//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Границы стай » Низина Рока


Низина Рока

Сообщений 51 страница 100 из 214

1

Огромное пустое пространство между территориями Огня и Тьмы. Земля устлана сеном и полусгнившей травой, а также костями животных. Здесь постоянно клубятся тучи, очень душно, воздух затхлый и неподвижный - летать очень сложно.

0

51

- Драконы пропадают? - оживился Фламментайн, даже остановился, в который раз обернувшись к маленькой ледяной. Кругом по-прежнему царила мёртвая мглистая тишина, в которой отчётливо слышалось хриплое дыхание красного.
- Как интересно. И Верраял ничего не пытается с этим поделать?
С точки зрения Фламментайна, Дух Хаоса никогда не был настоящим лидером. Великолепный учёный и маг, но попробуй править живыми драконами, когда привык, что армия личей повинуется тебе по первому жесту, не требуя взамен ничего - ни еды, ни ценностей, ни дополнительной мотивации. Что там творилось в голове у Хаоса, самец понятия не имел и не стремился постичь - хотя допускал, что с него сталось бы перевести половину Тёмных на пополнение армии мертвецов. Последних лично Фламментайн находил не очень хорошими бойцами - горели они даже лучше, чем живые, но зато и страх вселяли в противника неиллюзорный.
Впрочем, вряд ли Верраял на такое способен. Слухи и сплетни, вот что это всё.

0

52

Бела тоже остановилась и продолжала поглядывать на чернеющий купол, который был достаточно близко у самой границы. Так и параноиком не сложно стать, сейчас все нервы были напряжены что аж в ушах трещало или же ей так казалось. Подошла чуть ближе к огненной главе рискуя обжечься и продолжила заговорщицки шептать.
-Да пропадают и все как-будто наплевать на это, все лапой махнули. Но я понимаю когда один два дракона в год исчезают бесследно, но... - опять огляделась — не целые же группы. Глава из свой норы носа вообще не показывается. Вот сиди и думай что хочешь.
Противное ощущение заговорщика так и скребло душу, наверно из-за преданности не стае а скорее отцу, ведь он чуть ли не поклонялся стае. Но внутри она ликовала, хоть кому-то удалось выговориться и внутренний трепет сходил на нет. И сейчас все равно кому она рассказывает все проблемы стаи, соклановцу или же другому дракону.

0

53

- Ты уверена, что есть повод для беспокойства? - хмыкнул самец. - Молчание Главы может быть не бездействием, а отсутствием необходимости в действиях. Он знает, куда исчезают твои собратья, и не считает это угрозой для стаи.
Фламментайн намекал на стаю Равновесия, от существования которой востора, естественно, не испытывал - и из-за которой его стая изрядно поуменьшилась в численности. А потом грянула эта болезнь, и самец всерьёз беспокоился, как бы не остаться куковать вдвоём с Виль на опустевших красных равнинах Пламенной земли.
Он снова двинулся вперёд. Снежная жижа зачавкала под тяжёлыми лапами. Патрульный маршрут следовало завершить до конца.
- Поверь, Верраял прекрасно знает, что делает. И всё замечает, - проговорил Фламментайн, покосившись на белую самочку.

0

54

Белая аж замедлила шаг из-за его слов, немножечко нахмурилась, да нос в сторону повернула. Знает. Угу, как же. мысленно проворчала белая и вновь покосилась в сторону земель стаи. Прям таки мягким местом чувствовала на себе взгляд, стало даже мерещиться тень. От такого видения тряхнула головой ловя себя на параноидальных мыслях. А когда огненный глава закончил свою речь, белая хмуро на него посмотрела, рискуя схлопотать.
-Ну, знаете ли. - тихим ворчливым тоном говорит - Советую держать ухо востро, а то запахнет жареным и будет уже поздно.
Опять глянула в сторону земель стаи, взгляд пробежался по темнеющей стенке купола. Одного взгляда на эту темноту заставили задуматься о том что бы сбежать куда подальше и податься в одиночки. Мордочку чуть опустила, а после и взгляд "упал" под лапы от чего она остановилась.
-Пожалуй я пойду - после минутного молчания сказала подняв взгляд - а то не успею ничегошеньки. Рада была знакомству.
Учтиво склонила голову и неспешно пошла к куполу.

--- улетела ----

Отредактировано Кристалл (27 Ноя 2013 00:28:01)

0

55

------>  Выжженные равнины

Рогвин, не смотря на то, что он принял большую дозу лекарств от целителей, для облегчения симптомов, чувствовал себя довольно разбито, идя на встречу с Главой. Хочешь не хочешь, а надо. Это твоя обязанность. Даже если ты собрался помирать, будь добр сначала отчитаться, а потом отдавать душу. И сейчас, проведя портал к низине Рока, куда его направили другие драконы, которые заметили в последний раз там Фламментайна, Рогвин не смог не поёжиться от накинувшегося на него ледяного ветра. После душного и гораздо более теплого воздуха родных земель, тут был просто северный полюс, для температурившегося огненного. Раздражение от разговора со Спайро постепенно угасло окончательно, уступая место новой порции слабости и головной боли. Тихо прорычав что-то нецензурное по поводу заразы, Старший Воин зажмурился, дожидаясь, пока боль чуть отступит и перестанет усиленно долбить по вискам.
Закрыв за собой портал, чтобы не манил своим теплом, Рогвин двинулся вперед по снегу, отыскивая большое красное и жаркое пятно, которое и будет Главой, чтобы высказать свои мысли и догадки по поводу всей этой болезни и ситуации в целом. И узнать, что по этому поводу думает сам Фламментайн.

Отредактировано Рогвин (29 Май 2014 13:45:54)

0

56

Недолго довелось самцу в одиночестве находиться. Упорхнула ледяная самочка, довольно скомкано свернув разговор, а Фламментайн и тому рад – пусть свои, Тёмные, да только Дух Огня не компанейский парень.
Первобытный огонь, запертый под чешуйчатой шкурой, тихо дремал, выдавая себя только неярким мерцанием в глубине глаз. Сложенные на боках крылья тёрлись перепонкой о грубую чешую, так что каждый шаг дракона сопровождался весьма немелодичным скрипом. Прибавим к этому сочное причмокивание слякоти, когда Фламментайн в очередной раз переставлял лапу – под такой аккомпанемент и шагал к концу своего маршрута. До точки Б оставалось ещё несколько миль.
Оставшись в одиночестве, не скучал, ибо было, о чём подумать. Прежде всего самца волновала единственно та проблема, из-за которой он и оказался тут самопровозглашённым патрульным – обычные члены стаи, на которых была возложена эта святая обязанность, в основном молодняк, томились сейчас по целительским пещерам, в надежде что жгучие настойки (непременно на спирту) и жар родных земель изгонят из их тел поселившуюся там заразу. Это, да ещё собственно возможность подумать в тишине. Опять же, границы стаи длинны. Велики владения Огня и обширны, попробуй найди-ка тут Фламментайна. У себя в Шагриаре почесаться лишний раз не успеешь, то один придёт, то второй. А Дух Огня страстно любил одиночество. Может, в этом крылась и особенная кровожадность, в которой сравняться с ним могла разве только Вильварин – подспудное желание несколько проредить численность населения на Саяри, чтобы дышалось легче.
Только и тут продолжали приходить визитёры – на сей раз, слава Огню, свои. Фламментайн ещё издалека заметил знакомый алый силуэт, вынырнувший из портала. Старший Воин теперь пожаловал – вряд ли с желанием присоединиться к крестному ходу вокруг собственной территории.
Фламментайн распахнул крылья, тяжело взмыл, разбросав грязь задними лапами и пролетел таким манером несколько десятков метров, вновь приземлившись поодаль от Рогвина.
Старший Воин выглядел тусклым, что несколько огорчило самца – и он туда же. Давайте все будем болеть, что же, чтобы не осталось от могучей стаи Огня ни чешуйки, ни пёрышка. Виду, правда, не подал.
- Что произошло? – первым делом спросил Дух, даже тени мысли не допустив о том, что Рогвин мог по нему, например, просто соскучиться. Раз пришёл – значит, по делу.

0

57

Рогвин внутренне обрадовался тому, что выбрал направление правильно. Бродить часами по заснеженной территории ему не прельщалось. Но Фламментайна он увидел довольно быстро, да и сам Глава видимо заметил Старшего Воина и двинулся в его сторону. Рогвин старался придать себе более бодрый вид, хотя Глава и так его раскусит. Дракон был плохим актером.
- Что произошло? - Вскинув голову, ибо Фламм повыше будет, Рогвин дернул хвостами, которые прошлись по холодному снегу, вызвав неприятные ощущения.
- Ничего особенного, кроме продолжающей распространяться эпидемии... - Ответил Старший Воин и чуть поджал губы, прищурив один глаз, когда висок противно заныл. Надо будет принять еще одну порцию лекарств у целителей, а то эффект слабеет. - Хотя в этом появилась одна любопытная деталь, которая связана с нашим стайным чудом природы - Спайро. При своем докладе он сказал, что встретился с одним Ледяным и они вместе нашли в ледниках труп какого-то дракона, который по его словам "был весь в болячках" и что "оно гнило". После чего следует интересное совпадение, что когда Спайро прилетает в стаю, вскоре все начинают заболевать неизвестной болезнью. Самому же Спайро, словно на эту заразу плевать с высокой скалы. Он даже не чихнул... Считайте это простой случайностью, но мне кажется, что виновника эпидемии мы нашли.

0

58

Дух Огня безмолвно стоял, полуприкрыв глаза. Со стороны посмотри – будто и не слушает, витает себе где-то мыслями в пепельных облаках и неважно, что там ему Рогвин лепит. Только вот со стороны самого Рогвина было отлично видно, как в зрачках самца плещется злой огонь, разгорающийся по мере продолжения повествования всё ярче и ярче. Это ещё не ярость и жажда крушить-ломать-убивать, кровью умываться вместо завтрака, обеда и ужина. Это пока ещё только интерес, потому что новости хорошие.
Ну как, относительно.
Потому что слышать, что причиной беды в стае является никто иной, как член стаи Огня – плоть от плоти, что называется. Пусть мелкий и фиолетовый, но уж какой есть. В неверностях замечен не был – до сих пор. А не верить Рогвину никаких оснований не было. Опять же, с какими-то там ледяными водится – это зачем ещё огненной душе в б-гомерзкие Ледники лезть, совершенно непонятно.
- Сколько у нас сейчас заболевших? – поинтересовался самец, одновременно продолжая переваривать вновь поступившую информацию. Облик Спайро отчётливо стоял перед глазами, и Фламментайн продолжал мысленно перебирать варианты, как ему теперь с этим поступить. А варианты были – один другого краше.

0

59

Докладывая о ситуации, Рогвин прекрасно видел незаметные изменения в Фламментайне. Сам Старший Воин был тоже не рад той новости, что в этой напасти был виновен свой... Но ничего не поделать.
- Заболевших уже почти треть стаи и достаточно активно она распространяется, хотя уже принимаются активные меры для сдерживания этой заразы. Спайро я отправил к целителям, чтобы его там заперли где-нибудь на карантин. К тому же... - Рогвин потер ноющий висок и продолжил. - Следует отметить, что сам он не заболел, что довольно странно. Значит он до этого или в процессе заражения что-то сделал или съел то, после чего у него появилось сопротивление этой болезни. Так что он довольно любопытный экземпляр, для обследования. Может быть целители сумеют узнать у него то, что поможет им для создания лекарства. Но если все дело в столь необычной природе самого Спайро... Тогда лучше одна смерть, пускай и такого чуда, чем поголовное вымирание всей Стаи. Думаю он и сам с этим согласится.

