//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Река Лока

Сообщений 201 страница 250 из 273

1

Лока начинается с водопада на северных отрогах Облачных гор. Её воды служат естественной границей между территориями Воздуха и Земли.

0

201

20-ое Морозного
Неприятно. Резко. Грозно.
Гриб. Грабь. Гроб. Груб.
Аллитерация.
Парцелляция.
Хотя в первом случае - обычное состояние разума, когда на него вылили слишком много из того, к чему он не был готов. Забыться. Нужна механическая работа.
Осмотреть границы. Около двух часов окраины в Глуши протаптывались Вильварин. Даже сложилась ровная вереница следов на растаявшем снегу. В него лавовая даже не наступала - он исчезал под пламенной поступью. Иногда, правда, вода не успевала испариться, едва-едва растаяв от твердого агрегатного состояния, и тогда под лапами омерзительно хлюпало. Впервые за сотни тысяч зим Лавовую Царицу это ничуть не трогало - она четко следовала всем предписаниям хорошего патрульного, пока её не сменил сын. Дух Пепла был уже достаточно самостоятельным - и нос ему можно было не подтирать - чего, впрочем, не было, воспитывают воинов, а не кисейных воздушных. Он принялся вышагивать по следам матери, внимательно оглядывая территорию. Хозяйка Вулканов же пошла дальше - и добралась до Локи, едва не рухнув на лед, что было бы чревато. Лед имеет особенность - он тает. А купаться прямо не хотелось. Рогатая голова, венчанная с рождения едва ли не короной, повернулась в сторону Облачных Гор, вглядывается, щуря единственный глаз. Втягивает ноздрями воздух, выдыхает облако пепла. Все чисто. Шпионами Змеи Светлого Альянса, конечно, пахнет, этими воздушными глистами пасет за милю. Тянет дурной запашок с примесями трусости, пустой красоты и беспечных пляскок в облаках. Пахнет тем, от чего каждый огненный был далек. Пахнет тем, что Дух Лавы считает одними из ужаснейших грехов. Где-то вдалеке мягко гудит Шагриар, его слышно в любом уголке Саяри, сейчас он недовольно бухтит за спиной. Смертные слышат его ровный рокот редко, рокот, не гул-голос, не слышат его даже многие Духи. Пожалуй, в курсе только Фламментайн - и, возможно, Ксора, но старуха лишком погрязла в нейтралитете своей стаи и желании всем угодить и никому не уступить, удержать свою зеленую задницу на двух тушах, куда уж ей слышать свою стихию. Старый Вулкан, мудрый и вспыльчивый воин Саяри, гневом своим страшащий всех, кто не был рожден в огне, ровно бурчал. Бурчал по-старчески, бурчал мрачно, словно на что-то сетовал. Разумеется, Вильварин знала, о чем могучий союзник Огня бубнил уже несколько лет - он был страшно недоволен пробуждением и поднятием со дна малыша-вулкана на Тихих Островах. Старый ворчун страшно не любил конкуренцию - и в последнее время все ворчал про ораву малышни где-то за морем, которая слишком много о себе возомнила. В любой другой раз Лавовая непременно бы усмехнулась, и приняла к сведению, что там, за морями, есть вулканы, значит, есть территория, но сегодня Мать Отечества был сама не своя. И такой она была со вчерашнего дня. Свиток лежал в ее пещере, надежно укрытый магией и тайником застывшей магмы. Но его содержание сияющими буквами выгравировалось где-то на черепной коробке - и постоянно всплывало в памяти. И впервые Варина не раздражалась.
Она впадала в отчаяние. И ступор. Нет, не из-за того, что всю жизнь по-детски корила Звездную, мол, оставила, бросила, тварь. Да, у нее были причины, но причины ищут те, кто не желает ничего. Возможности ищут те, кто действительно хочет что-то сделать. Она могла оставить более очевидные записи, она могла сказать сразу, что требуется. Так что Звездная все еще тварь. Неразумная стерва, которой теперь хотелось оторвать голову лишь сильнее. За то, что она не озаботилась вложить подобное знание заранее. Хранить Саяри. Как Вильварин вообще могла что-то хранить? Хотя иногда мысли приходили к тому, что она это делала. Просто по-своему. Она находилась рядом с крупнейшим вулканом, Шагриар давал ей информацию о состоянии магмовой прослойки. Временами она погружалась в его жерло, сливалась со стихией, практически теряя себя. Скользила меж земными пластами, спустя часы выползая. Но это - не хранение. Свобода от стай. Свобода. Что могла вообще знать Звездная о Стаях? Что могла знать о чертовых эмоциях. Например, любое упоминание Праматери вызывало в самой её вспыльчивой и горячей Младшенькой стойкое желание вырвать её звездный хребет. Потому что она испытала на себе одиночество. Веками жила в пустыне. Потеряла глаз. Вся в шрамах. Она - воплощенное нежелание быть одиноким. Одиночество было страшным. В смысле абсолютное. Не когда ты уходишь изредка от своих, не когда тебя вспоминают - и вот они лучики, а когда тебя видят - и лишь вспоминают. Медленно, с натяжкой. И на это она добровольно их обрекла? Ну, конечно добровольно. А вот созданий своих спросить не судьба. С каждой подобной мыслью лавовый доспех лишь нагревался, а сама Лавушка уходила глубже в себя. Она уже не замечала хлюпания под лапами, она ушла в себя. Распалялась, ярилась. А как вы думали? Так просто узнать, что тебя сделали подтирать дерьмо за Старшими? Что ты - не машина для убийств, не царица-воин, рожденная от порочной связи огня и тьмы, не вскормленная войной валькирия, а чертов миротворец, столп, на котором эта сраная планета, половину населения которой ты считаешь бестолковыми трусами, недостойными даже того бессмысленного мирного прозябания в своих светлых-облачных-водяных дырах, которое они влачат, находится все это под твоей опекой. И всё-таки Духи. Но другие. Они не будут знать стай с сотворения, они будут свободны. Служение чертову Миру - нихрена не свобода. И сам Мир - чертов Хаос, порядок в котором наступит только после кровавого потопа. И спасем каждой твари по паре. Кроме Светлого Альянса. От его представителей хотелось проблеваться. Какая это к чертовой матери Свобода? Это рабство. Неужели так сложно понять? Для Вильварин было просто.
Лавовая шла. Так и шла, погруженная в свои мысли. Отвлек голос. Знакомый до дрожи в каждой клеточке тела и пощелкивания хвоста. До этого он трещал раздраженно, но тут начал даже как-то довольно, радостно. Правда, остановиться вовремя все равно не вышло. И лавовая хозяйка поля брани ступила на лёд. Тот, по закону жанра, растаял. И окунул горячую женщину в воду. Резкое шипение и взвившийся вверх столп пара. Но водой Виль окатило. Окатило знатно. Ледяная пакость, казалось, затекла в каждую щель доспеха. И вылазила из воды Варина раздраженная и злобная. И мокрая. Зато блестит. Ну, так это ничего.

+5

202

20-ое Морозного

С того момента, как Фламментайн прошёл под Виэнским хребтом и, как в итоге выяснилось, только напрасно потерял время, прошло около суток. И всё это время Дух продолжал гневаться на себя – за то что ничего не нашёл; на гнилую груду костей, которая притащила карту, что якобы указывала на какой-то артефакт – кстати интересно знать, куда он эту карту дел? И лича надо бы разыскать и сжечь к такой-то Праматери. Без обид, Хаос, но нехрен позволять своим созданиям проявлять неуместную инициативу. Хватит и того, что они шлялись по всей Пламенной земле здесь и там, вроде бы и помогали, но уж больно не любил Дух Огня всяческих личей.
Но были и хорошие стороны. Например – сыновья, что приволокли сюда того тысячу раз проклятого разносчика, и прямо сейчас, в этот самый миг, где-то в подземельях Каменной пасти из разносчика тянули жилы, добиваясь признаний. Так что огненный владыка пребывал в смешанных чувствах, а потому отправился разыскивать Вильварин – помнится, Заместительницу, боевую и просто подругу, мать своих детей, он последний раз видел перед тем, как открыл ей портал до Собора. Кстати, что-то ей там понадобилось, вот тоже интересный вопрос. Повод найтись.
Тропку из проплавленного снега Фламментайн отыскал быстро, а дальше – вопрос времени. Практически след-в-след он двинулся вдоль территориальной границы, довольно быстро сокращая расстояние между собой и Виль. Где-то дорожка раздвоилась – значит, лавовую сменили на патрульном маршруте, сама же она двинулась дальше.
Вроде не виделись сколько – два дня, три, а соскучился, как скотина, даже не подозревал огненный Дух за собой такого качества. Так что незаметно для себя припустил быстрее. За нагромождением камней будет река, откуда-то оттуда доносится знакомый треск. Набирая скорость, Фламментайн перемахнул через упомянутые камни и приземлился уже на берегу покрытой льдом Локи. Однако далеко занесло Лавовую Королеву.
Многое нужно рассказать, о многом следует посоветоваться. Опять же не стоит упускать и вариант, при котором Виль решит воочию увидеть ледяного ублюдка – а тут стоило бы поторопиться, поскольку ублюдок тот был тощ, как и всякий одиночка, и даже подкожный жир, который образовывался у каждого жителя Ледников, не вполне решал ситуацию.
Вот и она. Доспех в лавовых прожилках и трещотка, распугавшая всё живое на мили вокруг.
- Виль, - позвал её Фламментайн.
Трещотка изменила тональность на долю мгновения, после чего послышался стон льда и Лавушку накрыло ледяной волной. Вода смешалась с паром, что начал подниматься столбом, сопровождаемый свирепым шипением испаряющейся воды.
Вильварин довольно быстро вновь оказалась на берегу, но поскольку зрелище блестящей от влаги шкуры было поистине невыносимым для Духа Огня, он послал ей навстречу другую волну – уже пламенную. Ну, чтобы высушить.
Длинный хвост мотнулся из стороны в сторону.
- Я тебя искал, - возвестил Фламментайн. Растопила под собой лёд, ну с кем не случалось.

+1

203

3 день вьюжного месяца
Утро (примерно 9 часов)
Промозгло, холодных ветров нет, временами выглядывает солнышко
В целом, погода вполне терпима.
Начало игры
Многое прошло со времен скитания по суровым землям будучи одиночкой. Так уж вышло, что буквально год назад Нии повстречал некроманта, с которым и таскался по сей момент.  Что же случилось теперь? Ни остался один, темного дракона рядом нет, мелкий вообще ничего не понимает и не знает.
Широкий слой снега покрылся тоненькой корочкой льда. Недавно выпал снег и потому в этой части следов было не так и много, лишь из лесной глуши, со стороны бесхозных земель тянулись плутающие и неровные следы. Местами оставались пятна крови .что могло и хищников привлечь. Но они были на столь малы, что сразу замерзли и запахом смешались с окружающей средой. Вокруг пели птицы, что-то грызли под снегом мыши. Те мыши, которых так боялся Нии. Те мыши, которых предпочитал на перекус «папашка».  Куда же он теперь-то делся?
Только недавно был восход. Солнце озарило реку пестрыми цветами и не спеша скрылось за тучками и лишь иногда проглядывало сквозь них, тем самым радуя окружающих своим появлением. Временами с потревоженных белками ветвей падали небольшие кучки снега. Веточка еще некоторое время колыхалась в воздухе, словно ей ведет дирижёр. 
При появлении солнышка снег блестел, как драгоценные камушки, такие яркие и красивые. Тени от деревьев падали на небольшое тельце, что лежало подле реки. Складывалось ощущение, что сейчас невероятная жара, а малыш был истощен жаждой и так вот и не добрался. Он лежал, вытянув одну лапу к реке, вторая лежала на гуди. Левое крыло было расправлено и лежало на снежной корке, правое же поджато и спрятано под телом. Дракон лежал без сознания, погрузившись в толщу снега.
Под головой дракона было немного крови, правое ухо слегка разодрано, казалось .что он пережил жуткую вещь, но на самом деле она была менее жуткой, как то, что он пережил в детстве. Нии лежал так уже какое-то время, его тело не сдвинулось ни на миллиметр, как свалился, так и лежал.  Могло сложиться впечатление, что мальчишка мертв, но это вовсе не так. Он едва заметно дышал и понемногу замерзал.  Нии привык в холода с кем-то теперь ходить.
Буквально недавно что-то с ним случилось, но понять что – было бы трудно без дополнительной помощи. Хотя-бы рассказы жертвы. Возле него недалеко лежала сумка с дневником. Удивительно вот, как ее еще никто не упер? Артефакт ведь все таки не абы какой… Хотя на первый взгляд обычная книга коих полным-полно.  Может потому она все еще валяется тут неподалеку?

Отредактировано Никорианд (1 Сен 2016 14:49:37)

0

204

3 день вьюжного месяца
Утро (примерно 9 часов)
Промозгло, холодных ветров нет, временами выглядывает солнышко

В последнее время возможных занятий в пределах стайных земель становилось все меньше и меньше, и Фирафир в основном сидел без дела. Возможно, ему давали время освоиться на новом месте и полностью поправить свое здоровье, но Дух не мог усидеть на месте больше двух часов и постоянно придумывал себе занятие. Иногда это были просто прогулки по долине, но чаще всего он выходил на поиск необходимых ему материалов для обустройства своего жилища и лаборатории, в которой ему предстоит доказывать свою полезность стае. Конечно, можно было бы и попросить достать все, что ему нужно, но Фирафиру было бы неловко кого-то напрягать своими просьбами. В особенности, когда он и сам прекрасно может достать себе еду, материалы и реагенты.
Сегодня, когда пещера готова к приему гостей, а участок, отведенный под лабораторию, к работе Солнечный решил выйти на рыбалку. Ему жутко хотелось отведать рыбки, и для этого он не поленился сплести удобную корзину, в которую он и сложит в дальнейшем и сложит наловленную рыбу. Если он сумеет заполнить рыбой всю корзину, то ее хватит не только для Духа, но и для возможных гостей. Кто знает, может его кто-то сегодня навестит?
Подтапливая под своими лапами лед, дракон скользил по замерзшему руслу реки, держа в пасти заполненную на половину рыбой корзину. Лед был достаточно крепкий, чтоб выдержать нескольких драконов, но местами попадались участки с тонким льдом, которые Дух предпочитал огибать или же перелетать, когда обходного пути не наблюдалось. Рыбалка на реке Лока проходила отлично, рыба чуть ли не сама выпрыгивала из протопленных лунок и запрыгивала в корзину. Осталось еще раз остановиться в любом понравившемся месте и через минут двадцать с полной корзиной рыбы можно отправиться домой. Так бы он и сделал, если бы не заметил краем глаза лежащее на берегу тело.
- Труп?..  – Солнечный остановился, но по инерции проехал по льду еще метров десять, прежде чем окончательно остановится на середине реки. Тела драконов на границе двух враждующих стай это плохой знак, очень плохой. Дракон навострил уши и осматривал близстоящий лес и окружающую местность в поисках еще каких-то живых или мертвых драконов, но, похоже, перед ним лежал неудачливый одиночка. Даже если этот дракон мертв его нужно похоронить, нельзя так оставлять тело, но рядом может быть патруль. – Раньше все было проще, - Дракон медленно пошел к телу, не переставая оглядывать окружающую местность. Теперь, когда он в Воздухе с представителями ТА надо соблюдать осторожность, особенно когда подходишь к их границам.
- И кто же ты? – Солнечный присел рядом с Нико. Вблизи он выглядит не так плохо, как издалека. Серьезных ран нет, может, он все еще жив? Солнечный осторожно взял его лапу и нащупал пульс. – Живой… - Солнечный поставил на землю свою корзину и, чтоб незнакомец не замерз, начал едва заметно светится и излучать волны тепла. Теперь необходимо решить, как его транспортировать на другой берег, а так же узнать кто же этот одиночка.
Дух подобрал лежачий рядом с драконом дневник и начал его читать в попытках найти что-то о самом незнакомце.

+1

205

Время шло, создание так и валялось у самой границы. Со временем ухо, которое лежало на снегу, и вплотную было им забито, стало улавливать какие-то непонятные звуки.  Вот, если уж говорить честно, он не понимал что это было, более того, дракон находился в бессознательном состояние.  Молодой дракон слышал приближение кого-то и в голове стали возникать странные картинки, возможно, это было что-то на подобии крепкого сна, а, если бы так и продолжилось, Нии мог бы и в анабиоз впасть, кто уж тут знает? В скором времени звуки стали совсем близки и наконец стихли. Дракон, судя по шагам, не был очень высоким, хотя и выше пернатого одиночки.  Нии даже запах стал улавливать. После кто-то что-то возился и уже в скором времени пернатый стал ощущать волны тепла.
С пролетающими мимо минутками тушка стала немного согреваться, что в полной степени вновь развило все эти странные сны. Нико мучили кошмары и не сказать толком какие. Просто они были, просто они неприятные и не доставляли одиночки никакого удовольствия уж точно.  В тот момент, когда дракон рядом взял дневник Нии слегка дернул лапкой. Той, которая столь театрально была вытянута. Он аккуратно сжал пальцы пытаясь прийти в себя, но пока что плохо выходило.  Мало вероятно, что за столь малое время он так хорошо бы отогрелся, что смог бы по геройски вскочить и не по геройски умотать… Главное потом дневник хапнуть, а то вообще беда-одиночка. Не дракон, а ирония недобитая. Не смотр на все прочее он стал просыпаться и дышать глубже, хотя и редко. Стал нормализовываться ритм сердцебиения и дракон приходил в норму. Сны отходили куда-то в сторону, сливаясь с реальностью, а потом и вовсе пропали.   Вскоре Нико устало приоткрыл глаза и внимательно посмотрел на духа через щелки глаз. Сначала он увидел лапы, потом поднял взгляд по пушистой тушке и обнаружил дневник в чужих лапах.
Нии закрыл глаза и запрокинул голову назад, он тихо выдохнув. Он обдумывал, как лучше было бы выкрутиться из такой трудной и малоприятной ситуации. Что же до дневника… Информации там было чрезмерно  много, рисунки, записи, загадки, пометки, карты, пещеры – все,  что душе угодно, но вот пояснений о владельце никаких не мелькало, разве что дракон – самка, которая была чем-то похожа на найденыша. Это был рисунок. Кстати да, о рисунках. Листая рисунки можно было много найти рисунков того дракона, который возился в последнее время с Нико.
Были картинки Абби с мышкой на голове, спящего, среди драконьей травы, когда тот надышался(компромат старший брат собирал), а так же в полете, в полете ну оочень много разных пируэтов было, словно это больная тема. Тогда анди говорил, что зарисовывает, чтобы Нико помнил, но врал… откровенно Врал!
«Так…  вроде бы теперь в норме.. он согрел меня…. Надо неожиданно.. быстро.. забрать дневник и бежать!»
Так он решили именно так он и сделал! Он вскочил на лапы, от чего пошатнулся и помахал крыльями, приведя тело в прежние состояние. Потом выхватил книгу, прихватил корзинку с рыбой и выпрыгнул в портал. Осознание того, что это дух заставило Анди мгновенно подсказать как правильно все сделать, но …. Так ли надо было поступить? Страх страхом, а  все же он грел мелкого ,а не ел. На осознание этого нужно было немного времени.

