//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Склоны Сеарива


Склоны Сеарива

Сообщений 351 страница 373 из 373

1

http://sa.uploads.ru/UX8hV.png

Мало кто решается путешествовать по отрогам хребта, но такие храбрецы могут найти не только неприятности, но и что-нибудь ценное.

0

351

Постепенно эта странная чудная неловкость, явно не свойственная стандартному поведению Райсе, начала успокаиваться, стоило ей сказать все, что она собиралась. Обычно она готова была ерничать с первым встречным, особо не задумываясь о возможных последствиях и проблемах, а то и вовсе вести себя открыто грубо. Если для неё не было риска, кончно же. Что же случилоь сейчас? Дракон, конечно, выглядел пугающе, но явно не собирался вредить. Так с чего тогда нервничать?
И почему она вообще так заволновалась? Как влюбленная дурёха на признании. Энергия духа ли это, или просто волнение перед весьма крупным и зловеще выглядящим драконом... Болотной даже тошно стало. Ну да, первый дух, которого она встретила за свою жизнь, и что с того? Сразу расклеиваться? Ей богу, он такой же одиночка, как и Райсе! Просто взрослее и сильнее. А болотная уже тут готова была стелиться перед ним из-за страха и волнения.
В общем, получив имя и разрешение войти в пещеру, драконесса почувствовала себя ещё более уверенной. Подняв до этого опущенную ближе к земле голову, она пошла за драконом, впрочем, держась от него на определенном расстоянии. От любого движения дракона казалось, что качнись он чуть в сторону, и находящиеся вблизи напорятся на эту металлообразную чешую с очень неприятными последствиями. Интересно - все духи такие? В смысле, свою стихию олицетворяющие. Покрытые ею. Как же тогда забавно должны выглядеть духи воды, тумана, облаков... И как странно духи тьмы и света. Наверное, воздушному проще всех.
Проход все расширялся, и болотная не могла не слушать стук когтей по каменному полу жилища Зидвина. Эхо было таким, что становилось понятно - место определенно не маленькое. И пусть помещение, в которое они вышли, было не особо большим, Райсе понимала - оно тут далеко не единственное. Из комнаты шло ещё несколько проходов. Наверное, при большом желании можно было даже потеряться.
Присев за каменный стол, драконесса огляделась хорошенько, подмечая, что пещера была весьма чистой и даже уютной. В сравнении с её сеаривским жилищем никуда не шло, но и с родным болотом не сравнится. Райсе улыбнулась краешком рта, но быстро вернула взгляд на Зидвина. Теперь смотреть на него или же в его глаза было не так страшно.
- Моё имя Райсе, - таки представилась болотная, решив, что нет особого смысла скрывать имя. Соседи же всё-таки. Да и если она будет знакома с духом... Это же хорошо, да? Выгода какая-никакая, а есть.
Взгляд уперся в свой хвост. Райсе подняла его, показывая шипы на нём, которые одиночка и использует для сражения и охоты.
- Они не особо крепкие, - начала она пояснять, стараясь подбирать нужные слова. Ведь нужно выглядеть естественно. - Я часто путешествую одна. И в разных стычках с другими драконами или опасными зверями могу лишиться этих шипов - основного средства моей защиты. Подумала, что их стоило бы укрепить. Сделать более острыми. Создать для них... Броню? Наконечник? Я не совсем уверена, как правильно это назвать, - что же, вышло весьма убедительно. Молодая одиночка, летающая по Саяри, что полнится разными тварями и опасными драконами, может пострадать, если ей нечем будет защищаться. Отличный предлог для усиления этой защиты, ведь магия не всегда способна помочь.

Отредактировано Райсе (25 Окт 2017 10:52:22)

+1

352

Усевшись за столом поудобнее, Дух дождался, пока оглядится его гостья, да расскажет о причинах, приведших ее сюда. Представилась она, имя свое назвав, и показалось оно смутно Зидвину знакомым, от чего тот голову опустил, почесав подборок, припомнить силясь, откуда оно кажется ему таковым. Но не стал он над загадкой этой сосредотачиваться, потому как юная  драконница к делу перешла,  хвост свой продемонстрировав да  озвучив желание свое. Стала она увереннее в себе, что значило, более не пугает ее вид огромный да звание громкое, и Стальной рад был такому. Ведь  зажатость и скромность перед другим причиной недопонимания может стать.
  Зидвин вытянул шею, дабы ближе рассмотреть хвост и оценить на первый взгляд, что же можно с ним сделать да как укрепить. Не первая она была с такой просьбой и, видят горы, не последняя.
— Наконечник, полагаю, мог бы лучшим стать решением, — лаконично ответил Зидвин, а после задал вопрос, ответ на который мог бы сразу задать специфику работы. — Нужен ли вам он как лезвие, дабы проще было ранить противника Вашего, или же предпочитаете Вы хвостом быстрые и точные удары наносить?
   Но не мог Зидвин мысль отвергнуть, что имя данной особы уже где-то слыхал. Вновь задумался он, на время уйдя в себя, вспоминая, где бы услышать его он мог. И не был он собой, если б не сумел эпизод не столь уж далекий припомнить, где провожал он темного некроманта, что рассказывал так много, что это даже было лишним. Корил Стальной оленерогого за это, но, увы, невозможно знания случайные из головы своей выгнать без помощи посторонней, без магии разумников, которую Дух не жаловал . Абиссалем, кажется, звали его.  Поведал он об ученице своей, непослушной немного, но смышленой. Ирония ли, но настигла кара некроманта за болтливость, ведь ученица эта, вполне может быть, сидела перед Зидвином, да просила сковать наконечник. Но Дух Металла с выводами решил не спешить, да уточнил для начала:
— Знаком ли вам  дракон, что зовет себя Абиссалем? — да, не хитрил здесь Металлик, спрашивая о таком прямо в лоб. Но смысла он в подобном не видел. Коль знакомы они, так знакомству, значит, быть, и не стоит утверждать обратного, путая и себя, и других. Пусть и случайным оно выходит, но и случайности, как говорится, не случайны.

+1

353

Райсе продолжала дежать в своей голове мысль, зачем она сюда пришла. Чешуйка, волос или кровь... Ну, тут вариант был только с чешуйкой. И валялось их тут не много, но были ведь. Болотная уже выхватила взглядом, пока, якобы, осматривала жилище. Только вот просто подойти и взять не было бы нормальным. Как минимум странно - пришла она вся такая из себя клиентка, а тут вдруг на глазах у мастера его же чешую тырит, благо что с пола, а не прямо со шкуры.
И это было не единственная проблема. Пусть мысль и держалась пока, но в том то и дело, что это "пока" было. Так как каждый раз, когда драконица отводила взгляд в сторону, ей вновь и вновь попадалось на глаза что-то интересное, требующее мыслительного внимания. Осмотреть, подумать что, зачем и как, застопориться на секунду, и вновь судорожно вернуть в свою голову мысль "Чешуя, чешуя".
Дак ведь ещё и Зидвин этого как сейчас зубы заговорит! Ведь красиво говорил, складно. Про хвост её. Райсе уж подумала - а правда, не нужны ли ей наконечники? Ведь насколько это удобнее будет, а?.. Чем платить только - неясно. Не артефактом же её...
Выслушав вопрос, болотная задумалась малясь, разглядывая свой хвост повторно - с какой-то новой точки зрения, словно оценивая его. Да стала вспоминать, а как, собственно, она его в бою использует. С таким то строением...
- Ну... Обычно я им размахиваю, как плетью... А не колю кого-то. Так что, лезвия, наверное? - покрутила хвостом, пытаясь себе это представить. Вмиг стало интересно - а как наконечники будут держаться? Не будут ли они слишком тяжелыми? Как надевать? Как лучше использовать? Придумать бы ещё стратегию, как конкретно размахивать, чтоб прям по морде врагу... "Ох, нет, нет, нет. Не забывай об основной цели. Не собираешься ты получать никакие наконечники! Наверное..."
Драконица а так бы и продолжила витать в своих мыслях на пару с Зидвином - в этом они нашли друг друга - и вполне не услышала бы его слов, если бы не знакомое имя. Вздернув голову, Райсе внимательно взглянула на кузнеца. Взгляд стал осознанным через пару секунд, когда она выудила из слуховой памяти весь вопрос, а не только одно только имя.
- Откуда вы?.. - болотная немного растерялась от этой смены разговора. Пришлось тряхнуть головой, чтобы собрать мысли в кучу. Но правда - откуда? Когда это Аби успел с духом дружбу завести?! - Да, знаю. Мы знакомы. Иногда путешествуем вместе.

Отредактировано Райсе (12 Дек 2017 23:59:57)

+2

354

Недвижно сидел Дух Металла перед болотной драконницей, которая, в задумчивости вертела хвостом, явно вспоминая, как же пользовалась она им. Разгадать ее мысли после вопроса было просто, а точнее, предсказуемо. Металлический не пытался ход мыслей ее угадать, он просто лишь ждал ответа, будучи уверенным, что размышляют над его вопросом.
  Дала Райсе ответ свой, неуверенный, сомневающийся. Зидвин, увы, мало тут чем мог помочь: не мог он знать Райсе лучше ее самой. Оттого ответ ее за чистую принимался монету, которую принял он, продолжив развивать мысль, попутно догадки чужие подтверждая:
— Лезвие, в таком случае, — он кивнул. А после поднялся, направившись  в проход с левой стороны от него, что в самом углу находился и сквозь который множество виднелось чудных вещиц, блестящих в отсветах источников света, что равномерно в той зале установлены. — Прошу следовать за мной, юная леди.
  Ответ на вопрос про некроманта настиг уже спину его, и Зидвин повернул рогатую голову за спину, глядя, как Райсе скрывает последние крохи ошарашенности и вновь себя в лапы берет.
— Наслышан о Вас от него, — лаконично признался Зидвин, ответ давая на незаконченный ее вопрос.  — Рассказывал ли он вам обо мне? — задал он вполне логичный вопрос. Ведь раз Зидвин ее знает, почему бы и ей не знать о нем. Тем более, Абиссаль не казался Духу молчаливым.
  После своих слов повел Стальной свою посетительницу в залу, обширную, длинную и широкую, выдолбленную самим Зидвином, выровненную,  формой похожей на прямоугольник со скругленными углами. И вдоль каждой стены были полки, на которых покоилось то или иное изделие.
   На стене справа все было увешано украшениями, среди которых найти можно было и колье, и  ожерелье, и медальон с резным деревом, столь искусно выполненным, что казалось, как будто оно в тумане, и кольца, с камнями иль без.
  На стене напротив  покоились  металлические изделия на лапы и хвост, призванные удар противника смягчить. На отдельном пьедестале целая броня возвышалась — Духова гордость — резная, ажурная, не для битв, но для церемоний. Правда, была эта броня для драконовой кошки, увы. Не признают драконы тяжелой брони, не имеет она спроса, Зидвин же свое находил удовольствие в этом ненужном для всех способе защиты. 
  На самой дальней стене покоились наконечники, в основном, да металлические накладки для когтей. Прочные, острые, завораживающие. Были тут и шипы, и дротики, и метательные шары с сюрпризом внутри. Тут все, чем можно атаковать.
  Последняя стена отведена была на безделушки, которые нет смысла зачаровывать или пускать в бой. Сувениры, были даже подарки. Резные лисы, совы, коты. Целые деревья, словно живые, но маленькие, как бонсай. Одно напоминало как будто пустыню, другое текло, словно вода. Стена, где ярче всего выражена была творческая натура  Духа Металлов.
  Сам же он отправился к дальней стене, крылом проводя по наконечникам множества форм и способов действия: были тут и длинные и тонкие, словно игла, и такие, которыми зацепиться можно, словно крюком, и те, что похожи были на скорпионье жало, были с раздвоенным лезвием, с изогнутым, с заточенным лишь с одной стороны, со множеством зазубрин, и похожие на булаву. Был и такой, который с хитрым был креплением, от чего наконечник можно было кинуть аки копье.
— Если найдется среди этого то, что понравится вам больше всего, укажите на это.
Описывать он ничего не стал. Изделия говорили за себя сами.