0

60

Да даже если не согласится, заставим – промелькнула сумрачная мысль. Другое дело, что Спайро в таком случае нельзя спугнуть раньше времени, он слишком много знает и слишком ценен сейчас. Как источник информации и, возможно, как ресурс.
На последнее Фламментайн возлагал очень большие надежды. Он с трудом представлял, каким именно образом можно сделать лекарство из дракона, он не трава же какая-нибудь, хотя бы потому, что лекарства ему никогда не были нужны. Духи никогда не болели, исключая лишь полученные в бою раны (которые споро затягивались), да ту самую тошнотворную слабость, наступающую от потери сил. Фламментайн отлично помнил, когда последний раз испытал подобное ощущение – после памятного сражения со Звёздным личом.
Что Праматерь смогла этим добиться, он так и не понимал, ибо Арамэльминдиз до сих пор присутствовала в их мире. Аллинэя, возможно, тоже. Разве что проредила население всех шести стай, своего рода стихийное бедствие, которое сама природа устраивает, если популяция на планете увеличивается слишком сильно.
- Тогда проследи, чтобы он находился среди целителей и не мог шагу ступить за пределы стаи без сопровождения. Кормить, любить и делать всё, чтобы не сбежал, - распорядился Дух. – А заслать кого-нибудь из заболевших шпионов на территории Светлого Альянса ты уже догадался, я надеюсь?

0

61

Рогвин согласно кивнул на все слова Главы о сдерживании Спайро на территории Стаи. Никуда тот не денется и если будет надо, сам Старший Воин встанет на охрану пурпурного, чтоб тот не слинял куда-нибудь раньше времени. Однако следующий вопрос поставил Рогвина в тупик. Послать кого-то распространять заразу к Светлым... Если быть откровенным сам с собой, то Рогвину даже в голову не пришло о подобном... Может быть, если бы его голова и тело не страдали такой ерундой, как боль и слабость, то он бы и додумался о таком действии. Но сейчас, увы, он слишком сильно тупил и долго доходил до таких решений. И сказать Фламментайну, что он себя плохо чувствует и попросту не додумался до такого финта хвостами, значит огрести от Главы по полной, ибо это был не ответ, а лажовая отмазка.
Чуть нервно хлестанув кончиками хвостов по снегу, Рогвин все же ответил, держа морду кирпичом и надеясь, что Фламм не раскусит его.
- Признаться меня посетила такая мысль и я уже шел отбирать "добровольцев", когда меня прервал доклад Спайро... Я сейчас же вернусь к нему и остальным заболевшим и отправлю самых крепких, которые могут выполнить этот маневр.

0

62

Над низиной стелился неприятный сырой туман, промозглый и противный. Снега тут не нашлось – слишком близко располагался жар Пламенной земли, зато подгнившей травы и каких-то сухих долгих стеблей, которые от сырости склонились к земле так плотно, что самой земли не стало видно, было в достатке. Тут и там скопились лужи холодной воды. Дух то и дело переминался с лапы на лапу, постепенно утопая в мокрую почву из-за собственной тяжести, так что за время разговора вокруг дракона успел образоваться ряд протоптанных ямок.
- Отправь таких, чтобы прежде всего не вызвали подозрений в первые же несколько минут, - посоветовал Фламментайн, глядя на своего Старшего Воина искоса. Не то чтобы его совсем не беспокоила судьба драконов стаи, очень даже беспокоила. Но Дух Огня из любой ситуации старался извлечь выгоду. Например, свалить с ног Светлый Альянс. Как они будут справляться с этим – уже их собственная проблема. У Фламментайна же есть маленький козырь в рукаве, фиолетовый такой. Спайро называется. И последнему сейчас следовало обеспечить все условия, прежде чем он заподозрит неладное.
- Было бы изумительно, если бы ты проследил за Спайро лично, - продолжал Дух. – За ним – и за тем, чтобы он помалкивал, откуда притащил эту заразу.

0

63

Лужи под лапами Рогвина раздражали все сильнее. Он хоть и сам по себе был, словно с вожжами под хвостами, но сейчас это было просто что-то с чем-то. Раздражало буквально все. И зима, и сырость, и болезнь, даже своё состояние, которое то улучшалось, то снова уходило в минус. Хоть как-то отвлечься, Старший Воин мысленно принялся перебирать кандидатов в распространители инфекции. На его примете числилась парочка драконов, которые подходили его критериям отбора... Ну и еще одним был сам Рогвин. Он тоже собирался отправиться на это задание. Не сколько проследить за исполнением приказа, сколь тоже поучаствовать.  Хоть какое-то удовольствие от это болезни будет.. Поэтому, услышав от Фламментайна приказ сидеть и нянчиться со Спайро, Старший Воин недовольно нахмурился, дернув хвостами.
- Я бы предпочел полететь на территорию Светлого Альянса вместе с другими... Спайро я дал приказ безвылазно сидеть у целителей и  не думаю, что он нарушит приказ. Разумеется я навещу его для начала.  Мне интересен еще и Ледяной. Есть огромная вероятность, что и тот является если не заболевшим, то носителем такого же вируса, что и Спайро. Два таких дракона гораздо лучше, чем один. Если бы нам только удалось его заполучить, то шансы на исцеление всей стаи будет гораздо выше, чем с одним таким особенным... Если он, конечно, не был одним из Духов.

0

64

Первое, чего Дух Огня ожидал от своих детищ и их потомков – это повиновения. Без повиновения стая никогда не будет сильной и работать, как слаженная боевая машина, чей механизм смазан желчью и кровью. И когда поступал прямой приказ, на который следовал не менее прямой отказ с демонстративным посылом типа «пошёл ты на край света и @%$# там себя сам, а я лучше знаю, что мне делать»…
Это.
Очень.
Бесило.
Фламментайн поначалу вроде как даже предпринял храбрую и безрассудную попытку скрыть мгновенно воспылавший в груди и разуме огонь, вроде как не в себе Рогвин-то, приболел, вот и порет чушь.
- На территории Светлого Альянса тебя каждое рыло знает, - сказал Фламментайн. Вышло шипение и свист, как у негативно настроенной гадюки. – И я не помню, чтобы в скромном списке твоих талантов таилось умение скрываться от чужих глаз.
Сохранять близкий к спокойному тон получилось примерно пять секунд, после чего Дух как-то очень быстро оказался вплотную к Рогвину, нависнув над загривком, жарко дыша туда и почти что касаясь зубами. О том, что внезапной телепортации Фламментайна предшествовал прыжок, говорили только вмятины от следов в земле, медленно наполняющиеся водой.
- Что касается Ледяного, - захрипел дракон, грозя впиться клыками в шею и как следует это всё потрепать, - можешь проваливать на север и искать его в снегу – может найдёшь, если не сдохнешь от холода в первую же ночь.

+2

65

Рогвин уже откровенно жалел о том, что решил возразить Главе. Но больная голова и думает по другому и не думает тоже. А по шипению Фламментайна, уже не только своей шеей ощущал, что сейчас он может огрести так, как не огребал в детстве. И это будет гораздо обиднее. Ведь сейчас он был не неразумным птенцом, который только только познаёт всю суровость жизни, а уже взрослым и занимающим довольно высокую должность. И подобные необдуманные высказывания не должны были появляться в его голове. Пусть и больной...
Старший Воин старался всеми силами заставить себя стоять неподвижно и никак не выдать своего напряжения или испуга, когда Глава внезапно оказался в непосредственной близости от него. Хотя в голове тут же пронеслись мысли о том, что может случиться в следующую секунду, если он скажет еще хоть одно неправильное слово. И медленное разрывание на кусочки было самым гуманным по отношению к Старшему Воину. Однако он не смог не дернуть чуть нервно кончиками хвоста, слегка поджав их и тут же распрямляя.
- Приношу свои извенения за столь необдуманные слова... - Осторожно начал, поглядывая на Главу искоса и стараясь вообще не дергаться, чтоб не провоцировать. То, что он сморозил откровенную чушь,  Рогвин уже это понял. Осталось только надеяться, что Фламментайн не решит, что Старший совсем рехнулся от болезни и не снимет с должности. Это было бы слишком жестоко. - Я сейчас же отправлюсь к целителям, чтобы лично присмотреть за Спайро.

0

66

Дух Огня отстранился не сразу, повисев ещё немного в опасной близости от Рогвинова загривка. Воин отметил про себя верно, - как птенец, - только не совсем про то. Повёл себя, как птенец, и огрести рискует тоже, как птенец, которых хватают за шиворот зубами и трясут, приводя в чувство.
Наконец, обдав напоследок жарким дыханием алую чешую, Фламментайн поднял голову и отступил на пару шагов назад.
- Узнай у Спайро больше об этом Ледяном. Как зовут, где найти, - велел самец. Всё-таки в предложении Рогвина было зерно здравого смысла, которое Фламментайн нащупал, пока стоял и жарко пыхтел ему в затылок, угрожая впиться зубами туда же. Несчастный Ледяной мог знать об этой заразе больше. А мог и не знать. Во всяком случае, он вполне заслуживал сгнить где-нибудь в застенках Каменной Пасти. Фламментайн вменял ему все возможные преступления - от попытки смутить и склонить на другую сторону симпатии его же собственных воинов, до злоумышленного намерения истребить всю стаю Огня под корень.
- И когда ты всё узнаешь, сделай так, чтобы мы с ним встретились, - ощерился Дух. Длинный тяжёлый хвост мотнулся из стороны в сторону, прошуршав по гнилой траве.

0

67

Огненное дыхание Фламментайна довольно неприятно опаляло затылок Старшего Воина, отчего все сильнее хотелось приложить к тому месту что-нибудь холодненькое. Горти снега будет достаточно. Плохо то, что тут снег надо было еще поискать. Они находились слишком близко от границ своей стаи и температура тут была не слишком благоприятная для замёрзшей воды.
Когда Фламм отошел от Рогвина, тот еле сдержал желание потереть несчастный загривок, который чуть было не познакомился в острыми зубами. И продолжил стоять смирно и не дергаясь... Ну, разве что только портал вызвал у себя за хвостами. Всё-таки собрался возвращаться обратно, принять еще пару настоёк, приглушающих симптомы болезни. Спайро наверняка сидит у целителей, если не слинял, заподозрив неладное. Но в таком случае Рогвин с него три шкуры сдерет и заставит сожрать одну за одной. И лично проследит, чтобы тот давился как можно чаще.
Коротко кивнув на приказ Фламментайна, дракон шагнул в сторону портала, по прежнему сохраняя серьёзную и каменную морду. Говорить решил поменьше, чтобы снова не сказать очередную глупость. Тогда уже одним предупреждением он точно не отделается. Коснувшись кончиком хвоста до портала, Старший Воин развернулся скрываясь в мутной дымке.

