//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Серые равнины » Холодное плато


Холодное плато

Сообщений 151 страница 200 из 214

1

http://sa.uploads.ru/db6rG.jpg

Небольшая возвышенность, обрывающаяся в Северное море. Плато открыто всем ветрам, а потому там всегда холодно.
Прогуливаться по краю плато опасно: выветрившиеся камни легко обваливаются под весом дракона.

0

151

Дух медленно моргнул. Но даже в этом прослеживалось натянутое напряжение и раздражённость, которые могли в любой момент сорваться и превратиться в нечто менее безвредное, чем дёрганье своего состайника за лапу в разные стороны. Вполне вероятно, что потом дёргать будут также в разные стороны, но за обе лапы, разрывая тело неудачливого учёного на половинки. Да-а-а… Гортхаур уже представил себе это. Как мышцы рвутся с треском, кости выскакивают, точно пружины, кожа расходится в местах критичного натяжения. Представил, как внутренние органы учёного сыпятся под лапы, а морда искажается в агонии. Картинка, возникшая в голове, немного подуспокоила. Беззвучный крик, застывший на губах, суженные зрачки и судорога, трясущая тело. Какое-то время бедняга ещё будет понимать, что с ним происходит. И это будет слаще всего.
То, что происходило в голове Наследника, вполне можно было прочитать по мутным глазам. Кровавый медленно перевёл взгляд с Бармии, которая давала ему советы, на Круэнту. Так выразительно, точно спрашивая. Знаешь, о чём я думаю? Хочешь узнать? Я с радостью тебе продемонстрирую.
Чего-то такого для внутреннего успокоения явно не хватало Горту — разорвать кого-нибудь на части. И Круэнта на эту роль смотрелся очень привлекательно. Даже слишком.
Сатанинское порождение в лице Духа не заметило, как медленно облизнулось, всё ещё не сводя взгляда с учёного.
- Старший Маг Земли сообщил мне о коллегии учёных в стае Тьмы, которые могли бы помочь найти лекарство. Плюс эта странная лиана, думаю, её стоило бы изучить. Их имена Акира, Финитевус и Оникс. Я не настаиваю, но, может, стоило бы передать дракона им… - учёные и целители Тьмы — это не целители Света. Так что… почему бы и нет. Приказного тона в словах земляной не было. Самка очень пыталась скрыть даже намёк на него. И Горт это понял. Так что ознаменовал это «фырком». Согласиться прямо он не мог в силу своей ужасной и непомерной гордости, а также мерзкого настроения.
- Я подумаю об этом, - произнёс он так, будто делал Бармие одолжение. Но вряд ли она могла упрекнуть в этом Кровавого.
- Можешь быть свободна, - дракон даже не проводил целительницу взглядом. Корни, которая она свела для укрытия, продолжали стоять, но долго они при такой погоде здесь не пробудут. Да и сам Гортхаур определённо не собирался устраивать вместе с Круэнтой посиделки в шалаше с рассказыванием друг другу жутких баек. Наследник сам по себе был одна сплошная жуть. Теперь стоило подумать о том, как лучше передать Круэнту во Тьму, чтобы по ходу никого не заразить. Для начала выяснить, знает ли кто в Огне кого-то из тех, кого перечислила Бармия. Весть об этом он разослал между несколькими своими гонцами ментально. Когда кого-то найдут — пришлют сюда. Круэнта вряд ли сможет куда-то идти. Тащить его Наследник не был намерен. Пинать в стаю порталом — тоже. Не все ещё больны были, чтобы усугублять ситуацию. Карантин есть карантин.
Круэнта закашлялся и, почувствовав запах крови, Гортхаур резко чуть растопырил крылья, приподняв голову и немного вытянув её, будто собака, учуявшая след. Или скорее вампир свою жертву…
Дух поскрёб когтями снег под лапами.
Нужно время, пока посыльные найдут кого-нибудь и сообщат об этом.

+1

152

Крест ощущал напряженную атмосферу. Ему хотелось как можно скорее отсюда уйти, но его что-то держало. Ах да, лапы ломит, крылья болят, голова болит и вообще у него кашель с кровью. Того и гляди, скоро лихорадить начнет. Кру горел желанием отпроситься у Духа Крови, как отпрашиваются подчиненные у начальства, чтобы его отпустили пораньше, мол, наследничек, миленький, отпусти беднягу больного куда подальше, да и ты не волнуйся по мою сторону. Оглянувшись на Горта, а лучше бы я этого не делал, Кросс весь сжался. И внутри у него тоже сжалось. Он словно читает мысли по глазам Кровавого - такое сладкое-пакостное выражение морды, словно он его там расчленяет и превращает в кровавое месиво. Чем я ему так насолил? Дракон сейчас больше походил на бедного щенка с большими круглыми глазами, который пытается сбежать от браконьера или ветеринара, который собирается его усыпить, и видел все смерти других животных, словно понимая, что его ждет через пару минут.
- Может... не надо? - прошелестел огненный, как бы уже сам видел, как расчленяли других драконов до него нестерильными скальпелями и ножами, и уже сам представил, как его будут резать. Ах да, он мазохист. Но сейчас сам этот мазохист убежал в детский садик, вспомнив про незаконченный курс капризов и смененным подгузников. А садист нервно курит в сторонке. Глядя на Духа темными глазами, дракон снова закашлялся. Но уже сдерживался, чтобы не кашлянуть в сторону, на снег, чтобы не видеть снова эти кровавые отметины. Внутри себя прокашлявшись, как при слабой мокроте, ученый сглотнул и почувствовал привкус крови. Он его давно не вкушал и не горел желанием. Отойдя в сторону, подальше от Наследника, Крест осмотрелся и лег на землю, прижав все части тела к себе как можно крепче и плотнее. Крылья слегка подрагивали от ветра, а сам изгнанник Тьмы вздрагивал от холода. Настороженно смотря на состайника, Круэнта понимал, что его ждет, если этот чокнутый и помешанный на крови станет Главой. Долгой тебе жизни, Фламмушка. Ох, не хочет он, как же не хочет, чтобы этот вампирюга был лидер в стае. Одна компания. Одно нахождение рядом с ним настораживает ученого. Кру уже попрощался с этим миром.

Отредактировано Круэнта (9 Мар 2016 19:59:57)

0

153

- Может... не надо? - как будто почувствовав резкую боль в висках, когда простреливает голову, Гортхаур поморщился. И изобразил такую физиономию, будто Круэнта был ему омерзителен и противен. Не понятно только, из-за болячки или в принципе. Уточнять, в общем-то настоятельно не советуется.
- Заткнись, - прошипел Наследник, но подходить ближе к учёному не стал, ограничившись убийственно-испепеляющим взглядом.
Дух Крови ждал, пока ему не пришла мысленная весточка. Оказалось, что в стае Огня есть драконица - рядовой воин - которая лично знакома с Финитевусом. Учёным Тьмы. Много подробностей мысленно не передашь. Тем более, что разводить демагогию Наследник не собирался. Ему нужна максимально полезная информация. Коротко и быстро. Самкой этой, имевшейся такое знакомство во Тьме, была Лиен-Да. Конечно, посылать Лиен самой отправлять Горта к Финитевусу было идеей так себе. Потому что та могла заболеть. Потому, оставаясь на расстоянии, Горт продолжал вести этакую мысленную переписку. Теперь на Лиен-Да была возложена задача достучаться до этого учёного, доложить эту информацию, ну и да, попросить от имени Наследника заняться. Приказывать Тьме Гортхаур не мог.
И снова нужно было ждать. Надеясь на оперативность и то, что на той стороне справятся без его указки, Кровавый сел и отвернул от Кру голову. Кончик хвоста раздражённо дёргался то влево, то вправо, разбрасывая снег.
Если верить посланиям гонцов, то в свободное время этот самый учёный прибудет и заберёт Круэнту. Какое время... никаких уточнений. И всё же хорошая штука - эта ментальная связь.
- За тобой придёт учёный стаи Тьмы. Пойдёшь с ним. Сделаешь всё, что он скажет. Когда отпустят - доложишь мне всё, - сухо приказал Гортхаур и могло показаться, будто Наследник подуспокоился. Но почти тут же он резко зыркнул на огненного, грубо вопросив.
- Ясно?

0

154

Своим голосом Крест был отчасти доволен. Он кого-то своим прорезающимся голосом злил и раздражал, а кого-то забавлял. Так или иначе Круэнта и сам не понимал, почему у многих хороший, басистый и грубый голос с хрипотцой, а у него как у подростка. Нам нужен голос сорокалетнего птенца! Это уже больше подходить к натуре будет.
Заметив недовольное выражение Гортхаура, дракон вздохнул и понял, что Наследник относится к категории, когда голос огненного начинал злить и резать слух. Временами, особенно когда ученый кричит, голос может так бить по ушам, что даже уши закладывало. Благо, сейчас изгнанный не собирался делать так, а тем более кричать в ухо. Тем более… он не знает, где уши у Кровавого. Ну, закричим мы ему, а окажется, что ухо находится не там. Вот так будет «упс».
Как на него прошипели, чтобы он, мягко говоря, напихал рот снегом, огненный хотел сказать из вредности, что не заткнется ни за какие коврижки, но благоразумно промолчал и заворчал что-то нечленораздельное себе под нос. Это начинало докучать. Хочется движений. Не хочется лежать и просто… лежать сложа крылья. Кровавый замолчал на некоторое время, а Энт ждал. Чуда. У снега погоды ждал. Облизнув губы длинным языком, самец осмотрел все вокруг глазищами и шмыгнул носом. И тут в голову пришла безумная мысль. Нужно осуществить этот коварный план по захвату ротовой полости! Загребая в лапы снега, огненный начал пихать его в рот. Надо больше снега! Он тает, Джо! Кровавый что-то начал мямлить. Из-за снега, который попал в уши, все слова заглушились. Доносились плохо и доходили тоже с трудом. Округлив глаза, повернувшись к нему, с полным снега ртом, Крест посмотрел на Наследника и проглотил снег.
- Нет.

Отредактировано Круэнта (13 Мар 2016 22:40:42)

0

155

Наследник ждал портала, в который запихнёт Круэнту. Придётся поддерживать ментальную связь с этим придурком, чтобы контролировать ситуацию. Не постоянно, конечно, время от времени.
О, это бремя ответственности!
Сейчас бы завалиться куда-нибудь в горячую лаву. Или хорошенько кого-нибудь трахнуть. Не один раз. Прямо жестко и со вкусом.
При мысли об этом самец как-то бездумно огляделся, точно ища взглядом первую ближайшую жертву, а взгляд упал на Круэнту. И вдруг стало так противно, что аж всякое мужское желание кого-то поиметь отсохло и отпало. Честное слово, какое-то отвращение вызывал огненный. Не всегда так было, но сейчас они — отвращение и раздражение - были очень острыми. Может, усталость сказывалась. И общее настроение. Крайне неприятное. Словом, так противно стало, что Кровавый аж скривился и оскалился. Ведь Кру ещё в этот момент очень неудачно повернулся к Наследнику с пастью, набитой снегом. Как раз после того, как Дух ему объяснил, что нужно делать. И, собственно, учёный дал понять, что не только не слушал его, но и придуривался всё это время.
Гортхаура аж всего перекосило от злости. Он утробно зарычал, криво скалясь и оголяя острые зубы. Брови сдвинулись к переносице, делая морду дракона ещё более злобнючей, чем до этого. Совсем-совсем злобной.
Дёрнув крылом, самец отвесил Кру увесистый подзатыльник. Крыло у Наследника было таким же тяжёлым, как и лапа. Так что неизвестно ещё, чем лучше огрести. Кровавый Принц, впрочем, посчитал, что этого было мало и, схватив огненного за глотку, подтащил к себе. Лапа переместилась под самый подбородок, перекрывая доступ к воздуху. Когти на пальцах болезненно впились в щёки, а сам Дух зашипел учёному в морду — совсем-совсем рядом с его носом, точно вот-вот откусит.
- Слушай, когда я к тебе обращаюсь, недомерок! Я сказал. Когда откроется портал. Ты, кусок дерьма, пойдёшь туда. В стаю Тьмы. К их учёным и целителям. И будешь делать всё, что они скажут! И будешь держать меня в курсе! Когда они закончат обследовать твоё жалкое тело — вернёшься, прежде сообщив мне! А иначе ползи под камень и сдохни там! Ясно?! - что поделать. Горт ненавидел повторяться.

0

156

Что имел Крест, когда спрашивал про «может не надо»? Он имел в виду, что не надо ждать целителей, которые прилетят не знамо откуда и не знамо когда. Он никогда не любил целителей в любом их виде. Хоть то было лекарство, хоть то дракон, который пичкает тебя травами и микстурами, от которых потом тошнит. Любое лекарство, которое впихнут в огненного, сказывалось побочной реакцией: тошнотой, изредка рвотой, а чаще всего его эмоциональной активностью. Это происходило непроизвольно, и Кру не мог этого контролировать. Просто настроение менялось, словно ему наркотик какой-то дали. Как выражаются нынче - дурь. Вполне возможно, что ему дурман и давали.
Что имел Крест, когда начал жрать снег? Жажду? Голод? Сумасшествие на поводу болезни? Безделье? Ученый сам этого не понимал, почему он начал пихать себе в рот. Захотелось чего-нибудь холодненького. Это началось бездумно. Не подумал он просто. Шмыгнув носом, Круэнта облизнулся и хотел было протянуть лапу еще за одной порцией, как его прям пихнули в этот снег. КАК МНОГО СНЕГА!!! Он везде. Реально. В ушах. Во рту. В глаз даже попал. Но затылок болел очень. Крест понял, что ему дали нехилую оплеуху, но это его еще пожалели, так как Горт если бы захотел, то Круэн не только снег увидел, но и параллельную вселенную.
- У-у-у, злыдень! - довольная и счастливая мордень. Кру, остановись! Он не воспринимал ни слова Гортхаура, ни оплеуху, ни даже то, что его схватили за глотку и чуть было не задушили. Его больше волнует какая-то фиговина, которая приклеилась к языку и задевает. Словно волос какой-то прилип. Пытаясь отковырять ее при помощи почесывания языка клыками, Крест закашлялся. Он еле мог дышать. Это его вообще не волновало. Да пусть он только задохнется, и то он потом сообразит, что ему сделали бо-бо. Щеки укололи когти на пальцах Кровавого. Посмотрев на коготки, которые вот-вот проткнуть его щечки, дракон понял, что сейчас будет бо-бо и ор в ухо. Конечно, ор в ухо был отменен, но активирован ор в морду. Схватившись лапками за ту лапень, которая его держала, огненный слабо дернулся и задрожал. Ему стало холодно. - Хватит плеваться, - тихо и спокойно. Он не обижался. Он до сих пор не понял, что его вот-вот могут и покалечить, а не только надавать подзатыльников. В надежде, что его отпустят, дракон метал взгляд из стороны в сторону. Он искал спасения. Нет. Ему лекари к черту не сдались. Он искал тот самый камень, который заработал лицензию, под которым можеть лечь огненный и сдохнуть.

Отредактировано Круэнта (18 Мар 2016 18:42:55)

0

157

Серые степи --->

19 (20) Морозного месяца.
Почти ночь.
Буран потихоньку стихает.

Пожалуй, Дух бы с удовольствием вновь пережил встречу с вивернами. Она была быстрой. Болезненной, но, казалось Дульхату, быстрой. В отличие от того кошмара, который происходил с ним сейчас. Он уже пару часов как не чувствовал лап. А ещё хвоста. И пары других интересных частей тела. Это было ужасно. На какой дикованной силе чудес передвигался Хат неизвестно. Но иначе, чем чудом, назвать это было нельзя.
Впрочем... Здесь было чуть получше. Дух даже сумел понять, что за пеленой снега, там, в небе, наступает ночь. Темнеет. В грозных, полных снегом и холодом тучах иногда появляются редчайшие просветы. Уже хорошо, верно? Звёзд, конечно, не рассмотреть, хотя Дульхат полагал, что они должны там быть. Он бы с удовольствием поглазел на них просто так. Плюхнулся бы на спину да просто смотрел вверх. "Под боком валялся бы Ривингвур... Ха-ха-х, он любит это дело. Забавный всё-таки. Или кошмар всей моей жизни, хах, Финитевус. Знатно мы тогда налакались, знатно... Интересно, этот пушистый глист ещё помнит о той ночи? Приспичило же его. Не перестаёт удивлять," - о, эти приятные воспоминания! Они перебивали любые мысли о том, чтобы куда-то идти. Дульхат остановился, задумчиво осмотрелся и понял, что совершенно не знает, куда ему идти теперь. Да и надо ли теперь вообще?

+1

158

Как же огненный бесил Наследника. Бесил, бесил, бесил! И, если бы не подозрительная лиана, которая могла представлять интерес в борьбе с мором, Гортхаур желал бы прямо сейчас — на месте — разорвать этого недотёпу на кусочки! На мелкие, драные кусочки! Предварительно набить ему глотку этим треклятым снегом, пока Кру не начнёт давиться, задыхаться и этот снег не полезет у него из ушей вместе с кровью!
Облачко пара вырвалось из ноздрей Духа. Сам он выглядел очень злобно и перекошено. И лишь остатки здравого смысла удерживали от опрометчивого и жестокого поступка.
Гортхаур не был намерен отпускать учёного. Он сжимал его глотку в лапе, вонзая когти на пальцах в щёки Круэнты. Что сказать, останутся дырки. Когти, проткнувшие кожу и мясо, упёрлись в челюсть. Ещё приложить силы — и эта черепушка при должном старании Кровавого — а в первую очередь челюсть — хрустнут и лопнут. Маленькую головешку состайника можно раздавать как крохотный арбуз. И в разные стороны — примерно так же — забавно разлетятся кусочки плоти.
Круэнту спасло то, что рядом вдруг открылся портал. С золотой оконцовкой и пустотой внутри.
Раздражённо зыркнув в сторону портала, Дух Крови недовольно сощурился, так точно его отвлекли и не дали получить удовольствие от издевательств над состайником. Но чёртов долг всё же сейчас будет превыше всего. А то в последнее время повадились обвинять Наследника в том, будто он ничего для стаи не делает. Это стая ни хрена не делает!
Воззрившись снова на Круэнту, Гортхаур предупредил его последний раз.
- Сделаешь что не так или не доложишь по возвращению — мало не покажется, - и дракон грубо пихнул Круэнту в портал, вёдший чёрти куда. Но это уже совсем другая история.
(Следующий эпизод отыгрывается в этом же временной промежутке (20 день Морозного месяца. Глубокая ночь) на территории стаи Тьмы. В Башне Камадор. С тебя первый пост.)

Игра завершена

0

159

Вы когда-нибудь ковырялись у себя в зубах? Это немного неэтикетное дело, знаете ли. А вы когда-нибудь сковыривали то, что вам мешает? Это было божественное чувство! Чувство свободы и эпохи вольных зубов и огрызков между зубами! А когда-нибудь у вас в зубах ковырялся кто-то посторонний, кроме какого-то там стоматолога? Нет? А у Кру, да! Именно он ощущал, как ему когти Кровавого чуть было не продырявили щеки, проходя этими острыми инородными предметами в ротовую полость. Было такое чувство, будто ты пытаешься убрать застрявшую вещицу с клыков при помощи осмотра снаружи. Методом тыка, так сказать. Крест еле выдерживал, чтобы не сказать направление, куда лучше направлять когти Горту, чтобы убрать что-то застрявшее во время поедания снега. Это, похоже, была какая-то травинка или хворостинка. Круэн отлично чувствовал раздражение и то чувство брезгливости у Наследника. Дескать, нам не привыкать. Прикрыв глаза, дракон шмыгнул носом и еле дышал через нос, выпуская слабенький пар из ноздрей при дыхании. Этого пара практически и не было. Гортхаур жестокий. А ему шло. Именно «шло», а не «идет». Словно этим хотел сказать, что он сноровку потерял, перестал быть таким жестоким, как ранее. Хотя Крест и не знал, каким Горт был раньше.
- Спаффенье! - через щеки, которые зажимают рот и когти, которые мешают двигать челюстью, говорить, знаете ли, неудобно. Возьмите что-нибудь в рот или зажмите себе щеки, касаясь нижней челюсти через них и скажите что-нибудь. Акцент будет таким же. Как Круэн мысленно взмахнул руками и крыльями, пробежал несколько кругов в голове вокруг Гортхаура и разбрасывая при каждом шаге косточки птичек или лягушек, то что только успел заметить, так это - свирепый взгляд Гортхаура. Но вот бида - он снова не успел переварить вновь сказанное.

Башня Камадор

0

160


19 (20) Морозного месяца.
Почти ночь.
Буран потихоньку стихает.