+1

355

Когда дух предложил следовать за ней - драконица не сдержала легкого волнение, кое проявилось в нетерпеливой резкости движений и сверкающих глазах. Будучи вором по наитию, а не по нужде, Райсе привыкла к тому, что ей приходится проникать в чужие пещеры, находить лазейки и утайки, красться и постоянно нервничать. А тут - её проводит вглубь своей обители сам один из духов. Конечно, для Райсе понятие "дух" вообще не несло какого-то особого смысла, посмотрите, да она в принципе не испытывает к ним никакого "слепого уважения", как сама это называет. И, тем не менее, Зидвин её впечатлял. А ещё он был хорошим и странно говорил.
Всё больше драконице начинало казаться, что он больше большой и плюшевый - в смысле, внутренне - просто снаружи весь такой... такой... нагроможденный. Конечно, это могло быть вызвано элементарной вежливостью в сторону драконицы - она редко сталкивалась с таким. Юная леди, обращение на "вы", обходительность... Скажите честно - кто так общается с одиночками? Другие одиночки? Ага, конечно. Они скорее сходу на тебя наедут, впрочем, как и ты на них. Стайные? Ну да, смешно, очень. В общем, не было в жизни болотной такого, чтобы к ней - да с уважением. В смысле, таким уважением, настоящим, будто она не абы кто, а эта, как её... Леди! Да. И это её впечатлило.
Продвигаясь по пещере Зидвина и рассматривая каждый уголок, Райсе силком вернула свои мысли к самому хозяину, который вновь обратился к ней с вопросом. Это заставило болотную нахмурится, так как Аби и правда не рассказывал ей ничего такого. Нет, конечно, она его постоянно практически не слушала, но не забыла бы Райсе историю про встречу с духом, да ещё и с таким!
- Нет... Не рассказывал. Хотя это довольно странно. Обычно он мне о таких вещах говорит, - озвучила свои мысли болотная, пытаясь сообразить. - Только если... - что-то щелкнуло в её голове. Зидвин наслышан о Райсе об Аби, ха? А не по этому ли он ничего не рассказывал?! Что этот оленерогий упырь про неё наболтал?! - А что он про меня рассказывал? - все же более культурно спросила она, а затем драконы оказались в другом помещении, и все мысли вовсе вылетели из головы.
Как же тут много всего было! Глаза мгновенно разбежались по стенам пещеры, а тело норовило свернуть с траектории ходьбы и отправиться к полкам. Болотная засмотрелась на ажурные ожерелья и кольца с красивыми камнями и узорами, а также статуэтки из металла, что были словно живые - птицы, звери, смотрящие на неё камешками глаз, цветы и маленькие деревца, другая красота... Как бы хотелось уметь делать нечто подобное, но лапы драконицы вряд-ли были приспособлены к работе с металлом, да к тому же это - огонь, а какой огонь дракону с водной кровью.
Еле отлипнув от смотрящей на неё маленькой совы, болотная поспешила догнать дракона, который уже подошел к стене с наконечниками. И тут она тоже застыла, разглядывая это многообразие. Острые словно пики, плоские как лепёшки, иглы и лезвия, зазубрины и крючки... Красиво, интересно. Некоторые варианты были отбракованы сразу, но взгляд всё ещё разбегался и шарил по стене. В конечном счёте Райсе стала действовать методом исключения, и у неё остался некрупный наконечник с обычным и прямым острым лезвием с двух сторон. Даже не надо было касаться изделия, чтобы понять, до чего же оно острое. Драконица представила, как она взмахивает хвостом и одним резким сплошным движением распарывает кожу противника. Идеально.
- Вот этот, - указала она на выбранный вариант, повернув голову к хозяину всей этой красоты. Безусловно, наконечник придётся корректировать, так как сейчас он был слишком большой для шипов Райсе, но она подозревала, что ей нужно было выбрать лишь модель, а не сразу то, что будет брать. Вполне возможно что наконечники для неё Зидвин и вовсе будет делать с нуля.

+1

356

Вежливость — это залог уважения, прежде всего.  Не считал Зидвин себя расистом, старался с предрассудками своими бороться, по мере своих сил. Где-то получалось лучше, где-то хуже. С детьми и подростками у Духа Металлов так же общение было натяжным. Ибо те не знали многого, спрашивали слишком часто, были нетерпеливы. И предвзятость к детям у Духа, несомненно, была. Благо, что Райсе совсем уж не была птенцом. Одиночки учатся выживать быстро, по себе он мог это сказать. В начале пути своего и он впитывал уйму знаний в короткое время.
  В какой-то мере сам себя он воспитывал так. Обращаясь так к дракону в десяток раз младше, он и себе говорил, что они равны. А каковы они будут на самом деле, показать может лишь беседа, иногда и не одна. Дух не может судить того, кого не знает. Лишнее напоминание.
  Оказалось, не знала она о том, что Абиссаль встречался с ним. Она же тут же смекнула, что к чему, и задала ответный вопрос. Вполне очевидный. И ожидаемый.
— Достаточно, что б смог я вас припомнить сейчас, — довольно туманно ответил Стальной. Говорить загадками было не совсем в его природе, но он не хотел подставлять некроманта еще больше. Достаточно было и того, что он уже сообщил. А с деталями лучше разобраться им самим. Зидвин лишь невольным оказался посредником. Честным или не очень, смотря с какой стороны посмотреть.
  Внутренне Дух улыбнулся, видя восхищение в глазах  посетительницы. Грело ему душу то, что его изделия радуют глаз. Коль бы ни был самодостаточен дракон, но похвала любому приятна. Он не мешал, давая Райсе достаточно времени для того, что бы оглядеться, а потом и выбрать наиболее подходящий наконечник. Раз вопросов никаких не последовало, значит, она достаточно точно представляла, что ей нужно. Зидвин ценил таких заказчиков, которые знают, что им нужно.
— Хорошо, — сказал он вдумчиво и взял наконечник в лапу. — Есть ли у Вас пожелания насчет формы крепления или же длины самого лезвия? — он протянул наконечник  Райсе, давая ей посмотреть поближе, прицениться. Пусть и казался он внушительным и тяжелым на вид, но на деле оказался намного легче и даже не таким острым. Ведь это было не настоящее железо, не настоящая крепкая сталь, звенящая при ударе. Этот металл был намного хуже и мягче, и, разумеется, легче.  Это были экспонаты оружия, но не оно само. Оно давало понять, каким оружие быть может, но вред такой же нанести не могло. Духу претило кровопролитие. Но, увы, мир его был таков, что с войнами приходилось считаться. Оттого на создание его шла лучшая сталь. Та, которой негоже разбрасываться для показов всем проходящим. Потому Дух не разбрасывался.
  Не разбрасывался он и словами. Раз пришли к нему с делом, говорил он о нем. Знал бы он истинный мотив болотной драконницы, говорил бы о нем. Но заказ наконечника был для него единственной причиной посещения пещеры металлического.
— Идемте, нам нужно сделать замер вашего хвоста и шипов для наиболее удобного и надежного крепления, — сообщил он дальнейший пункт плана и отправился неспешным шагом обратно в комнату,  а оттуда в помещение, вход в которое был с противоположной стороны стены.
  Это помещение Дух называл «Чертежной» и все принадлежности и листки, стройно упакованные и рассортированные, полностью соответствовали названию комнаты. Дух вошел первым, дабы сразу занять свое место рядом с приготовленными чистыми листами и углем, а так же не толкаться. Помещение было значительно меньше, чем предыдущее. Две стены занимали полки с рассортированными списками по виду изделия, материалам и прочим параметрам.  Одну стену занимали чистые листы и самодельные измерительные приборы, навроде поделенной на равные промежутки нитки и небольшой стол.
  Остальное пространство было пустым и ничем более не занятым. Может, даже излишне пустым.  Но Зидвина вполне устраивало. На то она и чертежная, что бы иметь ровно то, что нужно.

+1

357

Ситуация с Аби начала смущать всё больше. Туманный ответ Духа не делал всё яснее и уж точно не успокаивал драконицу. Ведь, если Зидвил скрытничает, то есть что скрывать. А, значит, и Аби наболтал то, о чём стоило бы держать язык за зубами. Ох, и что же он нарассказывал? Как опозорил бедную, несчастную и невинную болотную перед могучим Духом? Страшно даже представить. "Ну оленерогий ублюдок, держись... Все рога пообрываю..."
Аби был не так уж и далеко. Не на другой части материка, по крайней мере а потому Райсе отправила ему мыслеобраз. Не что-то конкретное, не гневную триаду и не множественные упрёки, даже не пожелание скорой смерти, а просто образ Духа Металлов, что стоял перед ней, и сопровождающие эту картинку её - Райсе - гневные эмоции. Этим она ограничилась, ухмыльнувшись самой себе за свои "злодеяния". Пусть теперь трясётся в ожидании их встречи.
Но вот Зидвин снова занимает всё внимание болотной своими исковерканными по странности речи вопросами. Когда наконечник оказался в лапах у драконицы - она принялась разглядывать его с ещё большим интересом, но добавилась и некоторая доля скептицизма, что вернул некромантку в мир "реальный", напоминая заодно и о первостепенной задаче. Ей не стоит тут задерживаться, как бы сильно этого не хотелось. Всё же и оплачивать будет совершенно нечем - единственный стоящий артефакт драконица не отдаст, а рецепты духу не сдались совершенно. Однако, ничто не мешало покрутить и по рассматривать чудной наконечник даже с неподдельным интересом, удивляясь его лёгкости и... Непрочности. А также не остроте, как неправильно сначала решила болотная.
И всё же она была права. Это - лишь образцы. Плохие, на скорую лапу сделанные, внушающие лишь своим видом, но не ощущением. Этот развалится или сомнется от лёгкого удара о скалу, да и на хвосте держаться не будет. Тут не было совершенно никакого крепления.
Прежде чем ответить на вопросы, болотная всё же ненадолго задумалась. Она ничего не знала о способах крепления и их особенностях, а потому эту часть проглотила, решив сделать вид, что данная часть изделия её мало волнует, и что самый стандартный подойдёт. А вот остальное... Да, она могла бы ответить, что ей всё равно, но это немного подозрительно. Как это, клиенту - и всё равно. Надо было сохранять заинтересованность до самого конца.
- Лезвие... Поперёк короткое, а вдоль длинное. И кончик чтобы был острый, - сообщила она, думая о том, как было бы удобнее, заказывай она наконечник по настоящему. Появилось жгучее желание выкрасть что-нибудь... Интересное. Глаза всё же уже зацепились за пару прекрасных изделий. "Я в любом случае сюда не вернусь".
Когда Зидвин развернулся и пошел на выход, драконица немного помедлила. Сделала вид, что крепит наконечник обратно. И по пути да Духом - что разглядывает статуэтки снова. Когда же Зидвин скрылся за поворотом, лапа ловким и заученным движением быстро и тихо утащила ту самую совку, что так понравилась болотной. Металлическая птичка оказалась в сумке Райсе, и болотная поспешила за Духом.
Да ладно вам! У него их полным полно. И сделает ещё тысячу таких же. И вообще, с чего ей надо оправдываться тут? Райсе не редко воровала таким вот образом, захватив то тут, то там какую-нибудь красоту или полезность. Себе или на обмен с кем-нибудь. Сова ведь и правда очень красивая и элегантная.
Но, конечно, не забыла драконица и о своей "миссии". Уже на выходе она подобрала коготь, что заприметила, когда попала в это помещение, а ещё чуть дальше - чешуйку, пока Зидвин, приглашая её в следующее помещение, не смотрел на болотную. Пора убираться отсюда, иначе хозяин может что-то заподозрить.
- Эм... - Райсе слегка смутилась, отводя взгляд и глядя на выход из пещеры. Перевела взгляд на ожидающего духа и сделала шаг к проёму. - Мне надо отлучиться на минутку, извините... - торопливо проговорила она, расправляя крылья. Ну, приспичило, с кем не бывает? - Я тут же вернусь, - и с этими словами Райсе вылетела из пещеры, устремляясь к скалам, чтобы скрыться за ними.
Не вернётся, конечно же. Ей пора возвращаться.
---> Лесок у пустыни

Отредактировано Райсе (25 Фев 2018 20:46:45)

0

358

3 день Вьюжного Месяца, 8052 год
Рассвет

Let the Story begin...