-----> Обратно на стайные земли

Отредактировано Рогвин (24 Июн 2014 19:18:16)

0

68

Равнины Гвальдевар

- Шлюха, - буркнул себе под нос Шакал, делая широкий взмах крыльями. Дракон, в принципе, за всё то время, пока летел, набрал достаточную скорость для того, чтобы недееспособные задние лапы не тянули его к земле. Но времени прошло достаточно много, и не очень крепкий организм требовал передышки. Ибо всё оно хорошо - нагрузки на крылья - да поберечь их стоило бы. В какой-то степени они являлись очень важной опорой для этого бренного физического тела. После передних лап, конечно.
К вечеру Табаки стремился куда-то уйти. Если не куда-нибудь в укромное место, то ещё в какую интересную часть. Критерии были незамысловатыми - либо туда, где он всё знал до последней песчинки, либо туда, где не знал ровным счётом ничего. Только в одном из этих случаев Шаману было уютно и интересно. Конечно, от одного к другому лежал путь долгих изучений, что были не менее увлекательными. Да если так смотреть, то Табаки во всём мог найти что-то занимательное.
Ах было бы, ах было бы желание!
За ухо лезть не приходится, чтобы это самое желание выудить. Хотя за ухом у Шакала чего только не находилось временами. Уши большие - места много. Тайник крошек от еды и приятных, даже полезных в хозяйстве мелочей.
Шаман не знал и не понимал, почему его так злили мысли о радужных гривах. Точнее о головах, которые их носили. А если уж совсем точно - со страшной и критичной точностью - то о теле, к которому крепилась эта голова. Шакалу не нужно было быть знакомым с драконом, чтобы сказать, что тот ему не нравится. Или та. Сейчас как раз таки та.
То ли фыркнув носом, то ли громко чихнув, Табаки начал притормаживать, а когда скорость потерялась, то задние лапы неминуемо потянулись вниз, вынудив дракона принять в воздухе вертикальное положение. Делая методичные взмахи крыльями, Маг опускался вниз.
Тут было сыро. Мокро. Не то, что там, откуда прилетел. Где снег, а тут вода. В принципе, одно и то же, а отношение разное. К снегу Табаки был равнодушен. А вот к дождю...
Правда слякоть здешних мест не была следствие дождя, но тоже какая никакая, а лужа. Та лужа, в которую дракон ровнёхонько сел пятой точкой, расправив крылья и разбросав их по земле вокруг себя, точно плащ али мантию какую, нисколько не боясь испачкать их. Ни их, ни себя.
- Устал. Выдохся. Намаялся. Ух, - на одном дыхании, но с выразительными коротенькими паузами произнёс Шаман, сам не понимая, к кому обращается. Отсутствие понимания, впрочем, ему никогда обращаться не мешало.
Мимолётно оглядевшись, первым делом дракон заметил торчащую из влажной земли чью-то кость. И она его очень увлекла!
Распахнув глаза, точно найдя клад, Шакал резко подался вперёд, плюхнувшись животом в грязь, и принялся раскапывать кость.
Трофей, трофей!

0

69

Рогвин давно улетел, день клонился к вечеру, а Дух всё тусовался на окраинах родных земель. Близился конец патруля, который дракон вершил неспешным прогулочным шагом, не говоря уже о беседах с некоторыми драконами по пути, а также остановке на перекус. К слову о других встречных – Фламментайн обычно назначал в патруль драконов молодых, а так же в качестве наказания, ибо полагал это занятие былинно унылым. Всё равно на Пламенные земли никто никогда не покушался, очень уж неприветлив этот край. Однако ж нет – занимательные встречи по пути происходили и интересные знакомства.
Одна только вещь тяжёлым грузом висела на душе Фламментайна – эта самая болезнь, которая гуляла тут и там, и только оставалось, что лелеять надежду, будто занесёт её попутным ветром хотя бы в стаю Воздуха. На заражение всего Альянса Света надеяться не стоило, всё-таки не птенец давно (и ни разу), в сказки не верит.
Так что лучше бы Рогвину со своим заданием справиться.
На сей раз от мрачных мыслей Духа отвлекло другое, а именно – активное хлюпанье? Чавканье? В общем, что-то происходило впереди, скрытое затянувшим лощину туманом. Медленно, но не слишком ловко Фламментайн пошагал в ту сторону, и влажный туман расступался так же медленно, постепенно приоткрывая взгляду распластавшийся на волглой траве силуэт. Очередной неведомый встречный вёл себя не так, как прежние – этот живо копал землю, надеясь извлечь оттуда обломок какой-то кости. Обломков этих разной степени целости и старости валялось тут грудами, чем привлекла именно эта, Фламментайн не уловил, так что остановился, с минимальным интересом продолжая рассматривать гостя.
Вроде свои – по крайней мере в ауре дракона светилась печать Ксоры. Хотя эти земляные один другого чуднее, ей-ей. Может, собрался шпионить за стаей Воздуха, их земли тут в паре взмахов крыльями начинаются.
Бездна его пойми.
- Что ты делаешь, позволь узнать? – наконец спросил Дух.

0

70

Шакал абсолютно не намеревался ни на что отвлекаться. Больно не хотелось.
В этой кости он почувствовал какой-то близкий дух, какую-то тягу, какое-то, чёрт побери, родство! Ну или ещё что интересное. А вдруг эта кость принадлежала почившему здесь когда-то пустынному дракону? Или это был его родственник, оттого-то и потянуло так? Но почему тогда он тут почил? Неужели отстаивал границы? В доблестной схватке за своего вождя или вождицу! Бесславная и совершенно глупая смерть, вы только посмотрите! Ведь никто даже на этой кости не выцарапал имени воина! И на всех других костях, которые он мог тут разбросать. Хотя тянуло непосредственно к одной. Можно ли тогда утверждать, что от несчастного осталась одна кость? Всего лишь одна кость!
Увлечённый бурным потоком мыслей, Табаки надул щёки от усердия, продолжая копать. Кость, судя по всему, принадлежала лапе. Скорее всего передней. От локтя до запястья.
А если это был не воин, а славный и мудрый учёный - кладезь знаний и опыта? Что могло заставить его умереть прямо здесь? Странная болезнь, косящая ряды драконов? Или нападение? Но кому! Зачем!?
А что если костей на самом деле больше? Но их растаскало по всему свету? Может, они имеют действительно сокровенное значение? Определённо! Их разделили потому, что вместе они образуют какое-то умопомрачительное нечто. Может быть, могущественный лич? Это было бы интересно! Хотя довольно проблематично отыскать другие части такого лича, полагаясь лишь на шаманью чуйку.
- Что ты делаешь, позволь узнать? - дёрнув ушами-лопухами, дракон нахмурил брови и резко замер.
Ну вот как! Как он мог не заметить, что к нему кто-то подходит! Сейчас хлабысь по башке - по самой ценной части - и всё! Всё! Что ты потом будешь делать, Шакалище?
Мысленно ругая себя за такую оплошность, невнимательность и вообще, Табаки поднял взгляд. Так получилось, что вышел он исподлобья и как у надувшегося и обиженного ребёнка. Честное слово - не специально.
"Дух," - констатировал Шакал.
"Целый Дух Огня. Конечно целый, дубина! Не по частям же он ходит!" - шумно шмыгнув носом и чуть поведя им, не сводя с Фламментайна взгляда, Маг ответил.
- Копаю, - а это разве не видно? Гребёт, значит, дракон землю лапами. Стало быть - копает. Всё да вам объясняй.

Отредактировано Табаки (2 Авг 2014 23:41:56)

0

71

Ответ был поразителен в своей простоте и точности, правда самой сути, цели этого деяния не отражал – то есть оказался ровно таким, каких Фламментайн от своих подчинённых не терпел. Другое дело, что земляная душа к таковым не относилась, так что Дух только ноздри раздул едва заметно. Устал всё же к вечеру, да от однообразной сырости вокруг. Хотелось лечь в своей знойной пещерке, не менее знойную Виль под бок – и почивать. Здесь лежать было совсем негодно. Вся вода, конечно, рано или поздно иссохнет под и вокруг Фламментайна, только зачем этим заниматься вообще, если вон он, Шагриар, коптит себе потихоньку, да хозяина дожидается.
Тогда, дабы не разговор не вышел совсем уж нелепым (хотя вышло, возможно, как раз-таки обратное) Дух спросил:
- Зачем?
Главным образом ради поддержания самого разговора. Ибо пока он дожидается новостей от своего Старшего, было бы замечательно разгрузить мозг какими-нибудь другими заботами. Например – зачем кому-то рыть ямы на границах и интересоваться старыми костями. Дух даже пригляделся к кости, вдруг какой артефакт ценный окажется. Да вроде как не оказалась, кость как кость. Может, суть в подкопе? Так далековато в обе стороны рыть, как до Пламенных земель, так и до гор воздушной стаи. Бессмыслица какая-то.
В качестве компромисса Дух просто сел, выбрав какую-то кочку, которая чуть выступала по сравнению с общим уровнем и была вероятно более сухой. Чешуя непромокаемая, но к воде Фламментайн питал вполне объяснимую брезгливость. И уставился на встреченное чудо исподлобья, рассматривая его поближе. Шкура довольно коричневая, что для земляной стаи не в новинку. Весь увешан какими-то цацками, в которых по мнению Фламментайна заметной магии не было так же, как и в кости, которая видимо явилась эпицентром этой встречи. И удобно ли ему копать в столь странной распластанной позе?

0

72

Тут уже Табаки чуть округлил глаза, не понимая, что за вещи такие его Господство спрашивает и почему спрашивает вообще. Ведь и любой коряге в округе ясно, для чего копают - для того, чтобы достать что-то. Или наоборот - засунуть. В данном случае земля является либо посредником и помощником, либо уже тем, кто мешает в добыче чего-то важного. Или сомнительно важного. Но у Шакала сомнений по поводу кости не возникало ни разу! И, разумеется, он не был намерен раскрывать Духу - будь он хоть трижды Дух - этой тайны даже под самой страшной пыткой. А если он проникнется ценностью этого объекта? Ведь ничто не помешает отобрать его у калеки! Тут даже Духом быть не надо для того, чтобы словчиться.
От этой мысли как-то даже обидно стало. Немного грусть взяла, что выразилось в мгновенном искривлении уголка губ, который пополз в сторону и вниз. Одного уголка.
Шутит ли Огненное Величество? Или ему действительно интересно? А может влага так удручающе действует его, что вынуждает задавать столь странные вопросы? В таком случае можно только посочувствовать.
Шаман чуть покачал головой, точно бабуська, которая уже который час пытается втолковать что-то внучку, а он всё никак и никак. Пень этакий. Внучок, конечно. Не Фламментайн.
- Как это зачем? Копают для того, чтобы раскопать. Смесь земли и воды, именуемая в данном случае просто грязью, мешает мне беспрепятственно извлекать на свет объекты, мне необходимые, но в этой самой массе увязшие. А так как повредить я их - объекты бишь - не хочу, ибо зачем же тогда мне прилагать усилия к их извлечению, я стараюсь предварительно их раскопать. Что есть освободить от сдавливающей его с некоторых сторон грязи и мешающей нетравматичному извлечению. Оного. Но в рамках рассматриваемого вопроса - оной.
"Вот оно всё как просто. Можно было бы и самому догадаться. Но так и быть - раз спросили, то изволь ответить. Тем более, что всё таки Дух. Иначе даже было бы неуважительно. Кто ты, Шакал, чтобы судить насколько умны вопросы их. Может и поумнее твоих. Может, суть в них какая другая и не для того они вовсе задаются. Тогда подловили тебя, блохастый. Да нет же, чушь, я бы понял. Я бы так просто не попался, да," - убедив себя в том, что всё хорошо и беспокоиться не о чем, да каверзы в словах Огненного Батьки не было, Шаман рухнул обратно на грудь, заканчивая уже постепенно копать. Больше грязи, правда, не вокруг было - как положено, когда копаешь, а на самом драконе. Преимущественно лапах и груди.

Отредактировано Табаки (4 Авг 2014 14:42:49)

+1

73

Фламментайн даже несколько оторопел от столь обильной речи. Начало беседы было обманчиво немногословным, и ожидал он такого же ответа, но внезапно получил велеречивое объяснение, которое в целом можно было уложить в несколько слов: «Я хочу выкопать эту кость». Подавив в себе желание тряхнуть головой и ещё когтем в ухе повертеть – а то несолидно как-то, - Дух Огня окинул взглядом просторы низины Рока и неожиданно расщедрился.
- Забирай, коль так, - благодушно молвил Фламментайн. И добавил с плохо скрытой надеждой:
- Можно все здешние кости забрать.
Потому что он, хоть и славный дружище Тёмной стаи, мертвечину вообще-то не любил, и своим стайным велел сжигать павших. Dо-первых запах, во-вторых, зараза. От таких ассоциаций Дух вновь вернулся мыслями к творящемуся на его земле безобразию, и взгрустнул.
Так вот этими костями тут было завалено всё, потому что низина оказалась неожиданно удобным местом для охоты и быстрого перекуса здесь же – охотились как драконы, так и хищники, тут же сновали падальщики, которых ради сохранения относительной чистоты тоже убивали. Неприятное местечко. Пройтись бы тут волной иссушающего огня, пусть лучше будет зола, чем вот это всё.
Кость, меж тем, была видна из-под земли гораздо сильнее, чем прежде, и была в действительности довольно большой, сухой, белой костью. Интересно, чьей бы она могла оказаться? Впрочем, прикинув немного, Фламментайн решил, что это ему вовсе неинтересно.
Эти земляные драконы всё же странные ребята.

