//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Серые равнины » Холодное плато


Холодное плато

Сообщений 101 страница 150 из 202

1

http://sa.uploads.ru/db6rG.jpg

Небольшая возвышенность, обрывающаяся в Северное море. Плато открыто всем ветрам, а потому там всегда холодно.
Прогуливаться по краю плато опасно: выветрившиеся камни легко обваливаются под весом дракона.

0

101

Немногие, кто сталкивался с шанту, уходили живыми. Дульхатрин лично видел, как эти хищники рвут в клочья дичь поменьше, ещё больше слышал, как крупную изводят до того, что у них не остаётся сил даже на малейшее движение, пока их почти что пожирают заживо. Среди драконов какие только слухи не ходили: и правдивые, и отчасти, и откровенные небылицы. Увы, желающих проверить все из них было мало, если не вернее будет сказать, что их не было совсем. И тут Болотник совершенно случайно сталкивается с этим зверем, почти не имея понятия, как с ним бороться. Его размеры теперь играли против него самого, его зрение, слух и обоняние тут были бесполезны, а магией... Что он мог противопоставить невидимке, удивительно умело использующему иллюзии, почти что самое любимое оружие самого Мрачного? Даже естественное оружие, не считая клыков и когтей, газ, могло и не помочь: Хат не знал, улетела ли Раиша, далеко ли она, а потому мог подвергнуть опасности и её. Даже если бы она умудрилась какое-то время не дышать, то в зелёной дымке точно могла потерять направление и упасть...
Шанту вынырнула из травы слева. Болотник собирался снова ударить по ней, как вдруг кошку прошили шипы, выросшие из-под земли. Первая мысль была: "Какое счастье, что я не прыгнул туда!", а вторая: "Снова иллюзия!" Да-да, пантера попросту растворилась в воздухе, а на её месте только остались опасные острые шипы. Шанту должна была быть неподалёку, отвлекая иллюзией. Значит, и напасть должна в любую секунду. Тут откуда-то сбоку послышался голос радужной, которая кричала направление. Дух резко повернулся назад, чтобы заметить, как острые когти вышедшей на мгновение из невидимости шанту проскользают чуть ли не в миллиметре от глаз. Он даже не успел моргнуть, как избитое какими-то паразитами тело кошки снова пропало.
Это было просто чудом. Не повернись Дульхатрин, он бы получил не смертельный, но сильный удар прямо в затылок, что могло закончиться оглушением. И тогда прости-прощай, Болотный Дух! А обернись он слишком поздно, то остался бы без глаз и примерно с тем же итогом, что в предыдущем случае. Но был здесь и другой плюс помимо возможности ещё немного побороться с пантерой за свою жизнь: в голову пришла идея, как расправиться с опасной живностью.
Хат замер на месте, как будто был парализован. Он старался нащупать эмпатией направление. Если вы думаете, что это невозможно, то вы просто не пробовали. Если у вас нет конкретной цели, то вы можете накрыть определённую площадь вокруг себя своеобразным полем, внутри него будут ощущаться абсолютно все сознания (хотя это слов и не совсем верно) живых существ, которые туда попали. В толпе это делать не очень удобно, поскольку поток эмоций может оглушить или даже оставить в бессознательном состоянии незадачливого эмпата, но вот чтобы найти одну-две цели подобный способ очень подходит. Главное, чтобы вас за время поиска не успели убить...
Эмоции животных довольно примитивны, от этого их проще уловить, так что Дульхатрин быстро отыскал шанту. Это был огромный комок злобы и ярости, яростного и бешеного голода, отрубающего последние крохи разума, оставляя только гнев и выбранную цель. Всё это оказалось настолько сильно, настолько ярко, что Хат зашипел сквозь зубы - голову чуть не разрывало, нещадно жгло этими эмоциями, сознание выло под ними. На какую-то секунду ему показалось, что это принадлежит ему, его съедает эта ненависть...
Но к счастью, это только показалось. Хат снова, на этот раз более осторожно, выпустил поле. Шанту неожиданно оказалась прямо перед ним, и тут же Дух получил когтистой лапой прямо по морде. Ноющая челюсть отозвалась вспышкой боли, однако это вполне приемлемая цена - Болотник успел раскрыть пасть и вцепиться в ускользающую кошку. Кажется, это её бок. Рот наполнился кровью, воздух замерцал перед мрачным - это хищница теряла свою невидимость. Отчаянно извивающееся тело держать было неудобно, да и шанту всеми способам старалась вырваться, колотя хвостом, лапами, щупальцами, пытаясь достать до Духа. Жмурясь, чтобы защитить глаза, он немного ослабил хватку, и этого вполне хватило пантере, чтобы вывернуться и скрыться в траве, оставляя за собой кровавый след. Рана не была смертельной, да что там, она только раззадорила зверя - зубы сомкнулись на шкуре, не задев толком даже мышц. Другое бы животное убралось подобру-поздорову, видя, что противник сильнее. Однако эта шанту настолько ослепла от голода, что уже не могла бросить свою добычу. Хату нужно поторопиться, если он не желает упустить шанс убить кошку раньше, чем она оправится от неудачной схватки.

как-то слишком пафосно вышло...

+1

102

Узнать каково это - встретить Шанту, - попробует и осмелится далеко не каждый. Слишком много слухов про него ходят. Шанту - зверь-мираж - слишком опасное существо, чтобы его встречать каждый день, чтобы на него охотиться. Вы не будете на него охотиться. Он охотится на вас. Его мощного когтистого удара достаточно, чтобы если не убить, то оглушить и надолго. Его клыки беспощадно лишат тебя жизни, разодрав глотку. Одно неверное движение и тебя не стало в этом мире. Вроде чего стоит этот удар? А чего стоишь ты? Стоишь для других. Только сейчас пернатая могла понять, что Хат не просто так вылез из своего укрытия и мчался сломя голову на помощь и на защиту. И сейчас радужная поняла, что тот рисковал своей жизнью ради нее. Вроде виделись давно, а друзья. Надо что-то предпринять. Но что именно? Мысли мелькали, словно светлячки, в голове. Они разбегались по всей несчастной головушке. Надо как-то ему помочь, а то недолго ему и коньки скинуть. Прижимая уши к голове и оглянувшись, Рая хотела бы сделать Путы или Шипы, но не факт, что они заденут самого Духа. Шипы могут сильно его поранить, а в Путах может запутаться. Как помочь же? Ну. Еще чуть-чуть и Раиша почувствует себя бездарностью, начнет паниковать. Но, нет, надо держать себя в лапах и уверенно стоять на своих четырех. Как сильно ты этого не хотел. По самое «не хочу». Буду надеяться, что с ним все в порядке будет. Наблюдая за тем, как Хат разбирается с кошкой, которая так и хочет расцарапать ему глаза. Навострив уши, Саша прищурилась и расправила крылья, благо, те уже не так сильно болели. Раскрыв крылья, драконесса спрыгнула с камня и взлетела ввысь, подаваясь порывам ветра, благо, что крылья это позволяли. Взмахивая крыльями, драконица озиралась и резко сложила крылья, направляясь к Хату и Шанту. Прижав уши к голове, радужная вскоре выкрикнула:
- Закрой глаза! - расправляя крылья, крикнула она и стала дожидаться, пока тот закроет глаза. Для этого стоило дать два варианта, зачем Рая так поступила. Даже три. Первый: Раиша не хотела, чтобы Хат потерял свое зрение, если капля попадет, то будет очень сильно жечь, если не потеряет зрение, то немного испортит себе зрение, а это не есть хорошо. Второй: надо было ослепить Шанту и чуть-чуть ее хотя бы обезвредить так, чтобы она меньше дергалась. Третий: Рая не хотела, чтобы Хат ее увидел в таком состоянии. Но все равно надо было чем-то рисковать для жизни друга. Как и сейчас. Хочешь - не хочешь, а надо было. Обмен какой-то.
Приближаясь к Хату и Шанту, Раиша быстро раскрыла цветок и выпрыснула яд прямо в глаза хищника, стараясь не задеть самца. Но если и прыснуло немного, то он может почувствовать прохладу, как от брызг воды, а потом жжение, будто в царапину налили какое-то обеззараживающее средство. Неприятно. Но не смертельно. Прижав уши к голове, самка раскрыла крылья и попыталась приземлиться, но тут же снова поморщилась от боли в крыльях. Слишком много резких движений. Нужен отдых для крыльев. Обернувшись в сторону крупных силуэтов, которое вырисовывало слабое зрение, драконица развела в стороны уши, услышав шипение кошки, которая испытывала не самые приятные ощущения.

+1

103

Дульхат оглядывался по сторонам. Кошка ранена, но это только хуже: она зла, она станет яростнее, будет сражаться теперь до последнего. Да её агрессию и ненависть к Болотному Духу практически можно было ощутить кожей, попробовать на вкус и услышать без всякой магии! Хотя, может, Мрачному просто фантазия подыгрывает в стрессовой ситуации? Увы, это не помогает, наоборот отвлекает сильнее... Совсем некстати. Перетаптываясь на месте, постоянно поворачиваясь, Хат попытался отыскать шанту так, без помощи магии. Дело в том, что вчерашние похождения на болоте отняли довольно много сил даже у него, Духа, а при неудаче это может сыграть с ним злую шутку. Очень-очень злую.
Да и Раиша где-то маячит на заднем плане, что только прибавляет головной боли Дульхатрину - если шанту решит атаковать более слабого соперника, то шанс, что радужная при этом не пострадает равен... Считать бесполезно. Кошка сильнее, кошка всё ещё более-менее удерживает свою невидимость. И кошка куда быстрее Духа, который банально не успеет добраться до драконицы прежде, чем та ощутит на своей шее острые клыки...
И тут же долетает крик Раи, отвлекая от просчёта ситуации. Дульхатрин недоумевает какие-то доли секунды, совершенно не видя причин закрывать глаза, хотя противника он даже и с открытыми отыскать неспособен. Но, кажется, пернатая придумала что-то стоящее, так что Дух быстро зажмуривается и пригибается для надёжности. Практически  мгновенно спереди послышалось шипение, напуганное шипение! Болотник чуть приоткрыл один глаз, как раз вовремя, чтобы заметить, как ставшая видимой кошка с воем спотыкается, почти падая на землю, жмурится и буквально орёт во всё горло, стараясь дотянуться до изорванного драконьими клыками бока. Кажется, Раиша то ли кинула в неё что-то или воспользовалась чем-то пока неизвестным Болотнику из своего богатого "арсенала", данного природой. И большая часть этого вещества попала прямо в открытую рану, другая же только чуть-чуть зацепила глаза. Но даже этого достаточно.
Дульхат изо всех сил рванул к ней, в три прыжка преодолевая оставшееся до цели расстояние, пригнул голову и протаранил её крепкой макушкой. Глухой удар, обозначивший момент столкновения, и противники валятся на землю вдвоём. Дух тут же дотягивается до обезумевшей хищницы, дробя мощными челюстями её заднюю лапу, а шанту в это время с диким визгом, режущим слух, изворачивается и впивается сразу и клыками, и когтями в морду дракона. Тонкая чешуя буквально трещит, раздираемая пантерой, но и Мрачный тоже старается вовсю. Пасть Духа сначала несколько раз с громким чавканьем сдавливает лапы, а затем рвёт бок, живот и спину хищника. Какое-то время тварь ещё продолжает пытаться отбиться, рыча, царапаясь и кусая - до крови, где шкура была потолще, и почти до мяса там, где она была потоньше. Однако с каждым новым укусом, с каждой новой попыткой причинить новый вред шанту ослабевает ещё больше. Когти пару раз мелькают в опасной близости от глаз, но уже без прежней скорости и силы. В конце концов пантера несколько раз конвульсивно содрогается, её с хрипом рвёт кровью, и она затихает. Хат, напоследок ещё немного встряхнув  безжизненным телом - только кровь и мелкие кусочки плоти отлетают в траву - отбрасывает изувеченное его в сторону. Он морщится, кривит морду от боли - давненько его так не драли. Конечно, раны не слишком серьёзные, вероятно, что от большей части даже и шрамов не будет, но вот неудобства они доставляют очень много.
С шумом выдыхая, Дульхат кидает последний взгляд на труп шанту, больше похожий на какую-то странную кашу из шерсти, вывалившихся органов и сломанных костей, а затем отворачивается. Теперь его занимает больше Раиша, нежели поверженное с трудом создание.
- Ты. Какой Бездны, милочка? У тебя лишняя жизнь в запасе осталась? Кажется, тебе ясно было сказано улетать, нет? - в голосе нет ни гнева, ни злости, только лёгкое раздражение. Своим поступком Раи вполне могла угробить не обоих, так кого-то одного точно. И это с большей вероятностью была бы она сама... Но сегодня Звёзды им благоволят. Впрочем, Хат, посверлив самочку взглядом, отворачивается, кое-как стирает лапой кровь с глаз, шипя, когда не очень-то хорошо слушающаяся конечность задевает края ран, и медленно топает дальше, вглубь плато. Дорогу на болота ему всё-таки хочется найти больше, чем обсуждать сейчас что-либо.

