//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Склоны Сеарива


Склоны Сеарива

Сообщений 101 страница 150 из 350

1

http://sa.uploads.ru/UX8hV.png

Мало кто решается путешествовать по отрогам хребта, но такие храбрецы могут найти не только неприятности, но и что-нибудь ценное.

0

101

Самое время со столь нужным в такой ситуации "OH SHI" сматываться. Ведь он не в себе, он зол. Нужно бы схватить за грудки и завопить, что Нео пора просыпаться, ведь сон внутри сна - это круто, но Тринити хочет жить, а агентом Смитом и не пахнет. Но Нео слишком объелся таблеток. Все потому что кто-то слишком много ест, сударь! А вообще, немного страшно, он ведь сильный. И легкое латание душевной раны отстранил. Мама, почему ты Облако не научила выбирать друзей? Потому что у сирот нет матерей, вот почему. И не надо задавать глупых вопросов, создается оущение, что не только Нео объелся колес. Да и Духу нужна ли мать? Сей не знал, а задумываться пока мог лишь о спасении своей шкуры и, внезапно, чужой души. Совсем как мать Тереза, но с рогами, перьями и чешуей. Странная, короче. Но дела это не меняло. Ведь были две весьма весомых причины остаться. Во-первых, кости у Сейриила были не железные, а вот чужая хватка имела все основания таковой считаться. Да и на руку Ученому сыграла внезапность, резкость и безумие. Коктейль взрывоопасный.  Так что смело можно заявить, что лапу вывихнул этот варвар бедненькому Духу Облаков.
И тут уж даже без предсказаний обошлось - ведь пушистый понимал, что его сейчас смело порвут. Быть дырявым не хотелось. Сладости вываливаться будут. А ведь обидно. Вроде съел сладкое, а вроде и не того. Не съел. Хрупкая детская душа Взрослого Дракона не выдержит такой трагедии. Какое ему дело до извечных вопросов бытия? СЛАДКОЕ МОЖЕТ ПЕРЕСТАТЬ ДЛЯ НЕГО СУЩЕСТВОВАТЬ В ПРИНЦИПЕ. О том, что дырявым он не сможет жить все из того же принципа, беленький не задумывался. Как и о том, что Туча когда-то была Облаком, значит, и убрать или, дай Боже, перенаправить он её сможет. Не задумывался, не-а. Ветер в голове. А что в голове, то и на языке. Бывало ведь, что летишь себе, язык высунув. И ветер на языке. Хорошие были времена. Душевные. Сейчас была стойкая угроза их завершения самым печальным и идиотским способом. Ему-то хотелось погибнуть красиво. На руках у дамы, скажем, сердца. Можно и даму почек, но лучше даму сердца. Или на когтях рыцаря селезенки. Тоже достойно. Сейчас он умрет в лапе черт пойми кого. И не от вострых клыков соперника, нет! Он умрет от тучи. Создатель туч и Облаков помрет от одного из своих же. Абсурдно? Слегка. Зато достоверно, ведь все так и грозится быть!
От резкой боли в запястье Сейиил скривился, болезненно поморщившись. Даже пискнул тихонько. Туча же над обоими драконами не сулила ничего хорошему лишь одному из них. И этот кто-то сейчас пищал. Но дитя Света и Воздуха собрал всю волю в кулак. Негоже его бросать. Он ведь не контролирует себя. Надо помочь, -  уверенно начал он внутренний монолог, - сомнительно, что у него это в первый раз. Да даже если в первый. Он может быть против моей помощи. Но разве могу я отказать? Всевышняя, почему я такой филантроп? Сделала бы из меня злющего Духа, я бы мог ем накостылять. А я даже драться не могу! И ведь действительно не мог. У него не было навыков для хоть сколько длительной битвы. Он мог сбежать, спрятаться, помочь, но не драться. Он же не папуас неразумный, право слово.
- Ты и все твои "высокие" сородичи. Кучка абсолютных тупиц! - такая злоба. Такая боль. Уж Темнейшая ли была сосредоточение всего плохого? Впрочем, не ему судить о других. Этим пусть занимаются всякие Главы да их прихвостни, а мы - народ, в количестве одна единица, вольный, нам все равно:скала для нас суть есть скала, дракон суть есть дракон. Он, народ единый, злобы не ощущал. Только обиду за эту злобу. И сейчас бы ему пора начинать обижаться, дуться и, как следствие, уйти. Прежде всего за порчу собственного тела, которое видало виды, но все равно было больно. Ну, и за вот это вот все. За грубость, хамство, надменность и прочие явно премерзкие качества. Но Владыка Барашков и Начальник Кроликов, все, разумеется, облачные, предпочитал решать наступление "поры" сам. И его чутье подсказывало, что с Ученым нужно как с Бурей - дать ему успокоиться, переждать. И все будет лучше. Чутью Сей доверял, поэтому решил действовать. Мягко и осторожно.
-Ага. Есть такое, - дракон пожал плечами. Ну, а чего отрицать-то? Духи умом не все блещут. Собственно, именно поэтому Сейриил и страждал знаний с охотой пиявки до крови, с жаждой Доктора до Тардис и нового сезона, с голодом одного Таргариена до короны. Последний её получил самым прелестным способом, но не суть. И вообще. "Высокие", ишь. Облачный был маленьким. Но это не уменьшало его...ну, души, например. Он был очень душевный! А тут - высокий. Нет! Маленький он, нечего тут комплиментами да ложью раскидываться!
Дело же щекотливое о себе соизволило напомнить. И Дракон переключил костюм на режим Маскировки. Основной минус третьего Кризиса именно в этом. Только два режима:защита и маскировка. Только вот плюсом маскировки воздушного была, пожалуй, читерность. Покров скрывался на ура. Конечно, чтение ауры никто не отменял. Но ведь есть лунный шлейф! Конечно, если на него таки устроят охоту. Так что попрятаться возможность есть. Конечно, сомнительно, что в таком состоянии беляк не захочет его смерти, напротив. И сомнительно, что охоту не устроят, а кастовать шлейф вечно невозможно. Это уменьшало шанс выжить. Серьезно так уменьшало, стоило бы сбежать, как и советовал инстинкт самосохранения.
Наплевав на инстинкты, предоставив дело чутью, Сей выскользнул из чужой хватки каким-то резким и рваным способом, отчего вывихнутая лапа грозилась оторваться. Ладно, потом залечим. Как-нибудь. План, конечно, умопомрачительный. Как-нибудь спрятаться. Как-нибудь продержаться. Как-нибудь остаться живым. Как-нибудь. Типичный русский дракон, мать его растуды! Все на "авось". А потом "что делать?".  Свяжешься ведь на свою голову с этим перьевым закамнемскрывальщиком. Собственно, оправдывал свое звание. Мог, конечно, дойти вплоть до принятия полуоблачной формы, чтоб увидят, но не тронешь ты, тебя не тронут, но он пока думал о месте "нычки", а не о наиболее логичном действии в сложившейся ситуации.

Отредактировано Сейриил (9 Сен 2013 23:20:17)

0

102

Не сказать вообще, что у Финитевуса хватило бы физических сил, чтобы причинить особый вред, в особенности Духу (хотя по размерам своим сам альбинос хоть и был худым, но совсем не маленьким). Хотя кто знает. Может, в очередном бешеном порыве с сопутствующим желанием видеть всех живых горящих адским огнём, хватка и стала сильнее. И, может, и причина боль Сейриилу. Только Финитевус вряд ли сейчас мог это как-то контролировать или банально заметить. Взор был затуманен злобой и ненавистью, болью и глубокой, обидой, затаившейся ещё в далёком простом. А после рухнувшей в один день, как и вся привычная жизнь. Всё просто взяло и развалилось без возможности как-то вернуть обратно. Теперь уж точно... без возможности.
Финитевус не осознавал всего этого и не мог бы описать словами. Но зато чувствовал. Он не понимал своих чувств, в безумстве их и вовсе было невозможно анализировать, а потому справиться было невозможно. Тем более, что позволять кому-то в них влезать, тем более магией, альбинос не собирался. И дал это ясно понять. Невольно, конечно. Магическая защита от вмешательства в свой разум сработала на бессознательном уровне. Но сработала.
Ненависть нарастала, как и туча над головой Учёного. Разрасталась, грозя в одно мгновение превратить неприятеля в пепел, плевав на то, насколько на самом деле это возможно и разумно. Разум? Только не сейчас.
Финитевус не стал удерживать Духа. Он позволил ему выскользнуть из хватки, опустив лапу. Правда пронзительный взгляд, казалось, готов в мгновение изничтожить Облачного. Но этого не происходило.
Дракон даже позволил Сейриилу отступить. Белый не бросился за ним, не попытался преследовать или атаковать. Нет. Он ничего не сделал.
Тучи рассеялись. Они просто расплылись в небе, постепенно растворяясь в нём и исчезая совсем. Плотно сомкнув глаза и сжав губы, Учёный сел. Обвив хвостом свои лапы, он расслабил мышцы морды и запрокинул голову назад. Опустил крылья чуть ли не на землю. И так и остался сидеть.
Финитевус просто сидел. Он ничего не делал. Ни о чём не думал. Он не шевелился и не хотел реагировать на внешний, реальный мир. Он был в себе и ему не было более не до чего дела. Стараясь угомонить навязчивые образы из расплывчатых воспоминаний, дракон изредка и коротко морщился, но после снова замирал каменной статуей. В которой, однако, читалась непомерная усталость. От жизни.

0

103

За камушком Дух Облаков затих, сжимаясь так, словно пытался быть невидимкой. Только он таковы и был, но, судя по всему, забыл. Его гребень перьевой был прижат к змеевидной голове, крылья плотно прижаты к телу. Да глаза так плотно зажмурил. Себя он внутренне, пожалуй, хаял. Нет, не, правда. Раз дошло до такого, то что-то он сделал неправильно. И эта неправильность его пугала. Его многое страшное лишь радовало, он находил хорошее во всем, ведь это Сей - Мягкий и Уютный Владыка Курчавого Замка-Барашка. Но сейчас он не мог найти положительной стороны...просто не мог. Его это как-то дезориентировало. Он был растерян и потерян практически полностью, его застал острый угол его же противоречий. Он начал бояться боли. Вернее, он вспомнил этот затаенный страх забиваемого в капкан зверька. В начале его жизнь забивал Страх Темноты. Теперь ему напомнили, что сколь бы он не был дружелюбен и мягок, Облаку будет одинаково больно.
В итоге он таки выполз из укрытия, снимая неощутимый покров. Сделал он это минут через пять после ухода Ученого глубоко в себя. Вылез осторожно, настолько, насколько он вообще мог, удерживая разболевшуюся лапу на весу да прижимая длинные уши к голове. Виновато так разглядывая. Конечно, в глазах без зрачка трудно что-то читать, но вот мимика явно говорила о крайней степени сожаления и желания все исправить. И ведь желание искреннее, пылкое. От всей широкой душеньки Духа. Душа была настолько широкой, насколько вообще широкой могла быть. Вроде облака, объемного и пушистого. В подтверждение сего Дух чихнул. Тихо и совсем-совсем незаметно. Видимо, за камнем было пыльно - вот и результат, получите-распишитесь.
Он бы с радостью, скажем, обнял альбиноса. Загреб его в охапку, мягонько мурча на ухо какую-нибудь чепуху про мир и дружбу всех стай. Все же, Сейриил бы неисправимым идеалистом-пацифистом. В его мечтах стаи положили конец вражде, объединили свои обширные земли в одну Империю. И Звездная бы улыбалась им. А Духи стали бы этаким трансформером, защищающим Империю от разрушения изнутри и извне. И все это по обоюдному согласию. Все согласны жить в таком мире, всем это нравится. И никаких распрей. Идеально.
Но Сей не рассказывал. Он даже голоса не подал. Просто встал в тени, наблюдая да прижимая лапу. Свыкаясь с мыслью, что идеала не будет. Не путем дипломатии. И всем нравиться не будет. Да и белому не понравится - так для себя решил дракон. Мягко поведя здоровым плечом, о больной лапе он вообще предпочитал не вспоминать, Облачный виновато улыбнулся. И готов был так хоть час сидеть. Его не учили, что всякие гордости не должны этого допускать.Он хотел. Он считал, что так нужно. Раз уж он не может это исправить сам, то попытается хоть вину загладить. И молнией под хвост не получить.