Погода здесь была в разы приятнее, Духу совершенно не показалось. За облаками действительно спряталась ночь, где-то там даже улыбались ему звёзды, но их неяркого света ему действительно не увидеть сегодня. Мягкий снег не отлипал от его морды, требуя сосредоточить всё внимание на себе, а лапы прочно увязали в сугробах на каждой его вынужденной остановке. Не одно, так другое! И Дух утратил спасительный ориентир, то самое чувство, что вело его вперёд, несмотря на все препятствия, смешалось, вытесняемое его мыслями и воспоминаниями, а затем и вовсе оказалось запрятано им глубоко и, видимо, надолго.
Глупый-глупый Дух! Как же он ошибался, решив припомнить былое! Зов касался его, снова и снова, однако сердце и разум Дульхата ничто не трогало. Он был поглощён собой, намеренно или нет, это препятствовало этому странному воздействию настолько, что любая попытка повлиять на Хата проваливалась.
Лишь когда он задался вопросом: "Что дальше?", глас сумел пробиться сквозь защиту из воспоминаний. Духа потянуло вновь вперёд, однако в этот раз всё было иначе. Боль пронзила виски, гремяще расходясь дальше, отчего даже зубы заныли противно. Разум Духа заволокло пеленой, взгляд помутился, а лапы подкосились, роняя могучее тело обратно в снег, из которого тот совсем недавно выбрался. Перед ним открывается невероятная картина: огромная скала, рассечённая пополам, возвышается посреди небольшой равнины, которая Мрачному определённо знакома. Это самый край Холодного Плато, место, в котором никогда никого нет. Нет там и снега сейчас, вместо того, словно ковром, равнина покрыта высокой травой, ею устлано всё - насколько хватает взгляда; однако она, трава эта, мертва - бушующая гроза, клубящаяся у вершины неведомой горы, изредка спускается ниже, ломает стебли мельчайшим дуновением, уносит их с собой, поднимаясь обратно. Но в море из серой, будто призрачной растительности ни движения больше: всё смиренно ожидает смертного часа. Видение начинает меркнуть, но напоследок из расселины в скале спутанным клубком вырывается ярчайший свет. Он сжимается, как живое существо в агонии, расправляется, обращаясь в шар, мчит на Духа, тянется к нему... Но затем наваждение обрывается.
Дух остаётся в полнейшей тишине в сознании, наедине сам с собй, лишь только в голове и груди застряла непонятная боль... Не проходящая и явно не своя.
[AVA]http://savepic.ru/9152591.jpg[/AVA][STA]Иди ко мне[/STA][NIC]Видение[/NIC]

0

161

19 день Морозного месяца
8052 год. Дело близится к вечеру

Музыкальная тема
Самец не давал себе определенного направления и конкретной цели, крылья сами принесли его на Холодное Плато, маршрутами, известными еще с молодых лет. Море у подножия скал бушевало с воем и рычанием, подобно свирепому зверю, бросаясь на непробиваемые скалы. А разбиваясь, отступало, чтобы собрать силы и атаковать вновь. За тысячи лет упорства какую-то часть грубой породы воде все-таки удалось отхватить. Пожалуй, характер водных драконов был сходен этому феномену. Мало кто из них мог опустить лапы и сдаться. Они сердились, приходили в ярость, затем остывали и брались снова. Аграил был горд теми, кем правил, за годы существования в одном обществе они не раз доказывали свою верность ему и стае. Имя Воды звучало гордо и даже невзгодам не удалось его омрачить.
Океан беспокоен, он часто срывается, сменяя милость гневом, стоит появиться в небе одному грозовому облаку, а по ночам, когда уйдет беда, он будет раскачивать на своих волнах звезды, играя с ними, как птенцами. Заботливый океан.
Здесь Дух был совершенно одинок, но не чурался этого одиночества. Даже оно порой было необходимо, чтобы собраться с мыслями, настроить себя на нужный лад и принять единственно верное решение. По переливчатой поверхности чешуи на лапах и груди стекала кровь виверны, застигнутой недалеко от этих мест. Подобно правящему монарху, Водный так же любил срывать свой гнев в кровавом спорте, именуемом охотой. Не для добычи, лишь чтобы сбыть накопившуюся ярость и дать ей выход. Впервые за более чем тысячу лет он преступил свое табу и воспользовался магией крови, даже не для боя или самозащиты. Ради удовольствия. Но что самое страшное, он не чувствовал более тех довлеющих факторов, которые могли воспрепятствовать новым подобным порывам.
Ему осточертело прятаться и бегать, закрываться железным занавесом, вариться в тесном кругу. Это было настолько противно, что вызывало тошноту, стоило мимолетно задуматься. Он был слишком горд, чтобы и дальше скрывать от всех себя и свои секреты, пора привести в действие планы, тщательно разработанные за время Глухого мира.
Самец подошел к самому краю обрыва, столкнув в бездну ничтожный камешек, бывший некогда частью великого начала. В одиночестве своем он был бесполезен и слаб. Как и живые... Ах, сколько воспоминаний было связано с этим местом. Водный вдохнул сладкий аромат прибоя, прикрыв всего на пару мгновений веки, а когда отворил их вновь почувствовал, как воспоминания играют с глазами чехардой красок.
"Ну что, готов к тому, что я тебя взую?!" - та, прежняя Мисан пронеслась совсем рядом, с хохотом взмывая в небо. Они часто резвились на этом месте, когда она учила его выполнять фигуры высшего пилотажа, приходили сюда после особенно обескураживающих приключений, чтобы поделиться ими с морем и небом. Это было их особое место и возможно крылья, подчиняясь внутреннему автопилоту, нарочно выбрали именно это направление.
Здесь он был в последний раз еще до всех перемен, произошедших внутри. Тогда он резвился, хвастался своими силами и рассказывал сестре о новых пассиях. Да-да, и такое время было.
"Ну же, чего ты замешкался, ленивая жаба?" - Еще один призыв, как будто и обидный, но они всегда воспринимались ответными марш-бросками. И любая авантюра была как вызов. В этот раз самец едва не поддался на подстрекательство обманчивого видения, уже даже расправив крылья.
Глупо и смешно. Однако от части, где-то глубоко схороненное сердце рвалось в те времена, когда все было иначе. Поразительно, как быстро забывалось все хорошее и сменялось плохим.

Отредактировано Аграил (11 Апр 2016 20:42:32)

+2

162

19 (20) Морозного месяца.
Почти ночь.
Буран потихоньку стихает.

[продолжение]

Дульхат скривился. Заболело справа, внутри головы, где-то в такой её глубине, о которой Дух даже и не подозревал. Молниеносно боль перешла на левую сторону, заставляя нервно дернуться веко, а жёлтый глаз резко заслезиться, до остроты. Это случилось настолько резко, как иногда бывает, если резко встать, что заподозрить в этом обыкновенную мигрень мог бы полнейший дурак. Дульхат только успел подумать о том, как он на самом деле устал от этой чехарды с ментальными зовами, помехами и тишиной в "эфире", и тут же его посетило видение. Хотя, право, вернее всего здесь окажется слово "накрыло". Дух аж бултыхнулся в сугроб, не удержав себя на ногах.
Дурной полумрак, особенно рябящий по самому центру, если он, этот центр, тут был, задержался в мыслях ненадолго, выплёвывая Хату образ какой-то горы в смутно знакомом месте. Мрачного больше занимала именно местность, чем вид на фоне её непонятной скалы с двумя вершинами. В голову пришла почему-то мысль об Арамэльминдиз, будь она частью ландшафта где-нибудь на Саяри, то вот эта горища идеально бы вписалась в качестве её воплощения. Однако в расселине вместо красно-золотого злобного глаза сверкало нечто белое, хотелось поскорее отвести взгляд, лишь бы не слепило так. И ровно в тот миг, когда общая картинка собирается пропадать, эта белизна скручивается в комок, комок агонизирующий и умирающий, из последних сил рвётся навстречу Дульхатрину, несётся прямо в его морду, медленно искривляющуюся в страхе!
Дух отшатывается с воплем, пребывая в полнейшем ужасе, но видение обрывается, а оцепенение спадает с тела, в результате чего Болотник с громким рёвом врезается спиной во что-то мощное, твёрдое и ЖИВОЕ! Дульхат с опаской смотрит себе за плечо, упирается носом в чьё-то уже чужое плечо, и, вознеся молитву звёздам, задирает голову вверх. Над ним в полнейшей прострации уселась шуивиана. Дух облегчённо выдохнул: эта тварь не опасна для него. Хотя в её поведении определённо были странности, ибо монструозное существо не выказало не просто сопротивления, а даже недовольства, когда в него врезался Хат. С осторожностью зелёный Дух поднял лапу, несколько раз провёл ею перед мордой шуивианы - реакции чистый ноль.
"Впрочем, мне есть, чем заняться, да-а-а... По-моему, эта фигня из видения была где-то около плато. Восточнее, если память не изменяет. Хм. Надеру задницу, когда найду виновника," - Дульхат успел потерять интересной к твари, уже собрался было идти дальше, однако неожиданно шуивиана зашевелилась, просипела что-то в никуда и двинулась ровно в том же направлении, в котором намеревался топать Мрачный. Он, поспешив унять удивление, огляделся с подозрением, но никого не заметил и, порешив, что даже в такой компании веселее, двинулся вместе с ней.

----> Грозовой Пик

+1

163

>>> Пещера Теарзис - обитель Духа Воздуха
Вначале Дух Воздуха хотела долететь до плато своим ходом. Быстрый полёт обдаёт холодом не хуже дыхания ледяного дракона, пусть и не заставляет совсем застыть. Но, в конце концов, драконица рассудила, что длительность перелёта не позволяет ей такой роскоши. Был открыт портал, чья кромка словно сама собой клубилась белыми облаками. Стройное змеевидное тело влетело в него, и в следующее мгновение Владычица Воздуха оказалась в намеченном вместе. Здесь всё было как раньше. Когда-то это было их с Аграилом место. Деньки минувшего прошлого, связанные с ранней порой их бытия, неизменно вспоминались Духом с большой теплотой. С первых дней она чувствовала именно родство с самой Пресветлой и её первыми созданиями. В особенности с Аграилом. Тот был тогда и веселее, и отчаяннее, и шумнее. Бойкие игры, активный спорт, подначки. Они словно были двумя лишёнными груза ответственности и опыта птенцами, беззаботность которых позволяет им творить любые безумства. Ей казалось, что так будет вечно. Но вечность - слишком длительное понятие, а время все меняет. К сожалению, не всегда нам на радость.
Изящное тело легко опустилось на твердь, даже не подняв пыль. Солоноватый воздух был приятен, вольные ветры трепали её гриву. Но краски заходящего солнца уж не способны были заставить её переливаться всеми оттенками зелёного. По звуку ей каждый здесь камень был знаком, точно плато было частью её земель. На самом деле оно слишком хорошо отпечаталось в памяти, чтобы она помнила детали. Как в этом самом небе она чертила зигзаги, точно воздушный заяц, ускользая от тоже достаточно быстрого брата.
Недолго думая, Миса воспользовалась своей способностью создавать из своей стихии элементалей. В воздухе возник дракон, сотканный из энергии стихии. Санэ словно вылепила из него черты своего Водного брата. Такого, каким она его помнила. Хотелось бы еще раскрасить его шкуру во все цвета, но оставалось довольствоваться лишь силуэтом.
- Ну что, сонная камбала, держу пари, ты меня не догонишь!
Весёлый визг Санэ можно было услышать на многие километры вокруг. Элементаль бросился за Духом в погоню. Конечно, она же им и управляла. Без её воли никакой гонки не было бы вообще. Но эта иллюзия была лучше серой реальности, в которую Мису успели макнуть мордой. Так Дух летела вдоль обрыва, хохоча и периодически отстреливались от своего же создания молниями. Не хватало, конечно, типично граевских парирований её колкостей... Очень не хватало.
И тут Миса словно налетела на стену. Взгляд зацепился за цветастую шкуру. Слишком знакомую, чтобы спутать с чем-то или кем-то ещё. Янтарно-желтые глаза казались сейчас большими, как блюдца. От удивления аж открылась драконья пасть. Это действительно был он. Величественный и гордый, расправивший крылья. Морской Царь.
- Аграил...
Хорошо, что тело самки поддерживали созданные ею воздушные потоки, в противному лучше она так бы и шлепнулась оземь, так как сейчас была совершенно не в состоянии контролировать себя. Эта встреча была словно начертана на скрежалях времени звёздами...

+1

164

Удерживая крылья на ветру, подобно парусам, самец, тем не менее, продолжал держаться за край уступа, упрямо сражаясь с реющими во все стороны ветрами. Все еще созерцая видения прошлого, Аграил одновременно испытывал вполне понятные для дракона его положения метания. После всего произошедшего ему совершенно отчетливо казалось, что хоть жизнь в уединении не была сладка, но его разуму и душе все же удалось немного отдохнуть, найти компромиссы, чего нельзя было сказать о других председательствующих лицах Светлого Альянса. После сегодняшнего собрания разумнее было бы выписать каждому отпуск и рассадить друг от друга подальше, чтобы Духи поверили в себя и перестали отторгать логику действий как инородное тело. Однако, нести весь Альянс на своих плечах водному владыке, даже в полном расцвете сил и возможностей было бы не по силам, поскольку каждая стая, подобно ребенку, требовала к себе много внимания.
И теперь самец стоял перед тяжелой со всех сторон задачей - исправить положение в рекордные сроки, пока о бедах Светлого Альянса не стало известно широкой общественности вне его простор. Как действовать? Он пока только думал об этом. К счастью в стае были Миления и Нуор, успевшие проявить себя как достойные деятели, способные поддерживать жизнедеятельность водного общества даже в отсутствие главы. А как показывают события, ему предстояло много где побывать и много что сделать. Пришло время заняться делами лично, опустив наличие посредников, как это было до появления иерархического строя и общепринятых законов.
Напрашивался вполне логичный вопрос: раз у Морского Дьявола было столько забот, что он, черт подери, до сих пор делал на отшибе вдали от мирских благ и забот? Сам того не понимая Аграил чего-то ждал. Как бывает, подолгу стоишь на берегу, приковав свой взгляд к грозовому небу в ожидании одной единственной вспышки. И она произошла, полыхнула, озарив подсознание Духа в тот момент, когда он понял, что слышит голос сестры в настоящем времени, а не сквозь эхо прошлого.
Взгляд дракона тут же заметался среди облаков, выискивая змееподобную плутовку, однако она оказалась куда ближе. Дракон медленно сложил крылья и повернулся к Воздушной, долго разглядывая ее и лишь мимолетно бросив взгляд на искусно сотканный ею силуэт его самого.
- Миса, - в его голосе не прозвучало вопроса, сейчас он понимал, что, возможно ненарочно выбрал это место и должен был согласиться, что глубоко внутри надеялся, что звезды немного подыграют, подарив столь нужную им обоим встречу.
- Так вот кем ты меня заменила в своей жизни? И чем же он лучше? Наверное, менее болтлив, - самец широко улыбнулся, покачнув головой в сторону элементаля.
Водный хорошо помнил творческую натуру сестры, они у Аллинэи получились отличными творцами, но если Миса направляла свои силы и вдохновение на рукоделие и искусство, сам Грай погружался с головой в механизмы и артефакторику, а потом оба устраивали друг другу экскурсии в свои мастерские хвастая достижениями. Увы, многое из того, что воздушная мастерица подарила брату, было уничтожено магией Темнейшей вместе с Элтеном, мало что осталось, и было переправлено на сохранение в Арденхельм, но кое-что почти всегда оставалось с Аграилом - небольшая расписанная вручную бусина на поседевшем локоне гривы. Она не была на виду, скрытая под волосами, для Водного это было не просто украшением, она давно стала талисманом и была единственной в своем роде. Похожая когда-то оставалась у Мисан, но Морской Дьявол не был уверен, что она хранилась сестрой так же бережно после их ссоры.

+1

165

Минутное замешательство прошло - кажется, раз разом большой ребёнок, живущий внутри Духа Воздуха, начинал умнеть, легче переносить падение иллюзорного флера, спокойнее и яснее принимая реальность. Тем не менее, Миса всё ещё плохо понимала, как судьбе удалось свести их здесь, почти на краю мира. Раньше её бы это не удивило: она и её брат частенько тут резвились, конкурируя с буйством ветров и непокорностью здешних вод. Здесь обе стихии и Стихии встречались, бушуя и играясь наравне. Но это было очень давно, словно не одну жизнь назад. Грай очень изменился. Не без причин, разумеется, Миса видела, каким он вышел из Руин, и понимала, что следы остались не только на шкуре, но и в сознании и душе. Но всё же Воздушной очень не хватало того Аграила, молодого и более беспечного, более открытого. Однако, как видно, и она претерпела изменения в натуре - раньше Миса никаким дрязгам, политической грязи и прочей дряни не позволила бы ширить пропасть меж ними. Личные обиды можно было решить - Грай, как минимум, имел право взять слово и объясниться. Но там, на Совете, произошло ужасное, виной тому был Эльсирин. А Водный Владыка словно был больше не гибким извивом реки, даже не тихим горным озером - он стал словно омутом. А вода его мутная, ничегошеньки не разглядеть. В такие моменты Мисан начинало казаться, что домой вернулся не целый брат - кусок его забрал себе ныне уничтоженный Драколич, и эту часть им так и не удалось вернуть.
Вот и сейчас этот бурный поток мыслей, который прошёл через её сознание всего за какие-то пару секунд, отразился на морде самки глубокой печальную - более всего это было видно по глазам. Они словно потухли, более не играя всеми оттенками жёлтого. Что ей делать теперь? Стоит ли рискнуть, после недавних-то потрясений, и поговорить? Санэ честно не знала, как долго её хрупкий внутренний мирок продержится на честном слове, ведь опору уже не единожды выбили из-под лап. Нэя, Рин... Если сейчас ещё Граиль подольёт масла в огонь, последствия могут быть ужасными. Понимал ли это Водный, обращаясь к ней? Наверняка. Какие бы изменения с ним ни произошли, Грай никогда не был глупцом.
Настрой брата оказался миролюбивым, во всяком случае, на первый взгляд, а шутка насчёт элементаля, который всё ещё маячил за спиной своей создательницы, даже как будто разрядила обстановку и была похожа именно на те беззлобные подколы, какими они обменивались в далёкой юности, на заре времён. Больше не было сил терпеть. Ей нужно знать. Ей обязательно нужно знать, что не всё потеряно, и что брат не поставил на их дружбе крест.
- Грай! - без лишних слов Мисан просто налетела на водного, как часто делала раньше, не в силах сдержать чувства и эмоции. Изящные лапы обхватили шею Водного Владыки, а нос его сестры по-старинке быстро нашёл шикарную Граеву гриву и зарылся в неё. Он даже пах по-прежнему, по-граевски. Никто так круто не пахнет морем. По щекам драконицы заструилась тёплые искренние слёзы - горько-счастливые.
Некогда подаренная им бусина была вплетена в небольшую косичку, которую Санэ заводила за ухо, чтобы не мешала. Сейчас Грай мог это увидеть, так как уши его сестры были совсем близко. Но это ещё не всё: Водный, зная её тягу наводить периодически лёгкий "марафет", подарил ей большое зеркало, сделанное лично. Это была огромная ракушка. Стоило её открыть, в глаза сразу бросается зеркало на всю верхнюю крышку, а внизу можно было хранить всевозможные украшения, гребешки, ленты и прочее. Воздушная это всё очень любила. И каждый раз меняя что-то в своём образе, она прибегала к помощи этой вещицы. И снова вспоминала любимого брата.

+1

166

Мисан застыла на месте, Грай не хотел поторапливать ее, а потому лишь терпеливо ждал, продолжая молчаливую войну с бьющими тело со всех сторон ветрами. Далеко внизу по-зимнему холодные валы прилива бросались на скалы и, разбиваясь в пену, уходили обратно, собираться с силами. Ветер доносил ароматный солоноватый бриз, до самой вершины плато, доставляя наслаждение каждым моментом, проведенным здесь. Немногим ранее Аграил мог просто довольствоваться этим чувством, выбросив из головы лишнее, но теперь его мысли полностью были обращены к сестре.
Перемена в ее лице не осталась незамеченной. Это была вполне объяснимая тоска, однако предмет данного чувства так и остался для самца загадкой: то ли прежние времена, то ли прежний он, а может и все вместе. По долгу молодости, водный привык ожидать от сестры чего угодно. Ее действия было трудно предугадать, мысли – невозможно прочесть, а поток идей подчас казалось непосильным остановить. Но в этом и была истинная красота воздушной - ее загадка, именно она вносила пикантность в любое их совместное времяпрепровождение. Раньше.
Аграил едва успел раскинуть крылья, принимая в них змееподобную летунью. Будь самец послабее, они бы наверняка слетели с обрыва кубарем, столь неожиданно и резко Мисан с ним столкнулась, но, как и много лет назад, Морской Дьявол стоически выдержал пост за обоих. Широкие переливчатые как перламутр крылья укутали змееподобное тело Вейлы, крепко обнимая. Водный изогнул шею и уткнулся носом в гриву сестры на затылке, обдавая ее тихим теплым дыханием.
В отличие от него внешне она почти не изменилась, что тем сильнее поддерживало чувство дежавю, - прошлое возвращалось. Кого теперь волновали перемены? Все это не сущее лишь мешало наслаждаться моментом. Удивительно, но лишь сейчас, спустя 52 года водный отчетливо осознавал, насколько сильно соскучился просто по внешнему виду сестры, не говоря обо всем остальном. Более того, он чувствовал себя изменником, изменником тех времен, когда они встречались едва ли не каждый день просто ради того, чтобы перекинуться парой слов и убедиться что все в порядке.
Даже бусина, та самая бусина была при ней. Казалось бы – присущая птенцам привычка, обмениваться чем-то, что могло бы символизировать их дружбу, самыми элементарными вещами, которые становились дороже любого артефакта, потому что были частью чего-то целого, чего-то важного. Для Духов это было так же важно, как и для смертных, ведь им предстояло пронести свою дружбу сквозь вечность и эти две маленькие вещи были одним их большим секретом, который напоминал, каковы они, семейные узы.
- Я хочу, чтобы это было последним поводом для твоих слез, - тихо сказал водный. Он не стал утешать самку или говорить что-то еще. Слова казались лишними, и ненужными. Пусть лучше Мисан успокоится сама, а он подождет этого, сколько потребуется, оберегая ее от любых воздействий извне.

+1

167

Тактильный контакт получился, пожалуй, даже слишком бурным. Пальцы сами стали перебирать гриву брата, безотчётно она даже принялась заплетать ему косу. Только перевязать было нечем, потому она так и осталась висеть, покуда буйные ветра не растреплют гриву Водного Владыки. И пах он точно также. Очень захотелось, как бывало раньше, осалить его и отпрыгнуть назад, озорно щурясь и говоря "Ты водишь, копуша!" А потом удирать по всему плато от этого "копуши", который мог, если догонит, защекотать змеевидную проказницу до поросячьего визга. Но драконица понимала, что сейчас не время. Пусть она окунулась в воспоминания и ей казалось, что лишь какая-то досадная нелепость не позволяет им вернуть эти дни, самка также помнила, что совсем недавно этот самый дракон был непомерно холоден и строг на совете. А сам совет... Был сущим кошмаром. В сравнении с ссорой с Аллинэей и Эльсирином, их с Аграилом недопонимание казалось пустяком. И стоило выяснить, так ли это. Пустяк действительно решаем в два щелчка или это очень хорошо замаскировавшаяся здоровенная проблема?
Тихий голос на ухо, он дарил успокоение даже больше, чем любые задушевные беседы с той же Нэей. Брат всегда был сильным и стойким. Он был отличным лидером, его призвание было вести за собой народ. А Миса... А что Миса? Миса без советника, заместителя и Старщего Мага даже все отчёты перебрать не может. Не говоря уж о координации действий своих подчинённых... Стыдно признаваться в таком взрослому дракону, да ещё и Духу, но Санэ в этом большом мире чувствовала себя порой совершенным птенцом. Маленьким и беззащитным, глупым, нуждающимся в опеке и поддержке. Смешно, да? А многие смертные думают, что все Духи крутые и часто задаются...
- Мне страшно, Грай, - Миса нашла в себе силы отцепиться от него, а затем наскоро вытерла слёзы кисточкой хвоста, - Мир привычный рушится под моими лапами. И, как любой воздушный, я должна суметь взлететь, но я не могу... Страшное безумие творится в нашем Альянсе, и я совсем не понимают что мне делать. В голову лезут жуткие мысли, ужасные мысли... Неужели мы утратили наше единство, брат? Неужели... мы стоим на пороге распада?!

0

168

Аграил провел много дней и ночей в мыслях о том, как пройдет эта встреча, будет ли она еще более громкой, чем последняя ссора или, быть может, не состоится вовсе. Да, к этому самец тоже был готов, ведь Миса не помчалась на свидание с братом в ответ на посланное через Вейлону сообщение, не задержалась для пары слов на совете. Право, Водный уж было подумал, что Вейла всеми силами его избегает и если быть честным до конца, не понимал этого ребячества. Он не был прав во всем, но и Мисан не святая и по хорошему, как одному, так и второму было, за что просить прощения.
И вот, Морской Дьявол уж был настроен на жаркое выяснение отношений, в духе былых времен, когда волны и ветер сливались воедино, образуя могущественное торнадо, а встретили его слезные объятия и что это? О звезды, безнадега в голосе. Да, годы, проведенные порознь, однозначно поменяли их с сестрой местами. Аграил вспоминал себя после пленения, немощного бессильного, вспоминал свои мысли и чувства, когда довелось узнать, что он лишился всего и совсем чуть-чуть не успел, чтобы все предотвратить. Тогда Дух испытывал отвращение к самому себе, ему всюду мерещились насмешливые и злые взгляды, которые гордый от природы стерпеть он был не в силах. А Миса... Санэ тогда была способна свернуть горы и вместе с ними головы всем трем представителям Темного Альянса. Ах, как она выступала на совете…
Аграил помнил и любил воздушную такой - бойкой, принципиальной, какая стала бы костью поперек горла, стоило кому-то неосмотрительно распахнуть пасть с укором на языке. Теперь же Подводный Владыка преобразился, восстал вместе со своей стаей и как никогда был полон энтузиазма, а сестра нырнула в пучины уныния, едва ли не физически источая отчаяние. Время меняло все до неузнаваемости. Роковое и беспощадное время.
Впрочем, и здесь все было поправимо, по крайней мере, самому Аграилу виделось все происходящее новым началом, но никак не концом. Он еще не был готов сдать Альянс на милость вражеской стороне, а если он был настроен решительно, то найдутся и единомышленники. Самец все-таки надеялся, что и семья не сдаст позиций.
- Эй-эй, что за мысли, глупая? - Водный улыбнулся на подольше, сейчас улыбку держать было куда проще, чем прежде. Все-таки после встречи с семьей на душе стало чуточку легче.
- Так, - самец подошел и сел возле воздушной, чуть приобняв ее хвостом. - Оглянись вокруг, Санэ. Что ты видишь? Лично я вижу бесконечные морские пучины, которые гасят пламя и топят землю. Я вижу неудержимый ветер, который беспрепятственно проникает в любые уголки мира. Я вижу свет, который вынуждает тьму ютиться на крохотных островках в тени камней и деревьев. До тех пор, пока все это существует, не быть и распаду, мы не можем так просто сдаться, пока наши стихии бушуют в нас и извне.
Грай вновь поднялся и потянул Мисансэкрес хвостом, вынуждая следовать за собой вдоль пропасти к выступу на самом краю.
- Мы - часть одного целого. Капля, попавшая на камни, остается частью океана, не зависимо от того, в нем она или где-то еще. Единство так же нельзя потерять навечно. Мы лишь должны взять все в свои лапы, довольно пускать дело на самотек.

