//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Серые равнины » Холодное плато


Холодное плато

Сообщений 51 страница 100 из 202

1

http://sa.uploads.ru/db6rG.jpg

Небольшая возвышенность, обрывающаяся в Северное море. Плато открыто всем ветрам, а потому там всегда холодно.
Прогуливаться по краю плато опасно: выветрившиеся камни легко обваливаются под весом дракона.

0

51

Драконица, пользуясь паузой, оглядела таки хорошенько тех недомерков, которые умудрились «наехать» на её сына и ещё двух бедолаг. Красная драконица явно была главной – она по-хозяйски глядела на своих «гостей», доверяя охрану пещеры остальным драконам. Ото всех хоть немного тянуло некромантией, но определить, к каким подвидам драконов они относятся, было сложно. Скорее всего, все они все были грязнокровками, ибо остаточные ауры блуждали самые разные. Арамэль лишь хмыкнула – впервые она оказалась в таком низкокачественном обществе, хотя, то, что эти недопырки были некромантами, удивило её. Таки спецами в некромантии испокон веков считались именно тёмные драконы, но не суть важно. Темнейшая все-таки заметила драколича, сотканного из частей драконов, представляющих разные стаи. Самка заметила части представителей всех стай, кроме тёмной. Так и останется. Под страхом смерти запрещу сюда соваться. - решила самка.
К несчастью для алогривой, Темнейшая услышала её последнюю тираду о Звёздной – таки по пещере звук разносится быстрее. Арамэль криво улыбнулась, сё ещё не снимая с себя личину Духа. Чтобы моя создательница опустилась до вошканья с недонекромантами - глупости. - решила самка. Слыш ты, тупорылое животное, ты хоть сама веришь в ту чушь, что сейчас несла? Звёздная никогда бы не опустилась до якшания с такой пиявкой, как ты и твои прихвостни. И раз уж речь зашла о возрождении звёздной расы - хрен вы её воссоздадите, для этого мало иметь огрызки тел смертных драконов из разных стай. У тебя, недонекромаг, получился обычный драколич, ещё и шибко калечный - позор для любого квалифицированного мага. - гаркнула Тёмная. Уж ей ли не знать, как создать думающего, работоспособного лича. А уж её заместитель и вовсе ас в этом деле. В общем, эта фанатичная шайка может и дальше лясы точить с воображаемой Праматерью, но своего не добьётся.
Тем временем Фауст уже пропихнул в портал бурого упыря, сам зашёл, а за ним и одиночка-полукровка. Бывайте, фанатики, мы вас покидаем. - сообщила Мэльз оставшимся, а затем сама скользнула в портал. Как только тот закрылся за ней, исчезла и защитная сфера.
====>>>>> Радужный лес

0

52

Вода забурлила, когда Сакирей беззвучно зарычал от боли. Его кровь была едкой и на вкус неприятной, и расходилась невидимыми в темноте чёрными облачками. Он продолжал сдавливать щиколотку Иррлуа обеими лапами и тащить её в холодную глубину, помогая себе весом.
Мешали размеры - Лу была всё же крупнее обыкновенного дракона, но физически самец был сильнее, пусть ему и мешала боль в крыле и загривке, в который впились крепкие зубы Рассветного Духа. Сакирей вновь попытался зачерпнуть её силы, и снова безуспешно - белая чешуя наследницы точно отражала любое магическое посягательство.
Сакирей почувствовал, что начинает задыхаться - удерживая вырывающуюся драконицу, он растратил бесценный запас воздуха и, понимая, что живым отсюда вряд ли выберется, вонзил один из когтей под чешую Иррлуа, причинив болезненное ощущение, сродни попавшей занозе. Судорожно подёргиваясь и захлёбываясь, чёрный дракон начал концентрировать максимум своих сил в кончике когтя, и, покончив с этим, дёрнул лапой, обламывая его. Тёмный осколок скрылся под чешуйкой, плотно застряв в коже драконессы.
Всё это заняло несколько секунд, но этого хватило дракону, чтобы окончательно ослабнуть. Его лапы начали размыкаться, и холодная морская вода полилась в ноздри - он не выдержал, и всё же сделал вдох. Конвульсивно извиваясь, он пошёл ко дну, отпустив Иррлуа.
"Только бы..." - коснулась её сознания угасающая мысль некроманта.

Драконица с алой гривой выслушала тираду Тёмной Дочери, не шевелясь с места и только глядя на бока глянцево поблёскивающей сферы глазами, медленно наливавшимися кровью. Она оставалась неподвижна, когда Арамэльминдиз ушла, и когда закрылся портал, и когда исчез тёмный щит.
На зобатого дракона речь Главы Тьмы произвела не такое впечатление - он обеспокоенно прислушивался к тихому эху плеска от маленького сражения, доносившемуся из затопленного тоннеля.
- Зира, - хрипло позвал он, оглядываясь то в тоннель, то снова глядя на свою предводительницу. - Там что-то...
Драконица в ответ разразилась яростным визгом, метнувшись к тому месту, где только что был портал, пытаясь отследить, куда перенеслись дорогие гости, но не нашла и следа - не по зубам ей была магия Тёмной Дочери. В то же мгновение на её груди с хлопком треснул пополам и погас один из амулетов - как раз в момент смерти Сакирея, тихо опускавшегося на поросшее водорослями дно. Зира вновь завизжала, ещё более яростно, но на сей раз её нечленораздельный пронзительный крик перешёл в слова.
- Пошли! Отсюда! Немедленно! - она буквально выплёвывала каждое слово, и с её губ сыпались электрические искры.
Близнецы покинули пещеру первыми - жмурясь от света, они вылетели наружу и, поймав воздушный поток, парили напротив пролома в стенке пещеры, ожидая, пока вылетят остальные. Следом показался дракон с зобом - описав небольшую спираль, он нырнул в воду и вновь показался на поверхности.
Зира, тем временем, поднимала своего несуразного драколича. Тот, вихляясь всем телом, направился к пролому и развернул сморщенные крылья. Некоторое время ему даже удалось продержаться в воздухе, но потом поток ветра смял его, ударив о скалу, и драколич упал в воду. Драконица с алой гривой остановилась на выходе из пролома, глядя, как её творение, подёргиваясь, тонет, и скребла камень когтями. Она искренне верила в то, что Звёздная драконесса говорила с ней, и не понимала, почему созданный ею дракон не может нормально функционировать. Недобрая улыбка расцвела на морде Зиры - связав в своём безумии поспешное отступление гостей с последующей гибелью драколича, она решила, что те что-то испортили в её создании.
- Убью, - прошипела она, оглядываясь по сторонам и пытаясь догадаться, куда те могли бы направиться. Схватившись за связку амулетов на груди, она принялась их перебирать. Эти два связаны с драконами-близнецами, этот - с темно-багровым амфибией, этот помогал ей глушить ауры себя и своих спутников в определённом радиусе...
Этот, треснутый, был завязан на Сакирее. Зира вздрогнула, увидев, что в сердце амулета ещё теплится небольшой огонёк - и вновь издала крик, на сей раз ликующий. Сакирей погиб, но успел подготовить поганцам, не верящим в Голос Звезды, небольшой сюрприз.
Зира вылетела из пещеры, приготовившись ждать.

Иркес: >>> Радужный лес

Очередь Холодного плато

Холодное плато:
Иррлуа > Аллинэя > Мастер

Очередь Радужного леса

Радужный лес:
Фауст > Арамэльминдиз > Виль-Эшн > Мастер

Отредактировано Мастер (17 Июл 2012 21:05:20)

0

53

---Зал советов стай---
Дракон выпрыгнул из портала и сразу же отскочил в сторону, пропуская сбоку возможный удар, которого, к счастью, не последовало. Облако магии медленно рассеивалось, силуэт Аллинэи исчезал в новом переходе. Оттуда на краткий миг пахнуло солью, из чего Рэлир заключил, что Пресветлая сейчас в северной части плато - местность он узнал сразу, не раз здесь бродил. "Неет, мне туда не надо," - подумал ледяной, на всякий случай отступая от портала. - "Лучше уж я направлюсь к холмам." Приняв такое решение, Иваль развернулся и полетел на юг, в сторону Светлых земель. Он не знал о новом законе, но и хозяева тех территорий пока были не в курсе. К тому же дракон не собирался пересекать границу.
Один раз он остановился рядом с ручьём в холмах, чтобы напиться. У воды оказался странный привкус, но интуиция молчала. Рэлир отвлёкся от своих сомнений по поводу пригодности этого ручья для питья, напряжённо прислушиваясь. Так и есть, неподалёку тревожно кричала на разные голоса небольшая стая грифонов. Эти кошкоптицы никогда не сотрясали воздух понапрасну, так что Иваль имел реальные основания убраться отсюда поскорее. Стрелой взмыв в небо, он сделал несколько кругов над холмами, пытаясь высмотреть ту тварь, которая побеспокоила грифонов. Они, к слову, тоже не спешили приземляться. Наконец во влажной земле у ручья, где-то в четырёхстах футах от того места, где он приземлялся, дракон заметил обрывающуюся цепочку следов. Сделать ничего больше он не успел: острые зацепы щупалец зверя-путающего-следы впились ему в основание крыла, которое, между прочим, всё ещё ныло. Рванувшись из-за всех сил, дракон поднялся повыше, где шанту не мог достать ящера. Коротким ледяным выдохом Рэлир приморозил рану и рванул к светлым границам. Там он буквально упал в лапы патрульным, которые порталом отправили его к целителю в Калхону.
---Бухта---

0

54

Лу замычала и отчаянно забилась, когда ей под чешую впилось что-то острое, да только лапа Сакирея разжалась сама, и дракон камнем пошёл на дно. Лу хотела нырнуть за ним - пусть враг, но всё равно дракон - но почувствовала, что помочь ему уже не сможет. Наследница выплыла на поверхность, глубоко вздохнула и чуть не погрузилась обратно: из пролома в стене вылетели близнецы. К счастью, они жмурились и вряд ли заметили тень у подножия скалы. Драконесса медленно погрузилась на дно и вымазала морду илом, чтобы скрыть блеск чешуи. Полагаться на магию она не рискнула, справедливо полагая, что тогда её легко заметят. Зелёная грива отлично маскировала Лу в этой части моря. Драконесса снова всплыла, но теперь над поверхностью воды были только ноздри. Видно было плоховато - вода была мутной из-за обрушившейся стены, но зато сравнительно безопасно. Наследница чувствовала, что с обломком когтя тёмного не всё так просто, на что ясно указывала последняя мысль Сакирея, только вот вытащить его самостоятельно Рассветная не могла: слишком короткие лапы и неудобное место - где-то в боку.
Полыхнула мощная вспышка тёмной магии, но она не принадлежала Фаусту. "Неужели там была сама Тёмная Дочь?! Вовремя я убралась..." - решила драконесса. При всей её силе, одна из первых Духов легко размажет её по камню так, что будет проще смыть, чем отковырять. "Тааак, а это что такое?! Мама?! Вовремя они убрались..."

0

55

Драконесса боролась с течением, чей край добирался до восточного края плато. Аура дочери ощущалась уже безо всяких заклинаний, но всё ещё нечётко. Впрочем, Аллинэя была уже недалеко. Она почувствовала мощную ауру своей сестры где-то впереди и порядочно испугалась за жизнь Иррлуа, ведь та ничего не могла противопоставить своей могущественной тётке. К счастью, Арамэльминдиз убралась столь же быстро, сколь неожиданно появилась. Аура Рассветного Духа осталась на месте.
Аллинэя увидела, как из пролома в стене вылетели несколько драконов. Они были далеко, Мать-Свет различала только силуэты, но Лу среди них не было. Набрав побольше воздуха, драконесса ушла ко дну и поплыла в толще воды. Она не хотела раньше времени раскрывать своё присутствие, поэтому приглушила сияние собственной ауры. Она была уже совсем рядом. "Четверо некромантов. Один из них - драконесса. Больше никого, только Лу." "А ещё один труп на дне и один развалившийся лич," - не удержалась от комментария Тень. "Меня не волнуют дохлые личи и драконы, если они не принадлежали при жизни к моей стае!" "Тогда тебе будет интересно узнать, что голова у этого лича именно светлая. В самом прямом смысле этого слова. Да и тел твоих подопечных неподалёку очень много. Хотя есть и воздушные, и водные, и даже парочка огненных и земляных. Но твоих всё равно больше. Ого! Ты знаешь, что несла эта красногривая дамочка?! Будто с ней говорила сама Праматерь и повелела возродить великую Звёздную расу! Нет, подруга, в твоём мире творится шикаяр знает что, определённо. Я ещё могу допустить, что твоя создательница снизошла до разговора с простой драконицей и отдала ей такой приказ, не пожелав связываться с тобой и твоей сестрой, но она не могла не понять, что эти четверо - некроманты, причём не самые сильные..."

0

56

Основной проблемой Зиры была её излишняя самоуверенность. Её привычка делить мир на чёрное и белое, не различая оттенков. Если алогривая приходила к какой-то мысли, то легче было заставить Локу течь вспять, чем переубедить драконицу.
Сейчас же она была абсолютно уверена в том, что Сакирей сумел пробраться в портал следом за чужаками, которые, должно быть, его убили, так же, как убили её драколича, её лучше творение. Но чёрный дракон успел создать маячок перед смертью, который был связан с расколовшимся амулетом, продолжавшим свисать с шеи Зиры, и драконица взволнованно вглядывалась в едва теплящийся под глубокой трещиной огонёк жизненной силы того, чья жизнь уже прервалась. Не заподозрив в пещере присутствие Рассветного Духа, и не зная, что Сакирей погиб, повесив маячок именно на неё, Зира хотела отследить по нему местоположение той красной драконицы и мелкого бурого, которые ушли, так и не увидев, как хорошо её творение.
Судя по достаточно сильной ауре амулета, ушли противники куда-то недалеко... да что там и говорить, они чуть ли не по другую сторону скалы находились. Зира захохотала, задрав морду к небесам, и быстро  открыла портал почти над самой водой.
"Портал выведет вас прямо к этим подонкам, давайте же," - разослала она ментальный приказ своему маленькому войску.
Дракон с зобом, покачивавшийся на волнах в ожидании команды, встрепенулся и полез в портал. Из того выплёскивалась солёная вода - портал открылся в паре метров под животом Иррлуа, и дракон амфибия выскочил оттуда, как молния, и, не разобравшись, кто перед ним, ухватил Лу за крыло и заднюю лапу, потащив на дно. Он был уверен, что схватил Духа Лавы, и волок свою добычу в глубокую и холодную расселину в морском дне, зная, что порождению огня и тьмы там придётся несладко. Дракон-амфибия был хорошим и сильным пловцом...
Спустя пару мгновений в портал, один за другим, влетели серые близнецы, и с брызгами выскочили из воды там, где только что была Лу. Резкими взмахами стряхнув капли с крыльев, они вновь взлетели и принялись кружить над водой, ища врагов и не замечая Аллинэю.
Зира закрыла портал и довольно захлопала передними лапами. Разложив на ладони три амулета, привязанных к своим помощникам, она с любопытством следила, как те мерцают, доказывая, что те живы и здоровы.

0

57

Лу спокойно покачивалась в воде, не замечая никого из неприятелей в опасной для неё близости. Когда она засекла портал под собой, было уже поздно: кто-то схватил её за лапу и вновь потянул ко дну, в глубокую расселину, которую драконесса увидела только сейчас. С трудом извернувшись, наследница сама потянулась вниз, чтобы вцепиться в шкуру зобатого дракона, который вылез из воды тогда, когда её новоявленных друзей окружали.
Как и любое разумное существо, Рассвет не хотела умирать. Но её силы были порядком истощены: магические - поддержкой маскировки в гроте, физические - борьбой с Сакиреем и долгим перелётом до того. Терзая противника когтями, она пытала плыть к поверхности, используя крылья в качестве плавников. В ушах стучала кровь, но сдаваться она не собиралась принципиально. Как никак, Империя ещё не знала такого случая, чтобы обычный дракон смог победить Духа, пусть и молодого и неопытного. Лу постепенно слабела: никакая сила не могла заменить ей кислород. Она могла дышать разреженным воздухом на больших высотах и не испытывать при этом особых неудобств, но там он всё таки был. А брать кислород из воды, как некоторые водные, она не могла. Драконесса уже не могла понять, где верх, а где низ, но продолжала слепо рваться куда-то.
Она слышала крики где-то далеко, чувствовала ауру своей матери, но не могла сказать, где всё это. И без того мутноватая вода теперь была совсем непроглядной - возня сражающихся подняла со дна и склона ил и водоросли, которые теперь кружились в крохотных водоворотах.