+2

206

Ситуация вокруг Духа складывается просто чудесная. Он, будучи вблизи от земель враждебной теперь ему стае светится как светлячок темной ночью рядом с бессознательным телом и листает чужой личный дневник. Не хватает только громко насвистывать какую-то беззаботную песенку и вымазать лапы в крови, чтоб по Фирафиру открывали огонь на поражение с безопасного расстояния любой заметивший его патруль. Хорошо, что необходимый для всего этого патруль Фирафир не ощущает, зато чувствует, как незнакомца мучают кошмары.
Не на долго оторвавшись от книжки, Солнечный взглянул на Нико. Духу знакомы различного рода кошмары, от которых он, порой, и сам страдал. Увы, самому себе он не в силах помочь, но за столетие практики он научился помогать другим, успокаивая их и помогая увидеть в царстве Морфея вместо кошмарных монстров нечто приятное и теплое. Он не хотел тревожить лишний раз чуткий сон незнакомца и посему воздействовал на измученное сознание Нико аккуратно и едва заметно, собираясь постепенно успокоить дракона и подарить ему крепкий сон.
- Интересно, это не тот дракон, о котором я думаю? – Фир не смог и совершенно не хотел сдерживать свою широкую глядя на нарисованного Аби с мышкой на голове. Дух готов поспорить на свой хвост, что это именно Аби и этот незнакомый дракон с ним знаком и находится в дружеских отношениях. В принципе это все, что нужно знать Солнечному и он уже был готов взять на лапы Нико, и отнести его в безопасное место, как вдруг дракон «ожил». Так еще Солнечного Духа никто не удивлял.
Не успел Фир попытаться успокоить подорвавшегося на лапы дракона, как тот выхватил свою книжку из лап Фирафира и юркнул в портал. Солнечный похлопал глазами и удивился еще раз, обнаружив пропажу своей рыбы. Если бы конструкция его головы позволяла, то его нижняя челюсть сейчас была бы на земле – Отогрел, дал выспаться, да еще и накормил. Я молодец, я… я черепашка. Да, точно, черепашка - Проворчал самец глядя на место, где был портал. Прибывая в обескураженном состоянии, он задумчиво почесал себя за рогами и сначала даже не знал, как на это реагировать. Конечно, приятно, что он оживил друга Аби, да и рыбку не жалко. Пусть кушает. А вот утрата корзины его не могла не расстроить. Все же на нее он убил много сил.

+2

207

Что ж… вскоре дракон вышел из другого портала на равнинах Сеарива. Вот честно, холодно тут было….  Прямо очень, а особенно после того, как отогревал кто-то. Нико уселся в снегу и поставил на снежную корку корзинку с рыбой. В голове так пусто было – никаких мыслей. Дл полной атмосферы не хватает перекати поля. Нии помотал головой и сунул дневник в сумку, которая благополучно висела на плече. Видимо книга вывалилась. А что дальше? Дальше он инстинктом сгрыз одну или две рыбы- от волнения, а после до него стало доходить:
«От куда эта рыба у меня взялась?» - он затупил как раз поедая третью. Если честно, то выглядел он очень эпично: из пасти свисал рыбий хвостик, глаза огромные, на выкат, зрачки широкие-широкие, как у укуренной кошки, а лапы зависли в воздухе. Он подумал и доел рыбу, а после посмотрел на корзинку и тут до него дошло, что рыба ему не принадлежит, что он нагло ее попер, а бедный дух тупо ничего не успел сделать, даже пискнуть. Нуда… в напуганном состояние он о-очень быстрый. Вот и сбежал он, боясь за свою жизнь.
Что ж, перед духом из напоминаний о пернатом остались только перья с крыльев, пару капель крови с царапины на ухе и замятый снег. Это все, что осталось от пушистого в ближайшие 10 минуток. Но в пушистой головке началась дискуссия двух старших братьев, которую Нии не слышал и не пронаблюдал.
«Мы должны вернуть рыбу!
Ага, а питаться чем будем? Этот неучь ни на что не годен!
Мы не должны воровать! Так нельзя!
Вы посмотрите на него! Рыбу нельзя, а свитки можно… Двуличный!»

В итоге  разборки были в пользу духа. Нико было очень стыдно, и потому Анди помог создать портал в обратную сторону. Уже в скором времени Нии взял корзинку и тихо выдохнул
«Так… он меня согрел…. Думаю, что он не станет на меня злиться…. Ведь с Абби я тоже в итоге поладил… да и… поблагодарить стоит….» - он распушался и перья стали торчать в разные стороны. Потом Нии прошел и вновь вышел перед духом. Он выглядел как провинившийся ребенок и опустил голову, посмотрев  на духа из такой позиции  большими виноватыми глазищами.
-Простите, пожалуйста… - он проговорил это очень тихо и сделал пару неловких шажочков на задних лапках, сам при том подал корзинку, которую держал передними лапками.
-Я не хотел так поступить…. Меня научили не связываться с духами… - он говорил про Абби, ведь тот пытался предостеречь мелкого, он же не мог пока по сути своей отличить кто желает ему зла, а кто не желает и готов помочь даже. Потому было решено, что так лучше.

+1

208

Теперь, когда рыба, корзина и незнакомец исчезли, на этом стороне реки оставаться Фирафиру бессмысленно и опасно. В любом момент может пролететь или пройти свой, или, что хуже, чужой патруль. При любом раскладе Духу не поздоровиться. Свои настучат рогам за нахождение у границ Земли без серьезной на то причины. Ну, а чужой патруль, скорее всего, сделает тоже самое, если и вовсе не решить убить на месте без разбирательств.
Уходить не с чем слегка обидно, но другого выхода у Солнечного не оставалось и, оглянувшись дракон быстренько перебирая лапами вернулся на лед, собираясь вернуться к своему изначальному плану. Да, он остался без корзинки и всего своего улова, но не уходить же ему голодным? Погода все еще не думает портится. Здесь тепло, светло у него огромная корзинка времени для рыбалки и никаких патрулей вокруг не наблюдается. Он вполне может успеть сделать еще одну лунку во льду и поймать что-то на обед, а возможно и даже ужин. Осталось только убраться границы и не привлекать к своей скромной персоне излишнее внимание.
- Простите, пожалуйста… - М?.. – Фирафир не успев далеко уйти по льду резко затормозил, и развернулся на льду на 180 градусов, уставившись на вернувшегося беглеца. Смотрел на него он не без удивления и с плохо скрываемым умилением на морде. Даже если бы у него и была бы мысля позлиться на этого дракона, даже театрально, он бы не смог из себя выдавить ничего кроме умиленной улыбки.
- Какая прелесть, какой воспитанный молодой дракон. – Солнечный тихо рассмеялся  и подмигнул Нико, - Не бойся, я совсем на тебя не злюсь и являюсь другом нашего общего знакомого по имени Абиссаль. Может быть он тебе рассказывал о мне, Фирафире?

0

209

Да, Нико решился на самостоятельный и отчаянный поступок. Никто не знал какой это дух, никто не знал чего он хочет добиться. Все драконы разные, а из собственного опыта, Нико смело ог судить о том, что «жизнь-боль».  Пернатый видел, как дух укатывал прочь, в прямом смысле этого слова. Но может он решил восполнить утрату улова? Вообще, не так важно, что он хотел сделать, сколь то, как дракон эпично проскользил по льду и его тело повернулось на 180 градусов, а хвост описал этот самый полукруг. Глаза мелкого пернатого аж засветились. Да, в душе играл и вопил дух художника. Лапа невольно потянулась в сумку. Буквально секунд двадцать и изящный поворот зарисован, точнее его силуэт. Ясное дело ,что никто рисовать тут и сейчас не будет. А вот дома уже можно.
«Какой изгиб шеи, какой блеск чешуек, а как на перьях солнце играет» - дракон даже разомлел. Пасть слегка приоткрылась. Могло показаться, что сейчас язык вывалится и слюна покапает, но он вспомнил о рыбе.. о да…. От него пахло рыбьим душком. Потому он помотал головой и взгляд опять стал виноватым, а дневник спрятался в сумке. Что это было? А вот фиг его знает. Души творческой пути неисповедимы.
«Дурак-дурак-дурак…. Ща подставлю птенца и поминай как звали… еще и перед духом.. эээ, бошка моя скверная!
-Бошка? А она есть?»

- Какая прелесть…. – так как Нии сидел опустив голову, эти слова стали маячком. Было отчетливо слышно, что он не намерян вредить пернатому. Нии поднял голову и посмотрел на солнечного дракона большими глазами, прижав уши к затылку.
«Воспитанный….» - нии повторил эти слова и довольно уркнул, ну никто не говорил, что он воспитанный «Это все его заслуга!»
«О боже, так он еще и культурный… ооо! Не то что этот неотесанный темный, фу!»
Еще больше Нико порадовали слова, что светлый не злится, потому пушистый поднялся и взяв корзинку в пасть пошел к духу – вернуть, только вот незадача, как только две лапы ступили на лед, он поскользнулся и упал, но то пол беды. Он поднялся и настойчиво пошел дальше. Цель, которой он страстно желал достичь мотивировала его.

0

210

Чтож-ж... кое-что об этом драконе Солнечный уже знает и знает даже кому его стоит передать из лап в лапы, но где сейчас находиться Аббисаль он даже предположить не может. Империя большая, очень большая, а Нико еще и умеет создавать телепорты, что сводит на нет попытки пойти по оставлены следам т.к их просто не может существовать в рифте. - Хотя, может быть, если бы я уделил в свое время магии пространства достаточно времени, то обладал знаниями по этому вопросу. Магические следы или что-то подобное точно должно существовать, хотя бы какое-то время... – Тем не менее, об этом он подумает завтра, сейчас надо решить, куда девать Нико сейчас. Тот точно голоден, раз так резко схватил корзину с рыбой, да и замерз, наверное…
Солнечный чуть прикусил губу и терпеливо ожидал Нико, периодически постукивая кисточкой своего хвоста по льду. Целеустремленности Никорианда можно было только позавидовать, несмотря на то, что по льду он ходить не умел и падал, он упорно шел к Фирафиру. Однако, добрая душа Солнечного не могла заставлять его мучиться на этом льду уже после первого падения и он осторожно проскользил навстречу дракону.
- Встань на лапки и просто стой, я помогу, - Солнечный обвил Нико хвостом и потянул его вслед за собой, придерживая хвостом, чтоб его друг не упал на лед.

0

211

Из отчаянной нелюбимости Вильварин можно строить концлагеря. Она, наверное, так быстро отвыкла от любви, с рождения же ее не видела, что в принципе первое время от нее открещивалась. С Виль вообще было сложно. Она приходила на помощь - но никогда не прикрывалась геройскими фразочками и мотивами. Сопливыми тоже. Просто была рядом тогда, когда была нужна - а потом тихо и спокойно уходила. С годами, конечно, все стало проще. Благотворное влияние мужа, не иначе. Лавушка никогда не становилась ни мягче, ни миролюбивее. Много уходила и наедалась молчаньем досыта. Ей нравится быть вне адреса и вне доступа. Она любила свободу - и не оставляла следов, любила разве что вулкана ласки. Ее жестокость никуда не делась - просто в повседневной жизни изящно мимикрировала, прячась за спокойствием застывшей магмы. Она стала куда понятливее - и понимала уже больше, не пялилась уже недоверчиво на всякого, просто временами давала окружающим профилактический удар в челюсть. Стала циничнее и жестче, раньше ее страсть до боя ощущалась физически - яркая, живая, горячая, а сейчас покрылась илом, одеревенела, поросла мхом и бурьяном, увидеть невооруженным взглядом - разве что спьяну. Когда глаза с поволокой. Только вот Варина не любит пить. Это всегда кончается плохо, поэтому холодно отрезает трещащим хвостом по воздуху. Варина - она как изящная сталь Духа Металлов. Режет воздух со свистом и неотвратимостью. И драконов режет с ними же. И даже не плачет внутри - только кровь по лезвиям-лапам. Варина непоколебимая и гордая, взглядом усталая и мрачная, скользит по петитам имен всех тех, кому оборвала жизнь - без лишних чувств и лживого «желаю удачи». А когда-то была одиночкой, ломающей собственные крылья. Вечно доказывала. Что-то. Кому-то. Теперь-то все иначе, теперь-то - хоть дезинтеграцию в лоб, не дрогнет. Теперь-то грехов - на армию Духов Тьмы.
Никому ничего не доказывать, только себе.
- Поговорить надо, Фламментайн, - Лавушка садится Духу Огня под бок, с минуту ерзая и пытаясь найти оптимальный угол прижимания, дабы греться лучше. Напоминает она мокрую драконову кошку - вроде и согрелась, а все еще вредничает.
Драконы вокруг громоздят Ады - каждому свой и по мерке, что гроб на заказ. Если выбрал не смерть, а жизнь, так живи, чтоб не в бровь, а в глаз. И Лавовая царица расправляет плечи, обманчиво хрупкие, легкие, ломкие, сеточка рефлексов по рубке с плеча на все той же, с инстинктами убийцы, подкорке, показывает всем, что может быть по-другому. Так, как захочет. Выбивает свободу ритмом, гонгом, неугасимым пламенем, дышит смертью и кровью - по рассвету, а потому что пташка. Ранними. Не насильственной смерти бояться надо, а насильственной жизни - она страшнее. А Вильварин? Вильварин живет свободно - так казалось до недавнего времени, во всяком случае. Пока другие гонятся за бесполезным и неведомым, она спокойно поднимается за силой и победами. За тихим спокойствием. Больше, конечно, за силой. Это мерило слишком привычное. Быстротечное. Беспечное. Как у едва воплощенного Духа на вулкана дне. Плюется кровью, шипит. Встает. Силу ищет. И потом, когда сотрет кости в пыль, найдет, наконец. Тогда, когда уже ничего не останется.
Самое страшное: понять что-то, когда уже ничего не можешь изменить. Вообще. Что самое кошмарное - это бессилие.
А сейчас-то все еще изменяемо. Виль про себя прикрывает глаза, выдыхая в мысли едва уловимое "знаем, плавали".
Серьезно, она пережила многое. И сейчас все было не так страшно. Ну, да. Вымокла. Бывает. Выползла злобная, мрачная, была быстро и милостиво высушена, отчего приятно хрустнула хвостом и шеей. Бывало хуже. Как-то очнулась под горой трупов на месте смерти Звездного Лича. Что поделать? Дерьмо случается.
- Помнишь, мне понадобился Собор? Все было сложно. Я не верю в видения и вещие сны, но этот таким оказался, что ни разу не упростило мне жизнь, - Вильварин мрачно щурит куда-то в сторону границ единственный глаз, с каждым щелчком хвоста выражая всю сложность рассказа, - там был Болотный. Хороший мужик - пусть и на половину водный. Он пришел туда по той же причине. И мы нашли кое-что. Звездная оставляла какие-то записи. Девчачий дневник какой-то. Так вот. Она решила, что обречь нас, всех нас, Младших, на одиночество - это сделать нас совершеннее. Что мы должны прибирать за Старшими, погрязшими в стайной политике, - с каждым словом о Звездной Лавовая распаляется, не удерживая разгневанного рыка, - эта старая груда костей и звездной пыли решила, что это - свобода. Какого светлого? - после Виль как-то беспечно поводит плечом, не без насмешки обращая к супругу взгляд, - еще я немного покрошила Собор. Искренне считаю, что была права - и готова повторить, если моя так называемая Мамаша снова решит засыпать пепел мне в уши.
Ну, а что? Ломать - не строить, это весело и расслабляет, не то что дрянная Звездная с ее загонами. От злости прожилки доспеха начинали ярко сиять.
- Ты наверняка искал меня не для выслушивания таких историй, - Варина слабо поводит плечом, хрипло выдыхая облачко пара, - выглядишь усталым.

+5

212

"Надо поговорить", исходящее из женских уст, у любого вызовет нервное напряжение, которое, впрочем, Фламментайн успешно подавил и приподнял крыло, охватывая им нырнувшую под бок Виль. Удобную позу быстро удалось подобрать, напрактиковались и притёрлись друг к другу за век и годы знакомства. Раз ныряет и прижимается, значит говорить будем не о друг друге. И хорошо. Тёплый и шершавый чешуйчатый бок, изрезанный полосами шрамов, стал стремительно нагреваться, даря Вильварин дополнительное тепло. Волна жара разлилась по всей шкуре огненного Духа, изошла паром, повстречавшись с холодным воздухом.
История, которую поведала Королева Лавы, была странной. Фламментайн прищуривался, слушая недолгий рассказ, дёрнул носом, когда драконица упомянула Дульхатрина - с ним Глава тоже имел недолгое знакомство. Будто вновь ощутил фонтан ледяной воды, которым его тогда окатило. Ну, раз не располосовала она Болотного на кожаные ремни, значит и впрямь знакомство состоялось вполне успешно.
- О своих делах я потом расскажу. Странно, что ты вообще решила отправиться вслед за сном, - сказал Дух. Переплёл когтистые пальцы передней лапы Виль со своими и сжал немного.
Однако как задело её содержимое дневничка Звёздной. Обычно Виль не проймёшь - сожжёт то, что останется от обидчика так, что только тонкий слой жирноватой сажи на камнях будет о нём напоминанием, и уж не станет пересказывать содержимое беседы. Фламментайн живо представил себе первые строки записей Праматери - пергаментные листы, летящий почерк. "Дорогой дневник..." и поморщился.
- Обычно вещие сны снятся Саян, а не нам с тобой, - добавил он с тонкой усмешкой. По крайней мере, младшая дочка не стала бы разносить Собор по камушку. А вот пойти вслед - пошла бы. Удивлялись, в кого пошла дочь-вещунья, и вот пожалуйста. Спящий ген, скрытый контакт с создательницей, что бы там ни было. Фламментайн в генетике не был особенно силён и даже не знал, как это слово пишется.
- А другие там были? - осторожно спросил он. Духи Молний, Солнца, Самоцветов - мало ли кому ещё мог присниться сон подобного характера. И если он оказал своё влияние выборочно, выбор вышел своеобразный. Лавовая и Дух Болот, эти двое с собой сочетались едва-едва, как костяшки домино с половинками из Тьмы.