+1

169

Как же долго она это держала в себе! Даже то, что она выговорилась Нейренглаурис и Реншу, не помогло. Это была лишь одна треть того, что рвало душу Воздушной на части. Плохо было настолько, что Миса готова была впасть в затяжную депрессию. У неё вообще никогда такого не было, даже когда случалось несколько неудач подряд! Санэ была из тех, кто был силён силой своих друзей, а те могли в любое время дня и ночи рассчитывать на её плечо, её понимание, её поддержку. И когда внезапно это всё начало рушиться, Царица Неба почувствовала себя птенцом, потерявшихся в холодную зимнюю ночь на горном перевале. Зови-не зови - ветер уносит твои крики вместе с хлопьями снега. А вокруг лишь молчаливые неприступный горы.
Драконица слушала брата, пытаясь перенять у него хоть грамм позитивного настроя. Она рассеянно огляделась и увидела большие воды, ветер, её вечный спутник, и впрямь был ещё тут - верный вестник хороших и дурных новостей. Но если стихии извне ей действительно казались сильными, то внутреннюю силу она не ощущала. То же было и с Альянсом. Вряд ли информация о внутренних шатаниях стала известна врагу. Снаружи Светлый Альянс казался всё той же силой, готовой сдержать вражеский натиск, какими бы умелыми и хитрыми ни были действия противника. А если заглянуть за обёртку? Они все в ссоре. И единством уже не сильны.
- Я не знаю, как нам его вернуть, - посетовала змеедраконица, шагая рядом с Владыкой Вод и стараясь не оступиться о камни, - Я впервые совсем не знаю, как мне общаться с собратьями, Грай. С моими друзьями. И впервые за долгое время... я никому не хочу верить. Я не могу им верить, понимаешь? - ну вот, слёзы опять начали скапливается в уголках глаз, говорить стало труднее, связный рассказ, который Миса хотела преподнести Граю в качестве причины своих душевных терзаний, снова стал бессвязным клубком стонов, рыданий и рваных фраз, - Н-нет, - всхлипнула, - Не могу говорить, в голове сплошной кошмар... Я... Я покажу.
Вейла надеялась, что, как и раньше, брат сможет открыть ей своё сознание. Она потянулась к нему своим, и мысли ринулись рекой по ментальному каналу. Аграил увидел страдания Мисы за время молчания его и её, ссору с Иррлуа, страдания сестры по погибшей подруге, разговор с Эльсирином, в котором он пообещал ей говорить обо всех важных действиях, которые он предпримет. И особенно драматичными были сцены в Вересковой пустоши. Где Аллинэя созналась ей во всём. Где расписалась в том, что она чуть ли не по принуждению создала их единство и теперь готова всё это бросить. Словно всё это не важно. Словно их семьи никогда и не было. Предательство! Гнустное, подлое предательство! Почему она скрывала свои мотивы столько лет? Почему не была честна с ними? Может, они и не были никогда семьёй, и Мисе всё это показалось? Наивная, ветреная драконица. Увидел Грай и совет, где холодность собратьев ранила его сестру. И слова Эльсирина о разговоре с Фламментайном. Шок Вейлы и осознание того, что Порядок ей солгал. Он утаил от неё эти переговоры. И стая её не была готова к возможной агрессии со стороны Огня. Пусть на землях Фламментайна бушует эпидемия, но разве вероломства их врагов не достаточно, чтобы в отместку послать заболевших на земли Воздуха, чтобы эпидемия началась и в её стае? Они могли это сделать. И лишь чудо спасло Музу от больших проблем. Она больше не верила лидеру Альянса, она больше не верила Аллинэе. И крохотным островком надежды остался Грвй, на которого она всё ещё была обижена. Потому что доверие самка ценила превыше всего.
Как только поток мыслей иссяк, драконица немного успокоилась. Таким образом ей удалось выговориться. И с братом она была предельно честна, как и раньше. Ей очень хотелось всё вернуть. Но в виду крайне опасной ситуации, сложившейся в том числе и из-за Эльсирина, она не могла больше ждать. Ей нужна была помощь сейчас. Удастся ли ей её получить?
- Ладно... Может, ты и прав, - прошелестела голосом Миса, - Теперь мне надо позаботиться о безопасности моих драконов. Самой. Разрушенное единство не сможет вернуться по щелчку пальцев. И я готова сделать всё возможное, чтобы шатания в Альянсе не стали причиной "второго Элтена", - жёлтые глаза смотрели на Влалыку Вод открыто. Он должен был понять её переживания. Он не мог их не понять. Водным уже приходилось терять дом, они знают, что это такое.

+1

170

Аграил понимал, что сестре нужно было выговориться, до тех пор конструктивный и деловой диалог казался перспективой не менее заоблачной, чем родные пещеры воздушной. Однако и торопить самку водный не стал, ожидая, когда она сама созреет для того, чтобы рассказать о камнях на душе. Он давал ей то, чего никто за прошедшие 50 с лишним лет не предложил ему, когда было плохо и тяжело, когда сестра была так увлечена своей обидой, что даже ни разу не заглянула на Лаяр проведать раненного и обескровленного брата.
Чего греха таить - и он был обижен, и ему было, на что попенять каждому из представителей Альянса. Потому что в то время, когда он надеялся на их поддержку как друзей, все сделали вид, что безумно заняты заботами своих стай, хотя он сам всегда первым бежал на помощь каждому из них, стоило лишь подать сигнал. Теперь же он вернулся после самовольной ссылки, выбора, нацеленного на то, чтобы своими силами выкарабкаться из этой ямы, не ожидая, пока кто-то с поверхности вспомнит, что у него в лапах есть канат. И вернулся победителем с целой стаей победителей, как прежде гордых и готовых бороться до последнего. Никто сейчас и подумать не мог, как ему было тяжело там, все видели лишь результат колоссальной работы над собой. Изнурительных физических тренировок сменявших спокойный отдых после тяжелого дня. Сосредоточенного изучения собственных ошибок и анализа чужих деяний.
Что говорить, много воды утекло и бесспорно, самцу помогли его друзья и его ближайшая семья. Не Мисансекрес, не Аллинея, не Эльсирин, а те, кому он по-настоящему был дорог. Те, кто его не боялся, кто как в старые времена мог толкнуть в бок и сказать "идем, зададим жару этой неприятности" - Нуор, Мила, Ладан... Большую часть того, что его снедало, он скрывал даже от них, но вскоре и это перестало доставлять неудобства, он снова начал строить планы и достигать их, как прежде, не озираясь назад.
Аграил даже не задумываясь, открыл мысли, когда сестра предложила показать то, что не могла выразить словами. Там было много чего, в основном выборочные моменты последнего времени, не слишком давние, но все как один сокрушительные. Аграил это понимал, потому что знал Вейлу, знал ее сильные и слабые стороны, между которых особенной уязвимостью была зависимость от других. "Теперь ты понимаешь, что это такое, красавица", - подумал водный, когда воспроизведение почти подошло к концу. Все очень близкое и похожее он уже пережил, в то время как воздушную оно только настигло, никто не был застрахован от разочарований, а они, увы, ждали в самых неожиданных местах и самое нежданное время.
Благо, после мысленного потока Мисансэкрес, наконец, взяла себя в лапы. Аграил присел напротив, обернув свои ноги хвостом, так, чтобы острый серповидный наконечник был отвернут в сторону. Морда выражала спокойствие, не напускное и наигранное, а самое обыкновенное, какое можно было даже назвать безмятежностью, а еще там была полная сосредоточенность на собеседнике.
Речи сестры Духу были более чем близки, и она знала, кому говорить об этом. Он, уже потерявший однажды свой дом был готов сделать все от него зависящее, чтобы этого не повторилось вновь. Это вполне естественная тяга, ведь их дом, дом Духов был жилищем целого общества, за которое они непрерывно несли ответственность. Они благоустраивали этот дом, привносили в него что-то новое, приводили в порядок, а со временем сильно привязывались, потому что здесь прошла почти вся их жизнь. Эти эмоции сложно было передать или объяснить, они не поддавались сухой оценке, но вместе с уничтожением Элтена самец почувствовал, что вся жизнь, проведенная там, тоже канула в небытие. Другие могли лишь догадываться что это, но тема для Морского Дьявола была явно наболевшей, такого он своей сестре однозначно не желал.
- Действуй, красавица, - только и произнес водный. Он не стал уточнять, как самка планировала защищать свою стаю, он доверял ей и ее выбору даже сейчас. Все что у них было и было залогом дальнейшей плодотворной работы - это доверие. К тому же, если водный знал Музу и знал настолько хорошо, насколько думал, то она была куда более рассудительна, чем он сам. Когда так, то и ошибок по глупости, необдуманных и опрометчивых допустить она просто не могла.
- Ты мудрая, Санэ, а еще ты настоящая мать для своей стаи – любящая и самоотверженная, - Морской Дьявол улыбнулся, словно бы любуясь сестрой, но затем довольно быстро посерьезнел, настолько, что отследить эту перемену в его выражении, было, кажется, почти невозможно.
- Я хочу, чтобы ты знала, что, как и раньше можешь полагаться на меня. Я не могу обещать, что темные не нападут, но я обещаю тебе, что судьба моего дома не повторится более на территории Светлого Альянса. Мы стали сильнее, этого могущества хватит, чтобы нерушимая стена водных войск похоронила под собой самонадеянного врага и его прогнившие до костей силы, - самец был горд своей стаей, как не был горд прежде, все, что они успели в Арденхельме, было куда большим, чем сделанное за последние две тысячи лет. Многих воинов там он тренировал сам, сам разрабатывал с военачальниками стратегии и наблюдал за работой ученых, общими усилиями они произвели колоссальный рывок.
- А теперь прекращай грустить, самое время творить дела, верно? – Водный откинул прядь гривы с глаз, как норовистый жеребец. Это вышло совершенно непроизвольно, надо отметить.

Отредактировано Аграил (5 Авг 2016 03:16:21)

+2

171

Разумеется, она бы не всякому дракону такое сказала. Грай был куда рассудительнее всех остальных Духов Светлого Альянса. И, как показала практика, возможно, будет ещё духовно посильнее их. Водных Владыка не мог не почувствовать шатания, о которых Миса в красках рассказала ему. Рассказала даже больше, чем могла. Ведь она должна была молчать о Нэе, об их разговоре. Только вот есть вещи, о которых молчать практически нереально. Промолчишь - сдержись слово, но оставишь остальных без информации, которую им нужно знать. Де факто - тоже предашь их. Доверие, доверие... Раньше Санэ готова была с лёгкостью дать этому слову чёткое определение. Сейчас это понятие ей казалось таким размытым. Таким расплывчатым. Королева Неба получила добро от своих заместителя и советника на поступок, который сама готова была назвать кошмарным. За спинами товарищей вести переговоры с врагом...
"Но я же не переметнуться пытаюсь. Я заключу дополнительный мирный договор, чтобы огненные более не посягали на мою стаю. Отсылка целителей туда - это для меня ещё одна возможность хорошая. Если лекарство будет найдено с помощью моих драконов - это будет благо и для всех стай Светлого Альянса. Мы ведь находкой обязательно поделимся. А воевать я в ближайшее время отказываюсь. Категорически. Навоевалась уже..."
И всё-таки было как-то гадко. Аграил стоял здесь, рядом, предлагал помощь, на которую можно согласиться... И что дальше? Он точно сдержит своё слово? Не окажется ли Вейла в очередной раз в дураках? Не кинут ли её? Вопрос в очередной раз упирался в доверие. И если Эльсирину и Аллинэе Миса отказывалась теперь верить на слово, то действия Агриала, которого она знала, не расходились со словами.
"Вот именно... Которого я знала... Это точно тот самый Граиль?.."
- Ты прав. Для слов теперь осталось совсем мало времени. Я больше не могу бездействовать и ждать чуда, - кивнула змеедраконица, глядя на то, как брат изменяется в лице, - Я тоже тебе обещаю, Грай. Я обещаю, что тоже не допущу того, что произошло на Элтене, - "Даже если мне это очень дорого обойдётся."
Залихватское и мальчишеское поведение Водного было в точности таким, как в пору, когда мир был ещё совсем юн. И они были юные. И всё казалось простым и понятным. Теперь Мисан могла абсолютно точно согласиться с фразой "Во мном знании есть многие печали. И приумножающий их приумножает скорбь."
- Жаль так скоро расставаться. Я очень соскучилась. Но мне действительно нужно сделать одно дело. Оно не терпит отлагательств. Надеюсь, что мы надолго не расстанемся. И, может, как-нибудь пораспиваем чаёк в моей пещере, сидя на мягких пуфиках, - Вейла ещё шире улыбнулась, вспоминая, что именно так прошло её личное знакомство с Наследницей Силы Аграила. Кстати, это была ещё одна тема, которая волновала драконицу. Но о детях и надлежащем отношении к ним придётся поговорить в другой раз.
Муза кинулась обнимать брата, совсем по-детски довольно жмурясь и зарываясь носом в его гриву. Одним изящным движением она ускользнула вверх. Совершила этакий "круг почёта" прямо над головой Морского дьявола и, послав ему воздушный поцелуй, влетела в моментально открывшийся перед ней портал.

====>>> Глушь

+2

172

- Буду ждать приглашения, - просто отозвался Грай на слова сестры. Перспектива посидеть как раньше, не думая о делах Альянса, была более чем привлекательной, но что-то подсказывало самцу, что даже там не все так будет просто. Мисан и сейчас в теплых речах, да нежных объятиях пропускала холодок отворившейся меж ними пропасти.
Разумеется, Водный не надеялся, что это пройдет само собой, но, кажется, он несколько убедительней скрывал свою подозрительность и сомнение, чем это делала или хотела делать сестра. Он обнял ее мягко и крепко как прежде, попутно потрепав крылом густую гриву, улыбнулся улыбке и шутливо отдал честь в ответ на воздушный поцелуй, но мыслями уже был не с воздушной. Она умчалась так же скоро, как оказалась здесь, подобно своей стихии - неудержимому ветру. А самец, он повернулся всем корпусом в сторону морского простора, как и до того, анализируя все прошедшее. Эта встреча вроде и прошла мимолетно, но оставила за собой непонятный компот чувств.
С одной стороны, была радость от того, что их конфликт более не является причиной молчания, но ведь проблема этого конфликта не была затронута и не могла быть тем самым решена. С другой - все еще оставалась тоска, водный сам не понимал, с чем именно она была связана: то ли не хватало прежних времен целиком, то ли хотелось отмотать время вспять лишь ради того, чтобы не испытать разочарования по отношению к дорогим драконам. Оно, порой, слишком сильно мешало оценивать их без подозрения, не ожидая ножа в спину. Впрочем, пока что самец не знал и мест, по которым можно было ударить, чтобы вывести его из равновесия. Аграил сейчас как никогда бодро оценивал обстановку, свои скелеты держал в шкафу, свои тайны скрывал на дне океана. К нему сложно было подобраться, гораздо сложнее, чем раньше и образ Морского Дьявола исправно выполнял свою работу - многие старались держать дистанцию и свои языки в безопасных границах.
Нельзя сказать, что Грай, почитавший классовое равенство, когда-то желал авторитета кровавого правителя, но с возникновением оного смирился по воли быстро. Это не умаляло уважения подданных, в их глазах после всех перестановок и испытаний он выглядел еще большим героем, чем прежде, но вместе с тем пришедший на смену прежнему Духу Воды Морской Дьявол, был фигурой черной как океаническая впадина, а потому другие Духи не спешили действовать. Темный Альянс не знал о стае Воды ровным счетом ничего, равно как не знал, чего они достигли за время отсутствия. На какой-то период это поубавит их пыл. Водный ухмыльнулся, подставляя морду солоноватому морскому бризу.
Дело вместе с Шагри клонилось к горизонту, быстро вечерело, как часто бывало в зимнее время. Однако самец все-таки дождался, пока светило скроется из поля зрения - он слишком давно не видел надземных закатов, чтобы отказать себе в таком удовольствии, и лишь тогда взмахнул крыльями, пикируя с утеса. Его ждали дела, не самые приятные, но очень и очень важные…

Игра во временном эпизоде завершена.

Отредактировано Аграил (17 Авг 2016 02:16:21)

0

173

1, месяц Вьюжный.
Утро. Холодно и ветрено, снег в наличии.
К полудню обещали метели.

Пунктуальность никогда не была свойственна Дульхатрину. Опаздывать он любил. А вот Опаздывать взаимностью не отвечало. И удача, если Дух приходил ровно к назначенному времени. Обычно случалось так, что, как Мрачный не старался, он на месте встречи был уже задолго до её начала.
Хат в этот раз честно старался не спешить. Да и не спешил так-то. Получил сообщение от Дика загодя, а дела все перенёс на день встречи. Тогда-то только он обстоятельно проверил родные болота, попутно поиграл с Иль Хо, даже в гроте-убежище смог прибраться, что с Хатовыми привычками было если и не подвигом, то очень и очень смелым поступком. И лишь потом, совершив несколько больших кругов по саду и вокруг него, решил выбираться на плато к этому Духу Льда и сородичам.
А там сугробы, ветер, снежи-и-ища! Зима же ещё, на болотах, защищённых хвойным лесом, всё равно чувствуется. По случаю Дульхатрин "приоделся" - со спины его свисала неопрятная тёмно-бурая шкура, а у шеи даже болталась, вылезши из меховых складок, лапа с внушительными когтями, и была она всего одна на всё это громадное полотно. Впрочем, совсем неудивительно, зная способности Духа к шитью, а ведь были это три старые, криво-косо сшитые вместе жилами медвежьи шкуры. В таком одеянии Хат редко появлялся на глазах у других, всё же несолидно. Однако сказывался недавний опыт с гуляниями по снежным равнинам: лучше, решил Мрачный, так, чем снова промёрзнуть до самого желудка и чего поинтереснее.
Итак, до обозначенного Диком огромного валуна, каких на плато больше и не встречалось, добирался Дух не шибко лёгким, но максимально "прогулочным" шагом. Но всё равно умудрился прийти раньше всех. "Дурное дело нехитрое," - хмыкнул Хат. Он действительно, похоже, был тут совершенно один. По крайней мере, никого из "своих" он не чувствовал и тем более не видел. Обстоятельства совершенно не впечатляли, пришлось Духу думать, чем бы себя таким занять.
Путного в голову ничего так и не пришло, так что Дульхатрин потоптался у заснеженного камня, что был заметно выше его головы, выбрал местечко, куда задувало меньше всего, да и плюхнулся прямо в снег, кутаясь поплотнее в шкуру. Даже сумел на хмурый лоб её натянуть. Эдакий старец, только не хватает волосьев седых, торчащих из-под импровизированного капюшона.
Оставалось теперь только ждать Болотнику своих названых братьев и сестёр. Хорошо хоть, что неожиданным появление кого бы то ни было из них не будет - попробуй на таком холоде отвлечься на что-нибудь иное.

Офф Дику

Надеюсь, отсебятину про камень мне простят. Решил, что в чистом поле встречаться как-то неразумно, решил такой ориентир взять.

+5

174

1 день Вьюжного месяца. Утро
Ветер. Снег
.

Получив весточку от Дика, Зидвин стал перекраивать свой план, но было это мелочью. Больше внимания он все же уделил подготовке себя к встрече со столькими назваными братьями и сестрами. Ведь он, стоило только задуматься, мало с кем был из них знаком.  Только Рейза была ему сестрой и по сути, и по характеру. И потому готовил он прежде всего себя с к общению со столькими драконами сразу. Набирался  трезвости ума, хоть и не жаловался никогда на это, рассудительности и взвешенности решений. Никогда не жаловался он на отсутствие этих черт, но все же готовился.
  А подготовившись, открыл портал, ближайший к месту встречи, и двинулся навстречу холоду и ветру.  На Холодно плато Дух бывал лишь мельком — и потому портал открыл не так близко к месту встречи, как ему хотелось. Остальной путь грузному олицетворению металлов пришлось лететь. Как ни крути, быстрее, нежели пешком.
  Дух опаздывать не любил. И потому не опаздывал. Но на подлете ощутил он, что уже не первый. И далеко не последний. Значит, прилетел вовремя. На подлете к месту он заметил камень. Выделяющийся и весьма заметный. Хороший ориентир — Зидвин отметил это. Тяжело приземлился, сгребая под лапами снег и хорошо так шумя. За ветром, правда, это не так слышно.  Сложил крылья, встал ровно, отряхнул налипший  снег, оглядел округу красным взглядом, и только потом повернулся к пока что единственному  Духу в округе, помимо него.
— Приветствую, уважаемый, — Металлический приветственно склонил голову перед болотным, с достоинством, но без капли вызова. Исключительно уважение. Оценивать утепление болотного в виде шкуры он не стал — всяк от холода спасается по своему, а здесь, несомненно, холодно. Зидвин согревал себя при помощи магии огня, слабой, но достаточной для того, что бы снег на чешуях таял, но не топил снег под лапами, превращая все в неприятную лужу. С собой Дух взял лишь суму с небольшими табличками для записей и  необходимыми мелочами.
  Заговаривать дальше Зидвин не стал. Не хотел навязываться. Да и причину прихода сюда он знал. Подробности же лучше обсуждать в более приятном для разговоров месте. А уж узнать больше они смогут только когда придут все. В том числе и Дик, всех созвавший. Подавшийся на поиски ответов Дух Металлов игнорировать такое предложение не мог. Изъявив желание, следуй за ним до конца, дабы достичь его.
  А встреча с собратьями — не самое страшное, что может произойти в поисках правды.

+3

175

1 Вьюжного. Утро
Ветер. Снег.