0

58

Драконесса мельком увидела свою дочь. Та спокойно покачивалась в толще воды, выставив на поверхность кончик морды. "Всё в порядке," - облегчённо выдохнула Аллинэя, выпустив стайку пузырей. Но не успела она и развернуться в сторону Лу, как над головой Пресветлой пронеслись две тени. Драконесса решила, что её засекли и решительно вылетела из воды в ореоле брызг. Она увидела двух одинаковых драконов, которые кружили над водой с не самым дружелюбным видом, высматривая кого-то. А поскольку кроме неё самой и Рассвета здесь никого не было, то... Аллинэя взревела и кинулась на близнецов, окутываясь сиянием силы. Энергия свободно текла сквозь её тело, концентрируясь в лапах.
Тень всё это время молчала, раздумывая о том, как им всем повезло. Сущность вообще была везучей. Она смогла сохранить себя тогда, как её "коллега", светлая часть Арамэльминдиз, растворилась в небытии, её не рассеяла и не заточила в ментальной клетке Аллинэя. Более того, эта ненормальная позволила ей питаться собственной энергией и вернуть разум, а затем и магические способности. А теперь благодаря её везению наследница Света останется жива. Ведь если бы не её, Тени, воздействие, то Аллинэя не покинула бы Совет и не прибыла на помощь своей дочери. И та серьёзно бы пострадала, если бы вообще выжила.

0

59

Шкура зобатого дракона была отчего-то куда мягче, чем у сородичей, живущих в основном на земле, и крепкие когти Лу наносили ему глубокие, болезненные раны, от которых он, впрочем, только крепче сжимал хватку. Его маленькие крылья были плотно прижаты к телу, а хвост, напротив, длинный и сплюснутый с боков, бешено молотил в воде, загребая песок со дна и поднимая муть. В воде, мигом переставшей быть прозрачной, расплывалась теперь ещё и его кровь, но тёмно-багровый ящер, увлеченный схваткой, пока не обращал на раны внимания. Для большего удобства, он сомкнул зубы на задней лапе Рассветного Духа, и снова устремился в расселину, загребая теперь ещё и всеми четырьмя конечностями. Он хотел таскать её, пока белая драконица не задохнётся - к тому времени он уже понял, что это совсем не те ребята, к которым послала его Зира, но ему, вообще-то, было без разницы, кого топить. Он поплыл, оставляя за собой дорожку крови.
В нескольких сотнях метров над уровнем моря, драконица с алой гривой с волнением уставилась на амулет дракона с зобом. Тот начинал понемногу тускнеть - силы оставляли его, незаметно для самого дракона.
Близнецы, тем временем, убедившиеся было, что никого здесь нет, и Зира, вероятнее всего, ошиблась, провешивая портал, разворачивались, чтобы вернуться в пещеру. Их движения были легки и слаженны - серые самцы были точно зеркальным отражением друг друга, и их полёт со стороны был красив.
- Смотри, брат, - одновременно сказали они, почувствовав чужое присутствие за спиной, и плавно развернулись в обратную сторону - как раз в тот момент, когда Дух Света кинулся на них, сопровождая атаку оглушительным рёвом. Глаза близнецов удивлённо расширились, и они прыснули в разные стороны, предоставляя Нэе выбор - за кем из них гнаться в первую очередь.

0

60

Драконесса билась в жёсткой хватке зобатого и безжалостно драла его когтями. Она сражалась неумело, тратила много энергии и драгоценного воздуха на лишние движения, но зато вкладывала в каждый удар душу. Это было своего рода её боевое крещение - до этого момента наследнице не приходилось ни с кем драться так, на зубах и когтях, её уделом была магия. Теперь же кровь дракона, пусть и растворённая в воде, пьянила. Лу не понимала, что с ней происходит, но и не задумывалась. Сейчас её первоочерёдной задачей было избавиться от напавшего. "Утопить этого потомка Воды вряд ли получится," - решила она. - "Значит, придётся разорвать горло." Мысли драконессы были спокойными, паники не было. Будучи, в сущности, ребёнком, в глубине души она воспринимала это, как игру, и не понимала, что может легко погибнуть.
Рассвет выпустила загривок зобатого и, изогнувшись немыслимым для нормальных драконов образом, вцепилась ему в глотку. Ну, по крайней мере, именно там, по её представлению, она и находилась. Всё же больший размер и отцовское строение тела немало ей помогали сейчас. Краем уха драконесса слышала возмущённый рёв своей матери и, хоть гнев Пресветлой был направлен не на неё, прижала уши. Всё таки разозлить её матушку до такого состояния было очень сложно. Сама Лу смогла сделать это только один раз, когда без спросу умчалась гулять по Нейтральным территориям в одиночку.

0

61

Аллинэя расхохоталась, когда серые драконы прыснули в разные стороны, как бестолковые олени на охоте. Впрочем, это и была охота, охота на тех безумцев, что осмелились причинить вред её дочери. С её лап сорвались два шара светлой энергии, устремившиеся каждый за одним из близнецов. Драконесса не знала, что в гневе обе её составляющие частично сливаются. Именно поэтому в бою или других схожих условиях Аллинэя становилась жёстче и бескомпромисснее. Тень никогда не стала бы миндальничать с врагами, будь у неё выбор, но, увы, тёмная сущность была практически бесправна. Она могла только общаться со своей основной личностью да изредка заменять её при прямом разрешении последней. Ну и сливаться с ней в моменты сильных душевных волнений, как сейчас.
Потемневшими от гнева глазами драконесса обвела море. Шары преследовали близнецов, постепенно сокращая разрыв, где-то а выступом скалы было что-то живое, но Пресветлая не обратила на эту ауру особого внимания. Её дочь всё ещё бултыхалась где-то в море. Драконесса взревела ещё раз и нырнула, мгновенно скрывшись в мутной воде, где на смерть сцепились двое: Иррлуасса и неизвестный дракон. Из-за песка и ила Аллинэя ничего толком не видела, но плыла на сияние ауры Рассветного Духа. Только вот оно всё время перемещалось вслед за сражающимися драконами, не оставляя шанса нагнать их в мутной воде.

0

62

Близнецы, понимая, что всё явно шло не так, как планировала Зира, отчаянно петляли, пытаясь увернуться от шаров, но те были слишком быстры, и, в отличие от драконов, усталости не знали. Наконец, один из них совершил ошибку. Неудачно развернувшись в воздухе, он упал в воздушную яму, неловко взмахнул крыльями, стремясь выровнять полёт, и тут же шар обжигающего света врезался ему под крыло. Серый близнец задохнулся от удара, и тонкая мембрана его крыла прорвалась. Продолжая взмахивать крыльями, он попытался лететь, но не смог, и вскоре упал в воду. Вода сомкнулась над его головой.
Второй близнец, ощутив смерть брата, горестно вскрикнул, и, петляя, рванул к тому месту, где упал его родич. Забыв про висящий на хвосте сгусток света, сложил крылья и стрелой вошёл в воду, шар упал следом. Взрыв прогремел в ту секунду, когда дракон догнал брата, медленно опускавшегося на дно и схватил его, чтобы вытащить, но не успел.
На тёмно-зелёной морской воде медленно расплывалось кровавое пятно и рыбы уже устремились к клочкам плоти.
Амулеты близнецов лопнули одновременно, заставив Зиру испуганно вскрикнуть и вскочить на лапы. Амулет зобатого дракона тоже начинал гаснуть - он прогнозируемо проигрывал схватку с Духом. Выругавшись, драконица с алой гривой сорвала три умирающих амулета-маячка с шеи и бросила их в воду. Понимая, что только что буквально убила троих своих последователей, приказав им идти в портал, она оттолкнулась и взмыла в воздух, спеша улететь, пока её не заметили и она не разделила участь троих драконов, имевших неосторожность напасть на наследницу Света.
Зобатый, тем временем, ощутимо ослабел и хватка его челюстей разжималась. Кровь лилась из его ран уже непрерывно, но он продолжал, извиваясь всем телом, тащить Лу в выбранную им расщелину. Мысли о том, чтобы прикончить белуюю драконицу, вытеснили все остальные, и его тело продолжало извиваться даже после того, как острые клычки Рассветного Духа сомкнулись на его зобу, а заодно и гортани, окончательно пережимая доступ кислорода. Движения его тела плавно перешли в конвульсии и он выпустил лапу Иррлуа из зубов ещё до того, как издох.
Зира была совершенно уверена, что близнецы и зобатый пострадали от лап Виль-Эшн и Иркеса. Ну а от чьих ещё? Она заметила лишь этих двоих, а другие драконы в эту часть континента залетали редко, и уж тем более не уничтожали других драконов так... быстро. Так, как мог сделать только Дух.
Окончательно уверовав в то, что виной всему бурая мелочь и лавовая драконица, Зира злобно взвыла, на лету открыла портал и нырнула в него, окончательно скрывшись из виду.

Конец ветки.

Отредактировано Мастер (23 Июл 2012 17:56:47)

0

63

Лу уже начала задыхаться, когда почувствовала, как стальная хватка на лапе ослабевает, а в воде расплывается облачко крови. Своей целительской сутью она чувствовала, как вместе с тёмной жидкостью зобатого покидает и жизнь, но жалости не испытывала. Она даже не стала добивать его - просто не видела смысла тратить драгоценный кислород на того, кто неминуемо издохнет через несколько мгновений. "Он и его дружки убивали моих друзей. Смерть за смерть," - отстранёно текли мыли драконессы, которая изо всех сил рвалась к поверхности. Краем глаза она заметила тёмный комок непонятно чего, медленно опускающийся на дно в нескольких метрах от неё. Вынырнув из мутной воды, зеленогривая первым делом отдышалась, а уже потом начала оглядываться. Она подплыла к скале и бессильно повисла на выступе, обхватив его передними лапами. Оглянуться и оценить обстановку ей даже в голову не пришло. На счастье Лу, красногривая уже убралась через портал в неизвестном направлении, а серые драконы-близнецы и вовсе пропали из поля зрения. Только спустя несколько минут наследница соединила в одну цепочку виденный ею тёмный ком, исчезнувших некромантов и разлитую в воздухе магию Света. Кстати, о Свете...
- Мама?.. - драконесса завертела головой, пытаясь отыскать Аллинэю взглядом. - Мама! Ты где?! - Пресветлой нигде не было видно. Лу чуть с ума не сошла, пока не поняла, что та где-то в воде.

0

64

Аллинэя сопровождала каждый кульбит близнецов насмешливым фырканьем: единственным способом уйти от этой магии было резко сменить направление в нескольких метрах от стены, чтобы шар не успел среагировать. К неописуемой радости Пресветлой эта мысль не пришла в голову ни одному дракону, ни другому. Вскоре один из них допустил роковую ошибку, и магия драконессы серьёзно повредила ему крыло. Серый рухнул в море. За ним устремился и второй дракон, которого возмездие нагнало уже в воде. Всё это Аллинэя наблюдала через сами шары в то время, как искала дочь. Наконец её аура перестала метаться и стала спокойно подниматься к поверхности.
Драконесса всплыла следом и окинула окрестности внимательным взглядом. В воздухе колыхались остаточные ауры заклинаний, преимущественно некромантских, но были и стихийные, и целительские и ещё шикаяр знает какие. Аллинэя слишком устала, чтобы детально разбирать каждый след. Она подплыла к дочери, которая бессильно висела на скале и взволнованно озиралась.
- Как ты, дорогая? Что случилось? Что ты вообще здесь делала? Давай, давай, вылезай оттуда, - приговаривала Пресветлая, помогая Лу выбраться на небольшую песчаную косу. Гнев отступил, две части вновь разошлись. Но заметила это только Тень.

0

65

Наконец драконесса вздохнула спокойно: Аллинэя показалась на поверхности. Дух Света подплыла к дочери и тут же засыпала её вопросами, одновременно поддерживая и помогая вылезти на песчаную косу. Выбравшись на твёрдую землю, Лу первым делом быстро осмотрела себя и проанализировала состояние. "Ничего страшного, только небольшие укусы и царапины. Ну и коготь в шкуре. Болит, зараза!" Она повернулась к матери и заговорила:
- Всё нормально, не беспокойся. Только лёгкие укусы да царапины от когтей, и устала сильно, - наследница улеглась на песке и постаралась дотянуться до засевшего в чешуе когте. Чем бы он не был на самом деле, оставлять его под чешуёй - не лучший выход. - Мам, помоги, а? - сама Лу дотянуться туда не смогла и занялась магическим очищением других повреждением. Силы было немного, но её матушка тоже успела где-то подрастратить свою энергию, а убрать из ран грязь было необходимо как можно скорее. Хоть она и Дух, но пренебрегать элементарными правилами всё же стоит. Как известно, бережёного Праматерь бережёт. Рассказывать что-либо не хотелось, но Лу видела, что в нынешнем состоянии её мать всё равно добьётся своего. Так не проще ли сразу ответить на интересующие её вопросы? Разумеется, опустив кое-какие детали.
- Помнишь, я говорила, что здесь стали пропадать драконы? И наши, и одиночки, и соседи? Так вот, мне было нечем заняться дома и я решила поискать ответы на вопросы здесь. Просто именно с плато мне пришёл последнее сообщение от одного из моих друзей. Встретила по пути Духа Лавы и ещё двух драконов. Вчетвером мы и направились сюда, к краю плато, - драконесса взмахнула крыльями, обрызгав себя и матушку,и поморщилась - резкое движение отозвалось болью в поцарапанной кем-то спине. - Потом Иркес - один из тех двух драконов - нашёл туннель, из которого несло падалью. Сколько там трупов было - словами не передать. Мам, ты представить себе не можешь, как это было ужасно! И там был лич! Да не простой, а химера! А потом появился маленький тёмный, которому мы огнём крыло сожгли. Не смотри так, он некромант и убийца! Я видела там их тела, целые и расчленённые. Так вот, он хотел уплыть, а я кинулась за ним. Он и загнал мне коготь в шкуру. Р-рр-рррр! Больно же! Он утонул - воздуха не хватило, а я прицепилась к скале, чтобы передохнуть. Там в пещере ещё четверо появились. три дракона и красногривая драконица. Она и была главной. Потом снизу напал зобатый дракон-амфибия. Чуть лапу не сломал, тварь такая! Он тоже утонул. От потери крови, как я поняла. А потом я всплыла. Дальше ты знаешь. А, ребята порталом ушли буквально перед твоим прибытием, - Лу встала и сделала несколько неуверенных шагов. Драконесса устала и хотела есть. - Давай я тебе подробности потом расскажу? Устала очень.
Наследница создала портал домой, в Калхону. Сейчас ей нужна была поддержка друзей, чтобы оправиться от шока, а их проще всего найти там.
---Бухта---

0

66

Две драконессы вылезли на песок. Иррлуа сразу же легла, попросив мать вытащить обломок когтя, застрявший в боку наследницы - сама она дотянуться туда не могла. Аллинэя долго примеривалась, но всё равно вытащить коготь безболезненно не получилось - Лу вскрикнула посреди своего рассказа, который, к слову, был более чем просто занимательный. Взять хоть эту красногривую пророчицу Праматери. Кому, как не Пресветлой, знать, что Звёздной драконессы в этом мире нет?.. Да и не стала бы она игнорировать свою дочь, хоть та и наорала на неё после эпохальной битвы в Соборе. Или всё стала бы? Драконесса начала терзаться сомнениями, но они были беспочвенными: даже птенцу понятно, что из кусков мёртвых тел звёздного дракона не собрать. И упаси Праматерь, чтоб этой безумице не пришло в голову использовать живых в своих опытах. У некромантов и так с головой не всё в порядке, может и додумается.
Аллинэя отметила, что дочь стала взрослее. Убийцы не имеют права на жизнь, так гласил закон испокон веков. Лу всегда протестовала, пусть и негласно, но теперь, видимо, признала его правоту. Да и Тень бормотала что-то одобрительное. Светлая прислушалась: "...девчонка станет хорошей Главой, если не сломается. Слишком она домашняя для этой роли. Если Линэ не научит её хитросплетениям политики на континенте, то стаю ждут большие беды. Ну ничего, если что, есть я. Уж не оставлю племяшку неграмотной. Ей многое предстоит..." Дальше Аллинэя слушать не стала. Она тоже устала не меньше дочери и сейчас хотела домой, в стаю, где не будет язвительной Мэльз, вспыльчивого Фламма и молчаливой, но этого не более приятной Ксоры. Да и Миса порой раздражала Аллинэя своей переменчивостью и эмоциональностью. Впрочем, это всё от усталости. Ведь даже Санэ не знает, как часто Свету приходится отражать нападения тварей, а остальные и подавно. Да и еды с каждым годом становится всё меньше... И Дух Света не знала, почему всё это происходит. Правда, после разговора с некоторыми одиночками, избравшими своим местом странствий северную часть материка, у неё начали возникать некоторые подозрения. И пропажа Аграила косвенно их подтверждала. "Может, ты наконец перейдёшь домой? Портал-то открыт," - буркнула Тень. Пока Аллинэя размышляла над бедами стаи и Империи, Лу уже телепортировалась в Бухту. Прсветлая вздохнула и шагнула в серебристую дымку портала.
---Бухта---