+3

213

18 Мороза. Утро.

Несмотря на то, что Бао был не любителем всевозможных традиций, были в его жизни традиции, которые воин соблюдал беспрекословно. Это касалось ни каких-то там памятных дат из жизни стаи или еще чего. Нет, традиции, которые соблюдал Бао касались лишь его самого. Например, дружеские традиции. Дружба - дело священное. В списке приоритетов ледяного дружба стояла сразу после стаи и семейных уз. Хотя из семьи остался-то только Вайс.
Бао пришел на реку Локу, чтоб встретиться с товарищем. Эпсиор - самоцветный дракон из стаи Света. Бао бы не назвал его лучшим другом, но все же полукров знал этого дракона приличное количество времени, чтоб назвать его верным другом. И да, Эпсиор был немногословен, что радовало также немногословного Бао. В отношениях с Эпсом сложилась традиция периодически встречаться и охотиться - у обоих, конечно, дела, но раз в месяц или год выбраться можно.
Где-то на полпути Бао услышал мысленный зов своего братца. С Вайсом, признаться, Бао тоже давно не виделся. У него патрули, у брата - архивы. И что там делать можно столько времени? Лежат себе свитки и лежат, никуда, небось не деваются - и какой толк перекладывать их с места на место? Но лезть в особенности работы Вайса - не в привычке воина.
Встретится с Вайсом тоже хотелось, но и отменить встречу никак нельзя...
Вайс, можешь, конечно, прилететь, но я с другом. Думаю, это не помешает. - отрапортовал ледяной.
Да, встреча тет-а-тет провалилась с треском, но сейчас главное, чтоб на это нормально отреагировал Эпсиор...
Не любил Бао все эти межличностные тонкости, но что делать?
Самоцветный, к слову, пришел раньше ледяного. Бао ему коротко кивнул, скупо улыбнулся, пробубнив стандартное: Здравствуй.
Воин немного мялся и переступал с лапу на лапу, обдумывая, что сказать Эпсиору. Речи - это не его, и поэтому полукров всегда думает прежде, чем сказать, иногда даже кажется, что он просто впал в транс и смотрит на одну точку... А иногда не кажется. Зачастую лучше промолчать, но не сейчас.
Эпсиор, знаешь... Ко мне брат хотел заскочить. Мы с ним редко видимся. Ты не будешь против?

0

214

18 Мороза. Утро.

- А вот и ты, Бао! Приветствую  - Эпс радостно кивнул прилетевшему дракону, двигаясь на встречу и остановился на расстоянии пары шагов от него. В такт каждому шагу на встречу, да и потом хвост ходил из стороны в сторону, лишь подчёркивая радость. На морде и в золотисто-красных глазах также читались исключительное дружелюбие и свойственная самоцветному теплота. Не каждый знал их, но было место им быть. Друзья и близкие – это те редкие существа, что были самым дорогими в жизни шпиона, и он этого не скрывал. Да и зачем? Сейчас не было ни лишних взглядов, ни каких-то опасных ситуаций, требующих известной осторожности и серьёзности светлого.
- Как ты? Я вот чую, что хорошая будет охота, - дракон улыбнулся, предвкушая ловлю и вкус пойманной добычи, а затем молча стал ждать ответных слов и действий. Погода была ясная, воздух был свеж. Так и хотелось рвануть во всю прыть и бежать, а если лететь, так мчаться без тормозов. 
Эпсиор, знаешь... Ко мне брат хотел заскочить. Мы с ним редко видимся. Ты не будешь против?
Спонтанные знакомства не нравились Самоцветному сколько тот себя помнил. Шпион старался вообще лишний раз избегать знакомств. И не будь рядом очень близкого ледяного собрата, его давнего приятеля и друга в котором Светлый души не чаял, то, скорее всего Эпсиор просто бы ушёл, проследив впрочем, за действиями гостя. Но сейчас было другое. Как можно быть против встречи братьев, если один из братьев тебе симпатизирует.
«Пусть увидятся – я сомневаюсь, что это помешает охоте. Весь день же впереди», - подумал, на удивления себя самого Эпс и ответил не менее дружелюбно. Словно и не было нежелания новых знакомств.
- Пусть прилетает.  Он всё-таки твой брат, твоя кровь, да и он же всё равно уже летит сюда. Не буду же я его в ближайших кустах выслеживать, уличая в нём врага, - редко когда можно было не быть закованным в шпионскую корку, и Эпсиор пользовался такими моментами на всю катушку.
Будь что будет, ну а там посмотрим. Сомневаюсь, что что-то пойдёт не так
, - сказал сам себе самоцветный.

Отредактировано Эпсиор (30 Июн 2017 13:38:39)

0

215

18 число морозного месяца. Утро.
Желание повидать брата в Висе сидело уже давно, да вот только найти время и выбраться из родного архива было не так уж и просто. В последнее время архивариус занимался в основном тем, что переписывал старые письмена на новые свитки, подкрепленные магией, чтобы чернила не сходили дольше, а бумага не портилась. Занятие это было весьма утомительное для глаз, да и для самого дракона - каждую из записей библиотеки он читал хотя-бы раз, а потому знал их все. Так что в переписывании текстов не было чего-то очень интересного. Лучше бы сочинением занялся... Но работа есть работа. И работа такая, что сидишь практически безвылозно. Как раз по этому, неделю проведя в нижник пещерах и наконец получив хоть немного свободного времени, Вайс решил первым делом исполнить то, что планировал уже давно. Встретиться с Бао.
Они же не виделись Звёздная знает сколько! Прошло, наверное, не меньше столетия. Но постоянно находились всякие неотложные дела, и то у одного, то у второго не было времени или возможности. Так что как же хорошо всё-таки было, что Бао дал добро, даже не смотря на то, что у него, видимо, встреча ещё с кем-то. Архивариус и не был против. К тому же, может быть, что он даже знает этого дракона, ведь в стаях светлого альянса Вис перезнакомился в ранние годы с кем только можно и нельзя. А потому, пребывая в прекраснейшем настроении, дракон создал портал к реке. Точнее, выходная точка портала располагалась высоко над рекой, чтобы не промахнуться и не оказаться внутри какой-нибудь скалы. Конечно, когда ты всю свою жизнь изучаешь пространственную магию и по праву считаешься мастером в ней, то такое вряд-ли возможно, но мало ли. Да и с высоты он сможет осмотреться и сразу увидеть брата, а не искать его потом с земли. Ведь точного местонахождения он не знал, а только то, что они на реке Лока, около границы Закатного края.
Вис, сделав петлю, влетел в портал, который тут же захлопнулся за его спиной. Взгляд красных глаз устремился вниз. Голубая полоска воды, текущая со стороны Облачных гор, сверкала под лучами раннего солнца, так что понадобилось некоторое время, чтобы привыкнуть к бликам и разглядеть двух драконов, стоявших у правого берега. С такого расстояния дракон точно не мог разглядеть друга Бао, разве что понял только, что он фиолетовый. Красивый цвет. Верная черта многих самоцветных драконов - переливаются своей чешуёй на солнце, словно драгоценные камни. Вису всегда это нравилось.
Прижав лапы к телу, дракон сощурил глаза, чтобы воздух в них не бил, и быстро направился вниз. Он предпочёл приземлиться чуть-чуть поодаль от пары, чтобы беспардонно не врываться в их разговор. Да и вообще это просто не красиво. Однако, на полпути к земле что-то заставило дракона притормозить. Знакомая, даже очень знакомая аура. Она ощущалась слабо, и определить владельца не представлялось возможным, но, видимо, с другом Бао Вис всё же был знаком. Только вот... Что-то очень странное было во всём этом.
Долго мучиться над вопросами "что это за чувство" не пришлось. Стоило Вису приземлиться и проморгаться, как глаза в смятении и шоке округлились. Рядом с братом стоял Эпсиор. Хорошо и давно знакомый Вайсу дракон, с которым тот в прошлом разделил не мало счастливых годов, и с которым так некрасиво обошелся. Мысли дракона спутались, словно "слова застряли в горле", если бы архивариус умел говорить. Он перевел взгляд на брата, радуясь, что всё же приземлился в паре метров от драконов. а не прямо рядом с ними. Тряхнув головой, чтобы на морде не осталось следов шока и смятения, альбинос сделал шаг вперёд. Нельзя же вот так вечность стоять и пялиться на драконов...
- Приветствую, - послал он мысленный сигнал, делая тяжелый вдох. Это будет сложная встреча.

Отредактировано Вайс (29 Июн 2017 17:34:17)

0

216

У меня все хорошо. - пробубнил Бао. Он всегда был немногословен и предпочитал не говорить о своих проблемах, только лишь, когда те превращались в боевые истории, дракон позволял себе поделиться ими. Он ведь со всем в состоянии справиться сам, верно? Ну, кроме ран. Раны нужно латать вовремя, чтоб потом не лишиться лапы из-за своей же глупости. Всякое ведь бывает. Насмотрелся за свою жизнь.
Эпсиор был, оказывается, не проч встретиться с братом Бао, и воин украдкой улыбнулся, радуясь решению друга. Третий, может быть, и лишний, но точно не в дружбе. А Эпсиор казался ледяному весьма умным драконом, не как Вис, конечно, но все же. Значит найдут общий язык.
Вот только об особенности братца Бао предупредить не успел - Вайс уже прилетел, и полукров, спохватившись, очень боялся, что когда самоцветный поздоровается и услышит лишь мысленный ответ... В общем, может возникнуть неловкое молчание, виноват в котором будет Бао, ведь он, из-за своей немногословности так часто забывает сказать что-нибудь важное.
Вайс был какой-то напряженный что ли? Будто призрака увидел, честное слово! Ну, это, конечно, преувеличение.
Привет. - кивнул ледяной. - Вайс, знакомься - это Эпсиор, мой давний друг. А это, - Бао кивнул на архивариуса, - Мой брат,
Вайс, Архивариус стаи Воздуха.

Что-то тут все же было не так. Пусть Бао и не был искушен в изучении психики, как, например, Разумники, но специфика воинского ремесла научила анализировать мимику противника, чтоб предугадать атаку. Жизнь та же битва, и тут так же надо уметь анализировать.
Но, если честно, голова Бао была больше забита тем, что Эпсиор неожиданно может ляпнуть какую-то глупость, типа: "А чего мыслями, язык что ли проглотил?" И тогда не удобно будет всем и Вайсу, и Эпсиору, и Бао. Особенно Бао.
И посему воин обдумывал, как бы так ненавязчиво намекнуть самоцветному? Или сам поймет?..
О Звездная, почему я иногда такие ошибки совершаю? Все же общение - не мое. Битва страшна, но в битве и проще, нету там никаких хитросплетений, даже если стратегия противника непредвиденная, с ней разбираются командиры, а у воина доля другая.

+1

217

Чего Эпсиор ожидал меньше всего, так это появления до боли знакомого голоса в голове. Самоцветный замер как вкопанный, лапы никак не хотели отрываться от места, дыхание перехватило, а сердце забилось в груди как бешенное. Приветствую..., - шпион смог лишь медленно повернуть голову, убеждаясь в надменной и жестокой иронии: да, это был Вайс. Некогда любимый, главный и самый значимый в жизни самоцветного дракон. Годы счастья, понимания, общих побед и разочарований и всё. Всё прекратилось в один миг, несмотря ни на что, даже не учитывая чувств и не ставя его, Эпсиора, в расчёт. Бессердечно, вот как поступил брат Бао. Простить такое, наверное, было невозможно, думал шпион многие сотни лет подряд. Он часто прокручивал историю с Воздушным, пытался найти этому причину, он даже пытался оправдать того в своих глазах, так как ещё долго не прекращал любить, но в один момент обида пересилила всё. Она затопила сознание, а потом настала холодная тишина. А сейчас? Сейчас вскрылась старая рана и душа кричала:    «За что же? За что же именно ты?! Чтоб мне провалиться в тартары! Видеть тебя не могу!» - Самоцветный с великим трудом повернулся к Бао, избегая его брата.
«Лишь бы не поймать взгляда алых глаз. Нет! Они невыносимы…» – Присутствие  альбиноса прожигало всё нутро от хвоста и до самой макушки Эпсиора. Ледяному же должно было показаться, что его друг просто удивился. Встречи со старыми знакомыми вообще разными бывают, и поэтому шпион как бы невзначай улыбнулся, стараясь скрыть межличностные распри от своего друга.
- Ты мог нас не знакомить, Бао. Я знаю твоего брата очень хорошо... - последние слова были адресованы исключительно Вайсу, как и взгляд золотисто-алых глаз, который впрочем, дракон тут же отвёл.
«Меньше всего я был готов встретить тебя снова. После сотен и сотен лет. Я пытался забыть, утопить, задушить всю память о нашем общем прошлом. А ты... А ты снова передо мной... Зачем? И почему не говоришь обычной речью?» - мысли крутились, а впереди стояли ненавистная морда и взгляд. Обида сменялась презрением и снова обидой, и очень хотелось убежать или зарыться в землю. Прозвучал лишь один вопрос:
- Только почему, я понять не могу, Вайс, ты говоришь мысленно? Мы же рядом стоим, - раньше Эпсиор мог часами слушать альбиноса и ему очень нравился его голос. Да и вообще, шпион души не чаял в своём спутнике. Основные обязанности перед стаей всегда кончались возвращением к Вайси, как шуточно Эпс называл того каждый раз при долгой разлуке.
- Если бы не твой брат, я бы ушёл, Вайси. Не буду пояснять почему…, - добавил мысленно самоцветный, чтобы услышал лишь альбинос. Имя было специально произнесено как раньше. Пусть дракону будет совестно, за его поступок.

Отредактировано Эпсиор (3 Июл 2017 00:11:56)

+2

218

Вайс, честно говоря, готов был сквозь землю провалиться. С одной стороны, ему хотелось срочно найти тысячу и одно дело, чтобы улететь, а с другой. Эпсиор. Это же Эпсиор. Тот, с кем архивариус, бывший тогда ещё простым магом, провел вместе целую сотню лет. И которого потом просто взял и бросил.
Нельзя сказать чтобы Вис сделал это нарочно или из-за желания навредить дракону, нет. Просто он разлюбил. Так бывает и это нормально, но осадок, жгучий и неприятный, всплыл именно сейчас. Всё же за всю жизнь у Виса длительных отношений было совсем немного, чаще он встречался с партнерами год-два, и то без намерений с обеих сторон заводить семью. Так сказать, мимолётные связи ради общего удовлетворения - как эмоционального, душевного, так и телесного. Но Эпс был другим. С ним Вису нравилось проводить время, а не просто иногда встречаться. Он любил летать по Империи вместе с этим милым и наивным в те годы драконом, рассказывать ему старинные истории и легенды, пересказывать великие битвы, зачитывать свитки и сотворении мира… Молодой пятисотлетний дракон с упоением слушал рассказы Вайса, пока они вместе валялись на траве где-то в серых степях или у границы Закатного края. Лет десять любовь полыхала в Висе очень ярко и трепетно. Каждая встреча с возлюбленным была переполнена дракона счастьем, и ему казалось что весь мир перестаёт существовать, когда они вместе. Они кружили в небе, среди облаков – и правда не было ничего, кроме их двоих. Кажется, Вис даже песни Эпсу писал в тот период…
Затем наступило время, когда любовь превратилась в приятную и такую родную обыденность.  Видеться после работы и проводить время друг с другом, засыпать и просыпаться вместе, охотиться, путешествовать, просто проводить время друг с другом – это стало нормальным, естественным, чуть ли не каждодневным. Они напоминали счастливую семейную пару, нашедшую друг друга. И о том чтобы искать кого-то другого и речи не было.
Но чувства начали гаснуть, как бы Вис не старался их поддерживать. Лет через восемьдесят после начала их отношений он начал понимать, что не испытывает прежних эмоций по отношению к Эпсу. Всё было не то. Прекратило приносить удовольствие нахождение рядом с драконом. Медленно и постепенно он лишался чувств, последние несколько лет уже просто тащась как балласт в этих отношениях. Когда избегать Эпсиора стало уж совсем сложно и неприятно, альбинос порвал с ним, стараясь сделать это быстро и, как ему казалось, менее болезненно.
Сейчас Вайс понимал, что полторы тысячи лет назад он был совсем ещё не умен и безрассуден. Дураком, одним словом. Но что делать то было? Встречаться и любить через силу? Разумеется, это не вариант. Однако, за то расставание – без объяснений, без помощи, без попыток вернуть отношения – ему было стыдно.
Не удивительно, что Эпс отводил взгляд. Наверное, рана была глубокая. От этого желание улететь – или извиниться? – становилось все больше. Сам Вис тоже не стремился смотреть на бывшего возлюбленного, но игнорировать его слова и вопросы всё же не мог. Больно кольнули воспоминания о лишении языка. Архивариус открыл пасть, демонстрируя всё, что осталось, так как зачастую ему не верили.
- Как видишь, лишился языка, - коротко ответил дракон, стараясь сделать «голос» теплее и дружелюбнее. Ей Звёздная, ему совсем не хотелось нагнетать атмосферу или ещё хуже – ссориться. Может, ещё удастся нормально общаться… Хотя это вряд ли.
На мысленное сообщение Эпса Вайс не нашелся что ответить. Он лишь слегка опустил голову, отводя взгляд. Некогда нежное и любимое «Вайси» более не отзывалось в сердце дракона, не вызывая никаких эмоций.

+2

219

Эпсиор сказал, что знаком с Вайсом. Ну, это не удивительно. Вайс ведь раньше любил путешествовать, да и сейчас, небось, не проч. Так что знакомых у него пол-Саяри, если не больше. И что Эпсиор и Вайс знакомы - это просто подарок судьбы, ведь не придется объяснять самоцветному немоту братца, а то Бао, признаться, хотел уже воспользоваться мыслеречью. И тут случилось... то чего Бао так боялся. Ну вот как могло так получиться?! Они когда с Эпсиором виделись в последний раз? Когда Вайс еще был молодым магом, скитающимся по всему миру с ворохом свитков? Но почему тогда перестали общаться? Хотя разные причины могут быть, оба выглядели удивленными, так что Бао сделал вывод, что расстались двое близких ему драконов скорее всего из-за отсутствия общих интересов или еще чего такого незначительного. Жизнь - она такая. Сегодня друзья, а завтра уже никто друг другу. Не ругались, не ссорились, но в один момент все исчезает. Нет бывшей дружбы, хотя никто вроде и не виноват, но, черт побери, обидно. Тут, наверное, так же. Отдалились друг от друга, а теперь Бао их случайно свел. Интересно, а Эпсиор уже задался вопросом, почему электрический и ледяной драконы - братья? Ответил ли себе сам?
Ох. Чтож мне теперь делать-то? Обрисовать Эпсиору ситуацию в двух словах? Он ведь прибывает в неведении и сейчас явно хочет узнать, что произошло.
Эпс, я тебе позже расскажу, если хочешь, что случилось. - послал сигнал Бао именно самоцветному.
А что там рассказывать? Полон мир идиотами, убийцами, разбойниками, насильниками - и прочей мразью. И иногда вот такие хорошие драконы, как Вайс попадаются подобным личностям в лапы... То может произойти все, что угодно. Остается только найти этих мерзавцев и отомстить или надеяться, что жизнь сама таких накажет строго. Но раз Вайс не загорелся благородной местью, а без него подлецов не найти, то нет смысла суетиться.
Альбинос, между тем, демонстрировал Эпсиору свою пасть. Вот зачем он это делает? Думает, так не поверят? Не самое приятное зрелище, хотя воину-то все равно, да и Эпсиор - стойкий дракон. Но одно дело видеть разорванного на части врага, а другое дело - лицезреть покалеченного друга, с которым пусть и тысячу лет не виделись.