Получив, через Духа Деревьев, весточку о сборе, Даймон думал не долго. Не смотря на должность в Стае, заниматься своимы прямыми обязанностями ему доводилось пока еще не так много. драконы, собранные со всей Саяри по штучке, притирались пока друг к другу. И отдавать молодняк "на растерзание" Духу родители пока не горели желанием. Хотя неплохую площадку для тренировок Даймон заприметил и даже обследовал на возможные сюрпризы. Площадка представляла собой почти правильной полукруглой формы залив с широким пляжем, отделенный обрывистым берегом от остального материка. Почти идеальные условия, даже сильно вмешиваться в природные ветра поначалу не придется. А когда придет черед сработки уже боевых отрядов, тогда тут и забушует непогода.
Получив координаты сбора, Даймон предупредил про свое отсутствие и отправился, снова, с материка на материк. Не сказать, что ему это сильно нравилось, так как требовало не таких и маленьких затрат сил, но интерес к результату был сильнее. Во избежание выход портала был открыт на достаточной высоте, чтобы ни с кем не столкнуться. И теперь Дух спускался, выискивая ориентиры.
К немалому удивлению, он оказался одним из первых, пока заприметив лишь одного Духа. А, двое, - то, что он при первом взгляде принял то ли за кучу шкур, то ли за лежанку, оказалось еще одним собратом. Способ не замерзнуть у Ураганного был иным, и одеть на себя шкуры животных ему просто не пришло в голову. К тому же они наверняка будут мешать в полете. Приземлившись на расстоянии, Даймон "отрегулировал" свою воздушно-ураганную шубу, чтобы та не поднимала в воздух снег, направился к месту встречи. Со стороны его приземление и применение заклинания выглядело забавно - приземлился, затем в воздух взметнулся немалый такой снежный смерч, а затем медленно опал под действием сил природы. Падающие с неба снежинки отбрасывались потоками ветра вниз, к лапам, по пути тая. Но пока Даймон занимался своими делами, к Духам прибыло пополнение. Еще один сорат, не утруждаясь такими мелочеми, как защита от холода, просто приземлился поближе в двум прибывшим ранее.
- Приветствую. - Коротко кивнул Ураганный, присматриваясь к собеседникам. Первый был, несомненно, Металлом, а второй... Болотным? Про третьего, а точнее - третью, что было легко определить, сомнений не было - Пустынная. Что же тут будет, когда соберутся все? - Запоздало подумал ураганный, представив, что каждый из Духов решит защитится от холода своей Стихией. Поступок Болотного казался теперь намного разумнее, чем собственный.
- Рейза. - Ураганный отдельно кивнул Пустынной. Все-таки относительно хорошие знакомые, но не больше. Были годы, когда Ураганный любил играть с песчаными бурями не меньше, чем с обычными. Подобное самоуправство собрата не сильно понравилось хозяйке Песков, а может просто Даймон сыпанул песка в ее любимый источник, кто знает. Но отчитали его тогда, как нашкодившего птенца. Ураганный, конечно, пытался огрызаться, но понимал, что как раз в этой ситуации он не прав. Даже не тем, что вторгся на чужую территорию, а тем, что абсолютно проигнорировал возможные последствия. Так что после этого сильно хулиганить на пустынных землях он перестал. А отношения с Духом Песков можно было назвать положительно-нейтральными, не смотря на не совсем приятное их начало.

Отредактировано Даймон (17 Июн 2017 18:02:20)

+4

176

1 день Вьюжного месяца. Утро.

После встречи с Зидвином Рейза осталась при своём решении не искать Дика и прочих Младших. Ледяной брат обещал объявиться с новостями, когда будет, что сказать. Своё слово он сдержал. Сообщение, лаконичное и беспристрастное, содержало приглашение на встречу на Холодном плато.  Там же будут и прочие собратья. Рейза отозвалась так же коротко, одним подтверждением своего присутствия на грядущем собрании.
Надвигалось нечто особенное. Никогда прежде Младшие дети Оры не собирались вместе. Каждый обладатель внушительной мощи, у каждого свой взгляд на мир и события, происходящие в нём. Во что выльется эта встреча? Можно было только гадать. Но Пустынная предпочитала этого не делать. Попытки предвосхитить настолько непредсказуемые вещи были практически лишены всякого смысла. Драконица лишь надеялась на благоразумие своих сородичей. Напрасно или нет, видно будет уже на месте.
Отправилась в путь Хозяйка Песков с таким расчётом, чтобы добраться до места чуть раньше положенного срока. Ждать она умела, а вот заставлять других ждать не любила. Надо признать, Пустыню самка покидала с неохотой. Она оставляла уют тёплых песков, согреваемых жаром Шагри даже в самый разгар зимы. Впереди её ждала пустыня снежная и холодная, хлещущая плетью северных ветров. Но пора перестать прятать голову в песок. Истина не даётся в лапы просто так.
Холодное плато встретило Духа ожидаемой хмуростью. Зима замела эти земли снеговым покровом, и Рейзе, не питавшей любви к полётам, пришлось встать на крыло, дабы не вспахивать сугробы лапами, попусту тратя силы и время. Прежде она уже бывала здесь. В далёком прошлом, когда юного Духа носило по всем уголкам мира. Плато запомнилось Пустынной красивым видом на Северное море. Но то было лето, и край не казался таким недружелюбным. Сейчас же навстречу одиночке то и дело летели хлопья снега, а потоки воздуха неприятно холодили перепонки крыльев. Пустынные ночи, конечно, научили быть к холоду терпимее, но ночная прохлада дома и морозы Северных равнин - две большие разницы.
Когда впереди замаячил обозначенный Диком валун, Рейза приметила подле него две крупные фигуры. Ранние пташки. Значит, она не первая. Но очевидно, не последняя - Дика среди них не было, да и собратьев будет явно больше. Она узнала обоих драконов. С одним встречалась буквально на днях, другого же видела в последний раз годы назад. Но присутствие обоих было хорошим знаком само по себе и не могло не радовать Рейзу лично. Всегда приятно видеть знакомую морду, особенно если эта самая морда оставила о себе хорошее впечатление.
Отвлечённая на силуэты внизу, она не сразу заметила ещё одного дракона, летевшего с другой стороны и выше неё. Тот попал в её поле зрения, только когда приземлился рядом с Болотным и Металлическим. Его было трудно не узнать. Повелитель смерчей и ураганов собственной персоной, всё так же играет воздушными массами, как в первый день их знакомства. Тот песчаная запомнила преотлично. Как можно забыть тот варварский налёт, а иначе не скажешь, когда Ветродуй перевернул вверх дном полпустыни и чуть не похоронил под толщей песка оазис? Это же надо было додуматься! Хоть неправоту свою признал. Во много благодаря этому Рейза и сменила гнев на милость, и теперь относилась к Даймону спокойно.
Драконица плавно пошла на посадку, чуть поморщившись от снега, который ещё не успел осесть с прибытия последнего Младшего. Лапы коснулись снега, сначала задние, потом передние.
- Дульхатрин, Зидвин, - Дух приветственно кивнула Духам, поплотнее прижимая крылья к телу, словно кутаясь в них, а затем обратила внимание на Ураганного, - Утро доброе, - ответный кивок и ему тоже.

Отредактировано Рейза (17 Июн 2017 18:28:47)

+7

177

1 число Вьюжного месяца. Утро.

Несмотря на то, что Дик разослал всем ментальное сообщение, он был не уверен, что явятся все. Впрочем, это было бы вовсе неудивительно. Пожалуй, Дух Льда не удивился бы, если бы на встречу пришли только он и любопытная Сехи, которая так интересовалась этим вопросом, навестив ледяного ещё раньше в его землях.
Приближаясь к месту встречи, паря высоко в холодных и колючих облаках, самец задумчиво смотрел куда-то в пустоту перед собой, изредка взмахивал крыльями и вяло размышлял.
Ну зачем ему всё это? Почему проклятое видение выбрало именно его для этого дела? Кто просил? Дик просил? Нет. Ничего подобного. Он преспокойно превращался в глыбу у себя дома, сливаясь с окружением. Никого не трогал. Никому не мешал. Да, ему нравится поразмышлять, поломать голову над какими-нибудь загадками, найти смысл сокровенный, самому к чему-то прийти. Но кто говорил, что ему нравится вступать в контакт со своими братьями-сёстрами или кем бы то ни было? Дух был совершенно асоциальным. И всё это напрягало до такой степени, что у дракона уже веко подёргивалось. Кажется, именно на месте отсутствующего глаза, чёрный провал которого скапливал в себе всё недовольство.
Дик успел и ранее, и наперёд разочароваться в других Младших. И он не верил, что эта встреча что-то даст, прояснит или вправит кому-нибудь мозги. А вправлением их ледяной, верящий в ясность и неповторимость своего блестящего ума, заниматься не собирался. Кому надо — тот сам попросит. А сейчас всё это было организовано только для того, чтобы расставить все точки над «и». Ещё… чтобы обезопасить себя от новых видений. Кто знает. Вот брось Дух всё это, а они потом будут опять лезть в голову и не давать покоя. Вот это — ничто иное, как наглость и вторжение в личное ментальное пространство. Бесило не хуже «обожаемых» братьев и сестёр.
Нервное напряжение в зачастую спокойном и непоколебимом драконе нарастало. И это было плохо. Очень плохо. Он устал. Он… задолбался. И ощущал, что может сорваться, дать выход снежной пурге. Погода, к слову, тоже была какая-то сомнительная и точно неприятно намекала. Уголки пасти раздражённо дёрнулись в кривом и быстро исчезнувшем оскале. Дик дёрнул головой, выдыхая что-то ворчливо и неразборчиво, сквозь зубы, почти злобно. И начал снижаться.
С неба он уже мог увидеть, кто прибыл навстречу. Что ж… набор достаточно неожиданный. Пришёл Дух Болот, с котором беседа вышла не самой приятной, несмотря на ту сдержанность, которую постарался проявить Дик. Увидеть Дульхатрина ледяной никак не ожидал. Почему-то был уверен, что ему это в Бездну не надо.
«Ошибся, однако...» - хмыкнул над своими мыслями самец.
Прибыл Дух Металла. Он был Дику практически не знаком, так что ничего сказать конкретного было нельзя. Однако от брата веяло чем-то более родным. Может, они были в чём-то схожи больше, чем остальные. Или это смутные и неподтверждённые ощущения-догадки. Честно говоря, они редко обманывали Дика, он предпочитал к ним прислушиваться, хотя полностью полагаться только на них было неправильно. И тогда ледяной искал больше весомых подтверждений, чтобы заявлять чёткие и взвешенные решения.
Далее… Дух Ураганов. Ураганы — стихия буйная и непостоянная. Она, сама по себе, без снега, не привлекала Дика и вызывала настороженность и подозрительность.
Здесь была и Дух Пустынь, которая изначально отказалась от участия в этом деле, чем вызвала в ледяном негодование и лёгкую неприязнь, примешавшуюся к неприязни ко всем по-умолчанию. Делай всё сам, Дик, а нам потом на готовенькое. Соберёмся. Можно ли было её винить за это? Только частично. Тем не менее, самка решила прийти. И её, как и Дульхатрина, Дик увидеть не ожидал. Передумала, вестимо.
Спустившись к земле, Дух Льда молчаливо пролетел мимо прибывших и приземлился поодаль от них всех. Мягко спустившись в снег, дракон прикрыл глаза и, сев полубоком к остальным, отстранёно засмотрелся в сторону. Что-то говорить или даже банально поприветствовать, пока не явились все, он не был намерен. В этом был весь Дик — его минимализм и отсутствие лишних движений и слов, максимальная экономия и холодность.

+8

178

1-е число Вьюжного месяца.
Утро. Вы удивитесь, но все еще холод. И снег.

Не прошло и нескольких дней, как снова Север раскрыл перед Сехи свои ледяные объятия. С каждым ударом крыльев свирепел ветер, холод вгрызался под мех, но... Не привыкать. Ни к тому, ни к другому.
Вскоре унылая пустошь Серых равнин раскинулась снежным ковром и завыла вьюгой. Осталось совсем немного. Скоро земля пойдет ввысь каменистыми, заледенелыми скалами, чтоб нависнуть утесами над присмиревшим на зиму морем. Там Сехтегоса отыщет плато с приметной каменной глыбой.     
Край натянутой перепонки дрожал на ветру, словно парус; пальцы крыльев  перебирали по струнам воздушных потоков. Сехтегоса играючи одолевала порывы холодного ветра, не отвлекаясь меж тем от своих размышлений. А те были... Очень и очень разносторонними.
Долгожданная весть от Дика о сборе несколько омрачилась парой мелочей. Во-первых, у Сехи отбили завтрак: отбившийся от стада самец-кутикай, которого Дух гнала до самых степей, своими воплями приманил целый прайд виверн, без труда разорвавших в клочки эту толстую тушу. Глупое животное. И зачем надо было орать на весь край - даже если тебе прожгли молнией бок до корки? Пал бы достойно в драконьих когтях. Нет же... Отдался десятку шакалов с крыльями. Было желание выманить бестий наверх и устроить грозу, расстреляв в темной туче по крыльям прицельными молниями - но... Это значило - задержаться. Надолго. Увы. Так что, Сехи отправилась в путь на голодное брюхо, а оное как-то... Не добавляло задора. Что же касается "во-вторых"... Тут Молния и сама не могла понять. Но сердце ее отчего-то кололо тревогой. Или... Волнением. И почему-то оно пробудилось именно в самый последний момент, когда Сех поняла, что уже совсем скоро увидится с прочими Младшими. Морочиться из-за подобного Дух не привыкла, но подозревала: виной тому те рассуждения Дика в пещере, подтолкнувшие к размышлениям. В общем-то, зная, сколь разные ее братья и сестры, ожидать от подобного сходбища можно было всего. И Сехи хотелось бы ждать... Не плохого.
...Плато приветствовало ее новым порывом холодного ветра. Поведя широко раскрытыми крыльями, словно огромная буревестница, Сехи чуть набрала высоту, вскинув голову вверх, осмотрела округу и сразу же плавной волной ушла вниз, почти к самой земле. Она быстро приметила даже не сам упомянутый камень, сколько фигуры драконов - песочную чешую Рейзы, округлый силуэт Духа Болот... И отдающее холодом даже в такую погоду - изваяние Дика. Но были здесь и такие, кого Сех не знала. А может и видела мельком. Неважно. Все братья. Огромная куча названой родни.
Последние метры она пронеслась совсем низко над снегом, слегка всколыхнув его крыльями. И лишь в самом конце, резко вскинув их вверх и взмахнув напоследок, взметнула в воздух чуть ли не целый сугроб, приземляясь на задние лапы и оцепляя их своим гибким хвостом. На мгновенье зависнув в таком положении, Сехи окинула взглядом "родню" - хотя направление взора светящихся глаз не поймешь, да в такую погоду, - а уж потом предпочла свернуть крылья и приземлиться "совсем". Место она себе выбрала так, чтобы видеть всех сразу, хотя и как можно ближе... Так что, приветствие Молнийной, сопровожденное легким кивком, тоже касалось всех:
- Доброй охоты, - голос приятный, но не лишенный железных, шипящих нот. Вкупе с забавными завитками "улыбки" на уголках ее пасти, это было... Весьма доброжелательно.
Отдав дань вежливости, Сехтего улеглась на снегу, как большая пантера, вытянув лапы вперед. Глубоко в душе она негодовала, что приплелась после Дика - ей не хотелось, чтоб он и ее записал в "безалаберные". Если уже не вписал. Так, раз, два... Шестая?! О, звезды, какая досада. Быть может, оно и удачно, что завтрак пришлось пропустить.

+6

179

Начало игры
Первый день вьюжного месяца, утро.

Нерешительность постоянно подводила Арнона и добавляла Солнечному Духу массу неудобств. Казалось бы, в общении с другими крылатыми Арнон не был зажат, по мнению некоторых — даже чрезмерен и неуместен со своими патетическими проповедями о всеобщем благе. Или так только казалось от внутренней скромности и страха, что снова придётся успокаивать собеседника? Как бы то ни было, сначала, услышав в голове голос Духа Льда, Арнон сначала перепугался: с чего это рядовой маг Зефира мог заинтересовать других Духов? Ведь Арнон пока что не чувствовал никаких признаков надвигающихся масштабных катастроф… Но в результате оказалось, что было всего лишь объявлено собрание всех Младших по поводу найденных отрывков записей Звёздной Праматери. Душ Шагри всегда относился к ней с пиететом и почтением — пожалуй, большим, чем остальные драконы. Настолько большим, что рассуждения о возможных причинах её поступков воспринимались некоторыми собеседниками как непотребная фамильярность по отношению к Оре, чего Арнон бы и в мыслях не допускал. Звёздных драконов окружал ореол загадочности, но самому Арнону хотелось бы, чтобы подробности их великих дел не были тайной для драконов. В этом и будет лучшая им благодарность — память о них… и стремление к мудрости, им подобной.
Так или иначе, Арнон долго не мог решиться вылететь на Холодное Плато. Остальные Духи, насколько он знал, трудились и рисковали жизнями, добывая тайные знания, и имели полное право их обсуждать… а вот Арнон прозевал столь значительный момент истории и не помогал собратьям. Потому являться на собрание было стыдно. Дух Шагри видел самого себя как падальщика, который пытался урвать кусок от заваленной кем-то другим добычи. Прав нет, зато наглости много. Таких мелочных созданий Арнон не люби и уж точно не хотел становиться одним из таких падальщиков — только место добычи в данном случае занимали знания. Однако всё же любопытство пересилило, он отправился в путь к месту встречи…
И теперь был здесь, вместе со всеми. Почти все Духи уже собрались в условленном месте и приветствовали друг друга. Арнон некоторое время стоял в отдалении, собираясь с храбростью.
- Чистого неба и ясных звёзд, - Арнон неуверенно поднял крылья в приветствии. Но, натолкнувшись взглядом на Сехтегосу, приободрился и улыбнулся ей глазами. Кто-то знакомая не позволит ему смотреться на собрании совсем уж чуждым.

Отредактировано Арнон (24 Июн 2017 15:48:13)

+4

180

1, месяц Вьюжный.
День начинался тяжело, то ли бури магнитные, то ли общая усталость, то ли необходимость пахать. Пожалуй, всего по капельке. Все наши чувства питают разум, и если посадить его на диету из жестокости и страданий, как ему остаться здоровым? Очень просто. Дисциплиной. Виль так полагает, во всяком случае. Уверена до дрожи в лапах, что уж она-то ее убережет от всего неблагоразумного, доброго и вечного. Оставит беспристрастной. А потому никакие проблемы не помешают ей ни жить, ни работать. Трудоголика в Вильварин было не убить, а потому она должна была с утра переговорить со старшим воином, увидеть в деле новых патрульных - короче, задержалась. Но про посиделки на Плато помнила, забыть не давало собственно желание поскорее разобраться со всем этим дерьмом звездной старухи - и желание вернуть мир и голову в гармонию с собственным мировосприятием. Долететь бы не успела физически, а потому нужно было попросить лапу помощи. "Болотный, сбрось координаты, будь братом, где там шайка-лейка собирается?" - в чужой голове ее голос наверняка еще более рычащий и хриплый. Ну, да это пустяки. Координаты места были проложены, а потому на плато распахнулся аккуратный портал, так и пышущий жаром Шагриара, из него-то драконесса и вылезла, треща хвостом и глухо лязгая черными наростами, а портал тут же захлопнула - нечего пялиться прочим не в свои владения.
Ее отношение к наследию Звездной было обильно приправлено дикой яростью и желанием разнести все к чертовой матери - проявление всего этого тот же Хатхатыч видел в Соборе, ныне немного разнесенном. Ничего священного в старой карге она не видела, во многом потому что сама была при власти, а потому понимала, что подобное поведение - верх неуважения к своему творению и абсолютное отсутствие ответственности. Хороша, ничего не скажешь, детей наделала - и свалила, оставив все разгребать ораву духов. У Виль много детей. И стая у нее большая. И за каждым она следит, о каждом заботится, готова даже члена официально союзной стаи прикончить, если будет представлять из себя угрозу. И хоть бы слово Ора Младшим сказала об их предназначении - пустое. О, Варина прекрасно помнила ту горечь, с которой она проснулась после создания, ту боль, когда не могла взлететь - и ломала крылья. Когда не понимала, зачем вообще нужна на Саяри. Потом поняла - для Войны. Потом появился Огненный Хозяин - и все стало сложнее. Но вот эта недолюбленность, эта недосказанность, эти пустота и одиночество - это все ушло. А война, о. Война осталась. Такая уж у них, огненных, была любовь. В любом случае - он дал куда больше, чем дала так называемая мать. Да Темная Дочь была Вилли большей матерью, чем эта набитая звездами дура. Да Стая дала ей куда больше, чем эта бесполезная куча древних костей и звездной пыли. А потом нашелся ее дневник - и выяснилось, что этого всего и быть-то не должно было? Бред!
- Паршиво выглядишь, Болотный, так мерзнешь? - Лавовая насмешливо фыркает, отчего пар из ноздрей валит клубами, а сама одноглазая бестия усаживается рядом с Хатом, излучая ровный жар, от которого снег превращался в водичку. Что поделать, горячая владычица. Слабо кивает Ледяному, обводит сборище взглядом единственного глаза. Ну, ладно. Чем раньше болтовня начнется, тем раньше закончится.

Отредактировано Вильварин (2 Июл 2017 21:10:02)

+7

181

Офф. Я ведь могу вклиниться, правда?..

1 Вьюжного, утро.

С приснопамятной встречи с Даймоном и переговоров с Диком Триис старался не вспоминать о свитке. Ибо если он начинал задумываться об этом, то по прошествии нескольких часов пустых догадог и домыслов голова просто раскалывалась, а свиток и вовсе разорвать на части хотелось, дабы глаза не мозолил. Но если уж падал драконий взгляд на "подарок" Праматери, отказаться от таких размышлений было ещё труднее - слишком сильно было любопытство. Именно поэтому, промучавшись пару дней, Дух запрятал свиток так далеко, как только смог. И из-за этого задержался со своим выходом после "извещения" о встрече с собратьями на Холодном плато.
Идти от Элесмиорна предстояло долго, и Триис собирался выйти заранее. Тем более что погодные условия, как на грех, именно в этот день решили усложнить жизнь всем путникам, передвигающимся на своих лапах. Но треклятый свиток - в который уже в раз за все время пребывания у Древесного - порушил все планы, и теперь Ис уже опаздывал. Хотя, конечно, будь у него крылья, всё было бы намного проще и быстрее. Впрочем, чего нет - того нет. Оставалось только шустрее перебирать лапами, покрепче сжимать хвостом причину сегодняшнего путешествия да поддерживать каменные латы, на этот раз покрывающие дракона с ног до головы. Тяжело? - не страшно. Зато относительно тепло. Учитывая бьющий по глазам и морде снег и сильный ветер, конечно.
Кое в чём каменные доспехи оказались даже лучше, чем просто лапы. Например, на широкой каменной спине можно было быстрее всего спустится вниз по склону. А уж лавирование средь деревьев с особо высокой "горки" на животе порадовало особенно. Так что к месту встречи, вопреки собственным ожиданиям, Триис подобрался в настроении очень даже приподнятом. И даже кислые мины Дика, Даймона и ещё шести драконов не смогли испортить его настрой.
- Приветствую, - бодро прогудел Дух, усаживаясь рядом с Даймоном и слегка кивая остальным. Из всех Младших Духов только Ураганого Древесный и знал в морду и по имени, а потому именно ему подставил собственый бок. Братья-сёстры или нет, но незнакомым драконам Дух не слишком доверял. Ибо по опыту знал, что в жизни случается всякое. И как недавний враг может стать другом, так и лучший друг может оказаться отпетым негодяем. Хотя не сказать, что Триис подозревал прям всех в чём-то нехорошем, нет, конечно же! Простая предосторожность, когда вокруг тебя незнакомые морды, которые ты видишь в худшем случае первый раз в жизни.