0

67

Пещера под скалой

Финитевус возник в пространстве прямо на краю обрыва. Риск. Риск это здорово! Но разве может тебя пугать высота, когда ты являешься драконом? Да ещё и пространственным магом. Нет, навряд ли. Вот и альбиноса не пугала. Вообще его мало что пугало, если быть откровенным. Так и сейчас, оказавшись на самом краю - только дёрнись и покатишься вниз - дракон только коротко хмыкнул. С леденящим спокойствием на морде он сел. И остался сидеть на этом опасном месте, которое, конечно, могло под ним обвалиться. Но Финитевус был очень лёгким. И очень худым. обвала он не боялся. Тем более, что ему ничего не стоило в то же мгновение оказаться в другом месте на безопасном расстоянии.
Когда Учёный смотрел вниз, его не пробивало дрожью, не замирало сердце. Эти обычные чувства были ему чужды. Они стали ему чужды сравнительно недавно. После того, как всё мировоззрение в один день перевернулся несколько раз через себя, а потом вывернулось наизнанку, трепеща. И, в конце концов, безжизненно обмякло. Ибо, как известно, с вывернутыми наружу внутренностями живётся не долго.
Вот так вот мрачно Финитевус размышлял. Это мышление теперь было ему привычным и обычным. Ничего пугающего он в этих картинах не находил. Скорее наоборот - было довольно забавно и интересно. Только анатомию всевозможной живности он уже знал вдоль и поперёк. Так что вполне был в курсе того, где и что должно будет обвисать и как долго.
Дракон вздёрнул голову, глядя вдаль. Здесь дул сильный ветер, было холодно, порывы воздуха трепали белоснежные длинные волосы. Но Воздушный сидел, не шевелясь. Вполне мог бы сойти за статую.
Здесь ему нравилось. Тут было мрачно, просторно, тихо. Единственный, кто здесь был помимо него - это ветер. Старый-старый и близкий друг, первый вестник, сплетник и самый внимательный собеседник. Если бы Фин мог - он бы сейчас заурчал. А так только шумно выдохнул и удовлетворённо закрыл глаза, погружаясь в свои мысли.
Крылья были прижаты к телу, но не плотно, немного торча в стороны. Хвост лежал позади свободно. Шея и спина держались прямо, голова была немного вскинута. Казалось, что эта бледная статуя дракона ощущала себя выше всего. Так оно и было.

0

68

>>> Озеро Лаяр
И снова Холодное плато. Что-то постоянно манило ее сюда с тех пор, как она с матерью и отчимом проходила по этим землям впервые и после этого часто, когда ей хотелось уединиться, она прилетала сюда, где воздух гонит волны на скалы и они беспощадно  точат камни, а солнце сушит редкую траву на склонах.
В здешних краях царила какая-то особая атмосфера, да и к тому же тут был довольно экстремальный рельеф. А что Вейлона любит больше всего? Верно! Рисковать задарма своей жизнью! Вот и сейчас, она не планировала ничего, надеясь просто спокойно посидеть у обрыва, но чуть только увидела плато, тут же почувствовала, как мысли охватил азарт, что разгорался с новой и новой силой.
Самка взлетела высоко в небеса, после чего сложила крылья и звонко рассмеявшись, вошла в крутое пике. Свист ветра заглушал даже ход мыслей, а они практически растворились в крови вместе с нахлынувшим адреналином. Дамир принялся мельтешить в мыслях, но самка его не слышала, а вернее просто не хотела слушать. Он никогда ее не понимал, а это чувство было ей просто необходимо. Как воздух… Нет, как вода. Она чувствовала себя единственной в мире, будто все вращалось вокруг нее, а время летело мимо точно ветер, что бил в морду и заставлял закрывать глаза.
Миг и она прошла едва не проскользив спиной по утесу, но затем резко развернулась и вцепилась когтями в породу. Резкий рывок и она проехалась еще вниз, оставив в скале глубокие борозды. Чего только не терпели ее конечности, но каждый раз она делала что-то, что потом даже ей самой казалось просто безумием.
Сумасшедшая! – Пронеслось Дамирово веское слово где-то в сознании и тут же растворилось в шквале радости. Да, нигде она не могла расслабиться, так как тут, нигде не могла полностью забыться, лишь бьющий в кровь адреналин помогал забыть про все и не думать ни о чем, поддаваясь безумным чувствам.
А теперь она просто отпустила когти и вновь понеслась в низ. И каждое мгновение было как вечность и в то же время коротко как щелчок. И вот он азарт, попадет она на острые скальные выступы или нет? Нет, секунда и она очутилась в бушующих объятиях морской воды. Она любила озера, но большее ее влекли морские глубины, соленая вода и бриз, шум прибоя и рокот волн во время шторма. Да, пожалуй, она жила бы здесь, в условиях постоянной опасности, но в то же время, зная, что твой дом безмежно велик и у тебя всегда есть куда прийти и где найти вдохновение.
А тем временем она уходила все глубже и глубже, закрыв глаза и не желая ничего видеть. После чего резко изменила свое положение, распугав разноцветных рыбок и взмахнув крыльями, направилась вверх, вырвавшись на поверхность в окружении настоящего цветка из брызг. Сердце еще учащенно билось, но мысли начали обретать более четкие формы, а удовольствие пройдет еще не скоро и она не будет сегодня думать о неприятном. Вот такое вот у Вейлоны было самолечение, пожалуй, никто не мог похвастаться такой же практикой.
Выбравшись на утес, воительница отряхнулась. Чешуя отливала фиолетовым, точно состояла из сапфиров и аметистов, а крылья наполнил резкий, непрекращающийся в этих местах ветер.
Я никогда не привыкну к этому! – Сухо заметил призрак, материализуясь рядом.
- Не дрейфь, я знаю, что делаю! – Расхохоталась дракониха, потянувшись и расправив крылья.
А ты в курсе, что ты тут не одна? – Для драконицы это заявление было большой неожиданностью. Она тут же замолкла, оглянувшись. Действительно неподалеку сидел незнакомый ей дракон.

+2

69

Погружённый в собственные мысли, Финитевус слышал только завывание ветра. Оно было сильным, но в то же время несколько тоскливым. Одновременно настойчивым и скромным. И постоянно меняющим своё направление. Он не дул в одну сторону. Он дёргался в сомнениях, заходил сбоку, сзади, но преимуществом всё равно выбирал бить морду. Так, чтобы ран не оставалось, но жмуриться постоянно приходилось. Альбиносу нет. Он просто сидел с закрытыми глазами и перемены настроения ветра, когда он не мог решиться, с какой стороны дунуть, никак на него не влияли. Не более чем волосы трепались в другую сторону.
И вот так вот Учёный мог бы сидеть очень долго. До тех пор, пока что-то не изменилось бы. Например камни наконец-таки обвалились под ним. Или ещё что-нибудь подобное. Хотя вот если бы хлынул ливень - дракон не обратил бы внимания и продолжил сидеть. Но раздавшийся вскоре смех и все те звуки, что последовали за ним, вывели Воздушного из того состояния полной внутренней гармонии, в которой он находился. Приоткрыв глаза, альбинос мрачно уставился перед собой. Но впереди не было ничего, что могло издавать звуку. Ещё немного поглядев перед собой, вслушиваясь, дракон неторопливо повернул голову в сторону источника чужого голоса.
- Не дрейфь, я знаю, что делаю! - когда неизвестная драконица взглянула на Финитевуса, тот уже проедал её взглядом. Что сказать о самом взгляде... он смотрел чётко и резко, словно проходил насквозь и видел всё, что могла скрывать эта самка от других. В совершенстве всё. А если эти глаза сощурятся, то кажется, будто невидимая тетива глаз натягивается сильнее, готовясь выстрелить. Но не тем, чем стреляют обычно.  Не флиртом, не заигрывая, не подмигивая, ничего подобного. Эта стрела была леденяще холодной и в то же время обжигала собой. Она несла в себе две крайности, которые, по логике вещей, никак не могут ужиться друг с другом. Бездействие и стремительность. Холод и жар. Спокойствие и безумие.
Альбинос чуть опустил веки, но взгляд от этого стал лишь тяжелее. Рыжие зрачки ярко выделялись на чёрном фоне, а красные веки и природная подводка только делали глаза более заметным на общей бледности. Подводка эта, как и сами глаза, появились сравнительно недавно. Тогда же, когда ушёл пигмент из шерсти и чешуи.
Финитевус заговорил.
- Такая шумная... - негромко начал он, но самка вполне могла его услышать. Дракон сидел не очень далеко.
- Все мысли распугала, - в голосе была небольшая доля недовольства, но при том и некоторая часть безразличия. Скорее не к факту того, что мысли распуганы, а тому, что их распугала именно эта драконица. Магический взгляд быстро прошёлся по незнакомке, сканируя.
"Водная. Взрослая. Есть склонность к магии. И что-то ещё..." - если бы Фин прислушался к ощущениям, то, возможно, понял бы, что именно такого чувствует необычного в ней. Но как-то особо желание не горело.

0

70

Самка все еще учащенно дышала, но первая волна адреналина прошла и теперь тело начало выказывать свое недовольство недавним полетом. Когти постепенно начали отзываться пульсирующей болью, а мышцы на крыльях и лапах ныли от усталости еще со времен последних происшествий. Тем не менее, драконица на все это не особо обращала внимание, за столькие годы она уже привыкла, да и к тому же ее профессия учит выносливости. Трусам не место в армии, а каждый воин знает, что на войне без ранений и опасности уж никак не обойтись.
Незнакомец находился на расстоянии примерно в две длины тела среднестатистического дракона, так что с ее феноменальным зрением, воительница могла отлично рассмотреть его. Чешуя этого дракона была белоснежного цвета, но первым делом взгляд привлекали необычные глаза. У Вейлоны они тоже были не самые типичные, но у этого самца белок был чёрным, а сами зрачки и радужка, если это была она – рыжими. Взгляд его был тяжел, у воительницы даже мурашки по коже побежали, но после встречи с личом, ее ничего не могло испугать столь сильно, чтобы заставить отвести глаза, а потому она спокойно смотрела на незнакомца, особо не выражая собой никакие эмоции.
Багровый язык на мгновение самым кончиком показался из пасти, когда ветер сменил свое направление от дракона к Крис. Воздушный… - Заключила самка. Она редко пыталась сканировать ауру, больше полагаясь на свои ощущения, а драконы разных стай отличались не только внешне, но и по запаху, так что она была практически уверена в своей правоте.
Факт того, что перед ней член Светлого альянса, позволил драконихе немного расслабиться, но неотрывный взгляд чёрных очей не позволял полностью избавиться от напряжения. Ей казалось, что этот дракон видит ее насквозь, а Вейлона крайне не нравилось это чувство, ибо все грани ее души может знать только Дамир и то, он не особо вопрошал дозволения, но тут уж ничего не попишешь.
- Такая шумная... Все мысли распугала, - Недовольно и в то же время с долей безразличия произнес альбинос. Говорил он довольно таки тихо, но с этого расстояния самка могла расслышать, да и к тому же она была в состоянии прочитать по губам.
- Прошу прощения, мне было не ведомо, что в здешних краях еще кто-то решил найти затишье, - Не отрывая немигающего, подозрительного взгляда произнесла Водная.

0

71

Учёный в свою очередь тоже не собирался отводить взгляд. Это начинало перерастать в какую-то игру в гляделки. Ни о каких играх, конечно, Финитевус не думал, но со стороны вполне могло бы сойти. Альбинос не моргал. Вообще большим ящерицам это было не особо нужно. Взгляд от этого приобретал ещё большую тяжесть.
Дракон прожигал незнакомку взглядом. Что-то в ней будоражило магическое восприятие Учёного и вынуждало продолжать пронизывать насквозь в поисках того самого, что нельзя было сейчас увидеть, но вполне возможно почувствовать. Это оказалось не сложно. Истина показалась довольно открыта после того, как Финитевус пожелал её знать.
"Ясно..." - после этого общее выражение морды альбиноса стало ещё более мрачным, чем было до этого. Брови нахмурились, уголки губ опустились, глаза чуть сощурились в ещё большем недовольстве, чем том, что присутствовало от нарушенной тишины. Стоящая перед ним драконица была Духом. Довольно некрупным для своих "особенных" сородичей. Но это было не важно. Как бы это ни звучало неправильно в плане построения предложения, но Финитевус на дух Духов не переносил. Нет. Был один - довольно таки ничего. Даже и не сказать, что Дух. Простой дракон и оттого по-своему приятный. Дульхатрин. Он не был похож ни на одного стайного Духа. Может стая так на них влияет...? Гордые, себялюбивые, зазнавшиеся, постоянно задирают головы вверх и в большинстве случаев не ставят жизнь смертных ни во что. А если и ставят, то на показ. На публику. Финитевус не был приверженцем борьба за чьи-то права, но Духи его раздражали и бесили всей своей сущностью. Будто их особый вид рождения даёт им какие-то права сверх тех, что есть в природе. Отношения дракон-Дух есть не более, чем муравей-воробей.
Гляделки закончились после слов драконицы. Альбинос громко хмыкнул и отвернул голову, снова уставившись вдаль.
- Благодаря тебе этого затишья больше нет, - с привычным недовольством произнёс Финитевус, добавив, - юный Дух.
В последних этих двух его словах не было ни уважения, ни доброжелательности. Ничего такого. Только раздражение и презрение.

+1

72

На словах, про нарушение спокойствия, самка уже собиралась было покинуть плато, во всяком случае, ту его часть, что входила в обзор этого странного незнакомца. У драконицы не было совершенно никакого желания перепираться с этим драконом по каким-то мелочам и нагонять смуту на свое приподнятое настроение.
Ведь в какой-то степени он был прав. Каждый отдыхает и расслабляется по своему, кому-то нужна тишина в привычных ее понятиях, а для кого-то затишье – это уединение со стихией и самим собой, при этом не обязательно в спокойной обстановке. А потому Крис могла просто отлететь на достаточное расстояние и продолжить радоваться дню, если бы не последние два слова в предложении, произнесенном альбиносом.
Не было ничего криминального в этих словах, и самка пропустила бы их мимо ушей, ибо силы ее были еще далеко не полностью восстановлены, а на установление новых барьеров, скрывающих ауру, требовалось определенное время и концентрация. Она понимала, что окружающим, а тем более магам не составит труда увидеть ее истинное обличье, но сейчас она даже не особо переживала по этому поводу. И все было бы так просто, если бы не интонация, с которой была произнесена последняя часть предложения.
Эти слова будто полоснули самку ножом по самому больному месту. Она никогда не относилась к своей «особой черте» так, как это делали другие Духи. Можно даже сказать она не любила эту свою суть, ибо в Духе видели только Духа и уважали Духа, и ненавидели Духа, а она была драконом, драконом, которому не нужна была чужая слава и чужой титул. Она всегда знала, чего хочет, а хотела она добиться признания, не как очередной Дух, а как Вейлона – Воительница из Водной стаи.
- Какая проницательность. Должно быть горды собой. Ведь проще всего, не разбираясь, без суда и следствия, бросить кому-то в лицо бессмысленное звание и присвоить ему те качества, которыми наделены другие носители этого чина, - Сухо произнесла самка, не выражая особо ни каких эмоций. Ее взгляд был прикован куда-то к небосклону, и воительница не спешила возвращать его к миру более близких объектов.
Она была Духом, но так же была рождена, как и другие драконы. В ее жилах текла кровь, а тело покрывало множество шрамов, давно затянувшихся и совсем свежих. Она не бежала с поля боя и когда проявляла храбрость, делала это не потому, что испытывала обязанность перед кем-то, а потому что делала это ради других, как и любой другой кто, отстаивает свой дом и тех, кто ему дорог.