  Кажется, что она медленно дрейфует по морю из бесконечной Тьмы. Чёрные, как смола, мягкие, бархатные на ощупь волны-струны мрака скользят по чешуе, пульсируют, покачивая безвольное тело туда-сюда, сюда-туда, назад и вперёд да вниз. Ни звуков, ни запахов нет, нет ни тепла, ни холода, отчего границы плоти размываются и сливаются с этим безбрежным океаном. Пьянящее чувство всеместности, вероятно, должно пугать. Должно?
  "Во Тьме приятно," - мелькает на периферии сознания шальная мысль. "Ха," - тут же отвечает ей другая, чему вторит растянутая в идиотском оскале пасть. Наверное; драконица не особо чувствует свои губы, вернее, не особо чувствует, что в состоянии ими управлять, как, впрочем, и всем остальным телом. Её окутывает эйфория. Или лень. Или паралич... Быть может, всё сразу. Мысли - причём не совсем те, что пришлись бы к месту - вязнут в сладостной отрешённости, с трудом прогрызая себе ходы через кисель, называемый мозгом. Обрывки фраз, одинокие буквы и слога, вырванные из слов, шипение, вскрики, свист и завывание, басовитый гул и отдающийся громом рокот, всё перемешанное и вплетённое в общий поток невыносимого шума.
  Тело всё ещё разлито во Тьме, но с приходом мыслей приятная пустота неумолимо заполняется этой какофонией. Громче. Громче. Громче и навязчивей - "вжж-вжжжж-вжжжжжжж-ввжжжжжжжжжж" - давит до тех пор, покуда не начнёт пульсировать в висках и разум не сожмут тиски резкой, неожиданной, пронзающей боли...
- Сссссс... ауч, - Грэм кривится, чуть отводя голову вбок и пытаясь продрать глаза. Судорожно втянутый ноздрями воздух несёт с собой пыль, которая тут же въедается в слизистую носоглотки и горла, дерёт так, будто уже успела пустить туда корни; на мгновение приоткрывающиеся и почти одновременно захлопывающиеся обратно веки позволяют уловить лишь исполосованную лучами света стену. Камни разных габаритов - кое-где довольно-таки острые, к слову, - тычутся в бок, живот и грудь, в плечо и подбородок, камни же шкрябают под пальцами и когтями, стоит только Грэм попытаться ими пошевелить.
  Чтож, одно хорошо - чувствительность с моторикой медленно, но верно возвращаются во владение драконовым мозгом. Плавающий мир забвения всё ещё держится перед внутренним взором, норовя утянуть за собой, едва самка закрывает глаза, но реальность, в свою очередь, тащит физикой - феерией пробуждающихся ощущений, в том числе ощущений от пересохшего рта и урчащего желудка.

  Вдох, выдох, вдох, звучный чих, от которого впору вылететь лёгким, сухой, давящийся кашель. Взгляд неимоверным усилием воли наконец-то фокусируется на одной точке - на стене, расчерченной пятнами света - и тут же, повинуясь какому-то внутреннему беспокойству, скользит дальше: по полу, усыпанному мелкой и крупной галькой, испачканному кровью, по раскиданным вокруг и безнадёжно испорченным листкам пергамента да паре-тройке артефактов, наконец, по изувеченному трупу чуть поодаль, чёрному дракону с неестественно запрокинутой головой, содранной местами шкурой и несколькими открытыми переломами.
  Сглотнув подступившую было к горлу тошноту, Грэм поворачивает голову вбок - и морщится, тут же инстинктивно отводя взгляд: левое крыло её придавлено горсткой валунов и, судя по всему, вывихнуто. Интересно; боли-то она не чувствует, одно лишь онемение. Пока. Беглый осмотр остального тела выявляет лишь обилие ссадин, погнутые кандалы на правой передней лапе да крайне неудобную позу.
- И какого хрена здесь творится, во имя Звёздных? - в сердцах выпаливает Грэм и тут же осекается. Пару секунд растерянно пошевелив губами, она произносит вновь, но уже гораздо тише, с расстановкой, словно разжёвывая: - Во. Имя. Звёздных... Хм, - драконица залипает ещё на пару мгновений, бегая взглядом по камушкам на полу. Что-то не так. Что-то не сходится. Исключая, конечно, оковы, полуобвалившуюся пещеру, неторопливо разлагающегося дракона перед носом... Что-то смущает Грэм до дрожи в кишках, но что?
  Она осторожно собирает своё тело в нечто более оформленное и присаживается, стараясь пока что не особо бередить придавленное крыло.
- Здесь, - низкий, звучный голос драконицы эхом огибает стены пещеры, собирается под сводом и исчезает в туннеле, ведущем к выходу. - Я здесь, - действительно - странно. Где здесь? Почему здесь? Почему в кандалах и кто это там такой... мёртвый в углу валяется? Пленитель? Крез приподнимает лапу: обод погнут, но не сломан и держится всё ещё крепко, точно кузнечные тиски, а вот цепь... цепь повреждена посередине. Достаточное усилие наверняка разорвёт её звенья.
  Самка вздыхает, поднимая полный скепсиса взгляд на распластавшегося неподалёку дракона.
  - Надеюсь, ты повязал меня не за дело, братец, - рывок - лапу сводит до плеча, заставляя Грэм прошипеть что-то нечленораздельное и судорожно вцепиться пальцами левой в зажатую мышцу. Попытка номер два выходит более удачной: смекнувшая водная завела цепь за ближайший массивный валун, используя его как опору рычага, и с силой дёрнула на себя - цепь поддалась. Обод, правда, остался - но это уже потом, потом...

  Крыло. Задумчиво потирая лапу, драконица переводит взгляд с лёгкими нотками страдания на придавленную конечность. Это, наверное, потяжелее будет. И побольнее. А может, и нет. Что толку гадать?
  Набравшись смелости, - и пыльного, смрадного воздуха заодно, - Грэм цепляется за несущую фалангу и дёргает. Так, слабенько, острастки ради. Сказать, что это было неприятно... Следующий дёрг она пробует сделать посильнее, а перед следующим уже потребовалось отдышаться - тело, наконец, просекло, что что-то здесь нечисто, и тупая, ноющая боль разлилась по вывихнутому крылу да по ободранной в стремлении его вытащить фаланге.
  Раз, другой, третий - включая попытку хоть немного сдвинуть или расшатать наиболее крупный из валунов - мимо. Запыхавшаяся, дрожащая не то от усердия, не то от волнения или даже лёгкого, паникёрского страха, подбирающегося откуда-то из-под ложечки, Грэм приваливается к камням и сжимает зубы.
  - З-зараза, чтоб тебя! - непонятно где, непонятно с кем, непонятно почему и зачем - перспектива умереть подобным образом не прельщает драконицу от слова совсем. Как и в принципе - умереть... Её терзают вопросы, боль, голод и жажда, вонь гниющего трупа и ласковый, словно в жестокой насмешке, свет из конца прохода - а оттуда и запахи, чистый, свежий ветерок, едва долетающий даже до кончика хвоста Грэм, дразнящий своей недоступностью...
- Так, - драконица окидывает камень суровым взглядом и вновь наваливается на него всем телом, насколько позволяет несчастное крыло. - Двигайся. Двигайся, ну же... - когти на задних лапах чертят неглубокие борозды по полу, - ДВИГАЙСЯ, МАТЬ ТВОЮ! - в отчаянии рявкает Крез и с размаху врезается кулаком в камень.
  Оглушительный хлопок - на мгновение пещеру лижет вспышка голубоватой энергии со звуком лопнувшей струны - и валуны разлетаются по сторонам, точно кожаные мячики. Свод дрогнул; стены идут ходуном, обваливаясь мелкой крошкой и буквально треща по швам.
  Грэм медлит какие-то две-три секунды, удивлённо озираясь по сторонам, покуда в голове не щёлкает нечто среднее между "вау" и "беги, балда!" Подтянув в кои-то веки освобождённое крыло, драконица разворачивается - едва не застревая, к слову, пришлось дополнительно ободрать себе бока и плечи о шершавые стены - и кидается к выходу. Раскатистый рёв пещеры лижет ей пятки, хвост засыпает пылью, грязью и мелкими камнями; с громким "ух" Крез в последний момент выскакивает из туннеля, как пробка из бутылки, практически вытолкнутая оттуда схлопнувшимися валунами.
  Грохот получился неслабый. Неудивительно, если он поднял на уши добрую пару километров живности в округе.

  Грэм задумчиво проводит когтями по камням, пузырями вспучившимся из бывшей когда-то дыры.
- Мне жаль, братец, - хрипло вздыхает драконица. - Правда, жаль.

  Пахнет днём. Пахнет чистотой. Пахнет ещё Звёздные знают чем - и слышится тихое, монотонное пение гор, слышится шелест и скрип снега под лапами, слышится тоскливое посвистывание ветра.
  Крез поднимает голову. Диск Шагри болтается над рвущимися к нему пиками, сидит на них, точно корона, обрамлённая хаотичным завихрением из облаков. Снег под его лучами превращается в россыпь алмазов, холодных и настолько белых, что из глаз по непривычке текут слёзы.
  - Значит, я здесь, - с интересом выдавливает драконица, вклиниваясь в умиротворённую тишину гор.
- Один вопрос... я - кто?

+3

359

8052 год, 3 число вьюжного месяца [Рассвет]
Игра с Грэм

Из-за извилистых и острых пиков гор только-только поднималось солнце, когда Райсе вылетела из своего временного пристанища, одной из пещер Сеарива. Ещё заспанная и нервная, она пересекала небо высоко, в облаках, жмурясь от нужного ей сейчас мороза, умножающегося теми же облаками, наполненными каплями воды. Но это и правда очень здорово освежало, бодрило... Приводило мысли в порядок.
А времени то прошло много. Уже почти что... Десять дней? Или сколько там. Хотя что такое для дракона день? Неделя, месяц?.. Даже год. Хотя, конечно, для Райсе, что появилась на этот свет не так давно, год всё ещё был ощутимой величиной, длящейся... Ну, если и не долго, но всё равно достаточно, чтобы это ощущалось.
А вот неделя - нет. И неделя эта, со встречи с Аверенсом, пролетела быстро и незаметно, словно прошли лишь сутки. Ну, максимум двое. Так что при попытке посчитать, сколько заходов Шагри драконица видела за это время, она сама удивлялась, как их, оказывается, много. И сбивалась со счёта каждый раз, по два раза называя один и тот же закат или пропуская иной, за которым не наблюдала лично. С числами и месяцами же одиночка не дружила, привыкнув воспринимать лишь времена года. Ну и запоминать, какой сейчас идёт год. Хотя и те порой забывались. Но кому оно надо? Не стайные же...
Стайные. Райсе поморщилась и тяжело вздохнула, вновь думая о том, что ей предстоит сделать. И второй вариант казался уже куда более привлекательным - спустя неделю раздумий. Вместо того, чтобы выискивать неприятных стайных, можно было бы вернуться в логово Духа Металла, который наверняка заметил пропажу его совы, и... Вероятно, испытывает теперь к Райсе неприязнь? И помириться? Это странно представлялось, но задание в таком случае точно было бы выполнено.
Однако, данный план самка всё же оставила напоследок - на тот случай, если ничего не прокатит со стайными. Всё же соваться в логово, скорее всего, не желающего тебя видеть Духа - не самая лучшая затея. Можно улететь без хвоста. Или вообще не улететь. Не так уж хорошо она знала металлика, чтобы судить.
Поэтому, в первую очередь, одиночка надеялась выцепить кого-нибудь из воздушных на границе. Она пошла бы к земляным, но это вовсе претило самке - лучше уж сразу к тёмным! Вот только с ними очень уж много мороки и проблем, да попробуй ещё найти такого, кто примет твой подарок с радостью... Светлые же были слишком далеко и в большинстве своём все добренькие, что усложняло задачу. Огненные - вспыльчивые, водные, по отношению к ним Райсе, те же земляные... И только воздушные - ли рыба, ни мяса. Ух, плен бы побрал это хреново задание! Но нельзя же просто отказаться от него!.. Вот веселуха то будет, если Аверенс уже давным-давно оттуда улетел, устав меня ждать... Мысль неприятная кольнула сознание, так что Райсе тряхнула головой и пошла на снижение, выныривая из облаков.
В лапах её болталась не так давно пойманная молодая горная козочка, успешно попавшая в когти болотной в это утро - когда Шагри ещё не встал, но животный мир уже просыпался. Тот зевок был её последним. Хорошо что хоть с охотой не пришлось мучиться, и желудок самой болотной был полон, иначе утраивалось бы её раздражение, и не вышло бы нифига. Хотя оно и сейчас могло не выйти!
Да, это и был её план. Накормить некоего стайного завтраком. А что, доброе дело? Приятно ему сделается? А неприязнь к стайным есть? Всё на месте, всё как в задании. И пусть потом только попробует этот... Мешочек! К ней придраться. Раздерёт на лоскутки.
Облачные горы уже виднелись за Сеаривом, когда Райсе вдруг ощутила чужую ауру. Далеко внизу, смутную из-за расстояния... Так что болотная, не тормозя, повернула в бок, и начала резко снижаться, чтобы расчувствовать дракона как следует. И, желательно, увидеть его заодно. А вдруг подходит? Главное чтоб не одиночка, и не решил отнять дичь...
Но предположения подтвердились. Чем ниже спускалась болотная, оставаясь вне зоны видимости незнакомца или незнакомки, скрытая скалами, тем отчётливее чувствовала ауру. Водную, со стайной меткой.
Один из парадоксов - больше всего самка любила территорию Водных, и больше всего же ненавидела их стаю. Вероятно, ощущая близость и родство с этими драконами, и в корне не принимая стайную идеологию, она не могла понять, почему её "собраться" по крови сидят, запертые в пределах Элтена, подчиняются какому-то там Духу, а ещё и "вышестоящим", и искренне уверены, что такая жизнь - лучше! Это бесило драконицу, заставляя настораживаться вообще при виде любого водного. А ещё думать - не из-за стаи бросила ли её мама?.. Ведь связалась с тёмным драконом и понесла от него болотную дочь.
Райсе даже не знала, как была близка к истине. Но ей приходилось лишь догадываться, сомневаться, что подогревало неприязнь и непонимание. И сегодня её цель - сделать приятно... Такому вот дракону. Выбравшему клетку вместо свободы.
К слову, что водный делает так далеко от Элтена?..
Болотная наконец появилась из-за скал. Свою ауру и шорох крыльев она не скрывала, так что незнакомый дракон уже должен был знать о приближении. Да и никакой агрессии одиночка не проявляла. И приземлилась на приличном расстоянии, так, чтобы не кричать друг другу, но и не нарушать личное пространство. Но вот когда она подняла глаза, то картина изменилась. Бедную козу уронили лапы, крылья схлопнулись, голова вскинулась. И выглядела Райсе... Не испуганно, нет. Но настороженно и удивлённо.
- О, ээ... - выдавила самка из себя, осматривая, эм... Вероятно, драконицу перед ней. Перепачканную в засохшей крови, ободранную, и в... Что это? Кандалы? Сломанные кандалы? Что за чёрт тут происходит? - Это, ээ, чья? Кровь... - решает болотная уточнить, склоняя голову. Ей не очень то хочется тусоваться к, возможно, психопаткой, если кровь чужая, а сковали её за "дело". И не только сломанные оковы и кровь были причиной таких мыслей - мало ли на Саяри убийц? Да даже сама Райсе успела замарать лапы в крови, пусть и не прямым путём. Но вот то, как в целом выглядела водная, заставляло нервничать. Худоба, подранное крыло, потерянный взгляд, словно не понимает, где находится. Так что стоит быть внимательной. И если что - драпать отсюда что есть сил. Даже оставив козочку.