0

220

От увиденного Самоцветного передёрнуло. Хотелось броситься к Вайсу, броситься к тому, кого совсем недавно не хотелось даже видеть. Хотелось просто обнять. Обнять крепко и надолго, и стоять так, стоять и просто быть рядом. Как раньше. Как полторы тысячи лет назад. Не из жалости, а просто чтоб тому было легче, чтобы тот чувствовал присутствие и причастность к его судьбе. Хотя кому этим поможешь?
Языка не вернёшь, в прошлое не вернёшься, а в нынешнем Эпсиор просто не мог позволить себе этого. Бессилие? Да. Именно бессилие закралось в душу. Рядом стоял Бао, да и Самоцветный сомневался, что Вайс этот жест оценит. После сотни лет союза, он разрушил всё, ни сказав ровным счётом ничего. Полюбил ли кого-то другого? Затаил ли обиду за исчезновения шпиона по долгу службы? Вопросы, вопросы и ни одного ответа. Как будто и не было никогда совместных полётов, вечеров долгих и прекрасных, да и Эпсиора самого не было. Словно он просто глава какой-то книги, а книга эта давным-давно превратилась в пепел и её пустили по ветру. От этого становилось холодно. 
«Ну почему только сейчас Вайси? Ну почему же я узнаю это и не могу хоть как-то выразить свою грусть? Почему ты исчез из жизни моей? Почему вообще всё это сейчас происходит и что будет дальше? И хочешь, как тогда приблизится к тебе, и прижаться к твоему тёплому боку, ан нет. Ты же не приблизился, ты же ни разу не подумал об оставленном где-то самоцветном шпионе. И какое же тут может быть моё поведение? Стой ошарашенный, стараясь не задеть гордость мерзкой жалостью. Зон бы вот точно не оценил бы жалости. Этого вообще никто бы не оценил. Это чувство отвратительно», - так бы Светлый и застыл, погрузившись в глубины разума, да только присутствие рядом двух драконов заставило вернуться к разговору. Это же как, кто посмел так надругаться над альбиносом? Что уж говорить, Эпсиору стало не по себе, и шпион посмотрел на своего бывшего избранника, то ли стараясь что-то увидеть в алых глазах, то ли пытаясь найти в них того прежнего дракона, которого так любил.
- Как же давно я тебя не видел, Вайс. Такие вещи стряслись у каждого, весь мир переменился множество раз. Я не буду ворошить прошлого и этой истории неприятной, даже не буду подавать виду, что у нас что-то было в прошлом, - говорил, подбирая каждое слово, - мне просто надоело, раз за разом много сотен лет возвращаться в прошлое и думать, что же могло быть не так. Мне просто надоело и… Эпсиор резко оборвал мысленный разговор с Воздушным, содрогнувшись, как от мороза, понимая, что сейчас просто бросает слова на ветер, говоря чушь, изменяет всем своим идеалам и попусту треплет языком. Собеседнику может и вовсе всё равно.
- Ну, что же. Утро недавно началось, стоит прекрасная погода. Чтобы не произошло в жизни каждого, охоте я думаю всё же быть, - этот манёвр дался Эпсиору тяжело. Душа болела, сердце сжалось. Он постарался сделаться радостным, как будто ничего не произошло. Бао тут всё же находится. Пусть думает, что его друг просто не смог сразу смириться с трагедией Вайса и мысленно уже во всём с тем разобрался.

Отредактировано Эпсиор (3 Июл 2017 00:11:00)

+2

221

Вайс готов был поклясться, что ощутил нотки сочувствия со стороны Эпсиора, и это заставило его содрогнуться. Архивариус думал уже, что ничего, кроме холодной злости Эпс к нему не испытывает, и готов был смириться, но… Нет? Неужели это не так, неужели остатки чувств всё ещё живы? Не хотелось бы. Не хотелось бы ворошить прошлое, думать о содеянном, не хотелось снова заставить испытывать что-то друг к другу. Вис причинил Эпсиору столько боли в прошлом – ему явно не будет лучше, если они сойдутся вновь.
В голове крутились разные мысли. В основном о том, как прошла их последняя встреча. Как они встретились после очередной долгой разлуки на их обычном месте, где-то на границе Света и Воздуха, куда редко кто заглядывал. Вис уже даже не мог припомнить. То ли это была пещера, то ли поляна среди острых пиков гор… Высоко, почти у самых облаков. Они могли оттуда наблюдать весь мир. И там, в месте, где провели они тысячи счастливых часов вместе, где делили счастье и горе, слёзы и смех, страсть и гнев – там Вис просто кинул слова, знаменовавшие их расставание. Что-то вроде «мы не можем быть вместе», или «между нами всё кончено»… Что же конкретно он сказал? Вайс уже не вспомнит. Но хорошо помнит, что в то время, пока Эпсиор стоял в замешательстве, воздушный телепортировался домой.
Эпсиор после этого пару раз пытался связаться с Висом, но был проигнорирован. Тогда это просто надоедало сказителю, а сейчас он чувствует себя последней сволочью. Просто отвернуться от того, кого любил – и кто любил тебя – так много лет… Это жестоко, это неправильно. Душу снедал стыд и раскаяние, но как выразить их – воздушный не знал.
Мысленный посыл шпиона расшатывал душу ещё сильнее. Вис не знал, что ему чувствовать. То ли благодарность за то, что Эпс не ненавидит его и даже решает оставить то, что было ранее, то ли грусть от его последних слов, от осознания того, как долго после расставания самоцветный ещё страдал. Глаза альбиноса были направлены в землю – он совсем не хотел встречаться взглядами.
- Тебе нет нужды говорить всё это. Я понимаю, и… Вовсе не собираюсь заставлять тебя вспоминать что-либо из прошлого и причинять ещё большую боль, - заговорит Вис непосредственно с Эпсом, минуя брата. – Я просто надеюсь на то, что мы сможем поладить сейчас, забыв о том, что было ранее. Я сильно изменился, Эпс, и мне стыдно за содеянное, - добавил он, казалось, совсем тихо, пытаясь хоть как-то выразить свои искренние извинения в сторону некогда столь близкого дракона.
После слов Эпсиора Вис вскинул голову, вдыхая свежий утренний воздух. Что ж, коль они вылетели охотиться, то лучше так и поступить. Архивариус совсем не прочь размяться – посте столь долгого сидения в архивах. Он давно не вылетал за дичью. Да и вообще просто не вылетал.
- Что ж, охота так охота, - обратился альбинос уже к обоим драконам, возвращая свою привычную мыслеречь. – На кого вы планировали охотиться, коль уж выбрали местом встречи реку?

+1

222

Эпсиору было явно неприятно видеть искалеченную пасть Вайса. Да и кому было бы приятно? Только садисту какому-то.
Морда Вайса почему-то была направлена вниз, будто он разглядывал свои лапы или интересовался составом почвы, такая поза уместна, если ты стыдишься чего-то. Но - Хвала Звездной! - Бао не был настолько проницателен и ничего не понимал в поведенческой психологии. Ну, смотри Вайс и сморит! Что такого-то?
Несмотря на то, что ледяной понятия не имел о творившихся в душах близких переживаниях, ему самому было крайне некомфортно. Такая неудобная ситуация! И все из-за него!
Но вроде бы все ничего, надо заняться охотой и забыть о проблемах. Погоня, азарт и вкусная еда, время проведенное с близкими и приятное общение. Хорошо ведь? Чем не счастье?
Но полукров предполагал, как неудобно сейчас будет Эпсиору. Странно это, когда не слышишь голоса, когда мысли другого дракона лишь звучат в твоей голове. И ты понимаешь - так будет всегда, ты никогда не услышишь... Это не привычно и обидно, поначалу делаешь вид, что Вайс просто простудился и у него болит горло, заставляешь себя в это поверить, а потом привыкаешь. Горло не пройдет. Эта "простуда" навсегда. Как бы не хотелось найти лекаря, который вылечит, ученого, который сможет что-то придумать. Хоть что-то. Хоть как-то. Услышать дракона, который читал тебе, когда ты был маленький, несмышленый птенец... Голос, который роднее собственного. Он безвозвратно утерян.
Да мы вроде не конкретно на кого-то - кто попадется. - Бао слегка улыбнулся и кивнул самоцветному.
Охота - это ведь не сама цель, верно? Просто повод. И, конечно, поохотиться надо, но можно плавно перейти на рыбалку, если захочется. Или просто побродить в живописных окрестностях.
Охота, как заметил Бао, не очень-то подходит для созерцания чего-то прекрасного. Ты весь напряжен, готов в любой момент сорваться и помчаться за добычей. Какая тут красота окружающего мира? Догнать бы!
Да и не особым эстетом полукров был, так кое-чего от братца нахватался. Куда важнее практическая польза.
Ну, с чего начнем?

Отредактировано Бао (19 Июл 2017 23:48:55)

+1

223

Вот вроде и настроился на хорошую охоту, ждал далеко не один день, а во всём этом и надобность как-то испарилась. Нет, конечно же, должна быть ловля добычи, разминка одеревеневших мышц  и сухожилий. Эпсиор никак не мог нарушить традиции, которая уже давно успела стать чем-то необходимым. Лишь впечатления, они казалось, будут уже совсем не такими яркими. Что касаемо присутствия Вайса? А его присутствие и обжигало, и расстраивало, и заставляло выйти из зоны спокойствия в целом сдержанного шпиона.
Да – наш шпион был раним, его можно было вогнать в беспросветную тоску, но до такого состояния как сейчас он, похоже, никогда не доходил. Разорваться хотелось. В этом случае самоцветному хотелось, и сопереживать своему некогда любимому дракону, и ненавидеть его всем сердцем.
От любви до ненависти один взмах крыла? Да – один, но какой это взмах? Сейчас не понимаешь, почему тебя оставили одного, и пытаешься связаться с любимым, дальше начинаешь его ненавидеть, дальше забываешь и снова... Снова всё повторяется, и ты стоишь и не знаешь что делать. Под землю провалиться не сможешь и улететь нельзя. Если улетишь, тебя просто не все поймут, да и, например Зон бы никогда и ни в каком случае не сбежал бы.
И как же не хватало сейчас самоцветному умения оставаться хладнокровным. Не внешне. Снаружи Эпс не подавал вида, а вот внутри сходил с ума от эмоций. Шпиону чувствовалось, что Старший Воин спокойно мог усмирить любые чувства. Впрочем, это были лишь предположения, а чувства тем временем кипели.
Ну как он мог не ворошить прошлое и видеть дракона из своего счастливого прошлого? Как мог за пару брошенных фраз простить такое отношение к себе. Память не подводила Эпсиора. Его некогда покинули, не посвящая в причины расставания, отвязались, отмахнулись, сбежали – это выглядело примерно так. 
Я просто надеюсь на то, что мы сможем поладить сейчас, забыв о том, что было ранее. Я сильно изменился, Эпс, и мне стыдно за содеянное…  - раскаяние звучало очень по настоящему, ему хотелось верить, его хотелось принять. А память говорила, что такое никак не забыть. «Ты появился, голову вниз опустил и думаешь, что я так быстро приму твоё извинение?» - возник вопрос в голове, а затем исчез.
- Хорошо, прощение будет, и скорее всего мы поладим, а вот отношений как раньше я обещать не могу. Мне сложно сейчас говорить об этом... Как ты исчез тогда, как появился сейчас всё это… - самоцветный прервался, подбирая слова. - …Так резко и так больно. Сердце простило, а память нет. Ведь о тебе не было вестей с той самой последней встречи, а я её помню как сейчас, - через силу продолжил, отвечая разом  уже на вопросы братьев. Которые к слову, ну совсем не были похожи на братьев. Разные стаи, совсем разный облик. Необычное родство.
- Как верно заметил твой брат, Вайс, мы не ставили целью кого-то определённого.  Процесс важнее. Бывало не раз, мы и ловлей рыбы занимались, а иногда никого толком не найдя начинали просто разговаривать. Впрочем, лично я хотел бы сегодня покушать, – дракон миролюбиво и мягко улыбнулся глядя в начале на Виса, правда, не сумев долго смотреть в его глаза, а потом и на Бао, продолжая ответ – Думаю для начала нужно хоть кого-то выследить. А там посмотрим.

Отредактировано Эпсиор (27 Июл 2017 18:42:28)

+2

224

Виль бы нахохлилась, да вот нахохливать попросту нечего, а потому лишь слабо опускает голову, полуприкрывая глаз и слабо встряхиваясь, греется о чужой бок. Тепло - это хорошо. Приятненько так. Муж был очень удобной печкой, такой большой и красной, задавал правильные вопросы - да и вообще, с ним во всем приятно. Хотя в последнее время все шло определенно в наименее хорошую сторону - не с ним, а в мире и в происходящем вокруг. Что-то не складывалось, что-то выбивалось, а понять что, где и почему, к сожалению, отчего-то было ну очень трудно. Лавушка искренне пыталась, но, видимо, понять логику Звездных - это понять что-то очень абсурдное. Была бы жива Темнейшая - ей бы хоть вопросы можно было задать. Вроде "дорогая свекровь, а ваша мать всегда была поехавшей - или только в отношении Младших?". Но уж чего нет, того нет.
- Странно, - Вильварин слабо кивает, определенно соглашаясь с утверждением. Странно - это еще не то слово. Зная себя, Лавовая даже не сомневается, что на любой другой гипотетически вещий сон она бы не отреагировала с такой верой в то, что это правда. Во-первых, ей вообще крайне редко снятся сны, во-вторых, запоминаются они еще реже, в-третьих, это сущий бред, бежать за грезами, давайте еще поверим в высшее благо убийства собственных детей. Все это какой-то бред. Вообще все, что касалось Матери, сводилось именно к подобным умозаключениям, так было до сна, после сна, до Собора, после него - да всегда так было. Проблемы отцов и детей? Если бы. Своих-то полыхающая царица-воин выходила, ради одного так и вовсе собрату-Младшему набила самоцветную рожу. Звездная такой любовью к своим чадам не горела.
- Твоя правда, предвидеть может у нас только она. Но меня все равно это напрягает. Предчувствие паршивое, - хозяйка Магмовой Горы задумчиво хмурится, глядя куда-то на собственные лапы, - ничего не происходит просто так, - разумеется, ведь каждый генерал предсказывает действия противника благодаря опыту и интуиции, и вот она-то вопила, но опыта войны со звездной не было, к сожалению, - но я не пророчица. Я воин, Фламментайн. Я умею видеть только войну. А не гамбиты свихнувшихся старых стерв, - хвост мрачно похрустывает где-то за спиной, активно возится в стремительно тающем снегу, демонстрирует, что тут кто-то явно чем-то дьявольски недоволен. Во многом потому что чем быть довольной - вопрос тяжелый.
В Соборе, к счастью, больше никого не было. Во многом потому что слишком много всех на один памятник архитектуры - да и на одну Виль. Она не очень переваривала незнакомых, а уж незнакомых родственников - и подавно. Они с какой-то неосознанной паскудностью напоминали о том, что у нее есть Мать. И что эта Мать куда тупее, чем кажется всем смертным.
- Только Болотный, - тут драконица слабо морщит морду, припоминая еще одну хреновину, из-за которой, собственно, и устроила локальный филиал Шагриара в святая святых своей идиотской мамаши, - и какая-то маленькая магическая дрянь. Вроде как капелька из воды, но с огненным наполнением. Без мыслей, без слов. Проводил нас до места - и скрылся. Ты когда-нибудь в Соборе видел что-то подобное? - и это логично. Ну, спрашивать подобное у Фламма. Он, в конце концов, бывал в Соборе много чаще, ведь там проходила вся болтовня Альянсов. Может, как-то замечал эту странную сучность.

+1

225

- Никогда не видел, - почти без паузы ответил Дух. По Собору он, честно сказать, особенно не гулял никогда. Не нравится тамошняя атмосфера, что поделать. Светящиеся цветы в саду, журчание ручьёв, холодный мрамор стен. Зал Советов - и обратно, в родимую духоту без сквозняков. - Может её там и нет обычно. Персонификация Праматери, - с усмешкой добавил он.
Он попробовал представить себе болтающуюся в воздухе капельу воды с огненной начинкой, провалился в этом начинании, потому что мысли переметнулись к вчерашней встрече с Мисан и её результату, о чём Лавушке всенепременно следовало бы знать. Собственный Заместитель, как-никак.
- Я вчера встречался с Воздушной Змеёй, - заметил Фламментайн, косясь на морду Вильварин. - Жалкое зрелище. Не знаю, насколько её стая в курсе о выдвинутом в наш адрес предложении...
Он выдержал несколько секунд ожидания, вспоминая выражение на морде Мисансэкрес, падающий на глаз сверкающий локон, закрученный в кудряшку от касания нагретого когтя. Бесценное воспоминание, достойное храниться в позолоченной рамке.
- Короче, она вымолила полсотни лет мира в обмен на десяток целителей нам в помощь, ресурсы и кое-какую информацию из их библиотек. Так что известим патрули, чтобы не сильно калечили залётных нарушителей границы со стороны гор.
И всё правильно. Им тоже нужна была передышка после эпидемии, а Мисан этой встречей лишь ухудшила свои отношения с остальным Альянсом. Очень кстати.
Но вернёмся к проблеме насущной.
- Расскажешь об этом дневнике у нас, - проговорил Глава. Здесь, у реки, было некомфортно, прохладно и сыро, и от красной шкуры огненного дракона продолжали куриться слабые струйки пара. Мерцающий угольком кончик хвоста протопил целую прогалину в снегу. Сжав лапу Вильварин ещё раз, он высвободился из объятий и разверзнул привычное кольцо портала, за которым, в мерцающем не-воздухе, угадывалась пещера внутри Шагриара.
Жестом он пригласил Виль следовать за ним в портал.