+1

104

Дракон сидел непоколебимой и не двигающейся статуей. Даже дыхание было тяжело различить - столь неглубоким и тихим оно было. Как у спящего. Но альбинос не спал. И не был погружён в себя. Ведь там, в этом глубоком месте, таилась страшная опасность воспоминаний, а, следовательно, и боли. Там были не только интересный научный мысли, открытия, идеи. Там были воспоминания, которые сами по себе не всплывали в сознании и вызвать их было специально нереально. Они таились в темноте, точно стая хищных существ. Стоит тебе пройти глубже и оказаться незащищённым, как они набрасываются на тебя. Хитро. Подло. Всем скопом. Зато крайне эффективно. Рвут тебя на части, вырывают плоть. Да, ты кричишь. Может быть, плачешь, но никто не услышит. И никто не поможет. А теперь, спустя столетия, Финитевус понял, что ожидать помощи не то, чтобы не приходится - ей вообще нельзя случаться. И никого туда впускать, чтобы тебе помогли. Псевдо-герой обязательно утащит из потёмков какую-нибудь интересную мысль или воспоминание трофеем. А потом всё это обернётся против тебя одновременно самым невиданным и в то же время банальным и предсказуемым способом.
Нет.
В голове Учёного сейчас был полный вакуум. Прострация. Он ни о чём не думал, ничего не анализировал, он успокаивался. Хотя черты морды иногда предательски нервно подёргивались, точно губы вот вот искривятся хищным оскалом, зрачки сузятся и хриплый злорадный смех возвестит об очередной беде сумасшествия. Но всё было нормально.
Приоткрыв глаза и некоторое время ещё глядя в мрачное небо, Финитевус, не двигаясь и не поворачивая головы, скосил внимательный взгляд на Сейриила. Из такого положения глаза казались ещё более жуткими.
Дух не ушёл. Не сбежал. Ничего не предпринял.
"Да вы только посмотрите. Сидит себе, как верная собачонка" - вяло отметил Фин и подал холодный, безэмоциональный голос.
- Тебя погубит твоя доброта, когда ты поймёшь, сколь неразумности и опасности несёт её безмерность и желание радоваться всему.

0

105

Наблюдал Сейриил неотрывно. Моргал он редко, после сразу в упор глядя на альбиноса. Тот представлял для него уже неподдельный интерес. Так ведь такой интересный. Во-первых, Ученый. И с тайнами! Какими-то жуткими тайнами, известными ему одному! Это же потрясающе, это волнует кровь и доводит до легкого, сосем незаметного подрагивания хвоста. Во-вторых. Он не в себе! Это ведь так необычно! Фин-парнишка напоминал лабиринт. Где-то внутри был минотавр, рядом с сердцем. Минотавр долго выходил. И возвращался обратно тоже долго. Так красиво! Глаза так сверкают! Да, он делает больно, но не это главное, не будет он зацикливаться на одной лишь боли, Духам можно забыть обиды. В-третьих. Природное любопытство вильнуло бедрами, логика соблазнилась и отключилась. Немного обидно за логику, такого интересного дракона упустит! Ладно, он найдет логику тогда, когда она ему понадобится.
- Тебя погубит твоя доброта, когда ты поймёшь, сколь неразумности и опасности несёт её безмерность и желание радоваться всему. - Дух мягко пожал плечами, в очередной раз моргнув то ли совой, то ли кошкой. И нахолися немного. Лапы - в шерсти. Чистой воды сова! Правда, голову на 180 градусов не поворачивает. Но это - вторичный признак! Главное - что на душе! И на ней было многое. Но не испуг страшных глаз Воздушного. Они даже понравились! Испуган он был болью доселе, но ведь глаза боль не доставляют! Значит, он может спокойно сидеть! Даже не прятаться! Ведь это так весело! Настроение сразу подпрыгнуло, ожило, начало активно побуждать уж если не к менее активным действиям, то к как минимум восторженному описанию всего и вся в самых красивых стихах, чтоб весь мир цвел и радовался, а на земле скакали пони. А на радуге отплясывал лихую джигу-дрыгу лепрекон.
-Я не могу иначе. Не умею. Понимаешь, вот совсем. Видишь ли, когда формируется характер, у меня не было вокруг никого. Прям совсем. И так было тысячу лет! - беленький раскинул лапы, сидя на задних, мол, во сколько без Теремочка жил, - целую тысячу! Во как!
-А так как я видел мало в начале жизни, никогдашеньки и никогошеньки в синем небушке, то только и мог - радоваться. Но мне нравится радоваться, - тут дух слабо нахмурился, опустив глаза, но потом снова развеселился, поднимая взгляд на Ученого с каким-то живым задором, - видимо, мне нельзя не понравиться. Но и долго нравиться не выйдет. Никто не может, - тут Облачный с воем Кентервильского приведения чуть прогнулся назад, разводя лапами. А после тихо рассмеялся, - считай, что проклят. Буду вечно одиноким Облаком, цепляющимся за Скалы Саяри.
Одиночество его, пожалуй, не пугало. А с какой радости? Он будет говорить с камнем, обняв березку. Отчего так березы за Границами стай Шумят? Отчего белоство-ольные все понима-ают. Сей тоже был белоствольной. Только волосы не зеленые, он свои косы сбрил. Такие дела! Криминальщина! Но вот даже сейчас удерживающейся внешней доброжелательностью и лаской он прям светился. Идеальное прикрытие для березы на разведке.

0

106

- Я не могу иначе. Не умею. Понимаешь, вот совсем. Видишь ли, когда формируется характер, у меня не было вокруг никого. Прям совсем. И так было тысячу лет! Целую тысячу! Во как! - Финитевус только цокнул языком и коротко закатил глаза, так и не двинув головой. Она застыла в запрокинутом положении, что, впрочем, не мешало взгляду косить мрачно в сторону или снова устремиться в небо. Только когда ФИнитевус смотрел в небо, в его взгляде не было ничего такого знакомого, что обнаруживаешь в себе, глядя в голубую высь. Ни жизнелюбия, ни устремлённости куда-то, ни лёгкости, ни желания жить или тяги взлететь или там... почувствовать себя облачком. В этом взгляде была тяжесть свинца и холод льда. Кажется, будто омут бесконечно безумных и в то же время мудрых глаз не пронзает небо, а окутывает его собой и тянет вниз. Тянет, тянет... и когда-нибудь оно обрушится вниз, подмяв под себя всё, что есть на земле. И тогда уже никто не спасётся. Ни безкрылые, ни крылатые.
Судя по реакции альбиноса на слова Сейриила, Учёный считал всё, что говорил Дух, глупостью и абсурдом. Он видел Облачного ребёнком, который пытается спрятать от реальности в грёзах и радостях, в беспечном дружелюбии и святой наивности. Но жизнь не такая. И настанет время, хоть через год, хоть через тысячу, когда та обрушит на несчастного оптимиста весь свой гнев и иронию, весь тот циниз и злорадство, что копила всё это время. Тем, кто получает по порции по жизни, значительно проще. Они принимают по дозе этой жестокости, привыкают, приспосабливаются, не ждут ничего от жизни и в то же время ко всему готовы. А как же эти наивные дурачки? Когда жизнь свалит на них свой подарок, они в панике будут метаться разводить руками, не в состоянии разгрести всего этого. Ведь они не готовы к такому, они не знают, как воспринимать подобное с улыбкой и весело. Как завести дружелюбную беседу, как протянуть лапу или защититься - ничего не получится. О, как же несчастны в раз они станут.
Некоторые слова Сейриила после Финитевус даже не слушал. Они не несли для Учёного особой смысловой нагрузки, а посему проходили мимо. Нравиться кому-то Фин тоже не собирался. Что там... ему уже было откровенно всё равно, как кто к нему относится. Тем более Духи. Может, это было каким-то расизмом, что ли, но если вы окажетесь Духом-исключением, мы вас обязательно запомним. А пока...
- Ссчитай, что проклят. Буду вечно одиноким Облаком, цепляющимся за Скалы Саяри.
- Ты не проклят. Ты просто глуп, - поправил его Учёный. Воздушный хотел было дать разъяснение, в чём же великая разница, но не стал. Замолчал. Но да... в первом случае можно и не нести ответсвенности, а во втором всецело вина за твою глупость лежит на тебе и ником более. И все эти оборотв об одиночестве, тысячелетиях и прочем - не более, чем слова. И ценности они, как таковой, не несут, как их красиво не выворачивай.

0

107

- Ты не проклят. Ты просто глуп, - Облачный тонко рассмеялся, захлопав передними лапами, отчего шерсть едва не спуталась. Смех его не был злобным, ироничным или гордым - скорее веселым. Типичным Сейрииловским смехом это вполне можно было назвать.
Он обиделся. Самую малость обиделся. Секунд на десять обиделся. Ну, что поделать? Он вот от оценочного суждения в отрицательном ключе отказался. Поэтому предпочитал вообще не судить по себе. Сей считал, что раз он не идеален, то сравнивать не стоит. Остальные вольны делать, конечно, что вздумается, но задевало как-то. Самую малость. Такая грубость. Варварство ей Богу. Правда, не уйдет дракон чисто из принципа - он дожмет. Если надо - до очередной радужной истрики. Око за око, обида за обиду. Месть - это плохо, но он первый начал!
-Глупость - понятие слишком приземленное. Оно оценочно. Ты привык себя терзать изнутри, полнясь мыслями о жестокости окружающего мира. И кто поступает иначе, открыв себя всего - глупец, - Дух полуприкрыл голубые глаза, разглядывая этаким отцом-настоятелем, а голос стал каким-то спокойным-спокойным, - раз я не делаю того, что ты от меня ожидаешь - я не глуп по определению, ведь даже ты, считающий меня отсталым, не смог предугадать моих шагов. Если бы предугадывал - не завелся бы.
Сейрик неопределенно повел крылом, мол, вот такие пироги завернули в сапоги. Кто не верит, тот сам виноват, кто неудачник по жизни, тот себе просто карму запорол. Кто ко-ко-ко, того ну никак нельзя вылечить. Хроническое заболевание. Даже могущественный экстрасенс вроде Сейриила, лечащий по перу из крыла и чешуе с задницы, не могу исправить боль и жестокость того, кто его не подпустит. И он смирился. Ну, не хочет - пусть бьет женщин и детей.
-Не стоит считать, что я витаю в грезах. Я просто отпускаю все то, что доставляет моей душе дискомфорт. Этим я достигаю концентрации и единения сердца и разума. Поэтому я и Мозгоправ,- Облако ласково улыбнулся, вновь тихо рассмеявшись, -да и житие духов - не сахар. Попробовал бы сам - понял бы. Можешь смело возненавидеть меня за все, что понапридумывал за всю жизнь, в течении разговора и после фразы о духах. Можешь даже вторую лапу вывернуть! Я не буду особо против.
Постепенно начинал разочаровываться от сего источника знаний Сей - он был слишком немногословен. Он верил, что Фин знает что-то ДО ОДУРИ интересное. Но не расскажет - так говорило чутье. Что уж легче пойти к чибисам на болото трепаться, чем разговорить этого Ученого.