0

74

- Забирай, коль так, - Табаки изогнул бровь. В принципе, он бы итак спрашивать разрешения не стал бы. Надо - взял бы. Ведь эти кости определённо никому не принадлежат. А то, что никому не принадлежит, Шакал собирает с большой охотой. Особенно когда ценность этого чего-то ясно ощущается с первых секунд контакта. Как и с этой необычной костью. Но если Дух Огня так великодушно разрешил, то было бы не очень вежливо сделать вид, что и разрешения никакого не было. Шаман, конечно, был натурой достаточно дерзкой, наглой и ехидной, но кое что о правилах приличия знал. Впрочем, это никогда не спасало от оплеух за длинный язык. Так или иначе собеседники тянулись Шакала бить. Не похоже, правда, чтобы он был этим особо расстроен. Лишний раз пристыдить состайников было не жаль. Лапу на инвалида поднять у любого идиота хватит сил. А то, что  этот инвалид - умелый маг и в любом сне вас заклюёт так, что можно и не проснуться после - об этом мы умолчим, разумеется.
- О, покорнейше благодарю, - без доли иронии или ехидства отозвался Пустынный.
- Можно все здешние кости забрать, - проследив эту плохо скрываемую эмоцию, Табаки заинтересованно дёрнул ухом и любознательно наклонил голову на бок. Моргнул, чуть сощурился, глядя на Духа, а после выдал свою мысль.
- Его Пламенному Высочеству, кажется, не очень люб пейзаж, усеянный костьми драконов, что может показаться странным для того, кто плохо знает горячие души или не имеет ни желания, ни возможности понять их. Возможно, пепельные равнины, где только ветер и гоняет прах почившего зверей и драконов - глупой ли или благородной смертью - больше радовали око Могучего Духа? - предположил Шаман, выдержал крохотную паузу и тут же продолжил.
- Но мне вовсе ни к чему их собирать, - хлопнув негромко в ладоши, Маг подался назад и уселся на пятой точке, перестав копать и теперь всецело уделяя внимание Фламментайну. Кость никуда не убежит, право. Она под чутким наблюдение.
- Ведь ценность я вижу только в одной единственной, - пояснил он свои действия и, чуть улыбнувшись, наклонил голову вперёд, глядя теперь исподлобья, от чего улыбка вполне могла показаться усмешкой.

Отредактировано Табаки (4 Авг 2014 15:07:26)

0

75

Тут мелкий попал в самую точку – вид мятущегося по просторам пепла был Духу Огня мил и люб. Напоминал об одном из сыночков. Это не говоря уже о том, что валяться в пепле было приятно, почти так же, как на раскалённых камнях – он легко перенимал тепло и обволакивал шкуру мягко и нежно, будто на рассыпчатой подушке умостился. Старый был Фламментайн, сентиментальным становиться начал.
- Ну хорошо, - сказал дракон и согнулся пониже, примостив огромную башку на уровень головы Песчаного. – Чем же она ценна? На вид как обычная кость.
И ничуть не стесняясь, Дух подцепил кость за мыщелок двумя пальцами и вытянул её из грязи с таким звуком типа «чпок». На ощупь она тоже была обычная, да к тому же ещё старая и грязная. В земле осталось углубление, которое радостно начало заполняться водой, ибо природа не терпит пустоты.
- С другой стороны, - не менее задумчиво рассудил Фламментайн, покачивая длиннющей костью, как маятником, почти перед самым носом Песчаного, - все кости валяются тут и там, а эта была закопана.
Краем сознания Дух только и отметил, что присутствие драконов пустынной разновидности воздействует на него ошеломляюще странно. Сначала эта, как её – Солитри, - на Вересковой пустоши, теперь этот палевый пришёл. Обстановка в их присутствии становилась сюрреалистической и делался Фламментайн до странного добродушным.

0

76

Проследив за тем, как Дух извлекает кость из земли, Шакал чуть сощурился. Самую малость. Заподозрил ли он Фламментайна в том, что он может тоже понять всю ценность сие предмета и забрать его себе? Да. Но не позволил себе больше, чем просто сощуриться. Мысленно Шаман уже смирился. Мол...
"...ладно. Пускай забирает сие чудесную кость. Так и быть. Дарю! А я себе другую найду. Может, даже получше, чем эту. Но если хочешь забрать её себе, то тебе следовало бы сначала снова закопать её, а потом уже полноценно вытащить!"
Шумно выдохнув носом, то ли фыркнув, то ли тихо чихнув, дракон подался головой немного вперёд - за костью, чуть покачиваясь следом за ней, будто загипнотизированный. Даже глаза расширил и смотрел исключительно перед собой. Придуривался, в общем-то. Когда Табаки заговорил, стало понятно, что нисколь он не зачарован, а вполне адекватен и держит себя в лапах.
- Так и не по виду же надо судить, - справедливо заметил Пустынный, продолжая раскачиваться из сидячего положения, а после резко перевёл взгляд на Духа. Буквально зыркнул. Пытливо, пристально, с долей любопытства и какой-то радости наставника, которую те испытывают, когда их ученики без дополнительных объяснений и разжёвываний сами до чего-то допирают. Табаки разве что в ладоши не захлопал. Хотя хотелось. Лишь хвостом повозил по земле весело, а морда осталась всё такой же с застывшей невольно тенью хитрости.
- Ну вот видишь, Царь-Батюшка, ты уже и сам начинаешь постепенно понимать. Конечно, это не единственное, за что я могу оценить эту костью по достоинству. Это лишь один из факторов, который вместе с остальными и создаёт истинную значимость этого предмета. Тот, кто может правильно настроить свой взор, видит значительно больше и дальше. Даже в обычной, на первой взгляд, кости. Тем не менее, ты увидел, это здорово! - воскликнул Шаман и таки хлопнул в ладоши, вскинув лапы. Кажется, он действительно был рад.
- Ты, конечно, можешь решить, что её закопал какой-то зверь, но к чему закапывать кости там, где их так предостаточно валяется? Тем более, что за зверьми не водится такой привычки. Для своих потайных сокровищниц они предпочитают более укромные места. Да и всего скелета здесь нет. Вряд ли это был незадачливый маг порталов, который решил отправить себя по частям в разные места. Почему я так решил? О! Это очень просто! Порталы - отличные режущие инструменты. Они поистине идеально режут, но такие разрезы всегда можно отличить, потому что в таком случае часть тела становится не отсечённой, а абсолютно отдельной. Отделяется бишь так, будто и не принадлежала никогда и ничему. Здесь же всё совсем иначе обстоит, - Шакал всё продолжал развивать свою мысль. При чём говорил он об этом настолько серьёзно, что даже неверующий мог проникнуться, оказавшись под воздействием одной только уверенности, с которой это выдавал Маг.
- Вероятно, это была ужасная смерть - быть разорванным на части. Но и это нельзя утверждать с точностью, пока нет других частей. А если они являются частью чего-то? Какого-то пазла, загадки, древнего ритуала, скрывают в себе ключ к разгадке головоломки наших предков и секретов, оставленных ими нам! Тогда лишь тот, кто может видеть вглубь, сможет отыскать путь к пандемониумам мудрости и несметной силы! Иначе все, кто мыслит плоско, уже давно бы ею владели, - уперевшись лапами в колени, дракон чуть откинул голову назад, прикрыл глаза, покачался взад-вперёд, точно входя в транс и, скосив глаз в сторону Духа, завершил свою мысль уже спокойнее.
- Знаки вселенной, которые она нам подаёт, никогда нельзя разгадать тут же на месте, когда ты их получаешь. Поэтому я  собираю их, чтобы не забыть, и берегу. Когда-нибудь ко мне придёт осознание и я пойму: "Так вот, что это значило и для чего мне оно было нужно". И использую это. Но в свой срок.

Отредактировано Табаки (5 Авг 2014 12:39:00)

0

77

Фламментайн сидел, полуприкрыв глаза. Под чешуйчатыми веками медленно и размеренно поблёскивал огонь, как сквозь прорези в уютном фонаре, который хорошо брать с собой в лес, чтобы осветить дорогу. Ровное и мягкое сияние падало на широкие скулы, заставляя шкуру отсвечивать алым.
Казалось, он не слушает, однако смотрел он прямиком на болтающего дракона. Тысячелетия  правления стаей принесли Фламментайну множество полезных умений, одним из них было умение сосредотачиваться на том, что тебе говорят. Крупицы информации были и тут и там. Другое дело, что Дух был не столь речист, как большая часть попадающихся ему на пути драконов, у самого Огня разговор был короткий. Огреет лапой по черепу, вот тебе и аргумент, и факт, и что хочешь.
Кость он примерно на середине монолога аккуратно положил на место. Жесты Песчаного он за чистую монету не принимал, ясное дело - достаточно прожил, чтобы отличить актёрство от истинной эмоции. Тем не менее, кость хоть и стала предметом бурного - исключительно со стороны дракончика - обсуждения, была ему совершенно не к надобности.
И едва палевошкурый умолк (возможно для того, чтобы набрать немного воздуха), Фламментайн рискнул вставить собственную пару слов в возникшем промежутке.
- А если вселенная велит тебе постичь глубинные основы некромантии? Слышал об одном заклинании. "В поиске себя" его называют, - морда оставалась серьёзной, как кирпич, но уголки пасти едва заметно растянулись. Фламментайн оценил таким образом иронию тёмной стаи.
- Кости, одна за другой, ползут со всех уголков мира, возвращаясь к тому, чем они были прежде - скелету. На это нужно немало сил и времени, но в итоге ты получишь то самое, изначальное.
И, сообщив эту ценнейшую информацию, Дух переменил немного позу. Толстый длинный хвост  свалился с кочки, с глухим звуком задев какую-то кустистую и гнилую поросль.
- А что до магов-неудачников с порталами... Докопайся как-нибудь до сердцевины сплошной скалы, найдёшь там презанимательные фигурки. Ошибиться с координатами куда как хуже, чем откусить себе порталом хвост.