Отредактировано Триис (8 Июл 2017 20:32:56)

+3

182

ОФФ

Можешь, но желательно было сообщить.

Прибыла Сехи. И, наверное, она была единственным Духом, которого Дик не то, чтобы рад был видеть, но по крайней мере не чувствовал, будто от её присутствия напряжение ещё больше нарастает. В определённый момент — думалось ледяному — возникнет необходимость придерживать нижнее веко пальцем, чтобы оно не так сильно дёргалось и не раздражало.
Дракон потёр скулу, глядя в сторону. Он не поздоровался ни с кем из тех, кто прибыл раньше и не стал здороваться с теми, кто прибыл позже. Не за этим он здесь, не любезностями обмениваться. Да и когда здороваются, по сути, здравия желают. А Дик никому здравия не желал. И смысл желать его тем, кто не болеет? Бессмысленно.
Бессмысленную болтовню Дух Льда не переносил.
Затем пошли уже чуть задержавшиеся Духи, которых приходилось ждать — Дух Шагри, Дух Лавы, передавшая Дику второй свиток, и Дух Деревьев — наконец. У него был третий свиток, которого не доставало ледяному.
Когда Триис появился, Дик, с горем пополам с ним знакомый, таки соизволил развернуться. И чуть приподнять лапу, жестом демонстрируя, что как бы ждёт, что он его вручит. В конце концов, разве не для этого он его берёг?
- Свиток, Триис, - слова мертвенным холодом пронеслись по воздуху, огибая сходящие с ума в воздухе снежинки. Дракон старался быть спокойным и, как обычно, беспристрастным, непреклонным, неумолимым и непоколебимым. Но знал, что даже если внешне он практически не выдаёт того, что находится на краю своего терпения, то об этом говорит погода. Холодная и злобная, она беспощадно врезалась в присутствующих, бросая им свои снежные плевки в морды, но зачастую те не достигали никого. Каждый защищался от непогоды как мог. Кроме, вестимо, того, для кого она была совершенно привычной. Опять же, если не брать во внимание тайны скрывающегося в ней настроения.
Пока Древесный передаёт последнюю деталь мозаики, Дух Льда решил не тянуть особо, что было не очень ему свойственно с одной стороны. Но с другой — он бывал так же переменчив, как и заснеженные горы, то угнетая своей молчаливостью, то грозясь накрыть лавиной и погрести под собой заживо.
- Вы все знаете, зачем пришли сюда — за дневником Звёздной, части которого были найдены группами Духов по разным уголкам мира, - слишком вдаваться в подробности и повторять несколько раз то, что уже итак избито, Дик не хотел. Он говорил, глядя мимо всех и ни на кого конкретно.
- Раз вы явились, значит, вам интересно, что из себя представляет собрание всех найденных свитков. Полагаю, каждый из вас может преследовать свои собственные цели понимания или отрицания, а также попытки осознать к чему всё это и зачем. Сомневаюсь, что мы сможем прийти к одному общему мнению, - это «сомневаюсь» вылетело немного шипяще и по-змеиному, а уголок пасти дрогнул в едва заметном оскале.
- Но хорошо, если каждый из вас уйдёт отсюда с каким-то осознанием для себя. Я не собираюсь вас убеждать в чём-то и настаивать на одном из мнений. Пусть все сами для себя решат, что им считать правдой или ложью, честностью или несправедливостью, - Дик перевёл взгляд на Духа Деревьев в ожидании.

Установлена новая очерёдность: Дик — Дульхатрин — Зидвин — Даймон — Рейза — Сехтегоса — Арнон — Вильварин — Триис.
Следующий пост, соответственно, за Дульхатрином.

Отредактировано Дик (5 Июл 2017 10:06:49)

+8

183

"Подмораживает," - философски отметил Хат, поёрзывая на своём месте под камнем. Всё никак ему не удавалось сесть поудобнее да потолковее, чтобы и не скрючиваться в новую и пока неизвестную букву драконьего алфавита, но и чтобы никакая складочка тела или даже часть её не касалась снега. Занятие таковое показалось ему пока что куда важнее, чем радушный приём собратьев по праву и по долгу первого прибывшего.
Металлическому Духу, которого Хат опознал ещё на подходе, он просто кивнул, продолжая шевелиться на месте. Ураганного и вовсе проигнорировал бы, перекинув все обязанности по вежливому приветствию на Металлика, однако приземление братца вышло донельзя заметным. Пришлось кивнуть и ему, а следом - Рейзе. Пустынной Хат даже слегка улыбнулся, из-под шкуры, вскинув для того  голову, ведь они всё-таки были знакомы более или менее, а их отношение друг к другу можно было счесть вежливо-приятельским. Мрачному даже было как-то отрадно видеть среди всех остальных знакомую морду.
О связях прочих Духов друг с другом Хат заморачиваться особенно не стал, только отметил, что Металлический, вестимо, это Зидвин или как-то так - что сумел услышать из кратенького приветствия Песчаной. "А наш буйный товарищ тем временем получает почётное право зваться Безымяшкой и далее," - хмыкнул Болотник.
Он всё же умудрился подложить под себя кусок шкуры так, чтобы и заду тепло стало, и спина не взвыла от жестокого с ней обращения. Почти полностью отныне довольный, Дульхатрин соизволил обратить внимание на всё прибывающих "родственничков".
Весь скорбно-холодный силуэт Дика маячил в отдалении. "Надо же, поспел раньше зачинщика всего этого беспредела, вот дела-то," - не без некоторого удовольствия отметил про себя Дух. Он бы ничего не потерял, припоздав, конечно, но привлекать к себе внимание Мистера-Я-По-Жизни-С-Мордой-Камнем по такому поводу не очень хотелось. Если бы, впрочем, ему, гипотетически опоздавшему Хату, его вообще уделили бы. "Что совершенно вряд ли, хм."
Затем появилась Дух Молний, пожелав стандартной удачной охоты. Болотник только плотнее запахнул шкуру под шеей, с усмешкой покачав головой. "Не слишком к месту." Солнечный вызвал скорее негатив, но то лишь сугубо от природы своей - Огонь и Свет, что жили в нём, не слишком вязались с сутью самого Хата. "И он ещё наверняка ходячий позитив да..."
Однако мысль развиваться дальше не смогла, поскольку ментальное послание от - вы только подумайте! - Лавовой сестрички было чересчур неожиданным. Мрачный даже подрастерялся слегка, но место, где собиралась лихая компания, обозначил. А к моменту открытия портала неподалёку от себя и вовсе был уже готов.
- А ты попробуй не мёрзнуть под такими взглядами, - с такими словами Хат повернулся спиной к Вильварин, когда она умостила свою костлявую тушку рядом. Это не грубость и не обида, право, это всего лишь желание прогреть хвост и, собственно, спину, благо подвернулась тому отличная возможность. "Воистину, Звёзды знают толк в шутках. Болотный и Лавовый Духи милейше чуть не обжимаются посреди снегов. Диво!"
За всем этим Дульхат как-то и не заметил появления Древесного Духа, даже, может, и дальше бы его не видел в упор, если бы слово не взял Дик. Вестимо, собрались все. Иль же Ледяной не пожелал никого более дожидаться. А Мрачный такому повороту только и рад, не прельщало его тут до второго Раскола сидеть и ждать. Хотя, похоже, придётся ещё чутка терпение проявить - Древесный, которого поначалу Дульхат упустил из виду, сейчас был едва ли главным действующим лицом, почти наравне с Диком. А всё из-за того, что ранее, видимо, свиток он отдать Ледяному не удосужился.
- Как бы эти "попытки осознать" не закончились славной кровавой бучей, - тихо-тихо хмыкнул Болотник. Так, чтобы слышала точно только Вильварин. О, вот она бы наверняка оценила подобный расклад грядущей беседы и всецело бы его поддержала. За себя Дульхатрин заранее не ручался, но его возможные язвительные замечания могли бы заметно, ха-ха, подогреть установившееся здесь напряжение.
- Не томи, Деревянный!
Например, такое вот. Пусть и сорвавшееся с языка, можно сказать, случайно. Дульхат действительно не преследовал цели обидеть. Но и не ошибся в своём обращении. Уж слишком прочно сейчас некоторое промедление, пусть и незначительное, вязалось у него с образом живого, к примеру, полена или чего-то подобного. Никак не со страждущим потаённого знания Духом.

+8

184

Болотный  лишь кивком поприветствовал Стального, впрочем, и не надо было большего. Приметил он, что кутался тот, значит, мерз, и не стал более требовать ничего. Как и предлагать. Следом за Зидвином еще один собрат прилетел, приземляясь так, словно Стихией своей красуясь, как птица перьями своими яркими. Впрочем, признал благодаря этому Стальной Ураганного. Впервые они виделись, и более того, что эффектное появление о натуре отнюдь не скромной говорит, сказать он больше ничего не мог. Почти одновременно с этим и Рейза подоспела, единственная знакомая для Стального отшельника, с другими не слишком знававшимся. Зидвин поприветсвовал обоих новоприбывших: Ураганного простым «Приветствую»,  а Рейзу чуть более теплым «Приветствую, сестра», скрепленным легкой и мимолетной улыбкой. Пустынная же сообщила имя болотного — Дульхатрин, котороеДух Металлов тут же запомнил, благо, что не страдал плохой памятью.
  После прилетел инициатор всего собрания — Дик. Ледяной, под стать погоде, морозящему чешую и забирающему все тепло. Зидвин испытывал неудобства от такой погоды, но не жаловаться сюда он пришел, и потому сидел он недвижно, чуть выгибая шею, вовсе не из гордости, но лишь из уважения к себе, прежде всего. Дик никак не поприветствовал уже пришедших, и Зидвин не стал обременять того излишними приветствиями, предположив, что ледяному они могут быть неприятны. Впрочем, коротко все же кивнул, в знак уважения и этикета.
  Следом  прилетела еще одна обладательница связи со Стихией, приземлившись почти так же эффектно, как и Ураганный, но Зидвин не сразу признал в ней Духа Молний. На ее приветствие Стальной кивнул с неизменным «Приветствую», не сказав более ничего. С ней он тоже был не знаком и видел впервые.
  Как и прилетевшего следом Солнечного, явно стеснительного, судя по тому, что не сразу он решил поздороваться со всеми. Уже стандартное приветствие досталось и ему, не приправленное более ничем. Исключительно потому, что иначе к незнакомцам Стальной обращаться не умел.
  Лавовую не признать было трудно, потому как и тяжелая броня, черная с красным, и стрекочущий хвост, и портал, явно не с северных земель, все наглядно говорило о том, кто она. Приветствие от Металлического, сухое, но уважительное, досталось и ей. Зидвин  соблюдал этикет, понимая, что такое количество Духов в одном месте может к масштабным привести последствиям.  Зидвин лишь желал получить ответы на вопросы, да если повезет, увидеть хотя бы в глаза всех Духов, имена их узнав, но не более того. Бездумные склоки ему были  не нужны.
  Древесный пришел позже, пока что последним,  и выглядел он довольно веселым, в отличие от Лавовой с Болотным, что очень хорошо говорило о том, что не всем здесь нравится быть. Но всем здесь присутствующим нужно, несомненно. Дух ответил на приветствие так же коротко и сухо, сопровождая кивком головы.
  После прихода Древесного Дик, наконец, подал голос, требуя от того свиток. Зидвин, в отличие от болотного, не выдавал своего нетерпения, он молча и терпеливо ждал, замерев, как статуя и почти не моргая, пристально глядя на одну из причин, собравшей всех здесь. Речь Ледяного Дух выслушал с пониманием, вслушиваясь в каждое слово.  Металлический был согласен с его словами. Он понимал, что все здесь слишком разные и к общему мнению не придут никогда. Другое дело, станут ли они пытаться доказать, что их точка зрения лучше, чем у другого. Зидвин был признателен Дику за то, что тот не собирался разводить конфликт. Ибо делу это только помешает.
  Стальной молчал, ведь сказать ему было нечего, да и перешептываться тоже не с кем, в отличие от Лавовой с Болотным. Он пришел сюда лишь слушать и, возможно, помочь разгадать загадку, если она имеет место тут быть.

+5

185

К немалому удивлению, организатор всего собрания почти демонстративно проигнорировал собравшихся. То, что Дух Льда не ждал их на месте, было понятно. Даймон прекрасно понял все, даже явись тот последним из всех. Но вот чуть ли не подчеркнутое игнорирование остальных собравшихся немало удивило. Если он так недоволен всем происходящим, зачем за все это брался? Лезть в чужую голову и читать мысли, не смотря на некоторое умение, Ураганный не любил, чаще всего используя это для вытаскивания очередного самоуверенного неумехи из урагана. Так что просто кивнул, показывая что заметил еще одного участника.
Но процесс сбора Духов еще не окончился. Вот прибыл еще один из Духов, весьма эфектно, следует сказать. Голос явно принадлежал самке, внешность тоже была примечательной - одни светящиеся глаза чего стоят. Так что долго гадать, кто почтил в этот миг, долго не потребовалось - Дух Молний. И снова ставшее уже привычным "обезличенное" приветствие сразу всем собравшимся. Вот ведь странно - сколько из нас встречались больше одной случайной встречи? А кого знаю я? Древесный, Пустынная да Самоцветная... - А вот после таких мыслей и появится глупая идея, что при создании в Младших "заложили" нежелание собираться вместе.
Следующим явился Дух Шагри - а кто еще мог щеголять такими цветами оперения? Только приближение его было странным, как у птенца, впервые, подбитого приятелями, направляющегося в "пещеру с чудовищами". Словно и желание есть пройти дальше, а вот страшно. Ему тоже достался кивок - приветствовать каждого из собравшихся лично, до знакомства, или хоть представления по именам, расхотелось очень быстро. Сейчас сдерживание Стихии в узде требовало некоторых усилий. Пусть особой "территории", в отличии от большинства Духов, Ураганный и не имел, но это не сильно мешало менять погоду везде. Так что связать снежное ненастье и Духа Льда было несложно. А вот "поправить" погоду на свое усмотрение очень хотелось.
Явившаяся затем Дух Лавы, как и Дух Льда, явно не горела желание обсуждать тут что-то. Сама дружелюбность, ничего не скажешь. - мысленно хмыкнул Даймон, наблюдая за сидящими рядом Болотным и Лавовой. Парочка, надо сказать, весьма колоритная и странная, с учетом "любви" вулканов и болот.
И завершающим штрихом всей картины оказалось явления Духа Деревьев. Чья довольная морда являла удивительный контраст с довольно хмурыми минами остальных присутствующих. Усевшись, на правах старого знакомого, возле Даймона, Триис, сам того не подозревая, составил еще одну пару, вызвавшую улыбку Ураганного. Лава и Болото против Урагана и Деревьев. Кто подберет еще более противоположную пару? Улучшившегося настроения не смогла попортить даже фраза и тон Ледяного.
Ему так принципиален оригинал? Хотя, про свою копию я не успел даже сказать... Все мозги так себе скоро отморожу. - Тон, которым начал Дик, подхватил и Болотный, что не могло радовать. Вот так сразу настраивать всех на спор и конфликт? Вы с дуба, что ли, рухнули? Или тысячу лет назад с кем-то добычу не поделили?
- Давайте сначала все выслушаем, а потом уже будем решать, кто выше взлетит. - "Пинать" Трииса для скорости Ураганный не планировал. - Может вообще все соберем, прочитаем, да разлетимся думать, каждый о своем? - Спор в такой компании явно закончится срывом у кого-то. И за себя Ураганный ручался бы в последнюю очередь - все большим было желание разогнать эту бурю по всем сторонам света и устроить солнечный денек. Словно каждого судя под угрозой жизни заманили.
У самого Ураганного тоже жизнь в  стае радостной не была - если и третий полет в Горы окажется столь же "удачным"... В Равновесии может появится новая поговорка. А тут оставалось только ждать, да сдерживаться - уж ураганы постоянством не отличаются, как и выдержкой.

Отредактировано Даймон (10 Июл 2017 20:19:05)

+6

186

Оказавшись на земле, Рейза заняла место неподалёку от Зидвина. Уселась, запахнулась в плащ крыльев, обвила лапы хвостом и застыла песчаным изваянием. Холод, от которого так старались оградиться, кто как мог, братья по Сути, тревожил и её, но сносно. Можно пережить. Если прочие Духи не заставят себя долго ждать. Терпению Пустынной можно позавидовать, но и оно не вечно.
Следом за Рейзой явился виновник всего собрания. Впрочем, виновником его звать не вполне справедливо. Не его вина, что ему выпала ведущая роль в этой постановке Звёздной. Ему и самому не сильно нравится. Погода, небось, злится не только оттого, что так сложилось. Вон и присутствующих Ледяной проигнорировал. Вполне ожидаемо. По крайней мере, Пустынная не удивилась, что она не удостоилась и простого кивка. Что же, его право. А сама драконица не за приветствиями сюда явилась. Но и не за склоками. Потому сохраняла доброжелательное спокойствие. И без неё найдутся те, кто не преминет к кому-нибудь прицепиться.
После прибыла Сехтегоса. На приветствие сестры Дух кивнула с едва заметной улыбкой. Её видеть было приятно. Знакомые всё морды. Из всех собравшихся Дюна была единственной, кто хоть единожды видел каждого. Пока что. Потому что за Духом Молний последовали и другие, и их Рейза уже не знала лично.
Вот изящный дракон, чьи перья сверкали золотом. Хвост на отсечение: это Солнечный Дух. Впечатление он произвёл странное. Хозяйка Песков представляла его более... ярким? Нет, внешне он был фигурой безусловно заметной. Но держался как-то скованно и неуверенно. Совсем не так, как ожидаешь от Духа Шагри. Уж Рейза силу светила Саяри знала не понаслышке. В Белой Пустыне солнце палит от души круглый год.
Сбоку раскрылся портал, из которого дохну́ло пеплом, дымом и жаром. Затрещали чёрные пластины, заплакал снег. Вильварин ни с кем не перепутаешь.
А вот до места встречи добрался своим ходом ещё один собрат. Приземистый, бескрылый, со шкурой цвета болотной растительности и древесной коры. Дух Деревьев. Неожиданно довольный, словно пришёл на встречу со старыми друзьями. Впрочем, несмотря на свой настрой, и он держался в некотором отдалении от остальных.
Каждому из новоприбывших Рейза сдержанно кивнула в знак приветствия. Молча. Духов собралось столько, что если бы каждый принялся встречать очередного родича словами, то собрание превратилось бы в балаган.
Кого Пустынная не увидела, так это Туманную сестру. Это было несколько странно, ведь та интересовалась свитками и даже не поленилась отправиться в пустыню и разыскать Рейзу, чтобы выведать, чем закончился их спуск в подземелье под Руинами. Неужели после этого она сочла встречу недостойной внимания?
Прибытие Древесного оживило Дика, прежде замершего ледяной скульптурой. Его голос, подобный скрежету льда, прорезал холодный воздух. Триис - так Дик назвал Духа - должен был отдать свиток. Рейза перевела взгляд на него, но не сказала ни слова. Не стала поддерживать ни Болотного, поторопившего Трииса не самым лестным словцом, ни Ураганного, который принялся тушить пламя до того, как оно разгорелось. Пустынная считала, что сейчас рано и для того и для другого. Особенно для утихомиривающих мероприятий, ведь как показывает практика, чем громче призываешь к спокойствию и взаимному пониманию, тем хуже у окружающих получается сохранять первое и тем меньше их желание добиться последнего.

+8

187

ОФФ:

Присоединяюсь с разрешения Зона.

Начало игры.
1-е число, месяц Вьюжный.

Утро. Холодно и ветрено, снег в придачу.

Сванхильд все рассчитала так, чтобы успеть и дела кое-какие доделать, и не опоздать на плато, где должна была состояться встреча Младших Духов. Дела удалось завершить раньше, поэтому Дух не особо спешила, думая, что успеет долететь вовремя, не прибегая при этом к использованию портала. Из-за встречи со своими сородичами она немного нервничала, что сказалось на скорости ее перелета и значительно замедлило самку. Та то и делала, что замедлялась или вовсе останавливалась, не зная, как сможет явиться на эту встречу после того, как ничего не нашла в Руинах. Но Рейза, Пустынная сестра по Сути зла на нее не держала, это Сван уже выяснила, встретившись с ней один на один. А вот остальные. Что ж, это не так уж и важно сейчас. Если сбор состоится, то они нашли что-то, нашли и хотят это использовать. Теперь уж Дух постарается взять себя в лапы и больше не пропадать в самый нужный момент.
К ее удивлению и разочарованию, на месте сбора были почти все, а она опоздала. Так бывало довольно часто, за что Сванхильд себя и корила. То опаздывает, то пропадает. Никакой собранности. Но, видимо, ее отсутствие особо никого не волновало, что позволило самке мягко приземлиться недалеко от братьев и сестер, чтобы никого не отвлечь и не задеть. Выдохнув клубок пара, она приблизилась к собравшимся, позволив себе пройтись по ним беглым взглядом.
- Простите за опоздание, - кивнув в качестве приветствия, тихо проговорила Туманная и изогнула шею, задержавшись взглядом на Рейзе. Из всех присутствующих она хорошо знала только ее, об остальных либо слышала, либо вообще не имела никакого представления. Но было отлично ясно, что на месте присутствуют все, кроме Облачной и Самоцветной. Снова выдохнув клубок пара, самка села, застыв, как изваяние и показывая исключительно мирный настрой. Не хотелось ссор на первой же встрече, но что-то подсказывало, что избежать их будет трудно.
Видимо, все прибыли относительно недавно, что позволило Духу перестать переживать из-за своего опоздания и настроиться исключительно на том, ради чего они все здесь собрались. Решив держаться ближе к той, кого она знала, Невра села рядом с Рейзой, плотно прижав крылья к телу и вдыхая ноздрями холодный воздух. Каждый утеплялся, как мог, если вообще это делал, Туманная же полагалась на свой мех, который защищал ее от низких температур, но все равно она чувствовала себя не так комфортно как Дух Льда. Только вот сейчас было не так важно то, как они все подготовились к встрече в такую погоду. Было важно лишь то, смогут ли они действовать мирно и избежать конфликтов.
Можно было только гадать, поэтому Сванхильд решила хранить молчание и рассматривать присутствующих, слушая слова Духа Льда, о чем не трудно было догадаться по его внешнему виду. Как оказалось, она пребыла через несколько минут после Древесного собрата, поэтому ничего, кроме приветствий не пропустила. Даже успела немного посомневаться в возможности избежать конфликта, но держалась спокойно, не спеша выражать какие-либо эмоции.
Еще сильнее изогнув шею, Дух еще раз окинула присутствующих беглым взглядом и остановилась на Духе Льда и Духе Деревьев, к которым, казалось, были сейчас прикованы все взгляды.