0

108

Взгляд Финитевуса резко переменился. Он смотрел на Сейриила так, будто реально, действительно его слушает и не упускает ни одного слова. Но если внимательнее присмотреться к этому взгляду, то можно понять, что же на самом деле он значит. Альбинос смотрел на Духа так, точно забавлялся. Он не вникал в его слова по настоящему. Он смотрел на него с таким снисхождением и такой лёгкой улыбкой, с какой смотрят на детей, которые творят непомерную глупость, выглядит по-идиотски, но им не запретишь. Да, именно так смотрел Учёный на Облачного. Даже той едкой злобы не было в глазах. Скорее ехидство.
И в конце концов, когда Сей закончил говорить все те слова, которые, несомненно могли стать бы хорошей речью или вообще внушать что-то, влиять на умы драконов, Воздушный рассмеялся. В этом смехе была и та откровенная насмешка и просто пренебрежение. Нет, это не Учёные так пренебрежительно относится к чужим словам, пускай и тем, что кажутся им несуразными, а откровенные безумцы.
Пожалуй, этот смех нельзя было даже обосновать. Дракон как будто смеялся не конкретно над Сейриилом или его словами, а просто хохотал. Можно было решить, что если бы альбинос сидел посреди пустой пещеры, он мог бы так неожиданно взять и рассмеяться. Да, мог. Ещё как мог. Просто бзик в голове. И сейчас это был именно он.
Такой смех не вызывает улыбки, разве что нервную. В нём не слышно злобы или радости, жизни или смерти. В нём какой-то хаос, сплетение нитей боли и серых лезвий, режущих по душе, и радужных нот, скачущих в сумасшествие во все стороны.
Когда приступ прошёл, Финитевус снова взглянул на собеседника, прикрыв чуть глаза и расплывшись в полу-улыбке, полу-усмешке, но столь невозмутимой, словно до этого драконы вообще не беседовали, а Фин тут свои думы думал, а Дух на чай зашёл. Как будто всё, что было неугодно, выбило из головы напрочь.

0

109

Сей, пожалуй, это снисходительность видел. И на неё же снисходительностью отвечал. Нет, ему от чужого подобного отношения было невероятно больно, в груди резко ухнуло - и опустело, словно там поселилась черная дыра, заглотнувшая все, включая легкие. И теперь в груди ничего нет, поэтому так больно. Но как бы больно и обидно ему не было, пушистый продолжал терпеть, едва не кидаясь грудью, этой самой, ныне пустующей, на амбразуру. И старался не обижаться, искать другим оправдания и вообще успокаивать себя. Хоть как-то. Зато в барабан можно играть. Сейчас вот едва-едва не забарабанил по груди, чтоб как Кинг-Конг. Счел, что раз маленькие дети любят воображать себя шибко взрослыми, носиться по дому за старшими с воплями "Я большой", то и у детей постарше такое бывает. Супа съесть они, правда, взрослую порцию не могут. Так и Фин. Вроде бы вон, взрослый и важный такой, умный такой, ан нет, взрослую порцию съесть не в состоянии. Настолько много, видно, сказано было, что его перемкнуло. Черт их разберет.
От смеха, для Сейриила весьма нежданного, Облачный Дух сипло ухнул, вздыбив шерсть и распахнув крылья. Едва головой на 180 градусов не крутанул, но воздержался. Для своего же блага, сомнительно, что шея выдержала бы. После попереминался с лапы на лапу, постепенно успокаиваясь и отходя от шока. При этом он периодически вздрагивал, расправляя плечи. Это было внезапно, неожиданно так - смех. Сейриил сам смеялся редко, да и такого смеха еще не слышал. Как злодеи в мультиках смеялся. Хоть Облако мультики не смотрел, но если бы увидел, скажем, Мулан, то смех Владыки гуннов он определенно сравнивал бы со смехом новоиспеченного знакомого. Запомнить все нужно было до мельчайших подробностей, поэтому белый начал вертеть головой, разглядывая Ученого с разных ракурсов. Даже обошел вокруг с самым заинтересованным видом.
-Ты, кажется, са-амую малость не в себе. Са-амую малость, - Дух в очередной раз ухнул, нахохлившись. Эту самую "самую малость" от продемонстрировал маленьким расстоянием меж лап, - но это клево. Тебе, скорее всего, весело живется. Народ собирается вокруг интересных, а это интересно.
Тут дошло. Резко Облачный понял, что конец дня. А он темноты боится. Одним размашистым движением лапы было создано вокруг тела дракона серебристое облако, слабо мерцающее в темной пещере этаким пульсаром. Но от ночи оно не спасет, поэтому было принято решение рвать когти как можно быстрее. Теперь поглядывал он вокруг несколько испуганно, потому что темноту он не любил, любить не мог, а если и мог, то желанием не горел. В этот раз он не успел полететь следом за Шагри. Значит, ночь он проведет в темноте. Если не успеет.
-Попутного ветра, друг мой. Да улыбнутся тебе изменчивые ветра удачи, - Сей как-то скоро затряс чужую лапу, мол, пока, дружище, я еще прилечу к тебе на днях-неделях-месяцах, ты только с места этого не сходи, да рванул на выход, резко ухнув вниз по склону. Передвижение его еще долго отмечалось все тем же пульсаром, исчезнувшим в скором времени где-то в облаках.

==>за Шагри, в безумство высоты

0

110

52 года спустя

Посреди заснеженного и крайне неприветливого склона Сеарива открылся портал, пыхнувший жаром пламенных земель и заставляя снег тут же начать медленно, но уверенно таять. Из портала вышел огненный дракон, недовольно поглядывая по сторонам. Два хвоста мотнулись из стороны в сторону, поднимая небольшое облачко снега, которое тут же растаяло от достаточно горячего воздуха из портала. Пройдя чуть подальше, Старший Воин закрыл за собой портал и почерпнул немного снега, потерев им горячий лоб. С самого утра ему было нехорошо, а сейчас он просто чувствовал, как у его, и без того горячего тела, медленно и верно поднимается температура. Ему еще заболеть не хватало в это время. Рогвин вообще не помнил, когда последний раз банально болел. Где-то в детстве, наверное. Однако, проснувшись, он сразу понял, что с ним было что-то не так и как-то не то. Тело противно и пока еще легонько ныло, словно он перетренировался. А жарковатый воздух огненных земель, заставлял хотеть чего-нибудь холодненького. Поэтому, вместо того, чтобы идти и тренировать молодняк, Старший Воин открыл портал в нейтральные земли, за снежком.
Холодный снег хоть немного, но принес облегчение распаленной морде огненного. Правда тут же растаял, стекая со лба противной водой. Помотав головой, стряхивая воду, Рогвин двинулся вперед, давая своему телу немного охладиться, прежде чем он вернется обратно.

0

111

52 года спустя

Эван любил снег. Сложно вообще сказать, какую погоду он не любил. А снег был чудесен и прекрасен, особенно когда вокруг лежали сугробы, по которым можно было скакать зайцем, чем дракон и занимался. Голубая змейка выскакивала то и одного сугроба, падая в сугроб, потом в следующий, рассыпая следом за собой дорожку из хлопьев, поднимающихся в воздух следом за Сказителем.
В общем, синий развлекался как мог. И его скакание туда-сюда продолжалось бы и дальше, если бы во время одного из своих особо высоких прыжков дракон не заметил, как почти перед ним раскрывается огненный портал. Тогда Эвану пришлось буквально в воздухе извернуться, чтобы не влететь в этот порталище. Чуть ли не запутавшись в самом себе, дракон рухнул обратно в снег на спину. Невысокий рост и длина тела позволяли снегу скрывать Сказителя, если тот сам захочет. Тот и захотел. Прильнув к земле, дракон начал змеёй пробираться в самых низших слоях снега, роя тунельчик носом и уползая на безопасное расстояние от портала.
На некоторое время Эван притих, прислушиваясь к звукам. Оттуда несомненно кто-то должен был выйти. И это точно должен быть огненный, кому ещё нужен такой пафос в портальном обрамлении?
Любопытство взяло вверх - долго скрываться и прятаться драко не мог, не зная, кто там. А узнать очень хотелось. Посему, буквально в пяти метрах от Рогвина, из снега резко вынырнула растрёпанная синяя голова на длинной шее с любопытно распахнутыми изумрудно-зелёными глазами.
Тут-то Эвана и посетила редкая мысль по типу "я кретин" и "лучше бы не выныривал"
- Ух йо... - пробурчал себе под нос дракон, навострив уши.

0

112

Рогвин даже не задумывался о том, что за ним сейчас может кто-то следить. Сейчас его занимали немного другие проблемы, нежели просто слежка. Загребая снег лапами, Старший Воин прошел вперед несколько метров, заходя в снежок поглубже. Как только снег достиг его живота, огненный повалился прямо в сугроб, вытягивая морду и немного недовольно выдыхая  язычок пламени, растапливая снег перед ним. Хвостами он обвил себя с двух сторон, а крылья расправил, укладывая их на поверхность снега, который тут же стал довольно активно таять, подмачивая Рогвина. Однако от подобного был плюс. Все симптомы простуды постепенно затихали. Повышенная температура, казалось, потихоньку опускалась, хотя это явно было не так. Дракон подался чуть вперед, загребая снежок мордой, не обращая внимания на поднимающийся от его тела и от снега вокруг парок. Капли воды, попадавшие на его шкуру, постепенно испарялись, забирая с собой тепло и принося прохладу.

0

113

Судя по всему, большой, страшный и вспыльчивый дракон не заметил Эвана. Это могло означать, что можно воспользоваться этим шансом, подаренным самой судьбой, но пффф! О чём вы говорите! Если дракону и выпадает подобный шанс, он вряд ли м воспользуется. Скорее рискнёт приблизиться и, возможно, нажить проблемы на свой вездесущий и юркий хвост, но против себя не попрёшь. Да и большой и страшный сейчас совсем не казался тем большим и страшным.
Стараясь всё же сохраняться благоразумность и относительную осторожность, насколько это вообще позволял характер Сказителя.
Синий начал пробираться змейкой через снег, иногда выглядывая мордой наружу, следя за Рогвином. О, это несомненно был он! Эван уже пять раз выглянул - не мог же он пять раз подряд ошибиться.
"Вы только поглядите, в снегу валяется" - не без удивления подумалось Эвану.
- Нынче на Пламенных землях слишком жарко даже для такого котелка, как ты? - не удержался Сказитель, чтобы не вставить едкую фразочку и снова высунуться из снега. Это то, что получалось у Водного хуже всего - держать язык за зубами. Но тут Огненный в снегу купается! Как можно смолчать?!