0

78

- Да, я в курсе чудесных возможностей некромантии, способных даровать гниющее тело и сковывать дух. Но это совершенно не по мне, - Шакал чуть кивнул коротко головой, на одно крохотное мгновение задумавшись о том, смог ли бы он стать некромантом? Ответ пришёл сразу же – нет. Именно потому, что Табаки ценил и почитал неразделимо в полноценно живом существе единство физической и духовной оболочки, принять некромантию он бы не смог из этих своих моральных принципов. Как бы она ему там ни понадобилась. Несомненно, некромант – хорошие некромант – сильные маги. И оспаривать их умения Шаман ни в коем случае не был намерен. Просто кому-то по душе сырое мясо, кто-то предпочитает его жарить или замораживать, а некоторые и вовсе без ума от свежей листвы и древесной коры. Хрум-хрум, ням-ням.
Проследив взглядом за костью, которая вернулась на своё место, Табаки с каким-то странным недоверием посмотрел сначала на кость, потом на духа, потом снова на кость, будто бы испытывая их обоих взглядом. Измена! Она побывала в лапах Фламментайна, хотя должна была принадлежать ему – бишь Шакалу! Что, косточка, скажешь, что ты не виновата? Что он сам пришёл и взял? А не похоже, чтобы ты сопротивлялась.
Решив уладить все предстоящие конфликты после и выяснить отношения с костью наедине, дракон снова подался вперёд, повторно падая грудью в грязь, от чего множество крохотных брызг разукрасило Пустынного отчасти истинное земляной боевой раскраской. На Духа даже если и попало, то этакая мелочь на подобной громадине будет совершенно не заметна.
Ухвати передней лапой кость, Маг подтянул её к себе и снова сел, предварительно сам подтянувшись и оставив таким образом на земле небольшую борозду. При подтягивании Табаки обычно довольствоваться помощью передних лап и просто умело выгибал тело. Реже прибегал к помощи крыльев. В какой-то степени это было даже удобнее – просто вонзать когти на крыльях в землю и подтягиваться, но Шакал старался использовать как можно меньше средств, что, по его скромному мнению, должно было развить стойкости и ещё какие-то, несомненно, полезные навыки. И ничего, что сейчас не понятно, что это за навыки такие.
- Смерть от неточных координат, я считаю, довольно глупая смерть. Ведь это почти всё равно, что героично прыгать в жерло вулкана, не будучи уверенным в себе и имея возможность спокойно этот вулкан обойти. Ничего плохого к вулканам не испытываю, батюшка, - обратил на это внимание Шаман спокойным голосом. Обычно такие фразы говорят тоном подмазливым, но у Табаки это звучало так ровно, как просто к слову. Между прочим. Сомнительно, что подобное сравнение могло задеть Духа Огня. Может даже наоборот. Пустынный и не связывал это с ним никак. Просто первое, что пришло в голову. Ох, наверное, атмосфера действует. Недалеко земли Огня, кости всякие валяются честные и не очень, Духи Огня время от времени прохаживают мимо. Ну, словом, обычная такая картина.
- А фигурки действительно получаются забавные, - тут на лице Шамана заиграла широкая улыбка, скорее похожая на оскал. Ехидная, довольная, злобнючая и немного маниакальная.
- Скрюченные, вывернутые, размазанные слоем в расщелинах и трещинах камней, раздробленные и сплющенные, растянутые в стороны и разбросанные ломаными линиями, - протараторил дракон чуть зловеще, опустив голос, а после резко поднял перед собой на уровень носа кость и уставился в неё так, точно и Фламментайна здесь нет. И не стояло никогда.

0

79

- Да, я в курсе чудесных возможностей некромантии, способных даровать гниющее тело и сковывать дух. Но это совершенно не по мне.
Повисла пауза, во время которой Дух, выпрямившись, с высоты собственного роста уделил некоторое время тому, чтобы проследить за движениями собеседника. Двигался он странно, чего стоят все эти выкрутасы с подгребанием кости под себя - видимо с той единственной целью, чтобы Фламментайн ею вновь не овладел. Так ли необходимо не отрывать задних лап от земли? Что-то не так было во всём этом Пустынном драконе. Дух достаточно насмотрелся на своих драконов-молодцов. Каждая часть их тел работала превосходно - у них и у противников на поле битвы. Драконов, которые были по разным причинам лишены физических возможностей, огненный зачастую просто пропускал мимо себя. В стае они должным образом не выживали. Погибали, иногда просто уходили. Фламментайн не держал их и не преследовал - очевидно же, что не жильцы. Стая должна быть сильной.
Этот же Пустынный действительно был довольно странным. Фламментайн был одним из тех, кто творил мир таким, каков он есть, так что вполне мог разобраться в том, что странно, а что не выходит за рамки обычного. К десятой минуте разговора у Духа возникло стойкое ощущение, что этими своими задними лапами собеседник стоит в каких-то совершенно других мирах. Либо умело создаёт ощущение, будто это так.
Редко Фламментайн сталкивался с такими типажами. Ну очень редко.
Может потому что их мало таких было.
Тему дурных магов, неверно просчитавших координаты, Фламментайн решил больше не развивать, а вместо этого наконец озаботился прояснить следующий вопрос, тем самым надеясь выдернуть Пустынного из того состояние, в какое он внезапно погрузился.
- Ты, к слову, кто такой, как кличут? Полагаю, что мне нет нужды представляться. И зачем пришёл? Не за костью же.

0

80

Если бы Царь-Батюшка не заговорил, Табаки и не вспомнил бы, вероятно, о том, что Дух здесь находится. Увлеченный изучением кости, Шакал не был намерен обращать внимание на что либо рядом с собой. Он был совершенно в другом мире. И в том мире, в котором находились его задние лапы, в том мире, где они могли двигаться и сгибаться, не было никакого Фламментайна. И никаких таких Духов в целом. Потому и не было ничего удивительного в том, что собеседника Шаман больше не видел.
Пустынный мог бы сидеть так очень долго, покуда к нему не обращаются. Помнить о том, что там он оставил кого-то, с кем говорил, но не беспокоиться по этому поводу. Шакал знал, что если ему когда-то понадобится кого-то найти, он найдёт.
Глаза Мага расширились, а зрачки сузились до двух крохотных точек. Могло показаться, что в золотой радужке драконьих глаз пляшет пустынная буря, поглощающая каждого, кто окажется на рисковом от ней расстоянии, затащит в бесконечность собственного безумия и рвения, не оставляя ни единого шанса когда-нибудь выбраться и вернуться назад.
- Ты, к слову, кто такой, как кличут? Полагаю, что мне нет нужды представляться. И зачем пришёл? Не за костью же, - точно резко и небезопасно вернувшись в этот мир, Шаман дёрнул голову и вперился пристальным взглядом в Духа. Зрачки глаз Пустынного мгновенно расширились, а потом снова сузились, но уже до нормального состояния. Дракон совсем немного помолчал, будто не расслышал, но переспрашивать не стал, ловя отголоски сказанных Фламментайном слов в пространстве. Они ещё вились вокруг, и их можно было схватить за хвосты, чтобы рассмотреть внимательнее и при том не спрашивать у Духа.
- Азмь езмь маг и сказитель стаи Земли, Пустынный отброс и отпрыск горячих ветров, колючих земных крошек и душного воздуха. А кличут меня Шакалом, тогда как имя мне Табаки. Тебе нужды нет, но ты можешь представиться, - взмахнул Шаман одной лапой, извернув ту ладонью вверх, как когда что-то на ней протягивают. Взглянув на Фламментайна исподлобья и чуть склонив голову на бок, Табаки, впрочем, пояснил, - Не потому, что я не знаю, кто ты, а потому, что, может, я не знаю о тебе того, чего ты хотел бы, чтобы знали о тебе другие. Я сюда не приходил - я сюда прилетел и сразу же сел там, где остановился. Ибо крылья мои устали нести моё жалкое тело по воздуху, почему я и предпочту восседание на одном месте, нежели падение в то же самое место с плачевными последствиями.

0

81

- Фламментайн, Дух Огня, - степенно сказал дракон, шухнув тяжёлым хвостом и обернув его вокруг себя, отчего стал походить на рубиновое изваяние. - И это всё, что тебе достаточно услышать - от меня по крайней мере. Как Сказитель, который кроме сказок для маленьких птенцов, умеет также и знания сохранять, я думаю ты знаешь даже больше, чем я смогу рассказать о себе, не так ли? Знаешь то, что говорят вне моей стаи и даже вне твоей собственной. Что ты знаешь?
Как-то неожиданно близко огромная морда Фламментайна, и его пасть вместе с пахнущим серой дыханием, оказалась около Табаки, почти вплотную. Только что он сидел на кочке, а теперь припал к земле, в жесте, который можно было в равной степени расценить как угрозу и как попытку приблизиться к собеседнику, надеясь услышать больше.
Что же, даже Великие Духи любят, когда им тешат самолюбие.
- И насколько близки к истине эти сказки? - пророкотал Фламментайн, как будто в подрагивающем горле, в минуты битв и ярости светящимся внутренним огнём, прыгали десятки мелких камешков.
Поза конечно грозная, но всё говорило о том, что это лишь элемент игры. Задрожат ли поджилки у Пустынного Шакала? Не задрожат, коли приметит и спокойно лежащий в снулой траве хвост, и ровное горение огня в глазах, и гладко лежащую чешую, испещрённую многими шрамами.
Плох тот Сказитель, что не отличается внимательностью.

+1

82

Неожиданная опасная близость Духа нисколько Шакала не испугала. Откровенно говоря, в какой-то степени ему было даже удобнее так говорить, имея хороший зрительный контакт и без необходимости задирать голову. Подавшись мордой чуть вперёд - навстречу - Шаман беззлобно усмехнулся, вперившись своим золотисто-песчаным взглядом в огненный взгляд Фламментайна, в котором, между прочим, не читалось ни раздражения, ни злобы, ни чего-либо ещё. Так был ли смысл волноваться? Разумеется нет. А даже если и да, то... ох, не велика потеря. Все мы, так или иначе, после будем вынуждены снова возродиться и продолжить круг перерождений, самосовершенствований и принятия участия в происходящем вокруг - прямого ли или косвенного.
Опустив лапу, дракон упёрся ею в землю, второй же подпёр собственный бок, продолжая смотреть пристально и прямо. Никуда более, кроме глаз Духа.
- О-о-о-о-о, - не скрывая хитрого довольства, протянул Маг, - Как и всякий смертный, Дух интересуется тем, что о нём говорят другие пасти, - в этих словах, впрочем, не было ни укора, ни одобрения. Скорее простая констатация. Хотя с извечно ехидной рожей Табаки всё подвергалось сомнению.
- А говорят они самое разное, Царь-Батюшка. Одни молвят, что лик твой грозен и ужасен, что не щадишь ты ни врагов, ни подчинённых своих, коли есть повод, что в бою ты пылок и кошмарен, и содрогается земля от одного твоего голоса, когда ты отдаёшь приказы своим драконам. Что говоришь ты немного, но от того веса в твоих словах больше не становится, потому что ты не тот, кто будет рассуждать, а предпочтёт словам действия. И в этом, несомненно, есть как хорошее, так и плохое. Хорошее, говорят, в том, что всегда положиться можно и быть уверенным - случись беда - на месте сидеть не будешь. А плохое то, что может и поднимешься с места своего, да только не подумавши если, так там же и сядешь. Говорят ещё всякое личное очень, иногда красивое, иногда не то чтобы, но всяк, кто говорит, тот прежде этого оглянётся пару раз. А кому нет нужды оглядываться, когда не вслух говорят, а думают, тот смелее слова в мысли перекручивает, - наклонив голову на другой бок, продолжая при том привычно усмехаться, точно на морде постоянно щемило лицевой нерв, Шакал продолжил.
- Многим снишься ты. Все сны откровенные очень, где в одних ты - героичный и могучий самец, пленяющий спящего, а в других - пламенный кошмар, сжигающий неприятеля изнутри одним только взглядом своим. А если хочешь знать, что думаю об этом я, то так скажу - всё истина, чему позволишь ты таковой быть.

Отредактировано Табаки (17 Авг 2014 01:07:25)

0

83

Дух замер, с удовлетворением слушая все, что говорил Шакал. Каков льстец. Приятно услышать о себе слова добрые да грозные. Только об одном едва ли сказал пустынный дракон: о том, что могут думать настоящие враги.. особенно сразу после битвы на Элтене. Что значат полвека для того, кто живет вечно? Для Фламментайна все случилось совсем недавно. И он помнил, какая аура ненависти и страха окутывала простых смертных. Черный неугасимый огонь, в который обращались эти чувства, становясь понятной глазу формой, питала не хуже его Источника. Не хуже, чем любовь и уважение его собственных стайных драконов.
Сказители были необыкновенными драконами. В стороне от дел стай, от дел других драконов. Их дело - не принимать участия в войне, а запомнить и записать все в деталях и как можно более беспристрастно. И еще Сказители разных стай хранили разные вещи, которые подчас были известны только им одним, и только в пределах собственного дома. У своих Дух уже пытался узнать ответы на беспокоящие его вопросы. Ничего.
Но сейчас перед ним сидел чужой Сказитель, из стаи, которая славилась своей закрытостью - не столько из соображений секретности, а что не ответят,пока в лоб не спросишь. Но то, что Дух хотел знать, вовсе не могло быть секретом.
- Хорошо. Что твоя память хранит об эпидемиях, как в Пустошах, так и в других землях?