+1

73

- Какая проницательность. Должно быть горды собой, - альбинос медленно закрыл глаза, погружаясь в состояние мерное и спокойное. Если его увидит таким кто-то, кто знает его вторую сторону, наверняка не поверит, что Воздушный и таким бывает. Бывает, да.... ещё как бывает.
Такая реакция самки и даже то, как сухо она это произнесла... забавляло. Что-то драконы в последнее время только и делают, что забавляют. Но в большинстве случаев своей глупостью.
В какой-то степени то, что сказала Водная, было верно. Но разве мог Финитевус сдержаться от того, чтобы не высказаться против. Да, альбинос не любил Духов, да, их сущность раздражала его, но...
- И с чего же ты взяла, что я горд собой по этому поводу? Или ты держишь меня за глупца, который будет радоваться любому констатированию факта? Ах, эта трава зелёная. Не правда ли? Я столь гениален, - мрачно и кисло произнёс Финитевус, поворачивая голову и снова глядя на Духа. Взгляд дракона стал ещё более недоброжелательным и спокойствие из него улетучилось. Можно ли сказать, что фраза о гордости его оскорбила? Можно. Ведь гордиться своей элементарной способностью констатировать что-то есть признак глупости.
- Ведь проще всего, не разбираясь, без суда и следствия, бросить кому-то в лицо бессмысленное звание и присвоить ему те качества, которыми наделены другие носители этого чина, - альбинос чуть оскалился. Совсем немного, сам того не заметив. Это скорее было болезненное, нервное. У него такое бывало - что-нибудь само дёргалось без ведома хозяина.
- Милое создание, - выразительно и шипяще, точно бросаясь очередной кислотой, продолжил Учёный.
- Ты не можешь отрицать своей сущности. А тем более обвинять меня в том, что я имею якобы дерзость напомнить тебе о том, кто ты есть. Не более того, - раздражение нарастало. Финитевус легко мог сам себя заводить и будить в себе ненависть к окружающим просто одним присутствием кого-либо рядом. Даже если этот кто-то будет молчать и вообще вести себя мирно. Для того, чтобы альбинос вспомнил про свои ненавистные чувства к таким существам, как драконы, достаточно хотя бы одной такой особи помимо него самого. И тогда уже не важно, что эта особь может делать или не делать. Её наличия вполне достаточно.
Учёный снова отвернул голову, глядя угнетённо вперёд.
- Потрясающее умение разумных существ самим додумывать всё и раздувать тираду из двух слов, - разумеется, это было отнесено к реакции Водной на слова "юный Дух". Ведь если убрать из них интонацию, то они не представляют из себя ничего такого, на что можно так реагировать. А отрицательное настроение и, следовательно, такая интонация, на самом деле могут быть вызваны разными причинами. И с этим, к сожалению, никак не поспоришь. Даже если Водная частично угадала причину той доли негатива в голосе, оспорить будет нелегко.
- Я думаю, ты в курсе, что те вещи, которые мы сами себе додумываем и коими реагируем, есть ничто иное, как наши реальные сокрытые проблемы. Они существуют в нас, а когда появляется что-то, что их хоть как-то задевает, они лезут наружу. Проще говоря, мы видим то, что хотим видеть. Или в твоём случае мы замечаем те проблемы, которые есть в нас самих, - дракон рассуждал. Психология. Не более того. Всё это можно было бы перевести на более простой и понятный язык. Финитевус говорил - "Тебе не нравится быть Духом? Чудеса."

Отредактировано Финитевус (17 Май 2013 11:40:52)

+1

74

- И с чего же ты взяла, что я горд собой по этому поводу? Или ты держишь меня за глупца, который будет радоваться любому констатированию факта? Ах, эта трава зелёная. Не правда ли? Я столь гениален, - Произнес Воздушный уже с большей недоброжелательностью, чем раньше. Но самка лишь безразлично пожала плечами, все продолжая смотреть куда-то сквозь небеса.
Сейчас, как уже говорилось ранее, не нужно было прилагать особых усилий, чтобы распознать в ней Духа. Но все же факт того, что она пытается скрыть свою ауру довольно таки сильными защитными заклинаниями уже должен был насторожить. Вряд ли каждый Дух по собственной воле будет укрывать от кого-то свою силу. Они были все слишком горды и важны, для того, чтобы жить скромной, ничем не отличной от иных жизнью.
Тем не менее, этот дракон далеко не был похож на глупца, а значить либо еще не обратил особого внимания на такую «мелочь», либо пока игнорировал этот факт, надеясь, быть может, выведать у самки причину такого поведения. Что ж, в таком случае это не было секретом, но Крис не нравилось то русло, в которое заходил разговор, а потому ей просто приходилось отвечать резко и сухо, да и особо что-то рассказывать при таком раскладе дел у нее не было особого желания.
- Милое создание, - Раздраженно произнес собеседник. На этих словах, Вейлона резко повернула голову в сторону Воздушного. Настолько резко, что сама удивилась такому своему жесту. Тем не менее, ее выражение оставалось абсолютно спокойным, а сама она с нетерпением ожидала, что же последует за таким красноречивым вступлением.
- Ты не можешь отрицать своей сущности. А тем более обвинять меня в том, что я имею якобы дерзость напомнить тебе о том, кто ты есть. Не более того, - Произнес альбинос. Драконица нахмурилась, но осталась все так же безмятежна. Дамир не позволял начать разговор на высоких тонах, и пока самка к нему молча прислушивалась. Подобрав слова, она холодно, но честно ответила:
- Что я могу, а что нет, вас никоим образом не обходит. Это исключительно моя прерогатива. А о том, кто я есть, мне напоминать не нужно, но и судить обо мне лишь по этому фактору, не имея никакого представления о том, что я собой представляю и, опираясь исключительно на единственную деталь, что вам известна… Можете называть это как хотите, но, да, я действительно вас, по вашим же словам, обвиняю, ибо истинно считаю ошибкой судить о ком-то по условию его рождения. – Призрачный советчик одобрительно кивнул, располагаясь по левый бок от воительницы.
Остальные слова собеседника она просто проигнорировала, ибо все выложила в предыдущих трех предложениях. Ей решительно казалось, что Воздушный ее просто не понимает. Ведь суть сейчас была даже не в ее нелюбви к собственной могущественной сущности, а в том, что за этой самой сущностью никто не желает замечать то, что гораздо больше и шире – душу самки. И каждый раз она в этом убеждалась, а потому чуть только в ее мыслях возникали порывы скинуть с себя все щиты и преграды, дабы показать миру свое истинное обличье, она гнала эти мысли куда подальше. Уж слишком твердо было мнение некоторых в различии между смертными и Духами, хотя на самом деле не так уж явна была эта грань и Водной истинно хотелось, чтобы никто не относился к ней, как к особенной. Ей это было не нужно, она желала жить, как и все, а не как «избранные».

0

75

Альбинос уже давно понял, что именно беспокоит драконицу и чем в его словах она не довольно. Ещё с самой первой её фразы на эту тему. Но отчего бы не позабавиться и не посмотреть, как самка будет реагировать дальше. Заодно убедиться в правдивости своих мыслей. Финитевус уже прекрасно осознал эту самую мелочь. Но заявлять об этом или как-то намекать до этого не собирался. Хотя один этакий намёк Водная уже пропустила, проигнорировав слова Учёного. А может они были слишком сложны для её восприятия - такой исход был более вероятен в сознании дракона. Ведь он практически всех вокруг принимал за глупцов. А если нет, то просто за тех, кому ещё очень далеко до истинного понимания мира и его сути. Вы скажете, что Финитевус был слишком высокого мнения о себе? Вероятно. И что прочих драконов он принижал. Да. Но пока это ему ни разу не обошлось боком. И всё ему сходило с лап. Может, в его восприятии мира действительно было что-то такое, чего не было ни у кого. В любом случае, любой желающий мог попытаться опровергнуть его гордость и самолюбие. И либо действительно что-то доказать, либо сильно огрести и стать очередным чучелом или подопытной ящерицей. При должных условиях альбинос был гораздо более жестоким, чем кто-либо.
- Что я могу, а что нет, вас никоим образом не обходит. Это исключительно моя прерогатива. А о том, кто я есть, мне напоминать не нужно, но и судить обо мне лишь по этому фактору, не имея никакого представления о том, что я собой представляю и, опираясь исключительно на единственную деталь, что вам известна… Можете называть это как хотите, но, да, я действительно вас, по вашим же словам, обвиняю, ибо истинно считаю ошибкой судить о ком-то по условию его рождения, - и вот оно. То второе я, вероятно, ожившее и рвущееся наружу, ибо сколько можно быть спокойным. Альбинос откинул голову назад и рассмеялся. Но смеялся он не так, как обычно смеются драконы от радости или от злорадства. Смех его был смесью чего-то непонятного, страшного, ненормального, пробирающего до костей. Это был смех безумца. И определить по этому смеху что именно он в себе несёт было невозможно. Радость ли, довольство, презрение, насмешка, злоба, доброта. Нет. Безумие. Дракон смеялся, зажмурившись, а после опустил голову и вновь повернул её к самке, открыв глаза и глядя на неё одним боковым глазом, расширившимся до максимума. Зрачок в свою очередь очень сильно сузился, делая взгляд ещё более сумасшедшим. И то, как Финитевус смотрел всё время до этого, не шло в сравнение с тем, что представлял из себя его взгляд сейчас.
Губы начали искажаться в безумной полу-усмешке полу-оскале, но в какой-то момент всё это резко исчезло. Глаза прикрылись, уголки губ опустились, зрачок принял нормальный вид. Будто и не было ничего вовсе. И Учёный произнёс спокойным голосом. В совершенстве спокойным, точно всё до этого Водной только казалось.
- Говоришь как самый настоящий смертный, хорошо, - под смертным конечно имелся ввиду обычный дракон. Не Дух. Во фразе этой было некоторое снисхождение. В свою очередь Финитевус ещё до этого принял это к сведению, но вслух дал понять только сейчас.
- Пожалуй, не отличить без ауры, - это можно было счесть за своего рода комплимент что ли? Финитевус ни за что бы не счёл драконицу за Духа, если бы не то, что её выдавало. И сейчас он дал ей об этом знать. А как уж она это воспримет... это уже, как выразилась самка, её прерогатива.

Отредактировано Финитевус (17 Май 2013 21:26:16)

0

76

Нельзя сказать, что самка особо любила затрагивать тему, что была поднята этим драконом. Если бы он просто упустил факт того, что она Дух, Вейлона покинула бы это место и не начинала никаких дискуссий, а тем уж более сейчас, когда ее психика была еще весьма не устойчива. Все-таки одной ночи даже самой долгой не хватит для того, чтобы исцелиться от вреда, нанесенного личом. Самка это чувствовала, порою испытывая внезапные приступы тревоги, иногда страха, а временами напротив, полнейшего безразличия. Ей не нравилось такое состояние, но пока она не ведала, как исцелиться от этого.
Призрак, а по совместительству советник и здравый рассудок Крис, обошел ее в своем эфирном, словно сплетенном из света обличье вокруг. В мыслях явно ощущалось недовольство духа, похоже, ему не нравилась вся эта ситуация, как и его подопечной.
Дам, мрак тебе под ноги! Не мельтеши перед глазами! – Ментально рыкнула самка. Она никак не могла сосредоточиться и настроиться на нужные мысли, а согласитесь, когда поблизости постоянно маячит неразборчивая белоснежная фигура, не особо выходит сконцентрироваться на чем-то другом. Советчик тут же замер на своем месте и только сгустки света, из которых он был сплетен, точно развивались по ветру. Воительница сделала пару шагов навстречу собеседнику, дабы лучше слышать, что он ответит, поскольку перемены направления ветра заглатывали некоторые звуки.
Разумеется, Лунная не могла ожидать того, что произошло в следующую минуту. Воздушный вскинул голову и рассмеялся, но смех его не был похож на смех обычного дракона. Вейлона не могла разгадать в нем ноток веселья, насмешки или других чувств. В то же время он заставил самку попятиться назад и удивленно замереть. Взгляд Водной выражал недоумение. После экспедиции ее сложно было чем-то напугать, но такое поведение Воздушного ее сильно удивило. Сейчас он был похож на безумца, хотя прежде ничем не подавал повода что-то подозревать, да и уж слишком умен был этот «безумец». Духу казалось, что тут не все так просто. Она несколько сощурилась, наблюдая за драконом.
Улетай, Крис. Он может быть опасен для тебя, а особенно сейчас, когда ты вымотана физически, энергетически и морально, - Дамир говорил спокойно, как всегда, но в подсознании самки обуревали его чувства: глубокое беспокойство и тревожность. Дракониха собиралась слепо поддаться словам советника, но расправив крылья остановилась.
Нет, - Сказала, как отрезала. Что-то ей не позволяло улететь сейчас, но что именно? Похоже, это еще предстояло узнать.
Женщины! Ни один закон этого мира не способен объяснить ход вашего мышления! – Ментально взвыл призрак, но настаивать на своем не стал, добавив лишь – Надеюсь, ты сама знаешь, что делаешь.
Тем временем Воздушный вновь изменился и теперь выглядел как прежде. Не было этого безумного огонька в глазах и пугающей усмешки. Что добавило выражению самки еще большего удивления, теперь она не спешила сдвигаться с места, все же предпочитая расстояние.
- Говоришь как самый настоящий смертный, хорошо, пожалуй, не отличить без ауры, - Произнес альбинос, окончательно сбив Водную с толку. Вот чего-чего, а такой фразы она не ожидала, и какое-то время стояла, ища, ответ и все еще приходя в себя.
- Неожиданное заключение… - Протянула Крис. – Но это не удивительно для того, кто всю свою жизнь провел среди смертных. – А она действительно никогда не стремилась подниматься выше, предпочитая всему свое место, среди друзей. Теперь драконицу не особо тянуло на разговор, и она пока не понимала, что стоит делать и о чем думать.

0

77

Учёный довольно плохо разбирал, что происходит вокруг в те моменты, когда его охватывало это безумие. Оно поглощало его всецело, пускай и на разные промежутки времени. И если самка что-то говорила, что Финитевус этого бы не услышал. И не запомнил бы.
Это безумие, как и общее отношение к миру и его составляющему было приобретённым. Как и большинство подобных вещей, которые складываются у разумных существо со временем, но никак не с рождения. Просто у всех по-всякому. У кого-то постепенно и размеренно. А у кого-то резко и неконтролируемо. Альбинос относился ко второму типу. Эта черта появилась в нём резко и незапланированно. Хотя скорее вернее было бы назвать это не чертой, а самой настоящей болезнью психического характера.
- Неожиданное заключение… - дракон коротко и негромко хмыкнул. Кому-то оно было неожиданным, а кому-то...
- ...вполне естественное.
– Но это не удивительно для того, кто всю свою жизнь провел среди смертных.
- Я вижу, - Воздушный снова говорил спокойно, как и до этого. Голова была чуть вздёрнута, по привычке, а сам дракон сидел расслабленно, точно они всего навсего обсуждали погоду или рассуждали ещё о чём-нибудь нейтральном и безвредном.
- Тебе не нравится чувствовать себя Духом, - выложил Учёный своё умозаключение, которое образовалось после анализа всего поведения Водной и её реакций на слова альбиноса, которые, в большинстве случаев, были не более, чем провакационным.
- Ты предпочитаешь ощущать себя драконом. Таким же обычным, как и остальные. От условий ли воспитания, взросления или формирования мировоззрения - не важно, - особых эмоций в словах Фина не было. Он говорил это, точно зачитывал давно известный ему текст. Довольно безынтересно и очень уверенно, ни капли не сомневаясь в том, что говорит. Был ли Финитевус психологом? Сомнительно. Знал ли он психологию драконов? Вполне. В понятии Воздушного быть Учёным - не значит являться специалистом областей, а значит знать эти области. И понимать их. А всё остальное... оно вытекает при желании. Как и умение и прочее.
- Довольно забавно... - всё в той же манере заключил дракон, подняв переднюю лапу и начиная разглядывать когти на своих пальцах.