Этот эпизод завершен.

0

226

Вис знал, что его не простят так просто. Что обида не уйдет, стоит лишь сказать "прости". И Эпсу стоило бы ненавидеть электрического за то, что случилось, но нет, он словно бы и не злился, а просто был очень расстроен. Вайс был бы не против сейчас взять и улететь, чтобы не заставлять Эпсиора нервничать и грустить ещё больше, но как это будет выглядеть? Особенно в глазах брата. Архивариус кинул на него взгляд, фыркнув про себя. Он впервые был рад, что Бао такой недалекий и совершенно непроницательный - хвала Звёздной за это! Он вряд-ли поймет что здесь творится что-то не ладное и не станет докапываться до драконов. А даже если и подумает о чем-то, то просто проигнорирует. Нее в его манере было лезть в чужие жизни.
Новые мысленные сообщения самоцветного заставляли сжиматься все больше и больше. Кончик хвоста нервно подергивался. Как Вис мог быть таким гадом? О чем он только думал? Его бы нынешнюю мудрость, да в те времена... Объяснить, рассказать, успокоить. Дать понять, что это не со зла, что просто прошла любовь, и лучше расстаться, чтобы не было хуже. Нормально попрощаться... Чтобы Эпсу не было так больно, чтобы он не мучал себя догадками о том, что произошло, почему, зачем, за что, как... Но сделанного не воротишь.
- Я ни на что не претендую, - вновь заговорил Вис только с Эпсиором. - Ни на прощение, ни на возвращение прежнего отношения. Ты можешь ненавидеть меня, презирать. Я всё приму, - коротко сказал он и решил закончить на этом, Эпсу нужно было время переварить всё, осознать. Вис вскинул голову, смотря поочередно на драконов. Мыслеречь вновь была обращена к ним обоим.
- Свет, воздух и вода... Вспоминается, как я участвовал в дне охотника. Жаль что тут посоревноваться в "кто больше поймает не выйдет". Бао, может, тебе тоже стоит попробовать? День Охотника вроде уже скоро. Ты же любишь крупные мероприятия, - Вис даже слегка хохотнул, предствавив братца, гоняющегося за дичью, которую не надо убить. Во время охоты он может забыть все правила десять раз... Это было бы забавно. - Что ж, раз так, то давайте для начала просто пролетимся сверху на посмотрим окрестности. Бао может проверить воду на наличие больших  косяков рыб или крупной дичи, я ближайшие скалы, вдруг будет какое-нибудь стадо или замечу стайку арханов. Эпсиор может осмотреть береговую линию. Что скажете? - дракон даже немного взлетел в воздух, но повис совсем невысоко, осматриваясь. Неплохо было бы найти крупную дичь или стадо, чтобы каждому что-то досталось. Тогда они смогут принести добычу каждый в свою стаю.

Отредактировано Вайс (22 Авг 2017 12:50:42)

+2

227

Эпсиор и Вайс говорил странно. Не в том плане, что они говорили странные вещи, а просто были некоторые задержки. Ну, знаете, как будто дракон тупит и на несколько секунд виснет, прежде, чем ответить. Наверное, Вайс и Эпс общались мысленно. Бао ничего против не имел. Ну, не виделись давно. Явно есть вопросы помимо стандартных "как дела?". Но почему бы не поговорить вслух? Вроде же не чужие...
Ладно. Натреплются и все будет хорошо.
Бао не чувствовал себя третьим лишним, как ни странно. Он не заподозрил наличия какого-либо секрета или еще что. Но вот расспросить Вайса и Эпсиора потом тет-а-тет хотелось. Нет, не подумайте, никакого шпионажа - чисто дружеский интерес. И сравнить показания. Вайс - архивариус, много историй знает. Может, распинается, объясняя, как два таких столь разных дракона, как он и Бао, являются братьями? Вполне в его стиле. А чего не на общем астральном канале, а только с Эпсом? Ну, знаете вроде как только самоцветный спросил, чего настраиваться еще и на братца, у которого эти семейные истории уже в печенках сидят? Нет, нечего вгонять ледяного в тоску и заставлять зевать, особенно перед таким мероприятием, как охота.
На том и решили. Ничего криминального.
И вот Вайс "заговорил" с Бао.
День Охотника? Очень смешно.
Бао как-то болел за своего брата, будучи зрителем. За Вайса и того парня, который вызвался представлять Воду. Дурацкие правила, жуткий бед-лам, черт знает что, а не конкурс, и чего на него только ходят? Не был бы Вайс участником - Бао бы туда и разу носа не сунул. Хотя нет, один раз бы пришлось, чтоб понять, какая это идиотская затея.
Я участник? За скорее Шагри взойдет на западе...
Да, Вайс, смешно. - полукров улыбнулся, - Может, ты мне еще предложишь в Огненную стаю перейти, ну, для кучи?
Стратегия архивариуса, однако, понравилась воину.
Тогда за дело, я проверю реку...
И вот тут в голову Бао закралась ребячья мысль: а почему бы не пихнуть Вайса в реку? Ну, чисто ради забавы? Знаете, давно не встречался с братом, эмоции переполняют, он еще с Эпсиором секретничает... Надо как-то выпустить пар.
Ледяному выпустить пар, да...
Может сам реку проверишь? - в глазах воина заплясали не свойственные ему озорные огоньки.
Бао, будучи воином, привык действовать особо не задумываясь. Поэтому он быстро сориентировался, и пихнул Вайса, рассчитав все так, что у архивариуса просто не было шансов остаться сухим, если тот, конечно, не применит пространственную магию.
Вид у Бао сразу стал довольный.
Вот и разрядил обстановку.
Вайс, ну что? Есть там рыбка?

+2

228

Как хорошо, что между ними не было неловкости. И как хорошо, что Бао всё-таки такой непроницательный. Было интересно, что же думал брат обо всей этой ситуации, но Вис не телепат, и не мог лазать в головах других драконов - во всех смыслах этих слов. Не особо важно, что думает брат - Вис доверял ему, и не собирался досаждать с расспросами, чтобы выяснить, не заподозрил он чего. Это было не в стиле Вайса. Они так давно не виделись, что архивариус боялся, как бы их прежние тёплые отношения не утихли, но, кажется, всё было в порядке, так что не стоит пытаться их испортить. Да и к тому же - это же Бао... О точно уж не подумает ничего. А если и подумал, то смолчал, за что электрический был ему очень благодарен.
Переведя взгляд с Бао на Эпсиора и обратно, в голову Виса закралась мысль, вызвавшая улыбку. Он ведь рассказывал Эпсу о Бао, когда тот только-только родился. Не называл имени и расы - просто новость, что у воздушного теперь есть брат. Уже тогда их отношения были натянуты, а чуть позже они и расстались - ох, ну, точнее, Вис бросил самоцветного, не стоит себя обманывать - так что не то что познакомить их, но и рассказать о Бао толком не вышло. Как же забавно распорядилась судьба, сведя его бывшего возлюбленного и брата. На секунды мысли Виса ушли не в то русло, но дракон одёрнул себя, напоминая, что Бао - закоренелый гетеросексуал. Наверное. Звёздная, они так давно не виделись... Мало ли что могло поменяться.
Усилием воли вытряхнув эти мысли из своей головы, архивариус улыбнулся, услышав брата. А что? Он бы посмотрел на него на не охотника. Ничего, пройдет время - и, может, он захочет. Всё-таки это же способ показать себя-любимого, разве нет? Хотя Бао нельзя назвать драконом, любящим внимание. Однако, он никогда не отказывался от весёлого времяпровождения и физической нагрузки. Так что кто знает, как там будет.
- Лучше сразу к металлическим на Сеарив переселяйся. Уверен, они тебя полюбят, - дракон хмыкнул, представляя эту картину. Дракон, в чьих жилах течёт воздух и вода, приходит жить к огню и земле. Хотя ледяные и металлические весьма сходи - и в строении, и в характерах. Забавно, учитывая то, что они полные противоположности.
Так как предложение Виса о том, как разделиться, было принято положительно, то Вис уже собрался было взлетать, как от Бао прозвучал странный вопрос. Посмотрев на него, архивариус и успел только, что дёрнуться в сторону, прежде чем туша братца впечаталась в него, и электрический полетел в воду с тихим воплем. Или, скорее, это было некое "Эээооэооээ", выданное драконом и окончившееся бульканьем, когда он погрузился в Локу. Однако, его резкое движение в тот момент, когда Бао решил толкнуть брата, сыграло с первым злую шутку. Хвост Виса, ища опоры, инстинктивно обвился вокруг лапы ледяного, и... Ох, какая неожиданность! Воин полетел в воду вслед за архивариусом, на что уже вытащивший из воды голову Вис наблюдал с покерфейсом и злорадством в глазах.
- Это ты мне скажи. У тебя же из нас троих есть водная кровь, - наиграно-раздраженно ответил Вайс, сдерживая улыбку. Кажется, атмосфера разрядилась. Дракон более не чувствовал напряжения. Ему было хорошо. Пусть и мокро. И холодно... Ох, Звёздная, вся шерсть вымокла, один хвост цел остался.

+2

229

Что может быть прекрасней водных забав во время встречи с хорошим другом и... ну допустим, ладно. Старым приятелем. Хотя как можно назвать Вайси приятелем?
Сложно? Очень сложно? Правильно! Это было невозможно. И ведь, правда.
Вот он, самоцветный дракон, шпион, проживший уже порядочный срок после союза с Висом и даже смирившийся с тем, что любовь вроде как прошла. Принявший пинок судьбы. 
Нет. Такое не проходит так просто. Не прошла любовь, как выяснилось, а накатила холодным водопадом. Накатила и вот, стоит Эпсиор весь мокрый, всего трясёт от переизбытка ощущений и мыслей, а сердце пылает. 
Но вот перечеркни прошлое и ты предатель, подчеркни, так ведь тоже не герой. Слишком сложно?
Да. Это, да разрази гром, было очень сложно! Столько мыслей было проложено на пути к месту встречи. Были падения, были горькие уроки, сильные перемены в мире, вот жизнь неслась с момента расставания и до сегодняшнего дня и встала. Вот встала, упала, и нет её.
Какая чушь. Жизнь идёт и будет дальше, вот только как будет дальше, небо знает лишь, да ветер.
«И может, надо было и вовсе отсюда убраться, расправить крылья, отложить традицию на потом? Бао поймёт, ему объяснить такое резкое отбытие можно без пояснений. Вис так же поймёт», - размышлял Самоцвет про себя, глядя на плавающих драконов.   
«Поймёт, что данная встреча неприятна. Но неприятна ли?»
А было ли вот сейчас дракону плохо? Да вот нет. Не было.
Хотелось и крылья расправить и размять лапы, а может и вовсе заговорить с воздушным, словно заново, словно ничего не случалось и никогда не случится. Вот их двое. Ну, или даже трое. Что мешает, позабавятся, прыгнуть в воду и провести этот день на высшем пилотаже. Забыть разом хоть раз о переживаниях, размышлениях и прочем самобичевании.
На этом и было решено. Дракон без особых приглашений, разбежался, оттолкнулся и бултыхнулся меж двух промокших товарищей, обдав их обильной волной из брызг.
- Что-то уж слишком вы быстро отделались от моей компании и примкнули к рядам промокших. Это же произвол! Бросили целого Эпса.
Заулыбался своей самой искренней заразительной улыбкой.

+3

230

Долина Лисмолей --->
26 Морозного месяца. День.
Игра с мастером.

Тин улетела от сомнительного травоядного, оказавшегося добряком, а перед ней расстилались прекрасные виды заснеженных и голых деревьев, полян, которые все вместе создавали серый, неприглядный пейзаж, от которого глаз от счастья уж точно не радовался. Пустыня с ее вечной желтизной и голубизной неба казалась при таком контрасте куда красочнее и живописнее. НУ и теплее, конечно же. Порывы холодного ветра периодически трепали ей перья и шерсть, да продували те места, где не было ни того, ни другого. И хотя сказать, что она замерзала до чертиков, было нельзя, особого комфорта это тоже не приносило, потому что приходилось постоянно двигаться, а значит, быстрее уставать и еще раньше начинать хотеть есть. Последнее вынудило  ее на время отвлечься от своего направления ровно вперед, практически не сбивавшегося (как ни крути, в пустыне куда меньше ориентиров, чем здесь, и потеряться тут сложнее), на поиск пищи.
  В совершенно незнакомом месте, с неизвестными растениями, пейзажами, животными, которые могут быть опасны, Тин искала что-нибудь, что могло бы утолить ее голод. И времени на это, как и сил, тоже ушло немало, потому как встреченный ей случайно зверь с такими же рогами, как у персикового, только больше, был для нее велик, да еще и сам рванул от нее, едва завидев. Пришлось крутиться меж деревьев снова, что навевало на нее скуку, но не более того. Поиск пищи никогда легким не был, тут она давно смирилась с этим жизненным фактом и не возникала. Кушать, разве что, хотелось все больше и больше, а ничего относительно съедобного не попадалось. До тех пор, пока она не заметила следы на снегу, такие странные, витиеватые. Последовав за ним, она обнаружила небольшого пушистого зверька с ушами даже больше, чем у нее. Такие интересные ей еще не попадались. Тот сразу драпанул, и Тинка, уже мысленно пожиравшая эту пушистую тушку, бросилась в погоню, которая завершилась недалеко от берега реки, где зверь допустил ошибку, решив перепрыгнуть упавший ствол дерева. Там маленькая дикарка с победным воплем его достигла, быстро умертвив. Запыхавшись от быстрой погони, она отдышалась, принюхалась, убеждаясь в съедобности, а после начала рвать тушку клыками, добираясь до еще теплого содержимого и выедая все мясо вместе с клочками шерсти, которые не отодрались. Обгрызла лапы, сняла мясо с грудки, попутно умазывая белую мордочку в крови. А потом, немного, но не досыта, насытившись, пошла изучать то место, куда ее загнал ушастый зверек. Взлетев над деревьями, она обнаружила неподалеку полоску воды, разделявшую два леса.
  Зависнув в воздухе, Тинэквалон задумалась над осознанием двух фактов: перед ней вода и перед ней много воды! Естественно, прежде всего надо убедиться, что это и правда вода. Она нырнула к реке вниз и приземлилась на берег, опуская морду в воду и тут же вскрикивая от того, какая она ужасно холодная. Тин сморщилась: такую воду она видела впервые. Но по вкусу это была именно она. Она умыла мордочку, постаралась немного попить, что оказалось не так просто, ибо обжигало горло холодом, от чего было неприятно. Она огляделась и, обнаружив на немного возвышающемся береге небольшие длинные сосульки, подбежала к ним, схватив лапой и тут же отдернув ее, сломав конструкцию. Холодная! Хоть вой, но она холодная! Как тут кто живет вообще, в такой холодине! Она отскочила и стала оглядываться снова, ища, за что можно в ее изысканиях уцепиться.

+1

231

Есть такое понятие - триумф. Это когда ты победил весь стоишь такой довольный, а на тебя все смотрят да хвалят. Бао был в предвкушении триумфа, он ведь так красиво запустил братца в реку! Хоть картину пиши!
А может Вис и напишет, Хех.
Воин уже собирался повернуться к Эпсу, чтоб этот сказал какой-нибудь комплимент, типа: "Ай-ай-ай, Бао, нельзя так с родным братом!" - конечно, это должно было быть сказано с улыбкой и сарказмом, - "Но Вайс, однако, прекрасен в полете!" И тогда оба дракона разразились смехом, а Вис сидел себе в водице и с наигранной обидой смотрел на товарищей.
Вот так Бао себе это представлял. Одно слово триумф!
Но Вайс тоже не пальцем деланный, гены знаете ли. Каким-то образом товарищ архивариус умудрился прицепиться хвостом к лапе ледяного, и тот по инерции полетел вслед за братом.
Единственное, что успел подумать Бао прежде, чем рухнуть с плеском в воду, это: Твоюююю ж... - но даже эту мысль он не додумал, ибо вовремя вспомнил, что мать-то у них одна на двоих, единоутробные братья-то!
Рядом в характерным "бул-тых" плюхнулся Эпс. В морду полукрова полетели брызги, но он лишь улыбнулся, морщась - считай, родная стихия.
Рыбы нет. - пробормотал Бао. - Есть только один самоцветный дракон, который окончательно ее распугал! - Бао улыбнулся, увидев заразительную улыбку друга, и ударил крыльями по воде, награждая Эпсиора волной брызг и, конечно же, намочив сухой хвост Вайса - а что выделяется из общей композиции?
Ладно, ледяной из нас только я, так же давайте вылезать, а то еще простудитесь.
Бао довольно улыбался, смотря на мокрого друга и на не менее мокрого братца.
Сейчас применю огненную магию, хех. Надо их отогреть, а потом уже охотиться. Посиделки у костра... Обычно охота должна костром закончится, а не с костра начинаться. Можно еще рыбку поджарить, мясо подкоптить. Ой-мамочки, я чего-то проголодался... Ладно, сначала сушка - а потом все остальное.
Бао первый начал вылезать из воды, довольно водя хвостом из стороны в сторону.
Как я все-таки их, а? А то стоят, секретничают. Освежитесь, друзья мои!