Отредактировано Сванхильд (18 Июл 2017 01:20:36)

+5

188

Теперь Сехтего оставалось лишь ожидать, наблюдать за сородичами… И, что таить, их рассматривать – осторожно, чуть щуря сияющие глаза и стараясь не выдавать направления своего взора. По-прежнему лежа в непринужденной позе, как будто бы Сех прибыла на сборище старых друзей, Молнийная лишь покачивала мордой, направляя свой нос то в одну сторону, то в другую. Повороты ее головы походили больше на птичьи повадки, чем на попытки глазеть на собратьев, так что… Тут можно было не опасаться. Со стороны Дух казалась такой расслабленной, почти умиротворенной – и только кончик хвоста, не находивший покоя в попытках разметать снег, выдавал ее напряжение, скрытое за улыбающимися завитками.
Она волновалась, и это мешало ей мыслить хладно. Однако улыбка Рейзы в ответ на приветствие слегка успокоило Сех: этот слет показался не столь… Холодным. Да и явление Арнона вызвало радость – Дух Шагри был ей знаком давно и знаком хорошо. К тому же, он так же, как Сехи, не смог отличиться находкой свитка. Чужие неудачи всегда приятно ложатся на свои, слегка охлаждая их зуд. В данном случае они ободряли. Ответив Арнону дружелюбным кивком, Молнийная хитро ему подмигнула. Мол, я знаю, братец, что ты здесь такой же стервятник. Ну ничего. Не съедят…
За ним прибыла Дух Лавы – даже сквозь шерсть Сехтего ощутила жар от нее и ее портала. И уж за ней, бодро чапая сквозь снегопады, явился Древесный – не знаючи лично, Сехи сама догадалась. Забавно, но Младших сородичей было узнать не так сложно, их суть прям на теле написана. А от кое-кого даже хладом иль жаром повеет, чтоб и слепой не спутал… В общем, дело, казалось, пошло в гору – Сех поняла, что она даже не слишком последняя из гостей плато, так что, можно было и на этот счет успокоиться.
А тем временем, Дух Деревьев вызвал немалое оживление - будто его и ждали все время. Главным образом потому, что ожил самый «мертвенный» из присутствующих: пришел в движение сам Дик, его требование к Древесному подхватил Болотный, подал голос Ураганный, и все, кажется, зашевелились… Что же касается высказанного Ледяным помимо того – для Сех это не было откровением. Поговорив с ним намедни, она уже знала преамбулу и предостаточно нагрузила себя размышлениями… На их волне она тогда еще чуть в скалу не врезалась, когда уж совсем замечталась. А, впрочем. Не важно.
В этот самый момент явился еще один Дух, Туманный - и уж ей не досталось того внимания, попросту потому, что Молнийной уже было не до того. Лишь мельком взглянув на незнакомку, Сехтегоса вновь воззрилась на Дика, навострив уши. Само внимание, как обычно… Хотя вид у нее теперь стал настороженный, неспокойный. Ей пришлось ждать целых несколько дней, а теперь еще эти выдержанные паузы… Мучали ее. Сех даже захотелось повторить призыв Дульхатрина, но не к Древесному, а к Ледяному – но, памятуя о сдержанности, Сехтего промолчала. Она уже знала, зачем пришла. Знала, что ей интересно, и что она хочет чего-то понять в этой жизни в итоге. Это казалось Сех важным. Так что – как бы ты не любил беспристрастно-медлительный натиск своих ледников, стань уже вьюгой, Дик, расскажи!

Отредактировано Сехтегоса (18 Июл 2017 01:20:38)

+6

189

Добро кивнув на ответные приветствия (даже невысказанные - не беда ведь, что у кого-то было плохое настроение) Арнон собирался присесть, но вовремя остановился. Холодный сугроб не располагал к разлёживанию... и погода слишком уж отличалась от комфортной разогретой пустыни. Чтобы не замерзать на ледяном ветру, Дух Шагри немного разогрел свою шкуру, но не затратил на это слишком много энергии. Да и мозолить глаза слишком ярко разгоревшейся шерстью никому из собравшихся собратьев-Духов. Ведь Ора создавала их разными, уникальными, со своими особенностями и вкусами. Яркие цвета и жара подходили не всякому. Темнота, сырость, холод не нравились лично Арнону, но это не означало, что у них не было своих ценителей.
Арнон сложил крылья и спокойно встал, внимательно наблюдая за собравшейся компанией. В охоте за свитками Арнон не участвовал, поэтому пока что лишь ожидал, когда завершатся все предисловия, решатся все организационные моменты. Как Шагри продвигается вперёд, но не торопится, так и Арнон не торопил события и умел терпеть. Жалко лишь, что в такую погоду кто-то вполне может призамёрзнуть, пока неторопливо продвигается дело. Если споры слишком затянется, Дух Шагри, возможно, собирался согреть своим светом желающих духов с их разрешения. Вряд ли многие согласятся, учитывая множество условностей, которые разделяли драконов в общении. Ну, если мёрзнуть комфортнее... Хотя Духу Льда, по предположениям Арнона, подобная услуга уж точно не понадобится. Что же, пускай морозная погода порадует его сердце и поднимет настроение... если он вовсе склонен восхищаться климатом и пейзажем.

+2

190

Погода была однозначно хреновой, это вам любой огненный скажет. Духи огненные так вообще плохо взаимодействуют с водой в любом ее поганом проявлении, во всяком случае духи Лавы и Огня точно, под их лапами снег неминуемо становился лужами, омерзительно хлюпающими где-то внизу. А потом еще снег в пустую глазницу бодро падал, отчего казалось, что гордая воительница лавовая рыдает. Когда она плакала в последний раз, припомнить трудно, наверное, потому что была драконом действия. Начались проблемы, убили всех, кого ты любишь? Объяви кровную месть - и вырежи их всех. С семьями и друзьями. Кровь за кровь. Только с процентами.
Из присутствующих она не могла припомнить никого, но о каждом что-то слышала. Так уж вышло, ведь в стае она уже чуть меньше тысячелетия, а при жизни одиночки не особо стремилась к формированию не только дружских, но хоть каких-то связей. Впрочем, если она не знала о братьях и сестрах лично, то шпионская сеть рабоиала исправно, поэтому лично с Младшими их сестра боевая, может, знакома и не была, но о каждом что-то знала. О Духе Молний, например, рассказывал муж, недавно он с ней пересекался. Да и остальные так или иначе отметились и выделились. В этом была особенность всего столь нелюбимого их матерью младшего стихийного выводка. Выделялись.
- Я замерзну лишь тогда, когда Темнейшая поклянется в любви ко всему сущему и поцелует Эльсирина, а потом робко захихикает и убежит выращивать кроликов на цветочную полянку - Вильварин сипло усмехается, приоткрывая крылом бок, дабы греть очевидно мерзнущего Хата.
Дульхатрин ей нравился. Хороший мужик, душевный. Да, у них с ее мужем была определенная история знакомства, после которой Фламментайн при слове "болото" морщил свою великолепную и неоторазимую от обилия шрамов и крови врагов морду, но это не отменяло того факта, что хоть кто-то из водных смог понравиться матери горячих источников. Он никогда не юлил, не подлизывался, говорил то, что думал - и был объективно мудрым. Не осуждал жажду крови. И был крепким, раз пережил ее маленькое буйство посреди Собора. А в Темном Альянсе и так байка ходит, мол, тот, кто пережил Инферно Духа Лавы, заслуживает жить.
Разобраться было бы неплохо, надо признать, в этом Дух Льда был прав. Хотя Варина смутно догадывалась, что вынесет из дневника Звездной. Что матерью она была еще более хреновой, чем кажется. И еще более паршивой создательницей. И вообще не отличалась умом и сообразительностью. Старая карга, чтоб ей ближайшей кометой пыль из костей повыбивало. Вместе с костями. А как еще? Оставить своих детей жить при угрозе со стороны Драколича? И ничего не сделать? Умна, ничего не скажешь. Мать года - об этом можно говорить часами.
- Еще не вечер, Болотный, а дробить черепа - мое святое право, - Лавушка фыркает хрипло, но добродушно, отвечает в тон тихо, дабы слышал только дружище из болот. Другие не переговариваются, ну, так это их проблемы, им никто не запрещает, а если из присутствующих никто такими теплыми отношениями не обзавелся, так это, опять же, их проблемы. Родственники - это вообще всегда проблемы, уж кому, как не Вилюшке, матери шестерых головорезов, вернее, пяти и Саян, знать обо всем этом деле.
Взгляд Ураганного ловится - и драконесса на него отвечает со всей яростью истинной дочери Огня, смотрит, ясно говоря единственным глазом-лавовым озерцом немое "видишь, у меня только один глаз, будешь пялиться - лишишься обоих". Его слова так и вовсе заставляют слабо поморщиться, демонстрируя уровень скепсиса и отношение к поспешным выводам.
- Давайте без давайте, - Виль слабо скалится, мрачно щелкая хвостом за спиной, как бы демонстрируя готовность пощелкать и чужими костями, - если Ледяному есть, что сказать, пусть говорит, он здесь выглядит единственным, кто имеет представление, что и как надо делать, - Лавовая практически неуловимо щурит глаз, едва не рыча от целого ряда факторов, - так что будь любезен, Ураганный, заткни свой ветродуй и слушай, а потом выдвигай предположения.
После взгляд перевелся на Дика, тяжелый, но внимательный, мол, мне не очень нравится промедление и задержки, так что ближе, огонь тебя поглоти, к делу. Или телу. К телу будет веселее, хоть как-то вспомнят это сборище. Духи пришли поговорить - и дружно устроила вся кодла мордобой. Было немного больно, но весело. Мероприятие удалось.

+7

191

Как-то не рассчитывал Триис оказаться в центре внимания сразу по прибытии. Но Дик решил иначе, и, судя по сразу скрестившихся на Дри взглядах собратьев, лучше бы он, Ис, поторопился. И медлить Трис не стал, несмотря на явное нетерпение некоторых тут собравшихся, не удержавших яд при себе. Впрочем, сердиться Древесный даже и не думал: он и сам, если ему было очень любопытно или же просто нервно, быстро терял терпение, так что "торопыг" понять вполне мог. А вот Ураганному за невысказанную поддержку, припрятанную за другими словами, был благодарен. Жаль только, что при таком скопище Духов выразить благодарность Триис не мог: Мудрец не любил выставлять что-либо личное напоказ.
Свист прорезавшего воздух тела - и длиннющий хвост, коим Дри всегда гордился, укрытый весь каменными пластинами и с "булавой" на конце из пластин поменьше, роняет свиток в протянутую лапу и возвращается на место. Вставать с места, ради того, чтобы просто передать этот несчастный пергамент, а по пути промокнуть и замёрзнуть насквозь? Зачем, если есть хвост достаточной длины? Так думал Дри, и считал это вполне логичным.
После последовала, судя по оживлению всех Духов, долгожданная речь Дика... Правда, и она скорее ставила вопросы, чем давала ответы. И, кажется, кто-то решил хитро увильнуть от важной миссии интерпретировать дневник, переложив это на плечи Трииса. И Дри был этим недоволен, и даже внешне это проявилось в сузившихся зелёных глазах, метнувших недовольный взгляд на Дика:
- Чего ты от меня ждёшь? - довольно резко спросил Дух, выдохнув пар из носа. - Я пришёл за твоей версией событий, ибо гадать в таком деле, сугубо по-моему мнению, просто глупо. А если мы ещё и мнениями начнём делиться, то из встречи получится драка, ты же знаешь, - поднятый в волнении "шестопёр" укоризненно качнулся в сторону Ледяного, а потом бухнулся в сугроб, словно ставя точку.
- В конце концов, у кого из нас собраны все свитки?.. - риторический вопрос. Вот только ответ, кажется, будет очень кратким. Судя по забушевавшей стихие вокруг, его слова Дика неудовлетворили. Или это не он вовсе? В любом случае, Трис счёл за лучшее добавить, правда, уже совсем недовольства не скрывая:
- И приструни стихию, наконец, хватит своё недовольство так выражать. Ты вроде Дух, а не малолетний птенец, - слова не были сказаны, чтобы уязвить или обидеть, нет, конечно же. Триис действительно так считал, и ожидал адекватной реакции.

+2

192

- Давайте сначала все выслушаем, а потом уже будем решать, кто выше взлетит. Может вообще все соберем, прочитаем, да разлетимся думать, каждый о своем? - ожидая, Дик поглядел на Даймона как на дурачка.
Что, речь была не об этом? И к чему вообще Ураганный это высказал? Ледяному казалось, что он достаточно ясно выразился и его слова в дополнительных бесполезных комментариях не нуждаются. Что удивительно, так это то, как Дай это воспринял, учитывая почти безэмоциональный тон слов Дика и отсутствие в его словах склонения к чему-либо. Уж тем более настраивания одних против других. О, в этой парочке — Даймон и Триис — определённо друг друга стоили. И оба уже не нравились Дику чуть больше, чем обычно ему не нравятся окружающие.
Зидвин терпеливо ждал. Дух хотя бы понимал, что металлический его слушает. И на том спасибо. Хоть кто-то благоразумный. Болотный же не удержался с комментарием. И дракону показалось, что эти двое — Хат и Виль, которая осекла Даймона — если что, вполне рады быть зачинщиками стычки между всеми братьями и сёстрами, к которой всё и шло. Откровенно говоря, он не удивился бы, если бы она произошла. Достаточно предсказуемый результат. А вот мирный исход — это уже что-то новое. Впрочем, нельзя утверждать, чего сам ледяной больше… желал. Желал, а не ждал. Возможно, лавине стоит сойти, чтобы она не копилась и не давила так на плечи.
Опоздание туманной комментировать не стал. Просто позволил Сван, хотя бы со своей стороны, молча занять своё место и принять участие в собрании. Ни к чему было акцентировать внимание на ком-то, кто задержался. Только время тратить. А сегодня нерасторопный Дух Льда хотел, напротив, не тянуть со всем эти мероприятием. Слишком много дискомфорта доставляло. Да и делалось для того, чтобы раз и навсегда наконец-то отвязаться от всех этих побегушек. Они практически изничтожали его собственную суть изнутри. Как будто Звёздная, выделив дракону такую роль, желала смерти его личности.
От этих мыслей стало ещё неприятнее. И дракон — мрачный и с неприятными думами - сжал в когтистых и холодных лапах принесённый Триисом свиток. Как будто эта бумажка была во всём виновата. По сути… так оно и было. Если особо не углубляться в мелочи.
- Чего ты от меня ждёшь? Я пришёл за твоей версией событий, ибо гадать в таком деле, сугубо по-моему мнению, просто глупо. А если мы ещё и мнениями начнём делиться, то из встречи получится драка, ты же знаешь, - ещё один, не умеющий слушать и правильно интерпретировать то, что говорят. Стоит напрямую спрашивать «Ты дебил или что»? Но дракон решил разъяснить для товарищей особенных. И выделил свои слова тоном, указывающим на некорректность и несправедливость укора древесного. Выделил так, чтобы и остальным присутствующим это было максимально ясно.
- Я от тебя ничего не жду. А попросил передать мне свиток. Или я сказал что-то ещё? Триис, выскажись, Триис, веди собрание, Триис, хочу знать твоё мнение? - Дух изогнул бровь, привычно глядя исподлобья. Серьёзно, откуда все берут левые смыслы? Вот не просили тебя больше ни о чём, чего возникаешь?
«Как же вы раздражаете…» - порыв ветра сделал в небе небольшую петлю, отчего снежинки описали круг над головами присутствующих.
- Я тебя, наверное, очень удивлю. Но нам, глупцам, не остаётся ничего, кроме как гадать. И делиться мнениями. Именно за этим мы сюда и пришли. Если у тебя есть более путная идея, будь так любезен, - процедил он последнее слово сквозь зубы, щурясь и щерясь, - … поделись.
Дик потянулся за двумя другими свитками, принялся разворачивать их и скреплять между собой, подмораживая уголки, чтобы получился один. Цельный. С правильной последовательностью.
- Если гадать и высказывать мнение ты не намерен и считаешь, что Звёздная одарила меня, подобно избранному, правдой и истиной, которой я сейчас со всеми поделюсь, то спешу тебя разочаровать, - говорил он это, уже не отрываясь от свитков и не глядя в сторону Древесного, пока занимался ими. - Тогда можешь отправляться заниматься своими делами и не тратить своё драгоценное время на «глупости», из-за которых мы здесь собрались.
Несколько последних предложений были выданы уже почти безынтересно и скептично.
Но..
… может, ещё кому-то не ясно? Может, нужно повторить?!
- И приструни стихию, наконец, хватит своё недовольство так выражать. Ты вроде Дух, а не малолетний птенец, - Дик замер. Он поглядел в свиток. Потом медленно поднял взгляд на Трииса. Взгляд был тяжёлым, а провал на месте отсутствующего глаза показался ещё более глубоким и бездонным, затягивающим в себя. То, насколько Дику пресытился весь идиотизм, было выразительно выбито на его кислой морде.
Стоит отметить, что хотя непогода частично и выражала плохое настроение Духа Льда, но на данный момент им полностью не контролировалась. А это значит, что даже в случае, если Дик максимально возьмёт себя в лапы, сильно комфортно тут не станет. Останется так же холодно, ветер по-прежнему будет подплёвывать время от времени снежинками в морды присутствующих и не умолит своего собственного расположения. А насильно его успокоить — это переступить через себя, потратить дополнительные усилия и ощутимо напрячься ради благополучия других.
Интересно, кто-то из них стал бы так делать? Да хватит заниматься самообманом, лжецы и псевдо-добряки! Каждый заботится о себе. А Дик заботился о том, чтобы донести мысль. До ваших, между прочим, мозгов. Он пришёл сюда за этим, а не для того, чтобы устраивать чаепитие в мирной и уютной, ламповой обстановке. Он, между прочим, достаточно прокалдыбался по разным землям, бегая за Духами, уговаривая зачем-то, свитки собирая и вообще выясняя, кто где находится. И он не имеет права быть несколько недовольным и не таким дружелюбным, не рассыпающимся в приветствиях и старающимся говорить по делу?
Знаете, может, это вам стоит быть поучтивее с тем, кто вовсе не обязан был всё это организовывать? Может, это вам стоит быть заинтересованными, не говоря уже о том, чтобы хоть немного благодарными, а не бежать выдвигать претензии и требования? Может, это вы очешуели в край?
Это то, что подумал Дик о словах Трииса. Конечно, вываливать все свои мысли и чувства на всеобщее обозрение самец не собирался. Не жаловаться же братьям и сёстрам, Звёздная упаси. И уж тем более не надеяться на понимание. Однако на месте Духа Деревьев Дик язычок-то прикусил бы. Об этом ледяной дал понять выразительным и проницательным взглядом. Единственный глаз, отсутствие пары которого когда-то заинтересовало Трииса, смотрел на собрата с колючим пристрастием. Как будто сотни ледяных осколков от него прорастали внутри неприятеля. Но на деле, конечно, натурального физического и магического вреда Триису доставлено не было. По крайней мере из-за взгляда…
- Может, скажешь «пожа-а-а-алуйста»? - вытянув голову вперёд, подобно змею, гипнотизирующему свою жертву, прошипел самец. Под раздражающими факторами он злился и оживал, превращаясь в лавину, как и хотели некоторые присутствующие. Не думаете, что зря? Мысли ведь материальны.
- Дик, будь так любезен, сделай нам одолжение, — предложение с тонкой ниточкой язвительность оборвалось, хотя и звучало так обманчиво плавно, но всё же с шершавостью. Хвост, до этого спокойно лежащий на снегу, осуществил резкий взмах и проехался по земле, хлестанув кончиком в сторону Трииса. Нечего тут указывать.
В это мгновение та гора снежинок, что заворачивала мёртвую петлю над присутствующими, развернулась в воздухе и, собирая в себе остальные ближайшие, ударила Древесному Духу в морду. Разобрать, что она собиралась это сделать, было невозможно. Ведь погода и без этого бушевала. Просто в один момент почти вся она была выдана снежно-ветреным плевком в физиономию Трииса и, так получилось, что и Даймона. Но тоже заслуженно.
Конечно, сдвинуть Духов с места этот поток не мог, разве что накренить. Но он обдавал холодом, неплохо так оглушал ветром и щедро присыпал кусучим снегом, который будто желал вгрызться в плоть двух драконов.
После этого в воздухе не было более метели. По крайней мере не такой. Кажется, она была использована для того, чтобы продемонстрировать Духам выразительное «фи» на их поведение. Выглядывать, кто ещё желает поучиться этикету и тому, как надо слушать своего собрата, Дик не стал. Он вернулся к свиткам. Всё ещё было холодно. Снег не прекратил падать, но сейчас он просто спускался вниз. Мороз был довольно крепкий, но ветер уже не так буйствовал, а лишь чуть поддувал, рвано и нервно. Неизвестно когда готовый снова разразиться бешеным порывом.
Чтобы не тратить время на чтение вслух всего целого пергамента, который получился, ледяной прочёл его про себя, тут же транслируя всю полную картину, которая в итоге вышла, на ментальной связи всем присутствующим. Чтобы у каждого остался полученный результат. Это поспособствует лучшему пониманию, запоминанию и, если что, обсуждению. А также размышлениям наедине с самим собой, если кто-то будет возвращаться к этому вопросу.
«День 2, месяц Жаркий, год 3001 - Стаи фактически сформированы. Шесть очагов по числу Стихий, взятых за основу. Интересная система. Надо посмотреть, как она будет развиваться.
День 27, месяц Жаркий, год 3001 - Духи пытаются договориться между собой и разделить территорию. Дочери собрали вокруг себя свои творения, сформировали Альянсы.
День 24, месяц Сонный, год 3001 - Основные договорённости выведены. Духи готовы защищать свои стаи до последнего, но и хвостом не шевельнут ради посторонних. Печально, хотя и ожидаемо.
День 16, месяц Морозный, год 3001 - Не все драконы пожелали жить под крыльями Духов. И новые Главы больше заняты своими делами, нежели предназначением. Моя ошибка. Попробую повлиять.
День 23, месяц Морозный, год 3001 - Не помогло. Приняли несколько поправок к кодексу. Свет разрешил одиночкам укрываться на своей земле при соблюдении их законов.
День 8, месяц Туманный, год 3001 - Стаи под защитой Духов и их магии, дикие животные их почти не беспокоят. Отбиваются всей стаей. Но одиночки гибнут по-прежнему.
День 7, месяц Вересковый, год 3002 - Бесполезно. Не понимают и не хотят понимать. Нужно что-то делать. Основа дрожит, Духи замечают неладное слишком поздно. Новые стражи?
День 12, месяц Дождливый, год 3014 - Стихии ещё не перегружены, но подключать к ним дополнительных потребителей нельзя. Надо искать другие источники силы.
День 25, месяц Дождливый, год 3014 - Система оказалась устойчивой, но слишком жёсткой. Перестроиться будет сложно.
День 9, месяц Вьюжный, год 3405 - Духам не нужны конкуренты. Каждый считает, что выполняет свои обязанности в достаточной мере.
День 17, месяц Сырой, год 3416 - Решено - новыми источниками будут младшие Стихии. Второй порядок даст не слишком много энергии, но мне не нужна ещё одна группа Духов. Нужно торопиться.
День 21, месяц Ветреный, год 3497 - Основа трещит по швам. Ещё год-другой, и мне придётся покинуть планету, иначе потоки взбесятся. Младшее поколение почти готово. Дочери подали неплохую идею. Они не будут птенцами. Сделаю их уже взрослыми.
День 28, месяц Туманный, год 3499 - И всё-таки Духи. Но другие. Они не будут знать стай с сотворения, они будут свободны. И смогут делать то, на что не хватает сил и воображения их старшим коллегам - хранить планету.
День 3, месяц Сырой, год 3500 - Пришлось ограничить свою силу. Я больше не могу вмешиваться в дела Саяри, детишкам придётся разбираться самим. Но Младшие справятся. Если их Старшие сородичи по рога заняты своими стая, то эти - только собой и миром. Надеюсь, этого хватит.»

