//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Серые равнины » Холодное плато


Холодное плато

Сообщений 1 страница 50 из 202

1

http://sa.uploads.ru/db6rG.jpg

Небольшая возвышенность, обрывающаяся в Северное море. Плато открыто всем ветрам, а потому там всегда холодно.
Прогуливаться по краю плато опасно: выветрившиеся камни легко обваливаются под весом дракона.

0

2

На фоне облаков, затянувших небо над северной частью нейтральных земель, Иркес казался всего лишь чёрным силуэтом – если бы, конечно, было, кому на него смотреть. Но, похоже, на много миль вокруг всё пустовало, как небо, так и земля. Иркес вглядывался вперёд до боли в некогда обожжённых глазах, но не видел никого, и ничьего присутствия не чувствовал.
Некрупный бурый дракон лёг на крыло, снижаясь. Равнина под ним расплывалась скопищем серо-зелёных и белых пятен: и без того нечёткое изображение во время полёта превращалось в нечто совершенно невообразимое. Иркес, щурясь, сумел различить ровную площадку и неловко приземлился, пробежав по инерции несколько футов. Дракон принюхался, навострил уши – по-прежнему никого. Только вой северного ветра. До плато ещё было около часа лёта, но дыхание холодного моря чувствовалось уже здесь. Одиночка зябко поёжился и медленно двинулся вперёд.
Иркес был одиночкой без особых талантов – если, конечно не считать таковыми довольно сильное любопытство и тягу к познанию. Он некрасив: тусклая бурая чешуя, небольшие крылья. Его физическая сила была невелика, а талант к магии практически отсутствовал. Ну и конечно главным, что портило внешность Иркеса, были маленькие, подслеповато щурящиеся глазки. Морду его пересекал шрам, полоска беловатой вздувшейся кожи, лишенной чешуи. Когда-то его атаковал огненный дракон, и раскалённый язык пламени стеганул прямо по глазам. Иркесу повезло не ослепнуть, но видел теперь он очень и очень плохо. Что, впрочем, не мешало ему забираться в самые отдалённые уголки мира, исследуя его, изучая в одиночестве. Однажды он хотел бы прибиться к какой-нибудь из шести драконьих стай, заняв там позицию учёного, сказителя на худой конец, но пока не чувствовал себя готовым к такому повороту.
Крылья, уставшие от перелёта, слегка ныли, потому Иркес аккуратно сложил их на спине и плавной рысью побежал к обрыву. Почва под ногами была каменистая, с редкими проплешинами сухой травы, которая хрустела под когтистыми лапами одиночки.
Он давно ещё прослышал, что над Холодным плато появились какие-то драконы, чуждые всем остальным, и бежал туда, преследуя несколько целей. Иркес хотел первым узнать их поближе, и может даже присоединиться к этой маленькой стае… Наверняка они заняты чем-то в отдалении от всех. Чем-нибудь интересным.
Пыхтя и отдуваясь, дракон бежал по направлению к плато.

+1

3

---Тренировочная площадка---
Драконесса вынырнула из облака портала. Холодное плато, оправдывая своё название, встретило наследницу стаи Света ледяным северным ветром и крайне мрачным пейзажем. Серый скалы, белый снег, изредка попадались островки зелени. Лу начала снижаться по спирали, каждый виток которой был меньше предыдущего. Наконец она выровняла полёт метрах в пятидесяти над землёй и направилась к морю, на север. Именно там один из её пропавших друзей в последний раз говорил в ней. Лу приопустила веки, чтобы ледяной ветер не хлестал по глазам, оставив для обзора лишь узкую щель. Впрочем, для Духа было достаточно и этого. Драконесса напевала себе под нос:
- Тёмный дракон, несущий тепло.
Тёмный дракон, смотрящий в глаза.
По воле судьбы у нас сердце одно,
И нам с тобою расстаться нельзя...

Эта песенка была довольно известна среди драконов Светлого Альянса, т.к. вместо "тёмного" можно было подставить любую другую стаю. А вот "огненный" и "земляной" туда не подходили. Лу улыбнулась своим мыслям, не забывая внимательно просматривать равнину и прислушиваться к каждому звуку, принюхиваться к каждому запаху. То, что она ничего не чувствовала, не значило, что здесь ничего нет. "Серые равнины полны неведомых тварей," - так говорила матушка наследницы. Лу и сама знала об этом, а с некоторыми даже сражалась. Правда потом она почти неделю пряталась от взрослых во главе с собственной матушкой у друзей, пока раны не зажили...
Драконесса в очередной раз принюхалась и резко опустилась к самой земле, задевая лапами верхушки трав. Дело было в том, что Лу почувствовала запах дракона. "Одиночка, не стайный. Раса... Ммм, слишком старый запах, непонятно. Догонять или нет?" - задумалась наследница.

0

4

=====>>> "Кроличья" нора
Как только дракон телепортировался в заданную точку, его тут же стал одолевать ментальные призывы отца. Чёрт, его там режут что ли или святое пытаются оторвать? - раздражённо подумал самец. Нехотя он словил сигнал. Помни, в Холодном плато очень опасно. Я буквально только что засёк там движение. Существо находится метрах в пятидесяти от тебя, чуть южнее. Будь осторожен, и да, если это затянется, я передам Темнейшей о твоём задании. - было передано послание. Бла-бла-бла... Как будто я сам не могу связаться со своей матерью! - возмущенно подумал Дух, лениво топая в указанном направлении. Местность была кругом ну прямо "живописнейшая". в моей норе и то интереснее. - самодовольно заметил Фауст. Топать ему надоело, и Сумеречный быстро поднялся на крыло, включив, так сказать, режим "невидимка". Прямо секретный агент, не иначе. - усмехнулся чешуйчатый своим мыслям. Фауст принялся бормотать свежие слова, которые в виде свежих строчек на каменной плите валялись в его норе.
Ты уже всё знаешь, ты - моё мученье,
Я перед тобой как книжная страница.
Повидаться мельком - мало утешенья,
А совсем не видеть - снова мука длится...

Фауст внимательно оглядывал окрестности, пытаясь углядеть хоть что-нибудь, желательно подающее признаки жизни. Однако первое, что он заметил, было нечто белое, подозрительно знакомое, особенно, если заострить внимание на зеленоватой гриве. Хех, она моё проклятие. - довольно подумал дракон, войдя в крутое пике, а потом уже перейдя в свободное падение. Продолжение строчек само собой вплыло в голове.
Слово да излечит, слово не ужасно.
Чувства мои живы, ко всему готовы,
Ранит их молчанье, на душе неясно.
Разве мое сердце любит безответно?
Разве мне придется тихо угасать?
Я еще надеюсь получить ответы,
Я стараюсь верить и спокойно ждать…

Последнее он уже допевал, оказавшись рядом с Луанной. Сумеречный хитро улыбался и щурил красные глазища, поглядывая на миниатюрную самочку. Привет, красавица. Ты какими судьбами здесь? -  тихо обратился он к Лу по-свойски, ну, чай, старые знакомые - уже год встречаются... Хех, встречаются. Звучит, словно она моя девушка. - усмехнулся дракон. Неожиданно в нос ударил незнакомый запах, а затем Дух почувствовал и незнакомую ауру. Дракон, одиночка. судя по всему. Вид неизвестен. Странно... - тут же проанализировал наследник полученную информацию. Фауст тут же нахмурился и стал вглядываться вдаль.

0

5

Иркес даже не подозревал, что его кто-то заметил - сосредоточившись на цели, он бежал вперёд, давая усталым крыльям отдых. Иркес не боец и не разведчик, а самый обыкновенный дракон, а потом долгие перелёты не были его коньком. К земле он был как-то ближе, опять же и цвет шкуры вроде неказистый, а ведь если он прижмётся к поверхности земли, то будет почти незаметен.
Если бы дракон не бежал, он бы совсем замёрз: чем ближе к морю, тем злее становились порывы северного ветра. Плато находилось довольно высоко над уровнем моря, а потому и ветер тут был холоднее и сильнее. Ещё немного и он, должно быть, услышит шум волн. Остановившись на мгновение, Иркес прислушался, потянул носом воздух, но снова никого не обнаружил. Порывы ветра уносили его запах назад, не давая взамен никакой информации: только сухая трава, подмерзшая земля и еле уловимый аромат морской соли. Потерев слезящиеся глаза, Иркес снова побежал.
Местность впереди была ровная, так что часть пути он пробежал даже вслепую. Когда глаза были закрыты, они не так болели. Но потом он оступился, попав лапой в ямку, и от подобной идеи пришлось отказаться. Иркес продолжал свой бег, но уже медленнее, и когда впереди показался край Холодного плато, а уши уловили грохот волн, подтачивающих внизу скалы, он распахнул крылья и легко взлетел, поддерживаемый воздушными потоками. Ему не терпелось увидеться с теми драконами поскорее, и первым о них узнать. А потом, если они не захотят принять его в свою команду, рассказать полученную информацию Главе какой-нибудь стаи. Например, Ксоре. В её стае уж точно найдётся место для ещё одного дракона.
Почти уверовав в то, что он не так уж и бесполезен, Иркес кружил над краем плато, высматривая загадочных одиночек.

Очередь

Очередь: Мастер > Иррлуа > Фауст

Отредактировано Мастер (18 Июн 2012 18:09:14)

0

6

Драконесса продолжала напряжённо размышлять над тактикой. Она может догнать неизвестного, но чем это обернётся для неё - ведомо лишь Праматери. Может, там матёрый воин или целый отряд, а она всего лишь девчонка-маг, причём специализирующийся на менталистике. Что Лу ему сделает? Ещё она может укрыться Хамелеоном и на небольшом расстоянии последовать за ним. Но и этот способ чреват неприятностями, к тому же её могут заметить. "Что я вообще ерундой страдаю? Надо лететь низко, как сейчас, и не выдумывать. Изобретаю, понимаете ли, тут энергошар!" - обругала себя наследница. Самокритика - великая вещь. - "А по-хорошему, надо сесть и всё обдумать как следует." Лу приземлилась в густой траве, непонятно откуда здесь взявшейся. Видимо, дело было в том, что ветер здесь был не такой сильный.
Две явно стихотворные строчки, прозвучавшие прямо под ухом, заставили драконессу уйти в бок, но недалеко: она узнала голос. Лу вообще плохо запоминала морды драконов, но голоса и ауры из её памяти не стирались даже тогда, когда их обладатели покидали бренный мир.
- Призрак, тебе не стыдно? - со вздохом спросила она. Риторический вопрос, конечно, но вдруг?.. - Нельзя же так пугать.
Она повернулась к тёмному, втайне любуясь им. Драконессе нравился Призрак, и она не собиралась обманывать себя в этом плане, но вот всем остальным о её отношении к этому дракону знать не обязательно...
- Да так, неприятности на хвост ищу. Друзья у меня пропадать здесь начали, и меня это, естественно, беспокоит. А ты здесь зачем? - Лу была всерьёз обеспокоена творящимся беспорядком. Ибо подшутить над вредной старой драконессой - это одно. Шутки неопасные и добрые. А вот пропажа молодых сильных драконов навевала некоторые опасения Духу Рассвета. Она вообще сильно переживала за своих близких, а тут такое. Но рядом с Призраком ей стало спокойнее. И теплее. "Как в песне, виверн их всех подери!" Кого "всех", Лу уточнять не стала.

0

7

Самец вновь невольно залюбовался «своей девочкой» - так он уже привык называть Лу, говоря с самим собой. Очаровательная барышня, опять пленила его взглядом изумрудных глаз. Перышки лебединых крыльев забавно трепыхались на ветру, зелёными волнами развевалась грива, изредка несильно хлестая Фауста по носу. Зелье баловница... - выдохнув, подумал Тень. И она опять звала его Призраком, хотя... у него тоже создалось ощущение, что она ему назвалась не полным именем.
Таким макаром Фауст даже на секунду забыл, что недавно был весь насторожен и был готов напасть на дракона, которого учуял, если тот проявит агрессию. Зато он отчётливо вспомнил тот сон, что так некстати посетил его в подземном логове. С тех пор прошло совсем мало времени, и назойливый вопрос так и вертелся на языке, усиленно стараясь сорваться с оного. А вдруг она не захочет отвечать или эта "разоблачительная" прямолинейность оттолкнёт её? - рассеянно соображал дракон, - Нет, она вряд ли поймёт меня превратно. За полгода встреч она меня уже могла достаточно изучить, чтобы серьёзно отнестись к заданному вопросу. Тень тщетно пытался успокоить себя и свою больную фантазию, но также прекрасно понимал, что перестанет волноваться только тогда, когда сбросит этот камень с души.
А что такое стыд? - неожиданно игриво спросил тёмный, завиляв самым кончиком хвоста. Разумеется, так он шутил и пытался приободрить Лу - было видно, что она тоже волнуется. Кстати, интересно, как светлые интерпретируют слово "стыд"? У нас это чувство, которое вызывает нечто, мешающее спокойно жить - совесть... - размышлял Призрак. Я ни в коем разе не хотел тебя пугать. - добавил он. После этого наступила неловкая тишина, которую дракон всеми силами хотел прервать. Наконец-то, главный вопрос сорвался таки с языка. Слушай, Лу, ты не пойми меня превратно, я тебя ни в чём не подозреваю, но мне нужно знать: ты Дух? - сразу так в лоб он всё и вывалил.
Фауст решил, что подруга ещё успеет ему ответить. Подав соответствующий знак, он пригласил Лу взлететь вместе с ним. Фауст решил, что с высоты будет легче найти незнакомого дракона, которого они оба почуяли. И действительно, стоило только тёмному подняться на порядочную высоту и пролететь всего-то метра три, ка он увидел невдалеке точку, маячившую над краем плато.