+2

232

26 день Морозного месяца. День.
Игра с Тинэквалон

Сегодня Ень Ро было поручено сторожить границу. Она осталась сидеть на этой точке, пока другие члены патруля проверяли остальные места, вверенные им на сегодня. Это был не банальный обычный патруль. Они были, можно так сказать, на задании. Важном и ответственном задании, глубинный смысл которого самка понимала, но молчала, сцепив зубы. Ничего, она не была болтушкой и никому ничего выдавать не собиралась, даже если её намерены пытать вопросами о том, почему такая талантливая воительница здесь отмораживает задницу, а не гоняет всяких ублюдков.
Туманная втянула носом прохладный воздух. Он приятно бодрил и вовсе не доставлял неудобств. Сидя, змеевидная самка чуть повела плечами и наклонила голову на один бок, на другой, затем резко вперилась взглядом вдаль, почуяв движение.
«Хм-м-м… кажется, показалось» - она недобро сощурилась и фыркнула, чуть помяла снег под лапами — почти одними только пальцами — и снова застыла. Как ледяная фигура. Она часто ассоциировала себя с драконами ледников. Ей нравились неприкосновенный и непоколебимый холод тех мест и равнодушие зимы, но стае она была верна. К стае она была привязана. Так что даже из своей любви не пошла бы жить в те земли, хоть и были они по-настоящему чудесны. Чешуя Ень Ро отливала тусклой бирюзой, переходящей в серый. Глаза её — как две льдинки — казались ей самыми яркими чертами её внешности и выделяли среди других туманных драконов. Более блеклых и замутнённых, более незаметных. Хотя и сама Ши не бросалась в глаза. Зато многие говорили, что при ближайшем рассмотрении сразу становилась заметна её исключительность. Не только внешняя, но и внутренняя. Волевая, сильная, целеустремлённая, самка с гордостью смотрела вперёд, как будто она не просто так сидит, а делает очень ценное и ответственное дело. Впрочем, почему «будто»? Для неё так оно и было.
Опять звуки.
«Да нет же, не послышалось!» - патрульная поднялась и нахмурилась. Верхняя губа инстинктивно приподнялась, оголяя зубы. Самка совсем еле слышно — для самой себя — зарычала, всматриваясь вперёд. Прислушалась и поняла, что звук идёт не со стороны вражеской, а со стороны стаи. И чуть подуспокоилась, оборачиваясь, но всё ещё сохраняя недовольное выражение на морде.
К реке подлетела маленькая драконочка — стайная метка говорила, что незнакомка своя. Она пила воду, обжигая холодом пасть и горло, потом поскакала за сосульками. И... в общем-то… вела себя к птенец, что тут ещё сказать. Скептично прикрыв глаза, Ень Ро фыркнула. И фырк её превратился в маленькое туманное облачко, быстро рассеявшееся вокруг морды.
«И кто тебя вообще сюда пустил? Тут взрослые дяди и тёти дела делают, а птенцам надо под мамкиным крылом сидеть, да по стайным территориям ползать. Не знать забот и дел, не знать печали, только радость...» — последний кусок мысли оторванно заклубился вдали, исчезая. Ши копнула тыльной стороной лапы снег и села обратно.
[nick]Ень Ро Ши[/nick][status]Клыкастый патруль[/status][icon]http://sg.uploads.ru/GzZkv.jpg[/icon][sign]Бдить, сторожить, защищать.[/sign][titul]Воин стаи Воздуха[/titul]

+2

233

Попробуйте догадаться, что же в этом новом, полном загадок, мире, могло маленькой дикарке встретиться. Конечно же, это очередное существо с четыремя лапами и крыльями! Как будто другие тут не водятся. Хотя есть еще персиковый, который змея с лапками… Но он такой один единственный, наверняка. Тин была в этом уверена. Ибо много змеек с лапками быть просто не может.
Очередное незнакомое существо, явно одного вида с теми, кто встречались ей ранее, было, между прочим, весьма незаметным.  И было белым,  сливаясь со снегом! Только было не пушистым совсем. Если б не пошевелилось, Тин бы и не заметила, что там кто-то есть, увлеченная потоком воды. По системе, которую сегодня вывела дикарка для себя, выходило, что это существо особой опасности представлять не должно. Более того, оно наверняка даже безобиднее, чем тот простачок, от которого она ушла совсем недавно. Тот-то хотя бы синий был, а этот вообще белый! Точнее, белесый.
  Тинка недовольно фыркнула, на мгновение свесив уши, словно бы увидела что-то, ей крайне надоевшее. Потом взметнулась в небо и шустренько подлетела поближе, упав в снег на безопасном расстоянии. Так, на всякий случай, а то вдруг ее теория даст сбой.
— Аву-аву-аву-у-у! — зарокотала она неожиданно резким голосом, двигая телом назад на каждое «а», и вперед на каждое «у». Это она пыталась повторить звук кого-то из псовых, увиденных ею на краю пустыни. Совершив такое приветствие, дикарка прислушалась и принюхалась, взмахивая хвостом и раскидывая снег. Новый ее знакомый казался каким-то надутым и сердитым. Точнее она описать это состояние не мгла. Это явно было что-то другое, да и эмпатия шептала ей, что это нечто, так себе связанное с сердитостью, но понять, что именно, она не могла. Это было очень и очень сложным делом в свете этого дня. Понять, что сейчас испытывает этот зверь, которого она по неумению различать пол считала самцом, и вовсе не самкой. А знаете, почему? Потому что это первая самка, которую она видит среди таких вот! До этого ей вон все самцы да самцы. Словно самки тут дело редкое. Тех птенцов она не считала. Они так… Птенцы. А это существа другого порядка совсем, абсолютно ничего общего. Так что не путайте с мелкой дичью, что называется.
  Тин нахмурилась и сосредоточилась, думая и ненароком выдвигая нижнюю челюсть вперед, подчеркивая свое состояние активной задумчивости. Да, такая тоже есть.  И стала выгадывать, что же там этот зверь испытывает.
  Может, он ревнует? М-м-м.. ДА не, ревнуют к кому-то… Виве вот ревновал меня к той самке, которая пыжила из себя фифу. Не-е… — пауза. — Или сожалеет! — снова пауза. — Может… Может, он не ел? И голодный? — Тин завалила ухо на бок, рассуждая. — НУ нет, если б он хотел погрызть чью-нибудь ногу, он бы пошел и погрыз, и не стал бы себе  тут рассиживаться. А Может… Может, он сторожит что-то?  И поэтому грустит? М-м-м… Нет, ерунда какая-то… Что с ним не так? Аррр…

Отредактировано Тинэквалон (6 Ноя 2017 17:16:50)

+1

234

Вис чувствовал себя довольно спокойно в компании этих двоих, можно так сказать даже наслаждался их обществом, ведь, как показалось ему, и обстановку они втроем разрядили, и отношения не такие уж чтобы прям напряженные, да и вообще в общем и целом неплохая складывалась перспектива охоты на троих с дальнейшим налаживанием уже дружеских отношений с Эпсиором. И воздушный даже был не против сидеть по шею в реке, да наблюдать за влетевшим следом братом с ехидной улыбкой мести, да вот только когда к ним завалился самоцветный, архивариус резко как-то сжался весь. Не показал этого, конечно, но внутри сжался, и всё там передёрнуло от чего-то.
Эпсиор был так... Близко... Его драгоценный камушек - как некогда он называл этого действительно красивого и привлекательного дракона - находился на расстоянии буквально пары лап. Когда они были на земле и стояли друг от друга прилично, то не чувствовалось подобных колебаний. А сейчас же... Когда можно было буквально коснуться его хвостом, достаточно просто наклонить тот в сторону, всё было как-то иначе. Воспоминания о проведенных вместе днях, и, ох, этих прекрасных ночах, навалили. Но то - лишь секундное наваждение, и воздушный быстро взял себя обратно в лапы, замотав головой будто отряхивая воду, но на деле больше отряхивался от мыслей. Они в любом случае уже не испытывают друг к другу любви. А Вис так и вовсе не испытывал сексуального желания и влечения к кому бы то ни было уже лет эдак пятьсот-восемьсот. Хотя воспоминания, конечно, были приятны.
Но хватит об этом. Достаточно будет избегать физических контактов, чтобы не баламутить давно застывшую воду, а в остальном Вис справится. Хотя тут и справляться то особо не с чем. Просто непривычно.
Фыркая на крыломахание брата, Вис шлепнул его по шее намоченным самим же Бао хвостом, не больно, но весьма ощутимо. Чтоб знал, как такие выходки устраивать. В реке ему вмиг стало холодно и зябко, а то что ж вы думали - покров такой. Без должного подшерстка даже.
- Вам то, умники, хорошо. Вы в коже да чешуе. А я весь шерстистый! - раздраженно забурчал дракон, разумеется, по настоящему не злясь. Ну, может, совсем немножечко. В любом случае, пакостью на пакость он ответил. Стоило им всем вылезли из воды, так воздушный встал рядом с братом, да как начал отряхиваться весь с головы до пят, обдавая дракона брызгами. Конечно, для ледяного это так, мелочи, но всё равно может быть не комфортно, когда тебе и в глаза и нос летит, и шерсть мокрая и колючая задевает. Эх, пустить бы ему ещё тока немножко по телу, для профилактики! Да не стоит, пока они мокрые. Может, потом. - Вот и как я, по твоему, полечу? Поднимусь в небо - так в ледышку превращусь моментально, и будете уже на меня охотиться да ловить. Давай суши теперь, - Виса уже немного морозило - все же не весна на дворе была. - Сейчас сворганим быстрый костер с нашими огненными силами. Что бы поджечь только... - дракон не стал садиться на землю, чтобы не перепачкаться, так что остался стоять около брата, весь мокрый и взъерошенный, словно какой-то ежик, да озираться в поисках деревяшки какой-нибудь.

Отредактировано Вайс (21 Ноя 2017 22:50:53)

+2

235

26 день Морозного месяца. День.
Игра с Тинэквалон

Мелкая решила зачем-то приблизиться. И заметив это, Ень Ро закатила глаза и сдавленно застонала, не скрывая сожаления на этот счёт. Вот уж не хватало ей, чтобы какая-то брошенка, которой не сидится на жопе ровно в тёплой пещере, к ней приставала и отвлекала. А птенцы… чтоб вас гончие ледника подрали… они ж такие прилипучие бывают! Просто катастрофа.
Скепсис на морде туманной растянулся кислой миной, приправленной сдержанным недовольством. Ведь надо было сидеть на месте и продолжать бдить. А с этой что прикажете делать? Игнорировать?
Самка отвернула голову, типа вся такая вообще ни разу не заинтересованная, смотрит в свою сторону, где у неё важные дела, а на таких козявок своё внимание не обращает. В очередном фырке скользнуло высокомерие, которое сложно было не прочувствовать. Особенно если ты склонен к эмпатии немагической. К тому, что Тин, наверное, должна была понимать, как к ней относятся, без слов.
— Аву-аву-аву-у-у! - патрульная шикнула и оскалилась. Звук, нарушивший относительную тишину, ударил по ушам. И мешал, конечно, прислушиваться к тому, что происходит вокруг. Игнорировать не получилось. Большая голова с острыми зубами резко повернулась в сторону дикарки. Глаза драконицы блеснули недружелюбным холодом. Ень Ро ничего не сказала. Первая попытка игнора провалилась, но была вторая. Так что туманная снова отвернула голову и вперилась взглядом в границу, за которой наблюдала. Перестала скалиться, плотно сжала пасть, но всё ещё была напряжена. Старалась не смотреть на Тинэквалон, но взглядом иногда чуть косила на случай, если та решит подобраться ближе. Чтоб вы знали, телесного контакта с кем попало, а особенно с детьми, самка не любила. Если это не касалось сражения. Это мера-исключение.

[nick]Ень Ро Ши[/nick][status]Клыкастый патруль[/status][icon]http://sg.uploads.ru/GzZkv.jpg[/icon][sign]Бдить, сторожить, защищать.[/sign][titul]Воин стаи Воздуха[/titul]

+1

236

Высокомерный вид того, к кому Тин так  активно пыталась подкатить, ее не радовал и даже немножко обижал. Он словно специально не обращал на нее внимания, как на мелкую сошку, самое низшее существо в пищевой цепи. И это ее маленькую гордость задевало. Но дикарка списывала это на разницу в размерах и возрасте. Мол, я твою мамку имел, ты недостойна даже хвост мне лизать, мелочь. Да и вообще этот леденистый словно ее прогонял. Тинка, как любой уважающий себя ребенок, из принципа не хотела потакать таким обидным для нее попыткам ее проигнорировать. Полюс он сидел. И все. А одного напыщенного вида явно мало, что бы дикарь убедился в твоей крутости и пафосе. Может, он всего лишь напыщенный слабак?
  Итогом этой немой борьбы стало то, что попытка отвадить ее лишь приковала ее внимание к себе. Все наоборот, по всем законам детской логики.  ДА и вопрос «Почему это зверь там сидит?» не давал ей покоя. И потом она короткими перелетами стала приближаться к светлому животному, внимательно следя, что бы то не кинулось. Слишком близко она, разумеется, подходить не стала, ибо рисковать не хотелось. Но, оказавшись метрах в двадцати, она взмыла на дерево и приземлилась на наиболее толстую нижнюю ветку, не складывая крылья до конца, дабы ими поддерживать равновесие. Большие желтые глаза неотрывно смотрели на зверя, попутно стараясь разглядеть с некоторой высоты, прячет тот что-нибудь или нет. Видно ничего такого не было. Ни трупа большого, ни детеныша, ни яйца. Ничего ценного не замечалось. Да и придавлено вроде ничего не было.  Но звери редко сидят просто так, только если это не какие-нибудь скорпионы или змеи, которые сами по себе лентяи, особенно ночью и в холод.
— Угу? — спросила она, пошуршав нарочито громко когтями о кору. Потом перелетела на соседнее дерево и повторила примерно то же действие, добавив к нему пощелкивание. Она стала ненавязчиво изучать, как тот будет реагировать на такое. По ее прогнозам, должен спокойно. Теперь осталось убедиться. Уж игнорировать себя долго она точно не позволит, а что бы  уж действительно ее проигнорировать, нужно до-о-олго потерпеть! Хе-хе.

+1

237

25 Морозного, ночь
   перехват Росугара

Ледяная загоняла очередного оленя. Стае нужна была свежая дичь, кто бы что не говорил. И пускай ночью шансы яро падали, Найрин была уверена, что и сейчас сможет поймать и выпотрошить добычу. Почему нет? Сильной усталости самка не чувствовала, а спать в это время всё равно не сильно любила. Посему, охотилась. В каких-то других её занятиях стая не нуждалась. На данный момент точно. Если что, позовут. Да и шпиона, которого поймали на землях стаи уже отпустили. Тот был чист. Жаль.
Услышав такую новость ледяная, внутренне, пришла в ярость. Его нужно было допросить с особым пристрастием, сломать, и вытянуть все крупицы знаний, а после подарить смерть. Буря эмоций внутре напоминала ураган. Тёмные поступили бы именно так. Какой смысл быть выше их? Быть лучше... Ная не прочь высших целей, но они не то, чтобы сильно помогали в войне с вражеским Альянсом.
Впрочем, для других Нана осталась спокойной. Решения начальства не обсуждаются. Да и подобные мысли самка предпочитала держать при себе и не вякать.
Прыжок, ещё один, вот-вот и можно будет запрыгнуть на спину убегающей жертве...
Со стороны послышалось, как кто-то прземлился. Охотница затормазила, резко поворачиваясь на звук, весомо завалившись в бок, едва-едва удержавшись на лапах. В поле зрения попал силуэт дракона. Ная нахмурилась, рыкнула. После крылья охотницы дернулись в раздражении. Из-за какого-то горе-одиночки ей сейчас не повезло. Впрочем, может, это патруль соседей, пришел поглумиться или высказать ей всё, что думает. Отнимаете нашу добычу, бе-бе-бе.
Самка медленно двинулась к объекту. Его очертания были очень знакомыми, да и после того, как Иная состредоточилась на нем, столо ясно, что для собратьев с другой стороны этот, мягко говоря, мелковат.
Ноздри втянули в легкие побольше воздуха, оценивая запах, а после, озадаченная догадкой, Найрин проверила метку.
— Рос?.. — негромко позвала дракона охотница. Всё ещё не веря своим глазам, ледяная застыла, рассматривая фигуру. Друг говорил, что отправился в Свет. Совсем и окончательно. И даже если нет, он жил в Воде. А это совсем в другом месте.
В конечном итоге, Найрин сорвалась, подходя к другу.
— Чем тебе помочь? — нет, вряд ли бы кто-то попытался выдать себя за ученого. Не тот, скажем, размах. Не та шахматная фигура. Дракона встала так, чтобы её бок был рядом с чужим, готовый поддерживать.

[nick]Найрин[/nick][status]Готовая и энергичная.[/status][icon]https://pp.userapi.com/c834303/v834303858/412e8/S4q92FkPCgs.jpg[/icon][sign]

Победа - это все, что имеет значение. Она должна быть достигнута любыми средствами и любой ценой.

http://se.uploads.ru/t/mH9cD.gif

[/sign][titul]Охотник, шпион, мисс обворожительная улыбка.[/titul]

+2

238

26 Морозного месяца. Утро.
Найрин

Пещерные руины --->
Ледяной был в таком состоянии, когда буквально не ощущают усталости. Страх и адреналин подгоняли его в стремлении оказаться подальше. Хорошо, разума хватило подняться повыше деревьев и скал предгорий. Направлений движения было не много. В одну сторону вдоль горного хребта. В другую сторону. Через горы, или прочь от них. Где-то в глубине сознания всплыли знания о расположении звезд на небе, и направлении, которое приведет к дому. Вряд ли в спокойном состоянии он смог бы повторить это все с той же скорость. Так что одно позитивное в его пленении было. Карта звездного неба и ориентирование по звездам впечатались в память и мозг настолько крепко...
Направление было выбрано. Путь вдоль реки был длиннее прямого перелета через горы, и, к тому же, проходил по приграничным землям. Но ледяной сомневался в возможности вот так просто перелететь через горы, а затем тратить время на разговоры с патрулями. Вариант попросить помощи в ближайшей стае Альянса как-то не пришел ему в голову. Все же хороший удар по мозгам не идет на пользу здравомыслию.
С другой стороны - как раз полет, холод и ночь помогли немного проветрить мозги во всех смыслах. А работа крыльев разогнала кровь по телу. Холода дракон не боялся, так что периодически останавливался ненадолго передохнуть на относительно ровных вершинах скал. Хорошо еще, что таких на пути оказывалось не так много, так что большую часть времени была потрачена все же на преодоления расстояния.
Любой организм имеет предел. А ученый совсем не был ни воином, ни охотником. И особой выносливостью не отличался. И когда в поле зрения показалась лента реки, летел уже на пределе своих сил. Пожалуй, не спеши он так, нормально отдыхай в процессе, да и используя больше планирование, чем полет, сберег бы силы. И, возможно, в итоге добрался бы если не быстрее, то уж никак не опоздав сильно. "Ах, "если б" да "кабы" - во рту выросли б грибы" - ничего иного про ситуацию не сказать.
Итог был прост - завидев реку, мозг отдал команду "этап завершен", и вся усталость, страх и прочее, навалились разом на дракона. Что говорить - он даже ловящего добычу охотника в поле зрения не заметил. И не столько приземлился, сколько плюхнулся на землю, даже забыв погасить перед этим скорость. И, чтобы не прорыть носом землю, сделал несколько шагов, останавливаясь. Выражение морды можно было описать словами "а как я тут оказался?" Конечно, он помнил и про Кададжа, и про Зона, и про пещеру. И про необходимость как можно быстрее добраться до своей стаи. Но так и не думал о том, что сказать. Пока было одно желание - отдышаться. Где-то в глубине памяти еще держались слова одного из наставников, что после физической нагрузки надо немного походить, но никак не сразу плюхаться на пузо, раскидывая в стороны конечности.
— Рос?.. - слова прошли мимо сознания. Дракон был занят тем, что пытался зацепить "пальцами" крылья, чтобы те не волочились по земле. Только после завершения этого, теперь весьма сложного, процесса, повернулся в сторону говорящей. И несколько мгновений просто смотрел то ли на нее, то ли сквозь нее. Кто знает - будь на охотнице хоть полоска крови, ученый бросился бы на нее? А так - просто несколько мгновений молча смотрел, узнавая.
- Найрин? - ледяной вообще не был сильно компанейским товарищем. Пожалуй, Ная была одной из немногих, у кого хватило терпения и выдержки, чтобы вытащить его из пещеры на свежий воздух. Может, именно благодаря ей он решился на смену Стаи, одновременно с этим расширяя границу известного ему мира. Да и весь его "охотничий" опыт так же был получен благодаря ей, а точнее - периодическим пинкам и вытаскиванию за хвост, один раз даже в прямом смысле, из привычной пещеры. Только вместо ожидаемого приветствия она услышала нечто совсем иное.
- Он их всех убил. А мне быстро надо домой, за помощью...

