в случайном порядке и порождали смятение, панику, непонятицы, путаницу и разрушение.
Хаос. Хаос. Абсолютный хаос.
Когда Дух коснулся лапой груди Учёного, тот незамедлительно перехватил её за запястье, рваным и резким движением отстраняя от себя. Глаза смотрели прямо - в глаз Духа. И в них осталось только сумасшествие сузившихся зрачков и бешено-рыжих радужек на полотне абсолютной тьмы и пустоты глазниц.
Лапа крепко сжала запястье Духа. Настолько крепко, насколько вообще позволяли не особо великие физические силы Воздушного. Зато настойчивость и угроза в этом жесте ощущались и без особой давки.
Все те чудесные слова, которые говорил Сейриил, прошли мимо ушей альбиноса. Он их сейчас просто не слышал. Не воспринимал. Они пролетали мимо, огибали дракона и летели дальше, не производя никакого впечатления, не влияя. Мимо. В совершенстве мимо.
Финитевус поедал Духа глазами. Ох, нехорошо будет, если дракон сейчас вспомнит, что перед ним не простой смертный. Тогда ненависть к миру и его обитателям, и без того, зашкаливающая, значительно приумножиться.
Подавшись вперёд, Воздушный оголил острые зубы, зашипев. Если бы его эмоции можно было увидеть потоками, то они сейчас метали бы чёрными молниями во все стороны, кричали и сумасшедше болезненно вопили, орали на все голоса, рвали всё, что попадётся в лапы.
- Глупец... - послышалось хрипло и шипяще сквозь сжатые зубы.
- Ты и все твои "высокие" сородичи. Кучка абсолютных тупиц! - над драконами выросла туча. Самая настоящая туча с ужасным чернеющим дном и искрами крохотных молний, которые быстро собирались в одну, чтобы, как следует, зарядить по неприятелю со всей своей разрушительной силой. Ещё несколько секунд и они прожгут всё, на том месте, где стоит Дух.
Беги, Сейриил. Беги.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Склоны Сеарива