0

84

Кость, обиженная и обделённая вниманием, о которой благополучно забылось во всех этих разговорах и рассказах, лежала рядом на земле. Но Шакал не волновался, что она может затеряться среди остальных. Перемешайте прямо сейчас все эти кости, и Шаман найдёт нужную. По внешнему виду ли, по запаху, вкусу. Хотя лизнуть её у дракона ещё не было возможности. Но нет же, возможность была, да не лизнулось! Так как-то. Потом... со временем лизнётся. Всё в свой срок.
- Об эпидемии, значит, - прохрипел Пустынный с видом старца, умудрённого опытом и уже подуставшего от собственных знаний космических масштабом. Да настолько уставшего, что теперь ради одного только развлечения стоит взвешивать свои слова и придумывать, кому сколько сказать, кому всё поведать, а от кого часть утаить. И смотреть, что будет-то.
Дракон даже подбородок потёр так, словно у него там борода росла. Хотя на бороду и намёка не было. Только короткая шерсть проглядывала. И хотя на деле Табаки почти ничего не знал, глаза он сделал по-собачьи умный. Словом, когда в голове ничего, а в глазах целый мир. Но такие гляделки быстро наскучили Шаману, так как Дух Огня был не из тех, кто мог бы разделить подобный странный и сомнительный метод развлечения. И, вздохнув так, точно ему только что отказали в желанном, Маг закрыл глаза и откинул голову чуть назад.
- Ничего особенного я не знаю о болезни, что бушует на ваших землях. Только слухи и сны, которые видят заболевшие и те, кто сам боится заболеть. Но понять из всего этого что-то полезной и дельно извлечь причину никак нельзя. До наших рядов не дошло ничего такого – это я с уверенностью могу сказать. Но даже если бы и дошло, это ничем бы не помогло.

"Интересуется, интересуется, понимаешь ли", - приоткрыв глаза, Табаки скосил в сторону Главы какой-то удивительно вдумчивый, спокойный и глубокомысленные взгляд.
- Не найдёшь ты пользы во мне как в докладчике. Разве что потешить самолюбие или подразнить гордость и самомнение. Да дешёвые слухи и известия о чужих телах и мыслях.

0

85

- Пользу я найду во всём, - захрипел Фламментайн, дослушав Шакала. На несуществующий свой ус, впрочем, информацию намотал и отложил до поры до времени. "Может пригодиться" - как в одном анекдоте про ворону.
Сны и страхи Духа не интересовали, это всё пусть останется сказками для малых драконят, когда они вечером сидят у стайного Сказителя, и слушают, что он им в уши льёт. Нужна была конкретная информация, но коль её нет у Пустынного дракона (вроде не лжёт, Бездна его пойми), то найдётся у кого-нибудь другого. Скажем Рогвин, несмотря на своё недомогание, займётся тем, чем должно Старшему Воину - поднимет всё и вся на уши, чтобы встретить угрозу грудью и выбить её прочь. В идеале, уничтожить совсем и с корнями, несмотря на поступающие предложения отправить засланца на земли Светлых стай. Фламментайн может так и сделает, но он всё же Дух - положено ему часть мироздания сохранять.
Так что пусть там повымирают, но не до конца. Впрочем, все не кончатся - всегда есть Духи помладше, всяко бессмертная эта братия, так что популяцию рано или поздно восстановить удастся. Другое дело, что Фламментайн предпочёл ограничиться разумными пределами. Переломать себе кости таза, рьяно занимаясь восстановлением стаи, не хотелось бы, понимаете ли.
- А раньше было такое? Может где-то ограниченно, может недолго, о чём я не узнал. Или не было? - поинтересовался дракон без особенной надежды на нужный ему ответ. Так просто, по большому счёту.

0

86

Шакал кивнул. Найдёт, конечно, кто ж сомневается! Ищущий он, понимаете ли, всегда находит, если с должным упорством и правильно ищет! А в Духе Огня сомневаться не приходилось. Ну, право, на то он и Глава и Дух вместе с тем. Хотя где вы это видели, чтобы не Дух и Главой был? Наверное, нет так. А если и есть, то определённо не здесь, не в этом мире, времени и измерении. Сейчас-то мы рассуждаем, исходя из тех данных, что у нас имеются. А у нас картина такова. Так давайте во избежание путаницы мыслить в этих рамках. Как бы не прискорбно это было - мыслить в рамках Табаки как раз таки не любил. Ведь когда мыслишь за их пределами, тогда можно абсолютно на любой вопрос ответ дать одинаково правильный.
Вот спрашивает батюшка Фламментайн, было ли раньше такое? А кто его знает! А если думать глобально, в космических таких масштабах, то наверняка где-то и было. Может, и не драконы там эти страдали, а какие другие твари. И мучил их не озноб, например, а безудержное желание плясать, но в целом одна напасть. Ведь почему бы нет? Да только Царь интересуется конкретно. Что ему эта глобальность? Ему в своей стае порядок навести, да другим подлянку устроить. Всё ясно - как на ладони.
Тяжело и как-то устало вздохнув, точно Шамана задолбали подобными вопросами, Сказитель поёрзал на своей пятой точке - бёдра-то двигаются, фиг ли. Поёрзал, значит, хвостом по земле повозил, когтями на локтях крыльев упёрся в землю, подтягиваясь на них и усаживаясь прямо. Сев ровно и выпрямив спину, самец вскинул голову, тряхнув лохматой шевелюрой. Все висюльки мгновенно подали голос, застучав друг о друга. Передними лапами Маг ухватился за одну свою лапу и насильно согнул её в колене.
"Непослушная ты моя," - то же самое проделал и с другой, расположив их в позе лотоса. Ничего общего Табаки с этим цветком не чувствовал, сидя так, да и повозиться надо было. Но дракон таки уселся. А после расположил передние лапы на коленях задних лап, сцепил большой и указательный пальцы и, закрыв глаза, медленно втянул носом воздух. Так же медленно и неторопливо выдохнул, погружаясь в лёгкое небытие. Если батюшке хватит ума и терпения не мешаться, то вполне вероятно, что он сможет получить ответ на свой вопрос. Ну а если нет, то и суда нет. Отвечать-то Табаки вовсе не обязан был.

0

87

Дух тяжко вздохнул, наблюдая, как дракон скручивается в совершенно противоестественный бублик, кой можно было скрутить только с нерабочими задними лапами, но комментировать происходящее никак не стал. Прав Шакал - перед Фламментайном ему отвечать не надо. Не то что бравые огненные бойцы, нет ответа, так "Да, сэр! Узнаю, сэр! Или не сносить мне головы".
Вокруг дракона полыхнуло вдруг огненное кольцо, выжигая промокшую траву в радиусе нескольких десятков метров вокруг. Таких обугленных пятен, что появлялись везде, где Фламментайну думалось улечься и при этом ландшафт был недостаточно сухим, по всей Саяри встречалось в количестве. Рыжие языки шелохнулись у самого Табаки, одной только духовой волей не коснувшись палевой шкурки, и погасли, будто их и не было. Только приятный запах тлеющей травы в воздухе остался, да курящийся в затянутое низкими тучами небо дымок. Приятный по крайней мере для носа Фламментайна, что уж там земляной себе подумает - это его, земляного, личное дело.
Так что Фламментайн взял, и попросту лёг на землю, впитывая шкурой сочащееся от обожжённой земли ровное тепло. Про Виль вспомнил - интересно знать, что за потребность у неё в прогулке по Звёздному собору, да не направиться ли следом? А с другой стороны, ну его, насмотрелся уже на обрыдлых Советах, а ей всяко в новинку. Пусть погуляет там, поглядит, чего как устроено величайшей Звёздной волей. Эта мысль натолкнула на другую идею.
От Звёздных драконов пакостей всё же немало осталось. Начиная от нестабильных артефактов, которые то ли кинули тут за ненадобностью, то ли сбились их магические настройки за долгие века, прошедшие до обнаружения их, до того же тухлого предка, который полвека назад причинял всему доброму драконьему племени проблемы. Может и бацилла эта наслана в целях сокращения популяции огненной стаи, как самой шумной и агрессивной? С них станется.
Неприятно как-то даже. Сначала впустили Духов в мир, наказав за порядком следить, а теперь в установление этого самого порядка вмешиваться пытаются. Дай Бездна возможность надрать величественную Звёздную задницу, Фламментайн бы первый прилетел.
Но так успел ли чего Табаки надумать? Дух Огня рассматривал его молчание как попытку припомнить хоть что-то, схожее с ответом на заданный им вопрос. Так что если песчаному Сказителю понадобилось умолкнуть и каталогизировать знания в голове, пущай молчит себе.
Главное чтобы молчание не шибко затянулось.

0

88

Погружённый в лёгкий транс, Шакал прошёлся сознанием по поверхности информационного и временного поля. Его врождённая хорошая чувствительность позволяла окунаться в это море воспоминаний и событий как с головой, так и по шею, оставаясь частично на поверхности. Сейчас он не нырял, а плавал на поверхности, чуть лениво высматривая, что может интересного оказаться внизу. Но если там ничего не окажется, то совершенно нет смысла нырять и втягивать носом воду. Тем более ради какого-то там Духа Огня. Ведь он не спросил настолько глубоко, насколько может узнать и ответить Шаман? Ну и полно будет.
Ничего особо интересного это короткое путешествие не дало. По меркам Табаки, конечно. Он увидел всякое, но для его пытливого нрава этого было мало, хотя сама по себе информация может показаться очень ценное, если уметь ею распорядиться. Шакал умел, но не хотел, а потому мог просто предоставить это в лапы Главы. На то он и Глава.
Задержавшись на поверхности, дракон пару раз наклонил голову ближе к временной плоскости, отделяющей его сознание от полного погружения, и, сощурившись, придирчиво смотрел внутрь. Снаружи же морда Шакала была спокойной и непоколебимой, дыхание медленным и почти неразличимым, будто Сказитель спал или вообще умер – такой покой и безмятежность застыли на нём.
Не увидев ничего интересного – только куски совершенно иных событий, не имевших с заданным вопросом никакой связи – Табаки шумно втянул носом воздух и неторопливо открыл глаза. Грудь чуть изогнулась от наполнившего её кислорода. Взгляд самца был по-прежнему холодным и спокойным. Посидев так с секунды три, Шаман проморгался и, тряхнув головой, от чего свисающие по бокам косички хлестанули по щекам, поднял взгляд на Фламментайна. Обычно в такие глубокомысленные моменты с натянутой значимостью говорится мелодично, томно и важно, но Шакал, вопреки этому, подал бодрый, непринуждённый и даже весёлый голос, будто и не о серьёзных вещах говорил, а так… о чепухе всякой, внимания недостойной.
- Память мира сего, доступная мне здесь и сейчас, о Великий Дух, не хранит в себе информации, способной тебе помочь. Ни одна из ныне известных болезней не связана с тем, что происходит сейчас. А если и имеет какие-то корни, то настолько глубокие, далёкие и едва различимые, что внимания не стоят, ибо нет в них практической выгоды – в корнях этих. Разумеется, кто-то уже болел. Было это когда-то, но тогда болезнь не разошлась, а застыла на одном месте, заморозилась как будто. Но потом её пробудило пламя – огонь. Именно поэтому твоя стая и страдает сейчас, потому что и есть она – пламя. А огонёк ли её или искра пробудили эпидемию – не важно. То, что первым её коснулось, то и пострадало, то и попало под воздействие, - Табаки снова закрыл глаза и откинул голову назад, глубоко вздыхая.
- Я вижу болезнь, заточённую в прозрачном камне. Через камень этот я могу видеть её грязный лик. Она лениво скалится, сонно и немного равнодушно, но знает своё дело. А потому делает – хорошо ли, плохо. Огонь потревожил тот камень и она, схватившись за языки его, как наездница последовала наружу, топчась по стае твоей. Не избирательно, не по каким-то параметрам, а случайно. Захотела – тут лапу опустила, проглядела – промазала. И раскидала чёрног-бурые пятна по земле твоей. Но она боится. Боится того, кто спас её, ибо он же и способен её уничтожить. Огонь в нём не подчинился ей, она не смогла его притушить. Обходит стороной, дрожит, опасается, но продолжает делать дело. Так выглядит твоя эпидемия.