0

8

Начало игры
Чем выше поднималась Младшая, тем холодней становилось, на теле даже появился иней. На высоте воздух был сильно разреженным, дышать приходилось очень часто, и делать это, с каждым разом, было всё тяжелей. Снижаться было нельзя, совсем недавно, она залетела на территорию Света и если её заметят, то точно постараются прогнать. Дурацки Совет с его идиотским решением, хотя в чём-то она было с ним согласно. Виль понимала, что стаям будет тяжело, если их добычу будут поедать Духи-полукровки. Но даже если она это понимала, ничто не мешало ей, срывать на них свою злость. Несмотря на прожитые годы, Эш так и не научилась сдерживать свои эмоции и почти всегда действовала, повинуясь минутным порывам. Как бы она не билась над этим, её максимум хватало на несколько минут, а затем она взрывалась, давая своей огненной половине волю.  Её часто из-за этого принимали за малолетку, что только делало её злей. И сейчас она летела только из-за того, что ей внезапно захотелось попутешествовать, а ведь из-за холода тело Виль пробивал озноб, что отнюдь не добавляло ей радужного настроя. Но остановиться сейчас было бы слишком глупо, она бы никогда так не поступила, особенно если вспомнить, сколько километров осталось позади, и это с её нелюбовью к полету.
   Холодное плато, с каждым взмахом крыла, становилось всё ближе, а воздух ещё холодней. Чтобы хоть как-то согреться, Эш выдохнула короткую струю пламени и влетела в неё, ощущая кожей раскалённый воздух. Это обжигающее тепло напомнило ей её родную пустыню, в которой она жила уже очень давно. Тот же жар, так приятно греющий всё её существо, плавил песок, превращая его в стекло, и убивал неприспособленных к нему существ. Мало кто мог жить в пустыне, а те, кто жили либо были простой пищей, либо боялись Духа, поэтому даже просто поговорить Виль было не с кем.  Её, конечно, к общению не больно-то и тянуло, но после стольких столетий, даже одиночке захотелось побыть с кем-нибудь рядом. Поэтому, чтоб восполнить потребность в общении, ей приходилось срываться с насиженного места и лететь на другие территории. Но по какому-то злому року что ли, другие земли были или холодными или сильно холодными, единственное теплое местечко рядом с огненной стаей, но сегодня её туда что-то не тянуло. Вместо этого она, прокляв уже всё и вся, летала над территориями Света. Вскоре Младшая пролетела над каменными шпилями скал, а затем и  над – памятным местом – Пепельными холмами. До конечной остановки оставалось совсем немного, а крылья, уже уставшие от перелёта, стали побаливать. 
   Наконец, вдалеке, показалось плато. Эш снизилась и приземлилась, при этом сделав ещё несколько шагов, хлопая крыльями. Затем размяла затекшие конечности и, встрепенувшись, осмотрелась. Совсем недавно она слышала, что близь плато стали пропадать драконы и появились какие-то странные одиночки (хотя если честно все одиночки странные сами по себе, и Виль не стала исключением). Но сейчас она ничего необычного не видела, хотя и учуяла чужое присутствие.  Дракон, такой же одиночка, как и она, находился  чуть дальше. Ветер дул, завывая, принося множество посторонних запахов, их так много, что все сразу и не разобрать, они смешивались в невозможный комок. В какой-то момент Эш показалось, что кроме неё и одиночки есть и ещё несколько драконов, когда она попыталась определить их местонахождение, ветер сменил своё направление. С земли рассмотреть что-то было слишком сложно, поэтому горестно вздохнув, она разбежалась и, взлетев, стала двигаться к одиночке, хоть у него что-нибудь, да и выведать.

Отредактировано Виль-Эшн (23 Июн 2012 15:51:02)

0

9

Круги, которые Иркес делал над плато, были всё шире и шире - он будто раскручивал гигантскую спираль, тщась рассмотреть хоть кого-то. Ветер на высоте был совсем злой, и трепал маленького дракона просто нещадно: бурому приходилось прилагать массу усилий, чтобы вообще удержаться в воздухе. Наконец, он умудрился поймать удобный воздушный поток и, раскрыв крылья, начал парить на нём, сотрясаясь от холода всем телом.
Вскоре его старания увенчались успехом - Иркес увидел яркую оранжевую точку, которая приближалась к нему со противоположной от плато стороны. Ну, это вряд ли был один из тех, других одиночек, но может быть и нет, мало ли, зачем они летали вглубь континента... Самец, нацелившись на приближающуюся к нему точку, замолотил крыльями, начав приближаться, в свою очередь, к ней, совершенно не замечая белую драконицу на земле и тёмного - в небе поодаль.
Скоро он сумел различить массивный силуэт - перед его глазами он переливался всеми оттенками рыжего и красного, то расплываясь, то фокусируясь вновь. Повеяло теплом, и Иркес, взволнованно топорща колючий гребешок на спине, подлетел ещё ближе. Запах сообщил ему о том, что это самка, но какая! Размерами она была едва ли не вдвое крупнее Иркеса, и, очевидно, сильнее. Бурого трясло всем телом, не то от холода, не то от страха, к горлу подкатывал противный комок. Иркес понимал, что ещё немного, и он просто рухнет наземь от волнения и противной липкой слабости, разливавшейся по крыльям.
- Вы - из них, да? - прокричал он неожиданно для себя самого. Ничего лучше ему не пришло в голову и Иркес в отчаянии закатил глаза, мысленно готовясь к тому, что его испепелят, вот прямо сейчас на месте и сожгут, и не будет Иркеса больше, и поделом ему... Несколько часов он потратил на создание хорошей приветственной речи, и вот что получилось: вся речь буквально вылетела из головы, едва он завидел силуэт огромной одиночки.

Очередь

Мастер > Иррлуа > Фауст > Виль-Эшн

Отредактировано Мастер (21 Июн 2012 13:54:20)

0

10

Драконесса напряжённо всматривалась вдаль. Ветер трепал её гриву и перья, хлестал по глазам, из-за чего Лу пришлось прищуриться. "А всё же глаза у него наглые," - подумала наследница, отвлекаясь от созерцания бесплодной равнины впереди. В конце концов, она здесь в гордом одиночестве или со спутником?! "Ха! Да если матушка или кто-нибудь из старших драконов узнает, с кем свела меня судьба, дома такое будет... Уши в трубочку свернутся," - думала драконесса. - "Бесспорно, иметь личную тайну приятно, но утомительно. Опять же, совесть-с мучает... О, как раз в тему вопрос!" Лу тихо рассмеялась:
- Стыд - это когда совесть мучает! Если она, конечно, есть, - последние слова были сказаны несколько задумчивым тоном, сама же драконесса с серьёзным видом осматривала тёмного - совесть искала. Её выдавали только смеющиеся глаза. "А что это он так на меня смотрит? А, к вивернам всё!" - Так и быть: прощаю, - милостиво сказала она, внутренне задыхаясь от смеха. На морде же не дрогнул ни один мускул - наука матушки и некоторых её дипломатов не прошла даром. Но удерживать каменную морду в той неловкой тишине, которая наступила после, она не стала. Не видела смысла, да и не могла бы. Драконесса хотела заговорить, чтобы прервать затянувшееся молчание, но Призрак успел первым. Такого вопроса Лу не ожидала. Видимо, сам тёмный тоже пожалел о сказанном и тут же взлетел, приглашая наследницу за собой. Сверху было отлично видно далёкого дракона, чей запах тогда заставил светлую поволноваться и прижаться к земле. Некоторое время Лу молчала, раздумывая над ответом. "Сказать правду? Он развернётся и улетит. Соврать? Не могу: друзьям тину на уши не вешают. Лучше уж быть честной до конца. И с ним, и с собой," - наконец решила она.
- Праматерь, за что ты так жестока? - горько пробормотала драконесса себе под нос. - Да, Призрак, ты прав. Я Иррлуасса Рассветный Дух, дочь Аллинэи и её наследница. Что ты теперь будешь делать, а?! - Лу была на грани срыва. Тот страх, что долгое время грыз её, теперь волнами расходился во все стороны. Для того, чтобы чувствовать его, не нужно было быть мастером Разума. Светлая вспомнила песню, которую пела незадолго до появления тёмного. "Один в один. Я же без него не протяну долго. Проклятая кровь!" Редко, очень редко Лу жалела о том, что является Духом. Пусть она ещё не вошла в полную силу, но даже то, что было, снимало множество проблем. Но сейчас Рассветная ненавидела эту свою силу. Она молча летела к морю. Чтобы двигаться в выбранном направлении, не нужно участие разума. Драконесса всхлипнула. Она даже не заметила, как с юга, со стороны Пепельных холмов, их обогнала лавовая одиночка, а к ней присоединился тот дракон, на запах которого Лу летела.

0

11

Дракон парил в вышине, изредка скрываясь за плотной пеленой туч. На их фоне он был практически не заметен: чтобы его увидеть, пришлось бы целенаправленно искать тёмную тушку, вглядываясь в массу тёмно-серых облаков. Все шуточки Лу, конечно, были приятны, они здорово разрядили атмосферу после того заданного им вопроса, но на душе всё ещё было не спокойно. Фауст ожидал худшего, именно поэтому до самого ответа Лу сохранял ледяное спокойствие. Что мне делать, если вдруг сон окажется правдой? я не смогу подвергнуть её опасности, а единственный способ её уберечь - не видеться больше. - с тяжёлым сердцем рассуждал наследник Темнейшей.
К счастью, тягостные мысли не настолько отвлекли его, чтобы он проморгал приближение грозного красно-оранжевого силуэта. Похоже, что это была самка, судя по запаху, а если судить по ауре и магическому фону, - кстати, аура-то знакомая - то это был Дух-полукровка. Младший Дух, скорее всего. - рассудил Тень. Да, аура была до невозможности знакомая, только вот проклятый склероз упорно мешал вспомнить, где он мог встречать эту драконицу. Неожиданно в мозгу одна за другой стали всплывать чёткие и ясные картины прошлого: Пепельные холмы, разведка, восхождение на вершину холма, лицезрение Духа Лавы. Дух Лавы! Фауст аж заулыбался - та встреча была не из худших, оба Духа если не расстались приятелями, то, по крайней мере, нейтралитет точно установили. Так, как там её звали-то, чёрт... Аш? Нет, имя было длиннее, двойное такое, да. Биль-Аш? Тьфу, надо же такое брякнуть - хорошо. что не вслух. Виль-Аш? Виль-Эш... Виль-Эшн, да, так её зовут. - наконец-то склероз сдался на милость победителя и открыл для Фауста все тайны его собственного мозга.
К счастью, Тень не сразу рванулся навстречу старой знакомой – вовремя услышал откровенное признание Луанны. На секунду он завис, словно его прямо в воздухе переклинило. Звёзды, за что?! Из всех светлых драконесс я умудрился влюбиться в ту, чью мать моя собственная мать готова убить на месте! - из серии Монтекки и Капулетти. Что ж, я рад, что наконец-то узнал твоё полное имя. А думать надо не мне, не думаю, что твоя мать меня прибьёт лишь за то, что я с тобой вижусь - я ж вреда не причиняю. А вот моя мать тебя захочет убить за одно твоё существование, ну, и за то, что из всех самок мира я умудрился влюбиться в тебя. Я Фауст Сумеречный Дух, сын Темнейшей и Духа Хаоса, наследник тёмного престола. - тихо и абсолютно безрадостно сообщил он подруге. Всё, он прямо подхвостьем чует, что сейчас она его бросит, и сделанное вскользь признание в любви здесь не поможет. Что ж, если она отдалится от меня по своей вол, то, по крайне мере, я буду знать, что ей уже ничего не будет из-за меня грозить. - успокаивал себя дракон, но от этого ком в горле только увеличивался, мешая соображать и даже спокойно дышать.
Единственное, что могло его сейчас отвлечь – задание отца. Он подал знак Иррлуа следовать за ним. На подлёте к двум одиночкам Фауст малость притормозил, но не остановился полностью. Хей-хо! Виль-Эшн, это ты что ли? - крикнул он самке-одиночке. Сейчас он и сам в такой близи смог убедиться, что не ошибся.

+1

12

Крылья со свистом рассекали плотные потоки воздуха. Название плато, полностью оправдывало себя. Холод, царящий там, был таким сильным, что, не смотря на то, что Виль уже грела своё тело пламенем, оно быстро охлаждалось. Эти холодные ветра хлестали её по бокам, если бы только они были материальны, то, в мгновение ока, от них не осталось ни следа, она просто бы разорвала их на части. А так приходилось терпеть, летя на встречу приближающейся маленькой точки. Наконец, Эш смогла разглядеть летящего ей дракона на встречу.  Грязно-бурый, в два раза меньше её, он подслеповато щурился, и казался усталым, а ещё на вид был очень молодым, ему можно было дать лет сто, может чуть больше. Пока Виль разглядывала его, в её памяти шевельнулись неприятные давние воспоминания. В тот день, когда она потеряла правый глаз, на неё напал бурый дракон, с тех пор, она всегда относилась с какой-то внутренней злобой и опаской ко всем драконом такой же расцветки. Но, сейчас, видя перед собой этого ящера, всё, что она чувствовала, так это жалость. Несмотря на его малый возраст (по крайней мере, для неё), было видно, что жизнь его потрепала немало. Когда он подлетел к ней ближе, Эш почувствовала его страх, липкий, опутывающий будто паутина, он был явно направлен на неё. Дракон боялся… её? Что ж, это было совсем не удивительно, только стоило вспомнить её размеры и внешний вид. 
  Она зависла в воздухе и молчала, просто не знала, как начать разговор. Ей так хотелось разведать, знает ли он что-нибудь о пропавших драконов. Поэтому, когда он открыл пасть и прокричал: Вы – из них, да?
Виль опешила и сначала даже не поняла, что он сказал, так неожиданна была именно эта фраза, и только через минуту осознала, что он принял её за одну из странных одиночек. Раздраженно щелкнув хвостом, Эш посмотрела на него, выдыхая маленькое облако пламени, и быстро ответила: Нет, я не из тех. Скажи, зачем ты ищешь этих одиночек? Ты слышал про пропажи, и что не боишься их? Вдруг они в этом замешаны. И кстати, прекрати, так жаться, я ничего тебе не сделаю, если ты сам на меня не нападёшь.
Дух отвернулась от него, осматривая местность, а то мало ли, вдруг здесь бродит ещё кто-нибудь, и этот  кто-то опасный. Сбоку мелькнула черная тень, Виль резко развернулась и увидела неподалёку зависшего дракона. Внимательно посмотрев на него, она чуть было не вздрогнула, узнав в нём давнего знакомого. Рядом с ним летела белая драконица, красивая и изящная, она не походила на Эш, от слова совсем. Наверное, именно так и должна была выглядеть какая-нибудь принцесса, сама же полукровка имела вид воина. Когда Фауст выкрикнул своё приветствие, Виль чуть было не улыбнулась. Она встретилась с ним случайно, когда была смертельно устала, а значит очень-очень зла, поэтому, вначале он ей не понравился, но затем они вполне дружелюбно пообщались.
- Фауст, давно не виделись! А ты совсем не изменился, – Эш всё же улыбнулась, рассматривая знакомого, - что ты тоже слышал про пропадающих драконов? Любопытно, да? Даже подружку свою привёл, - на последней фразе она понизила голос, кивнула в сторону белой драконице, а затем повернула морду в её сторону. – Привет, как тебя зовут? Меня, как ты уже наверно услышала, зовут Виль-Эшн.