+2

360

  Некоторое время назад этого мира будто бы и не существовало. Лишь информация, записанная куда-то в подкорку; пресные оболочки сотен и сотен форм, пустые слова, сами по себе бесцветные, безвкусные, стерильные. Бессмысленные. Но теперь... твердь разворачивалась на глазах. Из мельчайших, казалось бы, незначительных кирпичиков образ Саяри - сама Саяри - строилась под взором чистого, как лист, дракона. Сколько угодно определений, описаний, трактовок, любых попыток передать всё это какими-либо символами - что и сохранилось в памяти Грэм - всё казалось ничтожным перед явлением самой сути, перед личным пониманием, вчувствованием.
  Пальцами по мягкому, влажному снегу; по блестящим гранитным прогалинам, холодным, шершавым, слегка скребя по ним когтями. Тонкие нити ветра вскользь вдоль чешуи, в ушах и ноздрях, в полуоткрытой пасти, на языке - и средь путаной пыльной гривы. Запахи, запахи... мороза, щиплющие нос. Тихое посвистывание, протяжный, почти китовый гул горных вершин, осторожное дыхание и стук собственного сердца порождали мелодию - и та заполняла дыру в значении слова "быть".
  Мир... дракон не забыла, что это такое, но забыла, каково это - быть в нём. И сейчас каждая незначительная деталь, каждый мазок меж облаков и желтовато-лазурной высью, каждый торчащий из-под снега валун, каждый шорох и каждое прикосновение казались удивительными. Новыми. Прекрасными, как сам Космос, их породивший.

  Отвлечься от ощущения Большого Дивного мира и своей свободной души в нём да переключиться на уровень поэгоистичнее, сугубо материальный оказалось не так-то просто; подсобила в этом ненавязчивая, но упорная боль, подсобил и голод, с занудностью учёного пытающийся вернуть хозяина желудка из бури эмоций и чувств к трезвому рассудку, подсобила и некая мельтешащая туда-сюда на периферии сознания беспокойная неопределённость. Вдохнув напоследок ещё чуточку свежего духа, Грэм огляделась. Собственно, горы. Виэн ли, Иссден, Сеарив, Облачные или, на худой конец, Чёрные, определить было затруднительно: с нынешней позиции дракона подробностей особо не разглядишь, а подняться ввысь с вывихнутым крылом... не самая удачная затея.
  Но что это? Знакомое чувство, идущее из ниоткуда - едва уловимое напряжение, нарастающее с каждым мгновением; как лучи, сперва рассеянные вкруг, что после сходятся в одной конкретной точке и обретают чёткость. Не звук, не запах, не эмоция... Что-то извне и изнутри одновременно. Неведомая сила указывает Грэм в сторону, точно компас. Ещё пара секунд - и да, да, теперь вырисовывается нечто более ясное: шорох, затем хлопки. Крылья? Дракон? Если не что-то менее (или более?) дружелюбное.
  Долго гадать не пришлось - ближайший пологий склон стрелой выбросил из себя мутно-зелёного ящера.
  Первое живое существо, которое увидела Грэм.
  Пасть самки приоткрылась, явив миру прерывистый, короткий вздох. Чего в нём было больше - восхищения, волнения или облегчения - известно разве что звёздам, однако факт остаётся фактом: голову водной снесло основательно. На чистых инстинктах отступив парой шагов назад, она восторженно наблюдала, как крылья незнакомца - или незнакомки - умело покоряют воздух, как бугрятся под шкурой мощные мышцы и переливается болотного цвета чешуя под лучами Шагри; как изящные лапы, касаясь тверди, взрывают снег - и тот вихрем разлетается по сторонам, уступая место своему собрату, частица от частицы Великого Творения - Дракону.

- Воу. - сипло выдавила Грэм, пожирая существо искрящимся от эмоций взглядом. Несколько мгновений она так и стояла - замерев с растопыренными крыльями и склоненной к земле головой, словно хищник, скрадывающий жертву, практически не мигая. А потом...
- Держи меня Праматерь Звёздная! Ты - самый потрясающий дракон, которого я когда-либо видела! - в сердцах водная резво ринулась навстречу незнакомцу, однако вовремя затормозила, вняв слабому, но всё-таки зову рассудка. - О! Прошу извинить, если это прозвучало малость бестактно, я не хотела... а, что? Кровь? - короткий взгляд через плечо, в очередной раз обежавший обозримую область тела, тут же вернулся к собеседнику. - Кровь, да, кровь... Это... не то, что ты подумала, что бы ты там ни подумала. Так, обычная случайность. Они каждый день случаются. Случайности. Маленький, неловкий форс-мажор. Но кровь моя, честное слово! Во всяком случае на том трупе из пещеры ранений не было, так что могу авторитетно утверждать, что к его смерти я не причастна... - дракон резко, со стуком захлопнула пасть. На пару долгих, томительных секунд её обуяли думы, взгляд блуждал по морде, как выяснилось, самки напротив.
  "Вот же дундук! Про труп упоминать было обязательно? Что ей теперь обо мне думать? У бедной девчонки даже коза из лап выпала!"
- Прости. Ещё раз. - дракон широко улыбнулась и протянула лапу: - Здравствуй, я... эээ... ну... пусть будет Си́зер, - странное, чужое и в то же время какое-то удивительно знакомое имя всплыло из памяти совершенно внезапно. - Как там правильно? Ах, да... Что ты ищешь в этих землях? - из уст Грэм это прозвучало так слащаво и самодовольно, будто она владеет всеми этими горами вокруг едва ли не с рождения; впрочем, драконица тут же встрепенулась: - Не-не-не, погоди-ка. Ты не ищешь, ты... ты есть собиралась, да? Аааа, кажется, поняла: это твоё место для трапезы, а я его нагло узурпировала? Прос... Аггрх, какое же липучее слово, в третий раз его повторяю!
  Грэм нахмурилась, чавкнула, смачивая пересохший от практически беспрерывного словесного поноса рот. Куда-то не туда её несло. Стоило открыть пасть - и поток мыслей, вернее, каша из них, до того лишь разрывающая мозг, хлестала из всех щелей, перебивая сама себя, обрывая смыслы на полуслове.
  Самка глубоко вздохнула, зажмурившись на мгновение. Будто это могло помочь. Хотя, вполне возможно... свежий воздух явно шёл на пользу несчастному разуму, повреждённому вмешательством почившего ныне тёмного мага.
- Ух, Бездна. - дракон открыла глаза и вновь воззрилась на незнакомку. - Давай ты просто скажешь мне, где я нахожусь и в какую сторону к чему идти... и где поймать таких вот козочек, - послышалось согласное, пусть и тихое урчание желудка; почти тут же к нему присоединился голос вяжущей боли, - и ещё неплохо бы о том, есть ли здесь поблизости какой-нибудь местный лекарь. А потом я просто оставлю тебя наедине с твоим завтраком и не буду больше мешать. Идёт?

Отредактировано Грэм (7 Май 2018 21:37:14)

+3

361

У Райсе были лишь короткие мгновения на то, чтобы разглядеть найденную ею в этих горах драконицу. Слишком мало, чтобы осмотреть целиком, понять, есть ли потенциальная угроза, распознать настрой, да попытаться задать темп разговору после этого нелепого "эээ" про кровь, которое вырвалось у болотной скорее неосознанно. Она пожалела о вопросе сразу же, но не успела даже прикинуть в уме варианты, как поведет себя водная, крупная, по виду сильная и определенно голодная незнакомка...
Не успела, потому что громкий чужой голос заставил все мысли из головы повылетать пробками, оставляя шипеть напряжение в лапах и крыльях - самка подорвалась с места, взмахивая хвостом и делая шаг назад.
Эхо слов водной разнеслось по горам, грозясь перебудить всех, кто был поблизости. Если, конечно, был. Где-то зашуршал встревоженный снег, вскрикнула сонная птица на скале, но в остальном пространство оставалось тихо, и первый громкий возглас потонул в ветре, оставив Райсе недоуменно стоять. Она цеплялась когтями за промёрзшую землю под снегом, подозрительно смотрела на водную и с трудом переваривала сказанное ей.
- Самый... Что? - речь не складывалась. Подозрительная стайная сделала, пожалуй, самый странный комплимент Райсе за всю её жизнь, но, кажется, это было сделано не от высоких чувств, а словно в истерическом припадке. Недоверие возросло из-за столь открытой дружелюбности и восторженности чужой персоной, которые могли обернуться для болотной чем-то неприятным и опасным. Что в голове у этой самки? Почему она себя так ведёт? Вопросы, роящиеся в черепушке самки, не могли сформироваться в речь, и оставалось их только глотать.
А дальше пошла сплошная околесица. Ещё больше околесицы. Что ни слово - ничуть не успокаивало Райсе, а имело прямо противоположный эффект. Может, водная и пыталась наладить контакт, но делала это неумело как птенец, или как больная. Хотя про кровь и труп Райсе поверила - не казалось ей, что незнакомка врёт, уж больно та была эмоциональной и нестабильной. Такие не врут, такие говорят что придёт в голову первым делом, описывая всё как есть. Одиночка по себе это знала.
Вот только ситуацию это никак не смягчало. Во первых - где-то здесь, в этих горах, лежал чужой труп неизвестного дракона. А если за ним придут? Или если придут за этой стайной? Проблем Райсе не хотелось - и влезать в чужие неприятности... Хотя спрашивать эту недо-убийцу смысла не было, она то ли ничего не помнила, то ли ей промыли мозги. Может, даже тот мёртвый... Стоп. Стоп, стоп, притормози-ка, придержи эту мысль на секунду... Труп? Тут неподалёку, вероятно, свежий труп? Осознание вспыхнуло в голове эдаким огоньком просветления, заставив мысли собраться в кучу. Труп это же просто замечательно!
Ох уж эти подростки. Настроение и планы меняются быстрее комет, а если ударит что в голову - хрен вытащишь, не взирая на опасности. Так и сейчас Райсе на секунду отвлеклась, забыв про собеседницу, и даже выпала на какие-то мгновения из разговора, прослушав часть про земли и про метания водной туда-сюда в своих предположениях. Всплыла болотная только на слове "трапеза", кажется, прослушав определенно что-то важное для их дальнейшего общения. Звёздная, она же имя своё назвала, да? Только что! Вот же клуша! Драконица раздраженно вздохнула, злясь на себя и на свою пожизненную треклятую невнимательность и удивительное умение выпадать из разговора... Но уже ничего не поделаешь, как-нибудь выкрутится.
А водная, как и её живот, тем временем обратили внимание на козочку у лап одиночки. Ну конечно она была голодна - вон какая худая. Не говоря уже о лечении. Райсе могла бы обработать раны и даже попытаться вправить вывих, если он там был, но не более, в целительстве она разбиралась мало. Благо что вообще разбиралась! На то и одиночка.
- Да ладно. Ешь, - болотная подхватила передними лапами тушку козы и подкинула к стайной, а затем и сама подошла поближе, останавливаясь на расстоянии примерно пары хвостов. Наконец появилась возможность и разглядеть Элтенскую потеряшку, чем Райсе и занималась. - Тебе нужнее. Я всё равно не голодная, - драконица уселась в снег, оборачивая хвост вокруг лап и прижимая крылья по плотнее. Кажется, ей всё же не грозит скорая смерть. А от планов болотная отказываться не собиралась, так что и улетать было рано. - Ты не помнишь как попала сюда?