Отредактировано Росугар (16 Дек 2017 17:30:28)

+2

239

26 день Морозного месяца. День.
Игра с Тинэквалон

Мелочь подбиралась ближе. И это нервировало Ень Ро. Отвлекало и раздражало. Она старалась смотреть туда, куда ей было положено, но мысль о том, что к ней может подобраться какая-та мелкая брошенка и там, например, пальцем потыкать в её прекрасную чешую… от этого по всему телу готовы были бежать противные мурашки. Фу, гадость какая! Наверное, если бы не отвращение, которое почему-то драконица испытывала к детям как к живым объектам, шевелящимся и пускающим слюни, да и обязанности, она бы схватила эту чертовку и унесла подальше вглубь земель. Бросила бы там в саду и велела внимательнее следить за своими прохвостами, которые порядочным воинам не дают работу работать.
А работа у Ень Ро Ши была важная, ответственная. Не подразумевающая необходимость попутно возиться с птенцами. Так что на все эти провокации туманная не собиралась вестись. По крайней мере верила в это. Иначе даже не представляла, как потом будет себя уважать, если запорется на такой мелочи. Что ж, тогда можно воспринимать всё происходящее как… испытание! Да. Проверку себя, собственной верности, стойкости и непоколебимости. Отлично.
Пожевав немного нижнюю губу, самка коротко облизнула выпирающие клыки и чуть поёрзала. Всё ещё не глядя на электрическую, естественно.
Мелкая взлетела на дерево. Это патрульная поняла по звукам. Поворачивать голову или хотя бы взгляд косить не стала. Потом в одном месте прозвучало вопросительное «угу». Затем повторилось в другом. Ень Ро дёрнула бы ухом, если бы она было такое — внешнее. Но у неё лишь чуть искривился уголок пасти.
- Я в твоё «угу» не гугу... - пробурчала самка, не вознаградив Тинэквалон взглядом. Да и как-то больше под нос себе проговорила. Не удержалась. Ну и ворчать-то можно было. Она же головой не вертела, пока ворчала.

[nick]Ень Ро Ши[/nick][status]Клыкастый патруль[/status][icon]http://sg.uploads.ru/GzZkv.jpg[/icon][sign]Бдить, сторожить, защищать.[/sign][titul]Воин стаи Воздуха[/titul]

+1

240

Было мокро, весело и задорно. Ведь не каждый день можно так вот собраться, подурачиться и приятно провести время. Осадок от встречи с некогда очень близким драконом оставался, но не тревожил. По крайней мере, не было ощущения растерянности, глубокой обиды и точащих рассудок волнений. Вайси (до чего же цепкое прозвище) был рядом, и ощущалось, что вот-вот и можно его тронуть, обнять, примкнуть к его мягкому и мокрому телу. Но не случиться этому, нет. В чём Самоцветный был уверен, так это в том, что такого не случиться. Когда-нибудь, где-нибудь и может с кем-нибудь другим, но не сейчас. Не здесь. Сейчас об этом думать не хотелось, да и здесь был Бао.
- Он, Эпс, не является твоим сердечным другом. Пойми это и отпусти его. Ты уже не тот, он иной, да и давно уже минуло то время, когда что-то можно было вернуть. А сколько лет прошло? Много лет. Очень много. Прошли десятки и сотни лет. Забудь и прости, отпусти. 
А тем временем драконы уже стали выбираться из воды. Вис негодовал, Вису дурачество Самоцвета пришлось некстати, но он это особо не выказывал. Досталось Бао, а вот Эпсиору всё сошло с лап. Впрочем, воздушный и раньше был миролюбив по отношению к своему партнёру. Он вообще был паинькой. А уж, какие интересные истории рассказывал. Ух! Тяжко было смириться, что всё так вышло. Хотелось думать, что оно и к лучшему.
А вот Бао. Вот с братом воздушного было не так. Впрочем, видно, что у этих ребят была своя атмосфера. Были свои подколы и свои забавы. Это нормально. Было здорово присутствовать в этой компании.
- Ничего, сейчас зажжём костерок, и ты мигом высохнешь. – Дальше Эпсиор принялся за сбор сухих веток, коры древесной и всего того, что способно загореться. Уже через пару минут была собрана внушительная кучка того, что может гореть. Самоцветный обложил костёр камнями, выложил ветки домиком, притащил немало веток про запас. Благо искать их было не сложно.
- Прошу, мои дорогие друзья, устраивайтесь и грейтесь. Только розжиг вверяю Вам. Это скромная компенсация за мои старания. Не кусайтесь. – Улыбнулся милой, добродушной и искренней улыбкой, посмотрев на братьев. Те были разными, сильно отличаясь как во внешности, так и в характерах. Так сразу и не скажешь, что Бао брат Виса. Но это было так.

+2

241

26 день Морозного месяца. День.
Игра с Ень Ро

Ответом на все ее заискивания был игнор. Игнор чистой воды. Только едва слышное повторение ее угу, которое ее большие уши уловили. Не зря же они у нее есть! Такие большие, ободранные, непривлекательные… Но чуткие!
  Раз повторение есть, значит, надо просто быть понастойчивее, и тогда песок с барханов поползет, решила Тин и стала приглядываться в ту сторону, в которую так упорно смотрел ее новый встречный. Не смотря на то, что она в своем путешествии прилипла и поизучала каждого встречного, надоедливой она себя не считала. Хотя так вполне могло показаться. Просто она немного любопытная. Но любопытство не грех!
  Как ни крутила дикарка песчаных просторов головой, ничего интересного в той стороне увидеть она не смогла. Поэтому вновь посмотрела в чужой затылок уже недоуменно. Она перелетела на дерево поближе, но забралась на ветку повыше, так, что снег с них полетел вниз,  падая рядом с со странным самцом, который ее игнорировал. Оттуда еще раз изучила взглядом местность. Она так вглядывалась, что даже заметила, как меж стволом проскочила какая-то рыжая шубка. Временно забыв о том, что она как бы внимание должна привлекать, Тинэквалон мягко сорвалась с ветки и полетела в ту сторону, пролетая над бурлящей водичкой и быстро теряясь меж серых деревьев.
  Для дикарки не существовало такого понятия, как граница. Нет, не так. Она знала, что такое граница. Ведь многие виверны оседают в особо злачных на пищу местах, создавая свои стаи и рьяно защищая  свою территорию от себе подобных. Но там было видно, где граница.  Она даже знала, как помечают свою территорию некоторые другие хищники. Из тех, которых ей нужно бояться. Здесь такого не было. Здесь была просто земля. И Тинэквалон своим одичавшим чутьем видела лишь пустую землю. Каковой была пустыня. Там каждый кочевал и искал себе пропитание, как мог, и сегодня эта дюна была твоей, а завтра твоей станет следующая, ведь там больше пищи.
  Чего Тинэквалон знать точно не могла, так этого, что некое животное, называющееся драконом, тоже делится на стайки и защищает свою территорию. Во-первых, она такое животное видит впервые. А во-вторых, во избежание недоразумений помечать все надо нормально! Как положено: вожак территорию свою обошел, да мочой своей все пометил, что б прям за милю чувствовалось! А тут таким и не пахло.
   Она на некоторое время потеряла рыжую шубку из виду, а потом резко нашла, чуть ли не под собой, и была, конечно же, обнаружена. Животное заверещало, распушилось и драпануло в сторону, а Тинэквалон,  в которой быстро взыграл азарт поймать новую добычу, рванула следом, петляя меж деревьев так, как ни одному ушастому не снилось. Погоня была быстрой, но, в целом, нудной.  То ли животное уже успело за сегодня побегать, то ли на Тин напал такой азарт, что она всего минут за десять в животинку зубами и вцепилась. Умертвив добычу, она долго думала, есть её или нет. Потом, пооглядывавшись, опомнилась, что она же это… Внимание привлекала! О ужас! А она тут сиганула, как скорпион на палку! Решение привлечь внимание вот такой вот яркой шкуркой созрело быстро, и Тинэквалон, взяв свою добычу в лапы, тяжко взлетела, поднимаясь выше деревьев и ища водичку. После чего направилась туда, попутно высматривая то место, откуда она прилетела.
  А уж там, заметив того самого игнорщика, она уже хитренько захихикала. И, оказавшись над ним, вдруг пустилась в пике, на подлете бросая в этого белого свою добычу и тут же взмывая вверх по инерции, в итоге приземляясь на толстую ветку дерева неподалеку. Потом тут же посмотрела, попала она тушей в морду или нет. Вот была бы умора, если бы попала! Ну, а если бы и не попала, кое-кому все равно пришлось бы перестать жопку насиживать и отскочить. Как еще можно из ситуации выкрутиться, она не имела никакого понятия.

+1

242

26 день Морозного месяца. День.
Игра с Тинэквалон

Пускай Тинэквалон не считала себя надоедливый в своём личном понимании – кто знает, какое там понимае любопытства и назойливости у виверн – но для драконов (и особенно для Ень Ро) она была именно что надоедливой. Такая только беда – не понимала этого и продолжала настаивать на своём. Будто вокруг одного только её видения окружения мир и вертится! Арг, разве способны дети понять что-то такое? Нет. У них вообще, хоть они и драконы, и крылаты, понимание очень приземлённое. Это ещё одна причина, по которой патрульная не очень жаловала птенцов. Для неё они просто напросто были… глупцами. А глупости самка не любила, не разделяла, зачастую они её раздражали.
Где-то рядом упал снег. И драконица раздражённо стукнула на это дело хвостом. Вот ведь настырная! Но Ши не сдавалась. Она продолжала нести своё бремя и заниматься своим делом. В конце концов, мелкой это просто надоест. Она отстанет, заскучает. Этот исход был очевиден и предсказуем. А если будет очень наглеть – так получит. Уж надавать проныре по её большим ушам самка не поскупится. Не сильно, конечно, но чтоб понимала, кто тут правит балом.
И вот… пожалуйста! Птенец куда-то драпанула, держась, впрочем, на границах. Конечно, ведь тут была нейтральная территория в основном. Ну и отлично! Наконец-то отцепилась. Быстро же ей наскучило. Ень Ро хмыкнула и прикрыла глаза, чуть усмехнулась своим мыслям и почувствовала, как внутренне прямо таки расслабилась. Присутствие Тинэквалон действительно как-то её дополнительно обременяло и напрягало. А сейчас даже дышалось свободнее и легче. Не приходилось дополнительно концентрировать своё внимание на том, что там чудит эта брошенка. Но так-то странно, что она тут подобным образом шляется. Может, стоило всё же проводить её обратно? Или нет… не оставлять же пост. Кого-то надо просить.
Ну вот, блин. Эта надоеда улетела, а Ень Ро всё продолжает о ней думать.
Драконица оскалилась и чуть мотнула головой. Коротко зажмурилась и снова открыла глаза. А когда открыла, то заприметила Тинэквалон на подлёте. Что вы думаете, яркую шкуру добычи у неё не разглядеть? Или что патрульный только в одну точку видит? Или что такую «супер-скрытную Тинку с дополнительным грузом» профессионал своего дела упустит? Так бы и каждый птенец мог мимо пройти. А уж допустить, чтобы там что-то сверху упало – это вообще умора. Какой бы из самки был патрульный, если бы она на такую фигню велась, вы мне скажите? Ну и вот.
Вскинув голову, уже порядком раздражённая, Ень Ро Ши одним удивительно быстрым и резким движением длинной гибкой шеи, движением, похожим на бросок змеи, перехватила тушу, сброшенную сверху. Зубы сомкнулись на плоти, сейчас отчётливо демонстрируя свои размеры и мощь. Одним сильным броском дракона швырнула эту тушу себе под лапы, так что та с глухим и неприятным звуком ударилась о землю. В следующую секунду голова снова вцепилась в дичь и рванула так, что и без того не особо живое зверьё порвало на части. Одну часть драконица заглотила как нефиг делать, угрожающе сверкнув своими глазами в сторону Тинэквалон. Как будто всё это сейчас было демонстрацией того, что может стать с мелкой недоучкой, если она будет лезть.
Это был взгляд хищника, не знавшего жалости. Это был взгляд воина, всегда исполняющего свои обязанности. Это были выточенные и выверенные движения, доведённые до жуткого автоматизма. Вряд ли самка задумалась хоть на мгновение о том, что и как ей надо сделать. Вся эта комбинация действия заняля не больше пары секунд.
Кажется, кто-то забыл, что он – всего лишь козявка. Что надо знать меру своему любопытству. Подрасслабилась.
«Знаешь, за пределами стайных земель ты бы долго не прожила, быстро бы сдохла» - рычащий голос прозвучал прямо в сознании Тинэквалон. Фраза была послана ментально, ибо Ень Ро Ши уже была занята остатками туши, которые она тоже быстро проглотила, щёлкнув пастью и даже не пережёвывая. Ведь размер её глотки, как и самой патрульной, был достаточно внушительным.

[nick]Ень Ро Ши[/nick][status]Клыкастый патруль[/status][icon]http://sg.uploads.ru/GzZkv.jpg[/icon][sign]Бдить, сторожить, защищать.[/sign][titul]Воин стаи Воздуха[/titul]

0

243

Получить по шее мокрым хвостом, а потом еще и быть обрызганным один мокрым, волосатым... Хммм. Эти события прямо таки антоним к слову "счастье" и уж тем более "удовольствие" - верно? Но вот у Бао все произошедшие события почему-то вызывали радость и приносили крайнее удовольствие. Ведь поведение Вайса было этаким продолжение бесячего настроения. Ох уж это веселье. Какие только формы оно не принимает, что и получить по шее, в прямом смысле этого слова, становится в радость.
Да, брат, даже твоя шкурка не сгодится в качестве горючего. - хмыкнул полукров на замечание альбиноса. - Хотя игра "поймай заледеневшего архивариуса, пока его не поймала земля"... Это, наверное, интересно.
Эпсиор набрал коры и прочего горючего и аккуратного его сложил. Что ж, зажечь сие предстояло Бао. Конечно, мог и Вайс, но вы посмотрите на этот ёршик! Его даже как-то ни о чем просить не хочется. Пусть отдыхает, всклокоченный наш.
Бао всегда немного недопонимал: зачем обновить костер камнями? Природа дала костру форму костра - и вот зачем, спрашивается, ограничивать природную красоту и логическую завершенность огненного порождения? Говорить полукров ничего не стал и вообще не подал вида, что ему что-то не нравится. Эпса ведь не переделаешь. И сам посыл - переделать друга, какой-то неправильный. Друга надо принимать полностью или не дружить вовсе.
Бао сосредоточился и выпустил из пасти огненную плеть. Хотя, какая там плеть? Скорее так - плетка, которой еще не всякий дознаватель решиться допытываться до жертвы. Но вот зажечь всякую горючую всячину, которую услужливо натаскал Эпсиор, магия ледяного вполне могла. Тут и искры было бы достаточно, поэтому, наверное, ветки очень удивились (если они способны на такое чувство, естественно), когда их стали потчевать аж целым заклинанием.
Полукров довольно смотрел на потрескивающий результат его трудов, хотя ни один мускул его морды не дрогнул, чтоб выказать это удовольствие.
Грейтесь. - хмыкнул Бао, пододвинувшись к костру. Он с некоторой издевкой смотрел на брата, который из всех троих был самым мокрым.
Все же, иногда быть ледяным даже полезно. Зимой.

+1

244

26 Морозного месяца. Утро.
Росугар, не глупи

Найрин нахмурилась. Она была рада видеть друга, не подумайте. Однако простого взгляда было достаточно, чтобы понять - кошмар творился в голове Росугара. Никакой эмпатии не нужно, если ты научился "видеть" чужие эмоции. Да и запах страха будто не выветрился с ледяного собрата.
— Да, это я... — негромко отозвалась полукровка, прикидывая варианты. Друг был утомлен, и физически и морально. Её крыло коснулось спины учёного, осторожно и легко, будто ничего и не было.
— Куда ты собираешься? ТЫ... Не сможешь... Преодолеть оставшее расстояние. — речь собеседника заставила Наю скривиться. Ей будто и не требовалось ничего объяснять, она итак всё прекрасно понимала. Для драконы слова "убил" было вполне достаточно. Можно отдавать рога на отсечение, это тёмная тварь была жестокой, просто потому что тёмная. В более веских причинах попросту не было необходимости.
Нана скисла, на мгновение, проклиная Звёздную за подобное разделение.
После вернула взгляд Росу, убирая крыло. Излишне громкий выдох.
— Росугар, услышь меня, ты едва держишься на лапах, тебе нужен отдых! Ты летел... Откуда ты летишь?! — она не знала этого. Скажет ли? Впрочем, это не самая важная информация, хотя ей, как шпионке, нужна любая. Но увы, в данный момент важнее утащить ледяной зад, свой и чужой, домой. Спать. Отдыхать. Рос выглядел так, словно летел всю ночь. Возможно, так и было.
— Если ты летишь более пары часов, а по тебе видно, что больше, то... Уже поздно что-то менять. — самка не хотела говорить подобного, однако правда чаще горькая. Если тёмный начал убивать, его уже не остановишь. Либо те, кому нужна помощь, уже в Сером Плену, либо сбежали сами.
— Идём, я помогу. Воздух примёт тебя, а после... Мы можем обратиться к нашим, возможно, вышестоящие вышлют отряд спасения.
«Это вряд ли, конечно, с учётом некоторых вероятностей. Да и обстановка в Альянсе... Рос, мне жаль!»
Самка на мгновение горько зажмурилась, осознавая свою беспомощность, а после подтолкнула Роса в сторону дома. К горам стаи Воздуха. Впрочем, учёный мог и тут присесть дух перевести. Да только опасная зона, к сожалению. Кто знает, какую сейчас роль Земля играет во всем происходящем.