Отредактировано Виль-Эшн (21 Июн 2012 16:48:27)

0

13

- Хей-хо! Виль-Эшн, это ты что ли?
Иркес взволнованно закрутился вокруг своей оси, когда к нему и огромной драконице подлетели ещё два гиганта. Сила, исходящая от всех троих, буквально слепила, а что до размеров... Бурый с тоской осознавал своё бессилие рядом с этой троицей.
Красная драконица, бросив реплику в сторону Иркеса, точно сразу же позабыла о его присутствии, обратившись к чёрному и белой.
- Привет, как тебя зовут? Меня, как ты уже наверное услышала, зовут Виль-Эшн.
- Иркес! - в отчаянии прокричал бурый, понимая, что угодил куда-то не туда. Уже было ясно, что к тем одиночкам эти трое не имеют никакого отношения, а потому лучшим решением будет смыться отсюда, да поскорее.
Распространяя удушливые волны страха, он кинулся прочь, обратно к обрыву, где острый край плато резко врывался в небо и бурные волны били где-то далеко внизу. Если и драконы, которых он ищет, окажутся столь же огромными, он точно не выдержит. Отчаянно работая крыльями, Иркес нёсся к морю, понимая, что он уже на грани истерики, и лучше всего ему сейчас где-то спрятаться и немного подождать. Но укрытий нигде не было видно: равнина была совершенно плоская, и обрывалась в море. Может, там, в скалах есть хоть какие-нибудь пещеры? Там можно и стаю одиночек подождать.
Воодушевившись, Иркес без оглядки летел к обрыву, надеясь краем сознания, что три огромных дракона так увлекутся друг другом, что про него забудут. Уже у самого обрыва он, сложив крылья, ушёл в пике, вновь встав на крыло буквально в полусотне метров от разъярённого моря. Летая вдоль скалы, он искал любые пещеры или укрытия. Несколько минут прошло, прежде чем его больные глаза различили грот у самой поверхности моря - вода с рокотом плескалась внутри, жадно посасывая стенки пещеры. Издав ликующий крик, Иркес кинулся туда, но свернул в последний момент у самого входа, снова взмыв в воздух. Из отверстия отчётливо тянуло гнилью.

Отредактировано Мастер (21 Июн 2012 17:23:19)

+1

14

Драконесса отрешённо взирала на одиночек, к которым полетел тёмный. она слышала, что он что-то ответил ей,  но не стала вдумываться в слова. Запомнила и ладно. Противная липкая пустота и равнодушие ко всему охватили Лу, мешая нормально двигаться и соображать. Она машинально взмахивала крыльями, кружа рядом с одиночками, и ни о чём не думала. Сильный порыв встречного ветра швырнул её куда-то в сторону. Драконесса встряхнулась и вернулась "к жизни". Подлетая к драконам, она просматривала свои последние воспоминания. "Так, вот мы летим, вот я отвечаю. Молчание. Ответ Призрака. Ответ одиночки лавовой. Мелкий куда-то улетел... Неважно. Фауст, Сумеречный Дух. Мы двое ненормальных," - заключила Лу, даже не пытаясь сдерживать дурацкую улыбку, выползающую на морду. Главное, что он не послал её подальше с ходу, а уж от матерей они как-нибудь скроют факт своего знакомства. Смогла же она целый год морочить голову своей матушке и куче любопытных. А в то, что Фауст не сможет провернуть подобное, она просто не верит. Сделав круг рядом с драконами, она мысленно обратилась к тёмному: "Давай потом поговорим, ладно?" Не совсем вежливо так без предупреждения вламываться в чужое сознание, но Лу справедливо решила, что сейчас это лучший выход. Не за чем всем встречным знать, что происходит между наследниками двух Дочерей. "А вот нам самим, чувствую, надо во всём разобраться... А то развели таинственность."
- Привет. Меня зовут Лу, - наследница дружелюбно улыбалась, но вид исчезающего за краем плато коричневого дракона заставил её вспомнить, зачем она сюда пришла. - А что это за дракон там? - она махнула хвостом в сторону непонятного одиночки.

0

15

Фауст траки умудрился растянуть рот в улыбке, адресованной Эш, хотя в душе и голове была настоящая каша. До сих пор он не знал, что Лу Дух да ещё и дочь Пресветлой, и поэтому мог с лёгким сердцем с ней встречаться - рядовая полукровка вряд ли бы стала интересна его матери. Авось, решила бы, что её сынок просто решил поразвлечься – поматросит и бросит, покапитанит и отвалит. Теперь же всё складывалось не в его с Иррлуассой пользу. Выдать-то он их не боялся – не маленький, умеет скрывать свои мысли  и чувства, но ведь случайности бывают с каждым чуть ли не ежедневно. А что если такая вот большая и злая случайность в виже его матери нагрянет как-нибудь прямо посредь дружеской или романтической беседой между Лу и ним? Его мать опасно водить за нос, но можно, за то при явных, увиденных доказательствах это просто невозможно. Придётся таиться и прятаться от всех… ну, от Темнейшей стопудово. Ну я попаааал. Так ещё, наверное, никто не влипал, как я. - подумал Дух.
Виль отреагировал на приветствие практически моментально, даже перестав обращать внимание на своего маленького бурого собеседника. Фауста немного смутило, когда Эшн упомянула о Лу. Похоже, что даже одиночка, ничего не знающая об их отношениях, решила, что они «парочка голубков». Мы сама беспалевность. - констатировал факт Тень. На ментальное предложение Иррлуа он ответил утвердительно. Да, я тоже решил поразведать на счёт этих исчезновений. Может, вместе проведём исследование? Так безопаснее и спокойнее. - предложил Фауст. Таким образом он старался оттянуть откровенный разговор, который, как он подхвостьем чуял, вскоре должен был произойти между ним и Луанной.
Бурый отчего-то весь стушевался и прямо прокричал своё имя. Очень приятно познакомиться. - машинально вставил Призрак. Поздновато он решил навести «мосты» с этим одиночкой – тот уже почесал за тридевять земель, сверкая задницей. Одна бровь Духа резко ползла вверх, выдавая удивление оного. Лу тоже вовремя озаботилась тем, кто был этот пугливый «.бурый мышь». Предлагаю это выяснить. - заявил Тень, тут же пустившись за бурым. Вскоре он услышал рёв одиночки где-то внизу скалы. Преодолев край плато, Дух стал быстро спускаться. Вскоре он обнаружил Иркеса - тот парил невдалеке от грота, из которого прилично пованивало тухлятиной и гнилью.

0

16

Зависнув в воздухе, драконица с интересом поглядывала на необычную парочку, на некоторое время, позабыв про грязно-бурого одиночку. Встреча старых знакомых, что может быть лучше?  Неудивительно, что она не обратила внимания на улепетывающего дракона, а узнала, что он улетел, только когда Лу сказала про это.  Его побег на некоторое время выбил её из колеи, Эш не могла понять, зачем он так поступил.  Она ведь говорила, что не будет на него нападать, поэтому он должен был успокоиться и перестать дрожать от страха. Но видимо Иркес просто не поверил её словам, это было совсем неудивительно. Будь она на его месте, то, возможно, ещё в самом начале не полетела бы навстречу дракону, в несколько раз превышающему её собственную величину.  Рассудив, мало ли что у такой громадины на уме, а то убить может ненароком, даже не почешется. Ветер глухо ревел и его сильные порывы, будто пытались бросить массивную тушу Духа на каменные скалы.  Сопротивляться им было хоть и несколько сложно, но вполне реально. Тем более, что ей как-то не хотелось после стольких лет, так тривиально умереть, разбившись об каменные шпили. 
  Только Виль успела согласиться на предложение Фауста, как тот сорвался с места и полетел вслед за бурым. Его мышцы плавно перекатывались под  толстой кожей, чешуя заблестела в лучах Шагри, и дракон стал похож на стремительный черный вихрь. Проводив его взглядом, она несколько раз с силой взмахнула крыльями, будто пробуя их на прочность, и затем, найдя попутный поток воздуха, последовала за ним.  На ходу она не забыла ответить но вопрос Лу: "Этот малый, похоже, так же как и мы ищет тех странных одиночек и причину исчезновений драконов. Он спрашивал у меня, отношусь ли я к этой группе или нет. Хех, он забавный, но уж больно запуганный что ли".
  Она уже почти подлетела к Фаусту, как не удержалась и сморщилась от отвращения, почувствовав запах гнили. Этот запах становился всё ощутимей и шёл он от одной из пещер. "Неприятный такой смрад, разлагающейся плоти, надеюсь, что это не те пропавшие драконы", - немного нервно заметила  Эш про себя.

Отредактировано Виль-Эшн (25 Июн 2012 00:22:06)

0

17

Устав бороться с порывами ветра, Иркес позволил ему отнести себя к скалам и распластался на отвесной стене над пещерой, цепляясь за неё лапами и когтями на сгибе крыльев. Переместившись мордой  вниз, он довольно проворно пополз к пещере, напоминая теперь гигантского бурого нетопыря. Казалось, страх уступил место интересу. Иркес добрался до пещеры и заглянул в её нутро - но там было темно и пусто, и тьма смердела. Пожалуй, ничего не разглядел бы там и дракон с даже более здоровыми глазами - пара футов от входа была неярко освещена светом, идущим снаружи, но потом чавкающие волны сливались с мраком.
Иркес поднял голову и заметил красную и чёрного.
- Там что-то есть! - робко проговорил он, вновь заглядывая внутрь и отдёргивая голову.
Даже если в пещере кто-то живой и был, едва ли это можно было почуять за мощным запахом разложения: тяжёлый, сладковато-тошнотворный, он непрерывно тёк наружу целыми волнами. Скребя чешуёй по скале, Иркес обогнул пещеру по периметру и замер слева от неё, свесив в воду хвост. Волны били его о скалу, но бурый игнорировал такое положение вещей. Казалось, он напряжённо над чем-то размышляет - и действительно, набрав воздух, он задержал дыхание и свалился в воду. Спустя мгновение из моря показалась его голова с испуганно выпученными глазами. Прижав крылья плотно к телу и загребая лапами, Иркес юркнул в пещеру, точно игнорируя кошмарную вонь.

0

18

Утвердительный ответ Фауста несколько успокоил драконессу. Лу не очень хотела этого разговора, но им обоим надо было проговориться и прекратить наконец разводить ненужные уже тайны. Как маг Разума она прекрасно это понимала. Лавовая Виль-Эшн, похоже, была существом компанейским и ни капельки не стеснялась общества незнакомой драконессы. Лу молча кивнула на предложение Призрака искать пропавших вместе. Драконы полетели вслед за бурым Иркесом.
Донёсшийся до них крик заставил наследницу похолодеть и быстрее работать крыльями. Резко спикировав вниз, она подлетела к нервному одиночке. Из грота, расположенного прямо над водой и частично затопленного, пахнула сладковатым приторным запахом. Лу была "домашней девочкой" и многого не видела и не знала в жизни, но не узнать запах полуразложившихся трупов не могла. Если бы её морду не покрывала чешуя, то вся их компания могла бы наблюдать знаменательное зрелище, как цвет морды медленно, но верно приближается к цвету гривы. Драконесса стрелой взлетела вверх и вцепилась когтями в скалу. Она успела перекусить с утра, о чём теперь жалела - завтрак просился наружу. Она слышала слова Иркеса, но ни за какие сокровища не согласилась бы полезть в эту смрадную пещеру. Но кода Лу бросила вниз быстрый взгляд, то увидела выныривающего бурого с выпученными от страха глазами. Она, будучи эмпатом, прекрасно чувствовала этот страх, который, вкупе с вонью, пугал её саму до умопомрачения. Она сосредоточилась на своих ощущениях, запирая ужас внутри сознания - редкая методика, но до чего действенная! - и скользнула вслед за бурым. "Теперь главное не обращать внимания на вонь, и всё будет хорошо. Надеюсь. Призрак - тьфу ты, Фауст! - Виль-Эшн, где вы там?" - думала она. В гроте было темно, а сверкать чешуёй Лу пока не решалась мало ли что. Но тут она запнулась лапой за что-то и её нервы не выдержали. Пространство озарилось приглушённым зеленоватой водой светом. Скорее всего, драконесса зацепила обычный подводный камень, но гнетущая тишина и отвратительный запах сделали своё чёрное дело: Рассветная начала бояться.

0

19

Дракон оказался ближе всех к бурому, так как прибыл на место раньше своих спутников. Его ос активно протестовал в отношении запаха, шедшего из пещеры. Если бы у него был выбор, куда лететь, то он ни за какие коврижки не полетел бы исследовать это странное и жутковатое место. Моим отцу с матерью здесь бы понравилось. - хмуро заметил Фауст. Он разок оглянулся, проверяя, прилетели ли его спутники.
Бурый что-то сказал на счёт присутствия в пещере чего-то. Если это место обитаемо, то мне бы не хотелось встречаться с хозяином оного логова. Точно такой же смрад идёт из подземных жилищ пауков Сигельбериана. Острее всего он в логове Шраты, где мне разок доводилось побывать. Ну, обстановка там похуже, чем здесь. Здесь хоть вода есть. А там непроглядная тьма, спёртый воздух, перенасыщенный смрадом умерших животных. - заметила мысленно дракон. В общем, самец уже был морально готов увидеть внутри пещеры горы трупов и нечто, которое сии горы и образовало. Хмыкнув, дракон не стал карабкаться по скалистой стене – он сразу нырнул в воду. Его сил хватало, чтобы избежать столкновения со скалами, на которые его активно старались бросить волны. Он поплыл прямо след на бурым, высунув голову из воды ровно настолько, чтобы нос был на поверхности, и была возможность свободно дышать.
Разок Фауст оглянулся, всё ещё гребя за Иркесом, чтобы убедиться, что его спутники всё ещё рядом. К своему облегчению, он заметил, что Иррлуа плывёт где-то в метре позади него. Также он остро ощутил её страх – тут даже навыки эмпата напрягать не пришлось, эмоции были сильные. Самец стал посылать ей волны положительной эмпатии, чтобы она вспомнила, что не одна забралась в эту дыру, и здесь есть кому её защищать.