+1

78

Догадки самки оказались верными, ее собеседник специально провоцировал ее, чтобы извлечь интересующую информацию. Нередкий и довольно таки не оригинальный способ, но эффективный, если подумать. Хотя все это Вейлона могла рассказать и без лишних нервов, поскольку вопрос о ее сущности по сути своей не был уж такой великой тайной. Не теперь.
Воздушный вел теперь себя спокойно и сдержанно и внешне совершенно ничем не напоминал о недавнем происшествии. Что заставляло самку думать, что подобные приступы были неконтролируемы и проходили незаметно для самого дракона или же, самец просто пытался вести себя, как ни в чем не бывало, дабы заставить свидетеля думать, что ему примерещилось.
- Тебе не нравится чувствовать себя Духом, - Первая догадка Воздушного. Надо сказать практически верная, но не совсем, ибо самка уважала свое второе я, но не принимала его как одно целое с собой самой и большинство своей истинной силы применяла крайне редко.
- Нельзя сказать, что не нравится, как бы то ни было это часть меня, и я не могу ее так просто отторгать, но я действительно не чувствую себя комфортно. Раньше я действительно часто думала о том, как бы было хорошо не иметь этой силы и звания, - Сказала самка уже немного более доброжелательным тоном, поправив мембрану на правом крыле. Дамир, явно недовольный тем, что Водная его не послушала, удалился в подсознание и совершенно не подавал никаких признаков деятельности.
Анализ дракона натолкнул Крис на мысли о том, что он был неплохо знаком с психологией, хотя все эти вещи, что он сейчас говорил, были буквально написаны у самки на морде. Это были наиболее поверхностные чувства сейчас, которыми она закрывала все гораздо более глубокое и личное, до чего будет докопаться далеко не просто.
- Довольно забавно... – Заключение было вполне ожидаемо, и у драконицы был на него столь же простой ответ.
- Каждый из нас по-своему забавен. У всех свои взгляды на вещи и на тех же Духов. Еще в детстве я помню, как что-то сказал, что Духи – это защитники всей Саяри, с того момента я наблюдала за ними и их делами, надеясь увидеть в этом правду. Но Великие Духи оберегают лишь свои владения и бессмысленно грызутся как птенцы в песочнице, а члены стай идут за ними, потому что видят в этом правду… - Лунная хмыкнула, после чего таки решила представиться – Вейлона, можно просто Крис.

0

79

ОФФ

Ого-ого. Она ж разве всякому позволяет себя Крис называть?

Альбинос выслушал самку. Без особого пристрастия, но внимательно. Ибо она стала говорить интереснее, чем до этого. С того места, когда начала описывать своё видение Духов. И это видение, как бы не сказать иначе... понравилось Учёному. Не потому, что оно было красиво сказано. И не потому, что в данном видении Духи были представлены с не очень героической и божественной стороны. Нет. Потому, что оно было близко к правде, к истинному положению вещей. То мнение, когда восприятие и реальность совпадают друг с другом.
Учёный ещё чуть вскинул голову. Для того, что бы секундой позже медленно и обдуманно кивнуть.
- Очень редкое, но очень правильное мнение, - без восторга, но зато совершенно искренне, произнёс Воздушный. Мнение это было обоснованным, а не просто спонтанным. Аргументированным, обдуманным, верно сопоставленным. А ещё сходилось с мнением самого Учёного. Различие было в том, что сам дракон воспринимал всё более агрессивно и ненавистно. Так, как мог по принципу своему воспринимать типичный социопат. Но социопатия была в другой его части. В менее научной и более безумной.
- Я приношу свои извинения, если задел тебя чем-то. Но впредь - это не стоит таких красивых тирад и отстаиваний, - разумеется, он говорил о всех тех словах, которые в защиту произносила Вейлона. Дракон не был восхищён и не испытывал чего-то такого, для поистине искренних извинений. Произнёс он их довольно сухо. Словно был тем, кто просто напросто... устал жить. И жить эмоциями тоже. Разумеется, это было ошибочно. Но впечатление создавалось именно такое.
Сейчас альбинос был спокоен и полностью владел собой. Именно поэтому не отпустил ничего язвительного или не сделал замечания. Хотя бы о том, что со старшими надо бы повежливее. Да и не выделял он себя как одного из тех, кто был в более почтенном возрасте. Нет. Он считал себя отдельным от всех социальных групп. Личностью, к ним не относящейся.
- Финитевус, - коротко представил в ответ дракон, снова отворачивая голову. Взгляд его сейчас был полон какой-то усталости и отстранённости. Чем-то даже несколько печальным и совершенно обречённым. Тем, чего не было в голосе. Только в глазах.

0

80

ОФФ

Более того, многие альянсовые драконы знают ее только как Крис. Это как обще-пользовательское имя)

Вейлона относилась к стае и, безусловно, уважала Главу Водных драконов, уважала она и Мисансэкрес и Аллинэю, но в то же время она не понимала круг мышления этих Великих существ. Те, кто должен был хранить и оберегать, избрали своей целью принцип «разделяй и властвуй». Будто для них это было всего-навсего игрой, но как показывал опыт пройденных испытаний, эта игра не всегда положительно заканчивалась для смертных драконов.
А это феноменальное происшествие на Руинах, когда все простые драконы сплотились, совершенно позабыв о распрях своих стай, в то время, как Духи никак не могли понять перегрызть им глотки друг-другу под шумок или же все-таки разобраться с личом. Воительница не была такой и никогда не собиралась становиться. Да она любила свою стаю и понимала, что когда-то ей будет суждено перенять властвование над Элтеном, но она не хотела проводить всю свою жизнь в делах озера, думая только о нуждах его обитателей.  Водная одинаково любила, как обитель Водных драконов, так и всю Саяри, каждый ее уголок
- Очень редкое, но очень правильное мнение, - произнес Воздушный. Удивительно быстро разговор приобрёл вполне безобидный окрас, хотя до этого, самке казалось, что они с альбиносом так и не смогут найти общий язык, а ведь у нее тоже нервы не железные, да и Дамир не может постоянно сдерживать пыл своей подопечной.
- Каждый сам выбирает, во что ему верить, за что бороться и бок о бок с кем, просто не все желают замечать явное за своими идеалами, - сказала Крис, обвив свои лапы длинным хвостом в несколько оборотов.
- Я приношу свои извинения, если задел тебя чем-то. Но впредь - это не стоит таких красивых тирад и отстаиваний, - Самка молча кивнула.
Насчет тирад, она не особо заморачивалась, ибо довольно таки часто общалась в такой манере, подобной той, с которой говорила ее мать. Конечно, Водная сейчас вела себя еще на редкость вежливо, ибо порою случалось, что она была вынуждена переходить на более «армейский» манер. Все-таки не все солдаты отличались культурой речи, что уж говорить про нецензурную лексику.
Вообще в последнее время благодаря появившейся доли здравого рассудка в роли Дамира, Водная стала реже срываться и несколько поумерила свой пыл, хотя раньше вывести ее из себя не составляло особой проблемы. Но такой уж у нее был характер и с ней оставались только те, кто мог ее понять и вытерпеть.
Финитевус определенно был не таким как все драконы, но что-то подсказывало самке, что он был стайным. Что ж, у всех свои виверны в голове.
- А что насчет вас? Вы ведь принадлежите стае? Но при этом отрицательно относитесь к Духам. Как же вы находите общий язык с Главой? – Поинтересовалась Крис, после некоторой паузы. Раз уж разговор был начат, то ей казалось, что стоит развить тему, все равно в теории самка сейчас в бегах от стайных дел, а значить, можно было потратить время и за беседой.

Отредактировано Вейлона (18 Май 2013 18:38:39)

0

81

- Каждый сам выбирает, во что ему верить, за что бороться и бок о бок с кем, просто не все желают замечать явное за своими идеалами, - с этим спорить Финитевус не собирался. Вейлона была в этом плане совершенно права. Хотя нет... правильнее сказать, что она просто говорила об итак ясном и понятном. Ибо каждый выбирает для себя. И по себе.
Альбинос не полагался на продолжение разговора. А посему позволил себе вновь окунуться в раздумья и планирование будущих дел. К своему великому расстройству Учёный обнаружил, что плохо помнит то, чем хотел заняться в первую очередь. А это что-то несомненно было. Но какие-то совершенно левые мысли сбивали и мешали вспомнить. Это были мысли о Воине стаи Воздуха. Воине, который однажды свалился ему в пещеру, проломив крышу, а потом чуть не разгромив всё вокруг при виде паука. Именно мысли о нём мешали сконцентрироваться на вещах серьёзных и исключительно научных. Какие-то туманные воспоминания отодвигали в сторону все любые другие мысли. И это, в какой-то степени, злило, но Фин не мог ничего с собой поделать. Образ сине-золотого дракона никак не выходил из головы. Даже не получалось более назвать этого Воздушного забавным. Он был не просто забавным. Он был... интересным? Какой ужас. Позор. Кошмар. Проявлять интерес к подобным личностям. И всё же...
Голос Вейлоны вывел альбиноса из задумчивости. Моргнув, дракон чуть повернул голову, едва ли в пол оборота, косясь одним глазам на Водную. Начало фразы Учёный упустил, но это было не страшно. Там ничего особо важного не было.
- ...принадлежите стае? Но при этом отрицательно относитесь к Духам. Как же вы находите общий язык с Главой? - дракон чуть вскинул брови и длинные уши, которые до этого были опущены и заведены назад, а посему мало заметны. А теперь они вздёрнули кончиками вверх, так сказать, всей своей красой.
Выдержав короткую паузу, Финитевус ответил.
- Очень просто. Я с ней не общаюсь. По правде говоря, я не думаю, что она вообще знает о моём существовании, - после того неудачного эксперимента, Фин будто пропал для всех остальных. Он замкнулся в себе и своей пещере, не выходя оттуда годами. А если и выходя, то редко, незаметно, ни с кем не общаясь. Одни забыли про него, другие решили, что он умер, третьи, кто ещё знал о том, что он сидит где-то под землёй, просто боялись того, что теперь сталось со стайным Учёным. На слуху в стае могло быть только имя. И то редко. И то... не более того.

+1

82

- Очень просто. Я с ней не общаюсь. По правде говоря, я не думаю, что она вообще знает о моём существовании, - Сказал Финитевус, несколько изменив первоначальное выражение морды.
Самка задумалась. Она не знала, как дела обстоят в других стаях, но почему-то не сомневалась, что и в стае Воздуха везде есть свои уши и языки, что докладывают Мисансэкрес обо всех и вся на ее территории. Взять, к примеру, шпионскую элиту Элтена. Они не подчинялись никому из вышестоящих, нет, конечно, в теории должны были, но на практике ясное дело все осталось таким же, как было до подписания договора. Но шпионы штаба знают все о стайных драконах и о происшествиях. Наверняка в других стаях также были свои организации подобного плана.
- Думаю, что знает, от Глав сложно что-то утаить, по правде сказать... Если конечно не делать это намеренно, тогда можно найти способ, - На губах самки на мгновение появилась хитрая ухмылка. Уж кто-кто, а она, прикрываясь под видом смертного дракона, обжилась очень завидными связями во всех сословиях, так что если ей что-то было нужно, она могла этого добиться и при этом не светиться в своем обличье Духа.
А я думаю, если Глава захочет тебя раскусить, то ему это будет столь же просто как тебе что-то скрывать, - усомнился Дамир из подсознания Вейлоны.
Сможет, но если все продумать, можно даже Духа завести в тупик! - Ответила дракониха. Поднявшись с места, самка переступила через свой же хвост, подойдя к обрыву и став на самом его краю. Внизу волны мощно бились о скалы и разбивались на тысячи-тысяч осколков-брызг.
Надо сказать, что разговор не особо клеился, так что самка собиралась попрощаться и улететь, дабы ее собеседник мог продолжить наслаждаться затишьем.
- Что ж, эта встреча была... - Драконица замолчала, внезапно почувствовав принесенный с новым порывом ветра запах. Она попробовала воздух языком и действительно. Этот запах нельзя было спутать ни с чем, но как же они могли, не заметит этих тварей? Вот в чем была опасность плато, порой его ветер нес с собой опасность.
- Виверны... - Прошипела Крис, отскочив от края утеса именно в ту минуту, как там возникло три виверны, которые тут же бросились за самкой. Но это были не все, еще, по меньшей мере, пять тварей вылетело из расселины в скале. Крис не знала, решили ли они напасть на Финитевуса, какой он дал им отпор и дал ли вообще, поскольку те три создания, что подстерегли ее, погнали самку вдоль плато, должно быть, надеясь загнать в тупик. Но благо драконница хорошо знала эту местность, а к тому же была очень ловкая и проворная, не смотря на не самое лучшее состояние. Тем не менее, благодаря этим двум качествам она не позволяла вивернам подлетать близко. Так длилось до тех пор, пока она не заметила, что она из них пропала.
Водная резко развернулась и нырнула вниз, заставив преследователей недоуменно зависнуть в воздухе, озираясь. А сама Крис тем временем уже летела в обратном направлении надеясь запутать врагов, ну или, в крайнем случае, завлечь их ближе к воде. Неожиданно на пути возникла последняя виверна, что отстала. Вейлона резко и практически вертикально поднялась выше и как раз в этот момент та виверна, что мчала сзади и подстерегавшая спереди столкнулись клювами, с криками полетев вниз, а у воительницы остался один соперник.

0

83

- Думаю, что знает, от Глав сложно что-то утаить, по правде сказать... Если конечно не делать это намеренно, тогда можно найти способ, - дракон ничего не ответил. Но его молчание не было знаком согласия. Просто он не собирался спорить или рассуждать дальше на эту тему. В обсуждении этом не было никакого смысла. А потому альбинос предпочёл отставить его в сторону.
В своих интеллектуальных способностях Финитевус никогда не сомневался. И был более, чем уверен, что при должном расчёте ему ничего не составит обдурить и Духа. Особенно если он окажется достаточно глуп для того, что даже особых усилий прикладывать не придётся. А это не исключение. Ведь Духи в большинстве случаев не представляют из себя ничего такого, что выделяло бы их среди смертных. Кроме их магической составляющей и скобы ого-го какой сущности. Но ничто не вечно и не бессмертно. Это доказали Руины.
К сожалению, о событиях в Руинах Финитевус не знал. Но он несомненно узнает. А когда узнает - посмеётся. Очень громко и откровенно посмеётся над смертью двух якобы величайших Духов.
- Что ж, эта встреча была... - самка неожиданно замолкла, к чему-то прислушиваясь. Учёный чуть повернул голову, косясь на неё. Водная что-то учуяла. И пока она пыталась понять, что, дракон не стал предпринимать каких-либо действий, чтобы и самому понять. Просто дожидался. А ответ не заставил себя долго ждать.
- Виверны... - те, в свою очередь, взмыли в воздух прямо перед носом. Альбинос быстро пробежался по ним взглядом.
"Восемь" - и три из них тут же рванули за Водной. Уголки губ мрачно опустились. Финитевус не очень любил драться, но такими темпами это станет основным родом его деятельности. Обычно такие драки быстро кончались. Особенно когда сражаться приходилось против неразумных существ. Банальных хищников. Альбинос не часто попадался на драки. Потому что нечасто выходил наружу. Но это не значит, что он терял хватку. Физической у него не было и в помине. А вот магическую он просто не мог потерять, постоянно этим занимаясь. Тем не менее вид виверн нисколько его не радовал. Мозг автоматически начал прикидывать, какой может быть от этих существ прок. А сам дракон уже исчез со своего места, не позволяя противникам коснуться его и навалиться кучей. Финитевус и не двинулся. Он появился метрах в десяти поодаль в той же позе, в которой и сидел до этого. Переведя немного скучающий взгляд на виверн, выдержал небольшую паузу, а после резко клацну зубами. Зрачки в этот момент сузились, губы искривились в оскале. В эту же секунду одну из виверн попросту разорвало на части. Причины, по которой это произошло, заметить простым взором было нельзя. Но зато можно было почувствовать мощный магический поток, который в тот момент возник меж вивернами. Это многочисленные нити телекинеза оплели конечности виверны, крылья, хвост, затянулись на шее, и потянули в разные стороны с достаточной силой для того, чтобы ранее грозный хищник превратился в беспорядочно разбросанные ошмётки мяса, брызжа кровью во все стороны. Теперь оставшиеся четыре виверны были помечены кровью своего собрата и их нынешний цвет выделялся на общем фоне.
Губы ещё чуть искривились и морда исказилась злобной и безумной улыбкой. Да, альбинос не любил драки, предпочитал их избегать, но когда эта драка уже началась... тогда остановить Воздушного было очень тяжело.
Виверны бросились в ответ. А Учёный вновь применил привычную тактику, перемещая себя на несколько метров в сторону. Двигаться сам дракон не очень привык. Он больше вёл неподвижный образ жизни. И бывало сделать несколько шагов ему было лень. На помощь снова приходила магия. Вивернам пришлось развернуться и изменить своё направление. Снова.