Отредактировано Дик (10 Авг 2017 15:39:34)

+8

193

Под лавовым бочком было хорошо. Тепло. Главное не прижаться к нему, Дульхатрин не планировал в ближайшие дни и вообще годы обзаводиться новыми отметинами - напоминаниями о приключениях. Особенно ему как-то сейчас не хотелось обзаводиться поистине вечным маяком конкретно этого события. "Да посмотрите на нас. Великие Духи? Опора Старшим да в назидание спасительный рычаг? Проходимцы. Оборванцы. Лжецытвариидиотыэгоистыдетипсихопатыубийцы. Каждый горазд. Каждый во грехе, каждый - в своём. Нет "самых", нет "лучших" и "худших". Мы - одно большое сборище обделённых вниманием матери детей, которые при всём своём старании так и не повзрослели. А ей лишь бы - впереди Саяри всей! Нам воистину хотя бы разойтись мирно, какое там великое, мать его, предназначение," - с ростом температуры вокруг росло и недовольство. Это работало как-то странно и, вероятно, вообще врозь, однако факт есть факт. Становилось жарче, спасибо Вильварин, а у Болотника мысли становились соответствующими прозвищу - мрачнее и мрачнее. Да и в целом на душе вновь становилось поганенько, как тогда, в Соборе.
Всю свою жизнь Дульхатрин полагал, что создан не просто так, не как тряпка для подтирания чужой поносящей задницы. Считал, что Звёздная и Звёзды имеют на всё свои планы да всё подчинено у них некоей высшей философии и идее. О, Идея! Выразить всё, что на сей счёт думал Мрачный, вряд ли возможно, он и сам до конца так и не раскрыл свою слепую веру. Он вообще вряд ли понимал, почему так считает, аж свято, и отчего даже под сомнение не ставил и не ставит свою Идею.
И тут на-те! Получи по самую глотку, давись прозрением и осознанием! "Ибо такова жизнь на самом деле, без всех твоих приукрас, сказок о Высшем..."
Дульхатрин, конечно, через некое время примет всё это. Как всё-таки далеко не последний по уму дракон... сделает выводы. Найдёт новую Идею, воплотит Высшее, если оно ему ещё будет нужно, в ком-то ещё. В сыновьях, например. Раньше он о них в таком ключе даже не думал. Возможно, их ждут невероятные большие перемены.
Но пока что Дух был здесь, в настоящем, и тут он оказывался тем самым обделённым ребёнком. В глубине души Болотнику хотелось встать, пнуть чёртов валун лапой, чтобы она заболела по-настоящему, и уйти в метель, лишь бы не видеть никого. Это снаружи Хат всегда такой ворчливо-спокойный, статичный в своём видимом настроении. А в глубине себя самого то истинная ярость, то нежнейшей природы существо, то просто девонька-истеричка, у которой любимую игрушку отобрали. Это не расстройство психики, нет... Это гипербола, но в сути своей, без утрирования, всё почти так и было...
В поле зрения попало чужое крыло. Дульхат, насколько сумел, обернулся, хоть и знал прекрасно, что за спиной у него сидит Вильварин и только она. Болотник мог сентиментально рассыпаться в благодарностях, тем паче, что нестабильное настроение это позволяло сполна, однако вот это простое действие Лавовой начало возвращать Духа из мыслей к насущному.
Потом ещё поплачется о печальной своей судьбе да разбитом на куски мире, успеется. Будто не было в его жизни больших огорчений. Ха! Так что Хат едва заметно кивнул, выражая ту самую благодарность, и чуточку ближе подсел к приятельнице-соседке.
- Ты не замёрзнешь, - тихо и уверенно пробормотал он, прикрывая глаза, - ты просто восстановишь равновесие. Иначе я стану розовеньким и публично повешусь где-нибудь от тоски и горя по загубленному миру. И тебе. Возможно.
Хат фыркнул смешливо, у него такого рода штучки-шуточки были типичным явлением.
Комментарий о дроблении черепов был услышан, но остался без ответа, ибо круг собравшихся пополнился нарушительницей-опоздавшей. "Не думал, что Туманная имеет хоть какие-то проблемы со временем," - хмуро заметил для себя же Дульхатрин, сверля прибывшую взглядом. Быстро пересчитав сородичей, Болотник только вздохнул - тут были точно не все, вероятно, придётся ещё потерпеть летунов-опоздунов.
"Но они всяко меньшая проблема, чем это говорливое чучело-Безымяшка." Вот сейчас Дульхатрин испытывал родное и привычное раздражение. Это немного радовало, однако не перекрывало полностью впечатлений от пылкой речи Ураганного Духа. Если вот, например, Вильварин ещё ответила тому и наверняка попыталась единственным глазом выжечь в том что-нибудь, то Болотник сидел молча, уставившись на собрата двумя глазами, неподвижными и так и обещающими сладкую жизнь, если он вздумает ещё чего ляпнуть. "На кой, по-твоему, хер мы тогда сюда пёрлись, гений? Пришёл-ушёл? Да пошёл ты к шикаяру с такими предложениями, я не того ради поднимал задницу из болота!"
Хату было что сказать, однако и в словах Ураганного он увидел зерно здравого смысла. Из-за очевидной приземлённости некоторых высоко подлетевших всё и впрямь кончится славной бучей, чего Мрачному не хотелось. Уж точно не до начала этого долбаного собрания...
Дух Болот теперь откровенно надеялся на Древесного своего брата, которому всего и надо было свиток отдать Дику. Может, случится некое чудо и после воссоединения кусочков свитков откроется секретный портал? Звёздная вернётся? Мир станет на голову и будет теперь всё наоборот? Без разницы, впрочем. Это было нужно, чтобы приблизить конец всей этой низкопробной сказочке про предназначение. Так что вперёд, Триис! И ведь растениефил вроде не дурак-мужик, должен сделать всё тихо и быстро, так ведь? Пожалуйста?
Вероятно, звёзды в ответ на обиду Болотника тоже... Расстроились. И Древесный сморозил таких масштабов и смыслов глупость, что даже внутренний Хатов пессимист не ожидал. Морда Мрачного несколько вытянулась, на словах "у кого из нас собраны все свитки?" поползла вширь, а после заявления об успокоении стихии едва не дала пару трещин. Болотник, благо сидел скрючившись и скрыт был под капюшоном из шкуры, беззвучно и беззастенчиво заржал, мелко подрагивая всем телом. Усугубило ситуацию и поведение Дика, который, очевидно, не на шутку взбесился из-за выходки Трииса. В момент же, когда прямиком в морду Древесному влетела горстка снежинок, на секунды забавно налипнув на носу, щеках и лбу, Дульхатрин не выдержал.
В установившейся на недолгое время относительной тишине раздались глухие, но достаточно громкие и отчётливые хлопки. Хат, вытянув лапы, редко и с силой хлопал в ладоши, аплодируя устроенному спектаклю. Дик, конечно, мог обозлиться ещё сильнее, однако Болотник, слегка откинув шкуры, чтобы поднять повыше голову, смотрел только и только на парочку Ураганный-Древесный тяжёлым, уже почти и не весёлым взглядом.
- Да вы, пара господ, просто пособие на ножках о том, как делать не надо, - слегка сипло, с непривычки, однако ж твёрдо проговорил Дульхатрин, опуская таки лапы, но не пряча их теперь под медвежью накидку. Готов к труду и обороне! Особенно к последней. С возможной модификацией до "предотвратить нападение контратакой кулаком по морде".
- Делаете только хуже. О чём вам и предлагаю подумать и не мешать. По-жа-луй-ста.
Ох, а вот и метель вместе с тем прекратилась почти. "Какое совпадение!" Дульхатрин благоразумно не вставил больше ни единого слова, только кинул взгляд на Дика - чай, не пришьёт он его на месте тут же? Хат не боялся Ледяного, однако предпочитал негласного "старшего по собранию" не доводить лишний раз уж совсем до белого каления. "Хотя было бы интересно проверить, начнёт ли он светиться от злости. Мало ли."
Как бы то ни было, дальше и оставалось лишь слушать. Точнее внимать транслируемой в головушку информации. Дульхатрин только поморщился недовольно, но то уже касалось содержания, а не способа подачи. Освежать в памяти основные моменты, умостившиеся в поганых обрывках дневника, не хотелось, уж слишком отдавало от писанины Звёздной ядом и непроизвольной или же, хуже, вполне вольной насмешкой над всеми Младшими... И сколь же хотелось облегчённо вздохнуть, когда передача "почувствуй себя никчёмным куском кутикаевой подстилки" закончилась.
- Не знаю, как вам, а мне что-то кажется, что дерьмовый из Создательницы, типун ей на причинное место, вышел учёный и воспитатель. "Придётся разбираться самим"... - Хат покачал головой, - уж, может, кому это и не открыло глаза... Мне больше интересно иное. На кою Бездну - сейчас? Если это всё не дурной сон или шутка, за которую не грех и голову открутить, то почему всё это происходит сейчас? Почему не раньше, когда явился тот сраный Лич? Или почему не позже?.. У нас, мол, очередной конец мира грядёт?..
"Меня одного этот вопрос волнует?"

+7

194

Десять Младших Духов, вторые по силе среди всех драконов, сидели в одном месте и могли бы являть собой истинное величие, которым так любят наделять их сказители в своих сказках для детей. Но нет. Это лишь сборище, казалось, сплошь недовольных было. Вот Ураганный мягко намекнул, что вместе всем долго находиться не стоит. Зидвин понимал частично это рвение. Но не все, некоторые с чего-то озлоблены были, Триис, к примеру, который ни с того ни с сего решил взъесться на Дика за то, что к нему имело лишь косвенное отношение.  Или лавовая, которая тут же предпочла заткнуть Древесному рот в грубейшей, мо мнению учтивого Духа Металлов, манере.  «Зачем же пришли вы сюда, не видящие ничего, кроме недовольства?» — мысленно покачал головой Дух. Ему и правда это было неведомо. Половина из них пришла за ответами, негласно признав Ледяного главным. Он, Рейза,  Опоздавшая туманная, на извинение которой Зидвин кивнул лишь, Солнечный, Дух Молний — все молча ждали и смотрели, как искры озлобленности проходят между Духами Льда и Деревьев. К ним присоединялась Лавовая, но что гораздо удивительнее и, наверное, страшнее, злился и сам Дик.
  Ветер, как будто по его велению, начавший крутить снежинки над головами, полный яда голос, сквозящая в каждом звуке ирония и проблески недовольства. Даже злости. Зидвин не был мастером психологии, но знал, что если к делу подходить с ненавистью, то будет лишь хуже. Возможно самый  крепкий и непробиваемый эмоционально, Дик от чего-то тоже поддался негативу. Да так, что в Трииса вместе со словами полетел снег, кинутый с хвоста. Прилетело от чего-то и Ураганному.
  И складывая все, Зидвин теперь искренне не понимал, откуда у сказителей повод берется приписывать Духам то величие, которого у них нет?  Сейчас они больше походили на малых детей, которым впервые позволили друг с другом поговорить, вот только никто не научил, как. Грызутся, снежками кидаются. Забавно было наблюдать за этим со стороны. Как каждый учится чему-то, напарываясь на каждую проблему и спотыкаясь. Понимают ли они, что учатся? Понимает ли Дик, что учится лёд своей души превращать в то, что не заморозит Деревья с корнем, а те, в свою очередь,  учатся ждать и не понукать к спешке того, кому это не свойственно? Что Ураганный учится не налетать с выводами, резкий свой порыв превращая в легкий бриз, а Лавовая не рубить сгоряча, обжигая этак других?
  Зидвин испытывал лишь благодарность. Ведь ему, отшельнику, что редко говорит с кем- то, с другими поговорить — большое событие. Не часто он может наблюдать, как взаимодействуют другие. Еще реже он может принимать в них участие сам.  И ошибаться вместе с ними. Ведь и он тоже — ребенок без детства.
  Буря на время притихла, вероятно, по велению Духа Льда. А после тот зачитал три свитка, скрепленных теперь уже вместе. Дух внимательно слушал, запоминая, пусть даже и содержание одной части ему было известно благодаря Рейзе.
   И Болотный тут же задал резонный вопрос. Логичный, вполне даже нужный, настолько, что Зидвин голову в его сторону повернул, с уважением поглядев  и признав в Болотном хорошего собеседника. Проигнорировал Дух негатив к Звездной, и сам он пусть его до конца не разделял, но понимал, откуда он идет. Когда с самого рождения один без поддержки, это тяжело. Это обидно. А в конце и больно, стоит лишь увидеть обычных птенцов и их родителей. Зидвин же считал злобу к той, кого он ни разу не видел, глупой. Толку злиться на того, про кого ты мог слышать лишь байки да легенды? Презрению и злобе тогда лишь есть место, когда знаешь ты четко того, к кому они обращены. А Звездная — как ветер. Как можно ругать то,  что не имеет формы и вечно меняет свой курс? Сегодня он мешает, а завтра и нет благодати лучше, чем порыв прохладного ветерка. У нее и этого не было.
   Свитки приоткрыли тайну их создания. Но как-то смутно. Лишь больше после этого вопросов. Кроме, пожалуй, одного. Почему она ушла. Частично тут стало понятнее. Зидвин старался не думать о том, что он лишь игрушка для какой-то смутной цели. Изначально он таковым был. Но сейчас считал себя точно не хранителем мира. Он так… Скромный кузнец, живущий в пещере. Нет здесь ничего высшего.
— Раз пишет она, что сила ее нарушала равновесие, вероятно, сейчас она ослабла, — высказал свое мнение Зидвин. Всего лишь мнение. — Либо же мы стали сильнее. В целом. И она теперь может… Влиять.
  Ни слова о самой Звездной, его отношении к ней и содержанию свитков в целом. Только вывод из того набора букв, что им был прочитан. Добавлять новых эмоций он не хотел. Да и его отношение для разговора не имеет значения. Он старался говорить сухо, подбирал слова.  Под «влиянием» Стальной имел в виду и возможность указывать, направлять, давать советы, которые некоторым очень могут не понравиться. Зидвин же прекрасно знал, что есть в мире вещи, не подвластные даже Духам.  Как и иные миры. А советам более опытных следовать вовсе не обязательно, но прислушаться — стоит.

+5

195

[nick]Эоралхилла[/nick][status]Кошмарный одуван[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/7f916f16b41283633200f2292d49471b.png[/icon][sign]


Нет на свете ничего невозможного. Есть то, для чего вам не хватает фантазии.

Развёрнутое досье
Карточка


https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/307ef7c44018acc74f086d1822d28b6e.gif

[/sign][titul]Дух Облаков, одиночка<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=133#p393636">Карточка</a>[/titul]
1 число Вьюжного месяца. Утро.
Север... большой, снежный и ветреный. Настолько большой, что Эо, которая не летала сюда давно по большим и пернатым причинам, умудрилась заблудиться. Самка открыла сюда портал, полагая, что верно помнит картину местности, но вместо того, чтоб оказаться на плато, она высадилась на Серых равнинах. Ну что поделать - с кем не бывает. Во избежание попадания аж в Руины, Витунья решила, что дальше доберётся на своих облачных. Скастовав большое и пушистое уплотнённое облако, Эоралхилла прямо туда и нырнула, закапываясь во влажную белизну и отчасти сливаясь с нею. Так и двинулась в сторону плато - заметьте, против ветра. Все облака Эоры были странными - плавали как хотели, форму принимали самую чудаковатую, даже цвет порой имели причудливый. Взять хоть это - оно имело форму большого банана, а по окрасу вообще ни в какие ворота - ядовито-розовое. Ну а что? Зато издали увидят собратья-Духи. Даже сквозь всю эту вьюгу должны. Так легче будет найти общий сбор. А чтоб её ещё подождали, ежели она таки опоздает к условленному началу, Облачная отправила посланин Дику.
Периодически самка вынуривала наружу. Вначале сверху - по привычке, большими ушами, увешанными кусками облака, словно шмотками сладкой ваты, улавливая любые шумы. Затем спускалась вниз и выглядывала уже через дно своего воздушного транспортного средства. Как только до ушей знатных стали долетать обрывки фраз, Эора направила облако именно туда. Голосов было много и все взрослые - либо банда местных смертных одиночек, либо это таки те, кого она ищет.
Силуэты сквозь снежную пелену стали улавливаться только тогда, когда Хиль подплыла достаточно близко. Фигуры некоторых издали ей показались забавными - вероятно, дело было в метели, которая знатно мешала нормально видеть. Увлечённая разглядыванием, самка промухоморила одну важность - до неё более-менее отчётливо долетели слова Дика, зачитывавшего ментально свитки, где-то с середины его речи. Знаете, как оно бывает: тебе вот прям в морду могут громко и отчётливо что-то вещать, а ты мыслями такой ушёл в астрал и потому слова из уст собеседника становятся не более, чем фоновым шумом. Вот и сейчас было как-то так. Ну хоть не всё прослушала. Вряд ли кто-то будет ей персонально повторять то, что было до, но самое важное Облачная не пропустила. Облако, висевшее уже практически над головами Младших, метрах в семи над ними, внезапно стало вытягиваться и опускаться передней своей частью вниз, к самой земле. Банан трансформировался в подобие длинного языка или горки, и Витунья плавно съехала  на брюхе вниз по этой конструкции. Тряхнула гривой, сбрасывая капли влаги, которые моментально становились ледяными осколками, а затем расплылась в широченной улыбке.
- Пушистых облаков, собратья. Как славно, что я всё же нашла вас - промахнулась порталом и решила во избежание телепортации куда-нибудь вовсе в море, доплыть так, - подняв лапу, Эоралхилла направила перст указующий на облако, которое своей глазовыдавливательной розовостью могло даже самых спокойных привести в замешательство и довести до глазодёргания. Облако при этом плавно спустилось вниз и преобразовалось у лап Эо в большую белую мышь, - И, видимо, я вовремя - как раз поспела к интересному рассказу, - драконица не хотела акцентировать внимание на том, что и недовольства слышала - в исполнении что Древесного, что Ледяного, что Лавовой, слова Болотного тоже застала. Но разве выяснять несуществующие между большинством Младших отношения они сюда пришли? Изначально точно нет, ибо послание Ледяного было иного толка, - Мотивы Звёздной понятны. Её более ранние творения работают не так, как ей хотелось бы, потому она предприняла новые попытки - сотворила тех, кто лишён стайной принадлежносии, предрассудков и наделён достаточной силой, чтобы влиять на события в мире. Она в одном ошиблась - проявление неконтролируемой воли любого существа может сделать так, что ранее нейтральные станут лояльны одной из уже враждующих сторон, или вовсе решат жить сугубо  для себя, а не для мира. Что в общем-то логично, ведь с момента сотворения мы сами себе хозяева, сами себе предоставлены и некому было нам объяснить наше великое предназначение, потому мы избрали каждый тот путь, который сочли верным для себя конкретно. Интересно, конечно, узнать, зачем тебя создали, но... это уже ничего не изменит. Срок в более чем четыре с половиной тысячелетия слишком велик.
Облачная присела. Да, ей было холодно, но когда голова занята множеством мыслей и догадок, самка практически забывала о физическом дискомфорте. Витунья не прочь была бы самостоятельно прочесть свитки, но об этом молчаливого Хозяина Льдов она сможет попросить немного позднее.
Кстати, от Эо не укрылось, что она не единственная припозднилась. Среди собравшихся не было её давней знакомицы - прекрасной и могучей Син. А жаль... хоть одна родная морда порадовала бы. Быть может, дело в том, что здесь была Дух Лавы? Одна из мучителей Самоцветной...
"Синичка, дорогая, ты придёшь на сбор Младших Духов? Без тебя тут так... одиноко. И неуютно."

+7

196

Кажется, идея собрать всех Младших Духов в одном месте не была хорошей. И дело даже не в взаимной нелюбви некоторых из них. Стихии тоже не однородны, и не все совместимы со всеми. И пусть все Духи были разумны и старались не давать волю своим чувствам, нет-нет, а неприятие противоположной Стихии проявлялось. Плюс, почти все из собратьев были одиночками, и привыкли жить "своим умом". И уж свободолюбие Воздушной крови не терпело многих правил и ограничений.
Сбор продолжался, так как прибыл, точнее - прибыла, еще одна из Духов, Туманная. На этом приятные новости и события, по сути, закончились. И начались неприятности. Слова Лавовой заставили Ураганного в самом прямом смысле застыть с открытой пастью. Интересная логика. Ты предлагаешь сначала всем помолчать и выслушать, зачем собрались, а не мерятся у кого хвост длиннее и кто у кого сто лет назад добычу увел. В ответ тебе предлагают... помолчать? Интересно, для Духов с Огнем внутри слово "остынь" - смертельное оскорбление? Наверняка, как для Водных - "не кипятись" или не "не булькай"? Вслух, конечно, Даймон огрызаться не стал. все же он явился сюда за ответами, а не за дракой. Но это не значило, что Ураганный все забыл, и был воплощением спокойствия. Нет, просто его недовольство разворачивалось за пределам взоров и ощущений собравшихся. Где-то на границах ледяной пустыни воздух потихоньку начинал приходить в движение. Пока незаметно для случайного наблюдателя. Ураганный специально выбрал наибольший подвластный ему размах, в глубине души надеясь, что все закончится раньше, чем стихия наберет значительную и заметную силу. Иначе это было чревато проблемами для жителей окрестных мест, если Дух не отправит, к примеру, свое творение в сторону океана.
- Как же ему сказать, если ему и слова вставить не дают некоторые личности? - Тихо проворчал себе под нос Даймон. Раздувать проблему на пустом месте он мог, но сейчас старался все же сдерживаться изо всех сил. Так что пасть Духа Лавы не оказалась заткнута снегом, которого в воздухе было совсем немало. Вместо этого он слепил внушительный снежок, и положил его перед собой. А затем, подумав, добавил еще один, сразу после слов Трииса. В этот раз внешне Ураганный выглядел спокойнее, но поведение Древесного его немало удивило. Узнай кто-то, откуда пришлось добираться сюда Духу, наверняка придержали бы языки. А то отвлекли от дел, заставили куда-то переться... Вы б еще в землю поврастали! - Для Ураганного путешествие и относительно частая сена мест обитания были чем-то привычным. Скорее уж долго задерживаться на одном месте было для него неприятным. А уж вспыливший в ответ Дик вообще рвал все шаблоны и ожидания. Вот тут уже предельных усилий стоило не заорать на всех словами Трииса. "Что вы как птенцы малые, меряетесь у кого хвост длиннее и зубов в пасти больше!" Хотя, откровенно говоря, этому помог и прилетевший в морду снег, заставивший Ураганного отплевываться. Это спасло и устроившегося рядом собрата от оплеухи или врезавшего по шее крыла. Уточнять, что настроение у Ураганного стремительно портилось, и давно упало ниже отметки "раздражение", не стоит. Держался он на желании выяснить, зачем же это все затевалось. По этой же причине без ответа осталась и тирада Болотного, прекрасно сознавая, насколько близка сейчас банальная, хотя с поправкой на силу каждого из собравшихся - эпичная, драка. Но перед Ураганным появился еще один снежок. А затем Дик принялся передавать образ собранного свитка.
Как "забавно". Попробовала один вариант - не удалось. Попробуем второй. О, удачно. А теперь постоим в сторонке и понаблюдаем. Вдруг придется третий делать? Старшие, видите ли, слишком заняты и не могут следить за миром. Создадим тех, кто будет за ними убирать. И назовем это "важной миссией". И, кажется, оправдание нестабильностью мира от собственной силы не повод не найти дня чтобы собрать всех и пояснить, хоть в общих чертах, смысл. "Вы созданы взрослыми, вот и разбирайтесь сами во всем, а мне пора, мясо пригорает".
К удивлению Даймона, его мысли очень близко озвучил Болотный, так что повторятся он не стал. А вот на слова Металлического отозвался.
- А может ни она не ослабла, ни мы не усилились? Просто мир "успокоился" после всех передряг, и ее присутствие или влияние он сможет некоторое время выдержать? Вопрос в том, насколько долго? - Даймон замолчал на миг. - Отсюда - и появление. Может пол сотни лет назад такое видение завязало бы мир в узел? Вот только сильно сомневаюсь, что устройство тайников намного быстрее простого разговора, пусть и с... - Все прервало появление странной... Вещи, из которой появилась очередная опоздавшая на сбор. Поприветствовав всех, она начала высказывать свою точку зрения. И снова все упиралось в бросание на произвол мира. В ту фразу "детишкам придётся разбираться самим". Похоже, разобрались они не совсем так, как планировалось. Вот только... Настолько ли случайным оказалась та встреча с охотником, которая потом и привела меня на иной материк? Но если удалось влиять на это... Хотя, что такое неделя?