0

20

Виль с ужасом наблюдала за Иркесом в тот момент, когда он решился нырнуть в темную воду, она даже позабыла про сладковатый запах гниения. Да и какой тут запах, если есть проблема покрупней. Чтоб не отстать от спутников, ей нужно было оказаться под водой. Под водой! А ведь вода была её злейшим врагом с пеленок, да она скорей получит ещё несколько шрамов, чем окажется под этой давящей толчеей. И как только водные могут обожать эту гадость, она ведь мокрая (хех, прям удивительно) и холодная?
   Дух не стала, как Фауст, сразу нырять. Она не боялась разбиться уж что, а сила, чтоб противостоять волнам у неё была, не было только желания. Эш опустилась на край склона и, цепляясь о камни всеми четырьмя лапами, стала спускаться по отвесной скале вниз, подбираясь всё ближе к пещере. Острые когти крошили, обмываемый волнами, камень, будто это был простой кусок деревяшки, пластины на теле с неприятным скребущим звуком цеплялись за шершавую поверхность склона. Из-за сильных порывов ветра в глаз попадал всякий мелкий мусор, приходилось держать его чуть приоткрытым, но даже это не сильно помогало.  Чем ближе была вода, тем сильней нервничала Виль. Ей казалось, что черная беспроглядная пучина взметнется вверх и поглотит её, оставив лишь обглоданный скелет, вцепившийся в скалы. Воображение у драконессы было хорошо развитое поэтому, только представив эту картину, ее охватила дрожь, а волны в это время, будто насмехаясь, стали вздыматься выше. Наконец, когда до конца осталось всего пара метров, полукровка прекратила двигаться. Она не хотела спускаться, но висеть в таком положении было тяжело, и продолжаться это вечно не могло, тем более, что Лу уже тоже нырнула.
  Глубоко вздохнув, она прыгнула вниз, с  громким плеском взметнув в воздух тучу брызг. Оказавшись под водой, Виль растерялась, вначале она не могла определить, где низ, а где верх. Через некоторое время чувство ориентации вернулось, и драконесса держа голову над поверхностью, быстро поплыла вглубь грота, догоняя своих спутников. Страх перед водой понемногу отступал, и запах, который она до этого игнорировала, стал чуть ли не душить её. Он был каким-то странным. До этого ей не раз приходилось обонять смрад гниющей плоти, даже пару раз в особо засушливые периоды есть падаль. "Этот запах, кажется ужасно сильным, как будто трупов было несколько десятков. Хотя если это действительно трупы пропавших, то их где-то так и должно быть", - страха перед мертвецами как такового, как бы они не выглядели, у Младшей не было, но всё равно было как-то жутковато.

0

21

Свет, исходивший от Иррлуа, сделал грот чуть менее жутким, но от запаха, конечно, не избавил. Как выяснилось, натолкнулась она на Иркеса - запал отчаянной храбрости быстро оставил беднягу, и бурый дракон, стуча зубами, прицепился передними лапами к одной из стенок грота, не находя в себе сил идти ни вперёд, ни назад.
Кстати об обстановке - всем четверым наконец-то удалось рассмотреть, где они оказались. Драконы находились в широком каменном тоннеле, наполовину заполненном покачивающейся морской водой. Глубина была изрядна, и до дна никто лапами достать не мог: будто гора раскололась надвое в незапамятные времена, и море затопило получившуюся пещеру. Стены были шершавыми, покрытыми мидиями и слизистыми водорослями. Похоже, во время прилива этот грот наполнялся водой доверху, запирая выход - если, конечно, впереди было место, где можно прилив переждать, потому что иначе драконы рисковали просто-напросто утонуть.
- Т-там впереди есть подъём, - проскулил Иркес, понимая, что трое гигантов ему ничем не грозят и вроде как на его стороне. - И по-моему, там кто-то спит...
Он наконец оторвался от холодной мокрой стены и, вздрагивая, поплыл вперёд, поминутно оглядываясь. В его голове зрел новый план - раз эти драконы последовали за ним, но до сих пор не убили, значит, они тоже заинтересованы в поиске странной стаи. Бурый даже сумел вспомнить имена двоих из них. Виль-Эшн и Фауст, эти имена он услышал перед своим позорным побегом. Может, и теперь пойдут за ним.
Спустя несколько мгновений дно грота резко пошло вверх, и Иркес сумел выбраться из воды. Энергично встряхнувшись, он сказал уже куда более смело:
- Да, там, за поворотом точно кто-то есть.
Шлепая лапами по влажному граниту, он медленно пошёл вперёд, продолжая без конца озираться по сторонам. Наконец, его хвост скрылся за плавным поворотом тоннеля, пол которого продолжал идти вверх по мало заметным уклоном. А ещё спустя секунду Иркес испуганно рявкнул, и эхо размножило его голос по всему гроту.
Он стоял на пороге ещё одной пещеры, побольше и попросторнее - точно из кишки попал в желудок, и запах тления стоял здесь совершенно невыносимый. Зажимая нос лапой, Иркес неловко попятился, ударившись хвостом о стену. Бурый наконец-то рассмотрел того, кто спал - это был дракон, но странный - белая голова с сомкнутыми глазами, тускло-синее тело и голубоватые крылья, подогнутые под тушу серо-коричневые лапы. Свет от чешуи Иррлуа не проникал за поворот, но отражался от сырых стенок - это хватило Иркесу, чтобы рассмотреть очертания спящего дракона, но без подробностей. Мелко дыша ртом, он увидел так же груду драконьих трупов у дальней стены - очевидно, они и смердели.

Отредактировано Мастер (25 Июн 2012 10:36:23)

0

22

Как оказалось, пока драконесса висела на скале и боролась с тошнотой, за бурым Иркесом в грот проплыл Фауст. Когда чешуя Лу засветилась, наследница увидела силуэт тёмного и громаду Виль-Эшн за ним. От Фауста пришла волна поддержки и уверенности.  Лу успокоилась окончательно. "Чего это я?.. Я же не одна, а Фауст, в отличие от меня, воин, а не маг. Да и лавовая эта на неженку не похожа. Не пропаду," - решила она и остановилась. Похоже, что в темноте она умудрилась вырваться вперёд и плыла сразу за Иркесом. Кстати, она налетела не на камень, как подумала сначала, а на лапу бурого дракона. В широком туннеле плескалась вода, одуряющий тяжёлый запах будто тянул ко дну. А может дело было в водорослях, длинные плети которых колыхались на волнах?..
"Иногда эмпатом быть плохо," - констатировала Лу. Она поняла, что её безотчётный страх был во многом вызван страхом Иркеса, а уж потом на такой благодатной почве пробудились её собственные опасения. Бурый дракон скулил, как побитый волк, чем несказанно раздражал наследницу. Светлая подавила это ощущение, полностью сосредоточившись на той цели, с которой вообще появилась на плато.
Иркес наконец перестал трястись и цепляться за стену грота и скользнул в следующую пещеру, скрывшись за поворотом. Спустя несколько секунд оттуда выкатилась такая волна эмоций, замешанных на страхе, что Лу чуть не утонула, бросив все силы на борьбу с чужими чувствами. "Праматерь, когда же закончатся испытания это проклятого амулета?!" Дело было в том, что в стае уже несколько месяцев пытались разработать амулет, защищающий от подобный происшествий. Для Лу он был особенно важен из-за её силы, которая в данном случае делала только хуже, увеличивая восприимчивость. Нет, это очень полезно, но только тогда, когда эмпатия полностью под контролем, а не стихийная, как у наследницы.
Разобравшись с чужими и своими чувствами, Лу проплыла вперёд, за Иркесом. Не вскрикнула она только потому, что задержала дыхание, чтобы не задохнуться от вони. Лежавший посреди сухой площадки дракон странного окраса - весь разноцветный - куча трупов у дальней стены едва не довели драконессу до истерики. Сотрясаемая крупной дрожью, она шаг за шагов отступила за поворот и там прижалась к стене, постаравшись слиться с ней. Мысли метались, как перепуганные косули, в голове царил настоящий хаос. Выдавали состояние драконессы дрожь, расширенные до предела зрачки и мерцание чешуи - поддерживать свечение в одном ритме она не могла. К счастью, яркость не поднималась выше начального уровня, а большая часть света глушилась водой.

0

23

Дракон слабо ощутил страх и неприязнь  Виль-Эшн. Он понимал, что лавовой тяжело сделать такой шаг - войти полностью в воду. Таки это кардинально не её стихия, но, видимо, интерес и желание следовать дальше сов семи взяли своё. Малышка Лу успокоилась, убийственно мощная волна отвращения и ужаса изрядно поредела. Похоже, что только Сумеречному Духу было фиолетово на всю эту жутко страшную фигню. Хех, это ещё ничего. Вот побывали бы они все в Сигельбериане. Один источник Сна чего стоит - хватит одного маленького глоточка, чтобы усыпить обычного дракона. - довольно подумал крылатый. Да, в эту минуту Фауст искренне гордился тем, что он не "дитя цветов", не божий одуван и "белоручка". Он уже не раз марал лапы в чужой крови, зачастую невинной (хорошо, что Луанна об этом ничего не знает). Хах, смрад разлагающихся трупов и вид гор костей ему ни по чём! Разумеется, это было лишь мысленное ликование.
Несмотря на то, что Тень ни капельки не боялся встретиться с хозяином этого грота ос к носу, он всё же применил свойство одного своего амулета – стал невидимым. Теперь место, где он плывёт, обозначали лишь волны. Захваченный водоворотом мыслей и чувств (своих и чужих), дракон и не заметил, как обогнал своих друзей. Он оглянулся и увидел Лу и Иркеса прямо за собой. Отлично. Тусклый свет от моей ненаглядной осветит дорогу. - довольно подумал самец, заворачивая за угол и скрываясь за оным. Фауст прекрасно слышал сопливые вскрики и скулёж бурого дракона. Увы, тёмная натура Призрака здесь взыграла. Заткнись или говори тише! - в приказном тоне обратился он к одиночке ментально. Блин, как дитя, честное слово - этот дилетант явно хотел, чтобы их обнаружили раньше времени. Хмыкнув, Тень продолжил путь.
Вскоре тёмный наследник наткнулся на каменистый участок, напоминающий полуостровок. Кстати, здесь было просторнее – пещера равно расширилась. Дабы не создавать шума стуком когтей, дракон чуть приподнял их над землёй. Таким образом ему приходилось ступать на внутреннюю часть стопы. Только после этого Тень выбрался на берег и пошёл бок о бок с Иркесом дальше. Фауст тут же обнаружил дракона, спящего возле груды костей – таки тёмному было проще ориентироваться в таком полумраке. Призрак тут же отметил, что некоторые кости явно драконьи, хотя и не все, но большинство, определённо. Н-да, не часто в наше время встречаются каннибалы. - хмуро пялясь на странное крылатое создание (за своего собрата он этого дракона точно не считал, лишь за подобие), подумал Дух. Вскоре проход сзади тускло осветился - его спутники явно уже все подгребли сюда.

0

24

Виль плыла, стараясь не отстать от своих спутников, что не мешало ей разглядывать туннель, в котором они оказались. Темная вода, по крайней мере, для неё, казалась слишком вязкой и тяжелой, Духу приходилось прикладывать определенные усилия, чтобы удерживаться на плаву. Это раздражало, тем более, что вода проникала в щели между защитными пластинами и касалась кожи. Полумрак, из-за которого можно было разглядеть только конуры плывущих впереди драконов, только добавлял злобы в маленькую чашу её терпения.
  В конце концов, она не выдержала. Случайно зацепившись ногой за кусок скалы, скрытый от посторонних глаз, она с головой ушла под воду, от неожиданности раскрыв пасть. Вынырнув, самка откашлялась, вода попала ей в глотку. Раздражение нашло выход. Тело Эш нагрелось, вокруг неё с шипением стала испаряться вода, а на стенах туннеля заплясали языки пламени, исходившие от неё. Её буйство не продлилось долго, красная пелена упала в тот момент, когда она услышала громкий скулёж Иркеса.
  Опомнившись, она, приложив немного усилий, затушила огонь, охвативший всё её тело, и рванулась в сторону, откуда послышался чужой голос.  По мере продвижение грот стал сужаться, и вскоре она уже могла касаться лапами дна. Выбравшись из воды, она встряхнулась всем телом, расправляя крылья, таким образом, спеша избавиться от жидкости, попавшей за защитные щитки. Затем, сложив крылья за спиной, двинулась дальше, заворачивая за угол.  Виль-Эшн шла, стуча острыми когтями по каменному полу пещеры, запах гнили становился всё сильней, скорей сего его источник находился поблизости. И действительно, вскоре она наткнулась на гору костей, правда не все были драконьими, но всё же кто-то явно ел её сородичей.  Рядом раздался треск, повернув в его сторону голову, самка заметила забившегося в угол бурого, тот, широко распахнув глаза, смотрел вперед. Дракониха проследила за его взглядом, вздрогнув, когда увидела белого дракона. Тот видно спал, подогнув под свою тушу лапы, и такого окраса, как у него она ещё не встречала за все годы своей жизни. Его громкое дыхание разносилось по всей пещере, отражаясь от стен, было даже странно, как она не заметила его сразу. 
– Ты знаешь его? –  прошептала Эш Иркесу. Лу была где-то рядом и, похоже, то же видела эту особь впервые. Фауст пропал на некоторое время, скорей всего стал невидимым, что поделать, если он всегда был осторожным, этот Темный.

0

25

- Нет, - промямлил бурый, отвечая на вопрос Виль. Когда он сообразил, что находится в жутковатой пещере не в одиночестве, то немного осмелел, что, впрочем, не мешало ему держаться преимущественно позади более старших и крупных собратьев.
Сознание Лу внезапно прострелила короткая вспышка из смеси интереса и какой-то нездоровой радости, и исчезла так же скоро, как и появилась, выглядело это так, будто кто-то не сдержал проявления эмоций, и поставил блок, спохватившись. Фауст, хоть и пропал из зоны видимости, испытал те же чувства - чего нелья сказать об Иркесе и лавовой драконице, которые вспышку разума не смогли заметить.
Бурый одиночка к тому моменту совсем расхрабрился, и подкрался к спящему пёстрому дракону. Дыхание того было громким, но каким-то странным, свистящим, точно у него бока прохудились. Встревоженно оглядевшись по сторонам, Иркес пришёл к выводу, что кроме спящего дракона, тут никаких чужаков не наблюдается, и внимательно осмотрел его морду. Насколько мог судить полуслепой дракон в полумраке, голова спящего дракона была не его... Вернее сказать, изначально не принадлежала к телу, равно как и изжёванные крылья. Слепо щурясь, Иркес наклонился к шее и различил довольно неаккуратный шов - такие швы образуются, когда глубокие раны сращиваются магией, и судя по всему, кому-то хватило ума собрать дракона из составных частей и... попытаться оживить?
Он не спал, этот дракон, он просто дышал, гоняя бесполезный воздух через отмершие лёгкие. И Иррлуа вполне могла узнать эту белую голову, приставленную к телу кого-то из водных...
Иркеса как обухом по голове ударило, когда он сообразил, что видит перед собой, и куда вообще залез. Икая от страха, он упал на живот и довольно скоро пополз по направлению к выходу, не замечая, как на потолке, среди сталактитов, шевельнулась тень, расправив и снова сложив крепкие кожистые крылья.