0

104

И тут безнадежность накрывает пернатую. Безнадежность от беспомощности. Безнадежность от того, что она не может помочь дракону, который вроде как и не знакомый, но и не друг. Приятель. Ближний. Но в такие моменты всегда можно было понять, что все друзья, то есть помощь ближнему. Хоть какая помощь: то ли помочь с делами домашними, то ли просто помочь советом, то ли помочь в беде. Конечно, любой настоящий друг не бросит друга в беде, но тут и стоило задуматься. Вроде бы надо спасаться, как и сам Хат того желал, чтобы она улетела, спасая свою шкуру, но вместе с этим она проявит эгоистичность, не помогая своему ближнему. Взаимопомощь. Взаимовыручка. В такие моменты стоило задуматься, как поступить. Улететь или помочь. Но именно второй вариант выбрала Раиша, ибо на предательство и подставу она не пойдет ни за что в жизни. Пришлось потерпеть боль в крыльях и стараться не замечать на грозную опасность, которая могла бы лишить жизни если не одного, то обоих.
Остановившись на месте, прижимая уши к голове, прикрыв глаза и наклонившись, складывая крылья к бокам, Раиша уже почувствовала себя не в своей тарелке, будто нашкодивший кот, которого отругали. Повернувшись в сторону Шанту и Хата, радужная дернула уголком губ и посмотрела на Хата, которого раздирала, по крайней мере, пыталась, кошка, а Болотный уже потихоньку с ней разбирался и заканчивал. Сейчас крутились вопросы как: «Увидел ли? Заметил?» и другие. Самочувствие дракона ее, конечно, беспокоило, но не больше замечание того, что пернатая так долго скрывает от всех окружающих. Конечно, будет неприятно, если Хат заметил цветок, из которого прыснул яд. Но Саша старалась скрывать свое беспокойство и придумывала какие-нибудь оговорки, если Дух таки спросит, что она сделала. Но оговорки как: «Зелье» и прочее будут слишком уж банальными. Надо будет пораскинуть мозгами дальше, чтобы ничего не заподозрили.
Заметив Сейсмикой, все это время работающей, Рая дернула ухом в сторону шорохов, прислушиваясь и повернувшись туда, взглянув через плечо. Хат к ней направлялся, а вид его не гарантировал чего-либо хорошего. Ну, как говорится, до свадьбы заживет. Что царапины, что само выражение морды. Прижав уши к голове и чуть прикрыв глаза, дипломатка повернулась к нему всем телом и тут же поддалась назад из-за, как ей показалось, резкого выпада Болотного. Сглотнув и опустив взгляд на землю, отстраненно куда-то посмотрев, самка вздохнула и закрыла глаза. Она сейчас находилась словно в трансе, чему-то прислушиваясь. Но нет, она просто не нашлась, что ответить, но через секунду, когда Хат уже отвернулся и направлялся куда-то, она открыла глаза, сев на задние лапы, и тихо произнесла, но эти слова можно было очень четко расслышать.
- Не избегай друга, в беде находящегося. Познав несчастье, я научилась помогать страдальцам. И лишь тогда сам поймешь, что не все потеряно, а в беде всегда поможет тот, кто очень хорошо знает, что перед тобой верный друг, - сухо произнесла она, смотря стеклянным взглядом куда-то вперед, сквозь Духа. Дернув хвостом, Рая встряхнула головой и прищурилась, как бы смотрела на своего противника, встала на четыре лапы и смотрела уже на Хата, чуть к нему подбежав рысью. - А ты бы хотел, чтобы я оставила тебя на растерзание этому монстру? - драконица указала крылом на труп Шанту, из которой все также немного текла кровь. - Однако если ты этого хочешь, я могу улететь прямо сейчас, чтобы тебя не раздражать, - снисходительно проговорила она, наклонив голову и взглянув на изувеченную морду Болотного, прижав уши к голове, ожидая какого-либо приговора.

Извини за маленький пост.

Отредактировано Раиша (29 Июл 2013 22:22:50)

0

105

Кровь всё равно потихонечку заливает глаза. С каждым шагом раны отзываются болезненными ощущениями и новые капельки крови так и норовят закрыть обзор. Но совсем не это мешает разглядеть землю под лапами, хотя и доставляет существенные неудобства. На уме так и крутится Раиша. Как она чуть судорожно сглатывает, прикрывает глаза, опускает точёные ушки. Как подаётся назад, резко слишком. Как, впрочем, и всегда, Дульхат привык. Но почему тогда ему на ум старательно приходит картинка того, как он наотмашь бьёт её по симпатичной мордашке? Почему кажется, что она того и гляди заплакала бы? Но нет, она же сильная. Это драконы выяснили ещё в первую их встречу, когда радужная случайно оказалась не в том месте, не в то время... А если бы не оказалась?
Болотник много чего не любит. Общество, назойливость. Разговоры ещё. А вот думать очень даже любит. И Дульхату всегда было интересно, как обернулась бы его жизнь, не произойди все те не особо многочисленные встречи, которые произошли, не будь сказаны те слова или будь они сказаны совершенно иначе. Возможно, сейчас Болотника тут вообще не было бы. Лежал бы где-нибудь в своих топях, лениво выдувая пузыри воздуха под водой, да наблюдая за тем, как мимо проходит жизнь на его драгоценных болотах. А что, привычное дело же. Или, может, оказался бы здесь, но стоял бы сейчас и разглядывал останки трупа, такого, что даже и не поймёшь, что это был за дракон. Было бы ему хоть немного жаль в таком случае? Вряд ли. Не до них ему.
А ещё Дульхат верил, да и продолжает верить в судьбу. Верит в то, что где-то есть план, согласно которому всё происходило, происходит и происходить будет. Возможно, Раиша сегодня должна была умереть. В когтях глупой кошки, движимой заложенными в неё инстинктами. Нелепо и, пожалуй, всё-таки печально. Однако Дульхат кинулся её спасать, с перекошенной от злобы мордой. Или не только от злобы? Внутри ведь кольнуло невольно, заставило рвануть изо всех сил так, как никогда раньше. Страх? Дух бы не поверил. Раньше. А сейчас толку скрывать от себя самого свою же слабость? Страх за Раишу. За маленькую дипломатку, которая собирает на свой хвост чуть ли не все приключения в округе. За сильную, независимую самочку с окраской, которой позавидуют самые распрекрасные птицы из тропических лесов. "Аж от самого себя тошнит," - Хат фыркает, отгоняя от себя навязавшиеся мысли. Не о том он думает. Нужно сосредоточиться на сохранении теперь уже своей задницы. В конце концов, осложнения даже с такими довольно лёгкими ранами ему нафиг не сдались.
И вот снова Раиша встаёт перед глазами. Только теперь уже в реальности. Дух притормаживает, ждёт, попутно одаривает её ещё более хмурым взглядом исподлобья. Самочка говорит, машет крылом в сторону трупа шанту. Дульхат с каменной миной смотрит туда же, отмечая про себя, что, судя по состоянию тела, был просто невероятно зол, а затем обратно на радужную. Раздражает ли его она? Сейчас - безмерно. А хочет ли он, чтобы она ушла? Честно сказать, Хат и сам не знает. Как это странно не звучит, но общество этой драконицы ему даже приятно. Поэтому поразмыслив с минутку, то ли действительно обдумывая этот вопрос, то ли просто из природной вредности оттягивая время, он вздыхает, словно говоря "Это шантаж, женщина!", мотает головой, чуть морщась от досады - даже при таком простом движении раны на морде начинают покалывать, и снова идёт дальше. Зато, может, не так скучно дальше топать будет. Да и в случае чего, может, радужная сможет подсказать направление?
"Ну да, да, сваливай всё на рациональный подход," - ехидно Хат передразнивает сам себя и себя же следом просит заткнуться. Не хватало ещё и психическое расстройство схлопотать.

0

106

Если друг откажет своему другу в помощи, то можно сказать, что это не друг и вовсе. Самые опасные враги - это бывшие друзья. Миллион друзей, а в итоге - один. Лучших друзей найти очень сложно. Это случай один на миллион. Но почему же Раиша так уверена, что Хат - настоящий друг? Почему же он пошел ее спасать, а мог просто развернуться и уйти. Такие ситуации всегда проверяют на прочность. Рая - дракон суеверный. Может, эти нападения, эта схватка и защита друг друга, поддержка - все это было проверкой? Звездная Праматерь отправила этих существ. Проверка на дружбу и помощь. А может, это было посланием, что жизнь одного из них скоро закончится? Тира - победили без проблем. Шанту - убийца. Шанту могла бы убить Хата, но не смогла из-за того, что всего лишь одно слово изменило все. Слово «сзади». Всего лишь один крик. Всего одно слово. А оно повернуло ситуацию верх дном. Если бы Раиша улетела, то прости-прощай Дух. Шанту бы нанесла смертельный удар в затылок, тем самым оглушая его, а там уже, все, смерть близка. Но, нет, Рая осталась и помогла Хату. Помогла ему победить. Взаимовыручка.
Сегодня помог ты. Завтра помогут тебе, - эти слова очень оправдали ее ожидания. Надежда. Вера. Вера и надежда на крепкую дружбу. Но некоторые вопросы так и вертелись у нее в голове, почему же Хат решил поспешить на помощь. Они вроде не так сильно и были знакомы, но все же это очень помогло им спастись и помочь друг другу.
Для знакомства нужен лишь один миг, - стычка в Болоте. Стычка у Серых степей. Нейтральные территории. Опасность всюду и везде. Но Хат не оставил ее без внимания. Как и сейчас. Воспоминания. Думы. Знакомство. Помощь Хата. Счет: два - ноль. В пользу Хата. Болотный помог ей дважды. Шестьдесят лет назад - он укрыл ее от дождя, а сам оставался снаружи, мокнуть. И сейчас. Он помог ей спастись от коварного хищника. Сейсмическое зрение начинало усиливаться. А само зрение сильно ухудшаться. Да, Рая с самого рождения была плоховидящей. И, похоже, скоро наступит время полностью ослепнуть. От чьих-либо рук или все же зрение ее по себе покинет?
Тяжело дышать. Труп. Кровь. В любой другой бы случай Рая потеряла сознание. Слабонервность. Нелюбовь к крови. Рая - драконица слабонервная. При любом виде крови начинает терять сознание. Почему же? Это судьба или сам нрав такой? Судьба. Все взаимосвязано. Если бы она нормально относилась к войнам, конфликтам и кровавым сражениям, то стала бы магом или воином. Но, увы, нелюбовь ко всему этому и слабая выносливость - получился дипломат. Дипломат, знающий свое дело. Дипломат очень опытный и умеющий найти общий язык практически со всеми. Сколько было дипломатических провалов? Очень мало. А побед? Намного больше. Раиша редко возвращалась домой ни с чем. Целеустремленность и самоуверенность. Не надо терять надежды. Надежда умирает последней. Именно. Надежда умрет только после тебя. После твоего поражения или победы. Никак иначе.
Кровь начинает капать с Духа. Кровь заливает ему глаза. Тот морщится. Рая вздохнула и прижала уши к голове. Тяжело дыша, она быстро оглядела Болотного и дернула ухом, задумавшись. Самое время использовать лечебное заклинание. Да, не зря. Ой, как не зря природа наградила ее такой возможностью - излечивать раны. Раньше Рая считала, что это заклятье ей не понадобится совсем, но сейчас самое подходящее время. Жаль, что опыта мало. Быстро обойдя Хата и встав напротив него, драконесса дернула хвостом, щелкнув шипами, словно хлыстом. Что-то тихо прошептав, Саша посмотрела в глаза Болотного и взяла его за лапы, плотно прижав уши к голове, отчего те скрылись в гриве. Прикрыв глаза, Садже в последний раз взглянула на него и закрыла глаза, расслабляясь и сосредоточившись на ранах Духа. Не говоря ни слова, та использовала способность исцеления Жгут. От лап начинали исходить тонкие нити зеленого свечения. Те начинали легко прикасаться к ранам, останавливая кровотечение и слегка затягивая раны, дабы быстрее зажили. На местах ран Дух мог почувствовать жжение, покалывание, зуд. А также облегчение.

+1

107

Хат никогда не жаловался на слух. В своём болотном мирке, который вовсе не молчал, но жил очень и очень тихо. Нужно было обладать воистину превосходным слуховым аппаратом, чтобы разбираться во всех шумах, которые чаще для постороннего посетителя все были не отличимы один от другого. Для Болотного же в его мыслях всё разнообразие звуков не ограничивалось простым определением. Болотные единороги передвигались грузно, шагая тяжело и немного деревянно. Плесенные гадюки ползали всегда настороженно, шур-шур - пауза -шур-шур - пауза. Обыкновенные лягушки прыгали гулко, напоминая иногда Дульхатрину огромные капли дождя, со звонки "плюх" приземляясь на лист или в воду или же с немного более глухим "пуф" - на землю. Драконы тоже были разные по своему "звучанию". Та же Раиша с шелестом перьев, едва уловимым шуршанием шерсти и частыми вздохами, напоминала старинную книгу, затянутую в слегка потёртую шкуру. Страницы - перья, обложка - шерсть, каждый переворот которых сопровождался печальным звуком дыхания. Но сейчас с этой книгой было что-то не так. Слишком тяжело отзывалась книга, слишком уж тяжёлой стала цепочка "вдох-выдох".
Можно спросить. Но радужная наверняка отмахнётся, сказав, что всё нормально. Она так практически всегда делает, даже если её состояние далеко от понятия "нормально". И хотя самочувствие радужной самочки Мрачного Духа заботило сейчас ничуть не меньше, чем своё собственное, лезть и проверять это дело магией он как-то не решился. Его вмешательство не осталось бы не замеченным, поскольку ни сил, ни желания концентрироваться на заклинании не было. А вторгаться так в её личное пространство... Нет, теперь уже не хотелось. Без её ведома.
Но вот радужная забежала вперёд и остановилась практически у самого носа Духа. Не ожидавший такой прыти Хат грузно подался назад и буквально осел за землю. Недовольное "фырк" выразило крайнее неудовлетворение, но и вопрос, поскольку Болотник совсем не понимал, что она собралась делать. Но Раиша держалась своего плана - глядела прямо в глаза ему и маленьким лапками ухватилась за его, огромные "клешни". Хат чуть не дёрнулся в сторону, словно желая скрыться от самочки, вырваться из её цепких пальцев. Но мелкие зелёные нити, вдруг протянувшиеся от них, заставили сидеть неподвижно, терпеливо ждать, пока жгутики коснутся то одной раны, то другой. Самих прикосновений Дух не ощущал, зато чувствовал лёгкое жжение, остававшееся после каждого. И действительно облегчение, потому как теперь царапины не доставляли столько неудобств, а кровь практически остановилась. Магия целительства, конечно. Слабая - Хат уже как-то видел это заклинание "во всей красе" - Раиша могла даже и не пробовать что-то сделать. Но нет, сидела же, с донельзя милым выражением сосредоточенности на мордочке и с закрытыми глазами. И свет. Свет от тончайших нитей её магии придавал ей совершенно потустороннее, чужое выражение... Когда-то Дульхат, пусть и случайно, назвал её слабой. Какой вздор! Может быть, она не могла похвастать силой, что физической, что магической, может быть, не могла двигать горы и щелчком пальцев останавливать любого врага, но духом зато она была сильна.
И вот жгутики стали затухать, потом и вовсе исчезли - драконица закончила со своей небольшой благодарностью - так решил назвать её поступок сам Дульхат. Пропал и свет, забирая с собой то ощущение нереальности происходящего. И как Дух не разглядел? На драконицу эта ситуация повлияла куда сильнее, чем на него, в целом, знакомого не понаслышке с такими стычками. Она была какая-то сникшая, действительно словно неживая, хотя и держалась молодцом. Не будь так Хат сейчас сосредоточен на ней, то и вовсе бы не заметил Сказывался и упорный, практически железный характер, и ещё не выветрившийся со схватки адреналин.  "Старый дурень," - ругнулся про себя Болотник, аккуратно сжимая ладони радужной своими. И крошечные тонкие лапы в них буквально утонули. А затем Дух аккуратно вытянулся, укладываясь на землю, подтолкнул к своему боку, разжимая пальцы.
- Заползай, прокатишься, - хмыкнул он с такими интонациями, что сразу понятно - отказ "злодей" не примет.