+1

89

Огонь, дрожавший в глазах самца полыхнул ярким светом, разгораясь ярче и отбрасывая пляшущие отсветы на покрытые красной чешуёй скулы. То, что сказал Шакал, подозрительно совпало с той информацией, что у Фламментайна уже была, с той, которую ранее принёс Рогвин. Что-то пришло из Ледника. Что-то принёс этот фиолетовый дракончик... Не зря, не зря Дух велел посадить его под надзор и с территории стаи не выпускать. Если слова Песчаного Сказителя верны, то этот дракон пригодится, ещё как пригодится, о!
Дух глубоко погрузился в собственные мысли, не замечая, как начал нагреваться от волнения. Волны сухого жара расходились кругами вокруг Фламментайна, подсушивая круг выжженной земли под ним и ещё немного вокруг, так что промозглые гнилые травы принялись источать нити белёсого пара, что сливался с влажной дымкой, которая висела невысоко над землёй.
- Я приму твои слова к сведению, - наконец сказал Фламментайн, всецело Шаманом оказавшийся довольный. Эко повезло Ксоре, его бы - да к себе в стаю притащить. Только загнётся там песчаная душа, да ещё с пустыми задними лапами. Потом сообразил, что забыл добавить нечто существенное.
- Спасибо. Можешь быть гостем на моих землях в любое время. Но я рекомендовал бы зайти попозже, когда я выжгу эту заразу.
Фламментайн поднял собственную массивную тушу с земли, не обращая внимания на приставшие к чешуе золу и травинки. Хватит патруля на сей раз, пора слетать и поесть кого-нибудь. Уходить из более или менее тёплых окрестностей Пламенной земли не хотелось, но только из дичи здесь - одно название. Лучше куда-нибудь, где подножный корм произрастает. Скажем, поле или горные склоны. Был изрядный соблазн на территорию к Эльсирину влезть, вот уж где поля и пастораль, но только репутация Фламментайна не позволяла без приглашений в гости ходить. А приглашений от них не дождёшься.
Поэтому Дух открыл маленький портал над Сеаривом. Выбирает, значит, где горные козы погуще пасутся. Кольцо было окаймлено огнём, разумеется, но сам проход задышал холодом.
- Тебя подкинуть куда-нибудь? - отвлечённо спросил самец, пытаясь пронзить взглядом сгустившуюся темноту. Одно хорошо - белый покров снега неплохо отражал сияние ночных светил, позволяя вычленить движущиеся силуэты потенциального ужина.
Может, слишком уж явный намёк на окончание разговора, но только дипломатии мы не обучены, только по мордасам надавать умеем. И располагаем возможностями держать при себе учёных дипломатов. Да и нелегко в милость к огненному повелителю попасть, так что чем богаты.

0

90

- Спасибо. Можешь быть гостем на моих землях в любое время. Но я рекомендовал бы зайти попозже, когда я выжгу эту заразу, - ну разумеется попозже. Это ведь само собой разумеющееся! Несмотря на всё своё любопытство и желание совать нос везде, где тот пролезает, в данном случае Шаман искренне предпочёл бы, чтобы этакая болячка обошла его стороной. Других пускай косит. Но только не его, ни-ни!
А многоуважаемый Дух, сами-то Вы не болеете? Нет, что за чушь, Духи же не болеют. У них, стало быть, и простуды не бывает, и живот не бурчит, и нос не закладывает. Незачем, вестимо, рядом с корчившимся у постельного ложе стоять с чашкой, полной лечебных отваров и с плавающим на поверхности листком лопуха. Скучно быть Духом!
- С превеликим удовольствием, - согласился, однако, Табаки. Заглянет - только позже. И поглядите как будет здорово! Коли что - скажет, что сам Царь-Батюшка его заглядывать и пригласил. Здорово же. Не то, чтобы Шакал ценил какие-либо статусы, положения и прочие важнецкие штуки, но любил иногда повоображать из себя, да посмотреть, как окружающие реагируют. Ведь это так занимательно!
Шаман перевёл взгляд на кость, которая всё ещё лежала там, где её оставили. Это показалось Табаки странным. Если она знала или хотя бы подозревала, что с ней собирается делать дракон, почему до сих пор не смылась? Ведь было столько времени, когда никто на неё не смотрел и даже не помнил о ней. Скажете, что кости не умеют бегать, прыгать, ползать и летать? Чушь! Так-то нет, а вот проваливаться в третье измерение, закапывать себя в землю и просто прятаться от чужого взора - запросто. Но эта не стала.
Что ж, Табаки это оценил. Смерив свою находку пытливым взором, Шаман недолго поразмышлял и решил проявить милость. А посему оставил эту кость вместе с тайной, что она в себе хранит, лежать там же.
Мысленно восхитившись собственному благородству, Пустынный поднял взгляд на открывшийся портал, от которого, как и от Фламментайна, веяло приятным теплом. Шакал даже чуть не заурчал, зажмурившись, но предпочёл просто чуть усмехнуться, скрывая за этой усмешкой мягкую улыбку.
- Буду премного благодарен. Куда-нибудь кроме стайных земель. А куда конкретно - реши сам, - вот такая вот игра. Табаки иногда так забавлялся с состайниками, только не на тему порталов, а на тему еды. Когда у него спрашивали, принести ли ему чего поесть, он говорил - да. Но пускай это будет то, что вы сами выберете. Это возбуждало интерес.
То, что Фламментайн вполне мог телепортнуть Табаки куда-нибудь в открыто море в пасть угулу дракона не пугало. Всё, что ни случается, всё к лучшему и на пользу.
Раскрыв крылья, Сказитель чуть размял суставы и упёрся передними лапами в землю, выгибая спину. А то затекла чуток. Так и не перевалиться без кряхтения. Совсем старый стал.

0

91

- Главное - не балуй там, - отвлечённо предупредил самец, сфокусировав взгляд на пробирающемся сквозь снега горном козле, который был видим сквозь широко раскрытый портал, как на картинке. Сам портал и угрожающего вида красную харю, которая из него глядела, глупое животное не приметило. Так что цель выбрана. Дух присел на задние лапы, передними же развёл в стороны, будто раздвигая портал, чтобы он сделался достаточной для прохода величины. Собственно, увеличить проём он может и не размахивая лапами, только... ладно, этому просто нет оправданий, так что почему бы и не так?
Но прежде следовало отправить Табаки куда-нибудь. Куда - сказитель не определился, так что, покопавшись мысленно в известных ему землях, Дух избрал пунктом назначения побережье Золотого моря. Сам там был едва ли, если только пролётом, но название звучит неплохо. Так что ещё один портал раскрылся рядом с Песчаным драконом. В огненном кольце заблестела холодная морская вода.
- Прошу.
Засим всё, разговор окончен. Коротко оглянувшись на Песчаного ползуна, Фламментайн скакнул в портал, предназначенный самому себе, чтобы через миг очутиться в небе над хребтом Сеарив. Только и успел, что распахнуть крылья, и холодный воздух гор подхватил дракона, не позволив ему упасть.
Это всё Шакал вероятно успел приметить, ежели смотрел в нужную сторону, прежде, чем портал Фламментайна потух, осыпавшись рыжими искрами и отрезав "кротовую нору" от низины до небес над горами. Зато продолжал жить портал, провешенный для Табаки к морю. Оно мерно нашёптывало свою извечную песнь, накатывая ледяными волнами на пустынный бережок. Зимой мало охотников прогуливаться на побережье. Зато когда ещё искать странные полузакопанные в песок вещи, которые выносят зимние штормы.
Портал проживёт ещё минут десять, прежде чем закроется.

>>> Пещеры на восточном склоне

0

92

Склоны Сеарива

Соршан некоторое время молчал, точно бы не реагировал на слова Альрока. На самом деле он думал. Думал, а после всё же спросил, не поворачивая в сторону состайника головы. Спросил точно бы невзначай. Но не потому, что ему был неинтересен ответ, а потому, что он считал, возможно, спрашивать это было не совсем вежливо. Ткачу не нравилось задавать вопросы, ответа на который он не получал или вопросы, что просто игнорировались собеседником. Если Альрок не расслышит, то может так и лучше будет.
- Какая идея...? - скромности и неловкости, тем не менее, в голосе Мага не звучала. Голос просто был тихим, но таки же ровным и привычно спокойным, бесстрастным.
В полёте драконы постепенно приближались к родным землям, где Ткач должен был передать Альрока в лапы целителей. Ну или просто расположить на отдых. Не похоже, чтобы у Тёмного ещё были какие-то раны, требующие скорейшего вмешательства. Соршан оказал первую помощь по-максимуму. Остальное - дело выздоровления и реабилитации. Хотя, конечно, ничто не мешает Альроку посетить целителей на страховой пожарный случай.

[NIC]Соршан[/NIC]
[STA]Хаос властвует над Безумием[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c618130/v618130308/11f3c/GT1lYji4qE4.jpg[/AVA]

0

93

- Добродетель экая, аж... ух! - воскликнул Шаман, взмахнул передними лапами. А после испуганно огляделся, будто бы потерял что или кого. Но потом вспомнил, что с ним и не было никого. Значит и терять нечего. Летел же он один. Тут-то Табаки потёр в затылке, взлохматив шевелюру и без того на гнездо похожую. А почем один? А почему не с кем-то? Эк безобразие. Надобно исправлять. Одиночество - оно хорошо, когда практики какие делаешь. А так-то шакальи драконы - существа стайные.
- Стайные-то стайные, а ты-то всё куда-то за стаю норовишь уползти, дурак ты, - укорил сам себе маг и, шмыгнув носом, задумчиво уставился в портал. И всё ждал-ждал того самого критичного момента, чтобы так в него запрыгнуть, да чтоб тот резко за ним захлопнулся, но все части тела на месте остались. Так и буравил дырень магическую взглядом, выжидая, словно вкопанные. А после, бросив себя на передних лапах с небывалое стремительностью в портал, таков и был. Порталом на том и захлопнулся. Дождался, значит. Верно всё рассчитал. Приятно себе самолюбие потешить, чего греха таить.