0

26

Кое-как справившись с хаосом мыслей и эмоций, Лу вернулась обратно в пещеру и вылезла на площадку. Она слышала шипение испаряющейся воды - это Виль-Эшн сбрасывала напряжение. Тусклый голубоватый свет чешуи освещал пространство и давал наследнице возможность получше разглядеть неизвестного цветного дракона. Лучше бы она этого не делала... Сделав несколько шагов в сторону от Иркеса и Виль-Эшн, она остановилась и присмотрелась к спящему. Под другим углом стали заметны швы на месте стыков разных цветов шкуры. И ещё одно показалось Иррлуа странным: несмотря на довольно низкую температуру в гроте, она не видела пара над ноздрями дракона. Сделав шаг к нему и чуть увеличив яркость свечения чешуи, наследница остановилась и сглотнула. Она в деталях разглядела морду, узнала её - раньше так выглядел один из её пропавших знакомых, задорный светлый одиночка. Её взгляд метался от одной части тела к другой, от носа к лапам, затем к хвосту, к шее, к крыльям, к трупам у дальней стены. Только сейчас она поняла, что они не только полу-разложились, но ещё и не целые: где-то не хватало лап, где-то хвоста... Доконала Лу вспышка чьей-то злобной радости, на несколько мгновений затопившая сознание а потом резко оборвавшаяся, будто кто-то не сдержал эмоции, а потом спохватился и поставил блок на сознание. Она прекрасно понимала, что никто из её спутников не мог сейчас испытывать такие чувства, значит кроме них четверых в пещере был ещё один живой дракон. Севшим голосом она проговорила:
- Химера! Химера-лич! Мы здесь не одни, - смысла таиться не было - их явно заметили, ничем другим Лу объяснить такую смесь радости с каким-то нехорошим оттенком и интереса не могла. За этими словами последовало мысленное обращение к Фаусту, который, к слову, поступил умнее всех - стал невидимым: "Ты справишься с этим?" Лу надеялась, что тёмный сможет сделать что-то с личем - сама она могла только поджарить его светлым огнём, на что порождения некромантии почти не реагировали. Драконесса запоздало пригасила свечение чешуи и отступила в тень, где прикинулась камнем при помощи Хамелеона, после чего сместилась ближе к выходу. Она маг, а не воин, её место сзади и под прикрытием. Тем более Иркес тоже начал ретираду. Пока из них всех только Виль-Эшн, Дух Лавы, никак не отреагировала на происходящее. То ли не хотела, то ли просто не успевала за более шустрыми родичами. А может дитя Огня слишком неуютно чувствовало себя в полузатопленном гроте.

Отредактировано Иррлуа (28 Июн 2012 23:17:35)

0

27

Иркес и Виль о чём-то тихо переговорили, а Фауст тем временем почти без страха подошёл поближе к «лоскутному» дракону. Он впервые видел такую диковину, хотя не был уверен, что его собственный отец не делал чего-нибудь похоже этого. В любом случае, такое виртуозное владение некромантией было похвально, и Дух Хаос, скорее всего, тоже оценил бы творение. Сумеречного же это мало волновало, он понимал, что этот скроенный драколич вряд ли нанесёт им всем огромный урон, гораздо опаснее был тот, кто соорудил его – вот это факт. Обычно некромант бросает своё детище, когда она ему наскучивала, но это творение было явно свеженькое – сий факт выдавали новые швы на задних конечностях, там плоть явно совсем недавно срослась. Это наводила мысль о том, что, возможно, дракон-некромант всё ещё может быть где-то неподалёку от своего творения. Именно поэтому Дух-невидимка стал усиленно втягивать ноздрями воздух, силясь уловить посторонние запахи. Увы, сырость мешала ему распознать чужой запах, зато магией он точно ощутил присутствие кого-то «левого». Поначалу Фауст решил, что это фон жизненной силы этого недодракона – слишком слабым он был. Но вскоре он понял, что обладателя этого фона следует искать где-то выше.
Поток логический мыслей и изысканий прервал неожиданный эмпатический взрыв эмоций – чьи-то радость и интерес ощутил Дух. Весь напрягшись. Сумеречный отвернулся от неприятного вида находки возле драконьих костей. Он уже догадывался о том, где может находиться потенциальный враг, только вот проверять сейчас это было опасно – могла завязаться драка прямо в узкой (для трёх-то Духов) пещере, да ещё и наполненной водой. Нет, Тень любил, когда преимущество на его стороне, поэтому разумно продолжал «строить из себя дурачка», мол, всё это очень интересно, но что со всем этим делать – понятия не имею.
Вскоре Иркес, икая, спасовал и попёрся обратно. Благо, Лу ещё не успела «притушить» свой свет, так что в густом полумраке Призрак всё же различил движение на потолке пещеры. Вопль Иррлуа был вовсе неуместен – паника драконов могла дать команду неизвестному некроманту атаковать кого-то из них. Не хотелось самцу ранить чувства своей возлюбленной, но пришлось. Как только Лу прислала ментальный вопрос. Фауст довольно грубо и резко ей ответил: Разумеется. Только не визжи как испуганная виверна. Тень быстро сообразил, что из четверых присутствующих здесь известных ему существ только он и Эшн способны даль кому-то в морду по-нормальному. Виль, отступаем к воде. Перед вхождением в жидкость даём огненный залп в потолок этой пещеры- ментально скомандовал он приятельнице, после чего стал бесшумно (как и до этого) отходить назад. Как только задние лапы нащупали воду, Фауст выдохнул в потолок струю жгучего чёрного пламени.

Отредактировано Фауст (2 Июл 2012 17:33:57)

0

28

Драконица что-то неопределенно промычала, получив ответ от Иркеса, в тот момент её уже перестало интересовать его мнение. В тусклом свете, исходящем от чешуи Лу, чужака было почти не видно, так что каких-то особенностей в нём она не заметила. Неопределенность Виль не любила, но подходить только для того, чтобы специально рассмотреть спящего дракона –  желания не было. Кроме того бурый одиночка вместе с  подружкой Фауста сами этим занимались, а лишняя туша будет им только мешать, поэтому вместо этого Дух стала внимательней осматривать пещеру. Конечно, как только они пришли, первое что можно было заметить, так это груды костей, да и дракон, лежащий на каменной плите, привлекал к себе больше внимания чем какие-нибудь мелкие, но важные детали.
  Сейчас оглядеться не помещало бы. Эш, отвернувшись от чужака, подошла к одной из куч, рассматривая обезображенные останки. Протянув лапу, она подцепила когтём один из кусков, притягивая его ближе и обнюхивая. Почувствовав уже ставший привычным запах гнили, Виль повертела находку в лапах, рассматривая её со всех сторон и пытаясь найти что-нибудь необычное.  В гниющем мясе не оказалось ничего странного и действительно, что может быть сверхъестественного, в копошившихся в плоти личинках? Отбросив от себя ставший ненужным шматок, она потянулась за следующим. По сравнению с предыдущим, новый кусок выглядел посвежей, казалось он был отрезанным чем-то тупым – так рвано выглядели края среза. От него исходил непривычный еле заметный запах, он смешивался со смрадом и сыростью царящей в пещере, но нос драконицы всё же смог его унюхать. Этот запах был каким-то знакомым, воспоминания крутились в голове, но определенный образ никак не всплывал. Толчком к полузабытым знаниям послужил вскрик, раздавшийся за спиной Виль.  Некромантия… вот что она чувствовала. Сейчас, когда она это поняла, то с уверенностью могла сказать, что они это не поняли сразу только из-за посторонних запахов, наводнивших пещеру. 
  Кинув в общую кучу чью-то конечность, она резко развернулась, оценивая обстановку.  Иркес, выглядевший так будто увидел живого мертвеца (хотя по-хорошему, так оно и было), отступал, пятясь задом к выходу. Рядом с ним мелькнула и пропала, сливаясь с соседней стенкой, перепуганная белая драконесса, Фауста на горизонте не наблюдалось. Чем же была вызвана такая всеобщая паника, Виль понять не могла, хотя у неё и были свои догадки, спрашивать же в чём дело – просто не было времени.  Чтоб оценить обстановку, приходилось всё время крутить головой, поворачивая её чуть ли не на все 360 градусов, по-другому просто нельзя было увидеть всё только одним глазом и то – левым.  Химера всё так же лежала на полу, не двигаясь, а вот на вверху среди свисающих сталактитов мелькал чей-то силуэт. Камень, задетый кем-то, задрожал и сорвался с потолка, разнеся по пещере глухой звук. Драконица вздрогнула и стала медленно отходить к выходу, именно тогда  в её голове, принеся неприятный холодок, раздался низкий голос Фауста.  В тот момент это её изрядно покоробило; слишком непривычно было, когда кто-то командовал свободолюбивой полукровкой. Но пререкаться, показывая характер, а значит, оповестив некроманта об их планах, было нельзя. Когти едва слышно царапали камень; медленно отступать постоянно оглядываясь – было неудобно, но сделать это как-то по-другому было нереально, по крайней мере, именно для этой драконицы. Совсем скоро она почувствовала, что вода касается задних лап. Дальше ждать уже было нельзя и то чудо, что враг до этого не предпринял попыток атаковать. Виль откинула голову назад, чувствуя, как в груди разгорается маленький вулкан, и резко выдохнула огонь, направляя горячую струю в потолок. Пламя с шумом ударялось об камень, отбрасывая множество искр и освещая всю пещеру. От натуги тело Эш раскалилось, краснея, а вода, касаясь чешуи, с шипением стала испаряться. Она старалась не думать что будет, если под её пламя попадут спутники.

0

29

Бурый одиночка забился за какой-то камень, и вовремя - мощная струя  пламени из двух глоток ударилась о потолок, осветив весь грот дрожащим оранжевым светом и беспощадно демонстрируя химеру-дракона во всей его неприглядной красе. Тот, конечно, на взрыв никак не отреагировал, чего нельзя сказать о том, кто прятался наверху. Цепляясь когтями за потолок, небольшой чёрный дракон метнулся за сталактит, но слишком поздно - огонь выплеснулся на левое крыло и затанцевал на нём, сжирая перепонку и оставляя лишь конвульсивно сжимающиеся пальцы.
Дракон пронзительно вскрикнул и рухнул, не удержавшись за скользкие камни. Он упал спиной на пол грота, подавившись криком и притих, скорчившись.
Иркес осторожно выглянул из-за укрытия. Он различил лишь смутный тёмный силуэт, чего нельзя было сказать о его союзниках. Пусть погасла чешуя Лу и огненная струя потухла - на полу остались небольшие, быстро догорающие костерки из облезшей с крыльев мембраны. Короткое мгновение света дало рассмотреть противника в деталях: он был невелик, приблизительно с Иркеса размером, и с тёмной чешуёй, на свету отливавшей полуночно-синим. Поджарое тело было покрыто белесыми крапинками, которые на поверку оказались довольно неаккуратно нанесёнными белой глиной, которая уже начала подсыхать и осыпаться. Белые же кольца были нарисованы и вокруг его глаз, которые сейчас были зажмурены от боли. Судорожно сжимая и разжимая пальцы на ставшем уже бесполезном крыле, дракон перекатился на живот и прохрипел, не открывая глаз:
- Я вам ничего не сделал!..
Иркес подумал, что в этом была доля истины - в конце концов, никто ещё не доказал, что всех драконов, что лежали сейчас грудой в углу пещеры, порешил именно этот небольшой чёрный. Он принюхался, надеясь учуять признаки какой-нибудь смертоносной тёмной магии, но только закашлялся от отвращения, проглотив толику воздуха, насыщенного гнилостными испарениями.
Вновь воцарилась непроглядная темнота, в которой отчётливо были слышны стоны покалеченного дракона, совершенно неразличимого во мраке, перемежаемые с размеренной, сиплой имитацией дыхания химеры.

0

30

офф: я не визжала.

Выпущенная Виль-Эшн струя огня заставила драконессу бросить на маскировку больше резервов, ибо она была существенно ослаблена тёмным пламенем Фауста, которое пролетело совсем недалеко. Сочетание враждебной магии и яркого света резко ухудшило качество защитного заклинания. Пока Лу занималась восстановлением своей скрытности, с потолка пещеры упал небольшой, особенно по сравнению с Духами, чёрный дракон, одно крыло которого был сожжено. Светлая инстинктивно дёрнулась к нему, но налетела на хвост невидимого Фауста и опомнилась. Скорее всего, этот тёмный (или какой он там - драконесса не присматривалась к ауре) - их враг, а рана не смертельная. Если же она всё таки ошиблась, и он невиновен, как и утверждал, то нарастить мембрану на свежую рану ей вполне по силам. Кое-где остались клочки, на основе которых Лу могла бы восстановить крыло.
Иркес метался туда-сюда, раздражая драконессу, но она не обращала на бурого особого внимания: под лапы не лезет - и слава Звёздам. А вот темнота, воцарившаяся после угасания последних клочком мембраны, её несколько пугала. Хорошо хоть, щиты на сознании не пропускали этот страх наружу

0

31

К счастью, Виль, кажется, не обиделась на эту команду Фауста, отданную в форме приказа. Огненный залп попал почти точно в цель. На секунду или две пещера осветилась ядовитым оранжево-красным светом. С потолка свалился тёмный дракон, мембрана на одном из его крыльев полностью обгорела и теперь свисала жалкими клочьями. Тень оценивающе глянул на эту пузатую мелочь, - а дракон был не больше Иркеса, это точно - вздохнул и несколько поубавил агрессию, но невидимость не снял. Неизвестный крылатый имел причудливую расцветку, но это совершенно не заботило Фауста. Он пристально оглядел своих спутников. Как только он убедился, что огонь не причинил вреда никому, кроме этого комка чешуи, Призрак малость успокоился.
Несмотря на протестующий возгласа тёмного, Фаусту не стало его жалко по одной простой причине  - он был слишком подозрительный и недоверчивый. К тому же, возник закономерный вопрос, а именно «как этот недомерок смог выжить вблизи такого гипер-неадекватного и опасного создания, как драколич?» нет, здесь стопудово что-то нечисто, плюс ко всему – откуда-то же должна была прийти та волна дикой радости. Пока что Тень не мог определить, является ли этот хвостатый тем самым некромантом, который создал этого «лоскутного» дракона. Пещера вообще была странной, а мёртвый фон драколича привносил периодически помехи. Самец откашлялся, привлекая внимание, совершенно позабыв, что его невозможно увидеть.
Нечего было прятаться средь сталактитов. Кто ты? Что ты знаешь об этом странном месте? - в этот момент голос Фауста был таким же, каким обычно Темнейшая отдаёт приказания или язвит - безапелляционный, суровый, лишённый всякого сочувствия.