0

114

Полежав в снегу где-то минут пять, Рогвин уже стал потихоньку остывать. Даже шкура его стала не такой раскаленной на вид, а немного потемнела. Вот только самочувствия хорошего как не было, так и не оказалось. Голова по прежнему болела, а кости и тело ломило. Вот уж не было печали, а тут на тебе... заболел. При чем довольно серьезно, если думать по показателям самочувствия. Хмуро поднявшись из лужи, которая раньше была снегом, Старший Воин взмахнул хвостами, стряхивая с них противную воду. Раз снег не принес ему желаемого облегчения, то и делать ему тут больше нечего. Только еще хуже сделает.
Уже было собравшись возвращаться в открытый до сих пор портал, как услышал смутно знакомый голос. Вот те раз, а он-то думал, что он один тут. Совсем один. Однако кто-то тут тоже ошивался. Повернув голову в сторону откуда доносился этот самый нахальный и дерзкий голос, Рогвин возмущенно вспыхнул огнем, пробежавшимся по его спине, распознав в наглеце Эвана. Уж эту морду он ни с чьей не перепутает! Как и бесящее огненного вечное положительное настроение этого ходячего кусочка ясного неба.
На подобную вспышку возмущения голова Воина ответила всей взаимностью. А точнее, прошила болью виски дракона, заставляя его присмиреть. Даже огонь на его шкуре угас, заменяясь черным дымком и исчезая совсем. Тихо, но отчетливо зарычав и зажмурив на пару секунд глаза, чтобы боль чуть-чуть улеглась, Рогвин снова воззрился на Эвана хмурым и недовольным взглядом.
- Какого черта тебе от меня нужно, змеёныш голубой? - недружелюбно проворчал, не делая пока никаких резких выпадов в сторону водного.

0

115

- Ууу... - помахал лапой у себя перед носом, точно отгоняя дымок, который вообще-то и достичь дракона не успел.
- Как-то неважно полыхнул, - не удержался, чтобы не отметить и во второй раз. Да всё состояние Старшего было каким-то неважным. В конце концов Эван его знал - стоит что-то сказать не так (а синий уже это сделал) - и в тебя как минимум полетит десяток огненных шаров. При лучшем и мирном раскладе, так сказать при наличии у Рогвина хорошего настроения. А тут что-то не очень логично складывалось.
Судя по всему, состояние врага было достаточно жалким для того, чтобы он не мог среагировать полноценно. Это повышало шанс остаться в процессе беседы целым и... не спалить себе шерсть.
Недолго поразмышляв, Сказитель перестал бросаться колкими замечанием и подпрыгнул, выскакивая из сугроба. Бодрой рысью Водный зашагал по направлению к Рогвину, не особо опасаясь, что может и огрести. Сгоряча. В том, что сможет увернуться, если Старший поднимет на него лапу, Водный не сомневался.

0

116

Смотря, как этот чертов Водный подходит к Рогвину, дракон предупреждающе зарычал, намекая, что не стоит подходить слишком близко. И вообще, личное пространство надо соблюдать. Хотя... Разве этому нахалу докажешь, как Огненный не любил, когда возле него обтираются всякие. Наоборот, Эван обрадуется и тогда вообще с шеи не слезет. И так он на неё с интересом заглядывается.
Хлестнув раздраженно хвостами по снегу, Рогвин выдохнул огонь перед собой, заставляя Эвана притормозить. Правда огонек был такой... слабенький. Предупреждающий. Не хотелось сейчас дракону затевать потасовку в подобном состоянии. К тому же, сейчас шансы на победу у него были еще ниже. Если только Водный начнет нарезать вокруг него круги, у Рогвина уже голова начнет кружиться.
- Я с тобой не собираюсь устраивать сейчас сражение. Так что не зли меня и свали в сугроб, пока я добрый!

0

117

Когда огненный полыхнул в его сторону, чуть отступил назад, но только едва едва, показывая вместе с тем, что не боится его. Да и не уверен, что Рогвин на самом деле способен сейчас ему особо навредить. Если бы мог и хотел, а хотел он несомненно, то уже попытался бы это сделать более откровенно, чем сейчас. Значит, что-то мешает. Не важно, физические преграды или нематериальные, что вряд ли вообще-то.
Сразу же как только огонь поугас, дракон хотел податься вперёд, но передумал. И вовсе не потому, что опасался за свою шкурку. Встав на здание лапы, от чего в мгновение стал значительно выше за счёт свой длины, невинно вскинул передние в жесте безобидном и означавшем, что Сказитель как бы тоже драться не собирается и вообще с мирными намерениями. В отличие от всяческих горячих Воинов.
- Да и я не собирался, - как ни в чём не бывало выпалил дракон, выражая на морде искреннее: "А что? А вы вообще о чём?"
- Не нервничай, - вот что угодно делайте, а язык - его на зубы не намотаешь, чтобы не лез, - Это вредно.
Прозвучало чуть ли не с дружеской заботой, после чего Водный опустился на лапы и снова предпринял попытку сделать шаг в сторону Рогвина. Боится он его что ли, Старший-то? Даже странно.

0

118

Смотря на вытянувшегося в высоту Эвана, Рогвин не отказал себе в удовольствии представить, как он завязывает его тройным узлом и, раскрутив за хвост, отправляет в свободный полет, куда-нибудь подальше. Как же сейчас он жалел о том, что заболел так не вовремя. Если бы он знал, что отправившись сюда, встретит эту голубую занозу под хвостом, то явно бы подорожил здоровьем. Но увы... Предприняв последнюю попытку запугивания врага, Старший Воин грозно рыкнул на него, резко распахивая крылья и подаваясь на Эвана. Но быстро скис, когда основание крыльев свело неприятной болью. Портал, почувствовав, что он больше ничем не подпитывается и в него никто не собирается заходить, попросту растворился дымком в воздухе. Покосившись на то место, где был проход в его земли, Рогвин плюнул и развернувшись к Эвану хвостовой областью, хлестнул обоими хвостами и пошел вниз по склону, зарываясь в снег попутно. Температура снова начала противно повышаться.
- С вами, молодёжью, никакого здоровья не хватит... - проворчал, прикрывая глаза от слишком светлого снега.

0

119

- Ты считаешь себя таким старым? - без язвительность в голосе спросил дракон, не пытаясь ни подколоть, ни задеть. Так, просто и дружелюбно. Достаточно беспечно. Так, как обычно общается со всеми на нейтрально-позитивной позиции. Конечно, друзьями или просто приятелями назвать этих двоих было нельзя. Но пока Рогвин не имел особой возможности плеваться яростью во все стороны, не было нужды и цеплять его. Стандартных мини-язвочек, конечно, никто в этом случае не отменял. Они просто шли в комплект с Эваном. Других комплектовок Эванов не было на рынке.
Несмотря на то, что недо-собеседник пошёл прочь, синий не собирался отставать. Он был существо коммуникабельным, в некотором роде общественным, ему нравилось контактировать с другими драконами. И когда он сам этого хотел, было совершенно не важно, как этот дракон относится к Сказителю. Если, конечно, сам Эв не испытывает к нему сугубо негативных чувств. А испытывать таковые для Эвана было достаточно проблематично. Он мог разозлиться, но быстро остывал. И не копил в себе ненависти, не рождал в душе искру мести, разгоравшуюся в чёрное пламя. Он легко принимал и легко отпускал. По крайней мере в большинстве случаев это было так. Если анализировать то, что было доступно каждому и не лезть в самые глубокие уголки души. 
Бодрой рысью Водный нагнал Старшего и зашагал сбоку и чуть сзади, держа определённую дистанцию, на которой можно было увернуться от неожиданной атаки.
- Неважно выглядишь. Жара нет? - дракон чуть наклонил голову на бок, - Хотя нет. Как у тебя может быть жар, - задумчиво забурчал он, - Что вы испытываете?

0

120

- Просить помощи у водного - это последнее, о чем я буду просить... Если вообще буду. - проворчал Рогвин, не поворачиваясь к нему мордой. Да и зачем? Может самому надоест брести за Старшим Воином и тот ускачет голубой змейкой в рассвет. Горячее тело растапливало снег, оставляя позади огненного мокрый след. Отойдя не некоторое расстояние от того места, где он появился, Рогвин схватил пастью белый снежок и подождал, пока тот у него растает. Сглотнув талую воду, Воин поморщился, но еще раз взял снега, утоляя небольшую жажду. Если он уже заболел, то хуже не будет.
Что вы испытываете? - коротко облизнувшись, Рогвин хмуро посмотрел на Эвана.
- В данный момент я испытываю раздражение от одной назойливой персоны, которая крутит передо мной своим синим хвостом. - недовольно проворчал, помахивая кончиками хвостов. Однако прозвучало это совершенно беззлобно. Скорей устало. - Что тебе нужно, Эван?

0

121

- Просить помощи у водного - это последнее, о чем я буду просить... Если вообще буду. - Дракон несколько скептично пожал плечами, чуть возведя взгляд вверх, продолжая идти сбоку. Синий не отставал и не пытался обогнать Рогвина - так просто, сопутствовал. И когда Старший остановился - встал тоже. Но не предпринимал попытку приблизиться ещё. Если Огненному зануде так важно личное пространство - пожалуйста. Оно вполне обеспечено. Да и тот мог его и игнорировать, если уж совсем не втерпёшь. Словом, в некоторого рода чистую ненависть к своей персоне Эван не верил. Но и на дружелюбие не рассчитывал, хотя сам старался его и проявить, и поделиться им. Совсем не жалко.
- В данный момент я испытываю раздражение от одной назойливой персоны, которая крутит передо мной своим синим хвостом.
- Я не о тебе конкретно, - мирно и спокойно отозвался дракон, наблюдая на Воином, - Я вообще про огненных драконов. Бывает ли у них жар или их только озноб бьёт, - чуть задумчиво и больше себе в нос продолжил он, - Как-то нелогично...
Услышав своё имя, Сказитель, до этого бурчавший куда-то в сторону, вздёрнул уши. Как-то непривычно даже было слышать из пасти Рогвина чисто имя, без оскорблений и дополнительных прилагательных. И не только прилагательных. Так неожиданно это было, что даже сразу ответить не получилось. Шумно выдохнув носом, синий чуть отвёл взгляд, глядя куда-то в бок.
- Почему если я с тобой заговорил, то это обязательно значит, что я хочу с тобой драться, или пакость какую устроить. Может я вообще без задней мысли... - говорил Эван спокойно, несколько расслабленно и даже равнодушно, но скрыть некоторое разочарование не получилось.

0

122

- Решил поменять свою специализацию и заделаться целителем? - хохотнул, поворачиваясь к нему всем телом. От болезни его был только один плюс для водного. Убить Эвана сейчас не слишком-то и хотелось. Дать по шее, может быть. Но Рогвин прекрасно понимал, что в данный момент, он ничего не сможет сделать. И это как-то невольно делало Старшего Воина более миролюбивым, на сколько это было вообще возможно. Усевшись в снег, Рогвин тяжело вздохнул, прикрывая глаза и выдыхая черное облачно дыма. - Если ты думаешь, что огненные чем-то отличаются от остальных, спешу тебя разочаровать. Мы все чувствуем. И жар и озноб и прочие прелести болезней...
- Почему если я с тобой заговорил, то это обязательно значит, что я хочу с тобой драться, или пакость какую устроить. Может я вообще без задней мысли... - Рогвин недовольно всхрапнул, выпустив из пасти язычки пламени.
- Да потому что всегда, когда ты появляешься, ты мне спутываешь все планы или рушишь их один за другим. И не было еще ни одного раза, чтобы ты, Эван мне ничего не испортил!