+3

362

  Туша козы глухо шлёпнулась о камни в паре метрах от Грэм. Пронзительное алое на белом, багрянец с безобразно размазанными по нему розоватыми ошмётками внутренностей, конечности как на шарнирах у куклы, заломанные, вывернутые, и пустые чёрные глаза. Внимание дракона, только что восторженно кричавшего о дивном "новом" мире, отчего-то в первую очередь уцепилось именно за это. Труп, на сегодня второй. Еда? Мясо.
  В пещере осталось такое же. Разве что в виде отбивной.
  Без особого энтузиазма, жёстко диссонирующего с голодом, Грэм приблизилась к козе и неуверенно, словно в странном забытье, погладила подушечками пальцев волнистый мех. Мягкий, хоть и сальный. И влажный. Тёплый. Желудок свело спазмом; запах еды, терпкий, возбуждающий и вместе с тем омерзительный, заставлял пасть исходить слюнями - не то от алчбы, не то от приступа тошноты, не то от того и другого.
  Смерть - часть этого мира. Прекрасна, как Шагри или Шеат с Садирой, неотвратима, как смена ночи и дня. Но почему же вызывает такую... брезгливость?
  "Может, я вегетарианец?" - Грэм поморщилась. Голод, чай, не тётка, и умереть от него сейчас, когда вокруг так много всего интригующего... ну нет. - "Прости меня, несчастный зверь," - взяв себя в лапы, дракон надрезала когтями плотную бочину, после чего лизнула их, с непривычки подёргивая губами. Теплая, свежая... приятная, правда, немного пресная и металлом отдаёт. Следующим шагом было сунуть язык в образовавшуюся рану, а затем пустить в ход и клыки, предварительно оголив весь бок. В поле зрения случайно попала морда козы - и её глаза, в коих зияло безразличие. Безбрежное, неумолимое ничего. Чешуя бы встала дыбом - если б только могла, да по коже под ней пробежал могильный холодок.
  "Приправки бы сюда," - отрешённо подумала Грэм, с трудом - и во многом благодаря этой мысли - отведя взгляд от пугающего зрелища. Больше она туда не смотрела. Голод захватил её с головой: дракон наконец принялась за еду, несколько поспешно, неаккуратно брызгая кровью и периодически попёрхиваясь. Внимание Крез скакало от туши, куда она, храпя, тыкалась носом, раздувая пар от ещё тёплого мяса, к незнакомке.
  Очередной кусок едва не застрял в горле, когда Грэм вдруг замерла. Расширившимися глазами она уставилась на болотную, будто внезапно вспомнила нечто чрезвычайно важное. Сейчас, именно сейчас в них можно было разглядеть всё, что душа пожелает - удивление, восторг, страх, гнев, счастье вселенского уровня; сплошная неопределённость, возведённая в квадрат, блестела в подрагивающих зрачках. Через пару мгновений голова дракона, дёрнув "рогами", упала чуть вбок, точно сломанный механизм, разве что без скрипа и скрежета.
- Ты очень добра со мной, - неожиданно серьёзно, приглушенно, но чётко выдала самка. Взгляд врезался точно в глаза болотной. - Спасибо. - Грэм ещё немного задержалась, с нечитаемым выражением рассматривая морду собеседницы, а после, словно разморозившись, как ни в чём не бывало вновь принялась за еду, выковыряла пару кусков и, задумчиво разжевав, проглотила. Её движения заметно сдали в импульсивности: челюсть двигалась медленно, как у коровы на выпасе, да и мысли, судя по взгляду, продолжали блуждать между внешним миром и внутренним в поисках чего-то... чего-то важного.
  Точки отравления, скорее всего. Якоря, за который можно бы уцепиться.
  Всё, что Грэм знала о мире, было лишь словами. Всё, что она знала о себе, было сплошь огромным чёрным ничем.
- Как я попала сюда? - повторила Крез и воззрилась на незнакомку. "Интересный вопрос." И, учитывая то, что произошло в пещере, дракон никак не могла разобраться, а хочет ли она знать на него ответ. С одной стороны... интригует. Любопытно же. С другой - что-то подсказывало самке, что истина слишком часто режет глаза. Или оказывается не истиной, а сплошным "видением со стороны". И как тогда можно что-либо вообще знать наверняка?
  Грэм наконец моргнула и опустила взгляд. От тушки осталось больше половины, и, в принципе, голод всё ещё пощипывал за желудок, но... аппетит куда-то испарился. Видок раскуроченной козы с совершенно нетронутой мордой, философски глядящей куда-то далеко-далеко в Бездну, вестимо, посмертья, да и мысли, точно тёмный, светлый и земляной, пытающиеся сообща сдвинуть увесистый валун...
- Кто ты? Как тебя зовут? - самка справедливо порешила, что короткое отступление поможет ей немного подсобраться. Впрочем, повинуясь своим порывам - и молниеносно выстраивающейся в голове логике, ведомой разве что только самой водной - Грэм тут же вернулась обратно к заданному вопросу. - А... Я пришла сюда... или пришёл? Я ведь самка, да? - дракон на мгновение осеклась. - Это вообще имеет смысл? Нет, в Бездну... Короче, вон там - пещера, - Грэм повернула голову и махнула лапой в нужную сторону. - Уже нет, но раньше была. Обвалилась, каюсь, из-за меня. Но дракон, которого там придавило, уже был мёртв. Это точно, я проверяла. Не знаю, кто его убил. Возможно... возможно, я... да и какая уже, эйципак дери, разница? - самка раздосадованно фыркнула. Висок пронзила тикающая боль - пришлось приложить к нему пальцы и чуть прикрыть глаза. Где-то внутри заклокотало раздражение; это чувство было так... так чисто и уничтожающе, так заманчиво и знакомо и так пугало, как ядовитые паучьи лапки, касающиеся тела, когда этого не ждёшь, что Грэм вздрогнула и инстинктивно отряхнулась всем телом - будто могла его сбросить.
  Помогло.
- Прос... Извини. Снова. - дракон посмотрела на незнакомку. Во взгляде скользнула усталость - выгорание от количества испытываемых в секунду эмоций. - Ничего я не помню. Ни-че-го. Кто я, где я, как я сюда попала и что вообще происходит. Всё вокруг, этот мир, он такой... колоссальный, - Грэм запрокинула голову. Облака всё ещё мерно плыли по мягкому голубому небу, отражая прохладный свет так, что приходилось щуриться. - ТАКОЙ ТЯЖЁЛЫЙ!!! - резко, с ходу, без какого-либо повода заорала Крез - не только болотной, но и, казалось, всей этой огромной и обескураживающей, выбивающей почву из-под лап реальности.
  Самка вновь опустила взгляд на свою невольную собеседницу - на губах теперь застыла игривая, полубезумная улыбка:
- Не разберу, как к нему относиться, но знаешь... мне нравится. О, да, - Грэм покачала головой, не глядя отодвинула от себя подальше так и недоеденную тушку и оскалилась ещё шире, - мне всё-таки нравится. Так как, говоришь, тебя зовут?

+2

363

Без сомнений стайная была странной и определенно пришибленной. Райсе это, в принципе, поняла почти сразу, но сейчас все больше и больше убеждалась, и с каждой секундой в ней всё больше чесалось желание делать отсюда крылья. Только вот... Всё равно что-то останавливало. И болотная убеждала себя что это в первую очередь из-за данного ей глупого мешочного задания, но никак не по вине новой знакомой. Только во взгляд всё большим интересом скользил по водной и по её... Дикости, что ли? Это кого-то очень напоминало... Только вот Райсе никогда не церемонилась с дичью и не заглядывала ей в глаза, особенно когда та уже мертва. Но тоже была несмышленой, ничего не умеющей... Не знающей. Мир был огромен, непонятен, за пределами необъятных тогда болот - страшен и смертелен, а она была так мала и глупа.
Только вот Райсе было десять, а не свыше тысячи, и проблемами с памятью она не страдала. Это обескураживало, так как с амнезией, да, впрочем, и с любым другим видом психических расстройств, драконица сталкивалась впервые. Не то чтобы оно пугало, но заставляло что-то внутри сжиматься и относиться к собеседнику с большей настороженностью. А порой и откровенное желание отпустить колкость проскальзывало, чтобы убедиться, что водная и вовсе не врет. Это... Непринятие. Страх перед тем, кто не таков как ты. Отчуждение от чужой проблемы, ведь гораздо проще и легче посмеяться над этим, а не посодействовать. Да, болотная и правда сталкивалась с таким явлением впервые, и сейчас, по сути, сама того не осознавая, стояла на перепутье. Научиться принимать или начать отторгать... И путь хулиганки был бы ей ближе, да вот только живой интерес, который драконица прикрывала обязанностью выполнить задание, пересиливал скрытый внутренний страх.
А тем временем стайная ела. С упоением, словно не питалась всю свою жизнь до потери памяти. Жадно и так вкусно, что у самой болотной проснулась желание оттяпать кусок, хоть она и поела совсем недавно. Вообще смотреть как ест кто-то другой довольно проблематично, ибо аппетит проснется и так и так. Но лезть Райсе не собиралась - она всё также держала расстояние, не приблизившись ни на коготок.
В какой-то момент драконица отвлеклась от своей пищи, на полном серьезе благодаря Райсе и возвращаясь к трапезе так же спонтанно, как и отвлеклась от ней. Это, пусть и вызвало частичное удивление - как-то не ожидала болотная от голодной до помутнения самки благодарностей - но всё же внутри какое-то приятное тепло да разлилось, заставив драконицу приподнять голову повыше и еле слышно хмыкнуть - мол, вот, глядите, я спасительница бедных и обездоленных, и план мой сработал безупречно. Раздражают Райсе стайные? Раздражают. Сделала она одной из них приятно? Сделала! Та даже поблагодарила! Ну красота же, не иначе.
А вот ответа на вопрос пришлось подождать. Знакомой явно надо было переварить внутри себя какую-то информацию и заодно поглощённую наскоро пищу, чтобы попытаться найти ответ на этот явно для неё заковыристый вопрос. И все бы хорошо, если бы для разбега стайная не поинтересовалась именем одиночки.
Именем. Одиночки. Райсе скривилась, почувствовав лёгкую волну отвращения в этим словам. Всё-таки к своему статусу она относилась донельзя серьезно, как и ко всем прилегающим обычаям. Все эти уважительные фразы, принятые в культурном обществе, аккуратность в речах... Как бы болотная не была далека от самих понятий "культура" и "аккуратность", а такие вещи уважала, ценила и считала очень важными для нормального существования любого дракона. Всё же она сама ошпарилась, когда не по уму спросила у одиночки его имя, вместо стандартной общепринятой фразы "Как тебя называть?" Схлопотала несильно, но зато запомнила насовсем.
- Э... - хотела была драконица осветить свое недовольство этим вопросом, как стайная снова завела речь, моментально переключаясь в другое русло, словно бы и не спрашивала ничего. И Райсе начала слушать, пусть и не без недоумения и раздражения, хмурясь из-за новости о том что пещеру с её потенциальным тренировочным личом завалило, и закатывая глаза на очередное непонятное и совсем ни к месту "прости".
Но кое что в речи драконы зацепило одиночку похлеще всего другого. Пусть и с потерей памяти - Райсе уже практически целиком в это поверила - но водная знала многие понятия. Она вспомнила фразу-приветствие, она спокойно оперировала речью и даже эйципака упомянула. Значит, знания остаточные, о мире, но не о себе, у неё были... Знала ли она о стаях? Понимала ли что сама стайная? И главное - как все-таки оказалась тут, совсем одна, худющая и в кандалах. Теперь уже болотная задумалась над этим серьёзнее. Ничего не зная о метках и о том, как они ставятся и снимаются, болотная не могла предположить, что кто-то просто забыл снять с ушедшего собрала метку. И искренне верила, что драконицу просто... Не искали. Наплевали на то что та, вероятно, пропала, ведь её явно держали в кандалах и не один день, а, может, не одну неделю. И никто за ней не пришел.
Стаи просто отвратительны. Конечно, одиночки в этом плане такие же, бросают на произвол судьбы только так, но Райсе об этом не думала, Райсе думала что стаи отвратительные и все тут. И так и думала бы, снова пропуская речь собеседницы, если бы та вдруг не заорала на весь Сеарив. Болотная аж подскочила на месте, нервно оглядываясь. Кто угодно ведь может услышать!.. Включая Духа Металла, с которым болотной уж точно определенно не хотелось видеться.
Но испуг прошел быстро, как только речь водной закончилась. Закончилась на той же ошибке, с которой и началась, но на этот раз Райсе лишь недовольно фыркнула - то ли от неожиданности сменив гнев на милость, то ли самую чуточку проникшись сочувствием к брошенной стайной.
- Во-первых, - драконица уже не стала усаживаться обратно, а напротив, размяла крылья, решив, что после подобных криков им лучше не засиживаться, - никогда не спрашивай у одиночек их имени, если не ищешь драки. Это как минимум некультурно, и если один может ответить, то другой не думая броситься на тебя, - взгляд недоверчиво обвел стайную, словно пытаясь убедиться, что та поняла сказанное. - Называй меня Плутó. А во-вторых... - драконица сделала пару шагов вперед, щурясь и приглядываясь к ауре знакомой. Надо отправить её восвояси, чтобы уж наверняка. А что? Думали, Райсе ей одиночкой предложит стать, в очередной раз убедившись в том, какие стайные мерзкие и своих только так бросают? Ещё чего! Больно было надо с ней возиться и помогать - пусть свои разбираются. - На тебе есть метка. Ты состояла в стае Воды, а они живут на Элтене. Думаю, где это находится ты и сама помнишь, а? Одиночке на стайные территории суваться не стоит, - не дожидаясь ответа, самка парой мощных взмахов поднялась в воздух. - Я бы проводила тебя, но нет так нет. Удачно добраться, - взяв выше, Райсе взмыла в воздух, направляясь в сторону белой пустыни.
-----> Лесок у пустыни