0

32

Из-за жара пламени немного воды испарилось, что чуть освежило затхлых воздух грота. Но в то же время это изрядно мешало обзору – образовавшиеся капли влаги стекали по лбу на глаза, чтобы хоть что-нибудь видеть приходилось изредка мотать головой, сбрасывая скопившуюся воду. Драконица, вновь дернув головой, стала приближаться  к лежащему на камнях чужаку. Совсем близко к потенциальному врагу она не подошла, а остановилась рядом с Лу и принялась его осматривать. Разглядеть что-то особенное в полутемной пещере было достаточно сложно, особенно, если учесть, что сам дракон оказался черного цвета. Но пусть и так она смогла оценить его размеры, навскидку он был даже меньше, чем тот же Иркес. Заметив на его темной шкуре какие-то непонятные пятна, Виль принюхалась, пытаясь понять, чтобы это могло быть. Пахло известью... "Скорей всего это какая традиционная раскраска некромантов", –  с сомнением подумала Эш. Сама она не помнила, чтобы маги смерти выглядели так, но возможно этот экземпляр просто захотел выделиться.
  Израненный дракон жалости не вызывал, а его скулёж был будто издевательским – чужак был каким-то скользким, поэтому его слова правдивыми не казались. Может им он ничего и не сделал, но вот кости других путников явно говорили, что этот некромант не безобиден. Задумчиво наблюдая за драконом, Виль дернулась, внезапно услышав совсем близко голос Фауста. Тот так и не стал видимым, так что это было немного жутко, будто с ними разговаривало приведенье. Обернулась в сторону голоса, её так тянуло сказать что-нибудь колкое, тем более что некое раздражение за прошлый приказ всё ещё оставалось. Но это опять же было бы не целесообразным, враг мог выкинуть что-нибудь, заметив ссору в их группе, поэтому пришлось промолчать. Глубоко вздохнув, драконица вновь повернулась к некроманту, её было интересно, что же он ответит.

0

33

Чёрный дракон, наконец, открыл глаза и кое-как сел. Его грудная клетка тяжело вздымалась, и дышал он с присвистом - почти как лежащий на полу лич.
- Меня зовут Сакирей, - сказал он, слегка запнувшись перед тем, как произнести имя. - И я знаю об этой пещере не больше вашего. Что-то показалось странным, зашёл, а следом вы... почём я знаю, может это ваших рук дело, - недобро добавил дракон, кивая на лича. Лич присвистнул в ответ.
В общении с этим чёрным была одна существенная проблема: Лу и Фауст никак не могли различить его ауру. Ну, в общем-то, это можно было списать на остаточный магический фон мёртвого дракона, но ни один мёртвый дракон никогда не глушил чужую ауру с такой силой. Не подозревая о возникших с ним затруднениях, Сакирей сел поудобнее, неуклюже свесив покалеченное крыло набок, и обвёл Виль взглядом тоскливым и недобрым.
- Я хочу воды попить, - неожиданно сказал он и, не дожидаясь ответа, направился к выходу из пещеры, где тихо плескалась морская вода. Шёл он медленно, держа крыло над полом пещеры, чтобы то не скреблось по камням.
Новая вспышка злобного ликования прорезала сознание наследников, и вновь стихла так же неожиданно, как в прошлый раз, и источник её по-прежнему оставался неизвестен. Во мраке у дальней стены что-то стукнуло и покатилось по полу - драконий череп, как выяснилось, упал и породил громкое эхо: акустика в пещере была великолепная. Это Иркес, потерянный из поля зрения ввиду своей незначительности, пробрался к куче мёртвых тел и что-то в ней изучал, походя немного её разрушив.
- Извините, - еле слышно выдохнул он, на полусогнутых лапах возвращаясь поближе к Виль - в крупной красной драконессе он, похоже, видел главного защитника.

Отредактировано Мастер (7 Июл 2012 21:46:54)

0

34

Голос Фауста, донёсшийся из темноты, заставил драконессу вздрогнуть. Со стороны это выглядело так, будто по камню пробежала рябь. Лу рассматривала неизвестного дракона, но не спешила приближаться. Он казался ей слишком странным, что так просто выходить на расстояние удара. "И эти белые крапинки и круги... Зачем они? Какой в этом смысл? На маскировку не похоже, скорее уж на ритуальные рисунки. И ауру его прочитать не могу. Я, Дух! Мастер магии Разума, шикаяр подери! Лич его ауру глушить не может, слаб слишком для такого. Может, этот Сакирей сам мертвец? Ходят же слухи о говорящих личах. Правда, мне всегда казалось, что эти слухи не имеют под собой реальных оснований... Так, досужие выдумки. Мне это не нравится. Совсем не нравится," - рассуждала про себя драконесса. Её логические построения были прерваны новой вспышкой злобной радости. Сакирей направился к воде. "А если допустить, что этот дракон тоже мастер-менталист? Тогда он вполне мог закрыть свою ауру мощным щитом. Правда, я не представляю, какой силой он должен обладать, чтобы я не смогла его прощупать. И вспышки эти... Если это и впрямь он, то эмоции он может держать под полным контролем," - Лу продолжала размышлять над загадками этого грота, осторожно сдвигаясь к воде вслед за Сакиреем. Этот дракон ей сильно не нравился, поэтому наследница предпочла рискнуть, но не оставлять его без присмотра. На этот раз она бросила на маскировку все резервы, поэтому перемещение её можно было зафиксировать только по ауре. Увы, скрывать её полностью Лу не умела. - "А если их здесь двое? Я сомневаюсь, что искалеченный дракон мог испытывать такие чувства. Скорее уж мы бы ощутили ненависть и боль. а не радость. Не нравится мне это!"
Череп дракона, с грохотом прокатившийся по полу грота, заставил драконессу нервно дёрнуть ушами, но поворачиваться она не стала. Её внимание было приковано к Сакирею. Раз Фауст и Виль-Эшн спокойны, то и опасности нет. Лу рассказывала тёмному наследнику, что обычно находится под прикрытием и в бой не суётся, поэтому тот знал, что как боевая единица светлая практически бесполезна. Зато мозги кому-нибудь на раз выжжет.

0

35

Фауст стал недобро щурить глаза, глядя на тёмного дракона. С виду эта мелочь не выглядела угрожающе, и Тень уже начал подумывать, что он ошибся. о ауру некромантии он чует абсолютно точно - таки его профиль как-никак. Однако источник оной так и оставался для тёмного наследника загадкой. Если бы тут была мать, у неё бы было короткое решение - к чертям всех выпинать из пещеры, а потом хорошенько прожарить её изнутри, запустив в неё лёгкую форму Чёрного Вихря. Да, тут бы даже Звёздная не смогла лучше сработать. Но, увы, жарить пещеру - последнее дело в данной ситуации. - размышлял Фауст.
Такое решение было несомненно в пользу спутников Призрака – мало какой дракон может выдержать натиск такого разрушительного заклинания, как Чёрный Вихрь, а ведь Тень владел его аналогом. Хотя сила оной способности и была пониже, чем у умения Мэльз. Что ж, оставался последний выход, он должен был стопудняк сработать, ибо силу свою-то можно скрыть, то есть сделать трудноотслеживаемой, только вот от умения «энергетический вампиризм» не спасает – если вблизи есть существо, обладающее силой, оно начнёт оную терять.
Размышления Фауста были прерваны объяснениями тёмного. Самец косо глянул на свой браслет, отслеживающий ложь – тот не светился. Не врёт, сволочь. - подытожил Тень. Ладно, допустим, я тебе поверил. Что ты здесь делал до нашего прихода и вообще зачем сюда явился? - суровость в голосе не пропала, но теперь уже по другой причине - Тень понял, что он и Виль, скорее всего, поджарили не того. Сакирей решил напиться местной воды. К счастью, его путь к оной лежал в стороне от местаположения Фауста, и ему не пришлось ретироваться в другое место.
Неожиданно сознание взорвалось дикой радостью – и это опять таки выдавало чьё-то присутствие. Неподалёку от их группы явно был кто-то ещё. Неожиданно где-то со стороны «лоскутного» дракона раздался шум, после чего по полу пещеры покатился череп дракона. Вскоре послышались извинения Иркеса. Придурок.

Отредактировано Фауст (10 Июл 2012 16:42:41)

0

36

Драконица едва заставила себя, сидеть на месте не двигаясь, что получалось не очень хорошо; хвост ходил из стороны в сторону, а  крылья подергивались, то чуть приподнимаясь, то опускаясь. Она не умела ждать, да дело и это само по себе не любила. Когда же некромант всё же соизволил ответить, ей захотелось зарычать от досады.  Ничего путного он так и не сказал, а в то что она услышала – не верилось.  Виль как никогда захотелось иметь способности к ментализму, уж тогда бы она точно вывела этого дружка на чистую воду.  А так не имея возможности прочесть его мысли, всё что ей оставалось – быть ещё более бдительной, вот не могла она заставить себя поверить дракону и всё.
  Когда же он посмотрел на Эш, её покоробило. Его взгляд был неприятным, липким, как паутина паука, и таким же недобрым. Она не стала ему что-либо говорить или делать что-то подобное, вместо этого Дух просто выдохнула в его сторону облако горючего дыма. Из-а этого дыма глаза могли запросто заслезиться, да и его запах был приятен только огненным драконам.  Проводив взглядом, ушедшего к воде некроманта, Виль посчитала свою маленькую шалость вполне удавшейся. Чуть расслабившись, она стала наблюдать за драконом издалека, совсем упустив из виду своих напарников. Раздался грохот, эхом отразившись от стен пещеры, и драконица, вздрогнув, обернулась на звук. К счастью, виновником оказался всего лишь Иркес, похоже, он, как и Эш до этого захотел изучить пещеру, да вот только ничего путного у него не вышло. Одиночка был похож на нашкодившего кота, такой же тихий и испуганный, Виль даже захотелось его пожалеть, что случалось не так часто.  Когда он подошел к драконице, будто желая спрятаться за её спиной, она наклонилась к нему, тихо шепнув на ухо: "Эй, не волнуйся приятель. Всё будет хорошо".
Дух придвинулась к нему поближе, чтобы в случае чего иметь возможность его защитить. Иркес был маленького размера, да и на вид ему нельзя было дать много лет, поэтому Виль воспринимала его скорее как детеныша, а не уже состоявшегося дракона.  И тут уже срабатывал материнский инстинкт.

0

37

Эхо, создавшееся падением черепа, всё никак не стихало, множась и дробясь всё сильнее. У стены, где была навалена груда костей, наметилось какое-то движение, но на сей раз бурый одиночка не имел отношения к этому шуму: из неровной стены выпадали, один за другим, камни, и катились по полу, создавая непрекращающееся эхо. Скоро в стене возник пролом, и слепящий луч света прорезал тьму, упав на морду драколича. Тот не проявил никакой реакции. Луч света на мгновение закрыла чья-то тень: кто-то разбирал тайный проход, стремясь проникнуть в пещеру.
Сакирей быстро оглянулся и под шумок нырнул в воду, хлопнув по покачивающейся поверхности хвостом. Держать его в поле зрения догадалась лишь Лу, но она, как и Фауст, была для чёрного дракона невидима, и тот скрылся под водой, будучи абсолютно уверенным в том, что никто не заметил его побега. Впрочем, уход Сакирея стал не самой большой проблемой - стена окончательно обвалилась с грохотом, слепя ворвавшимся светом всех присутствующих, кроме, пожалуй, только Лу, и в получившийся проход влетели двое.
Силуэты на светлом фоне всегда казались чёрными, но в этом случае чешуя появившихся драконов и так была самых тёмных оттенков. Плеск воды позади доложил о появлении ещё одного дракона с такой же тёмной шкурой, но на сей раз глубоко-бордового оттенка. Трое драконов подступали к Иркесу и Виль, зажимая их в кольцо и не замечая ни Фауста, ни Лу. Иркес, ощетинившись, припал к полу пещеры, но было видно, как его трясёт.
Под шуршание громадных крыльев из-под свода пещеры вылетел ещё один дракон, - точнее сказать, драконица, - с угольно-чёрной чешуёй и алой гривой. На груди поблёскивало несколько подвесок.
Аура появившейся четвёрки была приглушена так же, как и у Сакирея, и теперь можно было с уверенностью сказать, что это дело лап драконицы с красной гривой. Та сделала под сводом пещеры круг и приземлилась за спиной драколича, элегантно сложив крылья.
- Рада видеть вас на празднике!- хрипло прокричала она, испуская волны торжества и радости: теперь, ничем не сдерживаемые, они крепко долбили по Фаусту и Лу. Что до Фауста, тот мог бы со стопроцентной точностью заявить, что в стае Тьмы ни одного из четверых драконов никогда не было, и все четверо были изукрашены так же, как и Сакирей: точками и мазками белой глины по всему телу.
Драконица с алой гривой горделиво взирала на Иркеса и Виль. Её свита обступила Младшую вместе с бурым одиночкой, держась, однако, на почтительном расстоянии.

0

38

Фауст по прежнему не спешил являть себя взору мелкого чёрного дракона, предпочитая оставаться невидимым и наводить страх на окружающий. Ну или вселять сомнения в здравости ума: всё же слышать голоса из ниоткуда - верные признак помутнения рассудка. Виль-Эшн и Иркес стояли рядом, бурый явно пытался спрятаться за могучего Духа. Лу тенью двигалась за Сакиреем, нутром ощущая, что дело нечисто. Её интуиция сейчас работала на полную мощность, а от количества рассмотренных вариантов развития событий голова просто разрывалась, но того, что произошло на самом деле, наследница и предположить не могла. Чёрный дракон нырнул в воду, а со стороны груды тел начала осыпаться стена. Иррлуа обернулась на грохот камней и успела увидеть, как в пещеру двое темношкурых драконов. Яркий свет неприятно колол глаза после мрака, но драконица ещё легко отделалась: её спутники наверняка вообще потеряли возможность видеть на какое-то время. Всё же Рассветная, как и вся стая её матери, была привычна к подобным вспышкам. В конце концов, это её стихия!
Из воды выскользнул третий, тёмно-бордовый, дракон, пройдя на расстоянии вытянутой лапы от Лу, а чуть позже из прохода появилась угольно-чёрная драконица с красной гривой. Стало понятно, что именно она глушила ауры прибывших. Или, что более вероятно, вообще всех, кого исследователи видели сегодня. Что примечательно, все четверо имели такую же раскраску известью, как и у сбежавшего Сакирея. К слову... Лу приняла решение мгновенно. Она ментально обратилась к Фаусту, который, скорее всего, ещё не видел своих противников: "Их четверо. Один сзади, трое спереди. Драконица - явно главная. Я за подранком." Рассветная посчитала, что подбитый дракон, не являющийся Духом, не доставит ей особых проблем даже в схватке один на один в ближнем бою. Она бесшумно скользнула в воду, только вода всколыхнулась, смыкаясь над её головой. Хвост беглеца мелькал где-то впереди, но Лу самонадеянно была уверена, что догонит его на открытом пространстве, в затопленном же туннеле драконесса могла только извиваться всем телом, подобно змеям, и плотно прижать крылья к спине, чтобы не повредить их.