0

84

Крис мчалась с виверной на хвосте обратно к тому месту, откуда началась эта гонка. Пока преследовательница не позволяла Водной отклонить траекторию полета в сторону воды, а поэтому самке приходилось лететь под большим углом, практически под девяносто градусов, дабы не задевать крылом скалу, что теперь находилась по правый бок от драконицы.
Виверны обладали весьма заурядным мышлением, как и большинство хищных животных, но порой желание поживиться свежей плотью, заставляло их действовать весьма неожиданно и… целеустремленно, если можно так выразиться. Зачастую, как и в данном случае, они нападали стаями, беря численностью, поскольку ни одной из них не по силам справиться со здоровым среднестатистическим драконом в одиночку, так что тут работает стадный рефлекс. И даже не удивительно то, что стая разделилась, для того, чтобы раздобыть больше пищи. Но вот то, как твари появились, Вейлону несколько обескуражило, поскольку на ее практике виверны еще никогда не прятались и не выжидали для того, чтобы напасть. Может, в том разломе было место их обитания?
В любом случае это было не так важно, а Вейлоне не хотелось обживаться еще какими-то увечьями, во всяком случае, сегодня, так что она решила с этим заканчивать. Положение полета у нее было, мягко говоря, не самым удачным, но если бы она не могла найти выход, это была бы не Вейлона.
Самка сложила крылья и, падая, перевернулась в воздухе так, чтобы оказаться брюхом к утесу, а не спиной. В этом положении она вновь раскрыла крылья и с силой махнула ими, отталкиваясь от скалистого уступа дальше в море. Виверна такого хода событий не ожидала, так что несколько замешкалась, но Крис не собиралась ждать, пока ее соперница оклемается и бросилась на тварь, зажав ее к стене и перерезав когтями артерии на шее прежде, чем та успела сообразить, что вообще произошло. Бездыханное тело полетело вниз, а Водная устремилась к небу, направляясь туда, где остался Финитевус.
Еще на расстоянии она ощутила мощную энергетическую волну. Это насторожило самку, она не ожидала, что ее новый знакомый был настолько силен в магическом плане. На этом моменте Дамир не мог не позлорадствовать и не напомнить о том, что предупреждал ее. Но где-то тут была его правда.
Ты в очередной раз убедилась в моей правоте, - спокойно, но с победными нотками произнес призрак своим холодящим душу голосом, но уже таким привычным.
Убедилась, да, но это не значить, что прислушаюсь теперь, - усмехнувшись, ответила самка. Нет, если говорить по правде, то ей не стоило так слепо доверяться каждому встречному, но с другой стороны, если бы она так подозрительно относилась к каждому, у нее было бы вдвое меньше друзей и союзников.
Она подлетела к месту сражения Воздушного. Финитевус вел бой исключительно при помощи магии, что укоренило догадки самки о том, что он маг. Да и на самом деле больше ни на кого он не походил, если исходить из телосложения. Ну, разве что на ученого, но тут самка колебалась. С одной стороны судя по его манере общения вариант с ученым не так уж далек от истины, а с другой… Все ли ученые так владеют магией?
Водная не спешила бросаться в битву сама, а потому из воды, что была непосредственно близко, создала двух клонов, которых направила на одну из виверн, что была несколько осторонь от остальных.

0

85

Виверны толпились, издавали противные звуки, пытались поймать альбиноса, но тот так некстати пропадал из виду. И это начинало надоедать. Ну как сказать... прошла пара минут, если не меньше, а эти твари уже изрядно осточертели. Они были очень шумными. Слишком. Это бесило. Их визг резал по ушам и заставлял веко дёргаться. А Финитевусу это было вредно. Он итак был очень нервный.
Тем временем Учёный продолжал анализировать, чем эти создания могут оказаться полезными. Кроме как сейчас кратковременно развлекают и служат клоунами в обмен на то, что Воздушный, так сказать, продлевает им жизнь. Не убивает сразу.
"Ядовитые зубы" - спокойно рассуждал в мыслях дракон.
"Сгодится" - яд вполне мог бы быть полезен. Так что ж... виверны заслужили быструю и безболезненную смерть? Конечно нет.
Вот одна из них неблагоразумно ринулась вперёд всех остальных на альбиноса, клацая зубами и всё ещё вереща. Поморщившись от противных звуков, дракон распахнул между собой и противником портал. Сам Учёный при этом и пальцем не шевельнул. Портал распахнулся резко. Из крохотной золотой точки выросло огромное кольцо - под виверну размером. Края портала действительно выглядели как большое золотое кольцо, а внутри колыхалась пустота, больше походящая на поверхность воды. Виверна быстро там исчезла. Выход же портала расположился позади оставшихся виверн, количество которых уменьшилось ещё на одну после того, как Воительница вернулась из недолго полёта и натравила на неё водяных клонов.
На большой скорости виверна-путешественница влетела в стаю, сбивая их на землю, путая друг в дружке и, чёрт возьми, продолжая верещать!
Альбинос оскалился и поднялся на лапы. Он неторопливо зашагал прямо к хищникам, по очереди, но довольно быстро и точно, разрывая им глотки при помощи всё той же магии телекинеза. Это можно было только почувствовать. А увидеть то, как при первом взгляде Финитевуса на противника, несчастный затыкался, а из его пасти вырывалась кровь и короткие, кратковременные хрипы. Тела хищников задёргались в немой агонии. Познания в анатомии позволяли Воздушному творить такие штуки...
Ещё несколько точным взглядов и противникам свернуло шеи. И назойливые твари перестали дёргаться и издавать раздражающие звуки совсем.
Прикрыв глаза и подуспокоившись, альбинос покосился через плечо туда, где до этого была Вейлона.

0

86

Альбинос не особо утруждался во время сражения, перемещаясь с применением порталов. Пространственная магия была сложной, но полезной. Вейлона это знала, ведь сама что-то умела в этой области. Но ее познания тут были достаточно скудны и это не было тем умением в перечини ее способностей, которым она гордилась.
А ее новый знакомый справлялся, исправно орудуя порталами и телекинезом. Водная даже немного позавидовала, ведь ей еще учиться и учиться, чтобы чего-то достичь. А училась она всегда самостоятельно, потому навыки развивались не так быстро, как хотелось бы, но в некоторых вещах она знала прок и порой понимала в стихии то, что было сокрыто от многих магов их стаи.
Ее клоны управились с той виверной, на которую были напущены. В принципе можно было создать и всего одного, но драконица рассчитывала натравить свои копии и на других хищников до того, как Фин не порешал эту проблему одним действием. После этого Воздушный прикончил окончательно всех тварей, что еще какое-то время бились в предсмертных агониях. Для Крис этот вид был вполне естественен, она сама не редко охотилась с добытчиками стаи, реже самостоятельно, да и на войне жестоких и кровавых сцен предостаточно.
Самка опустилась на землю не слишком далеко от альбиноса, но и не очень близко. Нельзя сказать, что это сражение преумножило ее доверие к этому дракону, даже можно сказать напротив, вызвало больше подозрения.
Надобность в клонах отпала, так что Водная прекратила подпитку энергией. Две точные копии воительницы вздрогнули, после чего их водно-ледяная оболочка лопнула, и вода с водорослями из которой Лунная их создала, вылилась на почву.
Обычно рядом с источником воды на эту технику не требовалось много энергии, но драконица не имела времени, чтобы сосредоточиться и свести расход к минимуму, так что еще не восстановившийся организм воспринял это действие в штыки. Как только воительница уничтожила копии, в голову ударила тупая пульсирующая боль, а на тело навалилась усталость. Самка пошатнулась и шумно выдохнула, слегка шагнув назад, чтобы устоять на месте, но ступать было некуда, ибо прямо у нее за спиной плато обрывалось, так что водная соскользнула с обрыва, полностью дезориентированная и не способная спохватиться вовремя.
Вейлона! – Крикнул Дамир, заглушая мельтешащие мысли самки, но она никак не могла все собрать в единый шар, все приближаясь к бушующим волнам внизу.

0

87

Усевшись перед трупом одной из виверн, альбинос аккуратно вонзил коготь в подбородок и потянул, заставляя пасть раскрыться. Касаться самих зубов непосредственно не хотелось. В этом деле Финитевус был расчётлив и осторожен. Яд был только в некоторых зубах, не во всех. А потому и нужны были конкретные. Выглядывая их и найдя, дракон осторожно оплёл их нитями телекинеза, вырывая и тут же отправляя в мини портальчик до своей пещеры. Быстро, но точно и аккуратно, Воздушный проредил хищнику зубку. А после выдернул коготь, позволяя пасти захлопнуться. Только Учёный перевёл взгляд на другую виверну, как сзади послышался звук падающих камней. На автомате повернув голову, Фин обнаружил, что Вейлоны и след простыл.
Ветер, несущий в себе информацию, можно сказать, шепнул на ушко по просьбе дракона, сообщая, что Воительница сейчас летит вниз вдоль скалы и только ускоряется. Не тормозит. Не машет крыльями. Ничего.
Дракон закатил глаза. Большое расстояние от обрыва до поверхности воды позволяло ему растягивать время.
"Ну она же Водная" - он будто оправдался перед собственной совестью и вновь вернулся к виверне. Но осёкся. Кажется, что-то внутри продолжало отвлекать. Раздражённо выдохнув, Финитевус ещё раз скоординировался при помощи воздуха для того, чтобы определить положение Вейлоны, её скорость и так далее. А после раскрыл портал. Не поворачиваясь, не подходя к краю. Информации, которую переносил воздух, вполне хватало. Нужно было только правильно уметь её читать и применять. Портал поймал в себя драконицу, где она быстро пропала. Вот только про выход и о том, где и как его расположить, Учёный не подумал. Во-первых потому, что не особо заботился поимкой Крис и комфортности её путешествия обратно. Если она не отреагировала вовремя, возможно, у неё что-то переклинило в мозгу. Но это её проблемы.
Финитевус не открыл выхода. А это значит, что Вейлона провалилась в рифт. В пространство, где не было ни времени, ничего. Там была пустота. Давящая на сознание пустота. Через рифт, так или иначе, перемещалось всё при телепортации. Но задерживаться в самом рифте было крайне опасно для психики. Минуты там тянулись часами. Нельзя было пошевелиться или что-либо сделать. Пустота проникала в сознание и потихоньку сдвигала его. Драконы сходили с ума. Их восприятие переворачивалось. Окутывал страх, паника, чувство собственной ничтожности и бессмысленности своего существования. Всё это нарастало с каждой секундой нахождения там.
Финитевус думал. И продолжительность этих мыслей плохо влияла на того, что сейчас был заточён в рифт по его воле. Но разве дракона это сильно заботило? Однако выход он всё же открыл. Чуть позже, но не настолько поздно, чтобы позволить Крис поддаться неконтролируемой панике или страху. Хотя психически её трепало неслабо. Две минуты растягивались в два часа.
Альбинос мрачно почесал когтем щёку. Портал распахнулся невысоко над землёй так, чтобы драконица могла вывалиться на траву. А когда послышался звук удара тела о землю, Воздушный покосился через плечо. Довольно тяжёлым взглядом. Если не сказать больше...

+1

88

Самке не было страшно упасть в воду, поскольку даже в бессознательном состоянии способность дышать при помощи жабр никуда не исчезала, но так вышло, что как раз под ней расположилось несколько скальных выступов, которые подобно пикам торчали наконечниками вверх. Так что если самке очень не повезет, ее может просто-напросто пробить насквозь.
Печальная кончина для юного Духа, но по сути, что она могла сделать? Нет, все же ей хотелось жить, так что кое-как она сумела отклонить траекторию падения ближе к морю и подальше от скал. И все было бы ничего, если бы все вокруг внезапно не померкло.
Погибла? Нет, до конечной станции этого «полета» было еще, как минимум минут пять, а тут вдруг стало так темно. Давяще темно и никаких ощущений. Ни течения времени, ни звука, ни малейшего движения. Все замерло – растворилось и она вместе со всем.
Так же темно как в ее кошмарах, которые казались явью, полные безысходности и трепета, что буквально пожирал Водную изнутри. В душу закрался настоящий ужас. Она боялась усыпать, чтобы не видеть сны, что теперь посещали ее, и теперь она вновь, вновь она в темноте! Вот, эта давящая тишина, а через мгновение появятся щупальца неведомых темных тварей. И они будут тянуться к ней, обволакивать, тянуть за собой, душить, желая проникнуть вовнутрь и поработить ее душу при этом принося адские страдания.
Вдруг вернется эта ужасная боль, которую она испытала на Руинах? И никто о ней не вспомнит и не попытается помочь. Она будет изнывать от боли, которая заполнит каждую клеточку ее тела, и никто не протянет лапу помощи! Все ее бросили, и никто никогда ее не любил по-настоящему, отец не признавал ее, мать ушла, Итен не видел ее чувств, все вокруг скрывались за лживыми масками, и никому она не была нужна. Если она погибнет, то никто сразу и не спохватится, а потом быстро забудут, даже слишком быстро.
Самка застонала, вздрагивая душой, которую медленно охватывало пламя и пожаром тревоги заполняло все вокруг так, что становилось трудно дышать. И больно. И страшно. Дами-ир! – Мысленно взмолилась самка не надеясь на ответ, но он последовал. Вейлона! Вейлона я с тобой. Это не сон, а все о чем ты думаешь – порождение твоих страхов. Слушай мой голос и успокойся. Ты попала в портал и сейчас вероятно находишься в рифте, ситуация конечно из рода вон, но вполне себе естественная, - Мысленный голос призрака был как оплот спасения в этом царстве страха, а спокойный тон позволил самке несколько взять себя в лапы, но сейчас ее состояние нельзя было назвать нормальном совершенно никак.
Неожиданно все прекратилось, и она просто шлепнулась на траву, если это была трава. Глаза Крис были открыты, но взгляд был отрешен и невидящ, устремленный куда-то на горизонт. Крылья распластались по обе стороны, несколько закрывая Водную. Тело билось в ознобе, будто у самки была лихорадка, а грудная клетка тяжело взымалась.
Дамир материализовался рядом, склонившись перед ней. Все закончилось, теперь ты в относительной безопасности. Поднимайся! – Последнее слово было сказало почти командным тоном, так что вывело драконницу из холодного безразличного состояния. Водная попыталась встать, отряхивая голову, будто попала ею в паутину.
Она продолжила копошиться до того момента, пока случайно ее взгляд не упал на Финитевуса. Он смотрел на нее тяжело, а ей до сих пор было больно. Это он во всем виноват! Он виноват в ее боли, в ее страданиях! Воительница неуклюже попятилась едва, не завалившись на бок. Ей ужасно хотелось куда-то бежать и спрятаться, чтобы никто не нашел, никто ее не видел. В глазах отражался еще ужас пережитого, но уже с меньшей силой.
Крис, остановись. Успокойся! – Говорил Советчик, а она не слушала, не слушала как всегда. Она вообще плохо понимала что делает, а что стоит делать.

+2

89

Дракон мрачно глядел на самку, которая только что испытала все прелести небольшой задержки в рифте. Что ж, кому, как не Финитевусу, было знать, что это такое. На всех рифт влиял одинаково. Но последствия зависели исключительно от времени, проведённого там. И немного от личностных качеств и воли. Но в большинстве случаев никакая воля в рифте не помогает. Он уничтожает всё внутри того, кто попадается в его тиски.
Вейлона вывалилась на траву. Её трясло, шатало, страх или паника, судя по всему, не отпускали. В глазах читался ужас пережитого. Но знать конкретно, какие мысли охватывали там Воительницу, Воздушный не мог. Но знал точно, что характер их всегда одинаковый. Отчаяние и безысходность.
Тут во взгляде появилось ещё что-то интересное. Финитевус аж чуть бровь вскинул. Злоба? Ну да, вероятно. Возможно и так, что сейчас Водная будет жутко зла, не исключено. Но это альбиноса не заботило. И не пугало. Он продолжал наблюдать. Учёная его личность была заинтересована в том, как ведёт себя мозг и организм после подобного. А потому сейчас дракон просто наблюдал и анализировал, мысленно что-то отмечал с холодностью и спокойствием, присущей его профессии и подобного рода занятиям и изучениям, которые всегда требуют жертв. Вейлона стала одной из них. Подопытной драконочкой. Не сразу, не специально, так получилось, но не отказываться же теперь.
Водная могла начать панически метаться или попытаться что-то с собой сделать. Это было бы логично. Мозг после такого обычно выдаёт не самые лицеприятные мысли и образы, вынуждая драконов вести себя так, как в нормальном состоянии они бы себя ни за что не повели.
Что ж. Это было интересно и забавно. Как бы зверски кому-то не казалось.
Выдохнув носом, Финитевус коротко усмехнулся, следя за каждым движением Крис.
- Тихо... - с долей издёвки и ехидства произнёс он. В глазах снова блеснула капля безумия. Дракон поднялся на лапы и неторопливо развернулся, надвигаясь на самку мрачной бледной фигурой.