Отредактировано Дульхатрин (9 Авг 2013 21:06:27)

+1

108

Помочь другу - это же хорошо. Оставалось только надеяться, что все пройдет. Помощь. Взаимная. Оставалось надеяться, что, несмотря на этот случай, все останется на своих местах. Ведь через такие случаи и проверяют на прочность. Хотя обычно Рая и проверяла на прочность самцов, но молодых и ради забавы. Но эта проверка могла стоить им жизни. Один из них мог бы умереть в ужасных агониях.
Да, в этот момент Рая дышала тяжело и лихорадочно, прерывисто. Нервничала и беспокоилась. Однако драконица очень волновалась за своих близких и друзей. Была привязчива, но не навязчива. Она знала, кто ее друг, а кто нет. Она прекрасно понимала, что далеко не каждый может заметить в знакомом драконе верного друга, который всегда поспешит на помощь. Этот друг всегда сможет поддержать и помочь в трудную минуту, но, увы, не каждый на это способен. Да, Рая сейчас чувствовала себя не в лучшей степени. Голова ходила кругом, все расплывалось и в глазах темнело. Исцеление тела забирали силы, посему Раиша редко использовала эту способность. Да, вид у пернатой приобрел отстраненный, чужой оттенок. До того плоховидящие глаза и вовсе стали смотреть вокруг стеклянным взглядом, но это ненадолго. Большая трата сил - нужно просто восстановить силы, и все станет на свои места. Лапы наливались свинцом. Появлялась усталость и слабость. Да ладно. Это все пройдет и станет намного лучше. Через некоторое время. Будем, по крайней мере, на это надеяться.
Только Жгут перестал действовать, так Рае показалось, что она вот-вот упадет в обморок. Нет, это не от нервов. А от большой траты сил. Слишком много сил забрали эта схватка, эти заклинания, что говорить и о самом побеге, и заклинании, в котором очень мало опыта и много сил отбирает. Можно сказать, что пожирает. Вылечиваем других, а о себе не думаем даже. А так всегда случается. Когда твой друг попадает в передрягу, ты всегда забываешь, что творится вокруг тебя, что творится с самим тобой, а в мыслях крутится только образ друга, которому нужна помощь. Ты бежишь его спасать. Ты стремишься и помогаешь ему. А ты забываешь, что творится с тобой. Забываешь о боли, о врагах, которые издеваются над тобой. Ты думаешь только о своем друге, которому нужна помощь. Эгоизму нет места в таких случаях.
Только нити жгута исчезли, так Саша готова была уже упасть на землю в бессилии, но держалась. Встряхивала гривой, снимая наваждение усталости. Жмурилась, снимая темноту в глазах. Пыталась выровнять дыхание, снимая тяжелое и лихорадочное дыхание. Почувствовав прикосновение, легкое и аккуратное, драконесса приподняла голову, подняла взгляд на Духа и смотрела ему в глаза. Тот лишь аккуратно сжимал лапу дипломатки в своих. Казалось, что одно неверное движение и пальчики в ладонях Болотного просто-напросто поломаются, как сушеные ломтики пшеницы. Прижимая уши к голове, пернатая прикрыла глаза и тяжело вздохнула, слегка дернув крыльями и встряхнув гривой, убирая челку с глаз. И тут Хат медленно вытянулся, разжал пальцы, выпуская драконицу и легонько подтолкнул к себе, говоря ей, чтобы она залезла на него. Принцесса нашла своего белого коня, у которого потерялся прекрасный принц. Усмехнувшись, дипломатка взглянула на Духа. Тот явно дал понять, что отказ не примет. Что ж, остается только залезть и ждать дальнейших действий. Навострив уши и прикрыв глаза, Раиша быстро, словно белка на дерево, забралась на Хата, стараясь не выпускать когти, как она обычно делала, инстинктивно, чтоб забраться на дерево. Устроившись на Болотном, Рая тут же зажмурилась, почувствовав резкий порыв ветра, который подул ей в мордочку, взъерошивая гриву. Да, когда ветер дует в гриву, отчего та начинает колыхать, как огонь, придавало дипломатке больше шарма и красоты. В этот момент Рая почувствовала себя принцессой, королевой. Резко захотелось расправить крылья и крикнуть всем: «Смотрите! Все смотрите!». В такой момент просто захотелось обнять Духа и прижаться к нему, как к своему старшему брату.

+1

109

Чуть погодя к тону прибавился ещё и выжидающе-насмешливый взгляд, который, наверное, будь Дульхатрин не болотным, а огненным драконом, мог бы прожигать насквозь. Уж настолько в нём было полного жёсткого упрямства... Прямо ух! Ну а в ответ же получена улыбка, хотя больше она всё-таки смахивает на обречённую усмешку, словно драконица говорит "И ведь ничего не сделаешь с тобой..." И не так уж она была бы и не права. Болотник при любом раскладе найдёт, как исполнить желаемое. Даже если опыта в общении с таким загадочным противоположным полом практически по нулям - всё равно докопается и найдёт.
Но, слава Звёздной и всем Духам мира, радужная не усложняет поставленную перед ней задачу - маленькой малиновой молнией Раиша буквально взлетает на широкую спину Духа. Тот даже не успел толком разобрать движения лапок, старательно цепляющихся за мягкие складки мелких чешуй, только почувствовал лёгкие уколы когтей. Немного, всего пару раз. Конечно, это не нарочно. Если бы Рая выпустила когти намеренно, то лёгкими и щекочущими ощущениями Болотник явно не отделался бы. А так... Вроде и приятно даже вышло. Но вот всё же радужная самочка устроилась на его спине, настолько широкой, что могла преспокойно улечься, а место ещё осталось бы в таком случае.
"Пушинка, истинно пушинка," - с некоторым весельем отметил Хат про себя, поднимаясь с ворчанием на лапы и чуть жмурясь от с силой дунувшего ветерка. И ведь действительно, веса Раиши он практически не ощущал, особенно на ходу, и только разлившееся тепло по спине указывало на то, что кто-то его "оккупировал". А перед глазами так и стояла донельзя забавная картинка, как несчастную драконицу сдувает  этим самым налетевшим порывом ветра, а толстокожий Дух этого совсем не видит, преспокойно топая дальше по своим делам. Собственно, своими соображениями Хат не замедлил поделиться с самой радужной в попытке немного развеселить её и приподнять настроение.
Конечно, ему вообще-то следует поинтересоваться самочувствием подруги, разузнать, не болит ли чего, не ранена ли она вообще, может, помочь ей чем... Но Болотник рассудил, что лучше будет самочку отвлечь от мрачных мыслей, тем более, что по ней и так всё видно. Главное, чтобы когда шок от ситуации прошёл (ведь он не мог не быть), ей не стало хуже. А то ведь ещё и в обморок может упасть, что прикажете с ней делать? Нет, разумеется, Хат поможет, как сможет, но рассчитывать на особо удачный результат. В чём, в чём, а вот в целительстве он разбирался не так, чтобы очень...
- Куда сейчас направимся? Отвезти прекрасную даму к её родным землям, или же она изволит почтить своим присутствием скромное жилище Болотного Духа? - язык чуть заплетался, поскольку говорил Мрачный быстро, а с непривычки произносить такие тирады, согласитесь, весьма трудно. Но оно того стоит - Раиша, вероятно, оценит подобную игру и, хотя бы из желания не подводить друга, примет в ней участие. А так всяко интереснее, чем идти в молчании. Тем более, что дорога в любом случае предстоит отнюдь не близкая.

+1

110

Надо всегда находить компромисс в любых ситуациях, даже если ты хочешь достигнуть своей цели любой ценой, а твой собеседник не хочет этого. Конечно, надо сдаться и найти какой-либо компромисс, чтобы обоим было лучше. Но в данный момент Рая не видела плохого в том, чтобы помочь Хату, чтобы тот был доволен. Однако она залезла на Духа и тоже была очень даже довольна результатом. Нет-нет, а она хотела отдохнуть, хотела забыть все проблемы и всю суету, что происходила вокруг. Они же победили. Они же должны отдохнуть от всей этой суматохи. Почему нет? Можно будет подольше побыть со своим другом, которого она давным-давно не видела, пообсуждать события и узнать чего-нибудь нового, что произошло до их встречи. Да, а рассказы могут быть долгими, интересными и захватывающими. Не помешало бы и провести несколько часиков со своим давним другом.
Устроившись на широкой спине Духа, Раиша скрестила передние лапы и положила на них голову, временами дергая ушами, вслушиваясь в звуки или просто от того, что в них дул ветер. Проще было бы их просто прижать к голове или закрыть в гриве, но из-за этого она же не услышит голос своего друга, слова, просьбу или еще чего-нибудь, что именно и заставляло ее оставлять уши торчком при ужасном условии, что ветер будет дуть в уши. Зажмурившись подобно кошке, Рая повернула голову, уложила ее на бок, чтобы удобнее устроившись, и вздохнула, наслаждаясь довольно приятной обстановкой и компанией. Да, компания Духа ей всегда нравилась и не предоставляла ей неудобства. Еще бы! Какие могут быть неудобства, когда рядом с тобой находится верный друг? Никакие. Абсолютно никакие. Да к тому же после падения и долгих перелетов крылья ныли и болели. Да и сейчас после схватки, когда она делала слишком много резких пиков крыльями, предплечья оных болели и зудели, что приносило не очень приятные ощущения. А тут Хат предложил на нее взобраться, будто догадавшись или каким-то странным образом узнав про травмированные крылья. Отдых.
Да, и тут интуиция драконессу не подвела. Не зря она уши навострила. Не зря уши стояли торчком, вслушиваясь в звуки, когда их с силой трепал ветерок. По крайней мере, чуткий слух не упустил возможности услышать слова, и сама Рая не прослушала. А это не могло радовать. Саша встала бодрячком и приободрилась тут же, услышав, словно родной для нее, голос Хата.
- Почему бы не второй вариант? Давно не виделись. Много нового могло произойти за все те года, сколько мы не видели друг друга, поэтому, если ты не против, к тебе в гости, - улыбнулась пернатая, взглянув сверху вниз на затылок Болотного. Прижав уши к голове и встряхнув гривой, драконесса снова положила голову на лапы и закрыла глаза, словно довольная кошка. И эта кошка так же довольно заурчала, что смог и почувствовать Хат, почувствовав по своей коже некую слабую вибрацию.

+1

111

Хоть Раиша и не была огненной от кончика носа до кончика хвоста, но всё-таки она существо теплокровное, для холодного Хата так и вовсе почти горячее. Приятное тепло от загривка до начала поясницы. Ровнёхонько между бесполезными поломанными и изорванными крыльями, прижатыми как можно плотнее к телу. Как будто кто-то аккуратно укрыл чем-то небольшим и невыразимо мягким, лёгким. Неощутимым даже. Вовсе не то противное ощущение медленно умирающего тела раненого в бою товарища (или же врага, бывает и такое), впопыхах взброшенного на спину кое-как и иногда - непонятно зачем. Нет, оставим печальные мысли, ведь это удивительно уместное тепло тела живого. Дульхатрину по-детски не хочется расставаться с этим интересным и приносящим душевное удовольствие ощущением ни сейчас, ни потом, когда уже будет действительно пора.
Когда Рая заговорилась, даже в её голосе слышалась лёгкая улыбка. Что ж, Болотник рад, когда она рада. Хотя, конечно, он этого почти никогда не показывает. И сейчас только чуть щурит глаза, будто вглядываясь вдаль, а на самом деле тоже улыбается вот так странно. Конечно, он не против. Разве можно отказать? И ему даже не нужно ничего говорить - правило "молчание - знак согласия" в полной мере подходит этому Духу. Поэтому он молчит, зная, что и сама пернатая прекрасно выучила его за всё время знакомства.
Тихо переступая лапами, Болотник чуть покачивает головой в такт ходьбе и едва слышно вдыхает и выдыхает с силой воздух. Несколько раз ноздри улавливают почти незаметный запах гнильцы и влаги. Кажется, это юго-восток. Медленно Хат поворачивает в нужном направлении, не переставая старательно "вентилировать лёгкие". Он ступает аккуратно, чтобы как можно меньше тревожить затихшую Раишу. А то с его походкой жирной утки, не тряской, но вихляющей из стороны в сторону, она точно через минуту рискует упасть на землю. Получилось бы очень нехорошо. К счастью, тело случается Дульхатрина на "ура", проблем не возникает...
И вот оно, наконец, верное направление! Теперь запах родных болот не кажется миражом, лёгкий, ускользающий, он всё-таки есть. Дух приободрённо поднимает голову выше, как будто хочет увидеть свою цель, хотя это невозможно. Впрочем, сей факт ничуть не принижает поднятого настроения Болотника. Тут и Раиша совершенно неожиданное начинает урчать. Нет, действительно урчать! Хат даже сначала сбивается, заваливаясь вперёд. Щекочущие вибрации у шеи едва-едва не заставляют Духа потряхивать мощной головой, он терпит и давит проступающую усмешку. А, может, сделать в ответ так же? Почему бы и нет. Дульхатрин старательно вдыхает и урчит, точнее, пытается. Гортанный звук больше походит на неясный гул далёкого камнепада или ещё больше - на звук закипающей воды. Мрачный тут же замолкает, посчитав свою затею не лучшей и внимательно начинает вглядываться вдаль, прибавляя ходу.
---->Болота

0

112

Приятное молчание. Приятная тишина. Иногда случается, что тишина пугает, но это не тот момент. Сейчас тишина ласкала слух и означала лишь одно: молчание - знак согласия. Это очень обрадовало пернатую, отчего та лишь тепло улыбнулась, хотя прекрасно знала, что Хат не увидит ее прекрасную улыбку на ее устах. Она же его словно оседлала, а он несет ее на свои земли - топи, вязкие болота. Комары, змеи, лягушки. Старые добрые времена. Да, радужная серьезно соскучилась по тем временам, когда у уха пищат комары, а рядом прыгает лягушка или проползает уж (гадюка). И сейчас Раиша могла навестить своего друга и эти земли, которые она давно не видела. Однако время летит быстро и никого не щадит. Хотелось просто вспомнить то время, когда она впервые встретилась с Хатом, который смог довольно-таки приемлемо и гостеприимно принять ее в свою круги знакомых, а может даже друзей, что не могло не радовать пернатую.
Прижимая уши к голове и довольно жмурясь, подобно кошке, драконесса продолжала тихо урчать, но после приоткрыла глаза, когда Хат начал движение в сторону Болот. Дернув правым ухом, чуть встряхнув челкой, чтобы убрать ее с глаз, дипломатка взглянула вниз, под лапы Болотного и немного в удивлении вскинула брови, навострив уши. Лапы были исцарапаны, но раны немного были затянуты, благодаря исцелению пернатой. Вздохнув и вытянув шею, положив голову на передние лапы, драконица снова закрыла глаза и попыталась устроиться удобнее. Качания из стороны в сторону при шагании Хата усыпляли пернатую, отчего та подавила зевок, обнажая свои белоснежные и многочисленные клыки, мимолетно раскрывая цветок, которым она помогла Хату защититься от хищника. Быстро облизав высохшие губы, сжав губы, пернатая дернула губой, а после прижала уши к голове, закрывая глаза, чувствуя грузные шаги Болотного.
Открыв один глаз и взглянув вперед, дипломатка снова навострила уши, вглядываясь вдаль. Закрыв глаз, она после невольно потянулась, вытягивая когти, но не впиваясь ими в тело Духа. Да, ощущения были не самыми приятными, когда в тело впиваются острые когти. Дернув ухом и повернув его в сторону, Рая усмехнулась попыткам Духа заурчать. Булькание, а не урчание. Вполне вышло забавно. Кому-то это дается с самого начала, а кому-то не дано кошачье урчание. Глубоко вздохнув, пернатая снова прижала уши к голове, отчего скрылись в гриве.