[nick]Найрин[/nick][status]Готовая и энергичная.[/status][icon]https://pp.userapi.com/c840524/v840524999/37030/OpIYSu2GIKU.jpg[/icon][sign]

Победа - это все, что имеет значение. Она должна быть достигнута любыми средствами и любой ценой.

http://se.uploads.ru/t/mH9cD.gif
ava_by_Sioorma Arts

[/sign][titul]Охотник, шпион, мисс обворожительная улыбка.[/titul]

+3

245

26 день Морозного месяца. День.
Игра с Ень Ро

Пожалуй, она и правда туповата. Это простительно непростительно! Понимайте, как хотите эту дикую логику, но что этот белый зверь, косящий под недвижный пенек, все-таки поймает несчастное цветастое животное, она не учла. Да еще с каким остервенением поймает! С какой злобой, агрессией, даже какой-то показушностью, мол, смотри, как я могу, не трись лучше своим хвостом о мои большие зубы. А у Дикарки они тоже немаленькие! Достаточно большие, что бы прокусить мелкую чешую зверюги размером с этого… Злобного пенька. Хотя это определение этого животного Тин не понравилось. Ибо на пенек куда больше похож предыдущий встреченный синий самец, нежели этот.
  Поведение этого зверя даже было как будто вызывающим. Тин, устроившаяся на очередной ветке дерева, очень четко ощутила весь этот агрессивный посыл.  Шерсть на шее вздыбилась инстинктивно, и еще чуть, и она бы зашипела, защищаясь.
  Неизвестный голос из ниоткуда вспугнул ее, она дернула головой в сторону, чуть оскалившись на неизвестного врага. Ибо голос звучал угрожающе. Но откуда он? Дикарка не могла понять. Она крутила головой во все стороны, ища источник звука. Но его не было! Она завертелась на ветке, рискуя свалиться с нее. Где агрессор? От кого убегать или на кого нападать? Тин недовольно ощерилась и зашипела, почти злясь на нового, неизвестного врага. Белый зверь ушел на второй план. Ибо тут появилась вещь куда непонятнее!
  Разумеется, Дикарка не могла связать голос, что-то там несущий агрессивно и разносящийся из ниоткуда, и этого зверя, доедавшего вторую половину цветастой шкурки. Их просто невозможно связать.  Вывод о том, что белый явно голоден, был перебит этой новой проблемой нового врага. Или не врага. Но, скорее всего, врага. Больно уж злым он казался.
  Дикарка стала прыгать с ветки на ветку, постоянно оглядываясь и попутно издавая неприятно визжащее «Вха-вха», служащее предупреждением. Она держалась на достаточном расстоянии от белого, но не уходила слишком далеко от него, практически кружась над ним, перепархивая от дерева к дереву. Она не концентрировала на нем свое внимание, но искала третью морду в их сомнительном, но все-таки диалоге. Она с ним еще не закончила, но очень хотела избавиться от мешающего фактора.
   Она то опускалась на самую низкую ветку, какую найдет, то поднималась чуть ли не к самой макушке, где дерево уже покачивалось от ее маленького, но все-таки веса. И выглядывала. То вблизи, то вдали. Откуда это было? Она даже опустилась на землю и пару раз понюхала белый песок на случай новых запахов. Вроде нового не наблюдалось. Или же ее нюх тут совершенно притупился, что немыслимо! Её «вха-вха» раздавалось все реже и тише, потому как никого так не обнаруживалось. Уши тоже перестали крутиться во все стороны, улавливая звук. Загадка так и оставалась неразгаданной.

0

246

26 день Морозного месяца. День.
Игра с Тинэквалон

Самка прикрыла глаза, пронаблюдав недолго за малявкой. Вы только посмотрите, что тут у нас… дикарка, которая ничего не смыслит в ментальном общении. Хотя что тут говорить, если она и обычного общения не понимает. Ень Ро пренебрежительно фыркнула. Может, она бы и не относился к малышке с такой неприязнью, если бы не её поведение. А также совершенно не подходящее для этого место и время. Что вы… у птенцов ведь всегда дела самые важные. А ещё мнение у них самое весомое. Они же считают, что очень много пережили и видели. И что они, когда выгибают грудь и вякают, самые правые. Ведь они лучше знают. И куда до них взрослым, ха-ха.
Патрульная закатила глаза. Она не любила детскую глупость и предпочитала общаться с теми, кто был равен ей по разуму. Не намеревалась опускаться до чужого уровня. Пусть этим занимаются те, кто в этом разбирается и кому в радость нечто подобное. Сказители там… воспитатели, няньки и, конечно, родители.
Ши чуть прищурилась и продолжила смотреть туда, куда ей было положено. Снег поблёскивал, отражая лучики солнца. И этот блеск, несмотря ни на что, удерживал воительницу в относительно хорошем расположении духа. По крайней мере не хотелось бежать и рвать глотки. Пусть раздражительный фактор в виде надоедливой козявки остался. Тинэквалон прыгала по веткам и пыталась найти источник звука, издавая, как могла понять Ень Ро, отпугивающие визги. Самка хмыкнула и задумалася. Буквально на несколько секунд. А после её пасть растянулась в хитрой усмешке. Драконица продолжила наблюдать за границей, больше ничего ментально не доносила и ждала… удобного момента.
Когда возгласы Тин стали реже и тише. Когда, казалось бы, уже ничего не могло произойти. Выбрав самый классный для этого промежуток времени, буквально несколько секундочек… Ень Ро как рявкнет птенцу в сознание! Это был и рык, и какое-то гавканье, как когда огромный хищник рвался, щёлкая пастью, перемолоть тебя у себя во рту на маленькие кусочки.
«Ара-ра-ра-ра-ра!» - угрожающе зарычало неизвестное существо, голос которого доносился как будто со всех сторон, но на деле звучал в самой-самой черепушке. А сама Ши продолжила как ни в чём ни бывало смотреть в другую точку. Вся такая непричёмная. Может, мелкую это напугает и она уже сбрызнет отсюда.
[nick]Ень Ро Ши[/nick][status]Клыкастый патруль[/status][icon]http://sg.uploads.ru/GzZkv.jpg[/icon][sign]Бдить, сторожить, защищать.[/sign][titul]Воин стаи Воздуха[/titul]

+1

247

26 день Морозного месяца. День.
Игра с Ень Ро

Резкий рык, раздавшийся в, казалось, пронзительной тишине, дикарку вспугнул знатно. Она дернулась, оскалилась, зашипела, и весьма громко, и тут же дернулась подальше, от спешки собрав крылом пару раскидистых и сплетенных ветвей. Но вот досада! Источник звука по-прежнему был неизвестен! Она направилась вновь к реке, ибо там было больше места для маневра, и, соответственно, было меньше шансов подобраться к ней.
  Дикарку это и раздражало, и пугало. Сложно сказать, какое из чувств было сильнее. Это было неизвестно и непонятно, да и шло из ниоткуда и как будто везде. Она приземлилась на противоположном берегу реки, развернувшись и приняв защитную позицию, постоянно озираясь по сторонам и двигая ушами, не забывая при этом рассерженно щуриться и скалиться.
  Естественно, что она не могла связать это странное животное, что сидело как будто принципиально, что бы подзадорить неразумного птенца, и звуки, звучащие со всех сторон одновременно. Уж простите, что жила всю жизнь в пустыне с вивернами!  Естественно, что с кем поведешься, от того и наберешься. Зато посмотрим, кто быстрее поймает ящерицу среди бескрайних песков!  А то, что она тупенькая, так потому что нельзя просто так за один день познать все знания мира. Да и вообще ее никто не учил. Она сама, в общем-то, выживала. Не без помощи Вивернёнка, правда, но что поделаешь! Кому в ее годы помощь не нужна, где этот особенный? Но она, по крайней мере, пытается. Об безвыходности, правда, но пытается.
  Она вот честно пытается понять, например, чего этот белый и сомнительный тип морозит себе жопу. И, судя по всему, голодает. На еду то вон с каким остервенением накинулся! Того гляди и саму Тинку сожрет, если та окажется в зоне досягаемости его пасти зубастой. И в чем смысл? Ради чего голодать ему? Пища вон бегает, даже Тинка, которая тут и пары дней не провела, что-то нашла. Какое здоровое животное будет  голодать просто так? Только если…
  Не высиживает яйца! А ведь это идея, на самом деле. Другое дело, что она не заметила никакого гнезда. Да и холодно же. Тинка, конечно, не успела войти в тот возраст, когда половое влечение пересиливает другие формы деятельности, но знала, что животные спариваются не просто так, а в определенное время, что б детеныши рождались в самое благоприятное время. Это было знание, которое она не смогла бы сейчас озвучить, въевшееся ей на уровень подсознания. Как нечто само собой разумеющееся. Но спроси ее, так не выразит она это знание так, что бы было понятно. А еще самки, в таком случае, становятся агрессивны. И это тоже факт.
  Тинка вгляделась в это создание, сидевшее камушком. И пришла к выводу, что это вполне может быть и самец, и самка. И если самка, то явно не слишком здоровая. Ибо зачем ей откладывать яйца в такое время? Или что, скоро будет жарко?  Проще считать, что она чем-то больна. По ее меркам до благоприятного сезона было далековато.
  Дикарка настороженно всмотрелась в самца или самку, выглядывая, сделает ли он или она что-нибудь, что хоть немного объяснит в этой туманной ситуации. Хотя с другого берега не так уж и много уже можно разглядеть.

Игра закрыта в связи с исключением игрока.

0

248

26 Морозного месяца. Утро.
Найрин

Ледяной, если можно так сказать, был не в себе. Он не буянил, из пасти не шла пена, он не бился в припадке. Просто мысленно он был не тут, а очень далеко. И сам не мог сказать, где он сейчас. В темноте огромной пещеры? На равнине, недалеко от убитых спутников? Летит прямо в скалу? Хотя, нет, он же сидит. Нельзя же летать сидя, или можно? А может он добрался, и все рассказал? В общем, последствия убийства, похищения, удара по голове хорошо так перемешались в голове.
Сейчас же дракону главное было отдышаться. Чуть отдохнуть, и затем проложить путь. Да, лететь дальше - это то, что надо. Голос Найрин, звучавший где-то фоном, говорил о невозможности этого. "Да, мы с ней встретились. На берегу реки. Или нет? Может, мне это все кажется? Как проверить?" - Решив, что подобные вопросы легче всего помогут отличить реальность от вымысла, Росугар поднял голову.
- Из пещеры. - Правдивый, и единственно правильные в такой ситуации, ответ. Он был в пещере, затем вылетел из нее. Полетел вдоль скал. Прилетел сюда. Выяснять что-то у ученого сейчас было не очень разумной идеей. - В пещере темно было. - Как будто это сможет сильно уточнить место расположения этой самой пещеры. Дракон снова уставился в одну точку. "Почему меня отпустили. Да, потому что прилетел другой дракон. А почему он прилетел?"
- Откуда он узнал? - Последнюю мысль дракон произнес вслух, не зная, как на нее отреагирует спутница. На толчки, и прочие вежливые намеки, ледяной не реагировал. И трогаться с места не сильно желал. Кажется, попытка успокоить дракона сослужила плохую службу. Тело просто отказывалось перемещать разум на большие расстояния.
- Да, помощь. Он прилетел помочь. И остался там, вместо меня. - Со стороны вся речь ледяного казалась бессвязным бредом. Пещера, кто-то всех убил, кто-то прилетел на помощь и остался там. Тут впору проверить, не бился ли ученый головой о что-то. Ведь на самом ледяном, кроме страха, никаких следов не было. Ни крови, ни ран. Возникнет сразу вопрос - почему?
Найрин, знающая Росугара, наверняка подобной мысли не допускала. А кто-то посторонний, кому по долгу службы положено подозревать, задумается. И даже если влезет сейчас в разум ученого, скорее всего сможет найти там лишь обрывочные картинки.Которые в равной степени могут быть внушением, бредом или правдой. А распутывание клубка потребует времени и сил.
Ледяной поднялся на лапы. Постоял немного. Сел обратно. Набрав в лапу снег, принялся его рассматривать, словно ища там ответы на свои вопросы. Затем аккуратно слизал его с лапы. Повторил процедуру еще раз. Пить хотелось, но подойти к реке не было ни сил, ни желания. Тихий голос разума еще и напомнил, как легко утонуть.

+2

249

18 число морозного месяца. Утро.
Игра с Бао и Эпсиором.
Бао, не смотря на ворчание и недовольство Виса, частично, конечно, наигранное, выглядел отнюдь ситуации слишком счастливым. Весь светился и улыбался, чуть ли не подставляя морду свою под брызги, коими его одаривал Вис, вместе с доставанием до его морды мокрыми волосами. Нет, ну никакого такта, о Звёздная! Словно бы и не причём он тут. Вис фыркнул, ещё раз тряхнувшись и чувствуя, как тело, медленно, но верно, начинает замерзать.
Однако, после сверления взглядом брата в ответ на его шутки о ловле ледышки-старшего-брата, и оглядываний в поиске того, что можно поджечь, с места подорвался именно Эпсиор. Говоря откровенно, электрический на эти краткие пары секунд, пока препирался с братом, если только эти нелепые издёвки можно назвать препирательством, забыл о самоцвете. Ну, точнее... Хах. Нет, как о нём можно забыть, когда вот он, рядом, и боковое зрение постоянно цепляется за него. Просто мозг - эта странная и непознанная никем структура - пытался на краткие моменты спокойствия скрыть Эпса из поля зрения, словно сработал эффект слепого пятна. Почему? Побег от возможных проблем? Попытка скрыться в нелепостях с братом? Вис не мог сам ответить на этот вопрос. Он он знал, что если будет продолжать бегать от своего прошлого или от признания того, что Эпсиор никуда не исчез после их расставания, как он бегал от мира после потери языка, то лучше не станет. Никому не станет.
Пока размышления боролись и метались в голове дракона, самоцветный шпион уже успел вернуться с ворохом для розжига костра. Архивариус тупо уставился на сухие ветки, словно пропал где-то в своих мыслях, но на звуки знакомого и некогда родного голоса вздрогнул, возвращаясь в реальность и её яркими, но порой пугающими красками. Мысли продолжали сводиться к одному и тому же. Черт, надо перестать думать об этом.
- ...спасибо, - отозвался он, подходя ближе к небольшому костру и усаживаясь так, чтобы большая часть тела находилась поближе. Даже если это обозначало находиться ближе к Эпсу и Бао. Ох уж это воздушное тело. Растянулась такая длинная туша... И, тем не менее, стоило ему коснуться земли, как дракон поморщился. Теперь один бок в грязи. Блеск. Ну ничего, на охоте всё равно бы попачкался.
Бао применил заклинание, и Вис улыбнулся, глядя на маленькие язычки пламени, плясавшие на деревяшках. Жаль, что он мог лишь усилять, а не разжигать. Молния не всегда эффективна, а ещё может быть опасна, даже если ты мастерски ей управляешь. А Вис себя мастером не считал. В любом случае, он поднёс лапу к огню, применив контроль огня. Пламя взметнулось вверх и в стороны, охватывая все деревяшки, а затем уменьшилось до размеров нормального костра. "Давно я металлургией не занимался. Надо бы возобновить деятельность..." Глаза закрылись. Вылеты на воздух всё ещё бывали трудны, так что дракон порою быстро уставал. Но небольшой передышки должно хватить, чтобы вернуть желание охоты.

Отредактировано Вайс (3 Фев 2018 00:02:52)

+1

250

[nick]Найрин[/nick][status]Готовая и энергичная.[/status][icon]https://pp.userapi.com/c840524/v840524999/37030/OpIYSu2GIKU.jpg[/icon][sign]

Победа - это все, что имеет значение. Она должна быть достигнута любыми средствами и любой ценой.

http://se.uploads.ru/t/mH9cD.gif
ava_by_Sioorma Arts

[/sign][titul]Охотник, шпион, мисс обворожительная улыбка.[/titul]

Росугар не то, чтобы слушал её. Или слышал? Самка нахмурилась. Всё равно что с... Ледяной статуей разговаривать. Мимолётное подрагивание губ. Найрин была явно недовольна. Собой, Росом, тёмными, всем сегодняшним утром и прошлой ночью. Но вместе с тем ледяная понимала - сидеть тут глупо. Это никуда не годится, другу нужен отдых. Вряд ли бы какие слова смогли успокоить учёного сейчас. Вид крови и внутренностей мало кого оставит равнодушным. Не зверя, а драконов. А Рос был тихим домоседом. Сохраняя спокойную морду, Ная поворчала внутренне. Будь на его месте она, она!
Вряд ли бы что-то сделала против Старшего Мага Тьмы, но юная охотница не знала о том, с кем пересёкся ещё более юный маг.
Лепет же Росугара не вызывал ровным счётом никаких мыслей у Наи. Дракон нёс или бред, или что-то к нему близкое. Да даже если нет, двум не самым взрослым драконам просто не по силам будет пролететь обратно и что-то предпринять. Найрин должна была уметь вести себя в подобной ситуации. Однако, одно дело, когда ты не знаешь кого-то, кто влип в подобное. Сейчас с ней был друг и товарищ. Дилемма пугала ледяную.
Правда, она постаралась взять себя в лапы как можно скорее.
«Не слушает меня совсем, гад! Что делать?! Сидеть тут тоже не вариант...»
— Я... Ты... — драконесса запнулась, уставившись на то, как Рос ест снег. Снова нахмурилась. Крылья едва ли не задрожали от обиды.
Самка вздохнула. Друг не виноват, это всё тёмный ублюдок. Вдох, выдох.
Найрин знала немного об особенностях своего собрата. Не многое. Впрочем, её никогда не пугали какие-либо магические школы. Другой вопрос, что Росугар был сильнее... её в эмпатии. Из-за его детства или более большей практики сейчас значения не имеет. Однако, пока он в таком состоянии, может и не заметить некоторого изменения. В себе или в магическом нечто вокруг себя. Вокруг них.
— Росугар, мы, как только ты достаточно отдохнёшь, пойдём ко мне. Ты примешь лекарства от боли в мышцах. А после точно и чётко расскажешь, куда следует отправить отряд спасения. Идёт?
«Пять баллов мне за искусство лжи. Мда.»
Нана ждала чужого решения, между делом, медленно и аккуратно наколдовывая успокоение дракону, внушая эмоцию тепла её дома и безопасности. Ну и, оставалось надеяться, что друг не подслушает её мысли. Никакого отвара от болей дракона не ждало. А вот снотворное - очень даже.

+1