---Золотое море

0

94

===>>> Склоны Сеарива
Ветер не сильно, но настойчиво бил в лицо, заставляя покачиваться шейные гребни. Чуть напрячь один, чуть ослабить второй. Уже неосознанно, просто желая поправить курс - и многотонная махина, гроза всего сущего и сильнейшая поддержка для всего сущего и союзного неуловимо изменил направление движения, выправляя курс на скалистый обрыв Слана, что жил над морем.
Другой дракон мог бы позволить ветру ударить не только по крыльям, но и по словам Ткача, снося их в сторону и лишая мага возможности услышать их. Но Альрок был королем воздуха. Да, он не был воздушным драконом, но он был истинным асом полета и маневра. Не для боя, не для танца. Просто для самого полета как он есть - он читал воздух как книгу, легко выбирая нужные течения, маневрируя в потоках так, что они помогали ему, а не мешали, мог парить часами там, где многие другие давно бы спустились и начали работать крыльями...
- Какая идея?
- Странная. - Честно отозвался дракон. - Ты летописец. Ты знаешь мою жизнь.
Дракон шевельнул украшенной шипастыми гребнями башкой, хрустнув шеей.
- Никогда я не атаковал слабых. Никогда не добивал раненых. Всегда искал возможность договориться там, где остальные были готовы сначала бить, потом говорить. Никогда не рвался во власть, хотя мог бы быть одним из сильнейших среди равных - тех, что правит нами. Я давно перерос своих учителей, Ткач...
Несколько взмахов крыльями. Чуть подняться, найти нужный поток и расслабиться, планируя в нем в нужную сторону, замечая краем глаза, как меняется направление полета пыли на кончиках крыльев.
- Один учил меня тому, что мы всегда берем то, что хотим. Второй - что мы всегда берем, что мы хотим. Третий - что мы всегда берем то, что мы хотим
Альрок распахнул крылья, позволив случайному восходящему потоку над раскаленными камнями предгорий поднять его на десяток метров вверх.
- Вопрос не в том, что мы всегда берем, что хотим. Вопрос в том, чего мы хотим.

Отредактировано Альрок (23 Окт 2014 18:26:29)

0

95

- Пожалуй, я знаю её настолько, насколько Вы позволяете узнать. Летописец - не шпион, - заметил Соршан спокойным голосом, звучащим на ровне с зимним ветром, пробирающимся под крылья. Ткач не обладал плотной бронёй из чешуи, тёплой шерстью или гребнями, способными долгое время сохранять тепло, но он был привычен к холоду. Земли Тёмных - не территория огненных. Могильный мороз и заунывный вой подземелий гуляет тут и летом, так что особого дискомфорта Маг не испытывал, практически не замечая низкой температуры.
Слушая Альрока, дракон смотрел перед собой, так точно и вовсе думал о своём, но был крайне внимателен к каждому слову коллеги. Всё, что он говорил, заставляло Ткача проникаться ещё большим уважением, чем есть и без того. Может, это было и не так заметно, потому что Соршан не проявлял особой эмоциональности, говорил высокопарно, но не часто, был скуп на комплименты, да только истинность чувств и искренность уважения от этого не страдала.
- Я понимаю, - на это счёт у Соршана было своё мнение, конечно, но он не рвался выражать его, покуда не спросят. Или пока не возникнет действительной необходимости его высказать. В конце концов речь идёт об Альроке, а не о нём. Свои суждения Ткач привык беречь внутри и вынимать наружу лишь по необходимости, тщательно скрывая все свои домыслы. Это, так между прочим, давало много преимуществ.
- Так в чём заключается Ваша идея? В Ваших истинных желаниях? - тут дракон повернул голову, чтобы взглянуть на состайника внимательнее.

[NIC]Соршан[/NIC]
[STA]Хаос властвует над Безумием[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c618130/v618130308/11f3c/GT1lYji4qE4.jpg[/AVA]

+1

96

Взмах, взмах...
Еще один. Еще. С каждым взмахом - все ближе к Слану. Но сколько еще осталось взмахов? Сотня, тысяча, миллион? Их количество было конечным, и это радовало. Но уменьшалось это количество ну очень медленно. И это не радовало. Но попутчик, взявший на себя труд проводить подранка до дома вполне мог скрасить неожиданную скуку полета. Для Альрока это понятие вообще было чем-то странным и непонятным. Скучный полет...
Это было так же дико, странно и невозможно, как падающие вверх камни, горячий снег или твердая ртуть. Горячего снега Альрок не видал. А вот скучный полет узрел собственными глазами. Здесь и сейчас он летел не для удовольствия, а для дела. Он должен был долететь. Обычно он делал это с помощью портала, но сейчас не рискнул бы.
Очередное доказательство того, насколько драконы зависят от точки взгляда и настроения. Хочешь летать в удовольствие - пролетишь без проблем несколько тысяч кликов. Приходится летать по нужде - и каждая сотня метров дается с трудом. Дракон почувствовал взгляд и повернул голову к Соршану.
- Гордость без чести и разума - гордыня. Сила без чести и разума - насилие. Этот список можно продолжать долго. Суть проста. Истинная свобода не в том, что бы творить, что хочешь. Истинная свобода в том, что бы не делать, чего не хочешь. Самому выбирать себе рамки и помнить, что свобода одного кончается там, где начинается свобода другого.

0

97

Соршан замолчал. По выражению его морды - холодному и рассудительному - никак нельзя было понять, как он отнёсся к высказыванию Альрока и отнёсся ли вообще. Могло показаться, что дракон глубоко задумался, а можно было расценивать это как абсолютное безразличие.
Отвернув голову, Ткач взмахнул крыльями и распрямил их, устремив взор отсвечивающих голубым глаз вперёд - туда, где скоро будут виднеться земли тьмы. Не так скоро, как можно было бы... ведь путь был сам по себе не очень близок, а скорость мала. Но Соршан не торопился. Он сопровождал состайника, который сейчас совсем не отличался бодростью. И, возможно, было бы разумно сделать привал.
Дракон погрузился в себя и свои мысли. Некоторое время, но не очень долго, он был полностью в себе. А, вернувшись, медленно выдохнул носом, точно бы выходя из транса.
- Хочу, чтобы Вы знали. Я очень уважаю Вас. И, несмотря на то, что сегодня Вы потерпели болезненное поражение, я зауважал Вас ещё больше, - не желая размусоливать эту тему и вообще сильно обращать на это внимание - то ли с непривычки, то ли со смущения - Соршан быстро и непринуждённо перевёл тему.
- Было бы полезно сделать небольшую остановку. Чисто из соображения безопасности. Сейчас Ваш организм менее всего нуждается в подобных нагрузках.

[NIC]Соршан[/NIC]
[STA]Хаос властвует над Безумием[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c618130/v618130308/11f3c/GT1lYji4qE4.jpg[/AVA]

+1

98

Неторопливость речи Соршана была привычной. Драконы вообще редко куда-то торопились. Зачем, если у тебя в переди жизнь, близкая к вечной? Можно потратить время и на то, что бы подумать. Правда, не все были такими. Тот же Слан имел привычку все делать быстро. Быстро летать, быстро болтать, быстро колдовать и у большинства драконов, слишком долго слушающих его практически непрерывную речь, от этого вскорости неизменно начинала болеть башка. Альрок относился к тем немногочисленным исключениям, которые могли выдерживать Слана долго.
- Было бы полезно сделать небольшую остановку. Чисто из соображения безопасности. Сейчас Ваш организм менее всего нуждается в подобных нагрузках.
- Пожалуй. - Согласился Альрок и, заметив движение кустов под собой, сложил крылья, пикируя вниз и приготовив к удару лапы. Сухо хрустнули кости и матерый кабан, копавшийся пятаком в корнях дерева, так и не успев заметить опасности, резко перестал дышать. Да и вообще подавать признаки жизни. Что, впрочем, не удивительно после того, как на тебя удачно спикировала десятиметровая многотонная махина. Поймав кабана зубами за переднюю часть тушки, дракон несколько раз энергично мотнул головой, доламывая ему позвоночник и разорвал тварь когтями пополам. Трапезничать в одиночку он не собирался - поэтому Соршана ждала вторая половина кабаньей туши. Первую Темный энергично грыз
- Вот пожрать при таких нагрузках - самое оно. Независимо от идей.

0

99

Сначала Ткач несколько забеспокоился, когда Альрок решил спикировать вниз. Не успев понять зачем и для чего он это делает, Соршан вполне логично решил, что и не здоровиться коллеге может настолько. Встрепенувшись, от чего перья на голове невольно распушились, Тёмный распахнул шире крылья, притормаживая. Дракон на несколько коротких мгновений даже растерялся, но заметив, что Альрок всего навсего поймал кабана, при чём поймал достаточно живо для своего состояния, расслабленно и незаметно выдохнул себе под нос.
Поджав пасть, Ткач неторопливо и мягко спланировал вниз, на землю. Легко приземлился, складывая свои плащевидные крылья. Ничего не сказал. Никаких "не надо же так пугать" или "резкие движения Вам во вред". Подавляющее большинство своих мыслей и мнений Ткач предпочитал держать при себе. И вовсе не потому, что считал их неправильными. Политика общения у него была другая.
Подойдя ближе, Соршан уселся на землю и подтянул к себе лапой половинку кабана, благодарно кивнув коллеге. Сам Ткач не часто утруждал себя охотой. Ед редко, но достаточно плотно. Особой любви к пище не питал и воспринимал её как исключительную необходимость для жизнедеятельности.
Прижав тушкой лапой к земле, дракон изогнул шею и, наклонившись, оторвал кусок мяса.
Время было поздним - практически полночь. Самое чудесное время - сумерки позади, но впереди ещё достаточно тьмы. Пороговый момент - момент пересечения, где покров мрака возвещает о прошедшем и грядущем одновременно. Соршан очень любил ночь. А днём предпочитал не высовываться особо из пещер, пускай на землях стаи Тьмы итак не было особо светло. Привыкший к подземелья, тесноте, мраку, влажному воздуху, липкому пеплу и острым стенам пещер, да колючим сводам, Маг, всё же, любил и ту ночь, что царила на открытых пространствах. Но именно тогда, когда она была кромешной.

[NIC]Соршан[/NIC]
[STA]Хаос властвует над Безумием[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c618130/v618130308/11f3c/GT1lYji4qE4.jpg[/AVA]

0

100

<<< Долина Плоти

Граница, отделяющая одни земли от других, была в общем-то довольно условной линией. Где-то была проведена по руслу реки, где-то в итоге стала тропой, протоптанной лапами патрульных драконов, где-то и вовсе была сугубо памятным местом, как и вот эта низина. Саар выбежал на полоску земли, которая не была нужна никому - ни тёмным драконам, ни огненным, где и остановился в итоге, переводя дыхание. Тощая грудь с выпирающими рёбрами ходила ходуном, из приоткрытой пасти свисал кончик чёрного языка.
Шумно вздохнув, Бледный пошлёпал по отсыревшему сену, отыскивая останки. Чьи-нибудь, неважно. Это всё было частью его тренировок - это одобрял отец, а отцовское хорошее отношение дорогого стоит. Даже если учесть, что Саару все эти политические штуки неважны.
Вокруг птенца концентрическими кругами разбегались невидимые глазу сигналы магической энергии, которые тот посылал раз за разом, пока один из "кругов" не цеплял какую-нибудь кость или косточку. Тогда Саар примечал её и продолжал свой неспешный путь по волглой низине.
Минут через пятнадцать неспешной прогулки Саарменхе "засёк" козлиный череп, который лежал в небольшой ямке под камнем уже достаточно давно, чтобы утратить всю плоть и даже частично - зубы. Сквозь глазницу его прорастал какой-то стебель, на котором разместился невзрачный серый цветок, что было не слишком удивительно: близость Пламенной земли  не давала снегу удержаться здесь как следует, а своды черепа, должно быть, выполнили функцию своеобразной теплицы.
Саар давно приметил, что на останках живых существ в принципе очень любят селиться всевозможные растения и грибы. Можно попробовать прорастить немного на личе - что могло бы получиться?
Скажем, покрыть его тело ядовитыми грибами, которые будут разбрасывать споры и отравлять вражеские армии. Восхитительно.
Взбудоражившись, Бледный растянулся на земле и уставился на чернеющую в темноте глазницу и опустевшие лунки, где некогда были зубы. Сейчас он сохранял неподвижность, отчего Духа Костей издалека (да возможно и вблизи) можно было принять за дохлого птенца, причем умершего от длительной и изнуряющей болезни.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Границы стай » Низина Рока