Отредактировано Райсе (12 Авг 2018 19:24:17)

+2

364

- Так точно, мэм, - примирительно отчеканила Грэм в ответ на укор в свою сторону. Надо же, какая любопытная... традиция? У одиночек? Немой договор, позволяющий драконам коммуницировать без опаски быть неправильно понятыми, обвинёнными или на пустом месте уязвлёнными, обеспечивающий меж собеседниками символический мир, на котором держится сама цивилизованная общность. Интересно. Интересно, что даже у столь разрозненного сброда, как кочевники, беглецы и изгои, есть свой собственный свод "правил". Почему же в голове Грэм, при всех оставшихся знаниях о мире, путь и фактически лишённых образности, так мало места занимает информация о стаях и их быте - как неотъемлемое продолжение в разуме этой чудной и волнующей Вселенной? Непорядок. Как-нибудь потом надо будет исправить.
  А пока дракон, приглушив дыхание, внимала словам болотной. "Плуто, значит." Метка. Стая Воды. Грэм в очередной раз оглядела себя, изогнув шею - лапы с перепонками, обилие плавников, плотные крылья с двумя несущими фалангами, в конце концов, гребень на морде, который самка не преминула аккуратно пощупать. Да, похоже на правду. Что она помнила о стае Воды? Дух Аграил во главе, Элтен, Арденхельм... Негусто для той, кто прожила всю свою жизнь - судя по всему немаленькую - в лоне этой самой стаи, если только не...
  Чуть нахмурившись, дракон снова воззрилась на болотную, что уже вспорхнула с земли как нечего делать. "Как же всё-таки завораживающе," - невпопад подумалось Грэм, пока она залипала парой мгновений на могучие крылья незнакомки.
- У меня крыло вывихнуто... наверное. Может, сломано. - как бы в доказательство самка, морщась, повела безвольно болтающимся на суставе плечом раненой конечности, - Стая Воды, говоришь? Элтен? - дракон огляделась. Горы, горы, горы... пики и Шагри, снежные вершины - сразу и не угадаешь, в какой именно части Сеарива она находится и в какую сторону топать, чтобы добраться до озера Водных. А добираться, учитывая повреждённое крыло, чуется, придётся долго. Не слишком благое ли дело для одиночки? - Не хочу тебя задерживать. Думаю, я и сама дойду... куда-нибудь. - Грэм размяла затёкшие за время бездействия лапы и, неторопливо развернувшись, поплелась прочь. Только через пару секунд она вдруг замерла и вновь взглянула на Плуто.
- Ещё раз спасибо тебе. За козочку, за направление. И за урок этикета тоже. - Дракон тепло улыбнулась - на сей раз оно получилось действительно тепло и приятно, без тени потерянности или маниакальной увлечённости. - Что ж... как там... попутной волны? Да, кажется, так. В общем, удачи тебе. - Грэм отвернулась и, чуть покачиваясь, неспешно побрела прочь.

0

365

<Начало игры>
Третье число Вьюжного Месяца.
Знакомство с Барраганом.

Музыкальное сопровождение.

Негромкое бренчание струн разносилось над Сеаривом, разбавляя тишину зимнего дня. Горы прекрасно помнили этот звук: впервые сбивчивая, неуверенная мелодия в этих суровых и отчасти пустынных краях зазвучала сорок лет назад, когда одинокая огненная изгнанница, руководствуясь лишь чутьём и своей памятью, соорудила из подходящей деревяшки и проволочек различной толщины свой первый музыкальный инструмент. Он мало чем походил на подобие гуслей, которыми пользовалась Антраварра сейчас, да и звучал совершенно иначе – но то был лишь первый шаг на нелёгком пути. Нет-нет, она никогда не хотела становиться бардом – хотя гибкость пальцев и неплохой слух тому весьма способствовали. Просто… Просто после долгой, шумной и во многом суетливой жизни в стае, тишина и одиночество невыносимым бременем ложились на душу изгнанницы. Петь она не хотела: прошло время для песен. И лишь любимое дело да музыка помогали уйти от чудовищной, невыразимой словами тоски. С тех пор многое изменилось, но игра до сих пор оставалась той самой отдушиной, в которой нуждалась Антраварра. Ну… Ну и ещё она начала сама получать от этого процесса удовольствие. Когда смогла заполучить нормальный инструмент и научиться играть на нём, не фальшивя.
Неплохое утро выдалось, на самом деле. В это время года горы меньше всего напоминали родину огненной: если там жар лавовых озёр и неумолчного вулкана плавил снег почти везде, то тут он лежал сплошным слоем, скрывая под собой валуны поменьше, тяжёлой шапкой оседая на неизменных приземистых соснах. Утихло и весёлое журчание близкого ручья, чей звон обычно так интересно переплетался с музыкой. Сеарив стих, подчинившись силе холодов. И лёгким диссонансом в этой почтительной тишине звучала игра драконессы, что в очередной раз вплетала в аккорды мелодии те эмоции, что охватывали её душу. У неё не было близких друзей в этих краях – ну и что? Это слабым нужно чьё-то плечо, чтобы выплакаться в него. Им можно только лишь посочувствовать. Тот, кто силён, способен перетерпеть наравне все свои разочарования и обиды, превозмочь отчаяние, не подав и вида. Это был идеал, к которому стоило стремиться. Но всё-так… Ей требовался хоть какой-то способ избавиться от сводящего с ума напряжения, от боли утраты. И, если сравнивать с другими вариантами, музыка определённо выигрывала.
И она продолжала играть. Словно бросая вызов всему этому сраному миру, его холодности и равнодушию. Миру, в котором честные, только не очень удачливые драконицы клеймятся как изменницы, а раненых врагов считают достойными лишь плевка. Ур-роды…
Закончив играть, Антраварра ещё некоторое время просидела без движения, ощущая, как постепенно тают тиски отчаяния, как отголоски звуков растворяют в себе всё лишнее и мешающее. Ох уж эти спонтанные желания… Впрочем, лучше спонтанное желание сыграть, чем эти дурацкие и мерзкие приступы тоски пополам с апатией. Одного лишь воспоминания об этом вялом и жалком состоянии было достаточно, чтобы проникнуться отвращением к себе самой. Тьфу, тряпка… А ещё бывший воин стаи Огня.
Ладно, в Бездну. Поохотилась? Ещё как, вон там, среди розового снега, лежит то, что осталось от горного козла. Эк ему, бедолаге, не повезло подвернуться голодной драконессе. Ну, что он потерял – она получила. Переварила? Поиграла? Вот и всё. Зимнее утро для гор выдалось непривычно светлым и мягким – прекрасный повод для прогулки. Но только не слишком долгой: было бы неплохо сегодня заняться тугоплавкими металлами. Как же они раздражают… Приходится прибегать к магии, чтобы обратить в пышущую жаром жидкость эти ехидные серебристые кристаллики, встречающиеся в редких, малоизученных рудах. Но если из них получится сделать достаточно гибкий и, в то же время, прочный сплав… Любой мало-мальски разумный дракон должен понимать, что металл, который не расплавить ни стихийным дыханием, ни броском в лавовое озеро, может найти огромное количество применений. Самое очевидное – это почти неразрушимый артефакт… А, полно тебе фантазировать, огненная задница: сначала получи, а потом уже думай, что с этим делать.
Тихо над Сеаривом. С заснеженных вершин ветерок то и дело приносит мелкие ледяные кристаллики, что висят в воздухе считанные секунды – а затем занимают своё место на камнях. Куда бы ей слетать на этот раз? Быть может, на вершину этой горы? Оттуда открывается прекрасный вид на земли, куда ей путь заказан.

Отредактировано Антраварра (7 Ноя 2018 12:39:45)

+1

366

Начало игры

Третье число Вьюжного месяца.
Знакомство с Антраваррой.


Славное выдалось утро. Хоть вставать с утра совсем не хотелось, Барраган и в этом не самом приятном занятии нашёл плюсы. Прежде всего наметился небольшой поход на Хребет Сеарив, а там он давненько так не был, как и давненько он не любовался его гигантскими, грубыми, но оттого не менее впечатляющими формами. Тем не менее, не на отдых же лететь в столь вьюжную погодку. Основная цель похода – маленькая встреча. Остаётся лишь понадеяться, что она состоится, иначе ювелир совершенно напрасно испортил свой режим сна. Ещё некрасивые синеватые линии появятся под глазами, а этого бы совершенно не хотелось, он должен выглядеть идеально как для себя любимого, так и для окружающих, в особенности на сегодняшнем маленьком свидании, а из-за раннего пробуждения он вполне мог выглядеть сонным. Благо холодное утро располагает к бодрости.
Легко и уверенно крылья гоняли воздух над хребтом, ледяной ветер и снежная пыльца приятно ласкали разгорячённые морду и плечи. Импровизированная шубка, сделанная из мехового покрывала и пары ремешков, плотно обнимала и грела тело дракона, ловя пролетающую крупу. Зоркий, внимательный взгляд бегал по снежным шапкам, высматривая определённые черты. Если Баррагану всё правильно сказали, то где-то неподалёку должен быть маленький ручей, а там и узкая пещерка, которая и послужила пристанищем горной мастерице. Конечно, всё это слухи, только вот другую информацию вряд ли раздобудешь, особенно в столь узких и разнообразных кругах, так что пришлось довериться. Одновременно поразило и заинтересовало ювелира то, что драконы говорят об этой мастерице. Пылкая, несдержанная, прямолинейная и грубая, – с тяжёлым характером, если переводить с языка, на котором эти проходимцы всё объяснили. Очень знакомое, вместе с тем никак не надоедающее сочетание, которое просто обязано хранить в себе грустную или трагичную историю. У Баррагана всегда была необъяснимая слабость к сложным личностям, ему так и хочется потихоньку выудить их маленькую историю, и будет очень жаль, если все эти черты личности будут результатом жизни в огненной стае. А в мастерстве кузнеца ей нет равных, говорят, делает невозможное возможным: мастерица способна создавать самые разнообразные сплавы, которым, в зависимости от их использования, будут подогнаны характеристики, такие как прочность, тугоплавкость, мягкость и плотность, включая и тот факт, что она способна создать лёгкий, одновременно прочный металл, способный выдержать тяжёлые и разрушительные удары магии земли. Баррагану как раз очень нужны соответствующие материалы для его превосходных украшений. Вот и проверит, правда эти слухи или нет, ведь пока не увидит – не узнает.
Ненавязчивый полёт сопровождался щекочущим чувством предвкушения под ложечкой и крохотным трепетом каждый раз, когда ювелиру удавалось углядеть похожую местность, но каждый раз это был обман зрения. Снежное одеяло прячет под собой местность, так что искать жилище драконицы не вариант, но другого варианта Барр не видел, если только мастерица не решит проветриться. Среди пушистых маленьких ёлочек в детских шапочках, неподалёку от дорожки тёмных дырочек в снегу – почти замёрзшего ручья, –показались ядрёно красные очертания, резко выделяющиеся на белоснежном полотне. "Вот и попалась, дорогая..." – ехидно подумал Барраган, ему действительно сегодня везёт. Дракон вошёл в пикирование, чувствуя, как с приближением нарастает сладкое предвкушение. Лишь лапы легонько коснулись снега, почувствовав его ледяной дух, Мастер неспеша, изящно подошёл к возможной мастерице. Привлекательной внешностью собеседницу несколько обделили, но ничего страшного, любят совсем не за это.
Рад вас видеть, — сказал Барраган высоким голосом, слащаво улыбнувшись и поправив слегка съехавшее меховое покрывало. — Уж не знаете ли вы, где здесь можно сыскать горную мастерицу?