0

123

Не, целитель из Эвана бы не вышел. Что-то там ползать, травки разглядывать и прочую требуху делать его не прельщало. Носиться по местности и вертеться волчком, при этом бесконечно треща о том и о сём - идеально. Почему синий и совмещал в себе воина и сказителя. Но сказитель - это, конечно, бесспорно. Столько болтать без умолку сможет не каждый. Большинство собеседников уже утомится, а Эван к тому моменту только разогреваться начнёт. Дракон любил рассказывать, быть в центре внимания, делиться интересными историями. Но бывали и времена, когда он любил побыть один. Обычно это время, проведённое в одиночестве, должно было восполнить энергию, которая тратилась на окружающих. Несмотря на то, что этой энергии у Эвана было очень много, это вовсе не значило, что она не кончалась и регенерировалась одномоментно. Правда до встречи с Рогвином дракон уже успел её восполнить в процессе прыжков по сугробам в совершенно пустой местности. Так что сейчас сказитель был полностью готов дальше заводить свою песнь.
Недружелюбность собеседника его нисколько не пугала. Всё поправимо. Обычно более всего недружелюбны именно те, кто сильнее остальных нуждается в общении. Да и замахнуться лапой сейчас Старший не мог. Это определённо настраивало на более милое общение... относительно, конечно.
- Да потому что всегда, когда ты появляешься, ты мне спутываешь все планы или рушишь их один за другим. И не было еще ни одного раза, чтобы ты, Эван мне ничего не испортил! - не способный сесть и спокойно сидеть на месте, змеёныш бодренько начал нарезать вокруг Рогвина то круги, то квадраты, то треугольники, при том продолжая держать дистанцию, так сказать, личного пространство, не стесняя своими мельтешениями.
- А сейчас я порчу твоё блаженное одиночество, - предположил Эван и улыбнулся, глядя перед собой и продолжая двигаться. За счёт своей длины, лапки практически не показывались из снега во время движения, потому вокруг Огненного образовывалось борозда контуром причудливой фигуры.
- Это всё твой собственный стереотип. Я не порчу твоих планов более, чем любой другой дракон, чьи планы портишь ты. Это совершенно обоюдно и, к тому же, справедливо.

0

124

Некоторое время Рогвин наблюдал за перемещением водного дракона пытаясь определить закономерность с которой Эван нарезает круги вокруг него, но бросил потом эту затею. Эван двигался совершенно хаотично, но от этого мельтешения у Старшего Воина Огня голова шла кругом. А она и так болела.
- Ты еще смеешь меня учить, мокрица синяя? - прорычал, надвигаясь на него грозно. Этот дракон просто неимоверно бесил своим позитивным настроением. Огненному тут, понимаешь ли, плохо, а Эван вокруг него скачет жизнерадостно. И в усы свои не дует.
Хоть Рогвин и не испытывает никакого желания драться с этим вертлявым драконом, но это не значит, что он не может по нему вдарить. Слепив снежный комок, запустил ему прямо промеж рогов, пока Эван не смотрел в сторону огненного. Вполне сойдет за атаку.

0

125

Продолжая разглагольствовать с совершенно серьёзным, но определённо наигранным видом, дракон шагал вокруг Огненного, закрыв глаза. Чуть покачивал головой из одного бока в другой в такт шагам и продолжал театрально умничать, хмуря по-старчески брови, а тоном своего ворчания местами очень напоминая Рогвина.
- Только посмотрите на меня, - передразнивал он негромко, но хорошо выдерживая интонацию.
- Я страшно недовольный и ворчливый старик. Все вокруг - кретины, которые только и делают, что путаются под лапами. Как они не способны понять мою гениальность и величие. Возмутительно! - синий резко вскинул голову и остановился, открывая глаза. И зря. Тут же ему в морду прилетел увесистый ком снег. Так как Сказитель был полностью расслаблен, он даже пошатнулся.
Эван временно потерял всякие ориентир в пространстве из за снега, залепившего в глаза. Сказитель помотал головой и начал стряхивать тот с морды, что, впрочем, не мешало ему разглагольствовать и отплёвываться снегом в процессе этого.
- Я такой важный индюк, - стряхнув последний снег, Водный поднял взгляд на Рогвина. Мало ли, вдруг он снежком не обойдётся. Однако делать что-то в ответ Эван не стал. Даже снежка мстительного не кинул.

0

126

Этот водный просто неимоверно начал бесить Рогвина. Он вообще хоть когда-нибудь бывает серьезным или вежливым перед старшими? Позабыв временно про то, что у него болела голова и довольно жестко ломило кости от температуры, Старший Воин предупреждающе зарычал, чуть припадая к снегу, словно собираясь броситься на водного.
- Ты меня уже окончательно достал, Эван! - прорычал, хлестая хвостами по снегу. - Когда же до тебя наконец-то дойдет эта немудренная истина, что я сейчас не желаю ни с кем разговаривать! И если ты не хочешь, чтобы я надрал тебе твой вертлявый хвост, исчезни с глаз моих, синяя пиявка!
Рыча на него, Рогвин вспыхнул огнем по всей чешуе, растапливая снег вокруг себя. Эта вспышка ярости довольно успешно заглушила все остальное, хотя было ясно, что потом, его болезнь даст о себе знать вдвойне. И по идее, надо было ему сейчас не распри устраивать с водным, а идти к целителю.

0

127

Когда огненный начал показывать своё бешенство более явственно, Эван взглянул на него спокойно и с некоторым даже снисхождением. Синий ничего уже не говорил, не перебивал, не передразнивал, и даже морду не корчил. Он достаточно серьёзно выслушал Рогвина. При чём серьёзность не была наиграна ни разу. На вспышку гнева в виде огня по всему телу Сказитель вообще никак не отреагировал. Можно сказать, не поражён. Не удивили. Водный был всецело уверен, что как бы Старший не бесился, реально нанести ему какой-то ущерб он не сможет. Правда это вовсе не стало поводом для новой колкой фразочки.
- Когда же до тебя наконец-то дойдет эта немудренная истина, что я сейчас не желаю ни с кем разговаривать! И если ты не хочешь, чтобы я надрал тебе твой вертлявый хвост, исчезни с глаз моих, синяя пиявка! - дракон не шелохнулся и на морде его, кроме скептицизма, нельзя было сейчас ничего прочесть.
Синий дождался, когда Рогвин закончит. Определённо, это было неким жестом уважения. Уже настоящего, которое Эван вполне себе испытывал, но в силу своего характера не выражал так, как многие ожидали или хотели.
Сказитель развернулся к Огненному и зашагал к нему, сохраняя прежнее выражение на морде. Губы держались плотной ровной линией, веки были чуть опущены, а глаза внимательно смотрели прямо на Старшего. Подойдя к дракону, точно он совсем не полыхал огнём и не источал собой угрозы, Эван остановился перед ним и поднял лапу, касаясь тыльной стороной лба Рогвина. Лапа была в снегу, так что в каком-то роде и пыл могла поумерить и не позволяла самому Эвану обжечься.

0

128

Как только Эван начал продвижение к Рогвину, огненный вспыхнул сильнее, зарычав громче. Вот только, судя по виду водного, чихать он хотел с высокой колокольни на его ярость и нежелание контактировать. Но это спокойствие и серьезность на лице Эвана заставила огненного чуть присмиреть. Продолжая полыхать, но уже не так ярко, Рогвин отошел на несколько шагов назад, по мере приближения водного, рыча чуть тише и ожидая любого выпада со стороны дракона. Тот, словно пытался загипнотизировать Рогвина, смотря на него снизу вверх сосредоточенно и внимательно.
Полной неожиданностью для Рогвина была снежная лапа, которая прошлась по лбу дракона, словно измеряя температуру. Не известно, можно ли узнать о её наличии у огненного, шкура которого полыхала пламенем, раскаляя, но Эван решил попробовать. Холодный и достаточно мокрый снег, растаяв, тут же принялся стекать по морде. Мотнув головой, Старший Воин перехватил лапу Эвана и, чуть сжав её, опустил вниз.
- Много конечностей, водный? Так я могу тебя от них избавить. - прорычал, приблизив свою морду к его и прожигая ярко красными глазами.

0

129

Эван не стал пытаться вырвать свою лапу из хватки Огненного, которая, к слову, не была шибко уж крепкий, а тем более болезненной. Дракон расслабил лапу, позволяя опустить её вниз и не выказал никакого протеста. А когда Старший приблизил свою морду к его, гневно уставившись, то и вовсе расплылся с мягкой и тёплой улыбке. Не сдвинулся с места, не подался назад, продолжая стоять столь же невозмутимо и смотреть Рогвину в глаза.
- К чему так нервничать? - без доли едкости, а даже с какой-то нежностью и беспечностью в голосе поинтересовался Сказитель.
- От этого только хуже. Расслабься, - предложил он, не убирая улыбки с лица. Может, кого-то это и бесило, не исключено, что и Рогвина тоже, но дракон пытался расположить собеседника к себе таким образом практически всегда. На самом деле улыбка - способ значительно более действенный, чем может показаться. Можно особо ничего и не говорить, но делиться с говорящим душевным теплом. Хочет тот идти на контакт или нет, но этот фактор пропустить мимо себя не сможет. Позитивные импульсы так или иначе будут его достигать. Эван не рассчитывал на это прямо и не делал оного с намерением и осознаваемым умыслом. Скорее на автомате, но достаточно искренне для того, чтобы и без умысла оно срабатывало не раз. В плюсах было ещё и то, что сам синий мог не реагировать на отрицательные импульсы со стороны собеседника. Он ими не заражался, так что мог продолжать источать дружелюбие и тогда, когда кто-то другой рядом просто мечет во все стороны агрессией, неминуемо раздражая.

0

130

Рогвин буквально бесился с того, как Эван улыбался в то время, как огненный ему в открытую угрожал расправой. То, что он сам себе хуже делает, он был и так в курсе. Организм, решивший, что нападения и атак больше не будет, радостно начал сверлить висок Рогвина противной болью, мешая свободно думать. Однако это дружелюбное настроение довольно уверенно передавалось от водного к Старшему Воину, чего Рогвин допустить никак не мог. Где это было видано, чтобы огненного дракона, занимающий столь высокую должность, смог усмирить какой-то водный, который и не воин даже? И именно сейчас это и происходило. Чтобы не показывать себя с более положительной стороны, смирным и доброжелательным, Рогвин оттолкнул лапу Эвана и отвернулся, отходя от него и собираясь уже открыть портал в свои земли. Он уже достаточно охладился, купаясь в снегу.
- Иди своей дорогой, Эван. Не зли меня еще больше... - проворчал, не глядя в его сторону. Не смотря на то, что Старший Воин показывал себя всегда с сильной стороны, сейчас ему хотелось забиться в свою пещеру, свернуться клубочком и вообще никого не видеть. А что в этом такого? Даже самый сильный порой хочет, чтобы его погладили и обняли. Огненный, конечно, пытался отогнать подобные желания, но они до конца никуда не исчезали. Только прятались, до поры до времени. Но, прежде чем он забьется в самый тёмный угол пещеры, ему не помешает сначала к целителю сбегать, чтоб тот дал что-нибудь от болезни. Рогвин надеялся, что это обычная простуда, а не что-то посерьезнее. Выйти из строя на долгое время, не очень-то и хотелось.