Болота

0

113

Спустя 52 года

Чего понадобиться следопыту-ученому в такое раннее время суток? Не поздняя ночь, не полдень, не вообще время завтракать, а именно необычно раннее время для вылазки на чужие территории. Обычно в такое раннее время огненный вообще не вылезает, - да что там? - свой нос не высунет из теплой и уютной пещерки. Конечно, бывали случаи, когда он решится выйти наружу, и то ненадолго: попросту не выдерживал либо дикого холода, либо невыносимой жары. Хотя этому психопату и море по колено, и горы по плечо. В основном Крестовик выходил наружу: в лес, в горы, в болота, - ради каких-либо ингредиентов или чтобы поразмяться. Вариантов не так много. Но самые распространенные названы ранее.
Оглядываясь по сторонам и зевая во всю пастьку, огненный шатался из стороны в сторону, чтобы найти хоть что-то. Хотя он гулял бесцельно. Но даже какой-нибудь цветок ландыша будет для находкой. Даже кролик в норе - и то будет сувениром для его пещеры. Заячьи лапки, собачья голова и лисий хвост. Конечно, ему бы не помешало поймать Шикаяра, но брести в болота ему очень даже не хотелось. Терпения не хватит и бдительности. Сейчас Круэн очень хорошо напоминал сонную муху, которая пытается пролезть сквозь стекло, чтобы выбраться наружу, но это, увы, не получалось, после чего муха решила просто лечь спать. Почему, зачем и какого хренадия, Кру сам понять не мог, что его вытащило на природу подышать свежим морозным воздухом. Однако он этого не поймет и спустя лет десять. Если он об этом вспомнит, конечно. Но если ничего особенного не случится в этом месте и в это время, то он вполне может запомнить хоть что-то, да вот только не факт, что его оперативной памяти в мозгах хватит, чтобы запомнить такое важное событие.

+1

114

Роф открыл глаза. Местность вокруг за время его сна не особенно изменилась. Все тот же унылый пейзаж на продуваемой всеми ветрами равнине. Дракон недовольно глянул в сторону моря и с хрустом поднялся с места спячки. Зря я надеялся здесь новых животных найти, на редкость пустынное место. Да еще и море рядом. Море находившееся “рядом”, было в километре от того места, где дракон, замаскировавшись под камень, уснул. Саррус зевнул и, отвернувшись от моря, глянул в глубь материка. Его глаза встретились с глазами забавной зверушки, которую Роф определил как икорра. Этих четырехлапых, обладавших скорпионьим хвостом, дракон раньше не видел, но был наслышан о них. Дракон замер на месте, разглядывая животное, а то в свою очередь наклонило голову на бок и уставилось на Рофа. Быстрый, ловкий, мелкий... И ядовитый. На вид не особенно умный.Закончив визуальный осмотр, дракон сообщил зверушке:
- А теперь, мы посмотрим твое внутренние устройство. – Икорр дернул длинным ухом, словно не поверил своим ушам. – Потрошить тебя сейчас буду. – Разъяснил дракон и сделал шаг в сторону животного, но то при первом движении дракона бросилось наутек.
Дракон мысленно хмыкнул, поразившись сообразительности животинки, и кинулся за ней. Икорр был маленький и ловкий, но со своими короткими лапками он не мог убежать от Рофа, зато он с легкостью уворачивался от лап дракона. Ну и ладно, все равно ты устанешь быстрее. Ой! Ах ты, зараза! Роф получил быстрый удар скорпионьим хвостом при очередной попытке поймать животное. Удар соскользнул с чешуи, и кроме пары капель яда никакого результата достигнуто не было. Роф отдернул лапу и притянул к себе достаточное количество земли, чтобы она на сантиметр закрыла все тело дракона. Замерев на тридцать секунд, дракон укрепил землю до плотности камня, после чего кинулся догонять довольно далеко убежавшего икорра. Врешь, не уйдешь. Беглец тем временем скрылся за невысоким холмом, по всей площади которого встречались покрытые мхом камни. Перевалив за вершину холма, дракон обнаружил участок равнины, довольно часто поросший кустарником. Кустов было не особенно много, но их ветки густо переплетались, образуя почти идеальное убежище от посторонних глаз. За одним из кустов мелькнул знакомый хвост. Прятаться решил? Дракон громко рявкнул и, разогнавшись, врубился в куст, за которым пряталась будущая жертва вскрытия. Жертвы там, к сожалению дракона, не оказалось, зато со всех сторон Рофа окружили икорры. А, ну да, они же стайками живут. Так даже лучше, главное тела сильно не калечить. Защищенный каменной броней дракон не опасался яда, а четверо икорров не казались ему серьезной силой. Роф клацнул зубами и бросился к ближайшему икорру.

0

115

Продолжая поиски всего и вся в этом мире, сути, сущности и вообще смысла в этой бездарной жизни, Кру шастал из стороны в стороны, изображая дракона с похмелья или, как некоторые выражаются, с бодуна. Хотя сути в основном не меняет. Спросонья - это ландыши в снегу, а с похмелья - когда находишь. А с бодуна - это одна виверна синяя, другая налево. В основном сам Крест не видит в этом выражении и вообще деле логики, но иногда такие сумасбродные мысли могут привести к каким-либо открытиям, например виверны могут быть синими. У кого как, но Круэн всех виверн видит либо красными, либо зелеными, либо бледными. Очень просто: он их отлавливает по одиночке и ставит на них какие-то свои ненормальные опыты, которые всегда заканчиваются не очень удачно. Назовите слово, состоящее из шести букв, обозначающее неудачу, безысходность. Вторая буква «и». Из ряда вон? Фиаско, милые мои, фиаско.
Упав на землю больше от недосыпа, нежели от похмелья, Крестовик оглянулся по сторонам и широко зевнул. Как же хотелось взять и уснуть. Даже на снегу. Даже под снегом. В сути все эти две вещи и осуществились, конечно, с каким-то непонятным трудом. Крест проснулся лишь тогда, когда он понял, что у него обморожены лапы, хвост и крылья, а также сильно знобило, да и дышать стало тяжелее. Рывком встав на четыре лапы, отчего он начал качаться из стороны в сторону, оглядываясь с каким-то пьяным видом, мол, чо за фигня. Именно «чо». Хотелось просто тепла и уюта, а также СПАТЬ! В сущности Кросс никогда не понимал, каково это выспаться и иметь полноценную жизнь. Снова широко зевнув, да так что снежинка не в то горло пошло, самец закашлялся и тут на него наткнулось какая-то огроменая и быстрая штукенция, которая еще и царапаться умеет. Оглядываясь с видом «шо за хренотень, народ?», огненный помотал головой и встряхнулся от снега. Мимо него пробежал икорр. Вот так да! Конечно, сам икорр немного подзадержался, что помогло Кресту нанести мимолетный удар лапами по спине, но, увы, промах. Всего лишь еле заметно нанес царапину. Слепив снежок, Крест покидал его из лапы в лапу, закрыл глаза и завертелся вокруг своей оси. Сделав полукруг, он наугад кинул снежок. Открыв глаза, он увидел неподалеку от себя темную фигуру, напоминающую дракона. Если снежок попал в эту фигурку, то надо бросаться наутек. К чему Крест именно и приготовился.

0

116

Бетельгейзе возвращался домой. Он выбрался на нейтральные территории, чтобы поохотится, и на этот раз охота была весьма успешной. Один из воздушных драконов рассказал ледяному, что на серых равнинах пару дней назад заметил  стадо коронованных абаков, в составе которого полно самок и детенышей. Кто ж тут устоит против такого соблазна – завалить абака и не возиться с его костяной короной.
Но чтобы обнаружить их, Гейзу пришлось немало покружить над равнинами. Абаки ушли ближе к горам. Уж неведомо, что им там понадобилось. От ветра пожелали укрыться или чувствовали дурную погоду? Бетельгейзе это не слишком волновало. Он настиг животных как раз тогда, когда они пытались выбраться на узкую тропу, ведущую вверх. Рискующие сорваться вниз абаки не могли дать достойный отпор дракону и самец без труда разжился мясом.
Теперь он держал путь на земли Воздуха, но прежде сделал небольшой крюк к Северному морю. Давненько он не видел большой воды, и это, по правде сказать, наводило на него тоску. Водная его половина была бы не прочь подышать соленым воздухом и разнообразить рацион свежей рыбой. Может, он так и поступить. Задержится здесь, разделается с абаком, искупается и изловит пару рыбешек на закуску.
Да, звучит неплохо.
Он сделал круг над морем и повернул к Холодному плато, желая задержаться там и пообедать. Однако тут его внимание привлекло странное движение внизу. Пестрый дракон, чуть поодаль еще один темный силуэт, несущиеся прочь от силуэта икорры. Пестрый что-то кидает им вслед. На охоту мало похоже. Это вообще мало похоже на что-либо, известное Бетельгейзе. А как учил его отец, неизвестно часто является зерном будущей опасности.
Ледяной пронесся над неизвестно чем занимающимися драконами, желая рассмотреть получше, что же они творят. Пестрый явно огненный. Возится со снегом? Огонь ведь холод и тем более замерзшую воду не любит.
Бетельгейзе грузно опустился шагах в тридцати от пестрого, осторожно положив тушу самки абака рядом с собою. Он не собирался вмешиваться в происходящее, но предпочел досмотреть представление до конца. Возможно, в скорости ему станет ясно, что же здесь твориться.

0

117

Ожидая какой-либо реакции от темной фигурки под названием дракончик, Кру уже собирался сматывать удочки, так погони, как таковой и не было, а он уже было надеялся, что за ним погонятся, а он будет смеяться и угарать, угарать и смеяться, как это обычно бывает. Ну, да, ребенок. Ну, да, делать нечего. А что тут поделать, если ему на месте не сидится и неймется постоянно? Он же Круэнта! Это же Круэнта, который постоянно находит приключения на свою пятую точку. А также на и без того бедную и еле соображающую головку.
Шмыгнув носом, дракон оглянулся и зевнул. Все-таки было холодно и он надеялся с этой погоней хоть как-то согреться и согреть того, кто за ним погонится. Но, увы, придется сидеть и мерзнуть, а также надеяться на чудо-юдо природы, которое снизойдет на него с небес. Кстати, о темной фигурке. Круэнта думал, что это и есть дракон. Ну, вы поняли. Погоня и все дела. А тут оказалось, что это была простая коряга. Ну, то есть дерево повалили и из него торчали ветки, изображая дракона. Надо лечить глазки, если даже простого дракона от дерева отличить не можем.
Почесав на месте лианы лапу, Круэн поворчал, мол, чешется, а почесать никак: лиана мешает. Да что поделать, если она не снимается? Снова шмыгнув носом и прошлепав куда-то вдаль плато, самец оглядывался по сторонам и надеялся хоть кого-нибудь да встретить. Ну а что? Ему скучно. А вдруг тоже кому-то скучно? Изображая, что он погружается в сугробы снега все глубже, мол, ВО КАКИЕ СУГРОБЫ, Крест печально вздохнул, что не получилось, ибо сугробы не такие большие. Это надо подождать еще месяцок-другой, а то, может, и недельки хватит, да вот только терпения не хватит.
Грузно сев на задние лапы, а ля я маленький ребеночек, возьмите меня на ручки, следопыт оглянулся (увы и ах, да, снова) и заприметил неподалеку от себя крупную фигурку. О радость! Воспрянув от счастья (как говорится, счастья полные штаны), самец было побежал, но передумал. А вдруг неправильно поймут? Впервые логичная и разумная мысля! И снова, и снова печально вздохнув, Круэнта огляделся по сторонам и решил проделать тот же трюк, захотев рискнуть на свою бедную головку, которая и так еле соображает. Да, он кидается снежками. Да, он псих. Да, ему жить надоело! Хотя про последнее надо еще подумать. Слепив снежок, Кросс побросал его из лапы в лапу и резко замахнулся в сторону незнакомой фигурки.
- Битва снежками! - закричал тот. Конечно, это прозвучало странно. Да, дурак. Да, ребенок. Да, делать нечего.

+1

118

Бетельгейзе наблюдал. Огненный вел себе, по крайней мере, странно. По крайней мере. Нет. Он вел себя безумно глупо. Ледяной, привыкший во всем соблюдать полнейшую дисциплину, не мог понять с чего б это взрослый на вид дракон ведет себя, словно тридцатилетний птенец.
Отсюда следовал вполне логичный для Гейза вывод. Дракон претворяется, пытается запутать, в то же время подготавливая какой-нибудь дерзкий план. Самым примитивным может быть предположение о том, что огненный решил посягнуть на добычу Бетельгейзе. Дракон именно так и думал, когда вдруг купавшийся в сугробе субъект кинулся ледяному навстречу.
Самец напрягся и припал к земле, готовый взмыть в воздух и, поднявшись повыше, дать достойный отпор. Но тут пестрый дракон резко затормозил. Он запустил лапы в снег и слепил снежок, которым и замахнулся на воздушного.
Тут Бетельгейзе уже перестал что-то понимать. Огненный, наверное, просто был умалишенным. Да, это многое объясняет. Но Гейзу - то что делать? Не кидаться же в незнакомца снегом, в самом деле?
И спокойно отобедать он мне, похоже, тоже не даст.
А почему бы не занять малого более важным делом? Абака Бетельгейзе хватит с лихвой, одна нога погоды желудку не сделает. А огненный на какое-то время отвяжется и даст воздушному спокойно поесть.
Во всяком случае, я могу поискать более удобное место, если фокус не удастся.
Гейз оторвал у абака переднюю ногу, сжал ее в лапе, размахнулся и швырнул ею в пестрого дракона. Лапа описала дугу и хлопнулась прямо за спиной играющего снежком огненного.