+3

197

[nick]Син[/nick][status]Очень плохая девочка[/status][icon]http://s019.radikal.ru/i611/1708/8f/48de067d8731.jpg[/icon][sign]
Блядины от Вей хочется. © Зон
http://s61.radikal.ru/i174/1708/b6/8f4b0365f684.jpg[/sign][titul]Дух Самоцветов<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p393583">Карточка</a>[/titul]1 день Вьюжного месяца.
Ссаное, мать его, утро.

Какая дрянь… Проклятый снег, - владычица самоцветных пещер была преисполнена чувством благодати и пламенной любови ко всему, что ее окружало этим утром. Она буквально лучилась удовольствием, лишь слегка морща морду в невероятных гримасах, напоминающих конвульсии, когда очередной порыв восходящих ветров бросал ей на встречу колючие снежные льдинки.
Зимы самка предпочитала пережидать в своем логове с редкими вылазками на охоту, когда случались более-менее погожие дни. Снег и льды, по ее мнению, не были теми кристаллами, которые могут радовать глаз бесконечно. Как минимум по той причине, что требовали слишком уж экзотических условий, а вне таковых, существовали по воли не долго. Стоило случиться ясному дню поближе к весне, как вся красота буквально таяла на глазах. Не то, что ее сокровища, о нет, они были вечны, а при должном уходе и трепетном обращении никогда не меркли, ослепляя своими гранями. Многообразие их цветов, текстур и форм обнажало безграничную палитру творческих возможностей. Вот где крылось истинное искусство, а не во льдах, песках, болотах и где там еще обретались ее братцы и сестрицы.
Самоцветная сморщилась при одной мысли о скорой семейной встрече. Кроме факта создания Праматерью ничего более Духов ее творчества не связывало, каждый по сути своей оставался одиночкой, даже когда лез под крыло Старших, уповая на легкий хлеб и теплую постель. Животный мир, не иначе: все заботятся лишь о своих инстинктах выживания. Не то, чтобы Син вела себя иначе, напротив, красотку в зеркале она любила сильнее кого бы то ни было и ни о ком не заботилась более ревностно. Однако после плена ее все чаще стали посещать смутные мысли о сущности Духов и их цели, у каждого ведь должна быть цель. И идея того, что, возможно, грешно́ подлинным творениям Звездной Матери, связывать себя с созданиями ее грязных дочерей-неудач, уже не казалась такой крамольной. К тому же, в глазах Карнеолы такие собратья тут же теряли всякий авторитет, как безвольные животные, которых в два счета можно приручить. Никакого благородства и гордости, пф.
Ментальный сигнал Облачной сестры застал ее в пути, что понятно. Иначе бы самоцветная никак не успела «ко столу» и была вынуждена отлавливать собратьев где-то в дороге. Но не стоит думать, что на это греховное сборище она рванула по первому зову Дика. О нет, что вы. Изначально самка открестилась от какого бы то ни было участия во всем этом балагане, от части потому что после плена была не в силах, от части из злости и ненависти. Беззаботная и мирная самоцветная осталась в том прошлом, какое спустя пятьдесят два года уж и не вспомнить. Ее нет, умерла если угодно. А то, что возродилось в прежнем теле было искажено и искалечено, пусть заметить внешне это было не так уж просто.
Так или иначе, ответа Эоралхилла удостоилась в самый последний момент. Длинный хлыстоподобный хвост извивался змеем по ветру, крылья шелестели перьями, как кроны деревьев во время урагана. Тело, покрытое кристаллами, было хорошо защищено от ветра, но холод пробирал до самых костей. Так уж сложилось, минералы земли очень хорошо проводили холод, а вот тепло всегда оставалось вне их сердцевины. Именно по этой причине самка предпочитала более теплый климат и погожие дни. На солнце ее минералы сияли как звезды…
Наконец, еще с воздуха стало видно основное место сбора. Камень, который изначально был обозначен за ориентир, сейчас буквально утопал в разнообразии туш его окруживших, и вся эта палитра даже издалека не пробудила в хрустальном сердце Син никаких чувств окромя навязчивого зуда в ладошках. Один щелчок, и кто бы мог подумать! На бал явились все родственнички, большую часть которых Сардис в морду не видела с самого дня создания, но уже питала антипатию к тому, что они есть.
Самоцветная принимала некоторое участие в сборе свитков, весьма посредственное по ее мнению, потому как все вышло спонтанно, но и того было достаточно, чтобы не испытывать дискомфорт или стеснение в вопросе раздела подобной «добычи». В конце концов эти знания принадлежали им всем, а то, что кто-то там корячился чуть больше других – не ее проблемы, что еще сказать. Обо всей это авантюре в принципе она узнала случайно и, пожалуй, благополучно забыла бы о таком знании, когда бы мысли о смысле существования и целях им порожденных, не запустили целый механизм размышлений. И чуть только бороться с ним стало невозможно, Син поддалась. Вздохнула и подалась в глубь материка искать приключений, которых за последние пол столетия ей и без того хватило с головой. Видимо все-таки недостаточно.
- Ух, сколько дерьма на два десятка квадратных метров земли. Вами несет во все концы материка, - теплом и любовью полнились ее слова, а взгляд, о который, кажется можно было порезаться, обвел всех собравшихся, когда самоцветная зависла в воздухе, не успев еще сложить крылья для приземления. Глаза лишь на долю секунды запнулись на Духе Лавы, которую Син ненавидела всей душой, по известным нам с вами причинам, а уронила себя в снег, Карнеола поближе к Облачной, как будто невзначай, но им-то было известно, что это все не просто так.
Факт собственного опоздания Син ничуть не смущал, она хорошо осознавала, что ее бы ждать не стали и без нее вон обсуждение начали, а значит и извиняться было не за что. Что же до приветствий, вот такое вам приветствие, а у кого были свои взгляды и пожелания – здоровайтесь с другими бесхребетными телами. Она пришла сюда не родню повидать, а за знанием. Остальное было лишь докучливым фактором.
Как же я, и пропустить такое ссаное собрание. Расскажи-ка мне, что тут было пока я рассекала ледник мордой. Только вкратце и без подробностей, мне от всего увиденного уже блевать хочется, - наконец обратилась Самоцветная к Облачной, зная, что даже если та сама опоздала, то наверняка придумала, как все выведать загодя. Такой уж она была.

+8

198

А, вот и Туманная сестрица. Рейза посторонилась, пропуская Сванхильд в круг собравшихся.
"Почти все на месте," - про себя отметила самка. Не хватало только двоих.
Прибытие Сван, впрочем, оказалось практически никем не замеченным, потому как едва действо перешло к своей сути, тут же нашёлся повод сцепиться. Пока что словами, но с нравом половины Младших это "пока" способно лопнуть мыльным пузырём быстрее, чем вы скажете "свитки".
Молчал бы ты сам, Даймон, неужели не ясно, что от миротворческих речей только хуже? Рейза нахмурилась досадливо, словно бы ветер ей бросил в морду пригорошню снега.
Вот Триис передал свиток Дику. На мгновение даже показалось, что всё наконец устаканилось. Неужто успокоились? Как бы ни так.
Пустынная даже опешила. Сохранявшая прежде спокойное выражение морда песчаной вытянулась, брови изогнулись, словно вопрошая: вот ты сейчас это на полном серьёзе? О, Стихии. Говорят, Древесный мудр. Так где же твоя хвалёная мудрость, Триис? Где разумение? Упрёки и наставления, что сыпал Дри на Ледяного, Хозяйка Песков ожидала бы услышать от несмышлёного подростка, не умевшего ещё слышать и слушать, а оказывается и Духи, коим по четыре с половиной тысячи лет от сотворения, подобным грешны. И пусть каждый был обделён вниманием создательницы и жил, как знал, неужто не дано за сотни лет научиться понимать, что говорят и не домысливать лишнего? 
"Если ты хочешь его разозлить, братец, ты всё делаешь правильно," - мрачно резюмировала про себя это выступление Пустынная, переводя взгляд на Дика. Теперь же вопрос был в том, хватит ли у последнего терпения.
Хватило.
Пустынная очень ценила умение держать себя в лапах. Дик мог бы обрушиться лавиной, ледяным штормом, снежной бурей, но не стал. Это вызывало... уважение.  Однако же теперь, когда метель взбрыкнула последний раз и успокоилась, стало неожиданно неуютно. Этот покой был тяжёлым, давящим. За затишьем пришло время главного. Того, зачем все и явились на плато. Записи были собраны воедино.
Из всего услышанного можно было сделать один вывод: у Звёздной одинаково хорошо получалось  как творить, так и вытворять. В её случае это даже было почти одно и тоже. Пустынная замерла, раздумывая. Она не питала к Праматери ни возвышенных чувств, ни неприязни. Не тешила себя Великим Предназначением. Так что разочарования, как многие, она не испытала. Покровительство над Белой Пустыней она выбрала по своей воле, в чужие же вотчины нос не совала. Можно ли считать, что план Оры нашёл воплощение в Рейзе? И да, и нет. Она не стала хранительницей мира, лишь его части. Прочее же мало её беспокоило. Что до стайных - от них она открестилась вовсе и не намерена иметь с ними дело и впредь, пусть бы и сама Звёздная прямо сейчас снизошла с небес и повелела. Наломают дров, так пусть сами разбираются. Поделом будет. Что же до соображений Праматери, то она была права в одном: Младшие действительно заняты собой. Даже те, что решили в конечном итоге примкнуть к стаям, выбрали такой путь, руководствуясь личными мотивами.
А после посыпались предположения и вопросы. Кое в чём Рейза с высказавшимися была согласна. Например, Дульхатрин задал весьма дельный вопрос. Впрочем, выразить свои умозаключения или же дослушать предыдущего оратора драконице не дали. Явилась ещё одна одухотворённая, и уж она явно была обделена скромностью. Прибыла со спецэффектами и тут же встряла в разговор. Облачная. Её появление не вызвало у Пустынной позитивных эмоций. Конечно, без откровенного негатива тоже обошлось, но что-то было в ней такое неуловимо отталкивающее. То ли Стихия о себе знать дала, то ли дело в нарочитой нескромности, претившей владычице бархан. Сама Рейза списала это на всеобщую напряжённость. В конце концов, Облачная говорила неглупые вещи.
- Может быть, для неё просто настал подходящий момент, а может, и нет. Будь у неё желание, она наверняка нашла бы способ донести до нас свой замысел раньше. Могла хоть в день Сотворения свою волю объявить. Вопрос в том, с чего это она вдруг забеспокоилась? Если есть весомый повод для всеобщего беспокойства, то к чему эта игра в загадки и видения? А если нет, то для чего вообще всё это? Не думает же она, что мы найдём пару страниц её дневника и тут же станем теми, кем она хотела нас видеть, - это было бы в высшей степени наивно. Как ранее заметила Эоралхилла, сейчас уже поздно. Едва ли кто-то из присутствующих согласился бы променять установившийся за века порядок вещей на сомнительное предназначение сущности, которая в своё время даже поприветствовать своих детей не удосужилась. Упущен момент, Ора очень давно потеряла родительское право советовать и воспитывать. Так что же ей в итоге нужно?
Продолжить эту мысль Рейза не успела. Как колкий камешек под чешую, к собравшимся подоспела последняя Младшая, выплюнув своё "приветствие" им в морды. Кажется, вот она - искра, подпалившая фитиль пороховой бочки. Шипастый карминовый гребень Пустынной расправился, брови сошлись на переносице, глаза потемнели. Какая возмутительная наглость!  Какое эта выскочка имеет право судить подобным образом обо всех, зная лично лишь единиц? Вот это талант. Уж каким титаническим терпением обладала Рейза, Самоцветной удалось парой фраз пробудить в ней негодование.
- Ещё не поздно укрыться где-нибудь вдали от нас в таком случае, - холодно бросила самка. Убраться восвояси и не учинять проблемы там, где они особенно не нужны. Если так тошно глядеть на названных родственничков, зачем, Бездны ради, было прилетать? Можно подумать, облачная плясунья не рассказала бы ей всё.

+8

199

Каждый из них был сам за себя и если кто-то из них и цеплялся за того, кто был ему знаком лучше, то это было не так удивительно и встречалось не часто, ибо Стихии у всех разные, разные и характеры. И хоть Сван опоздала, заметить напряжение между некоторыми собратьями было не так сложно. Даже невооружённым глазом. Все были чем-то недовольны, но кто-то это недовольство скрывал, а кто-то прямо-таки давал ему выход. Иногда не просто так, а чтобы лишний раз подлить масла в огонь.
Туманная не питала к кому-то из них особых чувств, чтобы становиться на чью-то сторону, но и она отчётливо замечала провокацию в речах некоторых собравшихся, но не стала забивать голову лишними мыслями, ведь было, наверное, ясно, зачем они все здесь сегодня собрались. Не в детский сад играть, не обмениваться любезностями или колкостями. Каждый хотел узнать что-то для себя и разобраться со всем этим как можно скорее. Не все были обделены должным терпением, возможно, любой сейчас хотел убраться отсюда как можно дальше, и Сванхильд была не исключением. Но просто так самка отсюда не уйдёт. Туманная довольно долго ждала этого момента, чтобы просто взять и улететь лишь из-за того, что кто-то не может скрыть своё недовольство.
Решив пропустить мимо ушей не сильно значимые, но колкие замечания пусть и не в свой адрес, Дух вновь воззрилась на Ледяного и Древесного, будто судьба этого собрания сейчас находилась именно в их лапах. Хотя так и есть. Было несложно догадаться даже без слов, чего виновник сего торжества хотел от своего собрата, поэтому некоторые его и торопили, что Сван не особо одобряла, но предпочитала отмалчиваться, чтобы не взять тот самый сосуд с маслом в свои лапы. Приходилось лишь сидеть, медленно засыпаясь снегом и чувствуя, как ветер завывает в ушах свою вечную песнь, и ждать, пока дело дойдёт до того, за чем все действительно здесь собрались.
И казалось бы, что вот он, тот самый лучик света в  этом тёмном царстве, то, что должно немного разрядить обстановку и заставить всех забыть о неприязни друг к другу. Но Древесный, пусть Невра его и не знала, заставил удивиться даже самых стойких. Сама же туманная толком не понимала, чем было вызвано такое поведение её собрата, то ли это было присуще его характеру, то ли и его терпение было не таким уж резиновым. Но после его слов она позволила себе отмереть и выпрямить шею, вытянув её вперёд, словно всем своим видом вопрошая: «ты это серьёзно?»
И вот уже тот самый лучик надежды уплывает от неё так, как и облака плывут по небу, подгоняемые воющим ветром. То ли погода с самого начала была предрасположена к таким переменам, то ли не обошлось без влияния Ледяного, который, кажется, мог в любую минуту потерять всю свою холодность, треснуть и позволить лаве потечь из этих самых трещин. Тогда бы смог потягаться во внешнем виде с Лавовой Сестрой. Сванхильд по-прежнему сидела тихо, но теперь внимательно слушала и наблюдала за каждым действием тех, кто по воле случая оказался в центре этих событий. Пусть всё продолжалось и не долго, но яда было довольно. Зато метель угасла после ответа Духа Льда и удара снега в морду Древесного. Досталось и ещё одному собрату, которого самка сразу и не заметила, но также не стала долго на нём задерживаться, всё-таки желая дождаться той самой сути без кровопролития.
«Оно явно было бы сейчас лишним. Но и собираться здесь только для того, чтобы что-то услышать и сразу убраться восвояси, чтобы информацию осмыслить и переварить, будет глупо. Только поэтому, кажется, мы друг друга терпим».
Метель улеглась, но ветер по-прежнему подвывал, а снежинки кружились в своём вальсе, падая на шерсть и заставляя испытывать некоторый зуд в носу. Также и собратья немного притихли. Ну, так казалось сначала. Потом Дух Льда перешёл к изюминке их собрания. К свиткам Звёздной, чего ждали все. И Сван, снова изогнув шею, принялась вникать в слова, пропуская их через себя, запоминая и анализируя, чтобы составить хоть какой-то ответ. Высказать свои предположения хотя бы самой себе, а уж потом озвучить его. И она уже было собралась это сделать, как ни свет, ни заря явилось нечто, а именно розовое облако, которое могла сотворить только Облачная Сестра. Ибо природа не стала бы так издеваться над чьими-то глазами. Казалось, что с некоторым позитивом и обстановка должна окончательно разрядиться. Но не тут-то было. Новоприбывшая и тоже опоздавшая поприветствовала всех и, не смея медлить, тут же выдвинула своё мнение.
Туманная и к нему прислушалась, решив высказаться позже, словно чувствовала, что через несколько минут к ним нагрянет последний "родич". И он нагрянул. В виде Духа Самоцветов, узнать которую было не так трудно не только по колкой внешности, но и по колким словечкам, что заставили немного пошатнуться даже Рейзу, к которой Невра старалась держаться как можно ближе. Что-то подсказывало, что мирно эта встреча не закончится. Кто-то да подерётся и туманная всей душой надеялась, что это хотя бы произойдёт нескоро.
- Возможно, грядёт что-то важное, раз она решила явиться нам. Или же заметила, что и мы сошли с того пути, который назначила Звёздная, - тихо, но так, чтобы услышали все, проговорила Дух и тряхнула головой, дабы сбросить с неё назойливые снежинки, а заодно и вбросить лишние мысли. - Каждый предоставлен самому себе. Может, мы и храним планету, но делаем это по-своему. И что-то из этого может Праматери не понравиться?
Решив всё-таки оставить колкое приветствие Самоцветной на её совести, Сванхильд только посмотрела в сторону Пустынной Сестры. Не пыталась как-то её успокоить, будто чувствовала, что это проявление некоторой заботы будет сейчас лишним и вызовет только ненужные комментарии. Взгляда было достаточно, чтобы дать ей знать, что в случае чего без поддержки она не останется. Туманная просто не позволит себе оступиться ещё раз, не позволит пропасть и подвести, как это было тогда.

Отредактировано Сванхильд (31 Авг 2017 01:47:25)

+7

200

Буря всегда начинается неожиданно. Вот небо чисто, а солнце светит; вот подул легонький ветерок – и, громыхая, уже столкнулись мрачные тучи, забили молнии, захлестал ливень. День становится ночью в мгновение ока.
Именно так и случилось сейчас. Да, встреча Духов с первых минут не напоминала мирную чайную церемонию… И тем не менее, до сих пор все соблюдали подобие хрупкого нейтралитета. Теперь он… Хрустел, словно тонкий лед терпения Дика под лапами безрассудного Трииса.
Явно чуя неладное, Сехтегоса пришла в движение: плавно приподнялась на передние лапы, оставляя в снегу глубокие «раны» от серповидных когтей. Одним крылом прикрываясь от вьюги, словно щитом, она настороженно распушила гриву и в один миг утратила сходство со сфинксом – теперь она напоминала стервятника, хищно глядящего на назревающий конфликт. Вспышка раздражения Ледяного явно не вязалась с выражением «сейчас будет жарко» - наоборот, хотелось взъерошить мех и приготовиться к похолоданию…
А тот уже зашипел на Деревянного, словно хрустальный змей. Того и гляди, укусит – сам превратишься в ледышку… Вьюга вильнула хвостом, разбив сноп снега об «щит» Сехтегосы. Та чуть пошевелила пальцами крыла, стряхивая снежинки.
Да, Дика можно было понять. Должно быть, он прямо-таки негодовал от всеобщей… Неблагодарности. Его глазами это могло выглядеть… Совершенно отвратительно. Все пришли, все требуют, словно птенцы, открывают перед ним рты – мол, положи прямо сюда свои тайные знания! Торопят всем своим видом… И мало бы только этого – воспринимают его жест доброй воли, как должное. А теперь еще и требуют от него погодных удобств… Нет, Сехи, предполагая подобное, точно не разделяла подобного взгляда на ситуацию, но считала, что это все можно использовать… Чтобы не провоцировать сход лавины.
Шипение Ледяного закончилось снежным потоком, обдавшим Древесного и Ураганного. И ветер, отбушевав, тут же улегся на хладную землю. Сехи, уже напрягшаяся от ожидания более… опасного «взрыва», ощутила, как вместе с ним прилегает к телу ее вздыбившаяся шерсть. Молнии очень хотелось, чтобы на этом утихло и нарастающее напряжение. Только бы никому не взбрело в голову подкормить этот ледяной огонь…
А Дик, тем временем, вернулся к воссоединенным свиткам. Да, поскорей бы уже… Сехи даже невольно вытянула шею в его сторону. Ну! Казалось, она бы могла их сожрать. До того не терпелось. В этот самый момент ее и настигло видение содержания записей, столь заботливо переданное Ледяным всей компании. Белые глаза Сех сперва удивленно расширились, а затем – сощурились в два перевернутых полумесяца.
На плато воцарилось задумчивое молчание. Ненадолго.
Вот оно как, - была первая мысль. Она была не удивленной, не удовлетворенной… Скорее, немного озлобленной. Эта горстка записей, которой так вожделела Сех, от которой ждала столь многого… Она ее даже немного разбила. Не разочаровала, не обманула. А именно что – попыталась ее оглушить. В таком «оглушении» Молния выслушала мнение одного, второго, третьего… И все никак н могла найти в себе слов выразить то, что сама ощущала. Что могла бы об этом думать. Может, негодование? Непонимание?.. На краткий миг ей даже показалось, что она поняла угнетенное, разочарованное отношение к этому Дика – в том, что они «потерянное поколение». И только в этот момент осеклась. Все же, она сама говорила, что для принятия истины нужно время. Видимо, даже самой Сехтегосе. И по молнии гром иной раз приходится…
- И, казалось бы, все было сделано верно, да? – негромко пророкотала она. - И одиночки, и взрослые, и сами себе хозяева… Даже стихии «сдвоенные». Все на благо служения мировому порядку и бравой цели! Что могло пойти не так, Матушка? Поздновато раскрылась эта цель, - кивнула она словам Эо. – Остается гадать – почему…
Поразмышляв вслух, Сехи хотела было снова улечься, внимая речам Рейзы. Но… Ту прервали. На останки порядка вдруг рухнул последний припозднившийся Дух. И уж от ее приветственных речей не то что грива Сехтегосы – даже чешуя сдержанной Пустынной дыбом встала. Когти-серпы двумя парами альпенштоков вонзились в лед под снежным покровом. Опускаться с небес до уровня, на котором, средь грязной земли, нежатся цветные блестящие камушки», очень не хотелось – марать шерсть жалко. И все ж, наряду с Туманной, Молния приготовилась. Рейза была и ей другом тоже. И ее мнение на счет кристальной выскочки Сех разделяла.

Отредактировано Сехтегоса (9 Сен 2017 01:58:58)

+8


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Серые равнины » Холодное плато