Отредактировано Барраган (23 Окт 2018 11:10:55)

+2

367

Кажется, с мирной прогулкой после завтрака не сложилось. Среди тишины утренних гор весьма отчётливо послышались хлопки чьих-то кожистых крыльев, и источник этих звуков неуклонно приближался. Ну вот опять, явно очередной клиент. Мало ей того, что они приходят в пещеру, отвлекают от работы, морочат голову своими дурацкими заказами – нет, надо ещё и на прогулке ловить. Ведь, на самом деле, кому она ещё нужна? Друзей здесь Антраварра так и не завела. Уж больно тупы и замкнуты эти треклятые железячники. Разве что Дух Металла… Антраварра питала к нему глубокое уважение как к учителю и не только. В прошлом, переворачивая каждый камень в поисках знаний, она прошерстила весь Сеарив, пока не натолкнулась на Металлика. Чудесные времена были… Она, наивная и жадная до знаний, и он, мудрый и почти всеведающий. По крайней мере, пока речь шла о металлах и сплавах. Но это всё осталось в прошлом, за чертой изгнания и за позорным клеймом на крыльях. Оплавленный, говорят, всегда навещает тех, кто решил поселиться в его землях. Но прошла уже половина столетия… Нет. Он явно не хочет её видеть. Все, кому интересна одинокая огненная драконица – это балбесы, желающие обзавестись тем или иным элементом брони.
Точно, по её душу. С негромким шорохом, что мог означать только посадку, уже изрядно приблизившиеся хлопки стихли, и до Антраварры донёсся лёгкий порыв ветра. Не желая тянуть время, огненная повернулась к незнакомцу, что неспешной походкой двигался в её сторону. Ну-ка, кто у нас тут такой нетерпеливый?
М-да. Ну и харя. Неприязненным, но весьма пристальным взглядом драконесса осмотрела дракона с ног до головы, подмечая те черты, что уже начинали её раздражать. Первым и самым главным был самоуверенный, ехидный взгляд, который так и напрашивался на пару хлёстких ударов хвостом по жёлтой узкой морде с парой выростов, окрашенных в фиолетовый цвет. И это ещё она думала, что мордой не вышла… Шею и тело самца покрывала шерсть. Но шерсть отнюдь не родная, а какого-то пушистого зверя, которого угораздило стать не только чьим-то обедом, но и материалом для изготовления шубы. Глядя на эту деталь гардероба, Антраварра лишь презрительно фыркнула. Тоже мне, мерзляк. Конечно, горы не отличались особой теплотой, но даже она, привыкшая к жару Огненных земель, вполне себе переносила местные холода. Даже зимой. Главное – не попасть под буран, а то так и сдохнуть можно. А он что? Земляной, и по роду, и по стае – аура не могла лгать – а ютится в меха. Тьфу ты.
Что может быть хуже молчащего дракона, что раздражает уже своей внешностью? Говорящий дракон с тем же обликом. Уже с первых его слов огненная скривилась, борясь с желанием плюнуть на свежий снег и улететь. Этот голос, высокий и в то же время с мерзкой интонацией… Казалось, от него ломит зубы. Равно как и от «горной мастерицы». Антраварра бы придушила того  мерзавца, что дал ей такое прозвище, если бы знала, кто из её клиентов это был. Оно казалось фальшивым, дурацким, мерзким – эпитеты можно было подбирать бесконечно. Но, сказанное единожды, воротить невозможно.
– Я Антраварра – коротко, с некоторой неприязнью буркнула она в ответ – Что хотел?

+2

368

Лишь стоило приблизиться к драконице, как последовал этот остренький взгляд, который, казалось, стал цепляться за каждую неровность на ювелире. А он действительно был неприятен, как скрежет когтя по закалённому металлу. И зачем же ты себе нервы портишь, милочка, придерживаешься своего идеала, отгоняя от себя тех, кто тебе не по нраву? Уж не в службе ли твоей дело или не самых хороших друзьях? В тяжёлом прошлом или трагичной потере? Ах, так и хочется закопаться в её историю, но тихо, Барри, тихо, держи себя в лапах и не надо на неё так сладко смотреть, а то ещё по лбу заедет. По ней видно, что может. А как она поморщилась от прозвища, присвоенного ей простыми ящерами. Похоже, что не стоит её так называть. Лучше будет звать по имени и желательно избегать длинных выражений, мастерице этикет вряд ли будет по нраву. Мастер немного прочистил горло, чтобы голос казался слегка грубее и притупил взор ярких фиолетовых глаз.
Кхм-кхм. Позвольте представиться, Барраган, владелец ювелирной лавки. Мне нужны качественные материалы, прочные, но податливые для резьбы и обработки. Ой, ну не смотрите на меня так. Что вам не нравится? — хотя и могло показаться, что это возмущение со стороны ювелира, но это не так. Самый обычный вопрос слетел с его уст, лёгкий, словно бабочка. Он никак не может избавиться от этой спокойного, несколько самодовольного и витиеватого тона, который для обычных драконов всегда кажется переполненным эмоциями, сладким. Но чего об этом уже жалеть? Сказанного не вернёшь, поэтому Мастер стал тихонько подглядывать в её ауру. Почти чистый огонь. Барраган был несколько разочарован, ведь велика вероятность, что её характер по большей части – всего-лишь своеобразное воспитание. Но ювелир тут же откинул эту мысль, потому что они находились за территориями стай, а огненная здесь совсем одинёшенька, да и бросается в глаза особенная метка на её ауре. Изгнанница. А она безусловно интересная особа, хотя и со своими причудами – и ювелир не смог сдержать довольного смешка, мелькнувшего на уголках его губ. Прелестно, просто прелестно. Вот сейчас он сделает заказ, и они отлично поговорят.

Отредактировано Барраган (23 Окт 2018 22:23:02)

+1

369

О диво дивное, это чудо в шубе умело говорить нормально. Самые обычные изъявления вежливости, будучи произнесёнными столь слащавым тоном, моментально превращались во что-то невыносимое – липкое, словно мёд, и мерзкое, словно дерьмо. Казалось, он впервые заговорил с тобой – а уже или хочет облапошить, или трахнуть. А может, и то, и другое, в произвольном порядке. Но нет, дорогуша. На такие запахи летят лишь мухи. А если сравнивать себя с насекомым, Антраварра в первую очередь думала о шмелях. Трудятся себе в своё удовольствие, никого не трогают, но, если уж больно настырно совать к ним свой нос, можно по нему же чувствительно получить. Ибо нехрен лезть, куда не приглашают.
Не то чтобы огненная драконесса была против вежливости в принципе. Имелся свой минимум, именуемый правилами хорошего тона. Говорить прямо, честно и не лезть без причины в драку. И пусть кто-то обвинит её в несоблюдении этих правил! А всё остальное – это лишь шелуха, поверхностное явление, словно этот снег, покрывающий камни. Совершенное излишество да трата времени. Славно, когда другие умеют говорить кратко и по делу, плохо, что иногда им для дополнительной стимуляции приходится выписать профилактическую дозу грубости. Не то чтобы это было так сложно, но всегда легче, когда такой этап удаётся опустить.
– Ювелир? С золотом я работаю редко, ненамного чаще с серебром. Для обработки могу предложить различные сплавы на основе воздушного металла, для украшений – радужный металл. В пещере лежат образцы.
Не так уж часто к Антраварре обращались ювелиры. Оно и неудивительно: из драгоценных металлов её раньше интересовала лишь платина, но теперь и это осталось в прошлом, когда выяснилось, что толковых сплавов с ней не получишь. Почти всё остальное присутствовало на её складе, включая те вещества, что знали лишь некоторые металлические драконы, оттого ещё не имеющие общепринятого названия. Например, всё тот же радужный металл: мягкий, легкоплавкий, образующий при кристаллизации потрясающую прямоугольную структуру и покрывающийся затем радужной плёнкой*. Вполне пригодный для использования в качестве флюса. Жаль, что ювелиры обычно утыкались носом в группу платины и не желали от неё далеко отступать…
– Ой, ну не смотрите на меня так. Что вам не нравится?
Ой, кто это тут занервничал под чужим взглядом? Антраварра радостно ощерилась, услышав эту жалкую попытку возмутиться. Ну уж нет, дружок-пирожок, ты решил меня найти. Ты решил меня отвлечь от прогулки. И ты же решил меня достать своим дурацким самовлюблённым тоном. Теперь, когда я захочу взять реванш, пеняй сам на себя – и хнычь потом, какая же огненная стерва эта «горная мастерица»… Тьфу ты, выдумают же ещё!
– Совсем мерзляк, или ты собрался ночевать на одной из вершин? – поинтересовалась драконесса, демонстративно качнув головой на шубу, столь необычно смотрящуюся на драконе. Хотя, какое «необычно»? По-дурацки она смотрелась. Пламенные годы Сеарива давно позади, однако лава успела пробить себе немало проходов наружу в прошлом. Во многих из них она дремлет до сих пор, и способна дать тепло да ночлег одинокому путнику. Всё это утепление оправдывало Баррагана лишь в одном случае: если тот собирался спать где-то под открытым небом, в снегу. Что являлось просто верхом идиотизма, в связи со сказанным раньше. Быть может, конечно, он не в курсе этого маленького нюанса… Ну и балбес. Нужно знать места, куда ты направляешься.

* – "радужным металлом" я взял на себя смелость назвать висмут. Можешь глянуть в гугле почему.