0

39

Дракон ему не ответил. Фауст прищурил красные глазища, недоверчиво косясь на крылатого. И всё же что-то мне подсказывает, что крыло ему опалили не зря. - заметил мысленно чешуйчатый. Виль там возилась с Иркесом, который явно впервые столкнулся с такой хрень (хотя сам Фауст, в принципе, тоже). Самец уже было подумал, что стоит двигать отсюда, пока драколич не проснулся или не явился его хозяин. Хорошо, что он не стал предлагать этого вслух.
Неожиданно Сакирей нырнул в воду, а затем с той стороны. Где валялись кучи костей стала осыпаться стена. Твоюмать! - единым словом пронеслось это ругательство в голове тёмного наследника. Благо, выдержка воина помогла ему удержать контроль над невидимостью, так что явившиеся в пещеру драконы никак не могли его видеть. Самец хотел уже было рвануться на помощь Виль и Иркесу, которых окружили явно враждебно настроенные незнакомцы, однако его остановил голос их командирши, чёрной драконицы с алой гривой. На груди у неё висело несколько подвесок, большинство (если не все) из которых явно являются амулетами. Эта самка явно была лидером этой группировки – это выдавали развязность и вольность поведения в присутствии незнакомцем. Кажется, эта крылатая решила, что её дружки смогут легко справиться с Младшим Духом и бурым одиночкой. Впрочем, Фаусту было не до размышлений о силовых преимуществах его компании и противников, его гораздо больше заинтересовало упоминание о празднике. Так, стоп, какие к вивернам праздники?! Нас тут явно хотят сделать вторсырьём, а я о всякой ерунде думаю! – одёрнул себя тёмный.
Неожиданно пришёл ментальный сигнал от Лу. Это малость сбило призрака, но он тут же резко послал сигнал обратно: Я итак вижу. Будь осторожна. Не нравятся мне рисунки на их телах - сразу наводят на мысли о старинных кровавых ритуалах и жертвоприношениях. Тень краем глаза заметил, как на воде появилась рябь – Лу уже удалилась вслед за Сакиреем. Теперь разгуливать данную ситуацию придётся ему вместе с Виль, от Иркеса толку будет мало. Тёмный решил пока себя не раскрывать, зато таки применил свою способность «энергетический вампиризм». Какой бы там магией и аурой не обладали эти незнакомцы, она всё равно будет переработана в удобоваримую. Основные силы он сосредоточил на красногривой самке – она, скорее всего, была местным магом.

0

40

Шум становился  всё сильней; теперь уже Иркес точно не мог быть в этом виноват. Камни падали и катились, стукаясь друг об друга, и с каждым разом звук ударов был всё громче. Грохот бил по ушам, нервируя Виль. Шум не мог возникнуть сам собой, но отходить, чтобы проверить всё ли в порядке –  рискованно. Вместо этого она чуть отодвинулась от одиночки, и застыла, пытаясь предугадать, откуда нужно было ждать нападения. Драконица была не так  хороша в чтение аур, но у неё был отличный нюх, только благодаря ему она смогла различить во множестве запахов, наводняющих пещеру, появления нескольких новых –  чужих.
   Ещё через секунду раздался ещё более громкий звук, а затем, на мгновение ослепив Виль, темноту пещеры прорезал луч света. Не имея возможности увидеть происходящие, она чуть было не пальнула пламенем в сторону раздавшегося грохота грохот, однако ей пришлось сдержаться. Дух уже давно потеряла из виду Лу, и пусть вначале она и могла как-то ориентироваться, то потом, после того как белая драконесса в панике применила маскировку, понять, где прячется светлая, было сложно.  Фауст тот ещё прохвост, используя один из своих чудодейственный амулетов, был невидимым почти всё время с прихода в грот. Виль-Эшн боялась навредить своим спутником (ведь в тот момент она могла полагаться только на звук), поэтому её пришлось сдержать огонь, что грозился вырваться наружу с минуты на минуту. Её горло будто раздулось изнутри, а всполохи пламени вырывались из оскалиной пасти.
  Перед её мордой  промелькнуло несколько силуэтов, от неожиданности Виль отступила на шаг назад, упираясь задом в стену пещеры. Подслеповато щурясь, и пытаясь привыкнуть к внезапной смене освещения, драконица стала рассматривать новых врагов, припав к земле. Появившиеся чужаки  странным образом походили на некроманта, хотя бы своей расцветкой. Вспомнив про него, Виль-Эшн чуть наклонила голову, краем глаза взглянув в сторону входа – тот исчез. Хоть отсутствие Сакирея и вызвало досаду, первым делом нужно было разобраться с новыми лицами, а уже потом кидаться в погоню. А пещера тем временем наполнялась всё новыми персонажами, последней прибыла гривастая драконесса. Она, победно оглядев одиночек,  прокричала приветствие, и по одному её виду можно было понять, что она чему-то сильно рада.
– Я рада, что ты рада, – пробурчала Виль с неприязнью поглядывая на гривастую, застывшую за личем. Затем Дух выпрямилась и громко, не забывая при этом следить за окружившими их драконами, спросила.– Что это за праздник такой?  И какого чёрта вы нас окружили?

0

41

Вскоре Лу сумела нагнать Сакирея. Вода окончательно смыла нанесённые рисунки, и в чёрной воде различить его присутствие можно было только по потокам, которые создавались движением, да по наконец-то проклюнувшейся ауре... Сейчас наследнице ничто не мешало узнать всю интересующую её информацию. Похоже, Сакирей покинул зону действия чьей-то способности глушить чужие ауры, да и помехи, идущие от драколича, вскоре стихли. Радиус остаточных мёртвых вспышек был невелик. Вот что удалось узнать Лу. Сакирей действительно был одиночкой с тёмной аурой, но он не был чистокровным чёрным драконом. Такое чувство, что к родословной этого самца имели отношение все виды драконов Тёмного Альянса и кое-какие одиночки без роду и племени, что паршиво сказалось на его способностях. Способности некроманта у него действительно были, но на создание драколича силёнок явно не хватало, его потолок - это банальный энерговампиризм и немного ментальной магии. Лу могла ощутить, что кое-какую мысленную защиту он возвёл, но та была пробита без труда и незаметно для самого Сакирея. Тот, борясь с больным крылом, пытался плыть, и его хвост бешено пенил воду в какой-то паре метров от головы Иррлуа, она остро чувствовала его злость, страх и отчаяние. Морская соль разъедала свежие раны на обгоревшем крыле, и боль от ожогов была страшна.
Кровь стучала в ушах, и Сакирей захлёбывался, не понимая, как ему прижать крыло к телу, чтобы то не болело так сильно. Он рванулся к поверхности, со свистом и хлюпаньем вдыхая воздух. Самец загребал воду задними лапами, но выносливость постепенно покидала его. Тогда он подплыл к стенке тоннеля и уцепился за него передними лапами, удерживая голову на поверхности. Быстро оглянувшись и поняв, что он уплыл довольно далеко от пещеры, но и выхода в море пока не видать, Сакирей простонал сквозь зубы что-то неразборчиво, но отчаянно и злобно.
В пещере, тем временем, происходило вот что.
Фауст, Виль и, тем более, Иркес, могли только видеть вновь прибывших, и только строить догадки об их способностях, всё так же не ощущая заглушенной ауры. Серая пара драконов, появившихся первыми, явно были близнецами, и идентичные рисунки на их телах только усиливали сходство. Случаи, когда из одного яйца рождалось два зародыша, были редки, но всё же случались. У темно-бордового дракона, появившегося из затопленного прохода, были видны перепонки между пальцами, а так же огромный раздутый зоб, который судорожно подрагивал, отчего тот явно напоминал земноводное, и оставалось только догадываться, сколько времени просидел тот в какой-нибудь подводной норе. Сакирей и Лу, похоже, проплыли прямо над ним.
И, наконец, драконица с алой гривой. Она была значительно крупнее Иркеса, но уступала в размерах Фаусту и Виль.
- Окружили? - с показным удивлением сказала драконица, отвечая на вопрос Младшей. - Ну чтобы вы не ушли с праздника, конечно же. Впрочем, действительно ты права... Дух, ты же Дух!
Явно потеряв мысль, гривастая драконица безумно хихикнула и зааплодировала передними лапами. Веселье стихнуло столь же быстро, как и началось.
- Освободите пространство вокруг наших гостей, немедля! - рявкнула она и сновь встала на четыре лапы, неожиданно покачнувшись. Фауст тянул энергию медленно, но верно.
Тотчас же дракон с зобом кинулся к выходу из пещеры и слегка присел, перегораживая выход телом, а близнецы закрыли собой выход , проломленный в стене. Чёрная драконица сладко улыбнулась.
- Ты Дух, и где-то здесь был ещё один или даже два, - задумчиво проговорила она. - Но неважно, я счастлива от того, что хотя бы один представитель сильнейшей касты увидит... увидит моё произведение...
Драконица широким жестом продемонстрировала спящего у её ног драколича.
- Сама Звёздная драконесса сказала мне создать это прекрасное существо!
- Но её никто не видел уже много сотен лет, - пискнул Иркес, съёжившийся у передних лап Виль.
- Мне не нужно её видеть, я получаю инструкции напрямую из космоса, - гордо сказала драконица с алой гривой. Всем присутствующим вдруг стало очевидно, что на телах сумасшедших одиночек нарисованы не просто какие-то знаки - они пытались имитировать окрас Звёздных драконов.

0

42

Драконесс была приятна забота Фауста, поэтому она не стала долго светиться в ментале, коротко ответив: "Обязательно. Береги себя." Это было равносильно прямому признанию, но сейчас наследнице было не до того, что бы контролировать каждое слово: её захватил азарт погони. Тёмный одиночка с примесью огненной, земляной и ещё шикаяр знает чьей кровью будоражил в светлой инстинкты охотницы: убегает только жертва. А уж такая слабая и беспомощная перед могущественным Духом... Увы, эти мысли были оборваны весьма бесцеремонным образом: ментальный удар, пришедший, казалось, из ниоткуда, сотряс всё её существо, перекручивая все заклинания, обрывая концентрацию, сминая все защитные барьеры. Драконессу захлестнул поток отчаяния Сакирея, его бессильная злоба и собственный страх, вызванный этим вмешательством. К счастью, оно внешнее воздействие пропало так же неожиданно, как и появилось. Естественно, вся маскировка слетела, а жуткая головная боль не давала сосредоточиться на её восстановлении. Самое противное, что сейчас Рассветная была практически беззащитна перед раненным тёмным. Оставалось надеяться, что тому сейчас не до преследовательницы, а её заминку он использует, чтобы оторваться. А когда на грани восприятия засветилась аура матушки Лу, та вообще чуть не потонула повторно. Зато Пресветлая как-то перетянула часть боли на себя, тем самым возвращая дочь в строй. Наследница немедленно кинулась в погоню.

0

43

Самец всё выждал. Подобно охотнику, приталившему в укромном месте и ожидающему, когда потенциальная жертва совершит ошибку. Не хотелось сразу завязывать драку. Да и эта красногривая явно была настроена на болтовню = пускай вываливает всё, что может. Авось он, Фауст, сможет выудить из этого трёпа что-нибудь полезное для себя. К счастью, Виль подержала разговор. Фауст боялся устанавливать ментальный контакт с одиночкой – особо резвые личности могли попытаться перехватить. По менталу, конечно, практически невозможно вычислить точное местоположение объекта, но зато эти гады таки образом смогли бы как минимум узнать, что тут есть ещё кое-кто.
Подпевалы алогривой закрыли все выходы, теперь, чтобы выбраться, придётся прорываться с боем. Пф, и не таких отметеливал. - констатировал факт Дух, случая бред про Звёздную Праматерь, который несла эта ренессанса, обвешанная амулетами словно елка мишурой.
Неожиданно Лу прислала ментальный сигнал, но, как оказалось, с ней ничего не случилось. Она просто передала слова-напутствия. Ты тоже, солнце. - быстро откликнулся он, тут же вернувшись к наблюдению ситуации. Тень чувствовал, как пополняется «копилка» его сил – действие энергетического вампиризма начало сказываться. Самец уже начал продумывать план отступления – ну не драться же с полоумной самкой, вообразившей себя исполнительницей воли Праматери, и её прихвостнями! Самое лучшее- это портал. Телепортация работает безотказно, я, по крайней мере. ещё не видел таких заклинаний и артефактов. которые могли бы её блокировать. Хотя, кто знает... - рассуждал Призрак. Да, пожалуй, телепортировать Виль, Иркеса и его самого не составит особого труда - даром что злополучные разрисованные драконы отошли от них. Теперь надо улучить подходящий момент...

0

44

Уже давно Виль не могла учуять запах Лу – вернее он был, но не такой сильный, будто та куда-то скрылась, и было похоже, что белая отправилась вслед за сбежавшим некромагом. Драконица вполуха слушая гривастую, оглядывала противников, и пыталась прикинуть, сможет ли она убить их, или хотя бы покалечить. Выходило, что нет. По крайней мере, в узкой пещере у неё не получиться выполнить какой-нибудь маневр, да и уйти от атаки, тоже будет весьма сложно, если не сказать –  невозможно. Кроме того, ей, если она всё же решится напасть, придется драться одной. Иркес не выглядел больно сильным, его дрожь Эш чувствовала всем телом, тот прижался к её передним лапам и вообще выглядел так, будто хотел забиться под неё. Присутствие Фауста в пещере ощущалось хоть и слабо, но все же он скорей всего был где-то рядом. Почти все атаки драконицы были масштабны, она, конечно, могла создать что-то маленькое, пусть и такой же мощи, но это опять же было невозможно сделать в таком маленьком помещение, и как она думала –  у Тени были такие же проблемы. Но кроме всего этого нельзя было забывать, что Виль ничего не было известно о чужаках, поэтому ей приходилось только догадываться, насколько они могут быть сильны. Эш не была самоубийцей, и не собиралась нападать, когда все условия были против этого – оставалось отступить, пусть вся её сущность и противилась этому. Нужно было отвлечь врагов, а потом уйти, возможно, используя портал или попытаться успеть проскочить в воду, а затем уже выбраться наружу.
Гривастая закончила вещать и теперь с триумфом взирала на одиночек. Её прихвостни охраняли все входы и выходы, да и в разговор не вступали, скорей всего были просто боевыми единицами. Драконица сделала пару шагов вперед, всё-таки было неприятно чувствовать задницей холод стены.
–  О, неужели вас направляет сама Звездная Драконесса? – с притворным восхищением протянула Виль, улыбаясь. Она не верила во весь этот бред, но давно знала, что с сумасшедшими нужно всегда соглашаться, не то они становятся больно буйными. – И как же это началось? Когда вы поняли, что она с вами говорит? – Эш надеялась, что гривастая пустится в воспоминания и ослабит внимание, тогда они смогли бы сбежать.