0

90

Мысли метались по разуму пчелиным роем, оглашая все жужжанием, дребезжанием и противным звоном, от которого у самки начиналась ужасная головная боль. Она понимала, кто она, понимала, где находится и даже с кем, но внезапно мир стал для нее самым опасным местом, и она хотела бы бежать, но после рифта ее силы еще не пришли в норму. Лапы были шаткие и неустойчивые, подгибались под весом Водной, а она и без того никак не могла унять сильную, лихорадочную дрожь, от которой зубы сводило.
Вейлоне было холодно, и в то же бремя душа отзывалась огненной болью. Почему? Почему она не улетела, когда Дамир говорил ей об этом? Почему она всегда и всем перечила, утешая лишь свои желания и принципы, и почему она все время от этого страдала? Крис пятилась, назад изогнув шею, рана на которой вновь начала кровоточить. Дура, дура, дура! Какая же я дура! - Бранила себя Лунная. И это были немногие абсолютно точно сформулированные мысли в ее голове на данный момент.
Зацепившись лапой за какой-то камень, то-ли корень, она упала, чудом не вывихнув крыло, но быстро подскочила, продолжая отходить от наступающего Финитевуса. В глазах сверкала злость, но за ней было нечто настолько глубокое и мучительное, что этот взгляд сам по себе был тяжелым и обжигающе горячим. В нем была боль, боль которую нельзя было разглядеть сразу, но которую было хорошо видно сейчас. В них не было страха, но на самом деле Водная сейчас испытывала что-то гораздо большее, чем ужас и в то же время что-то совершенно иное.
Самка более походила на израненную и загнанную в угол львицу, которая могла только рычать и бросаться, чтобы отпугнуть врага, но даже этого она не делала, ибо не могла еще собраться с мыслями. Дамир подпитывал ее своим резервом сил, но и у него он был наполовину пуст, а потому особо самке это не помогало, если не считать помощи стихии, от которой драконница как Дух питала энергию. Тем не менее, восстановление будет слишком долгим, а у нее не было лишней минуты, ибо она не знала, чего ожидать от Воздушного.

0

91

Финитевус продолжал надвигаться. Его окутанные безумством глаза жадно поглощали все эмоции, что метались во взгляде Вейлоны. Поглощали и получали от этого удовольствие - от всего негатива, что в них сейчас был в совершенстве. Альбинос неторопливо шагал, приближаясь. Крис же пятилась, покачивалась, падала. В ней ощущалась злоба, но она не нападала. И даже не рычала. И даже не скалилась.
Потрясающе. Ещё один способ вывести противника из строя без особых усилий. Главное - поймать в портал. А там уже он сам всё сделает за тебя.
Морда Воздушного исказилась злорадной и оскальной усмешкой. Ряд острых зубов блеснул ехидством. Такая "улыбка" в совокупности со взглядом давали истинное представление о том, какую опасность собой являет этот сумасшедший альбинос. Воистину. Сумасшедший.
Финитевус мог жертвовать чем угодно вокруг для достижения собственных корыстных целей. Благополучием и здоровьем других драконов, их безопасностью или жизнью. И даже не важно, в каком количестве. Финитевус не любил драконов. И их муки доставляли ему несказанное удовольствие.
Будем до конца откровенными - Финитевус не любил драконов. Он их ненавидел. Презирал. Не терпел. Они его раздражали. Разочаровывали. И всё, что для них у альбиноса было на готове - подобные муки.
При желании стать ближе, при желании понять или подружиться - вот что будет ожидать того, кто рискнёт. Вейлона, конечно, не пыталась. Но, поверьте. В данном случае достаточно просто начать разговор.
- Злиииишься, - прошипел самодовольно Воздушный, чуть приподнимая крылья, от чего фигура его становилось ещё более величественной и мрачной.
- Злись, - с лаской и одновременно издёвкой продолжал он.
- Гневись. Ненавидь. Бойся, - альбинос шипел эти слова, точно змей, получая от них и от реакции Крис несказанное удовольствие, котоое только тешило в драконе нелюбовь к остальным. И разжигало пламя ненависти.

+1

92

Все это продолжалось. Вейлона отступала, неуклюже, неустойчиво, спотыкаясь, путаясь в собственных ногах, падая, но вновь поднимаясь. А Финитевус приближался, медленно, неотвратимо, приподняв крылья, от чего казался еще более ужасающим. Он больше походил на какого-то безрассудного некроманта, с этим безумным пламенем в глазах и ухмылкой. На того, для кого жажда открытий или желание насытиться чужой болью брало верх над любыми иными чувствами и поглощало без остатка.
Вейлона задыхалась в немой злобе глядя в эти глаза, но что-то мешало ей выдавить из себя хотя бы одно слово. Мучительно, тяжело и никуда не деться. Хотелось взвыть от этого чувства, она терпеть не могла чувствовать себя слабой, но у нее не было сил бороться, а мысли никак не становились в правильную логическую цепочку, на ней еще сказывалось воздействие рифта. За что ей такие муки? Одна за другой… Неужели она провинилась настолько, чтобы так страдать?
Водной очень захотелось пожалеть себя. Сделать то, чего она никогда не делала, чего никогда себе не могла дозволить. И внезапно призрачный советчик, который пытался все время убедить самку в чем-то замолк. Он знал ее мысли, но неужели она подумала о чем-то настолько ошибочном, что ввела духа в состояние ужаса?
Это оказалось настолько неожиданно, что Крис несколько замедлилась, мысленно воззвав к Дамиру, но он ничего не отвечал. Ни слова. И вот теперь она ощутила себя одинокой, одинокой в своей беде. Реальность, которой она постоянно избегала, она не была одиночкой, ей нужны были друзья. И что же теперь выходит? Значить она просто всегда была слабой и беспомощной?
Нет, не была. Она всегда боролась, при помощи кого-то или без, а теперь позволяет какому-то сумасшедшему помыкать собой? Что ты делаешь! – Рявкнула на себя самка. Внезапно с этим порывом размышлять стало легче, будто оковы ужаса спали с Водной. То, что было ее незаменимым качеством, лидирующим средь других – ее душа и воля к борьбе. Ее бессилие не было вечным, она отлично умела брать себя в лапы, а вот для врага ее это могло быть неожиданностью.
Теперь-то до нее начало призрачно доходить, в чем же на самом деле проблема. Она полностью забылась своим страхом, своими эмоциями и это питало альбиноса. Да, ей было тяжело, но она всегда несла этот груз и никогда себя не жалела. Болью меньше или болью больше, но она со всем справлялась, а тут поддалась? Отдалась своим кошмарам. Всего-навсего глупые иллюзии, не более.
Самка остановилась и резко подалась вперед, едва не столкнувшись с Воздушным.
- Довольно! – Рыкнула воительница на Финитевуса, словно он не был сильнее, не был старше и вообще никак от нее не отличался. Никто не отличался. Вейлона ко всем относилась одинаково, будь то воин, маг, ученый или Глава. Да, она говорила с уважением, иногда срывалась на менее благоприятный и почтительный тон, но при этом она всегда всех считала равными, и этот самец не был исключением.
В глазах теперь не было страха, исчезла и боль, которую самка вновь надежно укрыла от всех и вся, но не было в ее серых очах и злобы, только жалость к этому дракону. Она не знала, что сделало Финитевуса таким, но она ему сочувствовала, ибо никогда у таких как он не будет настоящих друзей, не будет поддержки. Рано или поздно он всех распугает и отринет. А у нее были друзья, друзья которым она действительно была нужна и она не понимала, как совсем недавно могла думать иначе.
Винила ли она его? Винила. В том, что вновь испытала то, чего и злейшему врагу не пожелаешь, но винила до этого момента, а сейчас она его простила. А вместе с приходом этого прощения ушла и злоба, и ненависть.
- Каждый из нас сам себе судья и палач. То, что ты делаешь – твое наказание самому себе, - Сказала драконица не сводя с собеседника глаз.

+1

93

Было ли Финитевусу тяжело жить без друзей и близких? Давайте будем до конца честными - нет. Он живёт так уже не одно столетие и вполне свыкся с таким образом жизни. Нет. Свыкся - не правильное слово. Ему нравится так жить. По-настоящему нравится. Может Финитевусу из прошлого и нет, но настоящему - вполне. Он находил радости в существовании обособленно. Его не пугала мысль о том, что у него никогда не будет тех, кому он действительно дорог. И ему самому очень навряд ли кто-то настолько понравится. Сейчас положение дел обстояло именно так.
Но если рассуждать в плане глобальном, то можно с такой же уверенностью сказать, что всем свойственно меняться и что-то переосмысливать. Такая возможность никого не обходит стороной и отрицать её не получится. Но и утверждаем мы не вообще, а лишь на конкретный момент.
Если ничего не изменится в жизни альбиноса и всё останется по-прежнему, ему ничуть не будет хуже. Он по-прежнему будет находить радость в любимых занятиях, для уделения времени которым общаться с другими драконами совсем не обязательно. Можно с самим собой. Чтобы язык не забыть. Или не свихнуться. Но в этом плане Учёному терять было нечего.
Но если в жизни Воздушного действительно появится что-то или кто-то, сдвинувшее его мировоззрение и восприятие, то есть шанс, что дракон станет чуточку лучше. Может быть. Но добровольцев, что не удивительно, не находилось. А посему Маг вполне довольствовался настоящим положением дел. Оно его нисколь не ущемляло, местами даже наоборот.
Скучал ли Финитевус по прошлой своей жизни? Может, по тем близким, что у него были? Такое тоже возможно. Но пытаться заговорить с ним об этом настоятельно не рекомендуется. С вероятностью в ноль целых и одну сотую процентов он таки ответят. Вся остальная вероятность - отрежет язык тому, кто интересуется, прежде, чем тот успеет спросить ещё что-нибудь.
Возможность хоть капельку измениться была. Но крайне мала. И не без воздействия из вне. Сам бы Финитевус на своё перевоспитание не пошёл бы. Оно ему просто не сдалось.
- Довольно! - дракон остановился и вскинул голову, глядя свысока. Она продолжал усмехаться. Остановился он не потому, что восклик Вейлоны показался ему неожиданным. Нет. Просто не было желания физически сталкиваться с ней. А сам же Учёный продолжал с насмешкой наблюдать. Удивительно? Нет. Просто самка таки взяла себя в лапы, а последствия пребывания в рифте попустили её. Ничего необычного. Хотя из всех, кого посчастливилось наблюдать в таком состоянии, она держалась пока что крепче. Но это обусловлено лишь индивидуальностью и силой воли, психической устойчивостью и прочими мелочами, которые у всех разные. У Крис они вот такие.
- Каждый из нас сам себе судья и палач. То, что ты делаешь – твое наказание самому себе, - альбинос медленно вскинул правую бровь, не прекращая смотреть на драконицу. Наступила непродолжительная тишина, после которой последовал очередной безумный смех. Финитевус откинул голову назад и, зажмурившись, рассмеялся. Бесстыдно и откровенно над её словами. А в частности над последним предложением. И в голосе его было пренебрежение и насмешка.
Проводив самку несколько скучающим, но самодовольным взглядом, альбинос протяжно зевнул и резко захлопнул пасть. Эх... настойчику бы сейчас какого травяного. Но, впрочем, надо проверить свои запасы трав. Кажется, там ничего, кроме несчастной ромашки, не осталось.
Раскрыв перед собой портал, дракон шагнул в него, исчезая.

Пещера под скалой

Отредактировано Финитевус (24 Май 2013 10:52:40)

0

94

Свои слова самка говорила абсолютно откровенно, но она не рассчитывала на то, что Финитевус прислушается или сделает какие-то выводы. Она свое сказала, а его реакция - это его решение. Еще несколько минут наблюдая, абсолютно спокойно и безынтересно на альбиноса, которому стало очень смешно, дракониха молча, развернулась и пошагала в сторону обрыва.
У нее не осталось былого страха или трепета перед этим драконом. Да, она понимала, что он может быть очень для нее опасен, но когда это она страшилась перед лицом опасности? Самым ее большим страхом всегда была боль близких ей драконов, а такие вот сумасшедшие драконы... Нет, вряд ли. У всех свои виверны в голове, опять же, так что каждый выбирает, чего ему стоит бояться, а чего нет. Ее слабость была обусловлена тяжелым состоянием, не более, но его отголоски до сих пор остались с ней. Воздействие рифта не проходит бесследно, но если сложить все, что происходило за последнее время, то в теории самка уже должна была свихнуться. Значить все не так уж и плохо? Быть может ее подсознание восстанавливается быстрее, чем того можно было ожидать?
Водную захлестнула волна гордости. Не ее, а Дамирова. Похоже призрак был доволен своей подопечной, что ж она была рада, что не разочаровала его. Советчик мог найти к ней подход как никто другой. Обычно он просто давал наставления, но иногда, когда это было особо необходимо, он действовал иначе, как сейчас, чтобы показать воительнице, что у нее своя голова на плечах, она принимает решения и может давать себе мысленный толчок абсолютно осознанно и самостоятельно. Поэтому самка ничего ему не сказала, только мимолетно улыбнулась.
Использование магии потребовало силы, которые у самки еще не были полностью восстановлены, но не так много, чтобы она валилась с ног от усталости. У нее еще был резерв, а тот случай с падением всего лишь результат сильного напряжения. Так что размяв крылья, Водная спрыгнула со скалы, у самой воды изменив направление полета с вертикального на горизонтальное и стала лететь над самой кромкой, порой разрезая волны то одним, то другим крылом.
>>> Мелководье

0

95

--> Болота

Короткий миг, за который Дульхатрин даже не успел толком испугаться, что его может выкинуть в какую-нибудь пропасть, он окажется прямо в небе или в жерле вулкана, и вот уже Духа выкидывает на жёсткую землю, покрытую коротенькой зелёной травкой, с высоты метра или полутора - ему некогда было считать. Высота совсем мизерная, но хлопнуться почти на голую почву оказалось делом неприятным и болезненным, тем более, что Хат умудрился выпасть вниз головой и треснуться со всей дури подбородком. Ко всему этому стоит добавить небольшое головокружение от полёта кувырком сначала просто по воздуху, а потом и через портал. Сколько Хат себя помнил, такие неприятные ощущения эти переходы дарили ему всегда, что никак не сопутствовало хорошему самочувствию. В общем-то, пришлось ему худо, отчего Дух довольно громко застонал, поднимая голову. Чуть дальше, метрах в сорока от этого места, серый дракон опять нырнул в портал. На этот раз он не вернулся обратно.
"Новичок. Толком ничего не знает. Тьфу. Места, что ли, посмотреть решил?" - выразил своё недовольство Дульхат, поднимаясь. Челюсть исправно заболела, стоило ему только немного пошевелить головой. Хорошо хоть, это просто ушиб, а не перелом. На многих Духах пусть и заживает всё очень быстро, но лишний раз лучше не рисковать...
Болотник немного огляделся, стараясь как можно меньше тревожить пострадавшую пасть. Маг-новичок выкинул его не так далеко от обрыва, но на достаточном расстоянии, чтобы тот не рухнул прямиком в море. А ведь с его весом и габаритами это вполне могло произойти и закончиться весьма печально. Хоть Дух и принадлежал частично к стихии воды, это вовсе не означало, что он легко выплывет после падения с большой высоты, удара об воду и камни. А если и выплывет, то как выберется из моря? Полого спуска тут поблизости нет, значит, нужно двигаться в какую-нибудь сторону многие десятки километров. Для Духа Болотного это явно будет слишком. Ещё потонет ненароком...
- Какая бесславная гибель, - с лёгким содроганием пробурчал Хат, стараясь больше в сторону воды не глядеть. Теперь ему предстояло решить, как вернуться на болота. Плато было большим: огроменное открытое пространство с еле различимыми силуэтами деревьев и чуть дальше гор по границам. Куда здесь идти Дульхатрин ни малейшего понятия не имел. Был шанс воспользоваться магией, чтобы отыскать хоть какой-нибудь намёк на болото, но расстояние было слишком большим. Так и так ему придётся тащиться дальше по плато, а потом постоянно сверяться с чутьём. "Главное, чтобы силёнок хватило," - печально подметил он и пошёл в сторону от обрыва.