0

119

Пронаблюдав на реакцией незнакомца, Крушонок печально вздохнул, мол, его даже не поняли и не кинули снежок в ответ. Это очень-очень грустно, очень-очень печально, а также можно будет чего-нибудь сварганить, чтобы веселее жилось. Но что можно сделать Круэнте, чтобы жилось шумно и весело? Мыслей нет. А какие могут быть мысли у этого психованного дракона, как Крест? Да вроде никаких. Только безумные и сумасшедшие, от которых будет без ума только самый психованный и умалишенный дракон. Но, увы, разумных мыслей и вполне-таки адекватных, а также логичных, дракон придумать не может. А зачем думать? Меньше знаешь, крепче спишь!
Незнакомец с какой-то там тушкой около него, среагировал вполне-таки спокойно, что огорчило Креста. Но, блин, как можно согреться, если за ним даже не гонятся? Было бы весело, конечно, но Крестовик вовремя осознал, что за ним вряд ли погонятся, особенно в то время, когда около воздушного, как понял по ауре Кру, находится тушка. Но тут последовало что-то. Он что-то кинул ему. Но это явно не снежок. Больно уж большой для снежочка. Вопросительно изогнув бровь, Крест проследил глазами за этим неизвестным летающим объектом, плюхнулся на спину, когда осознал, что этот объект приземлился у него за спиной. Не успешно повернув голову, он и плюхнулся на спину, в попытках разглядеть этот субъект. Перевернувшись на живот и вопросительно посмотрев на неизвестный уже не летающий объект, дракон чихнул от снега, попавшего в нос. Встав на лапы и оглянувшись на дракона, потом на, так сказать, снежок, дракон присмотрелся к предмету и осознал, что ему кинули лапу от какого-то зверя.
- Так нечестно. Я ему снежок, а он мне лапу, - огорченно вздохнул Кросс и присмотрелся к лапе. - Как я понял, это абак. Коронованный. Коронный абак, ага, - закатив глаза, произнес он.
Это, конечно, мило, что обо мне заботятся, пытаются даже покормить, но я всего лишь хотел поиграть, побегать и хоть чуточку согреться! - обреченно подумал самец и вздохнул, растирая замерзший нос лапой. Взяв лапу абака в руки, дракон взлетел, взмахнув крыльями, и пролетел над воздушным дракон, отпуская лапу. Насчет того, что лапа приземлиться около дракона, он гарантировать не мог. Не факт, что упадет на голову, как снег на голову, ага. Приземлившись сзади дракона, Крест заметил, что у него начинается сонливость и усталость, как при простуде и температуре. Шмыгнув носом, огненный вздохнул.
- Спасибо за кормежку, но я не голоден, - серьезно и холодно, как снег под лапами, проговорил Кру.

+1

120

Бетельгейзе не терял времени даром. Притянув к себе тушу, он принялся методично с ней расправляться, попутно наблюдая за пестрым дракончиком. Тот вел себя совершенно неадекватно, что окончательно укрепило мнение ледяного о безумии огненного. А огненные сумасшедшие драконы – не лучшие гости за обедом и ужином.
На высказывание пестрого Гейз ответил неразборчивым урчанием. Он не желал разговаривать с набитым ртом – тем более абак попался очень даже вкусный. Однако полагал, что мясо куда лучше снежков. Снежки нельзя есть. Вернее, есть - то их можно. А вот получать от них энергию – нет. Но что взять с сумасшедшего? Ведь именно неспособность их мыслить логически выделяет их среди разумных и здоровых собратьев.
Дарованная пестрому конечность приземлилась аккурат на спину ледяному. Вздрогнув от удара, он обернулся и осторожно обнюхал возврат. Запах ему не понравился, и, осторожно стряхнул с себя пропавшую даром еду, он отшвырнул ее подальше. Теперь в сторону пестрого он не целился. Но на минуту Гейзу подумалось, что огненный сейчас сорвётся с места и кинется за улетающей лапой. И вновь скинет ее на спину Бетельгейзе.
-Дело твое, - мрачно ответил ему ледяной, поворачивая голову так, чтобы постоянно держать пестрого в поле зрения. – Но раскидываться мясом неразумно.
Он хотел было добавить еще что-нибудь, но передумал. Не факт, что огненный его поймет, а если и поймет – то, как истолкует? Откуда Гейзу знать, какую пляску в голове незнакомца затеют мысли?
-Тогда с какой стати ты тут околачиваешься? – не слишком дружелюбно. Впрочем, с чего бы это Гейзу проявлять дружелюбие к огненному, тем более совершено спятившему?

0

121

Если Крушонка можно назвать психопатом, то, да, у него не все дома, но в какой-то мере он вполне адекватный дракон, только по сто раз на дню может себе позволить подурачиться, посходить с ума, покривляться и так далее. Да, он может вести себя странновато, но он вполне нормальный дракон, у которого своенравные тараканчики в голове, которые могут нести такой бред, но, как говорится, не обращайте внимания.
Снежки вроде можно поесть. Только они грязные. И это вода. А водою можно напиться. Хотя... Не, не буду пробовать. Мне и своих проблем достаточно, хотя их у меня и так нет. Не, не буду пытать свою удачу. Хотя-я-я... - кратковременно задумавшись, спросил самого себя Круэнта, но, как обычно это бывает, он не пытался заморачиваться. Не любил он это дело. Как и его не любило это занятие. Не, думать - это не наша масть. Думать? Не, не слышали.
Посмотрев на воздушного, самец вопросительно изогнул левую бровь и взглянул на него, мол, что ты за бред несешь, чувак. Не, серьезно, что за бред? Нельзя мясом разбрасываться! Нет-нет, в этой фразу была своя частичка истины и правды, но НЕ ОН ЖЕ БРОСАЕТСЯ! Даже такой псих как Крест не видел здесь логики. Незнакомец противоречит сам себе. Подумав, что тот не помнит своих же действий десятиминутной давности, огненный почесал свою мало соображающую тыковку, то бишь затылок, он пожевал губами, словно опробовал сказанное на вкус. После этого можно было сказать, что эта фраза не понравилась ему на вкус, такой бякой оказалась! А это можно было сказать лишь потому, что темный секунду спустя поморщился, будто взял в рот что-то кислое, горькое или вообще противное на вкус.
- Кхм... Извините, но мясом разбрасывались вы минут десять ранее. А я ее всего лишь вернул, - протянул следопыт, взглянув на незнакомца и посмотрев на него так, будто впервые его видит, мол, ты вообще кто такой, из какой психушки сбежал.
- А вы какого хренадиуса здесь забыли? - скептично и хладнокровно ответив вопросом на вопрос, что было как раз таки в стиле Крушонка, произнес дракон, прикрыв глаза и смотря на незнакомца, ожидая ответа, реакции и вообще хрен знает чего.

0

122

Бетельгейзе одобрительно хмыкнул. А малый не промах. Ведь действительно, первым лапу огненному кинул именно воздушный. Хотя, Гейз-то  посылал пестрому воздухом подарок с намеком на то, чтобы дракончик его съел. Но суть ухвачена верно.
В следующий раз, когда решишь покормить неадекватного огненного, озвучь свои намерения, а после действуй.
Эта мысль Гейзу не понравилась. Он не любил чесать языком. И ему нравилось, когда его собрат понимал намерения воздушного без слов. Однако с этим огненным дело обстоит совсем не так. Сейчас пестрый казался ему более-менее нормальным, ладно мыслящим. Но ведь Бетельгейзе видел, что дракончик вытворял пару мгновений назад. Не стоит доверять столь резкой перемене, лучше быть настороже.
-Хренадиуса? – поначалу не понял собеседника дракон. Но тут же ему в голову пришла мысль, что это может быть лишь производное от вполне распространенного ругательства.
Как там называется болезнь, когда драконы начинают выдумывать новые слова? И оные слова кажутся им абсолютными по своему смыслу. Содержащими истину. Шизофрения? Или какой-то психоз?
Бетельгейзе не мог вспомнить. Лекарским делом он не слишком интересовался, но парочку раз слышал от воздушных-целителей такие вот умные словечки. И будучи существом, привыкшим к тому, что не все, обыденное для других, ему понятно, не постеснялся спросить значение. Оказалось, термины был сугубо привилегией целительства, и Бетельгейзе не надо было стесняться собственного неведенья.
-Пытаюсь ужинать, - коротко ответил пестрому Гейз. Не стоит вдаваться в пояснения, что отвечать вопросом на вопрос не слишком вежливо. Но зачем засорять мутную голову огненного объяснениями. Как он их еще воспримет? – Не голоден – отойди и не  мешай.
Хотя такой вряд ли уйдет.

0

123

Пока тот осмысливал все сказанное Круэнтой, оный в это время успевал забавляться со снегом и хвостом. Что-то где-то прикладывал, что-то где-то рисовал на снегу, что-то где-то раскалял свой крест на хвосте и наблюдал за тем, как снег начинает таять, оголяя землю. Что же, забава забавой, но и про разговор с воздушным забывать не стоит. И так он тут позабавлялся на славу. Конечно, он был бы не против и на снегу поваляться, но особо как-то не хочется простыть и мерзнуть. Нет-нет.
- Хренадиуса, хренадиуса, - поддакнул тот и поспешно закивал, мол, да-да, ты прав, ты угадал, думай быстрее, неуч долбаный. Конечно, он мог бы и разъяснить смысл этого слова, но не было желания с кем-то что-то обсуждать и что-то кому-то объяснять, спорить и так далее. Не для этого мозг огненного предназначен. Не для этого. Он предназначен, зафиксирован, настроен и функционален только для опытов над всякой живностью. Конечно, можно было бы поймать этого воздушного, которого даже и ловить не надо, просто связать и устроить над ним опыты! Опыты! Опыты! Больше опытов! Кру хоть и псих, но далеко не идиот. Он хотя и может устроить над этим бездарем опыты, эксперименты, но со стаей Воздуха распалять вражду как-то не особо хотелось. Хоть это и Светлый Альянс, хоть и так, и сяк имелась вражда, но Крест рисковать не особо как-то хотел. Лень было. Желания не имелось.
- Странное у вас предпочтение - покушать на нейтральных землях, - хмыкнул огненный, пожав плечами и повернувшись в сторону. Что-что, но и тут он не видел логики. Захотел бы поужинать, мог бы полететь на свои земли, чтобы его такие личности, как следопыт стаи Огня, не доставал и вообще не мешал. - Что же сами не улетите? А вдруг я захочу поесть ни с того, ни с сего и... - тут он испарился в тени и оказался напротив воздушного. -... сделаю так, - выпалил Кру резко, нагнувшись и вытягивая лапы, но ничего он отбирать не собирался. Ему, правда, не очень хотелось есть.

0

124

Гейз смотрел на забавы огненного и неторопливо ел. Дракон отнесся к наличию пестрого рядом с холодным смирением, словно к чему-то неизбежному. Шквальному ветру или лесному пожару. Он чувствовал легкое разочарование от того, что ему не удалось отдохнуть как следует. Однако раздражение не приходило, как и гнев. Бетельгейзе хорошо если испытывал одну эмоцию. Несколько – это уже что-то из ряда вон выходящее.
Повторять за пестрым измененное ругательство у ледяного желания не возникало. Он на миг замер, разглядывая огненного, словно раздумывая, а не прекратить ли ему эти беспорядочные телодвижения. Тем более, ледяному не нравилось, что огненные растапливает снег вокруг. От безумца исходил легкий жар, отчего Бетельгейзе чувствовал себя некомфортно.
Остудить бы ему голову.
Но разум подсказывал, что схватить этого мальца и взмыть вверх так высоко, насколько позволит разряженный воздух и пробыть в темнеющей вышине где-то с полчаса, пока огненный не остынет окончательно – не лучшая идея. Пусть и кажется Гейзу заманчивой.
Безумие холодом не лечится.
На вопрос огненного Бетельгейзе предпочел не отвечать. В большей степени потому. Что он уже наелся и чувствовал, как приятное ленное тепло растекается по телу, заставляя веки тяжелеть. В таком состоянии и говорить-то не хочется.
Странно, отчего тепло от еды так приятно, а от окружающих несет лишь неприятности?
Но тут пестрый исчез. Сонливость с Гейзом как вьюгой сдуло. Теперь огненный возник прямо напротив ледяного. Спина изогнуто, словно у драконовой кошки, лапы тянутся к Гейзу. Тело ледяного среагировало раньше, чем дракон понял, что пестрый просто играется.  Бетельгейзе не стал вскакивать, а распахнул крылья, взмахнув или и поднимая переднюю часть туловища, увеличивая расстояние между собой и огненным. Передние лапы схватили первое, что им попалось – тушу абака. И дракон от души отмахнулся от пестрого своей добычей. Морда абака должна была соприкоснуться с мордой или шеей пестрого.

0

125

Как можно назвать надоедливое и назойливое существо, от которого так и хочется отмахнуться тапком, а лучше газетой, дабы было сподручней? Мухой. Комаром. Осой. Пчелой. Любым назойливым насекомым, но не драконом точно. И эту роль насекомого играл Круэнта. Разве что только не жужжал под ухом и не лез под лапы. Хотя про последнее остается еще подумать. Ну, подумаешь, мешается под лапами. Ну, подумаешь, мельтешит. Ну, подумаешь, лезет куда ни попадя. Это же Крушка! Крушка. Он и Кружка. Кружка в шкафу. Кружка на полке. Пылящаяся кружка в шкафу на полке. Ну, вы поняли, короче.
В каком-то своем понятии огненный - это существо, у которого в жилах течет огонь. Да, Кру в своем понятии огненный. Но он еще и темный. Он больше похож на темного, у которого имеются огненные способности. Конечно, следопыт обладает способностями Тьмы, Огня и Крови. Но кто потом обвинит Крестика в том, что он выпил кровь из глотки воздушного? Крушка же такой невинный, такой беззащитный и такой беспечный, как барашек... Да вот только потом не жалуйтесь, что он забодал вас насмерть. Конечно, от него должно исходить тепло. Но если считать в процентах, то больше сорока процентов у него в крови течет Тьма, нежели Огонь, так что это тепло исходит от него в основном от нагрева Пламенных недр, ибо он там и обитает. Но что можно сказать? От бабушки ушел, от дедушки ушел и от вас тоже уйдет. Он беспечный колобок с крестом на... кхм... лбу...
Какую можно было ожидать реакцию от воздушного воина? Крест ожидал любую реакцию: от скептичного равнодушного взгляда до атаки, от которого темный улетит далеко и надолго. Но чего-чего, так он точно не ожидал, что ему снова кинут какую-то кормежку. Да, забавная история выйдет. Спросит кто-нибудь, где был и чего лыбишься постоянно. А ты ответишь такой счастливый, мол, так-то так-то, меня воздушный дракон накормил, азаза. Не, это вполне забавно, но такой РАЗРЫВ ШАБЛОНА, что аж вообще. Нет слов - одни эмоции... И те счастливые.
Как в него кинули оторванную башку абака, дракон этого не ожидал, отчего получил по лбу этой головой. Дезориентированный огненный упал на снег, держа в лапах «подарочек». Следопыт вопросительно взглянул на воздушного, потирая ушибленное место.
Теперь я точно знаю, чья морда меня будет постоянно приветствовать у входа в пещеру...