0

131

Точно сдерживаясь, чтобы не сказать что-то лишнее и ненужное, а может, чтобы не сделать это что-то, дракон закрыл глаза и неслышно выдохнул носом. Сев в снегу, который уже размяк и стал совершенно мокрым после вспышек гнева Старшего, Сказитель не стал больше настаивать.
Сидя так, словно Огненного здесь не было вообще, дракон положил хвост полу кругом, чтобы потом можно было удобно свернуться колечком или просто одновременно подняться, разворачиваясь. Иногда с таким телом чуть хвост не так положил, и следующий шаг превращается в катастрофу с падением и множеством травм.
Весь вид Эвана выражал тихое, спокойное и смиренное "хорошо". Это походило даже не игнорирование, хотя внутри синему совсем не хотелось этого делать. Он желал, может, что-то ещё сказать. Что-то сделать. Но усадил себя и заставил мысленно не двигаться, чтобы сдержать эти порывы, от чего-то решив, что лучше не стоит. По крайней мере не сейчас. Хотя на самом деле вот так вот просто сидеть и молчать было крайне сложно для Эвана. Можно даже сказать, требовало космический усилий. Да, доля напряжения была заметна во всей его фигуре, но он сдерживался.

0

132

Рогвин хмуро смотрел в дымящееся кольцо портала. Не смотря на то, что огонь по прежнему терзал его изнутри, снаружи он уже начал потихоньку замерзать. Он уже не полыхал, как обычно. Да и как-то не хотелось тратить на это силы. Даже злиться на Эвана не хотелось, хотя раздражение от его присутствия никуда не делось. Покосился на усевшегося в снег Водного. Смирный такой… Послушный… Вот всегда был бы таким и, может быть, Рогвин бы пересмотрел свое желание растереть этого нахала в пепел.
Нахмурившись еще больше и сжав зубы, от новой волны озноба, жара и слабости, Рогвин продолжал смотреть на Эвана, пытаясь понять, что же тут не так… Вроде сидит, даёт ему уйти, а что-то тормозит дракона. Присмотревшись повнимательнее, Старший Воин заметил, что Водный сидит словно как на углях. Напряжение и желание что-то сказать. Прокляв своё любопытство, Огненный повернулся боком к нему.
- Ну что ты на меня так смотришь? - с некоторым недовольством прорычал, однако без какой-либо злости. Болезнь попросту стирала подобные эмоции.

0

133

Дракон продолжал сидеть. Достаточно смиренно, пускай и определённо недовольный этим в самом себе. Даже с какой-то... долей грусти в глазах. Но сидел и молчал. И постепенно это желание стало совсем пропадать. Слова... что они значат на самом деле? Так, если задуматься. Могут ли они выразить все чувства, которые испытывает душа? Всё смятение и противоречие внутренней сущности, которая кричит: "Так нельзя! Держись на расстоянии" и её же снова, шепчущей: "Подойди ближе". Что ж. Тогда действительно лучше сидеть и молчать, ничего не делая, вместо того, чтобы метаться из стороны в стороны, подходить и отпрыгивать назад, обжигаться жарким пламенем вспышки эмоций и замерзать от холода таких живых глаз и таких совершенно мёртвых порой к тебе самому.
Эван не любил это состояние. Особенно, когда оно рвалось наружу тогда, когда рядом кто-то был. Наедине с собой Сказитель мог позволить себе погрузиться в философские глубине и рассуждения об истинном своём отношении к жизни, не скрытом за маской вечного оптимиста и прохвоста, шустрого весельчака и дружелюбного проходимца, которого лишь бы дурачиться. Да, именно так он и выглядел в глазах других драконов. О, как лживо было это впечатление, появляющееся при первой встрече и остающееся неизменным. Но раскрывать свою душу? Право, убейте. Если вы думаете, что Эван готов мириться с каждым и искать ко всем подход и язык общения, крутясь в компании большой или малой, что ж... вы очень заблуждаетесь. На самом деле дружелюбие и улыбка - не распахнутые для объятий лапы, а стена, которая защищает от плевков в душу.
Сказитель уже не смотрел прямо на Рогвина, он глядел несколько сквозь. Опустив веки, он прикрыл глаза. Уголки губ расслабились, больше не держа на морде привычную улыбку. Морда уже в меньшей степени выражала что-то, к чему другие драконы так привыкли в общении с Водным. Наверное, друзья и не знают, как с таким Эваном обращаться. Пожалуй, и не стоит знать.
- Ну что ты на меня так смотришь? - воин чуть приподнял голову и, закрыв глаза, легонько мотнул ей. Ничего.

0

134

Еще немного посверлив Водного строгим и хмурым взглядом, Рогвин вздохнул, хлестнув хвостами по снегу, отворачиваясь. Что ж, не хочет говорить, Огненный его заставлять не будет... Пока что.
- Как только я буду посвободнее и не в таком состоянии, я обязательно тебя разыщу... И вот тогда мы с тобой договорим. Нечего тебе рядом со мной крутиться, заразишься еще... - проворчал, смотря в черный дым портала. Болезнь, терзающая его изнутри, быстро растрачивала силы Старшего Воина. Как бы ни зол он был на Эвана, но подобного состояния он своему врагу не желал. Легче самолично шею Водному свернуть, чем тот будет ходить как Рогвин, хмурый и лихорадящий. Почему-то дракону казалось, что это только начало. И как бы тот не успокаивал себя, что это всего лишь простуда и что ничего серьезного тут нет, маленький червячок страха и осознания, что не все так просто, уже зародился внутри Рогвина. И разобраться, как бы исцелиться поскорее от этого безобразия ему явно хотелось.
Распахнув крылья и почерпнув ими снег, набросал себе на спину и двинулся в портал, сохраняя прохладу склонов, взмахнув хвостами Эвану на прощание.

------> Лес Тан

Отредактировано Рогвин (1 Ноя 2013 09:03:07)

0

135

- Как только я буду посвободнее и не в таком состоянии, я обязательно тебя разыщу... И вот тогда мы с тобой договорим. Нечего тебе рядом со мной крутиться, заразишься еще... - Водный чуть улыбнулся. Совсем чуть-чуть. Не так широко, как обычно. И вообще в какой-то другой манере.
Нет, общение с этим Огненным как-то странно на нём сказывалось. Не всегда, конечно, но сейчас точно. И вряд ли тому причиной была странная болезнь. Заразна, не заразна. Честно говоря, это не особо пугало Сказителя. Только плечами пожать. В любом случае, пока не заболеешь - не узнаешь.
Когда Рогвин ушёл, Эван ещё некоторое время сидел на месте, глядя на то место, где был до этого Старший. Синий ни о чём конкретно не думал и смотрел больше в пустоту. Какое-то время ему просто не хотелось двигаться. Переходное состояние, чтобы в конце концов вернуться к своему обычному.
Резко вскочив на лапы, точно ни в чём не бывало, Сказитель пустился бегом и вприпрыжку по сугробам, выскакивая из них прыткой змейкой и снова пропадая, рисуя своим длинным телом дорожки и борозды, бодро хлестая хвостом и жмурясь от снега, летящего в глаза. Таким быстрым и непринуждённым темпом он удалялся прочь с Сеарива.

Северное море

0

136

- Вашу ж мать... - самое безобидное, что срывалось с языка Данте сегодня. Он, в конце-концов, регенерацией обладает, вообще-то! Тобишь, не болел отродясь. Нет, ну были прициденты. Как говорится, простуда, если её лечить, проходит через семь дней... И если не лечить - тоже. Так что жевать горькие, терпкие и совершенно несъедобные травки острыми, не приспособленными к этому зубками - нет уж, избавьте! После них блевать охота и есть ничего невозможно.

Ну, невозможно-то невозможно, только и сейчас было как-то не легче. Дантик как-то пару раз для интереса высовывал язык, длинный, чёрный. Он действительно мог, постаравшись, посмотреть на него, ну, на язык свой. Пестропёрому было интересно, нет ли там белёсого налёта, потому что, по ощущениям, всю ротовую полость покрывал гадостный болезненный слой. Хотя больше он этого не повторял, потому что когда он глаза скашивал, становилось больно, кажется, до самого мозга.

Невесёлое это дело - болеть! Пришлось вон даже со стайной территории свалить. Денталион совершенно не боялся заразить собратьев, ну что вы! Просто когда лежишь в непосредственной близости от потока лавы, а тебя знобит... Температура, одно слово. Тут хотя бы было оправданно холодно.

Так вот, брёл Денталион себе бодренькой рысью, перья растопорщив и дрожа, и, понурив голову, ругался вслух и со вкусом, матеря регенерацию свою, что в такой нужный момент подвела. Потом, поозиравшись, ибо как-то соверенно забыл, куда пришёл и где находится, и забрался в сухое такое уютненькое местечко. это была выемка в скале, над которой нависала крепкая гранитная порода. Он был где-то в ущелье, достаточно широком, по обе стороны возвышались склоны. Сеарив, ничейная территория.

Желтоглазый спрятал голову под крыло и обернулся хвостом. Так поуютнее было. Больше всего Данте сейчас желал поспать, хотя сон был липкий и душный. Немного покоя, немного отдыха и тишины. Часом ранее он даже запихал в себя тушку дичи, не особо разбирая, чьей. Было невкусно, рецепторы ужасно реагировали на повышение температуры, хотя разница там в пять где-то градусов всего. Зато теперь Электрический не мог винить себя, что чего-то не сделал, чтобы ваыздоравливать скорее. Тьма бы побрала эту постуду. Очень хотелось спать. И Денталион довольно быстро погрузился в сон.

0

137

Недра

Выбравшись из Недр, Гортхаур первым делом немного постоял жмурясь от ослепительного снега и давая глазам привыкнуть после уютного мрака пещер. Часто мигая и подставляя морду холодноватым ветрам склонов, Дух нехотя уловил чьё-то сердцебиение. Довольно слабое, так как его обладатель находился достаточно далековато. Это мог быть как и дракон, так и какая-то живность. Вполне можно будет перекусить, давно не ели. Облизнувшись и надеясь, что это все-таки заплутавшая еда, Гортхаур мотнул головой и распахнул крылья, взлетая над склонами и двинувшись в сторону доносившегося чувства биения сердца.
Увы, его ждало еще одно разочарование. Чем ближе он подлетал, тем явственнее он чувствовал, что это дракон... А подлетев еще ближе, понял что это один из огненных решил отдохнуть от дел праведных. Хмыкнув, Гортхаур приземлился в снег, неподалеку от спящего дракона и направился прямиком к нему. Но в паре шагов остановился, вглядываясь в огненного и напряженно прислушиваясь к своим чувствам. После чего неодобрительно покачал головой. Этот дракон был так же болен, как и многие в их стае.
- Подъем! - громко скомандовал, совершенно не заботясь о том, что этот дракон мог вполне только что заснуть.

0

138

- Подьём! - раздалось над головой. Ну что такое? Зачем? Кто? Нах!?

Данте не собирался, совершенно не собирался просыпаться ближайшие полсуток, и никакой голос не входил в его планы. Вот только такой шум было трудно проигнорировать, и дракон, ещё слабо понимая, кто-что-зачем и далее по списку, чуть дёрнулся и приоткрыл глаза, похлопав пушистыми ресницами. Зачем тревожить спящий прихворнувший ком из встопорщившихся перьев? Электрический скосил жёлтый, покрытый незаметной желтоватой пеленой нездоровья, глаз на источник звука. Чертыхнувшись, приподнял крыло, которым закрывался, и положил голову на передние лапы. Выглядело это несносно, потому что лапы короткие, а шея длинная. Но сейчас неважно. Постепенно взгляд хищных, затуманенных болезненным сном жёлтых глаз прояснялся, и Данте заинтересованно повёл крылом.