0

96

Река Лока

Ветер, шуршащий, словно листья, ласково шептал что-то на ушко, чего драконессе было не разобрать. Тот же ветерок мягко и шаловливо трепал перья на крыльях и саму гриву, словно шаловливый ребенок, которому не терпится тут же потеребить крылья и гриву, чтобы убедиться в их пушистости. Крылья медленно ловили порывы ветра, которые плавно и аккуратно несли драконессу по воздуху, отчего той практически не приходилось взмахивать крыльями. Та лишь подставила голову ветру, приподняв ее и прикрыв глаза, обнажая шею с шипами. Приоткрыв глаза, самка склонила вниз голову и посмотрела вниз, осматривая окрестности свысока, словно птица, хотя она такой, скорее всего, в данном положении и являлась. Распахнув крылья и слегка ими взмахнув, чтобы чуть ускорится, драконица прищурилась и прижала уши к голове, начиная плавно спускаться к Ничейным территориям. Аккуратно огибая деревья, которые могут с легкостью порвать тонкую мембрану крыльев дипломатки, Раиша медленно начала приближаться к землям, начиная складывать крылья. Вскоре деревьев не оказалось, Саша резко раскрыла крылья и начала ими взмахивать чаще, чтобы удачно приземлиться на лапы. Вставая в вертикальное положение, Раиша приземлялась на задние лапы, после встала на все четыре лапы, прижимая крылья к бокам и встряхиваясь, чтобы распушиться. Встряхнув гривой, она оглянулась и чуть потянулась, вытягивая задние лапы и выпячивая грудь. Встряхнув гривой, убирая челку с глаз, Рая снова оглянулась и подавила зевок, прикрывая глаза. Прижав уши к голове, она медленно пошла вперед, словно кошка, гуляющая по себе.
Резко где-то сзади послышался шорох. Резко остановившись и не сдвигаясь с места, она навострила уши и дернула губой. Нервно дернув хвостом, щелкнув шипами, драконесса выгнула шею дугой. Она жутко нервничала, слушая эти странные шорохи. Прижав уши к голове, самка невольно начинала шипеть и злиться. Невольно она чувствовала, что ее шерсть встала дыбом. Разведя уши в стороны и оскалившись, драконица включила Сейсмическое зрение. Где-то в пятнадцати метрах от нее находился хищник, напоминающий телосложением крупную кошку. Нервно дергая хвостом, дипломатка медленно раскрыла свои крылья, обнажая спину. Если на нее кто-то набросится, то сделает роковую ошибку: самка сделает резко движение назад шеей и головой, грозясь проколоть глаз длинным, словно игла, шипом, который тщательно скрыла грива. Резко обернувшись туда, драконесса ударила лапой по земле, вызывая шипы из-под земли. Похоже, кошка почувствовала это и побежала навстречу самке. Это сопровождалось длинным прыжком, на метров эдак два-три. Прижав уши к голове и оскалившись, дипломатка вызвала Лозы, чтобы хоть немного и ненадолго задержать. Но снова промах. Пшикнув себе что-то под нос, Раиша знала, что применять Камуфляж будет бесполезно: у этих хищников острый нюх - сразу учует ее местоположение. Рисковать не хотелось. Пришлось бежать. На четырех. После полета и падения с дерева предплечья крыльев болели, ныли, поэтому и дважды рисковать не хотелось: недолго и до отказа конечностей или до того, что крыло просто сведет. Сильнее отталкиваясь задними лапами от земли, самка прижала уши к голове и прищурилась, каждый раз исследуя воздух языком, ибо Сейсмика не сразу отмечает, где находится противник. Впереди что-то. Прищурившись, Саша резко свернула в сторону, надеясь, что кошка, похоже, Тира, не успеет среагировать. Будет смешно, если обнаружатся еще хищники, осмелившиеся напасть на дипломатку.

+1

97

Дульхатрин остановился передохнуть, отмахав уже довольно приличное расстояние. По крайней мере, ему так показалось. Коротко обернувшись назад, Болотник ясно различил полосу камней, обозначавших обрыв, и это ему совершенно не понравилось. Такими темпами до Болота он доберётся только к ночи и то, если всё пройдёт гладко, без происшествий. Интуиция, которой вообще-то не стоило доверять, подсказывала: жди беды. Хат обычно к себе не прислушивался, хотя, как показывала практика, очень даже зря, но тут всё же решил прибавить ходу. Мир и правда стал каким-то сумасшедшим, чтобы что-то загадывать.
Лёгкой трусцой, что при его комплекции выглядело весьма и весьма забавно, Мрачный двинулся дальше, не забывая время от времени пытаться определить направление точнее через магию. Увы, пока всё было глухо. Но Болотник не унывал и упрямо шёл вперёд на весьма сомнительный ориентир впереди: темноватую полоску чего-то, отдалённо напоминающего верхушки деревьев.
Вдруг от них, немного правее избранного Духом направления, появилось маленькое пятнышко. Мрачный припал к земле, надеясь, что летун его не разберёт на фоне травы, хотя, даже имея зелёный оттенок чешуи, на ярком сочном полотне растительного покрова он сильно выделялся. Впрочем, движущаяся точка по мере приближения вовсе не выказывала каких-то признаков того, что увидела хата и тем более, что собиралась напасть. Когда же неизвестное существо пошло на посадку, всё быстрее и быстрее взмахивая крыльями, чтобы притормозить и благополучно опуститься. Место посадки было то ли впадиной, то ли просто находилось ниже того уровня, на котором сидел Хат, но обзор в любом случае предоставился  хороший, именно это помогло Духу признать в летуне дракона. Точнее, драконицу и даже какую-то больно знакомую. Вряд ли по всей Империи можно было сыскать ещё одни такие же радужные крылья и такую же отливающую малиновым шёрстку. "Раиша," - тут же всплыло имя. Да, Дульхат давненько не встречал дипломатку из земли. Последний раз, кажется, было это лет шестьдесят назад, а то и больше. Встреча была вполне милой, хотя и весьма короткой. В  от раз Раи сослалась на занятость и быстренько улетела по своим делам. Сейчас же, видимо, у неё было вполне свободное время: спешки не замечено, да и открытое на многие километры вокруг пространство, абсолютно чистое, не очень походило на место для какого-нибудь задания. Может, у неё здесь встреча? В таком случае Хату лучше не высовываться.
Радужная тем временем преспокойно шла дальше, пока вдруг не оглянулась назад. Кажется, тревожно. Дульхат посмотрел туда же и заметил светлое пятно в траве, которая была на порядок выше, чем здесь, но не настолько, чтобы полностью скрыть охотящееся животное. Раиша же пока не видела большой кошки, из-за плохого зрения, вспомнил Дух. Впрочем, самка быстро сориентировалась и пошла в атаку, хотя тира оказалась быстрее. Обе промахнулись, и Рая решила бежать. Проще было бы взлететь, но дракона то ли не догадалась, то ли что-то задумала. Дульхатрин пока решил не принимать участия в потасовке, считая, что пока волноваться не о чем. О, как зла судьба...
Глаз чудом и волей случая вдруг уловил какое-то странное шевеление слева от бегающей парочки. Трава будто сама собой приминалась под чьими-то шагами, но над еле заметными следами был только воздух. "Или невидимка," - Хат соображал быстро. Он вскочил и со всей возможной скорость побежал к Раише, на ходу крича: "Взлетай!" Сам он как-то не подумал о том, что в таком случае неведомый и невидимый враг может легко перекинуться на него...

0

98

Как же можно было оторваться от хищника, который опаснее тебя и выносливей? Сухопутные хищники не умеют летать, а вот с крыльями у драконессы были явные проблемы, ибо предплечья ныли и болели, пульсируя и покалывая. Скалясь как от боли в крыльях, так и от сложившегося случая, драконица морщилась и пыталась оторваться от хищника. Конечно, будет сложно. Но кто говорил, что все будет очень даже легко? Никто ничего не гарантировал. Остается надеяться на свои ощущения и инстинкты, которые редко когда подводили.
Резко завернув куда-то в сторону, сохраняя равновесие хвостом, драконица прищурилась и отметила у себя в голове, что надо будет потренировать свою маневренность на земле, если в воздухе она вполне нормальная, хотя должно быть наоборот. Кошка сориентироваться успела, но тоже не сразу смогла сохранить равновесие, но уже направлялась к ней, в то время как Раиша чуть не упала на бок, на прижатые к нему крылья, грозясь их еще не то, что ушибить, но и сломать. Сейсмическое зрение отметило, что неподалеку находится второй зверь. Крупнее предыдущего. Не к добру. Все, Раиша, можешь паковать вещички, собираясь на иной свет. Подняв столб пыли, Рая резко остановилась и резко выпрямилась, вставая на задние лапы, а после ударяя передними по земле, вызывая шипы. Из-под земли шипы вылезли у самых задних лап кошки, грозясь выколоть либо мышцу бедра, либо низ живота. Отличная реакция. Навострив уши, самка почувствовала не так далеко сильную вибрацию, как бы крупное существо бежало. Резко обернувшись туда, Саша увидела… Хат. Неожиданно. Что он зде… Но тут ее размышления прервал окрик: «Взлетай!». Изначальная реакция драконессы была такова: «Что, простите?». Как тут почувствовалась слабая вибрация первого, как Тира бежала к ней, так и вибрация второго, неизвестного ей. Прижав уши к голове и прищурившись, дипломатка взлететь не рискнула: предплечья крыльев болят. Поспешно оглянувшись, самка заметила неподалеку приближающуюся Тиру. Резко поддавшись вперед, вытягивая правую переднюю лапу и резко сжав ее в кулак, вытащив когти, она вызвала Лозы. Послышалось шипение. Зверь запутался в них. Удача. Путы тем временем медленно опутывали задние лапы кошки, после полностью их зацепив, резко развели задние лапы в стороны, грозясь создать смещение или перелом. Крик боли. Удовлетворенно кивнув самой себе, драконесса думала, что случилось, что вызвало такую бурную реакцию Болотного. Все-таки ответ не заставил долго себя ждать, издав очередную слабую вибрацию, как бы сейчас кто-то крался или неспешно гулял, находясь в Невидимости.
Поморщившись от боли в крыльях, драконица применила Камуфляж и резко свернула в сторону, обходя стороной Хата и оглядываясь в поисках дерева. Оттуда будет лучше обзор. Но, Тьма подери, их не имелось! Раскрыв крылья, драконесса их тут же сложила, дернув губой от боли. Неудачно. Думай, Рай, думай. Кто мог бы попасться? Кто использует невидимость? Черт. Меня же будет легко выследить по запаху. Тьма… Эх, была не была. Раиша резко расправила крылья, тут же оскалившись от боли. Оттолкнувшись от земли, Рая взмахнула крыльями. Слабо. Плавно. Аккуратно. Каждый взмах сопровождался пульсирующей болью. Поднявшись ввысь, дипломатка осматривалась и искала виновника такой паники. Прижимая уши к голове, драконесса обследовала воздух языком, раскрывая цветок. Где-то спереди, слева, от Хата, находился тот же крупный хищник, напоминающий кошку. Но, стоп, лап оказалось шесть. Тьма…

Отредактировано Раиша (30 Июн 2013 03:51:25)

0

99

Раиша, кажется, сегодня соображала немного медленнее обычного. И если с тирой она всё-таки смогла справиться, поймав ту в какие-то растительные путы, то неизвестный противник всё ещё оставался где-то поблизости. "Взлетай, дура, взлетай же!" - мысленно заклинал дипломатку Дух, прибавляя сил. Сердце громко бухало в груди, каждый удар неприятно отдавался в висок. Болотник действительно перепугался за радужную, в конце концов они были очень даже хорошими друзьями, пусть и виделись чуть ли не раз в сто лет. А уж за тех, кто ему дорог, Мрачный готов стоять до последнего.
В два прыжка Дух добрался до места, где была радужная. Только её вот самой там не оказалось: видимо, снова что-то из магии, связанное  невидимостью, ибо куда только Дульхатрин не глядел, кроме травы вокруг ничего нового не заметил. Ни драконицы, не невидимого врага, которого Болотник упустил из виду в спешке. "Чудесно," - проворчал он, не переставая внимательно обшаривать глазами местность. Сбоку долетел лёгкий порыв ветерка, затем ещё один и ещё. Взмахи крыльев. Значит, радужная всё-таки убралась с земли. Дульхат понадеялся, что ей придёт в голову улететь сейчас как можно дальше, вторым невидимкой окажется случайный прохожий, и вся ситуация вообще окажется одной большой ошибкой одного Духа-параноика. Но куда там...
Справа мелькнула какая-то тень, Дульхат дёрнул головой и увидел длинное щупальце, усеянное на кончике крючками. Мозг тут же пронзительно забил тревогу: "Шанту!" Эти кошки, похожие больше на какой-то оживший кошмар, нежели на создание вполне реальное, были хоть и не так велики, но ужасно хитры, изворотливы и проворны. А ещё невидимы и умели насылать иллюзии. Полный набор. Хат успел только пожалеть, что не остался и дальше медитировать на своём болоте, как бок, уже с левой стороны, ударило что-то острое, содрав приличный слой чешуек. Дух тут же повернулся в ту сторону, успев углядеть только то, как шевельнулась трава. Как же было неудобно! Здесь стебли были на порядок длиннее, и приземистому Болотнику в них ничего не получалось углядеть. А хищник двигался бесшумно, как будто и вовсе не наступал на землю. Дульхат попробовал было определить по запаху хотя бы примерное местоположение, однако и этот вариант оказался плохим, так как затхлый запах тины и мха, исходящий от самого Мрачного, перебивал все остальные. Приходилось кружить, надеясь, что удача отвернётся от шанту.
Вдруг кошка оказалась прямо перед носом Духа, скаля зубы, бешено вращая глазами, размахивая отвратительными щупальцами, но не нападая. Не разобравшись толком, Хат тут же прыгнул вперёд, но попросту пролетел сквозь морок, который тут же пропал, нырнув в траву, совсем как настоящий. А вот новый удар, пришедшийся теперь на спину, оказался вполне реальным. Дульхатрин охнул, прижимаясь к земле. Хищник же снова решил укрыться на время, поводить несчастного Духа за нос. У того же в голове от столь не осталось ровным счётом никаких мыслей, хотя он лихорадочно пытался придумать какой-нибудь план, чтобы справиться с опасностью. Открывать болото было бесполезно, не зная, где именно прячется шанту - она вполне могла и кружить там, где Болотник её не достанет, как бы хорош он не был в своей стихии. Но как, бездна его забери, можно понять её расположение?!

Отредактировано Дульхатрин (1 Июл 2013 12:02:28)

0

100

Приходилось терпеть. И ждать в то же время. Но, Тьма подери, как же больно. Вроде как терпимо, но и терпеть невозможно. Вроде только пульсирующая боль, но неприятно и неудобно, когда тебе что-то будто сдавливает крылья. Всего лишь ушиб. Взмахивая крыльями и озираясь по сторонам, драконесса, скалясь и морщась, терпела боль в крыльях и пыталась держаться на них как можно дольше. В очередной раз взмахнув крыльями, драконица чуть приподнялась в небо и изучала местность по воздуху, то бишь при помощи языка. Слабый запах указал на то, что около Хата находился крупный зверь с тремя парами лап. Прижав уши к голове и прищурившись, дипломатка жалела, что она не знает Школу Разума. Надо будет попросить кого-нибудь из опытных магов, чтобы обучили. Если она знала эту магию, то смогла бы передать без вопля Духу, что зверь находится сзади. На мираж это чутье не реагировало: это же иллюзия - запаха не имеет. Оглядываясь, Рая с торжеством отметила, что можно забраться на высокий выступ напротив них и окликнуть хищника, забирая его злость на себя. Но это слишком рискованно, считая то, что у пернатой ужасно низкая выносливость. Скрыться в невидимости на земле? Не очень-то и эффектно - учует и поймает. Но тут все эти размышления прервал глухой шлепок. Навострив уши и посмотрев в сторону шума, драконица тут же чуть отвернулась, дернув губой от не очень приятного зрелища: Хат попался на трюк Шанту, отчего тут же получил удар, похоже, в спину. Опустив уши и оглядываясь, самка заметила краем глаза небольшое деревце, а также большой булыжник, на который можно будет забраться и отвлечь хищника. Конечно, камень - хороший передатчик вибрации, благодаря которому будет очень хорошо распознать местоположение зверя. Кивнув самой себе, пернатая подлетела туда, раскрыв крылья и тут же прижала их к спине, упав на землю на все четыре лапы, как кошка. Оглянувшись и включив Сейсмическое зрение, Раиша прижала уши к голове и забралась на булыжник, не убирая Невидимости. Да, отсюда был отличный обзор. Оглянувшись, Саша прищурилась и прислушивалась к своим ощущениям. Что-то мне подсказывает, что это будет долго.
Вздохнув, Рая убрала Невидимость и почувствовала поблизости вибрацию. Тихую, еле заметную вибрацию, как бы чувствовалась вибрация при слабом урчании. Прижимая уши к голове, драконесса слегка оскалилась и увидела в совсем другой стороне от себя мираж. Мираж: вибрация исходила в противоположной стороне. Тихо зашипев, она вызвала шипы на иллюзию. Оный тут же растворился. Чего и стоило ожидать. Но вибрация почувствовалась в другой стороне, издалека. Навострив уши, Саша замерла, пытаясь прочувствовать это самое шевеление. Крупный силуэт. А там…
- Сзади! - воспрянула радужная, смотря на Хата.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Серые равнины » Холодное плато