+1

126

Удар пришелся точнехенько по лбу безумного огненного. Тот хлопнулся на спину, обхватив лапами морду абака. Вид у огненного был ошарашенный и… счастливый?
Бетельгейзе опустился на все четыре лапы и пару минут просто смотрел на мелкого надоеду. А потом закинул морду вверх и расхохотался. Абсолютно противоречивый, невозможный огненный дракон, с глупо-счастливой мордашкой, прижимавший к себе морду добычи воздушного – это так выбивалось из привычной Бетельгейзе картины, что дракон не мог среагировать иначе.
Но позволить себе долго придаваться веселью – экая расточительность сил и отвлеченность внимания! Гейз резко оборвал свой смех и с подозрением уставился на пестрого.
Не забрать ли у него абака?
А, Темнейшая с ним, этим лиходеем! Гляди ж как в голову впился, словно она ему дороже всего на свете. Пусть с ним и остается.

Тем более, Бетельгейзе уже был сыт. Добрая добыча в холодный час, да еще под ужимки и прыжки местного шута. Что ж, поел и посмеялся – чего еще желать?
Дракон отступил на пару шагов от пестрого, не желая оставаться рядом с больной драконей головой. Гейз должен был оценить реакцию огненного перед тем, как покинуть Холодное Плато. Не хотелось бы, чтобы этот малый взвился за ним вслед и уцепился за крыло. Или может, хлопнулся бы ледяному на морду, закрывая глаза Сухаря своими лапами. Кто знает, чего от пестрого ожидать.
-Оставь себе, - обратился он к огненному. – Сможешь кидаться черепом. Это куда эффективнее снежков.

0

127

Нельзя сказать, что Кру был счастлив и вообще на седьмом небе от эйфории. Нет. Вовсе нет. Он был ошарашен, озадачен, но не счастлив. Да, он лыбился, как ненормальный. Настолько его данная ситуация смешила, что аж вообще, что даже смеяться хотелось.
Еще один разрыв шаблона. Да такой, что даже сумасшедшему Кресту захотелось встать на две лапки, держа в лапках голову абака, втихаря смыться от воздушного или потыкать в него палочкой, при этом говоря: «Чувак, с тобой все в порядке?». Что он чуть было не сделал минутой позже. Только палку заменяла голова, но все же Крест не рискнул в него потыкать рогом или своим когтем, а то еще, того и гляди, прибьют гвоздями.
И снова какое-то резкое, странное явление случилось. Смех прекратился, а тот вгляделся в Круэнту, словно считал его своим врагом народа... Ну, не врагом, но шпионом, точно. Испуганно глядя на незнакомца, странного незнакомца, чокнутого... Кстати, мозги воздушного случайно не перенеслись в голову абака, что тот даже сходить с ума начал? ...Кру перевел взгляд на голову добычи и постучал по ней, проверяя, там ли мозги незнакомца, авось откликнется каким-нибудь ощущением. Голова заболит, к примеру. Быстро посмотрев на дракона, огненный вздохнул и думал, чем это кончится. Но тут прозвучал голос воина. Взгляд. Вопросительный взгляд. Вздох. Одни «вз» вокруг. Конечно, захотелось сделать неадекватный поступок, но мысль о том, что, так сказать, собеседник мощнее его самого, оттянула темного от поступка.
- Но... но... снежками веселее! А черепом больно! И... - запинаясь, как маленький ребенок, проговорил ученый. - Череп может треснуть! - Хотя можно сделать так: подцепить и украсить черепок как-нибудь, а потом ночью подстерегать какого-нибудь растяпу и пугать его черепом, мол, я призрак! Уваха-ха-ха!

0

128

Бетельгейзе внимательно наблюдал за реакцией огненного. Тот теперь перевоплотился в совсем еще юного птенца, обидчивого и простодушного. Очередное подтверждение его безумия. Однако, однако…
Гейз пришел к выводу, что сейчас пестрый вряд ли рискнет предпринять еще одну попытку приблизиться к воздушному. Воин видел на мордочке незнакомца растерянность, если он правильно истолковал эту эмоцию. Темнейшая его знает.  Но сейчас он почти уверен, что если поднимется в воздух, то огненный за ним не последует.
Дракону не казалось, что снежки- это так уж весело. Он вообще не понимал подобных забав. Но опять же спорить с огненным не стал. Не только этот сумасбродный дракончик находил что-то веселое в подобном времяпровождении. Молодежь воздушных тоже не прочь порою пошвыряться снежниками и закрутить друг друга в ураганном ветре.
Кто на что горазд. Хорошо хоть этот - только на снежки.
-Дело твое, - равнодушно отозвался ледяной. – Треснет – другой найти сможешь. Или остывай вместе со снежками. Остывай.
И Бетельгейзе расправил крылья, оттолкнулся от земли и взлетел, стремительно набирая высоту. Задерживаться на плато он не собирался, да и охота порыбачить осталась вместе с пестрым на земле. Воин направлялся обратно, на земли стаи.
------------ Куда-то

0

129

Внимательно смотря на воздушного, Круэнта не знал что и делать. Одно дело поговорить с ним. но как на это еще срегаирует незнакомец, то еще вопрос. Однако тот не хотел, чтобы сине-голубой ушел от него, а то будет очень одиноко и грустно. Хнык. И плакать будем. И кричать. И ногами топать. И руками махать будем. Не бросайте нас! Кру так и чувствовал, что возьмет и протянет ручки, мол, на ручки хотим. Но, увы, Крест никогда не повзрослеет, следовательно и на ручки будет проситься, как двухлетнее дитя, от которого ожидай чего угодно.
Проводив задумчивым взглядом воздушного, Кру встал, отряхнулся от снега и оглянулся по сторонам, думая, где и чего можно схлопотать, а то и поболтать по душам, подурачиться. Только через некоторое время до Круэнты дошло, что у него в лапах еще осталась голова коронованного абака, которого можно спалить, отодрать кожу и оставить только череп, а потом пугать всех прохожих: Бугага! Я скелетик! Оживший скелетик, агага! Немного пощелкав когтями, огненный вызвал огонек и спалил кожу с головы абака. Посмотрев, что да как, Крест отодрал кожу, очистил от прочего, выковырял глаза, прочистил глазные и носовые отверстия, а после довольно оглядел результат.
Я оживший абакодракон! - с этими словами он надел череп себе на голову, попытался встать на две задние лапы, вытянув передние лапы перед собой, и покачиваясь пройти пару шагов вперед. Зо-о-омби! - после он встал на четыре лапы, снял череп, затем зацепил череп за набедренную сумку и взлетел, мощно взмахнув крыльями, оттолкнувшись от земли задними лапами.

Вересковая пустошь

Отредактировано Круэнта (19 Окт 2014 18:34:22)

0

130

Пещерные руины

Что его занесло, непонятно. Зачем он сюда пришел, тоже непонятно. Голова начинала раскалываться то ли ото сна, то ли от того, что он подцепил невиданную заразу. Эта зараза может быть двоякой. Раздвоенной, как его язык, который вот-вот вывалится изо рта. Благо, ветер был попутным. А если возвращаться на те земли, где было намного теплее и уютнее, то пришлось бы не лететь, а даже топать. А это не есть хорошо для такой уставшей туши, как этот огненный, который хотел лечь, отдохнуть, поспать, ну, и поесть.
Оглядываясь по сторонам, дракон пожалел, что свернул вообще не в ту сторону. Надо было идти туда, где было теплее, а не туда, где холоднее. Надо было идти в ту сторону, откуда ветер приносил тепло. Но нет же! Мы пошли вообще в обратную сторону, топали чуть ли не всю ночь, а еще удивлялись, почему мы все еще не пришли! Где же Пламенные недра? Где же Огненные земли? А они вообще в противоположной стороне! Заблудиться так ненароком можно. А это мы можем. Очень просто. Хотя с решением запоздали, так как мы это уже сделали - уже заблудились. А еще проще можем забыть дорогу обратно! У нас же географический кретинизм! Сами признавались одному воздушному, которому мешали спать.
Укрыв себя крыльями плотнее, Крест вздохнул и устало плюхнулся на снег. Да, просто плюхнулся на него, словно это был не снег, а какой-то коврик. Пушистый, мягкий коврик. Из шерсти какого-либо зверя. Распластав все свои конечности по земле, самец больше ни о чем не волновался. И не собирался этого делать. Хотелось выпить обезболивающее, уснуть, поесть. Да, точно поесть. Мы хотим есть. Хотим кушать. Хотим ЖРАТЬ. И снова кушать. А еще спать. Дрыхнуть. Нам дальше продолжать? Хотя словарный запас уже иссяк. И запас синонимов тоже. Глубже вздохнув, Кру зарылся в снег и накрыл голову лапами. Не кантовать. Мы спим. Только табличку повесить забыли. У нас же склероз.

0

131

Болота

Набрала землицы. То есть глины, конечно... не землицы. Да, особенной глины... и хватит. Только домой Бармия возвращаться не спешила. А застряла на плато, которое не выглядело очень уж безопасным местом для прогулки. Особенно такой массивной дамы. Но дама могла за себя постоять. И в отношении всяких там плато тоже.
Плавала она чудесно. Сильной была. И летать всё таки умела. А ещё верила, что скорее она скалу пробьёт, если что, чем скала её. И мысль эта самку только веселила. Стереотипными страдашками по поводу своих больших форм, широкой кости и всего такого Барм не мучилась. И вообще... у женщины должны быть формы! Изгибы. Всё такое. А не кожа да кости. Баба должна уметь и единорога болотного на плаву остановить... и в лавовое озеро окунуться.
Наверное.
Единороги-то ладно. А вот насчёт озера самка засомневалась. И как-то не заметила, как задумалась об этом. О том, какие они - лавовые озёра, как в них окунаться и есть ли смысл задерживать дыхание?
Вероятно, нет. Хм. Глупо-то как... думать об этом так всерьёз. Как ребёнок, честное слово.
Но тут на глаза попался незнакомый дракон, развеявший мысли об огненных пузырьках, принадлежавший, впрочем, к тёмному альянсу. Вёл он себя подозрительно, шёл как-то странно, а потом и вовсе плюхнулся в снег. И там и остался.
Выглядело это со стороны, как бы так сказать, подозрительно. Бармия и заподозрила неладное. В первую очередь то, что дракону может быть плохо. О том, что есть кадры, которые просто так ведут себя подобным образом, она подумает лишь после того, как убедится, что тот действительно не болен. Хотя и поведение от "просто так" частенько связано с заболеваниями. Головного мозга.
Прибавив шагу, древесная грузно протопала к дракону и, остановившись, осторожно склонилась над ним. Не очень близко, но достаточно, чтобы слышать, если он начнёт лепетать, точно на смертном одре.
- Вы в порядке? Вам плохо? - спросила она не то, чтобы бестолково обеспокоенно, а напротив - крайне серьёзно и осмысленно.

+1

132

Продолжая лежать на снегу и уже начиная об этом жалеть, так как под ним как-никак снег начинал таять и растекаться по земле, оставляя по всему телу мокрые следы, Крест глубоко вздохнул, все также лежа на оттаявшем снегу. Как же надоело. Как же хочется поесть. Как же хочется поспать. Поспать уж точно не удастся, слишком сыро, мокро и холодно. А мы и так простывшие и больные, так что надо будет наведаться к целителю и старшему магу, чтобы разобраться во всем. Может кто поможет. Но идти было лень. Лететь тем более. Не то было настроение. И состояние. Состояние с каждой проведенной здесь минутой ухудшалось, отчего и голова раскалывалась, словно по швам трещала. Только какие швы? Не было никаких швов. В этом была вся проблема огненного. Но накладывать самому себе швы не хотелось. Это же больно. Да и нужна причина, а голова пройдет. Наверное.
Вдали послушались грузные шаги. Скрип снега. Оборачиваться не хотелось. Но в шаги мы вслушивалась невольно. Только насторожило одно: они начали звучать быстрее, будто кто-то уже бежал рысью или просто быстрым шагом. Если это хищник, то пусть он нас съест очень быстро и без боли. На все было плевать. Не депрессия. Апатия. Равнодушие. Этот кто-то остановился и спросил, в порядке ли мы. Спросила. Это была самка, так как голос прозвучал женский. Не поднимая головы, Крест пробурчал что-то нечленораздельное. Не ругательство. Не проклятия. Просто он отвечал на вопрос. Но пролежав в такой позе с минуту, он повернулся к незнакомке и открыл глаза, посмотрев наверх. Очень спокойно. В любой другой день он бы пошатнулся или отпрыгнул в сторону, мол, у, страшила. Он не считал ее уродливой или страшной. В силу своего далеко от приятного характера. Да, мог бы таким поведением и обидеть. Но ему это разве тогда было бы понятно? Разве что сейчас.
- Нет, не в порядке, - просто сказал огненный. Серьезно. Кратко. Хладнокровным голосом. Создавалось ли впечатление, что он дышит на ладан? Нет. Создалось бы впечатление, что ему просто к черту это не сдалось. Будто он в депрессии, причем, настолько глубокой, что он даже в снег плюхнулся.