Что он увидел? В ущелье, на снегу, контрастируя с чёрной породой и белым и не очень снегом, стоял мощный и горделивый дракон. ну, так сразу думалось при взгляде на выставленную вперёд широкую грудь и изгиб шеи. Этот... Как бишь его... точно из стаи Данте. Электрический не предпринял попытки вспомнить, что за шишка перед ним. Он и обычно мало задавался вопросами, а теперь же... Но вот то, что дракон крас-с-си-и-ив... Хищное сверкнуло в вертикальных расширившихся зрачках. Вот сейчас Денталиону повезло, что он болен, не то... Хотя и это не помешает ему нарваться на неприятности.

Огненный зачем-то его поднял, Пестропёрый мысленно поселовал на то, что от него сейчас наверняка пахнет болезнью, да и самочувствие не располагает. Но что может понадобиться от Данте тогда? Если честно, никакой ценности охотник стаи Огня не представлял. Денталион поднял глаза на гостя и подпер челюсть кулаком. Ожидал пояснений.

0

139

Гортхаур и бровью не повел, когда Денталион сверкнул в его сторону глазами. А точнее даже внимания не обратил, списав все на симптомы болезни. Самому Духу повезло, что он не может заразиться этой гадостью, так что может даже обниматься с больным и останется здоровым. Вот только делать этого он не собирался.
Чуть прищурившись, глядя как охотник перед ним развалился и явно не собирается даже принимать сидячее положение и хотя бы элементарно поприветствовать Наследника, Горт окинул его взглядом, хотя по большей части он делал это при помощи своей способности Духа Крови. Кровь огненного буквально источала запах болезни и если бы Горт мог, то брезгливо бы поморщился. От такой порченной крови будет немного проку. В дело не пустишь и энергетической подпитки от неё никакой... Хотя...
- Какого черта ты тут делаешь, когда должен находиться у целителей на карантине? - недовольно спросил, продолжая возвышаться перед ним и надменно смотреть сверху вниз.

0

140

- Какого черта ты тут делаешь, когда!.. - алый чуть ли не губы кривил принебрежительно, но Денталион разве обращает внимание на такие, прямо скажем, сущие пустяки, как возможный чей-то гнев? Денталион восхищённо вздохнул. Такой красивый дракон! Просто восхитительный. У него не было ни перьев, ни шерсти, ни даже чешуи по большей части, только кожа, алая, словно пущенная из вен кровь. А под ней рельефное тело... Мышцы крыльев, лап... Суровый Огненный Самец!

А ещё Денталион мучился склерозом. Ну вот никак он не мог вспомнить, где... нет, где - понятно. На территории стаи. Но вот когда он видел этого великолепного и опасного красавчика? И рокочущий властный голос... Тут пестропёрый вообще улетел в неведомые дали своего подсознания цвета весеннего небушка. Вот было бы весело, если б сий дракон телепатом был! Ему бы представилась неординарная картина, в которой он же, алый огненный... Много чего он там делает, в этой картине. И грубый, жёсткий трах там не на последнем месте, как спереди, так и сзади... Да, детка.

Из горла Данте вырвался клокочущий, хриплый смешок. Пернатый потянулся, вытягивая лапы с острыми коготками, расправляя и широко разводя крылья. Ну вот почему ему нужно было болеть именно сегодня!?

Со стороны всё выглядело мирненько. Как будто электрический переживает приступ обострения болезни? Просто на какие-то секунды взгляд жёлтых глаз потерял всякую осмысленность. Пасть чуть приоткрылась. Чёрный блестящий язычок облизнул клычки. Десять скорых ударов сердца Денталиона отсчитали паузу между вопросом Гортхаура и ответом.

Не иначе, это из-за температуры, что душила охотника стаи Огня в своих жарких обьятиях. Непривычно молчалив.

- У цели-и-ителей? А кто у нас целители? - Данте сел, выгибая спину. Закружилась слегка голова - невиданная вещь для Денталиона, который и когда его утягивал на дно, кружил, ломал водоворот, не терял направления верха и низа, то есть поверхности и дна. Тогда у него выдернуло из сустава крыло, второе сломало. больно было жутко, левое вправили, на правом кости соединили.Срослось - нормально, через луну уже вовсю летал.

Понятное дело, что ни тогда, ни когда-либо ещё дракон лекарей не навещал. А тонул он вовсе когда вне ста проживал.

Отредактировано Денталион (18 Апр 2014 13:24:31)

+1

141

Дожидаясь ответа от разлегшегося перед ним дракона, Горт продолжал высокомерно молчать. Он прекрасно видел, что этот дракон стайный, а не одиночка. Имени правда не знал... Но он не его отец, чтобы помнить всех членов стаи по имени и их родословную. Не так крут, к сожалению... И да, на благо фиолетового, Дух не мог читать мысли, но!... Он же, мать его, Дух Крови! Представляя себе картины подобного содержания, организм тоже реагирует, заставляя сердце биться быстрее и приливая кровь к определенным частям тела. И между прочим, Гортхаур прекрасно знал стадии возбуждения. Все-таки не невинный девственник. И частенько он наблюдал за состоянием самок во время плотских утех и перед ним... И все признаки были практически идентичны. И тут на тебе, он буквально видит это от самца, который смотрел на него так, словно вот вот начнет выпрашивать у него автограф. Вот только расписаться попросит явно не когтем и не чернилами. Да, можно было списать все это, как очередной симптом странной чумы. Но у других драконов такого не было и все вели себя более благопристойно.
- У цели-и-ителей? А кто у нас целители? - Втянув в себя холодный воздух, Наследник шагнул к нему толкая резко в грудь, опрокидывая огненного на снег и вжимая его лапой, не забыв при этом слегка вонзить когти. Чтобы пустить кровь этого было недостаточно, но чтобы прочувствовать их остроту на себе, вполне достаточно. Приблизив свою морду к морде Денталиона, Дух раздраженно прорычал.
- Твоим целителем стану я, если ты немедленно не возьмешь себя в лапы и перестанешь ёрничать перед Наследником!

+1

142

- М-м-м... - Денталион выгнул спину, одновременно пытаясь вжаться в заметённую снегом почву подальше от острых когтей мощной лапы и убрать своё тело подальше от холо-о-одного снега.

А вообще холодненький снежок прекрасно бы подошёл, потому что, Серый Плен его подери, тело молодого электрического дракона, несмотря на все преграды, уже и впрямь отзывалось. И на фантазии, и на ситуацию в целом, потому как такой вариант начала сексуальных игрищ тоже промелькал перед внутренним взором дракона несколько времени назад. Вот ведь Водный утопленник! У Дантика молодой организм, гормоны играют, можно сказать, и воздержание последнего года...

А то, что длинный хвост обвил заднюю лапу алого Огненного, чистая случайность, условный хватательный рефлекс!

Пестропёрый не то чтобы не ожидал такого поворота событий, но вообще не привык залядывать в будущее и думать о последствиях. Поэтому когда Огненный вдруг ни с того ни с сего... ну, для охотника... вспылил, повалив Денталиона, тому понадобилось несколько шесть ударов сердца, чтобы понять, что вообще сейчас произошло. И почему морда красавчика так близко. а лапа подняться не даёт.

- Твоим целителем стану я, если ты немедленно не возьмешь себя в лапы и перестанешь ёрничать перед Наследником!

У Денталиона от удивления расширились зрачки.

- Точно, ты же сын Фламментайна!
- воскликнул пестропёрый.

"Ну точно, этот, как его... Горхтаур? И как я мог забыть! Впрочем, мне и дела-то до него не было. М-м-м, интересно... Он же опасный, небось, прожил раз в пять больше, он хоть глазом моргнёт, прежде чем снять с меня шкуру?"

Денталион смотрел на наследника чуть ли не с обожанием, но заданный в своём сознании вопрос... Он мог остановить Денталиона от необдуманных импульсов действовать, даже распускать язык. Но только если его шкуре угрожала такая опасность, при которой нормальные драконы начинают паниковать. Нет, определённо, пестропёрый пока ещё не задумался о сохранении своей крови внутри вен.

А посему:
- Но я не ёрничаю, можно было просто ответить на мой вопрос! Я, може... - тут дракон зашёлся в надрывном кашле, зажмурился, и перед глазами полыхнуло. Череп будто на две части раскалывали. А ведь пернатый почти забыл, как ему хреново.

0

143

Гортхаур уже был готов надрать хвост этому охотнику, который обвился вокруг его лапы. Нет, что этот огненный себе позволяет?! Что Дух снизойдет до его задницы и как следует её оприходует, что Дент потом даже сидеть не сможет? Обойдетесь! Горту интереснее смотреть на плавные изгибы дракониц, чем на вставший... кхм... орган самцов.
- Точно, ты же сын Фламментайна! - Дух перестал грозно скалиться, хотя и продолжил хмуриться недовольно. Как же так? Его узнают только тогда, когда он представится. Интересно, сколько драконов вообще не подозревают о существовании Наследника? Это было немного... обидно, знаете ли.
Восхищение огненного Дух воспринял как должное. А как же? Все должны уважать Наследника и восхищаться. Если кто-то не хочет, что ж, не восхищайтесь, мы добрые... Только потом не жалуйтесь, если найдете себя в озере лавы с камнем на шее. А вот когда дракон принялся надрывно кашлять в морду Горта, то тот вынужден был немного отстраниться. Заразиться он не боялся, но было довольно неприятно, когда возле тебя кто-то кашляет, распространяя заразу.
Дождавшись, пока тот успокоится, Гортхаур снова склонился к нему, чуть прищурив глаза. В голове у него все вертелась одна мысль, которую он хотел воплотить в жизнь.
- Целители тебе не помогут. Они не знают лекарства от этой болезни. - Чуть подумав, Дух обвил основание его хвоста своим, чуть оттягивая его в сторону, намекая на то, что неплохо было бы отпустить лапу Кровавого. Лапу с его груди он убрал, пройдясь коготками по его шее и подцепив ими подбородок дракона. Склонившись к его уху, Дух чуть понизил голос, делая его более томным и вкрадчивым. Если перед тобой дракон у которого весна играет под хвостом, почему бы и не воспользоваться этой ситуацией? - Единственное, что они могут - несколько ослабить симптомы. Однако у тебя есть хорошая возможность послужить своей стае и мне.

+1

144

- Целители тебе не помогут. Они не знают лекарства от этой болезни.
Денталион посмотрел на Огненного Наследника заинтересованно. Не знают лекарства от простуды? Нет, бред выходит. Ну тогда чем же прихворнул Денталион, коли уж даже целители не помогут?

- Единственное, что они могут - несколько ослабить симптомы. Однако у тебя есть хорошая возможность послужить своей стае и мне.

Электрический хрипло вздохнул. Как-то краем сознания обнаружив проделки своего хвоста, высвободил его, обернув вокруг себя. Ну как же он хотел этого... Горхтаура? Этого дракона. Такой восхитительный.