+2

370

"Вот и славно, что ты у нас такая умница," – обрадовался Барраган. Мастер и сам не слишком часто работал с драгоценными металлами, хотя, казалось бы, всё должно быть наоборот. В какой-то момент ювелир заметил, что изделия из меди, бронзы, серебра или того же золота очень быстро изнашиваются, покрываясь не самыми приятными на вид оксидами – да и эти металлы уже прилично устарели, они вообще ещё кому-то нравятся? Или их любят только за их цену? Украшения на то и украшения, они должны украшать, а не завуалированно хвастаться за своего хозяина. Поэтому нужно было попробовать что-нибудь другое. Для этих целей нашлись самые разнообразные сплавы, благо железные драконы сильно в этом подсобили. Хотя их услуги обходятся весьма недёшево, но качество стоит того количества, которое ювелир отдаёт им за очередной интересный образец. Как только Барр перешёл от драгоценных металлов к сплавам, которые ещё даже не были известны в мире Империи, или были доступны только узким кругам, клиентов в его лавке сильно поубавилось, вместе с тем и упали заработки. Не удивительно, материалы дорого обходятся дракону, а вместе с новыми сплавами и взлетели цены на его украшения. Но Мастер даже не думал возвращаться к старым мягким металлам и продолжал усердно работать и экспериментировать. Годы были не самые приятные, однако клиенты всё же находились, как правило весьма состоятельные и в некоторых случаях влиятельные. Спустя десятилетия они снова заглядывали в лавку, принося с собой целые гостинцы из похвал, в то время как украшения Мастера выглядели как новые. Так Барраган стал тратить месяцы на одно единственное украшение, чтобы придать ему особенно детализированную форму и узор, ведь нужно привлекать посетителей не только долговечностью изделий, но и интересной, своеобразной красотой, которую Мастер заключает в каждое украшение: некоторые выходят грубыми, угловатыми и с шипами, точно для воинов, некоторые гладкие и несколько витиеватые, чаще всего напоминающие растения, они пойдут всякой мягкой личности, так же варьируются и камни – абсолютно всё идёт в дело, включая и виденье самого ювелира, которое всегда помогало ему подобрать характерное украшение под характерного дракона.
Такое чувство, что каждый дракон является украшением самого себя, но не внешне, а внутренне. Хотя Антраварра и была не самой привлекательной внешности, в ней был приятный огонёк, перчинка в прижигающем соусе, янтарь на сером холодном камне, что не могло ускользнуть от чуткого глаза Баррагана. В этом и заключалась её эстетика, особенное ощущение как от личности. Она хоть и колкая, но причины тому есть.
Вот и хорошо, что нечасто, — сказал Мастер обрадованно. — Радужный металл, говорите?.. Кажется, я знаю, о чём вы – вы так его называете? Не думаю, что он понадобится для моих украшений. Он, конечно, обладает интересными свойствами, и я бы взял его, если бы не его хрупкость. Рассыпется в песок при первом же контакте с землёй. Мне это не нужно. А вот на сплавы с воздушным металлом я с радостью посмотрю.
Хотя Барраган тут же подумал о том, что радужный металл мог выступить в несколько ином свете его украшения, а именно как полудрагоценный камень. Интересное решение. Но учитывая, что многие сплавы, из которых ювелир создаёт свои изделия, обладают металлическим, серебристым отблеском и цветом, то оправа будет сливаться с камнем, так что под радужный металл придётся подбирать что-то более яркое, выделяющееся, вроде золота. Однако даже такое сочетание цветов мысленно не нравилось Барру, опять же этот металл очень хрупкий. Нет, не подойдёт, если только не удастся передать его свойства какому-нибудь сплаву, хотя он вряд ли будет образовывать необычные кристаллы.
Совсем мерзляк, или ты собрался ночевать на одной из вершин? — сказала она почти саркастически.
Хмх, не совсем, — усмехнулся ювелир, — Я прилетел только к вам, а после полечу в свою лавочку отсыпаться. Разве в обычной предосторожности есть что-то плохое? Да и всегда хочется взять кусочек уюта в поход, пускай и не в большой.

Отредактировано Барраган (24 Окт 2018 11:27:59)

+1

371

Ну надо же. На этот раз Баррагану удалось приятно удивить огненную на самом деле, без иронии и сарказма. В отличие от большинства ювелиров, он не питал никакого интереса к благородным металлам – по крайней мере, если его эмоции были искренними – и явно знал, с чем он работает. Что правда, то правда: радужный металл достаточно хрупок и легко раскалывается, что резко сокращает возможные области его применения. Да и готовность к работе с неизвестными сплавами… Этот дракон явно любил экспериментировать в своих работах, выискивая новые материалы, возможно, столь же придирчиво и кропотливо, как и сама Антраварра. Не то чтобы это прям возвысило земляного в её глазах: всё-таки, это были лишь слова да догадки, не подтверждённые делом. Если ей удастся увидеть Баррагана за работой, тогда уже можно будет говорить об уважении. Если заслужит. А пока что… Пока что драконица смотрела на него с заметно меньшим раздражением, чем раньше. Раз уж он знает своё дело, то и договориться им будет куда проще. Особенно если он будет следить за языком… И, задуши тебя виверна, прекратит так самодовольно ухмыляться! Одного движения губ её нового знакомого хватало, чтобы зародыши терпимости оказались почти начисто снесены полыхнувшим в душе пламенем. Вот ведь харя…
Да пожалуйста, мне-то что – фыркнула Антраварра – Хочешь носить на себе шерстяное одеяло – носи на здоровье. Летать-то хоть не мешает?
Вопрос был, скорее, риторическим. Драконессу не слишком интересовал ответ, даже если он прозвучит. В самом деле, пусть себе носит на здоровье. Некоторые воины носят доспехи, чтобы защитить самые уязвимые части от когтей врага, а этот носит шубу, чтобы защититься от холода. В чём разница? Одна и та же цель, только противник другой. Возникни сейчас из ниоткуда буран, тогда бы, скорее всего, Барраган выжил. Она – нет. Разумный, предусмотрительный, бла-бла-бла… Перестраховщик, скорее. И, сколько аргументов не придумывай за или против, никто не мог помешать ей, Антраварре, сказать, что подобное облачение выглядит очень глупо. Словно земляной дракон стремился стать тучкой, да вот только чешуйчатый хвост и наглая хитрая морда помешали. Вот ведь незадача.
Ладно, в Бездну. Они тут встретились не для романтической прогулки по свежему снегу и не для дружеской болтовни. Баррагана сюда привела работа, нужда в новых сплавах для работы, и кто-то посоветовал ему обратиться к ней. Суть заказа была ясна, и это был не тот случай, когда удавалось обойтись словесными описаниями или эскизами на дощечке. Ему нужен был металл с определёнными свойствами. В пещере драконицы имелись уже готовые образцы, подходящие для испытаний. Если земляного устроит что-то из имеющегося – проблем не возникнет. Если нет, то придётся подбирать пропорции и отливать слитки… Кстати, стоит ещё уточнить этот вопрос. Вдруг ему интересны тонкие пластины, или проволока, или ещё что? Хотя, проволоку пусть сам тянет. Уж больно муторное дело.
– Пошли в пещеру. Посмотришь, что есть. Если инструменты с собой взял – быть может, к чему-то сразу и примеришься. Тебе сколько надо? Отливки какой формы делать?
Короткие, сугубо деловые вопросы. Задавая их, Атраварра уже готовилась взлетать: до пещеры было недалеко, но навряд ли Барраган знал направление. Хотя, с учётом того, что его сюда направили… Мог бы и найти. Убедиться, что внутри никого нет, а затем полететь искать её. Если так, то тем проще.

+2

372

Ваша душа ядом брызжется, Антраварра, хотя слова и казались лишь сухим щебнем, бесполезно постукивающим по каменной, самодовольной душе Баррагана. Зря вы так, поберегли бы себе настроение. А одеяло, кстати, просто отличное и очень, очень тёплое. Ювелир даже немножко подрумянился за время полёта, и теперь с наслаждением умывал морду снегом. Хребет Сеарив, конечно, не самое холодное место на материке, и не только из-за вулкана, жар которого то и дело пробивается сквозь каменную толщу. И всё же никому не хочется болеть по чём зря. Всякое ведь бывает: продует, замёрзнешь слегка и всё. Больной, будешь просиживать дни напролёт дома, в ужасном состоянии и без любимой работы – из-за головной боли просто невозможно сосредоточиться на творчестве, уж тем более, когда по телу пробегают противные колючие мурашки, а в морду то и дело ударяет горячая кровь. Пожалуй, это худшее, что может случиться с Мастером, так что он останется при своей импровизированной шубе, пускай она и не очень ему подходит.
Похоже, что на покрывале притязания мастерицы закончились. Вот и славненько, чем быстрее они приступят к делу, тем лучше. Кстати об инструментах – к сожалению, Барр их не взял с собой, а ведь действительно можно было бы сразу выбрать себе сплав поинтересней. Ну, ничего страшного. У мастерицы наверняка найдётся какой-нибудь железный прутик, ничем не хуже обыкновенного штихеля, разве что без ручки.
Пойдёмте, — сказал он, стряхивая с морды подтаявший снег. — На самом деле не брал, но за инструмент сойдёт и обычный прутик. У вас он, уверен, найдётся. А что же до сплавов... Ну, поглядим, как будем на месте. Мне уже не терпится взглянуть на вашу мастерскую, — ювелир подошёл ближе, также готовясь взлетать. По дороге его глаза случайно зацепились за небольшую ямку в снегу, в которой покоились остатки некогда убитого... оленя? А мастерица, оказывается, не придирчива к пище. Интересно, ей понравится тушёная зайчатина с чесноком? Надо будет в следующий раз захватить, ювелир был уверен, что такого она в жизни своей не пробовала. Жаль, что она уже насытилась, можно было бы что-нибудь приготовить для неё.
Разрешите спросить, а почему именно Сеарив? — спросил Барраган уже в полёте. Ювелир уже знал ответ на вопрос: рядом с вулканической активностью всегда будет очень много разнообразных минералов. Это скорее попытка начать светский разговор, заодно и по возможности выяснить причины пребывания здесь Антраварры.

>>>Переход: Пещера Ниорвет>>>

Отредактировано Барраган (28 Окт 2018 15:10:30)

+3

373

Несколько резких, сильных ударов крыльями – и вот, воздух уже привычно отвечает упругой, подбрасывающей вверх волной. Присыпанные снегом камни и расщелины утратили свои резкие очертания, смешиваясь, превращаясь в единое серо-белое полотнище земли. Полёт. Такое родное и привычное чувство, полное своего непередаваемого удовольствия. И уродливые отметины клейма на перепонках, словно вызов всему этому грёбаному миру. Только бы этот смазливый паршивец не стал её спрашивать о причине изгнания. Почему-то каждый. Кто приходил к Антраварре за заказом, чувствовал себя прямо-таки обязанным задать этот вопрос. Задолбали, честное слово. Если так интересно – слетай в Огненные Земли, спроси у архивариуса, почему такая-то драконица носит клеймо. У них всё записано, у этих паршивцев. А если любопытство не заходит столь далеко, то лучше заткнуться, пока не заткнули тебя. Неужто так сложно понять, что никому не хочется вспоминать свой миг позора и провала, заново переживать те самые чувства? Вот он, вот, уже готовится задать вопрос, уже сорвались с языка первые слова. Её язык тоже готов ответить простым и кратким: «тебя еб…»
Кхм. Нет? Ладно, этот земляной уже смог её удивить. Присудим ему ещё одно очко. Того и гляди, скоро отыграется за свою ужасную, невыносимую смазливость. Однозначно, Антраварра относилась предвзято почти к любому новому знакомому… Особенно если в нём проскакивала какая-либо раздражающая черта. Как сейчас, например. Но некоторым в итоге всё же удавалось завоевать её уважение. Посмотрим, что будет с Барраганом. Конечно, на этот вопрос её ответ тоже годился. Но он уже хотя бы не выводил из себя очередным болезненным уколом. Разве что раздражал глупостью.
– А ты подумай своей головой, а не задницей – почти ласково посоветовала дракону огненная – Ты ведь тоже с металлами работаешь, должен понимать.
Ну в самом деле, неужто так сложно догадаться? Определённо, ей везло на идиотов. Что в стае к ней липли всякие балбесы, что тут, в горах. Почему Сеарив? Почему ты держишь молот лапами, а не зубами? Зачем нагревать заготовку в лаве? Все эти вопросы были сравнимы друг с другом по степени тупизны. Неужели и впрямь придётся объяснять?
– На нейтральных землях лава течёт близко к поверхности лишь здесь, да на севере, среди ледников. Во льдах можно найти куда больше метеоритов, однако здесь более богатые руды и месторождения. Что, по-твоему, лучше: сдохнуть в полёте через половину материка или найти себе идеальное место для кузни в часе лёту от границы?
Ну, может и не в часе… Не столь важно. Вообще, пусть радуется, что она снизошла до ответа. Уж больно не хотелось выслушивать предположение, по степени идиотства сравнимое с вопросом. Пусть мотает на ус, ювелир хренов. Да, ей в последнее время требовались столь редкие металлические осколки метеоритов, что чаще всего удавалось найти в тысячелетних льдах севера – но бросать дом ради этого Антраварра не желала.
Ничего. Лететь им недолго. Пещера близко, и скоро можно будет заняться делами, оставив позади этот светско-идиотский разговор. Ха, будет забавно, если в кузне он подпалит своё одеяло. Драконесса осклабилась, представив себе эту картину, одновременно выискивая взглядом приметные одной ей очертания камней и скал, почти неузнаваемые с такой высотой и под шапкой снега. Где-то тут…

>>>Пещера Ниорвет>>>

+2


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Склоны Сеарива