0

133

Самка чуть скривилась. И задумалась.
Чем она могла помочь этому бедняге? Для начала необходимо понять, нужна ли ему вообще помощь. А если нужна, то какая? Чем он, собственно говоря, болен? Выяснить это можно было. Но дракон не был земляным, хотя, судя по всему, принадлежал к тёмному альянсу. Свой, в общем-то. Но если он не захочет, чтобы целительница ему помогала, она не станет этого делать насильно. Если бы вопрос касался члена своей стаи, тогда она вряд ли стала бы спрашивать разрешения. Потому что сохранность родной стаи заботила несколько больше глупых капризов.
Драконица огляделась. Вокруг больше не было никого. Да и помочь в таких условиях мало возможно. С собой была глина, которую Барм экспериментально стянула с болот. И несколько скляночек по стандартной схеме. Того, что могло понадобиться в почти любой ситуации. И без которых целителю было бы непростительно даже зваться целителем.
А ещё морозный месяц, всё-таки. Холодно. Снег везде. От снега драконы не умирают, конечно. Они более могущественный, чем подавляющее большинство неразумных существ, часть из которых на зиму перемещается на другие земли, прячется и впадает в спячку. Но это доставляло определённого рода неудобства. Травки не сыскать. Костёр сложно развести. Хотя можно.
- Могу я Вам помочь? - всё так же спокойно поинтересовалась ворожея.
- Что у Вас болит?

0

134

Маг? Вряд ли. Мамаша, которая ищет куда бы излить лишнее внимание, заботу, ласку и так далее? Конечно, разумеется, нет. Целитель? Ну, наконец-то! Дождались! Мы, конечно, никого не искали, но очень ждали этой встречи. Мы желали встретиться с каким-либо лекарем или опытным магом. Если чего-то долго и страстно желать, то это сбудется. Мечты сбываются! Газпром. Хотя Газпрома как такового еще не изобрели и изобретать, похоже, не собираются. Ну и ладно. Без него хорошо. Продолжая смотреть снизу вверх на эту большую мамашу, которая могла бы поискать большое дитя (которое она в итоге и нашла) для выливания излишек ласки и прочего, дракон вздохнул и вытянулся, смотря куда-то вперед. Он устал. Он замерз. Он хочет спать. Он хочет... есть? Нет, есть он не хочет. У него болит голова, и усталость на него нагрянула слишком быстро. Все конечности словно свинцом налились. Даже вставать лень было.
- Голова болит, - еле приподнимая голову, чтобы сказать это более внятно, произнес бывший темный. При каждом слове стучали клыки, так как он лежал, положив голову на землю. О, ужас. Клыки длинные отрасли, неудобно. Неудобно говорить, неудобно ворчать и ругаться. Ворчать и ругаться не входило в наши планы, так что обидно вдвойне. - Вы же целитель, да? Излечить можете, да? - смотря на нее с мольбой и наивностью, верой и правдой в глазах, произнес дракон, впервые чувствуя себя беспомощным. Словно щенок, которому едва исполнилась неделя, а мать-собака или волчица ушла, оставив своего щеночка на произвол судьбы.

0

135

Излишек ласки и заботы у Бармии не наблюдалось. Наверное.
Ну ладно-ладно. Иногда накатывало. Но по большей степени к детям. И без фанатизма. Что до больных состайников и членов союзных альянсов (в подробности вражды Барм предпочитала не вникать. Политика - это не её), то им помогать - работа целителя. На то он и целитель, чтобы лечить совсем и окончательно, либо облегчать страдальцу муки.
В варианте настоящем было ещё непонятно насколько всё плохо.
- Целитель. Меня зовут Бармия. Я из стаи Земли, - представила ворожея и решила тут же приступить к делу. Поболтать ещё будет время. Сейчас важнее состояние дракона.
Голова, значит, болит.
Драконица приложила лапу тыльной стороной ко лбу дракона, потом к щеке. И чуть сощурилась. Температура есть. Может, даже жар. Если так, то голова вполне себе по этому и болит. Ещё и на снегу валяется. Приготовить толковый отвар тут не выйдет. Надобно отнести больного в более удобное для этого место. Пещеру какую. Обеспечить тепло и безопасность.
- У тебя жар. Ты сможешь идти? - если нет - придётся нести. Не велика проблем. Вон дрыщ какой. Барм по сравнению с ним не просто танк. Два танка.

0

136

Белая маска скелета начинала трястись при каждом вздохе, слове и просто от холода. Все-таки на снегу валяемся, а так и простыть можно, если уже это не сделали. Да, кровь у нас горячая, которая течет по жилью под названием сосуды и прочее. Крест давно убедился, что у него красная, темно-вишневая кровь, а не голубая, как у некоторых королевских кровей, которых еще надо встретить, если еще встретятся, конечно.
Тут дракон посмотрел на самку, которая проверяла его температуру вполне обыденным, но вместе с этим сложным способом. Нет, не термометром в задний проход, а прикосновением ко лбу. Это выглядело странно, ибо огненные на то и огненные, что они горячие как сам огонь. Ледяной при прикосновении к огненному расплавился, растаял бы. Наверное.
- Вы странная, - смотря снизу вверх на Бармию, которая уже позднее представилась, произнес огненный. Без сарказма, без насмешки, без издевательств и раздражения. Сказал, что думал, как маленький ребенок, который сказал, что один дракон жадина, потому что не отдает его игрушку, которую сам упер из-под носа. - Я же огненный. Как Вы измерили, есть ли у меня жар? - спросил он, пребывая в недоумении, ибо сам не мог понять, как она смогла определить.
Каждое движение глаз отдавалось болью в голове. Каждое движение тела болью в костях и ломкой. В костях ломило, ныло. Слегка приподнявшись на лапы, бывший темный понял, что он не только сможет идти, но и летать. Крылья не слушались, а всего трясло. Беспомощно взглянув на целительницу (!) стаи Земли (!!), дракон помотал головой, мол, нет, не сможет.

0

137

- Я же огненный. Как Вы измерили, есть ли у меня жар? - Бармия чуть качнула головой и улыбнулась. Получилось даже как-то снисходительно. Честное слово, не специально. Круэнта вызывал некоторую симпатию. Возможно потому, что был очень похож на ребёнка. Не факт, что он такой по жизни. Может, только от жара. Но дети нравились ворожеи. А потому и проявилась эта невольная симпатия. Ну так или иначе - она бы всё равно помогла. Окажись на месте Кру и кто-нибудь вовсе не похожий на ребёнка.
- На то я и целитель, - таинственно ответила драконица, не имея желания углубляться в объяснения и рассуждения. Взгляд её мутно-жёлтых глаз так и говорил: "поверь, тебе сейчас эта информация вот вообще не нужна."
- Мы довольно далеко от стайных земель. Но тебя стоит доставить к стайным целителям. А пока я могу помочь тебе только немного ослабить боль. Тебе всё равно потребуется лечение, - да, в общем-то. Посреди плато особо ничего не сделаешь. А в стае всё, что надо, есть. Плюс ко всему Бармия, откровенно говоря, не хотела долго возиться с огненным. Пусть возятся целители его стаи. Это их работа. А у неё своя. Причём незаконченная.
- Ты умеешь открывать порталы? - поинтересовалась древесная и села перед Кру, положив одну лапу ему на лоб. И начала целительствовать. Магия, конечно, могла бы помочь. Хотя бы временно снять жар и улучшить самочувствие.

0

138

Он похож на ребенка? Да. На взрослого? Вряд ли. Отчасти. На взрослого ребенка? Вполне. Дракон часто задумывался о том, почему он такой. Его родители не относились к нему как к ребенку, а после как ко взрослому? Облом, у него родители относительно рано скончались. И то из-за самого огненного. Крест чувствует угрызения совести? Конечно, нет. И не будет чувствовать. Он никогда не испытывал к ним должной внимания, и на него должным образом не обращали внимания. Есть и есть, пусть будет. Эдакий живой сувенир. Вот и сам огненный схватил эти черты характера от родителей, посему он заводит себе сувениры. Только мертвые.
А почему не некромант? - невольно подумал про себя Кру, услышав слово «целитель». После Бармия начала колдовать над Крестом. Тут он понял, что о нем могут заботиться. Зачем? Зачем она это делает? Чем он это заслужил? Глубоко вздохнув, дракон прикрыл глаза, слегка напрягшись, приготовившись ощущать хоть какое-то действо колдовства. Но он ничего не чувствовал. Только головная боль отступила, и лапы не так ноют, кости не так ломит. Чудо? Это целитель, детка!
- Если бы, - просто ответил Крест. Самец снова глубоко вздохнул.

0

139

Бармия чувствовала, пока занималась магическим целительством, что болезнь не собирается отступать. Она лишь приглушилась, временно притихла, но всё ещё находится внутри дракона. Это при том, что магия целительства древесной маски была более, чем просто хорошей. Будь это какое-то обычное заболевание, типа простуды, даже очень сильной, Барм удалось бы вылечить огненного. Но этого не произошло. И это напрягало.
Самка нахмурилась и чуть выпятила нижнюю губу. Странно как-то. Неужели какой-то вирус? Не магическая же болезнь. Она бы почувствовала, если бы это было просто проклятие или ещё какая магия, которая угнетает физическое и душевное состояние дракона. Но целительница раньше ни с чем подобным не встречалась.
Что было ещё странно — когда она начала целительствовать, пошли странные потоки от какого-то растения, присосавшемуся к дракону.
«Паразит?» - Бармия вскинула брови и отняла лапу, оглядывая лозу.
- Откуда это на тебе?
Печально конечно, что порталы он открывать не умел. Тащить на своему горбу? Дракон был небольшим, самка смогла бы. Но с другой стороны… нужны ей эти проблемы? И всё же она колебалась. Это из-за того, что болезнь не хотела поддаваться магии. Почему-то. И это не из тех случаев, когда магии недостаточно. А из тех, когда магия — не то, чем можно помочь.
Обследовать этого парнишку по-хорошему. Не прямо здесь же. Хотя бы пещеру найти.

+1

140

Крест не понимал, чего от него добиваются. Порталы открывать не умеет, ходить не умеет, летать тоже. Точнее, он умеет, но не хочет просто. Ему лень подвигаться и передвигаться в целом. Бывает такое чувство, что когда долгое время не двигаешься, лежишь и ничего не делаешь, после встаешь, и в глазах все плывет, темнеет, а затем снова встает все на круги своя. Неловко становится. Кажется, что вот-вот упадешь.
Бармия что-то там делала, но, судя по легкому облегчению, не особо удавалось. Хотелось сказать: «Бросай меня. Иди без меня! Спасайся, беги!». Но он этого не говорил чисто из того, что не в тему и не к случаю. Хотя это когда-либо волновало огненного? В любой другой случай он бы так и сказал, но сейчас ему, похоже, то ли снег, то ли магия, то ли прохлада вставила мозги на место свое законное. Услышав про ЭТО, Кру лениво оглянулся на лиану-паразит-кровосос у себя на лапе и точно так же вздохнул.
- Да на островах подцепил. Не сжигается, не отнимается, не рвется, - отчаянно произнес дракон, будто это неизбежно, ничто его не спасет и вообще зачем об этом сказал. Эта лиана у него давно, имени ей не давал, так что привязаться к ней особо не успел, не успевал и вообще какое ему дело до какого-то кровососа? Может, эта лиана хоть и паразит, хоть и давно, но ему не было дела до нее. Возможно, что именно из-за нее у Креста ослаб иммунитет, появилась слабость или еще что. Его это не очень волновало и волнует.

Отредактировано Круэнта (5 Янв 2016 21:20:33)

0

141

Определённо это не нормально. Ни болезнь, ни эта странная лиана. Это дело нужно было изучить подробнее. Условия, конечно, не самые подходящие. Но Барм не была бы целительницей, если бы у неё не было с собой хотя бы минимума всего необходимого. Помимо сворованной глины с болот. Но она в этом случае вряд ли поможет. Лечебная, конечно. Но это не тот случай.
Болезнь не поддавалась магии. Структура её, в таком случае, была совершенно другой. Вероятно, ранее неизученной. Потому что за всё время врачевания и практики ворожея не встречалась ни с чем подобным.
Это с одной стороны. А с другой древесной ужасно не хотелось сейчас со всем этим делом возиться. Тем более в столь неблагоприятных для этого условиях. По-хорошему, всем этим должны заняться целители Огня. Это их работа. А у Бармии есть своя. Не то, чтобы она не хотела помочь. Но помогать всем и постоянно самка была не готова. Инициатива, как и излишняя добродетельность, наказуемы - практика доказывает.
Вздохнув, ворожея всё же приняла решение. Она приготовит дракону обезболивающее из имеющихся трав. Этого должно хватить, чтобы Круэнта мог добраться до дома. А там им пусть займутся стайные целителит.
Вокруг драконов начали расти сухие корни. Прямо из подо льда, ломая его и образуя сплетение стен и, в конце концов, соединяясь над головой в виде потолка. Магия выращивания растений помогала делать небольшие укрытия. Тут им временно не помешает холод и ветер.
Бармия шумно и грузно приземлилась на пятую точку, явно недовольная, и принялась копаться в своей сумке с травами, чтобы достать всё необходимое.

0

142

Некоторое время изображая пепельницу, а именно пытаясь испепелить взглядом или хотя бы проделать лунку, огненный смотрел в снег, потом обнаружил в нем небольшой камушек и начал практиковать в нем испепеляющий взгляд. Точнее, не испепеляющий, а потупающий. Это значит, Кру думал о своей болезни, которой нет. Может, она и есть, но Крест об этом просто не догадывается. Хотелось просто размахивать лапами, махать крыльями и капризничать. А лучше просто для галочки обидится на лекаря, который тормошит свои нервы об тупую голову дракона, который ей в бездну не сдался. Лениво ковыряя своего личного паразита, Кросс задумался о том, что может его ожидать, когда его начнут лечить или он вернется в стайные земли, а там направиться к знахарям. Крест пойдет к целителям? Круэнта? К целителям? Ха! Не смешите его крест, ему (как кресту с маленькой буквы, так и с большой) самому смешно. Он не представляет, что его будут осматривать, после позовут или отправят (что, скорее всего, и случится) к Старшему магу, чтобы тот озадачился паразитом. Не, это бред, товарищи.
Услышав вздох, громкий плюх и шуршание, Крест посмотрел в сторону шорохов и увидел, как ворожея копается в своей сумке. Неужели она собирается его лечить? Ненормальная! Но вместо того чтобы вскочить и смотаться от черта подальше, сказав: «Да вы все с ума посходили! Зачем меня обследовать? Зачем?! Лучше я подохну! На одного идиота меньше будет!», ученый вздохнул и принялся ждать, когда это все свершится.
- Что Вы собираетесь делать? - наивный вопрос. Глупый вопрос. Но ему было интересна ее деятельность.