"Служить стае" не смутило Денталиона. Ради родной стаи он бы и пальцемо палец не ударил, не получив прямого приказа и пинка для скорости. Ну и надзор, контроль, мало ли,вдруг Данте увлечётся букетиком? Послужить наследнику Данте мог в двух случаях: вышеописанном и если это выгодно было самому пернатому. Но, порассуждав, можно было догадаться, что для Денталиона сейчас всё выгодно. Номер раз: он может, чем Тьма не шутит, и сдохнуть от этой болезни, что сжала глотку отсрой болью. Номер два: его прибьёт наследник. Чем не вариант?

- Да ка-а-ак угодно, - усмехнулся хищно Данте, глядя на Гор... Горхтаура с вызовом в прищуренных глазах. Сколько крови на этих сильных когтистых лапах? Небось немало. Это потрясающе.

0

145

Охотник был согласен на все, что ему предложит Наследник, что не могло не радовать Гортхаура. Урчаще и довольно выдохнув, Дух продолжил "изводить" состайника, ведя лапой по его груди и переходя на его бок, довольно чувствительно поцарапывая когтями.
- Мне нужен личный шпион возле стаи Света и Воды. Мне нужна информация о том, что у них происходит. - Горт чуть отстранился от Денталиона, останавливая лапу на его талии, перебирая коготками перья. На что только не пойдет Дух, чтобы огненный, лежащий перед ним, был готов не только на все, но и на куда больше. Хотя мог просто взять и приказать. И пускай только попробует не исполнить. Но это уже пройденные этапы и было довольно скучно и не интересно.
- Меня не интересует, как ты будешь выбивать эту самую информацию. Поймаешь кого-нибудь и будешь пытать или найдешь какого-нибудь предателя с их стороны. А может и сам заявишься на их территорию и будешь разведывать. Главное, чтобы ты принес мне всю информацию, которая касается в основном верхушек стай. - Кончик хвоста Духа прошелся по задней лапе Денталиона, поглаживая внутреннюю сторону бедер, почти касаясь паха. - Я же могу рассчитывать на тебя?

0

146

- М-м-м... Шпио-о-он? Разве же я шпион? - пропел Денталион мелодично. - Стае нужен шпион, стая хочет всё знать, ста-а-ая? Ах, какая жалость, спорить бесполезно? Это что же мне, в горы? Давненько я там не бывал, - Данте почувствовал себя лучше. И этого дракона он весьма хотел. Так что, прикрыв глаза и скалясь в ухмылке, Денталион рассуждал весёлым тоном, распушив перья податливо и ластясь.

Бывал, не бывал - пестропёрому было совершенно наплевать, где. На территории светлых ему доводилось бывать - в юношестве ещё совсем. Если и вызывает в сознани дракона упоминание о стае мысль какую, то только вспоминает о брате. И то с пренебрежительным, отстранённым любопытсвом: что за зверь такой, одной кровью с ним, таким красивым и безпардонным?

Как бы там ни было, отказать такому напору Денталион ну ника-а-ак не мог.

- А ведь меня и убить могут, да? А я же так мало пожил, какой это риск! - восторженно звенел ещё недавно хриплый голос пернатого. - Впрочем, почему бы не послужить, если просит такой красавчик?

Денталион облизнулся, мечтательно закатил глаза. Хрипло рассмеялся.

- Ах, эти герои-стай-служба-на-первом-месте! Ладно, моешь считать, что я уже там, - Данте потянулся всем телом до кончика хвоста, предвкушая, как же, должно быть, будет интересно и весело. Чужая стая, нравы... Это представлялось не заданием ответственным, не вылазкой опасной к чужим, а весёленькой прогулкой.

0

147

Признаться Гортхаур уже через силу терпел все эти заигрывания от Денталиона. По его замыслам самец уже должен был быть на полпути к Светлому Альянсу, а не продолжать нежиться под лапами Наследника. Да, Дух знал, что он просто охренительный соблазнитель и вообще еще тот мачо. Но он таким был для самок. Хотя Дент был немного похож на изящную драконочку, то что у него было между лап перечеркивало хоть какую-то надежду для охотника, на бурную ночку с Гортом.
- Ах, эти герои-стай-служба-на-первом-месте! Ладно, моешь считать, что я уже там. - Вот этот ответ был вполне достаточным для Духа, чтобы тот прекратил издеваться над собой и отстранился от Денталиона.
- Ну в таком случае, почему ты все еще тут? Исчез с глаз моих! - Рявкнул на него, подкрепив свои слова довольно чувствительным шлепком лапы по сине-фиолетовой заднице дракона. Дух уже подумывал вернуться на стайные земли, чтобы найти себе самку и, как говориться, отвлечься. Но для начала он должен быть уверен, что Дент полетит именно туда, куда следует, а не ляжет снова спать

0

148

- Ну в таком случае, почему ты все еще тут? Исчез с глаз моих!
Самый-самый грустный, страдальческий вздох - Денталион в благодушном расположении духа потрусил между скал. размышляя о своём "задании". Отродясь дракон не шпионил за кем-то по велению ста - вообще пестропёрого мог назвать полезным разве что больной. Между тем, так или иначе, ему банально заказан путь на родные земли под ясны очи Наследника, ибо жить-то ещё хочется. Надо, значит, куда? На земли... Кого? Воды или Света, ни к одной из стай этих дракон не питал никаких чувств. Да будь это хоть стая Тьмы - воины везде воины, и крыло вырвут вместе с позвоночником и в стае Света, рассуждал охотник, расправля затёкшие крылья. В глазах слегка поплыло, а дальше ещё лететь. Будем считать, что, отрываясь от земли, ударяя по воздуху крыльями, набирая высоту Денталион понимал. что есть у него риск в таком виде сбть собо пару скальных вершин и рухнуть на закуску хищникам.

Если только они не побрезгуют падалью.

А так Данте и не подумывал о своей безопасности, да и на ломоту, жар не обращал своего драгоценного внимания. Он полетел куда-то примерно может быть к стаям Светлого Альянса, считая по пути скальные вершины.

0

149

Горт где-то с полминуты чуть хмуро смотрел вслед Денталиону, следя за его интересной траекторией полета. Было ли ему стыдно за то, что он отправил больного дракона на столь опасное задание, прекрасно зная, что он может не вернуться? Конечно же нет. По правде говоря, Горт и не рассчитывал, что Дент вернется. Главное, чтобы он успел хоть кого-нибудь заразить. Не все же огненным страдать. Пускай и Светлый Альянс на своей шкуре прочувствует всю прелесть этой эпидемии.  И ослабнет. Дух не сомневался, что его стая найдет лекарство от напасти. А исцелившись, можно будет собрать всю мощь Тёмного Альянса для удара по врагам, которые уже будут не в состоянии достойно ответить. Гортхаур ухмыльнулся, уже предвкушая будущую битву. Но для начала он должен узнать, что его затея удалась.
Проводив охотника взглядом, Наследник развернулся, идя по направлению к своей территории. Лететь пока не хотелось. Лучше прогуляться и подышать холодным, свежим воздухом, а не душным и наполненным болезнью. Еще успеет нанюхаться. А тут тишина и покой. И никого вокруг. Самое время чуть расслабиться и, если повезет, найти какую-нибудь живность. Злодейства злодействами, а обед по расписанию. Хотя не охота сейчас его интересовала больше всего. Он вспомнил один рассказ, который слышал краем уха, в котором рассказывалось про одного дракона, который научился переселяться в тела других драконов. Хоть Наследник и не подал виду, что его зацепил тот рассказ, все-таки он начал собирать некоторые сведения об этом драконе,  которые оказались крайне скудны. Но все сводилось к тому, что маг бродит где-то на склонах Сеарива, где как раз и находился Гортхаур. Поэтому, почему бы и не разведать обстановку и не проверить сведения расползающееся по всей стае и которым пугают маленьких птенцов, чтобы те не убегали далеко от дома.
Оглядевшись повнимательнее, Горт взмахнул крыльями, взлетая в воздух. Месить лапами снег ему не слишком нравилось, да и скорость была низкая. А так он сможет обследовать большую территорию. Поймав воздушный поток, Наследник устремился вперед, стараясь уловить биение сердца дракона.

Отредактировано Гортхаур (25 Май 2014 14:22:14)

0

150

Внешность и показатели

http://cs616523.vk.me/v616523856/ec70/Tkdsj1T3_CA.jpg

МАГИЯ

16

СИЛА

10

ЛОВКОСТЬ

12

Проклятие (8) - в зависимости от мощи проклятия, жертва страдает физическим недугом, иммунитет понижается, появляются всевозможные болячки, такие, как боль в спине, головные боли, общая усталость, сонливость, слабость, пониженное зрения, слух, отсутствие аппетита, повышается риск подхватить чего пострашнее.
Скорбь (6) - жертва впадает в кратковременную депрессию и апатию.
Повелитель растений (4) - способность выращивать деревья и травы, при этом размер и качество растения напрямую зависят от умений мага.
Землетрясение (6) - способность, позволяющая вызывать дрожь земли.
Чёрный огонь (8) - температура этого огня намного выше той, что имеет обычный огонь, которым пользуются драконы стаи Огня, к примеру. Из него и появился обычный огонь. Чёрный огонь - мощное оружие, способное обжечь внутренности даже своего владельца.
Тёмная сфера (7) - схожа со Светлой сферой, является атакующим заклинанием, позволяющим прицельно обстреливать врага такими вот шарами, являющимися сгустками Тёмной энергии. При попадании шар разрывается, выпуская энергию наружу.
Слияние с тенью (4) - способность слиться с тенью и стать неуязвимым. Но также не позволяет атаковать в ответ.

Дракон, притаившийся за скалам, довольно продолжительное время наблюдал за всем, что развернулось неподалёку от него. Благодаря способности сливаться с тенью, маг мог становится незаметным, если появлялся риск раскрыть себя. Но самцы были так увлечены своими играми, что не замечали Рунора. И это было ему на лапу.
Магу не то, чтобы прям очень надоело его новое тело, но каждый раз захватывая чьё-то, он изучал новые навыки. Магия тьмы, некромантия и магия земли ему наскучили. Он хотел выучить что-то более интересное. То, чего у него ещё не было. А тут, поглядите-ка, члены стаи Огня, вполне себе подходящий материал. То, чего не хватает в коллекции разрушения и угнетения.
Один дракон выглядел слишком слабым. В такого вселяться Рунор бы не рискнул. А вот второй... о, на него он давно засматривался. Юный Наследник, Дух Крови! А так как не являющийся первородным, то вполне уязвимый, в отличие от его папаши, но да к чёрту. Трудно представить, сколько лет уже было Рунору и как много личин он сменил. Но он определённо не был обычным магом, о нет. И сейчас, стремясь завоевать больше, он желал занять место Наследника.
- Только представь себе, мой никчёмный ученик, - зашипел дракон по-змеиному, поглаживая когтем на шее амулет в виде шарика, внутри которого хранился драконий глаз убитого им ученика. Да, пришлось вселиться в одноглазое тело, но это не очень мешало магу. Его маниакальная тяга к ученику проявилась в создании этого памятного... украшения. И теперь он делился с ним своими планами.
- Когда я стану им, престол Огня будет мой. Какие только пути откроются перед нами! Ооо, ты не можешь себе предста... а! - шикнул дракон и высунул змеиный язык, шевеля им в воздухе, - Он летит! Ура, - нырнув в тени, дракон скрылся в камнях, притихнув.

[NIC]Рунор[/NIC]
[STA]Единство - не помеха[/STA]
[AVA]http://cs616523.vk.me/v616523856/ec67/yQA2CsjU3ns.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Склоны Сеарива