0

45

======>>> Зал советов стай.
Таки Темнейшая промахнулась, координаты получились не совсем верными - что-то сбило направление. Самка чуть не рухнула всей своей массой в воду, которая неожиданно нарисовалась прямо под ней при высадке. Чертовщина какая-то. - бурчала недовольная самка. Однако высадилась она удачно – прямо пред ней была невзрачная пещера, заполненная водой. Не хотелось  теплолюбивой драконице мокнуть, поэтому Арамэль тут же использовала свою способность становления Духом. Да и будучи нематериальным объектом, ей станет проще протискиваться в пещеру. Не ожидая ни от кого приглашения. Темнейшая скользнула в пещеру. Н-да, хорошо, что в образе Духа не ощущаешь ничего материального, что противные на вид воды не доставляли самке физического беспокойства.
Мэльз очень спешила, ей было некогда осматривать стены пещеры, дивиться тому, что в ней спокойно мог поместиться такой Дух, как Фауст (а для неё вся же было тесновато). Вскоре впереди замаячил чей-то хвост. Арамэль тут же определила, что это не её сынок, поэтому просто бесцеремонно прошла насквозь дракона, перегородившего проход. И утт же пред ней предстала интереснейшая картина: к стене были прижаты крупная одиночка-полукровка (и, кажется, Дух) и ещё какая-то невзрачная бурая мелочь, кажись, тоже дракон. Фауста не было видно, зато она могла его ощущать. Бесцеремонно самка залезла в голову тёмного наследника и скорёхонько ознакомилась с его последними мыслями. Дольше всего она задержалась на тираде алогривой драконицы о Звёздной Праматери. Тьфу, явно фанатичка. - подумала Темнейшая. К счастью, эти ребятки не успели навредить Сумеречному Духу, так что Тёмная Дочь решила пока их оставить в живых - пускай развлекаются, а тёмные просто большое не будут сюда летать под страхом смерти. Впопыхах самка не заметила «лоскутного» дракона, хотя такое зрелище её явно бы привлекло при других обстоятельствах. Темнейшая резко оградила тёмной защитной сферой себя, одиночку-полукровку и того бурого заморыша, а также, как она надеялась Фауста (худо-бедно просчитала, где он может быть). Внутри сферы открылся портал, ведущий в Радужный лес. После этого последовал безаппеляционный приказ, отданный одиночке, бурому и Фаусту:  Это Темнейшая. Все в портал, живо!! Звучало угрожающе, но уж лучше одиночкам попробовать договориться с ней, матерью их спутника, чем с ребятами, которые их уже окружили и явно не имели добрых намерений. Не захотят – что ж, она уйдёт вместе с сыном. Пускай сами выпутываются.

0

46

Сплюнув морскую воду, Сакирей уцепился за скользкий выступ каменного тоннеля и оглянулся на плеск, заметив белую драконессу, с которой слетело её заклятие-хамелеон.
- Добить решила, стерва тупая? - злобно бросил он ей в лицо.
Глаза дракона засветились молочно-белым светом, когда он потянул тонкие ментальные щупальца по направлению к Лу, пытаясь высосать её жизненную энергию, как и поступил бы на его месте любой уважающий себя некромант, но его сил не хватало на то, чтобы навредить наследнице Света. Тогда он набрал воздуху и ушёл под воду, снова слившись с темнотой. Лу почувствовала, как его когти сомкнулись на щиколотке её левой лапы и потянули вниз: чёрный самец задумал утопить свою преследовательницу.

Драконесса с алой гривой, тем временем, продолжала разглагольствовать внутри пещеры.
- О, милочка, если бы сама Звезда заговорила с собой, ты бы тоже это почувствовала, - снисходительно заметила она, отвечая на вопрос Виль. - Это началось не так давно... я спала в своём укрытии, когда меня разбудил голос, прекрасный мелодичный голос, он звучал прямо здесь.
Драконица коснулась виска лапой, не сводя, впрочем, взглядя с Виль-Эшн, точно желая убедиться, слушают ли её.
- Она сказала, что выбрала меня из всех, и что мои... мои качества прекрасно подходят для воплощения её замысла. Ещё она сказала, что Звёздные драконы не могут вернуться на нашу землю, им что-то мешает, но я могу создать одного из них, и я поняла, что это мой шанс. Я взяла всё лучшее от каждой из стай!
Она приблизилась к драколичу, ласково погладив липкую и холодную шею своего творения.
- Я использовала голову дракона света, чтобы он был умён. Я взяла лапы дракона земли, чтобы он мог быстро бежать. А крылья от дракона воздуха, чтобы он хорошо держался в небе, и тело дракона воды - они славятся своим проворством.
Когти алогривой драконицы засветились, по всему подземному залу прокатился всплеск тошнотворной магии, когда она заставила драколича шевельнуться и с резким хрустом задрать вверх голову, демонстрируя Виль ещё один грубо затянутый шов на горле.
- Железы огненного дракона, - объяснила некромантесса. - Чтобы его пламя было самым сильным.
Голова драколича со стуком упала обратно на пол.
- Вот только драконы из Стаи Тьмы мне пока не успели попасться... может... может ты знаешь хоть одного? - поинтересовалась она у Виль. - Мне не помешали бы его когти.
Здесь алогривая вздрогнула, припав к земле и ощетинившись - она, как и все присутствующие, ощутила мощный всплеск чужой магии, и тут Виль и Иркес скрылись от неё за непроницаемо-тёмным щитом. Драконица нечленораздельно взвизгнула и изрыгнула из пасти потрескивающую молнию, которая разбилась о сферу, не причинив никому вреда.
- Какого чёрта?! - провыла она, метнув ещё одну молнию, с тем же результатом. Её спутники, явно не знающие, что предпринять, зашевелились: один из близнецов кинулся грудью на щит, пытаясь проломить его, зобатый же дракон припал к земле ещё ниже и глухо заскрипел, поводя коротким хвостом из стороны в сторону.

Оказавшись внутри щита, Иркес сперва даже не сразу понял, что случилось: с его-то зрением частичная потеря обзора была привычным явлением. Но когда прямо в мозгу зазвучал зычный голос Мать-Тьмы, он едва не потерял сознание от самого сильного страха за весь сегодняшний день. Осознание того, что сама Глава Тёмной стаи заговорила со столь мелкой сошкой, основательно его подкосила. Настолько сильно, что Иркес просто лёг на камни, не в силах удержаться на трясущихся лапах, и только смотрел на колышущийся зёв портала, не в силах ни встать, ни бежать. Всхлипывая, он пополз к выходу на брюхе, понимая, что если он сейчас выживет, то вернётся к себе домой и больше никогда, никогда никуда не выйдет.

Очередь

Очередь:

Иррлуа > Фауст > Виль-Эшн > Аллинэя > Арамэльминдиз > Мастер

0

47

Сосредоточенная драконесса не стала отвечать Сакирею. Одно из первых правил, которое ей буквально вбили в голову, гласило, что не стоит разговаривать с тем, кого собираешься убить. А этого дракона ждала именно такая участь. За всё то, что он и его госпожа с другими подельниками успели натворить. За нелепо и страшно погибших драконов, многих из которых Лу знала.
Наследница почувствовала неуклюжую попытку Сакирея выпить её силу и лишь оскалилась в ответ. Тёмный же... Тёмный нырнул. Драконесса не успела обдумать этот маневр, как отчаявшийся беглец схватил её за заднюю лапу и потянул ко дну. Лу сделала глубокий вдох, запасая кислород и настраиваясь на долгое пребывание под водой. Она могла долго обходиться без воздуха, но никогда раньше Иррлуа не приходилось сражаться в таких условиях. Зелёная грива колыхалась вокруг драконессы, а в глубине этого облака злым светом сверкали глаза. Применять магию Разума светлая сейчас не рискнула: свежа ещё была память о ментальном ударе. Сейчас даже самое простое заклинание этой школы потребует от неё огромных усилий. Проще уж по морде дать. Другое дело, что скоро её крылья полностью пропитаются водой, и сражаться на глубине будет затруднительно. Оставалось уповать на то, что у тёмного нет сюрпризов под крылом, и что он тоже ограничен стихией.
С такими мыслями драконесса вцепилась в загривок Сакирею - дальше просто не дотянулась. На её стороне была недюжинная сила Духа, но тело дракона больше подходило для боя. Правда, рана помещает ему использовать это преимущество полностью.

0

48

Фауст чуть не зааплодировал: Виль повела себя очень разумно, стала допытываться и подпевать алогривой, чтоб та разговорилась. Молодец, девочка. - похвалил он одиночку мысленно. А красногривая, тем временем, удачно заглотила наживку и стала вываливать всю историю. Хоть и слабо правдоподобной она казалась. Звёздная... обратилась к некроманту? Да, это сказочка для маленьких драконят, но никак не для взрослых Духов. - покачав головой, подумал Фауст. Его вообще интересовало, верит ли эта драконица в то, что говорит. Нет, ну правда? Разве можно на секунду допустить, что Праматерь может воспользоваться силой некромантов, да ещё и для восстановления рода звёздных? Если бы хотела - сделала бы это тысячелетия назад, когда только строился мир. В общем, самец поставил крест на этой истории «ложь и клевета». Было бы забавно быть свидетелем очной ставки этой алогривой и Звёздной. Жаль, что та явно где-то далече нашего мирка. - усмехнулся тёмный наследник своим мыслям.
Неожиданно в пещере стал зашкаливать уровень магии Тьмы. Этот магический фон он даже сквозь самые лютые помехи узнает. И таки не выдержал… Мама?! - на всю пещеру раздался возглас удивления. Он ощутил, как в его мыслях скоро покопались, а потом стал опускаться сферический тёмный щит. К счастью. Тень успел скользнуть под него, ибо Темнейшая таки промахнулась малость. Он понимал, что его матери сейчас не до объяснений, так что разборки его будут ждать дома. Неподалёку от него, уже снявшего с себя невидимость, разверзся портал. Виль, Иркес, не бойтесь. Если бы она хотела вас убить, то уже сделала бы это. Идите в портал. - тут же он дал команду своим спутникам. Сам он, бросив быстрый взгляд на мать, моментально послал Иррлуа ментальный сигнал: Лу, уходи в портал. Меня, Виль и Иркеса уже забирают отсюда. Встретимся позже. Отправив сообщение. Призрак заметил, что Иркес, кажется, не выдержал появления Тёмной Дочери – бедняга явно чуть сознание не потерял. Что пробурчав на тему слабых нервов, Тень аккуратно ухватил бурого за шкиряк и выкинул его в портал, и сам же последовал за ним.
======>>>>>> Радужный лес

0

49

Дракониха пыталась выглядеть заинтересованной рассказом красногривой, но с каждым новым услышанным словом ей всё трудней это удавалось. После очередной хвалёбной фразы, захотелось насмешливо выгнуть бровь и поинтересоваться, не ударялась ли некроманша головой, по-другому её абсурдные мысли просто нельзя было объяснить. Если нет, то Виль с удовольствием схватила бы её за длинные волосы и, дёрнув со всей силой, кинула на пол, а потом с особым, даже каким-то садистским, наслаждением зажарила бы её в собственной шкуры. "Ммм, какое бы получилось вкусное мясо – нежноё и мягкое", –  с усмешкой подумала она, пытаясь убрать улыбку, появившуюся на морде, но к счастью, драконесса отнесла её к своему рассказу и заговорила ещё более вдохновенно. Лавовая тихо вздохнула, пошевелив лапами, немного отодвигая Иркеса в сторону. Он чуть ли не улегся на неё, её конечности из-за этого стали затекать, что отнюдь не прибавляло приятных ощущений. В висках заныло, и Эш незаметно потёрла их, голова уже начинала пухнуть от безумного лепета гривастой. Ещё немного и дракониха, забыв о предосторожности, действительно пошла бы осуществлять свои мечтания. В пасти уже ощущался привкус чужой крови, осталось только заменить его настоящей, и Дух было дернулась вперед, но к счастью, ей помешало то, что в пещере, будто из неоткуда появился сгусток Темной магии. Он был настолько большим, что его почувствовала даже Виль, а ведь её способности чтения аур были настолько малы, что и говорить о них было нечего.
  На всю пещеру раздался удивленный возглас Фауста, и драконов в мгновенье ока накрыл защитный купол – черный, будто сотканный из тумана. Внезапно над головой прогрохотал мощный голос Темнейшей, лавовая от неожиданности аж пригнулась. Выбор был невелик –  остаться или уйти. У Виль появилась возможность мыслить здраво только из-за того, что её понемногу отпускала злость. В конце концов, одиночка решила довериться инстинктам, а затем заспешила к открывшемуся порталу. Фауст до этого закинул туда, вяло дергавшегося от потрясения, Иркеса, так что Эш была уверена в безопасности перехода.
----- >>> Радужный лес

0

50

Драконесса выскочила из портала в южной части плато. В морду сразу ударил холодный ветер со слабым привкусом соли, хотя до моря было далеко. Пространство просматривалось до горизонта, но Аллинэя не видела ни свою дочь, ни любых других драконов. Пресветлая остановилась за холмом, чтобы как-то укрыться от ветра и определиться с направлением поиска. В её душе кипел гнев, но боль уже улеглась. "Кто посмел?! Какая сволочь это сделала?! Найду и разорву, и даже Свет мне в этом не помешает!" - негодовала драконесса, гневно поводя крыльями и хлеща по воздуху хвостом. Тень молчала, но Пресветлая не обратила на это внимания, довольная, что ей никто не мешает. Заклинание поиска ушло куда-то на север, но точно место указать не смогло, оно будто расплывалось. "Она, что, в воде?" - недоумевала Звёзднорождённая. Поднявшись в воздух несколькими мощными взмахами, она нырнула в новый портал, на этот раз более точный. Далеко на востоке виднелись очертания Руин, прямо перед драконессой о скалы билось море. Ветер был просто сумасшедшим, поэтому крылатая снизилась и прижалась к камню, зацепившись за трещины лапами и когтями на сгибах крыльев. Лу ощущалась где-то западнее, но добраться туда будет нелегко. Телепортироваться ещё раз Аллинэя не рискнула, вместо чего с шумом рухнула в воду, подняв тучи брызг, и быстро поплыла на запад.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Серые равнины » Холодное плато