0

143

- Всего лишь дам тебе травы, которые помогут. Станет чуть легче, правда вряд ли надолго. А после этого тебе стоит добраться до земель своей стаи и обратиться к целителям, - Бармия прикрыла глаза. Она несколько устала и хотела вернуться домой, чтобы отдохнуть. Чувствовала, что скоро от долгого путешествия её начнёт клонить в сон. Самка не любили долго топать по земле. Она очень быстро уставала от пеших прогулок. Ползать, валяться на животе, разинув пасть, или болтаться, как поплавок, на поверхности воды — это по ней. Но воды особо на родных землях не было. Не так много, как хотелось бы. Так что живот стирался в основном о сухую землю. Но тоже неплохо. Словом, всяко лучше, чем торчать тут, давясь снегом, летящим хлопьями прямо в рот.
Ветвистые корни, которые соорудила целительница при помощи магии, защищали обоих драконов от холода и ветра. Тут можно будет немного согреться и передохнуть, прежде чем отправиться в дальнейший путь. Каждому в свой. Сопровождать Круэнту Бармия ни в коем случае не собиралась. Да и не похоже, чтобы он сам рьяно жаждал помощи. Глупый.
Впрочем, это его дело, как поступить. Хочет отбросить лапы посреди степи — пожалуйста. От лекарства огненный пока не отказался, но если вдруг откажется — ворожея не станет настаивать и насильно пихать ему в рот.
- Ешь, - самка протянула лапу с травой. Она была влажной и даже немного тёплой. Липла к зубам, но вкуса почти не имела.

0

144

офф

извини, извини, извини

Кому не хочется вернуться домой, у того просто нет этого дома. Что такое по сути дом? Дом - это там, где твое сердце, и пятая точка ищет приключения? Нет, дом - это халявная жатва, теплая земля и безопасное прибытие. Иногда. Когда тебя могут и прибить за то, что ты там нагрубил кому-то - в счет не берется. Таким образом, для Кру дом - это те Пламенные земли на пару с Темными. Больше ему приглядывались границы стай, когда ни то ни се. Все равны. Но и всякие оговорки на то, что тебя сейчас защитят, а тебе атата, в счет не берутся. Это печально, да. Но все равно какой-то смелости прибавляется.
Как ворожея протянула ему какую-то мякоть из травы (по крайней мере, было похоже на то), Крест недоверчиво посмотрел на нее снизу верх и принюхался. Пахло обычной травой. Можно сказать, оно никак не пахло даже. Нос заложило. То ли от холода, то ли когда его реально подмораживать стало. Аккуратно перебрав в лапу всю траву до единой крошки, дракон некоторое время мялся, есть ли эту хрень вообще? Он сейчас хотел немного повредничать, мол, эту каку я в рот брать не буду, не маленький уже. Да к тому же с незнакомыми дядями и тетями я не разговариваю! да поздно только. Запихнув в рот траву, огненный хотел было поморщиться, думая, что она сейчас будет горчить, но не тут-то было. Трава никак не отдавала во вкусе. Хмыкнув, дракон немного ее пожевал и проглотил. Глоталось немного тяжело, так как один такой комок, да без воды к тому же.
- Спасибо, - буркнул Крест и говорить больше ничего не хотелось. Он обиделся.

0

145

20 день Морозного месяца. Ночь.

Наследник злился. Вся эта ситуация жутко его вымораживала и бесила. А об общении с Кайрой вообще вспоминать не хотелось. Но в голову так и лезло. На зло.
Кровавый пытался отвлечься и немного развеяться. Поэтому улетел. Ничего страшного за это время точно не должно случиться.
Дух, ругая себе под нос весь свет, пересекал ничейные территории, не особо следя за тем, куда направляется. Чай, не дурак. Даже если улетит — дорогу назад найдёт. Да и порталы никто не отменял. Так бы самец и летел, если бы не почувствовал тот самый мерзкий запах. Это была кровь. Заражённая мором кровь. И, судя по всему, она была уже на второй стадии. Гортхаур помнил, какая была кровь у Советницы вчера. А эта была ещё хуже… впрочем, Наследник мог ошибаться. Но в том, что рядом находиться заражённый, ошибиться не мог.
Нахмурившись, самец выдохнул пар ноздрями и принялся искать взглядом источник. Не заметить укрытие, сплетённое из корней, вдруг расположившееся посреди плато, было сложно. Да и ощущения указывали именно туда. Помимо крови, заражённой мором, ощущалось ещё что-то чужеродное. Странное и непривычное. В этой крови было что-то, что делало её отличной от других заражённых. Нужно подойти ближе, чтобы понять.
Гортхаур спустился вниз, приземлился и, сложив крылья, прошагал к укрытию. Кто ж знал, что там окажется целительница Земли и, кто бы вы думали, учёный огня, который и был, видимо, болен. Ну конечно, давай ещё земляных целителей заразим! Нельзя ли просто сдохнуть в сторонке, нет?

0

146

Время шло. Бармия легла на землю и задумчиво смотрела в немногочисленные, маленькие щели между корнями. Ветер подвывал... С Кру она больше не разговаривала. Да и не о чем было говорить. Если уж на то пошло, желания тоже не присутствовало. Ворожея не хотела задерживаться, а вышло так, что застряла здесь. И ещё неизвестно, как долго ей придётся тут проторчать. Естественно, учёный Огня в этом виноват не был. И было бы глупо злиться на него. Но неприятно всё же, что ни говори.
Драконица прикрыла глаза и выдохнула. Огненному, кажется, не особо легче становилось. Но в этом вины Бармии не было. Она не могла особо ему помочь в данной ситуации. Так что скажите спасибо и на том, что сделала. Лекарственные травы самую малость облегчали боль.
Начало темнеть. Вечер подходил к концу, постепенно близилась ночь. Бармия не могла тащить Круэнту до земель стаи, но и не хотела бросать его здесь. Что делать… не понятно.
Ворожея успела, пока размышляла, ментально связаться со Старшим Магом и посоветоваться с ним по всей этой ситуации. А Старший Маг Земли рассказал ей о пополнении во Тьме в виде очень многообещающего, как поговаривают там же — во Тьме - учёного. Рассказал про мор и про то, что, вероятно, этот учёный из Тьмы и его коллеги смогут разобраться в ситуации. Не поскупился и выразить свои предположения насчёт лианы, но они были далеко от истины, хоть и имели право на существование. Поблагодарив начальство, Бармия решила, что всё же посидит ещё с Кру. Может, он всё же найдёте в себе силы добраться домой.
Пока самка думала, она заметила в одной из щелей в корнях движение, а потому раздвинула стену из растений, чтобы увидеть, не хищник ли это какой подбирается к ним. Но это оказался дракон. Причём вполне известный. Так что целительница убрала ещё несколько корней, чтобы Дух мог войти при желании. А сама встала, склонившись в приветствии.
Это был Наследник стаи Огня. Весьма, весьма кстати.
- Приветствую, виконт Гортхаур, - негромко отозвалась Бармия, сразу отметив, что Дух, видимо, заинтересован своим больным состайником. На самом деле — это большая удача, что тут оказался кто-то из огненных. Дело пойдёт быстрее.
Сразу вываливать на кровавого свои мысли самка не стала, дожидаясь, когда её слова спросят. Может, оно и не нужно будет никому.

0

147

На что именно обиделся Крест, сказать сложно. Но он должен был обидеться, так как ему ничего не говорили, его заставили одним словом все это съесть и проглотить, у него не спросили его самочувствия и вообще с ним не хотели разговаривать! Это ведь катастрофа, когда на него никто не обращает внимания. А еще и травой травят. Где гарантии, что это лекарство, а не отрава для твари? Немного пожевывая и испытывая смутные ощущения, что его даже подташнивать начало, Кросс оглянулся по сторонам. Убежище из растений, как обычно. Кстати, откуда оно взялось? Когда успело прорасти, или незаметно телепортировать? То что растения росли, дракон не помнил. Может, не заметил и думал о чем-то другом.
Посмотрев украдкой на Бармию, как ребенок, которому только что протянули конфету, огненный громко сглотнул. Глотать было тяжело и больно. Болело горло, а также голова. Тяжело вздохнув, Кросс преодолевал жуткое желание сплюнуть. Не траву, не слюну, от которой отдает травой, а чтобы не мучиться с каждым трудным и болезненным глотком. Повернув голову в сторону шорохов, ученый заметил, что ворожея отодвигает растения в сторону, словно что-то высматривает или кого-то пропускает. Захотелось спрятаться и стать незаметным, словно он что-то натворил. Именно таким образом Кру себя так и чувствовал, словно он разбил дорогую ценную вазу у начальства и побежал прятаться, чтобы ему не сделали втык. Тихо пятившись назад, дракон прикрылся крыльями. Стало холодно и боязно. Даже дрожать начал. Быстро осмотревшись, не поворачивая головы, огненный преодолевал желание зарыться в снег и спрятаться, после кричать: «Я в домике!». Как он увидел наследника своей стаи, самец только дрожа робко кивнул в приветствие и тихо заскулил.

0

148

Наследник сощурился, глядя на Круэнту. Кажется, настроение у кровавого было далеко не самое радужное, и огненный не зря заскулил, попятившись назад. Ссора с Кайравамори плохо повлияла на расположение духа Горта. И ему стоило некоторых усилий сдерживать себя, чтобы не полыхать злобной злобушкой во все стороны.
- Здравствуй, - сухо поздоровался дракон с целительницей, лишь мельком на неё взглянув. Духа больше интересовал Круэнта, который определённо был болен. Но что ещё странное - так это лиана, которая была на нём. Ещё будучи в воздухе, Кровавый чувствовал что-то странное. И источником этого странного был, несомненно, Круэнта.
Фыркнув, Гортхаур прошёл внутрь этакого шалаша из корней, и направился пугающе быстрым шагом к учёному. Независимо от того, хочет этого Кру или нет, а Дух Крови был намерен выяснить, что это за чертовщина такая и объяснить себе свои ощущения и подозрения.
Это немного отвлекло от мыслей о наглой Советнице, хоть и не отгораживало от ситуации в целом.
- Какого хрена ты тут делаешь? - прошипел Горт Круэнте на ухо, грубо подтягивая маленького учёного к себе за лапу. В сравнении с Духом, пусть и наследником, Кру действительно казался маленьким. И подтянуть его за лапу ничего не стоило. Что больного, что здорового. Что сопротивляющегося, что нет.
Опустив взгляд на лиану в лапе огненного, Дух снова недовольно фыркнул и, оттопырив коготь, провёл им по лапе Кру, делая надрез. Капельки крови, выступившие из пореза, испачкали коготь. Так же грубо отпустив Круэнту, как и схватив его, Наследник слизнул кровь с когтя, стараясь определить по ней, что же, собственно, такого странного творилось в организме учёного, что отличало его от других, заражённых мором.

0

149

Несмотря на то, что настроение у Наследника было не очень хорошее, Бармия была рада, что он появился. Ему можно будет передать всю заботу о Кру. Ведь он огненный, верно? А Горт - Наследник Огня. Это их забота. Заразиться Бармия не очень боялась. Об этом она в последнюю очередь подумала. Будучи целителем, о чём-то подобном действительно беспокоишься меньше всего. Но сейчас ворожея не могла оказать огненному должную помощь - хотела она этого или нет. Ну и в целом получалось, как будто она хотела поскорее избавиться от ноши в виде пациента, что вполне было объяснимо. Бармии долго не было дома. Она уже чёрти сколько пыталась вернуться, а в итоге торчала тут. Мало спала и нуждалась в отдыхе.
- Прошу прощения, виконт, - сдержанно и почти безэмоционально произнесла Барм. Она не хотела, чтобы это выглядело так, будто она указывает Наследнику, что делать. Воспитание, ничего более. Но всё равно, как ни старалась, получилось не очень. Учитывая вспыльчивый нрав огненных, наверное, вообще ужасно вышло. Фейл катастрофичный.
- Старший Маг Земли сообщил мне о коллегии учёных в стае Тьмы, которые могли бы помочь найти лекарство. Плюс эта странная лиана, думаю, её стоило бы изучить. Их имена Акира, Финитевус и Оникс. Я не настаиваю, но, может, стоило бы передать дракона им... - древесная притихла, решив, что она неправильно построила предложение. Это могло звучать так, будто она сомневается в профессионализме Огня и в том, что они способны разобраться со своей проблемой. Знала бы ворожея о том, из-за чего поссорились Наследник и Советница, поняла бы, как не к месту было это сказано, хотя сама по себе фраза ничего такого в себе не несла. Кажется, усталость всё таки сказывалась на способности Бармии думать. Она тихо вздохнула себе под нос и прикрыла глаза.
- Позвольте откланяться.
"Я итак слишком сильно здесь задержалась," - мысленно добавила самка и неторопливо зашагала прочь. Вряд ли Гортхауру понадобится её помощь.

Игра во временном эпизоде завершена.

0

150

Крест чувствовал себя все хуже и хуже. Наверное, сказывалось нервное состояние. Да и болезнь, которую он где-то подхватил. Кру тайком надеялся, что это обычная простуда, которая перерастает в грипп, но тут все равно дела обстояли куда хуже, чем ему казалось. С каждым глотком дракону казалось, что его горло опухло до размера кулака Духа, а куда проходит слюна - ма-а-а-аленькая такая щелочка осталась. Лимфоузлы воспалены, горло болело, голова тоже. Про лиану он вообще не думал, так как из-за нервов он про нее забыл. Стоило только увидеть наследника... Ой, лучше бы он на него не смотрел. Я в домике! Крест уже по-настоящему сделал жест лапами, как делают птенцы, когда играют в догонялки. Лапы напротив груди крест-накрест. Поспешно мотая головой, мол, нет, нет, не надо ко мне подходить, пощадите! - дракон не выдержал и заскрипел, как ржавая дверь, которую двести лет не смазывали. Гортхаур подошел и схватил его за лапу, грубо к себе подтягивая. Как самый настоящий маньяк... Эта мысль промелькнула у Креста невольно, и тот поспешно зажмурился. А вдруг кровавый умеет читать мысли? Не дай Тьма!
- Я... э-э-эм... не знаю, какого хрена я здесь оказался... - промямлил тот. Кросс боялся всего на свете. Ему даже снег показался страшным клыкастым чудищем. Горт оттолкнул огненного от себя, отчего тот упал в снег. Сил держаться не было сил вообще. Что-то говорила ворожея. Уши заложило снегом. Все голоса и звуки доносились размыто, ничего не было слышно. Снег почти растаял под огненным, тяжело вздохнув, он поднимался на лапы, отряхиваясь от снега. Его шатало. И бросало в дрожь. Как Кру только отряхнулся, начался сильный кашель. Отворачиваясь куда-то в сторону, он пытался откашляться. Сухой. Плохи дела. Самое жуткое время, когда идет сухой кашель. И насморка нет. Кашлянув рефлекторно посильнее, дракон почувствовал, как сердце начало биться сильнее, потом словно остановилось. На снегу были кровавые отметины. Кашель с кровью.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Серые равнины » Холодное плато